— Лес дышал. Горячо, жадно, захлебываясь, как сама Рей. Деревья бежали в череде, что вскоре стала напоминать толстый мазок краски — коричнево-зеленые осколки отлетали, ломались ветви, как её собственные кости, и листья кустарников возмущенно кололись. Недавняя вода на ней уже остыла, и новая, ещё не впитавшаяся хорошенько грязь с обрывками малой крови покрывала кожу. Всё это было ничем в клетке из боли и смутной надежды, в которой было заперто её собственное тело. Недолгая тишина валилась жаром сверху — лес содрогался и снова дышал, как припадочный. Природа была полностью пронизана неутешительной болезнью. Она уже мало что думала, всего лишь стараясь и дальше цепляться за край сознания. Рей что-то сделала. Да — попыталась, снова, как в каком-то поставленном на одном и том же злостном повторе кошмаре. Последний крик отчаявшегося, подступающая кругом темнота, и вдали — смутное ощущение чего-то правильного, стоящего ей сейчас всего этого, было ею надежно выцеплено и, как иная блистающая вещь, это всё ещё привлекало её взгляд, её мысли в тяжелом полуобморочном состоянии, помогало ей не забыться окончательно и потерять всякую связь с реальностью. Она видела его спасение так ясно. Теперь уже не имело значения собственное положение и то, что ждало её впереди. Иную секунду, сквозь глухой, доносившийся откуда-то далеко рокот (или — очень близко? Она дергалась, не понимая), Рей возвращалась к этой пульсации Силы внутри себя, слабой, как притоптанный чьей-то ногой зверек, но ещё продолжающийся сопротивляться. И тогда она обманчиво чувствовала, как боль исчезает, как сама она заново воскресает раскаленным железом и кровью, способная взять в свой руки меч и одолеть Его — этот слишком явный образ Тьмы... Читать дальше.
Апокалипсис. Такое ёмкое слово, универсальное для обозначения бесконечного множества вещей. В христианстве это текст – откровение, со словом же «Армагеддон» оно употребляется в значении конца света или катастрофы планетарного масштаба. У каждого, безусловно, хотя бы раз в жизни случался свой собственный конец света. И здесь уже не до обозначений и терминологии, ведь для каждого человека апокалипсис – свой. Для кого-то это вспышка солнца или разразившаяся вирусная эпидемия, для кого-то всё сводится к нашествию зомби, а для кого-то "Армагеддон" – лишь череда личных трагедий, что сбивают с ног и вышибают из лёгких воздух. Трагедий, после которых нет никакой возможности жить дальше как ни в чём не бывало. Трагедий, из которых не так-то просто выбраться живым и здоровым. Чаще – побитым, истерзанным, с ощущением гадкого, липкого, вязкого на душе. Реже – поломанным настолько, что всё, кроме самого факта выживания, теряет свою важность.












Рейтинг форумов Forum-top.ru
Вверх страницы
Вниз страницы





Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » По чужим следам » God's Gonna Cut You Down


God's Gonna Cut You Down

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

— God's Gonna Cut You Down —
Percival Graves & Leon S. Kennedy.
[REvil | Silent Hill | FBAWTFT]

http://i.imgur.com/AZnYQaS.gif
Johnny Cash- God's Gonna Cut You Down

— Описание эпизода —

В детстве, тебя всегда убеждают в том, что чудовищ нет и что тебе бояться нечего. Но когда ты вырастаешь, то понимаешь, что все это брехня. Чудовища существуют. И они неотделимая часть тебя самого.
[AVA]https://media.giphy.com/media/l2JJxNlxjJK66NjeU/giphy.gif[/AVA]
[SGN]

https://vignette3.wikia.nocookie.net/silent/images/1/13/PHCreep.gif/revision/latest?cb=20150402085209

The boogeyman sleeps on your side of the bad. Whispers in my ear :"Better of Dead". Fills my dreams with sirens and lights of regret. Kisses me gently when i wake up in a sweat "boo!

[/SGN]
[STA]The Boogeyman[/STA]

Отредактировано Leon S. Kennedy (14-07-2017 14:44:35)

+2

2

Говорят, что сон человека – это отражение его реальности и что все лица, которые мы в них видим – это лица тех, кто встречался нам в жизни. Сны, Леон начал видеть их после заварушки с  Ареасом. Нью-Йорк медленно восстанавливался после набега зомби. Отрывистые картинки, как изображение старого телевизора или сгорающей пленки видеокассеты. Он знал, что ходит во сне, хотя просыпался в своей кровати и все чаще задавался вопросом – почему он каждый раз остается в живых? Смотрел на свои руки – в данный момент белые и чистые, - и знал, что стоит только поддеть кожу, содрать ее до мяса и наружу покажется что-то черное и неизвестное – опасное. Как будто бы там сидело что-то другое и ждало своего часа, чтобы выбраться наружу. Но это был не Предок, ни Тиран, ни один из известных вирусов, и уж тем более не Лас Плагас. Так что же?
Кеннеди удостоверился в том, что ходит во сне, когда в ванной комнате обнаружил надпись на стене. Обычно в фильмах ужасов пишут что-то вроде – «Убей Их», или – «Ты Следующий». Нет, тогда, там на стене было написано другое – Добро пожаловать в «Сайлент Хилл». И в этот момент реальность дрогнула, как будто у него появилось второе зрение, которое показывало то стену, то табличку на въезде в город. Такие ты встречаешь на подъезде в любой населенный пункт в Штатах, но с этой было что-то не так. И он не мог понять почему.
После всего пережитого в жизни, после мутировавших монстров, безумных сектантов и прочих радостей, что несла в себе биологическая угроза, Леон думал о том, что уже ничто его не испугает и не причинит особого беспокойства. Он ошибался, но пока не знал об этом. Он изучал архивы и искал по крупицам информацию о городе, название которого увидел. И Информация эта действительно вызывала усмешку. Никогда не строй город на месте индейского кладбища. На самом деле история города Тихий Холм чем-то напоминала произведения одного короля ужасов. Штат Мэн, индейское кладбище и целая куча необъяснимых фактов, будь то чума или упоминания о культе, что там некогда существовал. А может, существует и до сих пор. Сначала поселение, потом тюрьма, затем психушка и как итог – курорт, дело которого прервалось на затопленном лайнере. По словам очевидцев – дело рук мертвецов, тела которых во время чумы бросали в озеро Талука. Американец не боялся мертвецов, да и призраков не боялся тоже, так почему же всматриваясь в названия улиц, строений и мест, он ощущал затаенную тревогу?
Кеннеди изучал старые, пожелтевшие от времени карты. Он собирался поехать туда, но не собирался никому об этом говорить. Вопрос стоял в том, что Вескер-старший вряд ли заинтересуется – скорее запихнет в какую-нибудь колбу для экспериментов, чтобы проверить насколько поехавшими стали мозги в блондинистой голове. А вот с младшим дела обстояли труднее. И хоть звучало глупо, но сбежать, оставив записку – показалось хорошей идеей.
И вот спустя несколько месяцев его машина стояла в ста метрах, фарами высвечивая табличку на въезд в город. Кеннеди никак не мог решить – идти дальше пешком или же въехать на машине. Да и есть ли резон идти в мертвый, - а именно так значился Сайлент Хилл во всех записях, - город ночью? Есть возможность вернуться назад и переждать в мотеле, а наутро все осмотреть. И это было хорошей, логичной идеей. Но когда человек следует логике, если знает, что до ответов на его вопросы рукой подать? Машина въехала в город, шурша резиной по гравийной дороге. Из-за долгого запустения асфальт потрескался, а местами и вовсе был пробит травой и врос в землю. Надежда на то, что в городе действительно будет кто живой таяла с каждым новым преодолённым метром. Он не знал, что табличка за его спиной изменила свой вид бесчисленное количество раз, просто потому, что кто-то пересек черту Тихих холмов. Фары машины теперь цепляли очертания домов, фонарей и столбов, по которым должно было идти электричество. Леон на самом деле не знал куда едет, на карте значился тоунхолл, но так же была и библиотека и архив. Три места, в которых могла бы быть нужная ему информация. Так с какого начать?
- Дьявол! – ругнулся агент, хватаясь за голову и прикрывая глаза. Голова начала гудеть не хуже, чем раньше, когда он думал о том, что в его теле все еще живет паразит. Но на этот раз болела только она, а не все тело разом. При очередном приступе боли, машинально американец надавил на педаль газа сильнее, а потом резко затормозил, вбиваясь грудью в руль и теряя ощущение пространства. Он мог спорить на что угодно – человека перед его машиной не было еще минуту назад. Или был? Кеннеди выскочил на улицу и обошел джип. В руках его был пистолет, потому что никогда еще подобные сцены не заканчивались для него ничем хорошим.
- Хэй? – позвал он, приближаясь и присаживаясь на колено. Рука легла на чужой пульс. Что же пока никто не попытался ее оторвать и съесть, что уже было хорошо. Американец убрал пистолет и помог сбитому мужчине принять вертикальное положение. – Прошу прощения, я не заметил вас. На улице слишком темно. Мое имя – Леон Кеннеди. Департамент спецопераций правительства США. Могу я поинтересоваться, что вы забыли в этом…
Новый приступ боли накатил так же внезапно, как и предыдущий. Американец заскрипел зубами и только усилием воли заставил себя не согнуться пополам от ощущений. Что еще более странно, он мог поспорить, что слышал сирену. Такую, которая сигналит в шахтах, когда там случается обвал. Это имело смысл, так как некогда в городе добывали уголь, но ведь сейчас это не так, так откуда? - Это место лучше покинуть. - Как будто рассуждая вслух, произнес он и даже не заметил, что говорит и к кому конкретно обращается.
[AVA]https://media.giphy.com/media/l2JJxNlxjJK66NjeU/giphy.gif[/AVA]
[SGN]

https://vignette3.wikia.nocookie.net/silent/images/1/13/PHCreep.gif/revision/latest?cb=20150402085209

The boogeyman sleeps on your side of the bad. Whispers in my ear :"Better of Dead". Fills my dreams with sirens and lights of regret. Kisses me gently when i wake up in a sweat "boo!

[/SGN]
[STA]The Boogeyman[/STA]

Отредактировано Leon S. Kennedy (18-07-2017 16:35:58)

+1

3

“I still get nightmares. In fact, I get them so often I should be used to them by now. I'm not. No one ever really gets used to nightmares.” 

Что такое кошмар? Тяжёлый сон с гнетущими видениями. Нечто, откуда невозможно сбежать, невозможно найти выход. Нечто столь реальное, что кровь холодеет, сердце пропускает несколько ударов, всё замедляя свой ход перед тем, как рвануть с обрыва и забиться в бешеном приступе паники. Нечто, что исчезает только с приходом утра, в тот самый момент, когда солнечные лучи почти кокетливо заглядывают в плотно закрытое окно, проскальзывают между неплотно задёрнутыми тяжёлыми шторами. И если раньше он предпочитал впускать солнечный свет в комнату ранним утром, вдыхать не по-нью-йоркски чистый утренний воздух, то сейчас всё изменилось. Сейчас ему кажется, что его не существует. Кажется, что запутался в липких сетях кошмара. Кошмара, который не прекращается, когда он открывает глаза. Кошмар, который следует за ним шаг в шаг. Нет, его кошмар не шагает с ним в такт. Всё намного сложнее. Этот кошмар - он сам. Привычное лицо стало в миг ненавистным. Привычное лицо стало его врагом. И он понимает, напоминает себе, что подобная реакция - то, чего добивался Грин-де-Вальд, но ничего не может с собой поделать.
Испускает хриплый выдох каждый раз, когда оказывается лицом к лицу со своим страхом. Смотрит на себя/него пристально в зеркало. И, кажется, видит, как от ужаса перестаёт дышать, а само дыхание лёгким инеем покрывает ни в чём не повинное стекло.
Тонкое лезвие в руках - инструмент, спасительная соломинка, не позволяющая утонуть и сгнить в болоте собственного безумия. Выверенное движение кистью порождает тонкий надрез. Тонкий, но достаточный для того, чтобы заглянуть, словно за кулисы, раздвинуть пальцами и докопаться до себя настоящего. И только когда острая боль тонкими иглами добирается до воспалённого разума, только когда кончики пальцев утопают в горячей крови, стекающей до подбородка….Только в такие моменты приходит спокойствие. Ненадолго. Заглядывает робко, будто бы проверяя, как у него тут идут дела. И скрывается снова. До следующего утреннего ритуала.
Пожалуй, не используй он магию, лицо давно бы испещрили шрамы. Он хотел их оставить. Как напоминание. Как решение отличаться от того, кто глумился. От того, кто ломал жизни и вершил чужие судьбы. И Персиваль позволял себе подобную слабость. И только при выходе в департамент скрывал с помощью заклинания. И ему нравится проводить по ним ладонями, цепляться за них так, словно они действительно подтверждают - «ты не он, а он не ты».
Только в этот раз что-то идёт совсем не так. Взмах руки ничего не меняет. Тёмная кровь продолжает течь по щеке. Продолжает капать на воротник белоснежной рубашки. И приходит осознание. Что-то не так.
Он смотрит в окно и понимает - перед ним что угодно, но только не привычные улицы большого города. Несмотря на то, что комната - копия его собственной, декорации вокруг совершенно другие. Другие улицы и другие дома. Всё другое. Незнакомое.
Он бродит по пустынным улицам, кажется, целую бесконечность, вглядывается в постройки и тщетно пытается понять, что происходит, где он находится.
Удар. В рёбра врезается адская боль. Его что-то сшибло с ног. И не сразу удаётся подняться на ноги. Перед ним человек. А по щеке всё ещё размазывается кровь.
- Департамент спецопераций… - после удара голова отказывается соображать здраво, он осматривает человека перед собой, отмечая, что его одежда разительно отличается от той, что он привык видеть. - Мистер Кеннеди… - он не успевает ни ответить что-то вразумительное, ни спросить о том, где они находятся. Но вот разразившаяся в тишине сирена явно намекала на то, что необходимо убираться с улиц поскорее.

+2

4

Его не пытаются сожрать, что уже хорошо. И в общем целом Леон видит перед собой человека. Вот только его лицо - странное. Оно заставляет насторожится, потому что такие раны невозможно получить, если в тебя врезался автомобиль. То есть в аварии возможно и да, но ведь они не столкнулись настолько сильно. А вот мелкая контузия, вполне себе в этот случай вписывалась. Но о ней агент решил подумать попозже, потому что если на этого человека напали раньше, то все-таки город не такой пустой и тут есть опасность. И что-то подсказывало американцу, что он не хочет встречаться с ней лицом к лицу.
Он помогает ему встать, потому что как и сказал ранее - им надо уходить. Желательно из города вообще, но сначала ему кажется логичным обработать чужое лицо. И только оставляя на пару минут неизвестного у капота машины, а сам забравшись в ее нутро за аптечкой и запасным боезапасом, Леон понимает, что одет его новый знакомый так, как будто сошел с экрана телевизора из фильма о годах этак двадцатых. И самое время пожалуй, подумать о гигантской горилле на вершине Эмпаир Стейт, но эту мысль Кеннеди тоже здраво задвигает на задний план.
Самое логичное в этом случае было бы сесть в машину и, развернувшись, уехать, но что-то как будто не давало. Какая-то неуловимая мысль о том, что выхода больше нет и она же звала вперед, зайти в город и его недра так глубоко, как только получится.  Именно поэтому американец снова помогает идти и заходит в первое попавшееся здание с надписью - закусочная у ... Она потерта от времени и у кого конкретно прочесть нельзя, но это сейчас и не важно. Усаживая человека за стол и оставляет аптечку ему, сам уходя в задние помещения в поисках воды. Ему начинает казаться, что крови на чужом лице становится как-то слишком очень много. Даже для него. И он ловит себя на странной мысли, а есть ли там лицо вообще?
В туалете для персонала темно, валяются трупы тараканов, а еще ржавчина на потрескавшемся зеркале, поэтому он включает подствольный фонарик. Темные места никогда не вызывали у него хорошие мысли и только будоражили плохие предчувствия. Но нет, на этот раз все спокойно и это даже удивительно. Еще никогда в его жизни прогулка по мертвому городу в темных помещениях не заканчивались для него хорошо. Обычно из темноты кто-то выпрыгивал и пытался сожрать, растерзать и так далее по списку. Но никогда не стоит доверять первому впечатлению. Пока полная теперь чашка воды стоит на краю раковины а он сам в попытке успокоится брызгает влагой себе на лицо, боковое зрение улавливает что-то. Не живого человека, не монстра, просто что-то, как фантом, который является оптической иллюзией, которую ты видишь за стеклом. Агент оборачивается, но никого нет. Встряхивая головой, он возвращается в общий зал и ставит кружку на стол.
- Как вы здесь оказались? - просто спрашивает он, думая о том, что никто в трезвом уме в город просто так не сунется. На счет своего разума он уже вообще не уверен Как раз таки для того чтобы доказать, что не псих, он и пришел сюда. - Просто этот город давно заброшен и здесь никто не живет. Меня сюда, - он на мгновение запинается, а потом вздыхает. - Меня сюда привела работа. Но в ходе расследования я не заметил, чтобы кто-то еще интересовался Сайлент Хиллом. Давно вы здесь?
Он не спрашивает про нападавших и что произошло. Просто стандартные вопросы в почти стандартной ситуации. Или ему так кажется, или он пытается хоть что-то в своей враз ставшей полным хаосом жизни найти в ней хоть что-то нормальное. Что самое интересное, сейчас бы он не отказался от чашки кофе, но что-то подсказывало, что здесь такого не найти. А если и найти, то вряд ли можно пить.
Пока он думает о кофе и слушает ответы, глаз снова улавливает то самое. Как ведение, но теперь уже более осязаемое. Оно медленно движется к ним, шаркая ногами и волоча за собой какой-то предмет и он с уверенностью мог бы сказать, что это живой мертвец, порождение Вируса, но никто еще на его памяти не выглядел так. И уже на автомате, он вскакивает, прекрасно зная, что предупреждать и говорить, что-то вроде - "Не с места", - глупо. Зомби не слушают, это слушать не будет подавно, потому что у нечта нет ни лица, ни ушей. Волос тоже нет, но это мелочи. Он просто стреляет и пуля проходит насквозь, пробивая стену позади.
- Что..? - только и успевает спросить, прежде чем призрак проходит сквозь него, а потом исчезает где-то за спиной. И а этот момент желание убраться из города возрастает до неимоверных высот. - Пришло время поверить в призраков. Вы среди них. - Он цитирует какой-то фильм, все еще вглядываясь в ту точку пространства, где исчез призрак. - Я же не спятил и вы тоже это видели? - он поворачивается к человеку, а потом стреляет в окно, разбивая стекло. То, что стояло там - падает на асфальт. То же самое существо, только теперь из плоти и крови. - Хорошо, это точно была не галлюцинация.

[AVA]https://media.giphy.com/media/l2JJxNlxjJK66NjeU/giphy.gif[/AVA]
[SGN]

https://vignette3.wikia.nocookie.net/silent/images/1/13/PHCreep.gif/revision/latest?cb=20150402085209

The boogeyman sleeps on your side of the bad. Whispers in my ear :"Better of Dead". Fills my dreams with sirens and lights of regret. Kisses me gently when i wake up in a sweat "boo!

[/SGN]
[STA]The Boogeyman[/STA]

0


Вы здесь » Crossover Apocalypse » По чужим следам » God's Gonna Cut You Down


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC