Дориан довольно быстро закончил художествовать — в его программу не было заложено создание шедевров, но ухватить типичные черты детектива Кеннекса и, преувеличив их, перенести на бумагу — это он мог. Так что, десятью минутами позже, низенький столик был покрыт набросками, как скатертью: вот детектив ласково обнимает свою синтетическую ногу, а нога тепло обнимает детектива в ответ. А вот здесь детектив едет в открытой машине навстречу ласковому ветру, где-то совсем рядом на берег набегают схематические волны, а галочки-чайки бороздят небеса, пролетая недалеко от солнышка с жестким войлоком мелких кудрей и задорной улыбкой. Рядом с Кеннексом восседает пончиковый автомат, наделённый всеми чертами, присущими сексапильной красотке: томные глаза, пухлые губы, характерные выпуклости... И если вы думаете, что это всё, то вы ошибаетесь — воображением синтетик обладал обширным, хвала создателю. А машинное чувство юмора вообще недооценённая вещь!Читать дальше
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Апокалипсис. Такое ёмкое слово, универсальное для обозначения бесконечного множества вещей. В христианстве это текст – откровение, со словом же «Армагеддон» оно употребляется в значении конца света или катастрофы планетарного масштаба. У каждого, безусловно, хотя бы раз в жизни случался свой собственный конец света. И здесь уже не до обозначений и терминологии, ведь для каждого человека апокалипсис – свой. Для кого-то это вспышка солнца или разразившаяся вирусная эпидемия, для кого-то всё сводится к нашествию зомби, а для кого-то "Армагеддон" – лишь череда личных трагедий, что сбивают с ног и вышибают из лёгких воздух. Трагедий, после которых нет никакой возможности жить дальше как ни в чём не бывало. Трагедий, из которых не так-то просто выбраться живым и здоровым. Чаще – побитым, истерзанным, с ощущением гадкого, липкого, вязкого на душе. Реже – поломанным настолько, что всё, кроме самого факта выживания, теряет свою важность.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » По чужим следам » Let the Hunt begin...


Let the Hunt begin...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

— Let the Hunt begin...  —
Wilbur & Prince Gumball
[Bloodborn | Hotel Transylvania | Adventure Time]

http://s8.uploads.ru/t/WXcbA.png
The Witcher 3: Wild Hunt – Steel for Humans ◄

— Описание эпизода —

"По легенде, Иуда предал Иисуса за 30 серебрянников. И с тех пор серебро - это, вроде как, проклятье для проклятых..." ©
Тёмный мир. Тёмные леса, ледяные озёра, высокие горы. Разорённые деревни, древние монстры-оборотни и бескомпромиссные, безжалостные и не знающие покоя охотники на этих самых монстров.
Волей случая, и Уилбура, и его старого знакомого - принца Гамболла, отправляет в этот мир пара случайных порталов в одно и то же время. Разве что, в немного разные места. Принц Гамболл оказывается посреди тёмного жуткого сумеречного леса. В то время как Уилбур находит себя посреди разорённой деревни в не самом представительном своём обличии. И сразу же, конечно, из-за этого и попадает в переплёт! Охотники на нечисть, что прибыли в деревню в тот же момент, как там очутился волчонок, решают, что это его лап дело. Они не задают вопросов, они не слушают оправданий, они начинают охоту... и Уилбуру не остаётся ничего, кроме как спасаться бегством и пытаться спрятаться в лесу. Где он и натыкается на Гамболла.

+1

2

http://sh.uploads.ru/t/Y1zwN.png

Ночь. Лес. Полнолуние.
Горная гряда не видна из чащобы. Из самого сердца мрака и сверхъестественного. Здесь зверь не пробежит под уханье старого филина. Мышь не прошуршит в  кустах, боясь привлечь к себе внимание опасных чудовищ, что кишат в этих лесах. Высокие сосны скребут своими ветвями звёздный небосвод. Чёрные тучи прячут в своих рваных лапах ровный алый диск кровавой луны. Которую в его местах ещё было принято называть "охотничьей луной".
Ночь Кровавой Луны.
Знаете, пейзаж родной Трансильвании, с её туманными густыми древними лесами, мало чем отличался от того леса, ещё более древнего и тёмного, в который его занесло этой ночью. В самой его чаще, если честно, было бы и не отличить, не знай Уилбур родной лес, как собственный хвост. Он бегал по нему столько, сколько вообще себя помнил и во всех возможных своих обличиях. Портал в другой мир не горел странным мистическим голубым или там, стандартным, зелёным светом. Он вообще не был похож на воронку или брешь в стене меж мирами, как обычно выглядели порталы. На этот раз разрыв был настолько неприметный и плавный, а вёл в такой же лес в ночи всё с той же алой луной, что пробегая через него, не мудрено было, что оборотень ничего не заметил. Не заметил сразу, в смысле, ведь... Когда вдруг тёмная жёсткая трава под его лапами сменилась ещё более высокой тёмной, он вдруг замер. Резко прервал свой бешеный бег меж деревьев, как есть, взрывая когтями землю, затормозил. Он весь оскалился, прижав уши, будто попал в окружение врагов, пусть и, как прежде, был тут один и, похоже, самым страшным из монстров, что могли тут обитать. Ощущение опасности шестым чувством забило тревогу в его висках и неприятно засосало под ложечкой. Шерсть на загривке встала дыбом. Из клыкастой слюнявой пасти вырвались клубы пара, вместе с настороженным звериным горловым рыком. Он попятился немного назад... запах вокруг был совершенно чужим и, пускай он не улавливал никого с собою рядом и, в принципе, страх ему был непривычен и даже чужд, он почувствовал на животном уровне, что здесь что-то было не так. Совершенно не так.
Он навострил уши, постоянно вертел мордой и прислушивался, вглядываясь во мрак ночи. Кровавая луна над его головой казалась больше той, что он видел, пробегая по родному лесу Румынии. Немного попривыкнув к окружению и поняв, что обратно ему так просто не попасть, он вдруг видит несколько горящих пролетающих мимо пушинок золы. Ещё тлеющей светлячками в темноте ночи. В нос ударяет запах гари. И не просто дерева или травы, но так же плоти и волос. Неприятный, что заставляет его поморщить огромный шершавый мокрый нос, но, впрочем, довольно привычный ему. Он разворачивается и бежит в ту сторону, откуда это всё доносится... 

Бежать ему пришлось совсем недолго. С его скоростью то и мощью, он мчится с нечеловеческими возможностями и быстро пребывает к пункту назначения. Его ведёт нюх, слух и собственное любопытство. И через пару миль он буквально вылетает на открытую местность посреди этого леса и взрывает искрами из под когтей местную мостовую, выложенную грубым серым камнем. И тут же перед его взором встаёт ужасающая картина.
Деревня.
Деревня, охваченная уже догорающими всполохами пожаров. Тут творилась полная разруха. Везде лужи крови, истерзанные до неузнаваемости трупы мужчин, женщин и даже детей. Вывернутые кишками наружу коровы и овцы с оторванными головами. Тут же валяются тлеющие балки жилых домов. Выбитые невероятной силой каменные стены, угли и пепел повсюду. Картина, представшая перед парой его янтарных волчьих глаз ужасала его. Да, чёрт возьми, он, конечно, бывало и сам творил беспредел и жестокость. Он не считал себя святым и не приравнивал себя ни к героям, ни даже к стороне "добра", так сказать... но такого даже он никогда не делал.
Всё ещё с вздыбленной шерстью и настороженным оскалом, он крадётся тихой поступью дальше, проходя по улочкам. И хотя пожарища уже затухали, тела людей покрывались трупными пятнами, а кровь запекалась, было совершенно ясно, что всё это случилось всего несколько часов назад. И хотя он старался ступать осторожно, клацанье его когтей было по прежнему хорошо слышно даже за потрескиванием дерева и чужих трупов.
Но тишину резко прервало лошадиное ржание. Буквально из ниоткуда, с другой стороны центральной улицы, на которой и стоял Уилбур в облике огромного чёрного косматого оборотня, неслась повозка, запряжённая мощными лошадьми. Повозка, что казалась такой грузной и неповоротливой, остановилась резко и боком, даже не предприняв попытки завалиться набок. Прижавшись к земле Уилл ощерился пуще прежнего, вызывая страх у тяговых лошадок. Но он не вызвал страх у тех, кто спрыгнул с повозки сразу после того, как та остановилась в нескольких метрах от него. Мужчины в чёрных длинных плащах с повязками на лицах тут же направили на него свои арбалеты. Без единого слова или предупреждения, одна из стрел метнулась в Уилбура и попала ему в плечо. Он не ожидал такого поворота, ведь люди давненько не охотились на его род... как и не сразу понял, что стрела была из чистейшего серебра. Всю его правую лапу от плеча до самых кончиков ногтей тут же обожгло. Взревев как бешеный гризли от этого, он поднялся на задние лапы, заставив мужчин всё таки с опаской отойти на несколько шагов назад и даже притаиться за повозкой.
- Какого чёрта...?! - испугавшись, как наверное никогда он не был напуган в своей жизни, он хотел было обратиться в человека и поговорить с ними, но те, как только заняли удобную позицию за древним транспортом, тут же открыли по нему огонь по новой. Прижав уши, Уилбур отскочил назад и сразу же понял намёк - вести переговоры эти ребята были не готовы. И он не собирался оставаться здесь, чтобы попытаться их уговорить на это. Развернувшись круто, насколько позволяли его волчьи габариты, он драпанул обратно в лес. Пусть это был не его родной лес, но всё таки там он ориентировался гораздо лучше, чем в какой-то незнакомой горящей деревеньке чужого ему мира. А играть на территории этих парней, что явно были настроены его тут убить, он не собирался. Он хоть и был во многом безрассуден, но дураком то точно не был.

Он бежал. Бежал так быстро, как никогда не бежал. Когда он нырял во мрак леса, то ещё пара стрел всё таки его достали и накрепко засели в его левой лодыжке и под правым ребром. У него было достаточно времени, чтобы убежать на приличное расстояние поглубже  в лес, но он обильно так капал кровью повсюду, где бежал из своих свежих и глубоких ран, чтобы точно знать, что по ним эти ребята смогут его найти рано или поздно. И хотя не сразу, но серебро в ранах дало свой эффект и он стал обращаться обратно в человека.
От мест выстрелов в него расползались ужасные вздутые вены, что ясно говорили о том, что пошло отравление серебром в кровь. На коже появились жуткие ожоги. И через несколько метров, спотыкаясь и хрипло кашляя, он упал в траву уже в человеческом облике. Он смог на локтях доползти до какого-то огромного ствола дерева и прислонился к нему. Тут же попытался выдернуть стрелу из лодыжки. Это тебе не просто игла, это стрела, которая как крюк, цеплялась за плоть и пока он выдирал её, оторвала от него прилично мяса. Кровь брызнула фонтаном, но с мерзким чвоканьем он всё же вытащил её и откинул в траву.
Послышался шелест... но Уилбур сразу понял, что это не из-за брошенной в траву стрелы, это были чьи-то шаги. И они приближались. Его глаза всё ещё светились ярким янтарём, выпирали клыки, царапая человеческие губы, под действием на него серебра, так что притвориться спасшимся чудом крестьянином из той же деревни у него бы всяко не вышло. Так что, собравшись с силами он решил атаковать. Хищник он или чёртова жертва, в конце-то концов?! К тому же, судя по звуку, шёл он один... и, быть может, по одиночке с ними он сможет справиться. Решив так, он кое-как приподнялся на полу согнутых и дождался момента, когда неизвестный подойдёт поближе. А после, он резко выпрыгнул из укрытия, прижимая обеими руками незнакомца к земле, оказавшись сверху и жутко скаля звериную пасть. Но почти сразу, хоть он уже и разинул ту для того, чтобы откусить пол башки недругу, он узнал в перекошенном от испуга лице знакомую физиономию Гамболла. Проморгавшись, но всё так же сидя на нём верхом, он выпрямился.
- Гамболл?! - изумлённо, так и ляпнул Уилбур вслух. И его ничуть не смущало, что из него торчало ещё две стрелы - под ребром справа и с той же стороны в плече. И по размерам те были похожи больше на копья, а не на стрелы. Ведь они предназначались оборотням, а в оюблике человека те смотрелись на контрасте очень здоровыми.
- Ты то какого хуя тут делаешь?! - так и выпалил он изумлённо, хотя, конечно, был до одури рад увидеть именно его, а не кого-то из тех парней, которые использовали его как колчан для стрел этой ночью.

Отредактировано Wilbur (05-10-2017 09:05:38)

+1

3

От поистине бесконечных поисков Лича, голова не то что гудела, напоминая  рой разъярённых и сбитых столку диких пчёл, а попросту шла кругом, переворачивала все с ног на голову, хорошо так искажая реальность. Когда ищешь опасного врага в чужом для тебя мире, нет времени на передышку и отдых. Каждый час, минута и даже секунда могли быть решающими. Само собой, что доводить себя до истощения не самый умный и лучший выбор. Точнее совершенно не самый лучший, но, та ответственность, которую взгрузил на себя Гамболл не давала ему возможность просто взять и отдохнуть.
Перерывы для слабаков, пока ты можешь стоять на ногах и идти вперед.
Хотя нет никаких прямых доказательств того, что Лич оказался в этом мире, что их дом разрушен и далее, по не самому приятному списку.
Так проще. Когда не ждешь чуда и не питаешь бесполезных надежд на счастливый конец. Особенно, если дело заходит за существо, которое выросло на тысячи смертях.
И быть может, Маршалл где-то был прав и жвачный уже перегибает палку, начиная тонуть в паранойе и догадках, которые ну никак не подкреплены фактами.
Может быть, а если нет и он прав? Что будет тогда?

Не дурно, что очередная попытка создать аппарат, что улавливал бы чистоты Лича провалилась. Ну, как провалилась. Первый экземпляр попросту взорвался прямо перед носом у принца, заставив с ужасом застыть на месте. А ведь могло все закончиться, мягко говоря, не очень хорошо, потому что пролетевшая запчасть, хорошо так мазнула по щеке, оставляя после себя глубокий шрам.
Благо,  фактор регенерации не дал этому досадному недоразумению остаться на лице, напоминая о провале. За первой попыткой последовало еще три или четыре. Он не считал на самом деле, это делал Маршалл, который устало вздыхал, оттаскивал принца от рабочего стола и почти что силой заставлял хотя бы час, но поспать.
И да, было, несомненно, обидно, он ведь не маленький ребенок! Но, Гамболл вынужден был признать тот факт, что усталость сказывается на нем сильнее, чем ему хотелось бы думать.
Пятая попытка увенчалась успехом, если бы целью было открыть портал и провалиться в него. Тогда да, несомненно, он сделал все верно.

От подобного хотелось выть. Несправедливость? Нет, скорее своя же тупость и упрямство, что сейчас лезли ему боком.
— О да, просто замечательно. Молодец Гамболл. Оказался непонятно где, среди темного леса, разве не об этом мечтал… — тяжело вздохнув, принц сунул в карман куртки небольшую коробочку, схожую чем-то на пульт от телевизора. Батарее нужно время чтобы зарядиться, так что, сейчас единственное, что ему, в самом деле оставалось, так это ждать. Ну и конечно же попытаться не влезть в неприятности.

Так как перемещение в другие миры и их леса не были заранее запланированы, Гамболл сполна ощутил лесной холод. Ему определенно точно нужно развести костер. Простудиться он все еще мог, а это было бы очень некстати. Проблема лишь возникала в том, что ему почти что наощупь нужно сейчас найти сухих веток и каким-то, волшебным чудом развести костер.
Небольшой, только чтоб согреться и быть может отпугнуть диких животных. Хотелось верить, что закинуло его не в самое жуткое место в мире, где в лесах водиться твари, от которых нельзя будет скрыться ни в каких-то кустах, ни залезая на дерево. Потому что вариант с бегом, он сразу откинул. Ну серьезно, надо реально смотреть на вещи, он не убежит по стольким причинам, что со стороны это будет просто жалко выглядеть.

И вот, спустя минут сорок, не меньше, насобирав достаточно тонких веток, мха и прочих прелестей, что должны хорошо гореть, жвачный готов был прыгать на месте и хлопать от радости в ладоши. Зажигалка в кармане куртки. А все почему? А потому что в ней был встроенный фонарик. Вещь на самом деле бесполезная, когда ты хочешь быть незаметным, так что, использовалась зажигалка по своему прямому назначению  - разводить огонь.
Щелчок. Один, второй и вот, небольшая подстилка из сухого мха, найденного под дерево, прямо внутри костра начинает разгораться. [float=right]http://sd.uploads.ru/ER1Jh.gif[/float]
Жвачный вздыхает с облегчением. Одной проблемой меньше. Достает свое, в каком-то смысле портальное изобретение, все еще наблюдая за тем, как мигает красная лампочка.
Раскатил губу, как же. Этой штуке может понадобиться не один час, а может и целый день для подзарядки. Очевидно, что портал был создан не в самый близкий к Земле мир.

Конечно же, был вариант с тем, чтобы попытаться выйти из леса, найти людей или других живых и разумных организмов, попросить помощи. Но, что-то подсказывало принцу, что лучше так не делать. Пересидеть тихо в лесу довольно разумно, вроде как.
Садиться на бревно, удобно вытягивая ноги и грея ладони рядом с огнем, что уже довольно принялся пожирать ветки, причудливо вытанцовывая в костре. 

Посидеть в тишине и спокойствии удалось не более двух часов. Гамболл даже успел слегка задремать, упираясь спиной о широкий ствол дерева, слушая приятное для уха потрескивание ветки побольше, которую он нашел неподалеку от своего «лагеря». Шум был довольно громким, а костер привлек бы наверняка к нему самому, так что, пришлось встать и пойти выяснять, что же там происходит.
Хотелось ли ему идти на этот шум? О нет, совершенно точно нет, но, лучше ты будешь неожиданным, нежели нападут на тебя, когда ты весь такой расслабленный и угретый сидишь у костра.
Правда, весь героизм улетучился, когда его резко повалили на землю, угрожая зубами сожрать лицо. Единственное, что, в самом деле успел сделать жвачный, так это упиреться руками в грудь нападавшего, в попытке хоть как-то оттолкнуть от себя. Стоить заметить, что попытка была жалкой и о ней лучше не вспоминать никогда в жизни.
Но, каково было удивление, когда прозвучал знакомый голос. Какое было удивление, когда нападающим оказался Уилбур.
— Что? Как? Почему? А после взгляд пробежался по всему волчонку и сердце от ужаса пропустило парочку ударов точно.
Внешний вид друга говорил о том, что он попрал в очень нехорошую передрягу. Крайне мерзкую можно так сказать.
— Нужно помочь тебе с этими штуками, нельзя, чтобы они вот так вот торчали, — поджав губы, Гамболл мог себе только представить насколько сильно, могут болеть раны. И как сильно мешать…копья? Стрелы? Жуткие палки для пыток, которые нужно втыкать в жертву?
— Тут недалеко есть…я это…костер там, вот. И во что ты успел вляпаться? Не думаю, что это копы или вроде того, вряд ли нам тут помогут обжимания у стены, как в первую встречу, да? Гамболлу очень не нравилось это место, эта ситуация в которой они с Уилбуром оказались, так что попытка в пошутить, была единственной возможностью взять себя в руки и не начать паниковать на ровном месте.

+1

4

Ярость. Гнев. Безумие вперемешку с ужасом. Бешенство читалось в, ясно горящих во мраке лесном, глазах оборотня. Горели те неестественно ярко и ясно, как угли в ещё не погасшем до конца кострище. На белых клыках его блестели влажно вязкие слюни с вкраплениями алого. На его бледной коже, в контрасте с запекающейся кровью, торчали стрелы на всю правую сторону. Огромные, сверкающие дорогим металлом в лунном свете, при каждом его движении они плавились и смешивались с его плотью и кровью, принося ему невероятные муки. Одно древко стрелы щекотало своими серебристыми пёрышками бедро "жертвы"...
Уилбур, конечно, всегда был тем самым видом местной гопоты, завидев которую в тёмном переулке ночном, ты не захочешь подходить, дабы не лишиться мобилы, чести и пары передних зубов заодно. Эта его страсть к шмоту фирмы адидас и найк, стрижка под единичку и фингал под левым глазом, как будто часть образа - всё это не вызывало к нему светлых позитивных чувств обычно. разумеется, кроме тех исключений, которые могли назвать волчонка гордым званием его "друзей". Но он никогда не вызывал того всепоглощающего животного первобытного страха перед ужасами тварей ночи, как сейчас. Он редко полностью перекидывался в антропоморфного чёрного волка, Как и светил своими отдельными частями. Может клычки чуть вытягивались, когда под дозой он терял контроль, может глаза чуть сияли в темноте, да когтем мог банку с пивом вскрыть... но сейчас. Сейчас было не странно увидеть этот ужас на лице Гамболла, когда тот ещё не осознал, кто именно перед ним. Чего уж там, Уилбур ведь и сам не сразу распознал его. Серебро отравляло его, оно сбивало нюх, слух, всё путало в его голове... и не потому, что имело какие-то такие свойства, а потому, что приносило адскую нестерпимую боль. Хотя он, для своих то шестнадцати с хвостиком лет, надо заметить, держался молодцом. Ещё волчонок, подросток, да школьник буквально, но вместо искажённого болью лица вы видите только гордый волчий оскал. Не проронил ни слезинки, хотя дрожь в теле от новой простреливающей выжигающей боли в теле, снова и снова выдавала его...

- Какого... - снова тупо повторяет он, зависая над парнишей. Иногда в его глазах двоится или всё становится размытым до неузнаваемости, но в те редкие моменты, когда ему удаётся сфокусировать взгляд, он всё же признаёт друга. И очень вовремя, нужно заметить! Секундой позже и он мог бы убить его. Но вместо этого, лишь замирает, а знакомый запах сладостей ударяет в нос. Жалкие попытки оттолкнуть себя он, естественно, так же не замечает. Его сейчас накрывала самая разная гамма разных ощущений, неприятных ощущений, что подобный жалкий дискомфорт вообще не был им отмечен.
Однако, второй раз он повторяет свой удивлённый и почти шокированный вопрос уже не так уверенно... и уж тем более, не так агрессивно. Он чувствует новый виток слабости и так его когтистая рука, что зависла в нескольких сантиметрах от лица Гамболла, так и не располосовав эту смазливую мордашку, резко нырнула под ребро оборотня. Казалось, что если просто зажать рану и хотя бы на долю секунды заставить стрелу меньше двигаться между собственных рёбер с этим жутким, по ощущениям, скрежетом, то будет полегче. То он сможет разок хотя бы, но сделать вдох без сопровождения этой адской боли.
И он хотел было что-то ответить Гамболлу, но вместо этого лишь сипло выдохнул резко, да и... как есть, завалился набок в траву. Хорошо ещё на левый, а то так бы и вонзил до упора всё то, что торчало с его правой стороны. Он зажмурил глаза, чувствуя, как каменеет иногда всё его тело - результат чрезмерного сокращения мышц. Всё его тело пыталось бороться с тем, что в него столь обильно понавтыкали. Но будь это обычные пули, то они бы сами собой уже вытолкнулись наружу, как и другие виды оружия... другие, не из серебра. Но те ребята из деревни явно знали, против кого выступали. Они были настоящими профессионалами и фанатиками своего дела. И хотя прежде у него не было времени подумать об этом, сейчас он понимал, что это были охотники на нечисть. На нечисть, вроде него! Те самые страшные инквизиторы, про которых он слушал в пол уха сказки от родителей, когда был ещё щенком. Но из этих размышлений и воспоминания в полу бреду его вывели слова Гамболла про костёр. И Уилбур, не рассчитав немного силу выпада, резко хватает его за воротник, притягивая вниз, к себе, к самому лицу. Из уголков его губ течёт кровь, но он кое-как ворочая языком, выдавливает из себя протестующее:
- Нет! - этот порыв оказался слишком резким и он разжимает пальцы. Утыкается носом в сырую чёрную почву, отхаркивая в неё кровью,  да так жутко громко, что казалось, он пытался выкашлять свои собственные лёгкие. Когда приступ кашля немного стих, он поднял заслезившиеся от раздражённой слизистой глаза и уставился на Гамболла.
- Нет... Нельзя... сразу... заметят... они заметят костёр и пойдут к нему... - тяжело дыша через каждое слово, выдыхает он и пытается подняться. Ему со второй попытки удаётся приподняться на локтях и где-то с третьей только - он наконец упирается коленями в землю. Замирает, пытаясь отдышаться. От нового спазма сведённых мышц струйка крови фонтаном брызжет из его плеча прямо на лицо Гамболла.
- П-прости... - извиняется особо не раздумывая Уилбур и на его бледных, почти синих губах, проскальзывает усмешка.
http://s6.uploads.ru/t/WghnY.png
Острый слух улавливает мужские голоса... не удаётся понять точное расстояние, но Уилбур больше не сомневается в этих ребятах. Они близко. Он резко поворачивает голову назад, заглядывая через плечо и... вот он уже готов поклясться, что видит медный свет факелов, что мелькает между тёмных стволов деревьев. Ориентируясь исключительно на инстинкты, он тут же скалится и становится видно в этот момент, что его дёсны потемнели. Он снова пытался перекинуться в волка, из-за чего все вены на его руках вновь вздулись и посинели. Короткая, почти под ноль стриженная голова резко обросла жёсткими чёрными волосами, вставая на его затылке, словно панковский ирокез. Раздался хруст его когтей.
- Сиди тут и не высовывайся... - можно было едва ли узнать голос Уилбура в этом рычащем басистом потоке. Парень поднялся. Его ноги стали обрастать шерстью и удлиняться в некое подобие звериных лап. Но серебра в крови было слишком много и оно мешало трансформации. Однако, когда он встал в полный рост его уже заметили и кто-то направил на него факел, крича остальным, не трудно было догадаться, что он нашёл зверя. Уилбур рывком выдрал из под рёбер вторую стрелу и помчался на обидчика. Когда стартовал, так смахнул Гамболла в сторону (чтобы того не задело во время замеса, но на деле, сам же его и приложил довольно сильно о дерево.
Минут пять рычание зверя старалось пересилить крики агонии мужчины. Были слышны звуки выстрелов арбалетов, скрежет когтей, разок даже громыхнул выстрел из пистолета и в воздухе завис стойкий запах порохового облака. Но через эти самые пять минут всё стихло. выстрел эхом укрылся где-то в тёмной чаще леса, а сам Уилбур, уже в облике человека, шуршал по траве обратно к Гамболлу. Ноги едва был в состоянии отрывать высоко от земли, от чего и был такой шуршаще шаркающий шаг. Он придерживал одной рукой своё раненой плечо. Только теперь из его левой глазницы торчала такая же стрела. Одной меньше - одной больше, что ж, на войне все средства хороши. Он навис на Гамболлом с кривым оскалом, что... из-за жуткого потока крови, злещущей из пробитой глазницы, было трудно понять, был ли усмешкой или гримасой боли.
- Кажется, есть кое-что, с чем ты мог бы мне помочь... у меня тут... кажется... что-то... в глаз попало, хах! - истерично хихикнув, он пошатнулся и чуть было не упал, чудом устояв. Да, серебро мешало нормальной работе мозга и всё становилось только хуже с каждой минутой. Нужно было немедленно вытащить стрелу...

+1

5

Состояние Уилбура не то что беспокоило, оно пугало принца, потому что друг был в явно дерьмовом состоянии, но какого-то черта продолжал и шевелиться и говорить. Само собой, что хотелось просто насильно уложить того на землю и приняться осматривать и обрабатывать раны. Потому что это было не шуточное ранение, маленькая царапинка или даже пустяцкий выстрел в плечо. Ох, Глоб, все было настолько плохо, насколько вообще могло быть. И страх с ужасом, что появились от внезапности сменились поистине вселенского масштаба переживанием за волчонка.
Ведь понятно, что сами стрелы были бы пустяковыми… если бы были простыми. А тут явно комплексный подход к истреблению сверхъестественного был же!
И это очень злило! Потому что, какой или какие полоумные придурки могли желать зла Уилбуру? Да, возможно внешний вид мог напугать, хотя, Гамболла внешний вид волчонка при их первой встрече не напугал. Какой идиот вообще будет судить по внешнему виду-то?
Пусть, сейчас это уже не имеет абсолютно никакого значения. Сейчас нужно как можно скорее помочь Уилбуру, который явно испытывает сильную боль и теряет кровь непозволительно быстро, а что самое главное – много.
Да, да волшебная регенерация и прочие прелести помогут ему, но сейчас-то этого не происходило.

—  Понял, понял. Никакого костра, —  обеспокоенно смотря на лицо Уилбура и его начинающее синеть губы. Глупый, импульсивный ребенок! Ну кто же так делает то? Лег и лежал бы себе в траве, никто бы их не нашел. Жвачный очень на это надеялся бы. Но нет, волчок продолжает шевелиться и тратить силы на то, что можно было бы проигнорировать.
Серьезно, если бы не состояние Уилбура, принц со стопроцентной точностью отвесил бы приятелю смачный подзатыльник. Вдруг чего щелкнуло в голове.

Кровь на лице не смущает, а от извинений охота лишь театрально вздохнуть и закатить глаза, потому что вины Уилбура в этом нет и быть не может. Но, хотеть и делать разные вещи. Так что, проводя рукой по лицу, жвачный пытается стереть кровь.
—  Ничего страшного, твоей вины в этом нет. Не парься.

А вот все что происходило дальше, Гамболлу приходилось видеть впервые. Это не пугало или ужасало, скорее так некстати пробуждало сильнейший интерес. Он впервые видел, как оборотень пытался перекинуться в волка. И вероятнее всего любой другой был бы в ужасе… Хотя да, любой другой попросту не оказался бы в данной ситуации. Это ведь надо такую удачу иметь, чтоб вот так уметь вляпываться в различные неприятности и приключения, когда ты их вроде даже и не искал. А если уж совсем открыто говорить, то и вовсе не искал ничего подобного на свою задницу.
Наверное в такие моменты он в самом деле начинал скучать по родным землям УУУ, где мог спокойно пропадать в своей лаборатории на неделю и все было бы нормально, тихо и дальше, по списку приятных слов для слегка расшатанных нервов.

Но, когда слух улавливает Сиди тут и не высовывайся... а единственное, что хочет сделать Гамболл это взять и высунуться! Потому что он никогда не прятался от проблем, никогда не отсиживался за чьими-то спинами, когда происходило что-то важное и опасное. И именно это сейчас и происходило. А он, упавший в траву от резкого рывка волчонка, возмущенно и в какой-то мере рассержено дышит. Справился бы! Не в первой. Наверное. Он до конца не был уверен, с кем именно там сейчас расправлялся Уилбур, но, жвачный был уверен, что и ему не было бы сложно. Взял бы палку, кинул бы камнем и… наверняка получил бы в бок такую же стрелу. Да, приятного крайне мало, но! НО! Он сам бы все сделал, сам бы был виноват. А так, да, сидеть и ждать он очень не привык, слишком даже.

Вернулся горе-герой в еще худшем состоянии, неприятно удивляя. И нет, принца не волновал тот факт, что людей буквально разорвали на части. Сами виноваты. А была бы возможность, жвачный и сам бы и ногами бы навалял, по разным частям тела. Потому что нехрен лезть к его близким.

Но, возвращаясь к стреле, что торчала из глазницы. Принц был рад тому факту, что желудок был пуст. Картина была даже для него не самой, скажем так приятной.
—  О, Глоб. Ты ведь просто не мог тихо пересидеть, да? —  подхватив волчонка, принц не дал тому упасть и осторожно помог сесть, чтобы они оказались на одном уровне. Так проще было вытаскивать стрелу.
—  Я досчитаю до трех и вытяну её, хорошо? — бегло осмотрев рану, жвачный глубоко вдохнул. —  Один. Два. Три…— само собой, что резко никто не выдергивал, потому что это было как минимум не безопасно, а как максимум неаккуратное извлечение стрелы принесло бы неприятные последствия.

Когда стрела оказалась, откинута в траву, даже дышать стало как-то легче. Чем меньше торчащих палок из Уилбура, тем лучше для его здоровья. Ну да, логичная логика. Просто, это определенно успокаивало нервы.
Скоро другу должно стать лучше, несомненно и точно. И раз уж, с теми ублюдками было покончено, то можно было вернуться к костру, он сейчас явно не будет лишним, с учетом того что на дворе все еще глубокая ночь и кое-кто потерял много крови.
Потому что как бы Гамболлу не хотелось, согреть волчонка у него вряд ли получиться. Они уже в прошлый раз выяснили, что Уилбур чертовски теплый, даже горячий. Хотя на данный момент так и не скажешь.
Когда принцу удалось дотащить парня до костра и максимально удобно усадить у дерева, жвачный вдруг осознал простой факт – ему нечем обработать раны Уилбура. Поджав губы, Гамболл накрыл своей курткой друга, после чего принял решение пойти к тем ошметкам, что некогда звались людьми и поискать там аптечку или хоть что-то похожее на неё.

—  Сиди тут и старайся не шевелиться, хорошо? Я серьезно, просто сиди смирно и никуда не пытайся уйти, я очень быстро вернусь, ты даже заметить не успеешь моего отсутствия!
Рыться в вещах залитых кровью и закиданных человеческими органами было не самое приятное, что Гамболлу приходило в своей жизни, но и скажем так, не самое мерзкое.
Найдя сумку, принц покидал туда уцелевших вещей, которые сгодились бы под описание «для первой и быстрой помощи» и стащил целую одежду.
Куртка это конечно классно, но не может же волчок вот так вот расхаживать лишь в ней, верно?

Принцу хотелось верить, что он вернулся к другу в самом деле максимально быстро, так, что все не переползло в ситуацию «чертовски опасно» или «действуй, у тебя 10 секунд или все умрут».
Обработав открытые раны и промыв их, жвачный всеми силами пытался согнать со своего лица виноватый вид, потому что определенно точно знал, что другу это не понравиться. И когда раны были очищены от грязи, а кровь стерта, жвачный тяжело вздохнул, присаживаясь рядом и подкидывая в костер пару палок.
—  С тобой ведь теперь все будет хорошо, да? —  оторвав взгляд от танцующих языков пламени, спросил жвачный.

+1

6

Оборотень всегда был тем ещё экспериментатором. Уилбур частенько любил испытывать своё тело, чтобы знать свои лимиты. Знать, на что он вообще способен, и как зверь, и как личность тоже. Ему даже казалось это забавным, весёлым и просто приятно щекочущим нервы, даже если зачастую это было слишком больно даже для него самого. Но сейчас... сейчас всё было по другому. Он обычно экспериментировал с обычными патронами, стрелами, лезвиями, да чем угодно. Вот как-то не додумывался опробовать серебро, так как именно это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО единственное, что могло принести ему вред, а такие игры с этим - верную смерть. Так что не удивительно, что сейчас, когда он дал этот "последний бой", он черпал энергию на то, чтобы банально двигаться, из тех лимитов, что были уже давно исчерпаны им на сегодня. Он буквально брал это у собственного организма, что называется, в кредит. Это было необходимостью, а не простой глупостью и слепой детской гордостью. Так как сейчас ему нужно было бороться уже не только за себя, но и за Гамболла, к тому же... ведь кто знает, как те ребята среагируют на принца. Он всё таки не обычный человек, а святая инквизиция всегда отличалась тем, что сначала на всякий случай проводила очищение огнём, а потом уже вопросы задавала людям.
Хотя, конечно, самому розовому принцу он этого не сказал... даже если бы были силы на лишние разговоры. Или то же время, например. Слишком уж гордым он был парнем. Пусть он был скорее мозгом, а именно Уилбур - мышцами. Слишком самонадеянным. Даже для того, у кого есть собственная пара героев, личная стража, тайные агенты и прочие. Ему казалось, что он может помочь Уилбуру. Но волчонок точно знал, что если он не справится, то их обоих заберут в тёмные подземелья ближайшего собора и последние их предсмертные часы будут полны неописуемых и невообразимых мук. И конечно, оборотень винил бы только себя в этом. Был бы он один, он бы вообще живым не дался, но с Гамболлом... чёрт, его появление всё меняло и теперь он не мог просто сдасться, даже если в своих мыслях был не готов к такому и заведомо проиграл войну.

http://sh.uploads.ru/t/byQXD.jpg


Уилбур и рад был бы ответить Гамболлу, почему же именно он никак не мог бы отсидеться в засаде, не шуметь, да затаиться. У него было много ответов на этот и без того, походу, чисто риторический вопрос жвачного. Например, волчонок никогда бы не позволил себе отсиживаться и прятаться, он воин, а не трус! Но это была не самая важная причина, учитывая плачевное состояние "воителя", если говорить честно. Самым важным было, пожалуй, то, что их бы нашли. Рано или поздно, с костром или без, но их бы обнаружили. Кровавый след, клочки шерсти, зацепившиеся на сухих ветвях, пока он бежал, следы на земле. Чёрт, да эти ребята не просто кучка фермеров с вилами, но настоящие следопыты!
Но, в итоге, вместо долгой разъясняющей что к чему тирады, Уилбур лишь распахнул пересохшие синие губы и, закатив единственный глаз, не упал на землю лишь потому, что его придержал Гамболл. Сам он этого, правда, не особо ощутил или хотя бы осознал. В себя пришёл когда резкая боль от вытащенной стрелы пронзила всю его голову и он от души приложился затылком о дерево, к которому его прислонил его товарищ. Он оскалился и почти сразу полностью отключился. Сознание ускользнуло прочь и ему удавалось, через большие усилия над собой, выскальзывать из небытия забвенья лишь на короткие отдельные моменты. В которые он видел то свои едва шагающие босые ноги по земле. То взволнованное и напряжённое лицо раскрасневшихся щёк Гамболла. То яркие и болезненные для глаза всполохи пламени от костра. И рад был бы снова напомнить, что по костру их быстро вычислят, но мысли не собирались в кучу так быстро. Повреждённый мозг только рубцевался, кровь только-только перестала хлестать из алой пустой глазницы. Одно дело повредить глазное яблоко, и совсем другое - полностью восстанавливать лопнувший мерзкой слизью глаз.
Так или иначе, а мал помалу, Уилбур начал всё таки приходить в себя. Он полностью выпал из того момента, когда Гамболл ушёл, как и когда именно... если бы он вообще услышал и осознал, что тот ему сказал, то непременно бы остановил того. Чёрт, да мало ли, какие ловушки там могли быть припрятаны на случай проигрыша у охотников? Эти маньяки настолько были уверены, что существует жизнь после смерти и им заказан путь в рай за их благое дело, что они могли и бомбу какую установить, чтобы утащить с собой на тот свет и всякой нечисти, да побольше. Но, к тому моменту, когда раны волчонка затянулись уже достаточно, чтобы он нашёл себя в пространстве, да ещё и нашёл под тёплой курткой и с очищенными ранами, Гамболл уже сидел всё такой же целый и здоровый, напротив него. И, как бы не старался тот делать вид, что всё нормально, по подкидыванию хвороста в итак не гаснущий костёр, а так же тону его речи, оборотень понимал, что тот переживает. Так что постарался поскорее ответить ему и как можно более твёрдым и уверенным голосом, при этом.

- Да... просто дай мне немного времени... - ХРУСТ! - ... и я буду как новенький, - с улыбкой говорит он, а посреди этой его фразу остервенело громко раздаётся хруст кости, вправляющейся обратно на место, как будто бы специально наглядно демонстрирующая и подтверждающая слова оборотня. Он даже и не понял, что кто-то успел вынесли ему ребро-другое в этой потасовке. Среди прочих его ран пара сломанных костей, видимо, вообще не чувствовалась. Он потёр бок и зашевелился. По его лицу было видно, что он испытывает не просто дискомфорт, а всё ещё боль, но остановить его и заставить не шевелиться было почти невозможно. Он же из семейства Вольфыча, там никто не умеет долго сидеть на одном месте без дела.
- Чёрт...а больно, - тихо, шикнув сквозь зубы, прокомментировал он, чуть приподнявшись. А после, натянул вещи почти до самого носа и глянул на Гамболла.
- Так... а вообще, поговорим о существенном, раз я больше не помираю. Ты как тут оказался...?! - он попытался изобразить почти угрожающий недовольный тон, но жгучая боль перевела это всё в нелепый скулёж под конец и от стыда Уилбур даже спрятался под "покрывалом" насовсем на какое-то время.

+1

7

Окей, допустим. Можно было бы поверить в сказанные слова. Все же так хорошо выглядит, верно? Дать немного времени, ничего такого, что вызовет подозрение у человека, который не особо хорошо разбирается в анатомии другого. Хорошо. Допустим. С большой или скорее с громадной натяжкой, но пусть. Но, хруст костей, который заставляет Гамболла округлить глаза в ужасе, вряд ли можно принимать за знак «все нормально, отлично, просто супер не отвлекайся от костра, я так каждый день любитель похрустеть костями».  Одним словом, принц был в шоке.

— Ага, по звукам и в самом деле… новеньким, — жвачный даже не пытался в улыбку или что-то еще, потому что, да, он все еще очень и очень переживал.
Сделал все, что было в его силах, это правда. Но этого казалось катастрофически мало. И что им теперь делать? Что  е м у  делать? Нервно поглядывать по сторонам, ожидая когда из темноты прилетит копье, стрела или вовсе на них помчится целая толпа разъярённых охотников?  Это все было сложно и опасно, не время для шуток или геройств. Они могут умереть. Потому что вряд ли Уилбуру дадут шанс избавиться от серебра, а ему дадут время отрастить потерянную конечность.
Ведь вряд ли быстрая регенерация сможет убедить тех чокнутых парней в том, что Гамболл не нечисть или что-то в этом духе.
«О, не переживайте, я всего-то конфетный элементаль. Не знаете о таких? Ну, переводя на ваш язык, я ожившая жевательная резинка, ничего особенного, проходите дальше».

А вот кода волчонок начал вновь шевелиться, желание привязать его к дереву возросло втрое. Ну серьезно!
— Если ты сейчас же не перестанешь шевелиться, изображая из себя самого крутого и опасного, я просто лягу сверху и придавлю тебя к земле! — возмущенно вспылил принц.
— Потому что ты и так крутой и опасный. Но, то, что ты там сделал, было очень и очень безрассудно. Ты же мог там погибнуть. Иногда можно позволить себе спрятаться и переждать, понимаешь? [float=right]http://sa.uploads.ru/hyTsi.gif[/float]
Взглянув товарищу в глаза, жвачный попытался надавить то ли на совесть, то ли на разум. Потому что думать о том, что все это действо могло закончиться чем-то летальным совершенно не хотелось. От таких мыслей по коже пробегала холодная дрожь. Он бы с ума там сошел, случись, что ужасное с Уилбуром.

— Я взрослый мальчик, могу о себе позаботиться. И кажется, теперь и о тебе придется заботиться, раз уж ты сам этого делать не хочешь, — вздохнув, Гамболл вновь отвел взгляд к костру. Это определенно его успокаивало. Возможно, сильнее чем-то могло бы быть на самом деле. А может сейчас, было спокойней оттого что рядом Уилбур и вдвоем уже не так страшно оказаться в совершенно незнакомом и что самое главное, не дружелюбном месте для всего живого и выходящего за рамки «человек» месте.

Правда, долго вглядываться в костер ему не дали. Ну как не дали, просто волчонок вновь и вновь делал то, что Гамболл просил его не делать – шевелился, елозил, говорил, в конце концов.
И тут уж царское терпение лопнуло, и жвачный крайне показательно закатил глаза, подавляя в себе то плохое желание таки привязать товарища, чтоб тот затих хоть на секунду.

— О. Разве, это столь существенно? Да и со своей стороны, — принц потянулся к куртке, доставая оттуда свое устройство. Правда, оно скорее похоже на тревожную кнопку, нежели на штуку, которая открывать порталы умеет, но… не стоит судить по изобретению, опираясь лишь на визуальные аспекты.  — Я как бы могу это дело научно объяснить, — с огорчением отметив про себя, что прибор все еще горит красным огоньком, жвачный сунул тот обратно в карман куртки, застегивая замок. Было бы неловко потерять то единственное, что может их отсюда вытащить.

— А вот, вопрос куда важнее. Почему ты оказался здесь, да еще и… с ребятами, которые хотели тебя убить? Хотя ладно, неприятности сами тебя находят. К огромному сожалению.   Но, как ты оказался в другом мире? Волчья магия? Супер способность оборотней? Или вышел за чашкой кофе, а оказался в лесу? Я… прости, просто слишком много вопросов, я все еще переживаю за твое состояние и мне все еще хочется врезать тем мертвым мудакам по лицу ногой из-за того что они с тобой сделали. Слишком много эмоций, — закончив говорить, принц выдохнул, прикрывая глаза и считая до десяти. А иначе ну вот просто никак было.

+1

8

Ага, по звукам и в самом деле… новеньким, — на слова принца, волчонок лишь отмахнулся ладонью, закатывая глаза. Оба. Да, на этот раз он уже мог пользоваться обоими окулярами, хотя раненый глаз всё ещё восстанавливался, он уже представлял собой глазное яблоко... пусть пока без кровяных капилляров, зрачка или радужки, но формировался помаленьку. По крайней мере, не кровоточил, а Уилбур считал, что и это уже хорошо. Это же значило, что мозг уже восстановился, раз регенерирует уже глаз, а способность мыслить и внятно говорить ему сейчас казалась важнее, чем созерцать окружающий его мир и собеседника обоими глазами.
Что ж, видя весь этот ужас с переживаниями на лице Гамболла, сидящего напротив, он испытывал противоречивые чувства. Вроде, было до жути приятно осознавать, что за тебя так беспокоятся, волнуются и переживают. Значит, ты не просто какой-то приблудный дворовый пёс для них, а всё таки что-то значишь, дорог им, в их жизни занимая не самое последнее место. С другой, немного жгла в груди обида, что Гамболл думает, будто оборотня так легко убить! Хотя... быть может, жгла его вовсе не обида, а всё ещё оставшийся в ране яд от серебра. Второе, кхм, даже более вероятно было, на самом деле.
- Ой, да не драматизируй! Хех... конечно, не буду врать и говорить, что бывало и хуже, что и не из таких передряг выбирался, но... сейчас я в порядке. Полном. Нам повезло... - не говоря просто "мне" повезло, подчеркнул особым тоном волчонок.
И правда, не разберись Уилбур с теми ребятами в лесу, что напали на его след, всё, пиши - пропало. Они успели бы связаться с другими охотниками, потянуть время, чтобы прибыло подкрепление... Да им обоим была бы крышка! Хотя даже сейчас сидеть у костра было слишком опасно и неосторожно с их стороны, ведь дым в лесу легко заметить даже ночью. А уж для таких опытных охотников и следопытов это вообще не составит никакого труда. С другой стороны, Уилбуру сейчас требовался отдых, короткая передышка у горячего костра, чтобы согреться, набрав привычную температуру для своего тела в тридцать девять и девять градусов. Ему необходим был этот перерыв, даже если это давало фору их недругам и, скорее всего, следующий отряд пресвятой инквизиции уже в пути...
Но запугивать Гамболла этим он не собирался, по крайней мере, точно не сейчас. Кажется, тот и без того был достаточно на нервах, чтобы его ещё занимать и этими мыслями, да проблемами. К тому же, Гамболл не дурак, и если даже где-то тормозил в этой ситуации и глупил не меньше Уилбура, то совсем уж полным кретином точно ни был. Как никак, он один из самых умных и гениальных (сумасшедших) учёных из всех, которых доводилось повстречать оборотню на своём веку. Так что волчонок был уверен, что он если ещё не догнал что к чему и как плохо обстоят их дела сейчас, то как минимум начинал догадываться.

- Ах, ну да... стоило ли сомневаться, что меня сюда случайно занесло, а ты умышленно попал... не самое радушное местечко для путешествий ты выбрал, из всего множества миров, вот честно! - фыркнул, с коротким свистящим в лёгких болезненно смешком, Уилбур. После чего снова поёрзал, неприятно жмуря глаза и морща нос - больно. Каждая часть тела изнывала от боли и наверняка он выглядел просто ужасно, но, благо, наброшенная на него куртка скрывала от глаз Гамболла весь размах пиздеца.

•     •     •     •     •     •     •
http://se.uploads.ru/t/3qyCk.jpg http://se.uploads.ru/t/7xlBw.jpg http://s9.uploads.ru/t/b64Fa.jpg  http://s3.uploads.ru/t/dfez2.jpg
My soul is my cathedral || And I won't let you in || My soul is my cathedral || You won't enter me today || My soul is my cathedral || And I won't let you in
•     •     •     •     •     •     •

Огромный, тяжкий архитектурой, готический собор возвышался на холме, меж кривых мёртвых деревьев и кладбищенских могильных пыльных плит. Лунный алый свет пробивался через витражи в узких высоких окнах, придавая помещению внутри ещё более мистический и жуткий вид. Внутри же, ставя свечи, в главной зале, пропахшей кадилом, металлом и порохом, в алой, как сама луна в эту ночь, стоял у стены священник. Причём, судя по его наряду и украшениям - одного из самых высоких санов. 
- Падрэ, мы потеряли связь с одним из отрядов... - мужчина в чёрном тяжёлом походном плаще из грубой кожи в брызгах грязи (или того хуже, крови), неожиданно рухнул на колено перед мужчиной в рясе, опустив стыдливо и благоговейно глаза в пол, почти полностью скрывая своё лицо за широкими полами чёрной шляпы. Лишь пальцы в грубых перчатках успели опустить вниз повязку с лица, чтобы речь его была слышна чётко и ясно, пускай с акустикой данного помещения, казалось, даже мысли были громче крика. Он появился совершенно из ниоткуда, но священник даже не дёрнулся. Не моргнул. Не ахнул. Он даже взгляда на него сразу не перевёл, пока не закончил со свечами. После, медленно, шурша полами длинной алой рясы, повернулся всем телом к одному из охотников, опустив на него безжизненный и безжалостный пустой взгляд, складывая пальцы в замок перед собой.
- Посланные в деревню люди не вернулись. Отряд, отправленный на разведку доложил, что повозка найдена, а вот ни следов выживших, ни монстров, ни наших людей и в помине нет... что прикажете? - кажется, ещё чуть тише заговорив, продолжил свой доклад мужчина с жёсткой чёрной щетиной на лице.
- Это не хорошо. Отправьте туда четыре наших отряда, кажется, дело серьёзное. И наша святая обязанность победить зло всеми силами, какое бы страшное оно там не притаилось... ничего не бойся, сын мой, бог благославляет ваш поход! - перекрестив охотника и дав тому поцеловать свой перстень на руке, он отмахивает рукой и тот уже скрывается за створчатыми дубовыми вратами собора, ныряя в ночь. Ночь Охотничьей Луны...

•     •     •     •     •     •     •

- Везение... хотя, кто знает, может и без волшебства не обошлось. Всё таки, полнолуние в ночь кровавой луны это особенное время для любого оборотня! Я лишь удивляюсь, что встретил тут тебя... из всех возможных потеряшек в параллельных мирах и перемещениях между ними, я встретил своего старого знакомого. На бутылочку пива его не дождёшься... где ж встретиться посреди занятых будней, как не в другом мире! Хах! Злая ирония... - фыркает Уилбур и с треском рвёт какую-то рубаху белую, что валялась рядом. Наверное, она принадлежала кому-то из инквизиторов. Ему она показалась более-менее чистой, но он всё равно на всякий случай поднёс ту к лицу, принюхался и лишь потом начал с лёгкостью драть на лоскуты.
- Честно говоря, странно получилось. Я очутился посреди леса и всё бы ничего, да вот... почуял запах огня. Огонь в лесу всегда не к добру, ну я и попёрся посмотреть, да разведать что там как... идиота лохматый кусок! - рассказывая не спеша свою историю, он заматывал лоскуты белой ткани, вместо медицинских бинтов, на свои руки.
- Думал, может кому помощь нужна... да благими намерениями дорожка в ад выстлана, не зря в народе говорят. Ну вот, очутился я быстро в деревеньке той... вернее на том месте, где та когда-то стояла. Ужасное зрелище. Все дома сожжены дотла, скот перебит самым жестоким образом и просто горы трупов невинных крестьян. Я только сам там очутился, как появляются вот эти молодцы... ну и, кажется, решают, что это моих рук дело... вернее, лап. Открыли сразу пальбу из арбалетов, ну я и ломанулся в лес... а дальше ты и сам знаешь - на тебя налетел. Вообще сначала принял тебя за одного из них, вот и накинулся... мог ведь и разодрать сначала, а потом разобраться, ух, повезло же тебе, что я не как те ребята. Сначала всё ж разбираюсь что к чему, а потом уже убить пытаюсь... - закончил он снова с лёгким смешком, глядя почти что довольно на свои перебинтованные руки и шевеля пальцами.
- Даже вот теперь думаю, что же тут за монстры такие обитают, что способны на такие зверства и заслужили таких охотников... но надеюсь так же, что они нам не повстречаются, - и, как жизнь любит всегда делать, именно после этой фразы, неподалёку от них, из мрака кустов, доносится басистое рычание и фырканье чужих ноздрей. Уилбур, заслышав это, тут же замолкает и улыбка на его разбитых губах с запёкшейся кровью, тут же гаснет. Выпучив янтарные глаза, он резко садится, выпрямляя спину и, игнорируя боль, резко вертит башкой, прислушиваясь.
- Кажется, мы тут не одни...

Отредактировано Wilbur (15-10-2017 02:26:52)

+1


Вы здесь » Crossover Apocalypse » По чужим следам » Let the Hunt begin...