Апокалипсис. Такое ёмкое слово, универсальное для обозначения бесконечного множества вещей. В христианстве это текст – откровение, со словом же «Армагеддон» оно употребляется в значении конца света или катастрофы планетарного масштаба. У каждого, безусловно, хотя бы раз в жизни случался свой собственный конец света. И здесь уже не до обозначений и терминологии, ведь для каждого человека апокалипсис – свой. Для кого-то это вспышка солнца или разразившаяся вирусная эпидемия, для кого-то всё сводится к нашествию зомби, а для кого-то "Армагеддон" – лишь череда личных трагедий, что сбивают с ног и вышибают из лёгких воздух. Трагедий, после которых нет никакой возможности жить дальше как ни в чём не бывало. Трагедий, из которых не так-то просто выбраться живым и здоровым. Чаще – побитым, истерзанным, с ощущением гадкого, липкого, вязкого на душе. Реже – поломанным настолько, что всё, кроме самого факта выживания, теряет свою важность.



Музыка и сама походила на магию, посильнее, чем та, что держала Леголаса вниз головой. Окутывала собственными сетями, разорвать которые было сложнее, чем освободиться от невидимых глазу верёвок. Песня быстро ускользала из памяти, но продолжала звучать внутри эльфа, будто сердце качало по венам не только кровь, но вибрации туго натянутых струн. Удивительно, но она лишала лихолесского принца желания бежать, как только ему предоставится такая возможность. Если вообще она у него появится. Незнакомец был твёрд в своём намерении не дать свободы своему пленнику, и Леголас это понимал. Но цели... читать дальше


Рейтинг форумов Forum-top.ru

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Грань

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

— Грань —
Jill Valentine & Carlos Oliveira
[Resident Evil]

http://creu.ru/wp-content/uploads/2015/02/140.jpg

— Описание эпизода —

Грань между дружбой и чем-то большим достаточно зыбкая. Джилл знает, что ей нужно будет ее переступить, но она пока не уверена, сможет ли?
Карлос знает, что она ее переступит, но когда это случится?
Они ходят по грани, но кто знает, когда она наконец-то сотрется?..

0

2

Я долгое время занимался тем, что работал на самую могущественную коммерческую структуру. Она мне предложила идеальные условия. Дала работу в своих рядах. Я не задавал вопросов и честно выполнял все пункты контракта, пока однажды мой отряд не послали умирать в Раккун-сити. Прикрытие было идеальным: найти в городе выживших и по возможности доставить их на любой из ближайших объектов корпорации. Вот только простая на первый взгляд миссия с самого начала пошла не по плану. Наш отряд попал в засаду неизвестных существ. Большая часть бойцов оказалась перебита, а тем кому удалось скрыться не подавали никаких признаков жизни. Я бродил по безжизненному городу в поисках своих товарищей и надеялся отыскать хотя бы кого-нибудь из выживших. Удача улыбнулась мне в лице молодой полицейской Джилл Валентайн. Вот только она была совсем не рада видеть молодого человека в униформе корпорации “Амбрелла”.
Для нее это был символ смерти. Она жаждала расквитаться с фармацевтическим гигантом, который разрушил ее жизнь и превратил когда-то процветающий город в мертвый осколок цивилизации. С трудом мне удалось убедить девушку, что я на ее стороне и тоже хочу выбраться отсюда. Так мы стали союзниками… Временными, но все же союзниками.
Чтобы заслужить окончательное доверие этой девушки потребовалось кое-что более существенное. Этим оказалась вакцина, которую я принес ей из больницы. До сих пор не могу выбросить из головы, как Джилл тяжело дышала и говорила мне, что это конец. Инфицированная вирусом, она едва не опустила руки и лежала на алтаре в часовне как жертва языческому богу. Я не мог допустить, чтобы она умерла. Или превратилась в одного из этих мертвецов.  Я не смог бы убить ее, потому что в противном случае выстрелил только в себя. Спустя два дня, когда вакцина наконец подействовала и Джилл стала чувствовать себя лучше мы встретились вновь. Теперь уже чтобы навсегда покинуть Раккун-сити.
Рано утром, когда наш вертолет висел в воздухе тактическим ядерным ударом город был стерт с лица земли. От него не осталось ничего. Никаких следов. Лишь радиоактивное пепелище. Корпорация очень эффективно замела все свои следы, но это было лишь началом ее неминуемого конца. То, что произошло в Раккун-сити рано или поздно стало бы достоянием общественности. И мне оставалось лишь ждать. Мы расстались с Джилл во Франции. Она отправилась разыскивать своего напарника, а я решил начать новую жизнь. Попытка была почти удачной, но воспоминания о пережитом кошмаре не стерлись за два года. И даже пять лет. Я понял, что мне нужен этот адреналин. Мне нужно убивать биологическое оружие. Для другого я не приспособлен. Работа наемником слишком обыденна, а попытка служить в армии США казалась не такой серьезной.
Когда я вошел в кабинет с заявлением, то не ожидал встретить ее. Уже такую повзрослевшую. С огромным опытом за плечами и уставшим взглядом красивых голубых глаз. Я даже не мог предположить, что Джилл все эти годы воевала с биооружием. Но…правда оказалась именно такова.
Мы подивились тому, что прошло уже столько много времени. Вспомнили былое, а потом расстались до начала интенсивной подготовки. Джилл и я оказались в одной. Она была уже списана, а ко мне присматривались… Нас тренировали, чтобы понять годимся ли мы для службы. Годится ли она еще для выполнения поставленных задач и в конце стало понятно – Джилл Валентайн еще рано списывать со счетов. Операция в Мексике стала нашим первым совместным заданием. Именно там мы впервые почувствовали некоторое влечение друг к другу, которое только начало просматриваться во время тренировок. Джилл реагировала на это чрезвычайно остро. Смотрела на меня так, как будто я могу узнать что-то лишнее… и я узнал. Про ее шрамы, которые она скрывала ото всех. Операция в Африке – это ее личная боль. Трагедия, которую она хочет забыть и не может по многим объективным причинам. Виной тому не только шрамы, которые она каждый день видит в зеркале и проводит по ним пальцами...но и воспоминания о том, что она делала те три года… Каждый день я хочу ее спасти от этого и не дать снова погрузится в это омут, где безраздельно царствует хаос. Вот только получается у меня чертовски плохо…
Однако, сегодня днем неожиданно у нее очень хорошее настроение. Прямо с порога она заявила о том, что хочет отправится в поход. На несколько дней. Подальше от городской суеты. Это показалось мне очень хорошей идеей, потому что сам я в своей жизни еще никогда в них не бывал. Мы собрали все необходимые вещи и отправились в горы. Путь наш лежал через лес, поэтому идти пришлось через довольно-таки густую чащу. Из-за густой листвы временами казалось, что мы идем почти в кромешной темноте, но редкие лучи солнца все-таки вселяли надежду оказаться на светлом участке. Наконец, мы вышли на небольшую поляну и я осмотрелся.
Где-то неподалеку был слышен шум. Неужели вода? Я пошел на звук и увидел, что здесь как раз и были подножия гор, где все тропы постепенно начинали подниматься вверх, а лес плавно сменялся каменистой поверхностью и мелкими кустарниками. Источником же шума оказался небольшой водопад низвергавшийся в маленькое озеро. От окружавшей нас красоты у меня просто-напросто перехватило дыхание. Я подошел к озеру, присел и коснулся рукой воды, чувствуя ее приятную легкость. Я с улыбкой умыл свое лицо и намочил шею, а потом посмотрел на женщину, которая стояла рядом:
- Muy hermoso… - проговорил я и посмотрел на Джилл. - Знаешь, теперь я чаще буду ходить с тобой в походы. Я многое упустил занимаясь работой.
И ведь правда. Я не замечал этого у себя на родине, потому что тогда была гражданская война и мне приходилось защищать свою семью. Когда я попал в “Амбреллу” думать о прекрасном тоже стало некогда, но сейчас у меня есть несколько спокойных дней, чтобы провести их так, как угодно мне и мисс Валентайн. В тишине девственно чистой природы.

+1

3

Я чувствую себя лучше. Увереннее, когда понимаю, что снова вернулась к работе. Ничего не лечит лучше, как возвращение к своему прежнему делу.
И, разумеется, откровенный разговор.
Я ловлю себя на мысли, что с тех пор, как я рассказала Карлосу то, что со мной произошло и не получила от его осуждения, мне действительно стало лучше.
Может быть, это все слишком спонтанно. Странно, случайно, неправильно. Но в тот же вечер мы оказались в одной постели. После того, как провели успешную операцию в Мексике.
Я помню нашу первую встречу в Раккун-сити. Тогда он даже не скрывал того, что я ему понравилась. Несмотря на мрачность всей ситуации, он даже в какой-то мере оставался оптимистичным. В меру шутил, в меру старался подбодрить. Конечно, порой его заигрывания вызывали у меня легкое раздражение, но...
Если бы не Карлос, я давно была бы мертва.
Я никогда бы не подумала, что мы встретимся снова. Мы покинули Раккун-сити, смогли, вырвались, выжили в этом аду и вернулись к цивилизации, которую "Амбрелла" еще не пыталась отравить. И тогда, в тот день я запомнила, что не только одни ублюдки работают там. В какой-то степени, Карлос вернул мне веру в людей. И то, что некоторые самодовольные кретины задумали изменить мир, абсолютно наплевав на то, что могут его уничтожить, вовсе не значит, что простым солдатам это нравится.
Тогда Карлос увидел жесткую изнанку корпорации, на которую работал.
Конечно, с тех пор прошло слишком много времени. Разумеется, мы с тех пор больше не виделись. Но если бы я сказала, что никогда его не вспоминала, я бы соврала.
Иногда я думала о нем. Гадала, как сложилась его жизнь. Я не искала его, как и он меня. Словно по какой-то молчаливой договоренности. Будто бы мы подсознательно понимали, что нам нужно идти разными дорогами. Каждому жить своей жизнью, и не оглядываться назад.
То, что было в Раккун-сити - остается в Раккун-сити?..
Но судьба нас столкнула снова. Не так давно, и там, где я работаю. И там, где оказался Карлос...
И сейчас все стало немного... сложно?..
После того, как мы оказались в одной постели, прошло какое-то время. Я осознаю, что он мне действительно нравится. Но я не хочу пока об этом думать. Все слишком неожиданно произошло. И сейчас мне нужна передышка.
Карлос ни на чем и не настаивал. Я знаю, чего он хочет. Но он меня не торопит. Не требует от меня какого-то немедленного решения. И я ему за это благодарна.
Наверное, сейчас нас можно назвать друзьями. Хотя, это достаточно странное определение. Мы не собирались обсуждать то, что случилось между нами в Мексике с тех пор, как оно было.
Словно опять же, по какому-то негласному договору. Но я знаю, что когда-нибудь нам придется затронуть эту тему.

А пока, я предпочту отвлечься. Мы снова закончили операцию, еще одну. На этот раз - более легкую и менее масштабную. И теперь хотелось отдохнуть. Неожиданно, даже для себя, я предлагаю Карлосу отправиться в поход.
Я поняла, что слишком давно не отдыхала на природе. Даже... Лет двадцать, наверное. Осознав это, я почти прихожу в ужас. Неужели все настолько? Меня настолько сильно поглотила работа, что я даже не понимала, как много времени я на нее трачу?..
Видимо, все так и есть.
Карлос спускается к воде, а я иду за ним. Здесь достаточно тепло, пусть от водной глади и веет прохладой.
- Никогда не выбирался? - я лишь улыбаюсь, скрестив руки на груди. Палатка поставлена, машина припаркована. Оставалось надеяться, что назойливые насекомые не слишком сильно потревожат наш отдых.
Я присела рядом с ним, устроившись на какой-то коряге.
- Спасибо, что составил мне компанию.
Я лишь слабо улыбаюсь, поднимая с земли камешек и кидая его в воду. Не получилось. Утонул фактически сразу. Так странно, что все, что мне хочется сделать - это попробовать заставить камень прыгать по воде.
Когда-то давно, в детстве мне об этом рассказывал соседский мальчик. И даже показывал, как это получается. Но... У меня выходило лишь пару раз. А сейчас не вышло вовсе. Может быть, этот фокус лишь для тех, кто все еще верит в дальнейшую жизнь? Верит, что все еще впереди, а не позади? Для тех, кто еще умеет мечтать?
- Я поднимусь за купальником, - я снова смотрю на Карлоса, собираясь идти наверх. Пожалуй, это хорошее решение.

0

4

Все таки это здорово - оказаться вдали от суеты и каких бы то ни было кошмаров. Я многое повидал, но то, что произошло в Раккун-сити не шло ни в какое сравнение с партизанской войной в джунглях Южной Америки. Тогда я был значительно моложе. Оружие в руках казалось мне решением всех проблем. Я защищал свою страну от посягательств вполне реального врага, но в Раккун-сити этим врагом стали зловещие живые мертвецы. Неутомимые. Вечно голодные. Обуреваемые жаждой вкусить чужую плоть. Черт! До сих пор тяжело выбросить эти воспоминания из головы.
Так же как и воспоминания о красавице Джилл Валентайн, которая по своей воле оказалась в этом месте. Если бы я не был наемником, работающим на вражескую корпорацию, то несомненно знал бы ее мотивы быть здесь. В конце концов отряд S.T.A.R.S. был слишком хорошо известен на территории города. Вот только последние дни до нас не доходила никакая информация. Даже последние часы перед заданием мы провели в информационном вакууме. Короткий брифинг, на котором нам изложили суть нашего задания плюс вертолет с пилотом - вот и все, что предоставила "Амбрелла" в тот злополучный девяносто восьмой год.
Я слабо улыбнулся. Уже минуло достаточно времени, а мыслями я все еще там. В мертвом Раккун-сити, где мы с Джилл впервые познакомились. С тех пор многое поменялось. Уже нет ни корпорации "Амбрелла", ни Раккун-сити...Ничего, что могло бы напомнить о прошлом. Только мы сами. Выжившие в том кошмаре. Сейчас я стал оперативником B.S.A.A. и для меня это заметный шаг вперед. Мои навыки востребованы и я прилагаю все усилия, чтобы так оно и оставалось. Первая настоящая проверка произошла в Мексике. Я работал не один. Джилл была моей напарницей. Для нее это тоже была проверка на прочность. Возвращение спустя несколько лет застоя на оперативную работу. И я видел, что она справилась. По другому просто и быть не могло.
Три дня короткого отпуска, который нам выделил директор после той операции заставили меня сильнее сблизиться с женщиной, в которую я долго был влюблен. После нашего расставания во Франции я пытался не тешить себя иллюзиями насчет того, что у нас все еще может сложиться. Джилл искала своего напарника, а я... пытался начать жизнь с чистого листа. Но в Мексике все сложилось по-другому. Ее губы оказались слишком манящими, а глаза гипнотически притягательными. Я не смог устоять, а она не смогла воспротивиться порыву. Мы оказались в одной постели... Я готов был перешагнуть грань дозволенного, но моя ошибка развеяла розовый туман в голове у этой рыжеволосой красавицы. Возможно, это даже к лучшему. Так я не успел себя почувствовать негодяем.
Свежий чистый воздух возвращает меня к реальности. Вокруг девственно чистая природа. На моем лице расцветает улыбка. Что еще нужно для того, чтобы правильно провести время? Особенно, когда инициатива исходит от женщины.
- Я жил рядом с джунглями, mi bien... - улыбнулся я и посмотрел в ее сторону. - Там красивые и опасные места. Однажды, мне пришлось прятаться там вместе с отрядом партизан. Войска тамошнего правительства не сильно любили революционеров. Так что...походы по горам мне только снились.
Я немного помолчал, когда рассказал Джилл эту историю. Если подумать, то на моей родине у каждого третьего была подобная судьба. Каждый брал в руки оружие, чтобы доказать что-то своей семье или своему правительству. Я оказался счастливым исключением из правил, но оружие до сих пор не покидает моих рук. Интересно, а что мне может рассказать Джилл? Я ведь так ничего и не узнал про нее... Я снова улыбнулся, когда она поблагодарила меня за составленную компанию и все-таки осмелился задать интересующий меня вопрос:
- А ты... давно ходила в горы? - я сел поудобнее и проследил взглядом за камушком, который потонул в чистой прохладной воде.
Нет, я никогда не осмелюсь спросить ее о прошлом. О ее отце или матери. О ее прошлой работе. Все это лишний раз напоминает о Раккун-сити и возвращает к тому, что она пережила уже пятнадцать лет назад. Напряжение снимает фраза о купальнике, которая приходится как нельзя кстати. Я и сам давно мечтаю уже окунуться в озеро. Джилл поднимается к палатке, а я еще некоторое время сижу возле озера... Как же лучше поступить? Дождаться ее или устроить ей маленький сюрприз? Выбор пал на первый вариант. Прошло всего несколько минут и я услышал тихое покашливание за моей спиной. Джилл Валентайн была бесподобна. На мгновение я даже потерял дар речи, потому что ни разу еще не видел эту женщину в настолько откровенном наряде. Конечно, тут можно было вспомнить ее шикарный топик и черную кожаную юбку, в которых она повстречалась мне возле бара "У Джека". Но...шло ли это в сравнение с купальником? Пожалуй, что нет...Соблазнительные линии изгибов, подтянутый живот, упругая грудь... Я тяжело выдохнул, замечая за собой, что уж слишком пристально рассматриваю женщину. Но...такова уж была мисс Валентайн.
- Тебе идет, - улыбнулся я, вставая со своего места и лукаво подмигнул. - Устроим небольшой заплыв?

+1

5

Прошлое - словно за какой-то пеленой. Спрятано в глубине подсознания, и лишь выглядывает иногда в самые неподходящие моменты.
Оно цепляет, порой даже ранит.
Раккун-сити навсегда останется моим персональным адом. Местом, из которого я даже и не думала выбраться живой. Пусть в те дни и решила не сдаваться. Ни в коем случае.
Это совсем не те воспоминания, которые много лет спустя вспоминаешь со смехом. Это те, которые вспоминать совсем не хочется.
Карлос - неотъемлемая часть того самого прошлого.
Нет, один его вид вовсе не напоминает о том, что случилось в том проклятом городе. Скорее, напоминает другое…
То, как он отыскал антидот и спас меня. В тот момент, когда я думала ставить на себе крест. И лучше пустить пулю в лоб, чем превратиться в одну из этих тварей.
Но тогда Карлос смог меня спасти.

Во Франции наши дороги разошлись. Карлос пошел по своему жизненному пути. А я - по своему.
Карлос был свободен. В своем выборе, в своем пути. А я уже не могла все оставить этот просто так.
Я знала, что теперь моя цель - уничтожить “Амбреллу”. Я слишком много видела, чтобы сидеть сложна руки.
И я не простила Вескера. Неприятно осознать, что человек, которым восхищалось все подразделение, и на кого они равнялись, оказался фальшивкой, с легкостью разменяв наши жизни ради своих безумных экспериментов.
Вескер не был нормальным. И его безумие росло вместе с его же модификациями. Потому что вирусы сводят с ума ничуть не меньше, чем все остальное.
Сейчас остается лишь надеяться, что ему там хорошо. Если ад на самом деле существует.

Я не могу сказать, что там на самом деле после смерти. Потому что я не умирала. Но сейчас чувствую себя так, будто бы родилась заново.
Вновь открыла глаза и научилась дышать.
Карлос напоминает мне о прошлом. Но также, о том, что я его пережила. Пожалуй, во всех файлах с Раккун-сити стоит поставить свою точку. У себя в голове.
Это было слишком давно. Насколько, что даже не стоит вспоминать об этом.
Потому что теперь все иначе.
Я больше не юная девушка, которая хочет сжаться в комок и в панике бежать подальше от живых мертвецов, но снаружи - держит крепко пистолет обеими руками, твердой хваткой и стреляет очередному зараженному в голову. Потому что должна быть сильной.
Карлос больше не наемник “Амбреллы”, что натягивает на лицо похабную улыбку, когда нахваливает свой акцент и, казалось бы, плевать ему, что мир вокруг рушится, если рядом красивая девушка.
Теперь мы оба - сотрудники B.S.A.A., повидавшие слишком много этого дерьма в мире, умудренные опытом, а у кого-то даже целая смерть позади. Теперь мы успешно провели операцию в Мексике, а после - оказались в одной постели.
Но мы все еще не знаем, что с этим делать.
Я не знаю.

Карлос не лезет в душу и не требует от меня ответа. Карлос старается не смущать меня, но иногда это прорывается. Я знаю, чем может кончиться эта поездка, но я все равно сделала к ней шаг.
Я давно уже поняла, что собственную судьбу выстроить так, как хотелось бы, очень трудно. Почти что невозможно.
Я смотрю вперед и отдаюсь воле судьбы и случая. Будь что будет.
- В детстве, ходили с отцом. Ничего интересного. Небольшой поход туда и обратно. Мы поднялись на одну, не самую высокую, ели жаренные на костре сосиски и спали в палатке. А наутро снова пошли домой. Не интересно, да?
Я легко улыбаюсь, даже несмотря на то, что это вызвало у меня другие воспоминания. О совсем другом походе в горы.
На вертолете, вместе с группой “Альфа”, где из половины отряда до рассвета дожили только четверо. Включая девочку, из группы которой не выжил никто. Мы хотели найти своих товарищей, а нашли только эксперименты, мертвецов и предательство Вескера. Незабываемые ощущения!
С тех пор, я ни разу не была в горах. Даже ради отдыха.

Я поднялась наверх, и с трудом переоделась в палатке. Я ругаю себя, следовало надеть купальник сразу. Внутренний голос предательски шепчет о том, что без него легко обойтись. Перед тем, кто видел меня без всего.
Но я все еще держусь за грань, что между нами. Ограждение не порвано, но предательски колышется на ветру тех чувств, что растут в глубине моей души.
Я снова спускаюсь вниз. Я оцениваю реакцию Карлоса и киваю.
- Насколько ты хорошо плаваешь?
Я не дожидаюсь ответа и сразу ныряю в озеро. Ледяная вода тут же пробуждает желание вынырнуть обратно и вернуться на берег.
Но я давлю в себе это ощущение и плыву в середину. С другом передвигая руками и ногами, чувствуя, как от температуры воды стало тяжело дышать.
Но это ерунда. Потом становится легче. С каждым движением, с каждым гребком.
И у меня получается привыкнуть к холоду. Так всегда и бывает.
В конце концов, холод озера не сравнится с той пустотой, что преследовала меня все это время, когда проходила реабилитацию.
Мне плевать на мои шрамы и я чувствую себя живой.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC