Апокалипсис. Такое ёмкое слово, универсальное для обозначения бесконечного множества вещей. В христианстве это текст – откровение, со словом же «Армагеддон» оно употребляется в значении конца света или катастрофы планетарного масштаба. У каждого, безусловно, хотя бы раз в жизни случался свой собственный конец света. И здесь уже не до обозначений и терминологии, ведь для каждого человека апокалипсис – свой. Для кого-то это вспышка солнца или разразившаяся вирусная эпидемия, для кого-то всё сводится к нашествию зомби, а для кого-то "Армагеддон" – лишь череда личных трагедий, что сбивают с ног и вышибают из лёгких воздух. Трагедий, после которых нет никакой возможности жить дальше как ни в чём не бывало. Трагедий, из которых не так-то просто выбраться живым и здоровым. Чаще – побитым, истерзанным, с ощущением гадкого, липкого, вязкого на душе. Реже – поломанным настолько, что всё, кроме самого факта выживания, теряет свою важность.



Стив слишком занят, чтобы ответить. Он пытается шевелить мозгами, чтобы как можно скорее добраться до решения проблемы, на деле же большую часть его мыслей занимает страх. Он даже не может воспользоваться выпрошенными у Ракеты бластерами. Хотя бы одним! читать дальше


Рейтинг форумов Forum-top.ru

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » Затянувшаяся дегустация


Затянувшаяся дегустация

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

— Затянувшаяся дегустация —
Anduin Lothar, Medivh, Khadgar, Chen Stormstout.
[warcraft]

http://s3.uploads.ru/4eiyL.gif http://s7.uploads.ru/20yFN.png http://sg.uploads.ru/GDy2O.gif
http://sh.uploads.ru/L9ONS.gif

— Описание эпизода —

« Обычно нужны недели на то, чтобы пиво пропиталось магией. Но здесь всё куда быстрее ».
Или ответ на вопрос, почему Кадгар стремается водить кого-то в Каражан.

+5

2

Не то что бы он знает, за сколько можно обойти этот зал наверху в башне, но догадывается. С его-то энергичными широкими шагами и вот он уже упирается в огромный пыльный шкаф со свитками, если развернуться, то как минимум еще два раза можно будет упереться в шкафы с ценными свитками, которые не то что бы нельзя трогать пальцами, но и дышать на них нельзя. Интересно, это касается всех, кто когда-либо бывал в Каражане или все же есть исключения? Можно еще, конечно же, померить расстояние от шкафов до большого окна, вид из которого он уже не раз и не два видел и запомнил досконально, но, пожалуй, нужно перестать мельтешить.
Он доходит до центра зала, где находится огромный стол, заваленный очередными свитками с письменами и пометками самого Медива, на полу валяется еще такая же кипа. Лотар аккуратно отодвигает тяжелый стул, пытаясь создавать как меньше шума и не отвлекать магов. Кто ж знал, что именно сегодня у него будет выходной от военного ремесла, командования и прочих неотложных дел в Штормграде? Ллейн в очередной раз увяз в бумагах и вопросах о новых существах, которые населили Топи, сестра, как и всегда, была подле мужа. А ему великому и незаменимому не найдется даже простецкого дела.
Андуин закидывает ноги на край стола, все еще пытаясь не задевать ценных листков. С шумом уже проще – кажется, самому Медиву плевать, что происходит здесь и сейчас. Он в очередной раз не в башне, а витает где-то в своих мыслях, невидящим взором рассматривая паладина. И почему именно сегодня Хранитель решил все же начать учить Кадгара? Со времен их последнего «похода» с целью выяснить обстановку на Топях для Ллейна и всего королевства прошло уж и не так много времени. Неужели кто-то все же смог доказать, что он достоин не только бегать с тряпкой по Каражану, но и брать в руки древние свитки?
Андуин ерзает на стуле, придвигая его чуть ближе к столу с омерзительным не то скрипом, не то вздохом, напоминая о себе. Не то что бы он приехал сюда за советом к великому Тирисфальскому Хранителю, но как минимум за бутылкой  и хорошей историей. В письмах к паладину маг не писал о своем решении все же заняться своим учеником. Где же это письмо с предупреждением о том, что теперь в Каражане сухой закон и новая школа для мальчиков? Лотар тихо барабанит по столу, пытаясь еще раз привлечь к себе внимание. Уже не первый час он бродит по залам без дела, Кадгар гнет спину над учебником, а Медив делает вид, что не с ними. Ученик мага в очередной раз вздрагивает, когда Лотар в очередной раз маячит Медиву, что пора закругляться с учением и переходить к основной программе.
Не то что бы у них существовала договоренность не говорить о делах , когда они собирались вместе, но  Ллейн никогда не жаловался на корону, Лотар никогда не упоминал о клинках, а Медив об источнике магии.
- Медив, - кто сказал, что шантаж это плохо, - не было времени поговорить с тобой, но… – в последний раз такая фраза привела их на Топи, но что сейчас может пойти не так?

+4

3

В этот раз в башне было тихо, можно было прибавить, что даже было спокойно. Она не содрогалась под натиском учебных заклинаний Кадгара, а в библиотеке перестали греметь взрывы охранных заклятий. Одни лишь видения спокойно скользили от окна к окну, будто высматривая что-то вдали. И шаги Лотара, который в очередной раз решил посетить Каражан и его обитателей. Конечно же, Медив был рад своему другу детства, но у него заканчивались поручения для своего помощника. Признаться, он был хорош, но слишком любил совать свой в нос в чужие дела. В дела орков, если быть точнее. Ему не оставалось ничего более, как начать учить посланца из Даларана. Пробовать какие-нибудь азы магии Медив боялся по одной простой причине – всем в этой башне хотелось жить дальше в ней, поэтому Кадгар сидел рядом и изучал нужные на сегодня заклинания. Конечно, можно было начать с какого-нибудь безобидного метаморфизма, но маг боялся, что его помощник начнет болтать, объясняя, что их в Даларане этому не обучали, а это было бы долго и нудно. Тем более слова «обучали», «ученик» и воспоминания о Цитадели отзывались нудной головной болью у Медива. Можно было сделать проще, попросить помощи у Лотара – Медив бы стоял с песочными часами, засекая время обращения в ворона, а Андуин спихивал бы Кадгара с ближайшего балкона. Посмеялись бы все.
После нескольких променадов Андуина по большой зале, который всем своим видом намекал, что пора бы бросить обучение и уделить внимание своему другу, который проделал такой далекий путь, он все же усаживается. Маг думает, что на этом его мучения на сегодня заканчиваются, но тот начинает упорно барабанить пальцами по столешнице, еще периодически двигая стул. Спасибо Свету, что он сегодня не в доспехах, которые бы издавали скребущий звук, который заставлял морщиться всякий раз, когда это происходило. Интересно, у кого первого сдадут нервы в этот прекрасный вечер?
- Хм, угрозы, мой друг, ни к чему не приведут, - он улыбается, парируя реплику про то, что нужно срочно поговорить, - раз этот молодой человек пришел обучаться здесь магии, он будет обучаться, - со скорбным видом продолжает он. Все же нужно как-нибудь предложить Лотару скинуть ученика с башни. И проверят его навыки в магии, и Медиву станет легче жить, наверное.
Годы проживания бок о бок с кухаркой, камердинером и постоянно меняющимися учениками научили Хранителя одной нехитрой вещи: будь всегда готов к новым гостям. Уж великий Тирисфальский Хранитель может растянуть, словно паутину, маленькие магические ловушки около башни, которые будут сообщать ему о новых посетителях. Он слышит тихий, но настойчивый звон магии, словно кто-то аккуратно ступает по старым тропам, ведущим к Каражану. Маг даже видит проблески движения в свете, тень, которая резво бежит за хозяином и шелест потрепанного плаща в прохладном воздухе долины. Призрачный силуэт то мелькает, то пропадает вовсе. Кажется, еще чуть-чуть и скрипнут ржавые петли входной двери.
- Задача на сегодня меняется, - он продолжает быстро говорить, что бы его не перебили, - какова вероятность того, что к нам может прийти фурболг? Я надеюсь, что тебе известны классификации других рас Азерота. Могущественные маги Кирин Тора должны были исписать множество листков, что бы хоть что-то осталось в ваших головах. – Он с помощью магического зрения пытается проследить за незваным гостем. – Или… это пандарен? – Чуть тише добавляет Медив, разговаривая уже сам с собой. Теперь задача меняется для самого мага. Какова вероятность того, что одна из самых неуловимых рас Азерота разгуливает около Каражана? Воспоминания то ли его, то ли услужливо подкинутые Саргерасом показывают, что именно эта раса одной из первых признала калдореев одержимыми темной магией.

Отредактировано Medivh (26-10-2017 21:18:43)

+4

4

Глубоко вдохнув, Кадгар подпер щеку кулаком, уставившись в книгу, пусть ему и очень хотелось вместо этого пару раз об эту книгу лицом приложиться, а лучше приложить кое кого еще, например того, кто сидел совсем рядом и кого златоземский шмель кажется в задницу ужалил, не иначе, иначе как еще объяснить это новое веяние в деятельности мага, как внезапное желание учить своего ученика целиком и сразу и вот именно в сию минуту. И вроде бы, Кадгар именно этого несколько месяцев и добивался, чуть ли не транспаранты по всей башни развешивая, что гласили бы "УЧИ МЕНЯ!", но одно дело, когда есть учеба, а совсем другое, это пытка, выдаваемая за учебу. По крайне мере теперь ученик чародея точно уверен, что Медив никаких особых званий за преподавания не получал, да и вряд ли знал, как это делается, до самого Кадгара тут держались максимум месяц, а потом убегали так далеко, что, легенды говорят, следы беглецов находили сестры ночи Ашенвальского леса. Так что кажется парень был первым, кто испробует на себе обучающий курс тирисфальского хранителя "смотри не сдохни случайно", а вместо отчисления тут мучительная и иногда очень смешная для окружающих смерть, перезачетов нет и не будет, да и трудно выпросить хвост, когда ты уже наполовину переварился в чьем-нибудь желудке или если тебя пытается неспешно соскрести с камней по кусочкам Мороуз.
Кто бы что не говорил, но первыми нервы стали сдавать у паладина, который явно маялся без бутылочки чего-нибудь покрепче, чем забродивший компот, который сейчас стоял в кувшине напротив. Кряхтел, трагически вздыхал и постоянно отвлекал своим появлением так, что Кадгар уже готов был сам вскочить со стула и попросить учителя удалиться с великим героем Азерота в ближайший винный погреб и дать ему, наконец, мать его, поучиться. Вот только если он подаст голос, то просто со стопроцентной вероятностью повториться недавний инцидент, когда ему приходилось отбиваться от них двоих на своем "ускоренном курсе метафоризма" смысл которого был в том, что его просто высаживали через самое высокое окно и смотрели, как он, в свободном полете, будет обращаться в ворона. Вот только проблема в том, что очень сложно что-нибудь сказать из заклинания, когда твой рот в состоянии извергнуть только душераздирающий ор. В ворона он тогда, кстати, все же обратился, и первым делом нагадил на любимый плащ учителя, дабы не думал, что в процессе обучения он будет получать только положительные эмоции, издеваясь над Кадгаром.
- Фурболг, класс - млекопитающее; род - древние-высшие; место обитания - Гнилая впадина. - Кадгар зевнул, не отвлекаясь от книги. - Пандарены, класс - млекопитающее; род - предположительно кельдорай; место обитания - неизвестно. - Он вдруг отвлекся от книги, так и хотелось спросить, а не успел ли его учитель уже втихаря накатить или, может, его внутренний локатор барахлит. - Появление и одних и других  в этих местах крайне маловероятна. С такой же уверенностью можно сказать, что красный дракон входит в совет магов Даларана или что-то вроде того...
Впрочем - это Каражан, так что вместо того чтобы гадать, он встал из-за стола и выглянул в окно. На секунду глубоко вдохнув, Кадгар вновь вернулся в комнату, налив себе в стакан того, что раньше было компотом, отпив и вернувшись назад вновь выглянув из оконного проема, задержав фокус глаз на приближающейся фигуре. На всякий случай потерев уставшие глаза и проверив собственную реакцию. Нет. Все точно так же... ну, ему всегда казался подозрительным советник Краз (ни один эльф не носил такого короткого имени, чем не повод для подозрений)...
- Учитель, там пандарен. - Кадгар захлопнул окно и вернулся на место, вновь сверлить строчки заклинаний. - Подойдет примерно через минут двадцать.
Пару месяцев назад он бы носился по потолку, ибо встретить пандарена шанс один на миллион, сейчас же...
Это Каражан.
Уже ко всему привыкаешь.

+4

5

«

...От души признаюсь я
Трудно жить мне без тебя.
Ни за что и никогда
Не откáжусь от пивка...

»

Одинокий пандарен напевал себе под нос незатейливые слова на родном языке, периодически переключаясь то на мычание, то на свист, то обратно на слова. Поэт из него был так себе, как впрочем и певец, но да это не суть. Сейчас его вокал могли оценить разве что кочки под ногами, да вороны, изредка пролетающие высоко в небе. На самом деле путника уже давно донимал странный холод, а, как известно, песня помогает согреться в дороге. По крайней мере так считал сам Чэнь, до тех пор пока не оказался на этой территории.
Перевал Мёртвого Ветра не без причины заслужил такое название. Можно было укутаться в самые плотные и тёплые одеяния на свете, однако если здесь подует ветер, даже самый незначительный и кратковременный порыв, он обязательно проберёт до самых костей, будто бы отторгая любые проявления жизни. А ежели компанию ему решит составить ещё и дождь, здоровью путешественника, имевшему неосторожность оказаться вдали от укрытия, оставалось лишь посочувствовать. Буйный Портер уже провёл в этом месте достаточно много времени, чтобы на собственной шкуре полностью убедиться в этом.
Вот и сейчас, несмотря на то, что в долину в кои-то веки пожаловало солнце, ветер не желал брать себе выходной. Пандарена не спасал от него ни плащ, который, признаться честно, уже порядком поизносился за полтора года путешествий, ни собственный мех, ни даже песни, которые были его финальной контрмерой. Но Чэнь не унывал и продолжал словесный поток до тех пор, пока его не одолело новое, не менее странное чувство. Тропа, по которой он шёл, казалась безлюдной, однако в какой-то момент путник ощутил на себе чей-то взгляд. Остановившись, он затих и медленно осмотрелся. Желтые глаза показались из-под конической шляпы, внимательно поглядывая по сторонам. Увы, но никого и ничего поблизости так и не оказалось. Буйному Портеру ничего не оставалось, кроме как продолжить свой путь и пение, что он и сделал.

«

...Взамен пусть предлагают, что хотят,
Ни золото, ни самоцветы,
Да пусть хоть ослепительные девы.
Меня они не разубедят...

»

Что же пандарен забыл в этом, прямо скажем, не самом благоприятном уголке Азерота? Ведь его предупреждали. Про этот перевал ходило множество странных слухов и мрачноватых баек, репертуар которых не ограничивался одним лишь завывающим и пронизывающим всё ветром. Но большая часть этих россказней касалась не столько самого перевала, сколько Каражана - загадочной башни, чью высоту можно было оценить практически с любой точки этой территории. Жители окрестной деревушки явно побаивались говорить об этой постройке и при её упоминании чаще всего пытались тут же сменить тему или же вообще закончить беседу, ссылаясь на срочные и неотложные дела. Но Чэнь всегда знал, как развязать таким людям язык, и конечно же, за кружечкой крепкого отвара ситуация кардинально менялась. Спустя бочонок-другой местные уже начинали с неподдельным рвением рассказывать и о привидениях, и о маньяках, и о чернокнижниках, и о прочей жути, населяющей, по их мнению, башню. Если бы тогда пандарен знал, что лишь немногое из всего этого - правда, он бы восхитился фантазии своих собутыльников. Что же до самого Буйного Портера, поначалу ему казалось, что башня и вовсе заброшена, однако свет, который иногда можно было разглядеть в её окнах ночью, убедил его в обратном, а совсем недавно туда и вовсе пожаловал некто, верхом на грифоне. И знаете что? Туда же в настоящий момент направлялся и наш путешественник.
Чэнь уже облазил сам перевал вдоль и поперёк, постоянно откладывая свой визит в Каражан, оставив его "на десерт". И вот, пришло время финальной остановки его маршрута по этой территории. Буйному Портеру оставалось лишь предполагать с чем именно ему предстоит столкнуться в башне. Признаться честно, в какой-то момент в него закрался страх, который усиливался по мере приближения пивовара к пункту назначения, не в последнюю очередь благодаря всё тому же ощущению чей-то слежки за каждым его шагом. В голове пандарена тут же всплыли все те жуткие истории, которых он наслушался, а сама башня начала приобретать скверные очертания в его глазах. Наверняка путник знал лишь одно: С кем-то или чём-то, но он обязательно столкнётся, и любопытство, вызванное этим фактом, всё-таки перекрывало чувство страха. Отбросив сомнения и внутреннюю борьбу, Чэнь вдохнул поглубже прохладного воздуха и ускорил шаг.

«

...Куда б я не попал,
В лесную чащу иль каньон,
Бочонок мой меня не покидал,
Ведь Эль - мой лучший компаньон...

»

Буйный Портер не привык ходить в гости с пустыми руками. Вот и сейчас, он шёл по тропе в компании двух бочонков, доверху наполненных его новым пивом. Один он взял под мышку, а другой привязал к своему бамбуковому посоху, который закинул на плечо. Поначалу Чэнь хотел ограничиться лишь одной бочкой, но, взглянув ещё раз на башню и представив сколько народу теоретически может в ней поместиться, передумал. Груз солидный, сомнений никаких, однако пандарен стойко переносил такой вес, ибо цель оправдывала тяготы. К тому же, приходилось ему в своё время таскать вещи и потяжелее.
Наконец тропа закончилась. Пред ним предстал Каражан во всём своём... своеобразии. Несмотря на то, что при ближайшем рассмотрении внешняя сторона башни выглядела ещё более удручающей и запустевшей, чем издали, Чэнь всё равно старался сохранить надежду на хорошее завершение его путешествия по Перевалу Мёртвого Ветра. В конце концов, главное - не само место, а люди, которые его населяют. Подойдя к массивной двери, он опустил на землю посох вместе с привязанным к нему бочонком и постучал о деревянную поверхность освободившейся правой лапой. Шли секунды. Буйный Портер репетировал в голове свою приветственную речь. Ему хотелось как можно краше представить себя и свой продукт, дабы с порога произвести на новых знакомых впечатление. Секунды постепенно переросли в минуты, а волнение перед знакомством начало перерастать в волнение за сам факт этого знакомства, которое могло и не произойти. Пандарен постучал ещё раз, но ответной реакции всё не было. Он прекрасно понимал, что вламываться без спроса в чужие дома - невежливо, но напряжение, создаваемое этим ожиданием, убивало. Его лапа начала медленно тянуться к тяжёлой преграде и, когда он уже был достаточно близок к шальной мысли о том, чтобы попытаться распахнуть дверь, та медленно открылась кем-то изнутри. В мгновение опустив руку, Чэнь принял исходную позицию. Он приготовился к удивлённым взглядам обывателей, впервые в жизни видящих пандарена, и уже открыл рот в тот самый момент, когда из-за двери показался дряхлый старик. На мгновение между ними воцарилось молчание. То ли внешний вид, то ли поведение старика, выражающее абсолютное безразличие, вынудили Буйного Портера на секунду застыть от неожиданности с глупой гримасой на лице. Однако, быстро придя в себя, пивовар попытался исправить этот неловкий момент:
- Здравствуй, сударь! Меня звать Чэ...
- Я Мороуз. Хозяин ждёт тебя, - но его резко оборвал старик, которому, похоже, было всё равно, что прямо перед ним стоял представитель одной из редчайших рас Азерота. Тем не менее сей странный факт был переплюнут другим, ещё более необычным: Его ждали.
- Серьёзно? - Чэнь в очередной раз застыл от удивления. С момента начала его путешествий по этим землям, куда бы он не попал, визит пандарена всегда и везде был нежданным. Глупо было надеяться на обратное, когда речь шла о месте с такой дурной славой.
Ветер внезапно хлестнул Буйного Портера по мягкому месту, вежливо напоминая, что тот до сих пор за порогом. Дабы не испытывать терпение старика, гость быстро поднял свой посох и, закинув его обратно на плечо вместе с привязанным к нему бочонком, вошёл в помещения башни. Следуя за Мороузом, путник вскоре заметил, насколько это здание на самом деле малолюдно. Огромные залы, великое множество комнат. И не единого шороха, помимо тех, что исходили от самого Чэня и его сопровождающего.
- Ну и где хозяин? - вопрос напрашивался сам и, когда они дошли до винтовой лестницы, старик дал ответ, повернувшись к пандарену и молча указав пальцем наверх. Чуть приподняв пальцем шляпу, Буйный Портер взглянул в том же направлении, дабы разглядеть конец нелёгкого пути по ступенькам. От увиденного у него отвисла челюсть. Снаружи эта башня казалась ему не настолько высокой. "Определённо, надо было ограничиться одним бочонком". Проглотив ком в горле, хмелевар вновь взглянул на собеседника. Ожидать помощи от старика явно не стоило. В конце концов он добавил исчерпывающий вопрос, на который боялся получить неправильный ответ: - На самом верху?
Камердинер молча кивнул, дав таким образом как раз тот самый неправильный ответ. В этот момент Чэнь готов был поклясться, что на лице старика на мгновение появились зачатки улыбки. "Ну да, конечно. Толстый парень с тяжелым грузом против одной из самых длинных лестниц на свете. Смешно". С недовольной гримасой пандарен начал своё восхождение.
Казалось, они шли уже целую вечность, но ступеньки явно не желали заканчиваться. Каждый шаг давался Буйному Портеру труднее предыдущего. Сохранять равновесие также становилось всё сложнее и он начал опасаться, что бочонок висящий за спиной вот-вот потянет его обратно. Мороуз при этом держался отлично, что нисколько не удивляло гостя, поскольку тот шёл налегке. Общительностью он тоже не отличался, не проронив за весь путь по лестнице ни единого слова.
- Честно говоря... я удивлён, что кто-то... меня ждёт, - Чэнь решил возобновить разговор, несмотря на явно не располагающие к этому проблемы с дыханием.
- Я тоже. Гости в этом месте - явление редкое, но сегодня, похоже, особенный день. Видно, ты заинтересовал Медива, - это по прежнему не укладывалось у пандарена в голове. Он расспрашивал людей о башне, но никому не сообщал о намерении посетить её. Пивовар мучил себя догадками до тех пор, пока не вспомнил странное ощущение, преследовавшее его на пути сюда. То самое чувство чужого взгляда, уставившегося прямо на него. "Должно быть, он просто увидел меня из окна".
- Должно быть... до него дошли слухи о моём вареве, - запыхаясь, Буйный Портер улыбнулся, но Мороуз остался равнодушен.
- Что бы это ни было, лучше тебе держать свои бочки покрепче. Помощник приложил немало усилий, когда чистил эту лестницу в прошлый раз. Не хотелось бы, чтобы ты уронил и разбил их здесь, - последнее прозвучало с явными нотками иронии, но Чэню было не до них. Ему уже заложило уши, а пелена начала застилать взор. К счастью, спустя ещё ступенек пятьдесят, наконец показалась заветная, последняя дверь. Чуть ли не ползком добравшись до сплошной горизонтальной поверхности, пандарен опустил на неё бочки, а сам навалился всем своим пузом на одну из них. Такой одышки он не испытывал уже давно.
- Да... Дай мне... секунду, - прошептал едва живой Буйный Портер проходящему мимо Мороузу. Однако тот, видимо, не расслышал его или же просто не хотел слушать и, несмотря на просьбу гостя, распахнул пред ним дверь, застав того врасплох. Далеко не так Чэнь планировал предстать перед хозяином башни, посему, когда старик нагло раскрыл всю его измученность остальным обитателям Каражана, он от неожиданности вздрогнул, пытаясь привести себя в надлежащий вид или хотя бы просто встать на ноги. На деле же это вылилось в то, что пандарен нечаянно опрокинул бочонок, на который опирался в попытке встать, и тот покатился вниз по лестнице.
- Спасайте! - потратив все накопленные силы, хмелевар крикнул так громко, как мог, указывая пальцем в сторону ускользающего от него пива, продолжая свои безуспешные попытки отдышаться и встать наконец в полный рост.

Отредактировано Chen Stormstout (05-11-2017 00:29:00)

+3

6

Иногда, казалось, что в самые не нужные моменты, у Медива проявлялся характер. Склочный такой характер, который делал все наперекор. А что он сказал не так? Его не обучали как Ллейна всем этим политическим тонкостям. Он же видит, что Медиву не сдался этот очередной ученик, да и вся эта учеба затевалась ради какого-то непонятного спектакля. Осталось только догадаться, для кого именно разыгрывался этот спектакль…
Он растекается по неудобному стулу, опираясь затылком о неудобную спинку. Значит, ответ мага можно расценить, как отказ или как приказ к действию. Что там было выше? Лотара же не обучали политическим игрищам, значит, нужно развернуть целую боевую компанию. Ничего-ничего, он и не таких строил на учениях. Раз не пронять самого Хрнителя, так он возьмется за ученика. Практика показывала, что Кадгар хоть и был упертым малым, но границы знал. Тем более малому и так надоели все эти книги и свитки, что пора бы ему вернуться куда-нибудь, выше, ниже этой комнаты, но главное подальше от Хранителя.
От злодейских планов сорвать первый и, наверное, последний урок его отрывает внезапная передислокация вражеских войск. Первая атака (хотя воображаемая конница имени Андуина и не участвовала) исходит от самого старшего мага. Лотар даже готов похлопать в ладоши изобретательности Медива, потому что пандарены и фурболги – гости редкие. Да что там, в Каражане уже не было гостей лет пятнадцать, а тут сразу неуловимые расы Азерота пожаловали в гости. Он подтягивается на стуле, садясь ровно, словно ученик на проклятом уроке магии, готовясь к дальнейшему развитию событий. Второй удар (в котором опять же не участвовал сам паладин, но к его большой радости) приносит ученик. Тот, свесившись с окна, подтверждает догадки Хранителя. Шутят они что ли? Неужели весь план Медива состоит в том, что бы выгнать не Кагдара, а самого Андуина?
Он неспешно подходит к свободному окну, что бы принять участие в этом спектакле, как зоркий глаз натыкается на грузного пандерена, который что-то тащил за собой. Этот день становится все интереснее и интереснее…
- Мы же не оставим его на улице?- он словно мелкий ребенок, который пытается выпросить у взрослых, что бы они оставили щенка в доме и не гнали его. Зная нрав Медива, пандарен может потоптаться около главных ворот и уйти. Не то, что бы Андуин ощутил это на себе… Он не знает, стоит ли добавить слово «пожалуйста», потому что сам в Каражане на правах гостя.
- Неплохой экземпляр для изучения,, - он отходит от окна, что бы его не заметили, - много ли у тебя книг про эту расу? Ты можешь сам изучить его, – не то, что бы в Лотаре проснулся ученый, ему просто было интересно посмотреть вблизи на пандарена. Да и паладин догадывался, что мог тащить незваный гость в бочке.
- Тем более, Ллейн говорил, что у магов Кирин Тора мало знаний об этой расе, а у тебя в башне живой экземпляр, – Лотар идет ва-банк, потому что помнит о вечной вражде между Цитаделью и Каражаном.
Скорее всего, Медив уже дал знать Мороузу, а он распинается и сотрясает воздух просто так. Но стоит попробовать. Через несколько пылких речей (ему бы такие речи перед битвой толкать, что бы все воодушевились) чуткий слух ловит шаги по лестнице. Лотар, ухмыляясь, зависает где-то за спиной Медива. Кажется, получилось, и этот вечер будет веселее, чем все остальные.
- Сам пандарен, – не перестает удивляться Лотар, чувствуя, как начинает двигаться Медив. Еще чего не хватало, он знает мага слишком давно, поэтому начинает предугадывать некоторые его действия заранее. Лотар аккуратно встает своим широким сапогом на мантию мага, что бы тот не вздумал уйти куда-нибудь.
- Давай, давай. Бросай свои книги, нужно помочь гостю! – Его рука опускается на плечо Кадгара, толкая к выходу. Конечно, Лотар знает, что ученик мага не сможет нагнать бочонок, но он хотя бы попытается сдвинуть того с места.

+3

7

Пандарен!
Что-то внутри начинает предательски сжиматься, а в зале, где до недавнего времени проходили уроки магии, кажется, веет холодом. Медив гасит предательский огонек паники где-то глубоко, успокаивая себя, что странники, которые находились в пути слишком долгое время, чаще всего не знали, что происходит в соседних королевствах. Да и не могли те пандарены, которые впервые почуяли скверну, донести до своих отпрысков знания о зеленом яде. Судя по своим бывшим ученикам, что рассказывай, что не рассказывай им, эти странные детишки Даларана никогда ничего не запоминали.
Маг закатывает глаза на подтверждение своего ученика. Он «слышал» пандарена еще в начале его пути и доказательства ему не нужны. Ему нужен совет, как быть в том случае, когда ты уже очень долгое время стоишь по другую сторону баррикад, а сейчас на пороге у тебя незваный гость, который не переносит скверну. Он не может сейчас же предательски сбежать к источнику, маскируя свои способности под дар Света Азерота.
Масла в огонь сомнений Медива подливает Лотар со своим вопросом о гостеприимстве. Да, маг может подать знак Мороузу, что бы тот запер все двери на засовы, но может ли остановить пандарена хлипкая деревянная дверь? Он выдает вымученную улыбку паладину, ища у него поддержки. Нет, Андуин расположен к встрече с одной из неуловимых рас Азероат. Потом еще и Ллейну расскажет. Он делает знак рукой, посылая весть с помощью магии, что бы Мороуз впустил гостья. Магией Света, конечно же. Не той зеленой ядовитой… Он пытается найти в себе еще хоть несколько крупиц светлой магии, что бы не бросить подозрения на Каражан.
- Мы не можем донимать вопросами нашего вынужденного гостя о его расе, - он бы с радостью провел совершенно другие опыты над пандареном, что бы больше ни один из них не переступал порога башни. Когда руки начинают предательски хвататься за стол, цепляясь за него как за спасательный плот, Медив решает, что он уже и так показал себя в роли гостеприимного хозяина и пора бы уходить в свои покои. Тем более здесь ученик, который сможет заболтать гостя и Лотар, который либо поможет Кадгару, либо оставит в покое пандарена.
- Я бы…, - продолжить ему не дает кованый сапог Андуина. Медив вопросительно поднимает голову, глядя паладину прямо в глаза, но тот как будто не видит то, что натворил. Клятый сапог на его плаще.
- Я бы попросил тебя, Андуин, - он пытается выдернуть свой плащ, - он дорог мне, - он выдыхает через плотно сжатые губы, одновременно чувствуя, что гостю осталось всего лишь пара ступенек на лестнице, и что кольцо ловушки сжимается вокруг него все сильнее.
- Встреть гостя, - он кидает Кадгару новое поручение, пытаясь встать. Приходиться действовать по старинке, пока Лотар, отвлекаясь от хранителя, пытается намекнуть ученику, что ему здесь не рады. Руки Медива за спиной чертят линии простого заклинания, и через несколько секунд Андуин в непонимании сдвигает свой сапог. Бежать поздно.
- Руки и рот, а не маневры с моим плащом, - напоминает маг паладину простую истину, - если не хочешь поджариться целиком. Вставать мне на плащ – не лучшая затея, - он улыбается, рассматривая Лотара. Сколько раз в юные годы он проворачивал над ними такие трюки.
- Что тут у нас? – от воспоминаний его отвлекает какой-то гомон за дверью. – Так-так, замечательно, - с рук мага срывается пара синих лент магии, что бы в следующий миг створки дверей распахнулись, явив им странную картину, а еще некоторое время спустя, с помощью магии неторопливо проплыл бочонок мимо Мороуза, пандарена и Кадгара. Целый бочонок, в котором плескалось нечто очень ценное. Разве мог он забыть, как раньше Каражан собирал целые толпы гостей и устраивал праздничные вечера?
- Чэнь Буйный Портер и его непревзойденное пиво, Каражан приветствует тебя, - он становится чуть дальше Лотара, что бы уйти ближе к теням, стать незаметным.

+3

8

В любой другой момент, если бы ему сказали, что где-то неподалеку идет самый настоящий пандарен, причем в его же сторону, Кадгар бы сшиб со своего пути все возможные преграды, до этого даже недвижимые или монолитные, чтобы просто посмотреть на него. Это же настоящий пандарен из туманного народа за морем!
- Вы хотите, чтобы учитель его заспиртовал и оставил у себя? - Кадгар на всякий случай отодвинулся подальше от паладина, а то кто их, несущих Свет, вообще знает, какие у них там правила и обычаи. Да и то, что Лотар друг Медива уже о многом говорит, как о человеке с не вполне нормальной психикой.
- Почему сразу я? У вас есть Мороуз! - Кадгар пытается сопротивляться, но, в итоге, понимает, что бесполезно, в качестве последнего аргумента со всего маху припечатываясь головой о раскрытую книгу, в надежде, что под ногами раскроется портал и его утянет куда-нибудь. Он уже согласен даже к оркам, они иногда даже вполне ничего, когда не пытаются располовинить его. Размяв в таком положении затекшую шею, ученик чародея уже осознал, что его слова мало того, что пропускают мимо ушей, но полностью игнорируют, жаль что и его самого мимо не пропустили. Пришлось подняться, утягивая за собой и книгу, ее еще следовало поставить на место, а то в ходе знакомства все может произойти, ее могут случайно повредить, или она может случайно сгореть... мало ли зачем явился пандарен, может он у орков выучил, что такое Мак'Гора и теперь пришел искать себе противника поинтересней, а бочка в качестве отвлекающего маневра или оружия. Полная пива она довольно тяжелая.
Общая тишина сохранялась еще какое-то время, пока с лестницы не послушалось пыхтение. Ага, Каражанские лестницы, они такие, первые два месяца, пока Кадгар бегал от тутошних приведений, Мороуза и иногда самого Хранителя, он не раз выплевывал свои легкие на эти самые ступени и где-то примерно к верхним этажам просил смилостивится и добить его уже. Привидения хихикали и улетали, а живые обитатели переступали и шли дальше по своим делам. Потом он эти лестницы мел и ходил с тряпкой, они стали ему родней, чем мать и отец, которые у него где-то да были, но он их и не помнит уже, да и вряд ли вспомнит когда-нибудь.
Появившийся  дверях пандарен был... крупногабаритным. Размером примерно с орка, с такими же широкими плечами и длинными руками, такой может подковы в обратную сторону гнуть просто от скуки и если нечем занять руки. А ему-то казалось, что никого крупнее эльфийского друида, которого он случайно разбудил, он уже никого не встретит. Хотя там еще сыграло и то, что тот друид, обиженный на ранний пробуд, пытался его сожрать, обратившись медведем, пришлось бежать, а на бегу глаз замыливается и толком не разобрать, от чего убегаешь. Здесь же... чистые два центрена меха, не меньше, Кадгар даже присвистнул, в данный момент являя собой, наверное, самого живого из всех столпившихся, Мороуз не в счет.
- Эй, я эти лестницы два месяца мыл! Orawaralen! - ученик чародея бросается вперед, кучкой черных перьев огибая пандарена по касательной и бросаясь вороном вниз, так все-равно быстрее, чем на своих двоих, выкидывая вперед когти, пытаясь отловить убегающий бочонок, который вполне мог бы стать его новой причиной опять мыть и драить, а не учиться. Но синяя дымка магии просачивается вперед, а бочонок резко останавливается, подставляя себя под удар и воронная тушка Кадгара влетает в него, когтями цепляясь за железные обручи. Ну конечно же Медив не позволит хорошему алкоголю разбиться, а по плесканию внутри его там было много. Вот если бы  с лестницы летел сам Кадгар, Хранитель бы еще долго размышлял, помогать ли своему ученику или пусть уже в качестве тренировки позвоночником пересчитает все ступеньки. Каким-то странным образом Медив считал, что все дела делаются исключительно с помощью магии и лишний раз пальцем не хотел шевелить. Зачем? Пошевелит магия.
Поудобней устроившись на бочке, Кадгар распушил перья, являя собой черную недовольную тучу здравого смысла, решившего посетить это место под угрозой собственной смерти. Недовольно каркнув, ученик чародея перелетел на стул, обращаясь обратно в человека.
- Книги не мои, и лестница не моя, но заботиться об этом почему-то должен я, - недовольно буркнул парень, вынимая из волос черное перо. - Буйный Портер? А он разве не появляется только лишь в период хмельного фестиваля?
Ну тогда, когда все упившись в хлам, видят пандаренов, драконов, наару и свет еще знай что. Не то, чтобы Кадгар плохо относился к алкоголю, скорее наличие рядом двух основных посетителей стальнгорнского вытрезвителя были самой лучшей пропагандой трезвости на свете. Можно было водить к ним заядлых алкоголиков, тыкать на присутствующих пальцем и говорить, до чего может довести горячительное, после чего алкогольную зависимость бы точно как рукой сняло.
- А разве не говорят, что вашу родину поглотили океаны? - исчезновение пандаренов вообще было крайне загадочно и стремительно. Словно кто-то смахнул целую расу рукой, вместе с их городами, культурой и землями. Скрытые туманами, как говорят, никто из тех, кто отважился отправиться в море на поиски загадочной родины пандаренов, не возвращались. Или доплывали до Калимдора, а там местные эльфы просили приплывших валить откуда они пришли, пока их стрелами не нашпиговали во все возможные отверстия. В любом случае, еще одна загадка этого мира только что стояла перед Кадгаром.
А он думал о том, что неплохо было бы перекусить... что там Кук сегодня готовит?

+3

9

Едва тучный гость начал вставать на ноги, всё так же пытаясь отдышаться после недавнего восхождения, как мимо него стремительно пронёсся ворон, который ещё секунду назад был человеком. Сей трюк ошарашил поднимающегося пандарена своей внезапностью, однако самообладание всё же удалось вовремя вернуть и хмелевар устоял на ногах. Вслед за вороном, а вскоре уже и впереди него, потянулись синие потоки энергии, направленные к лестнице. Через несколько секунд мимо пандарена по воздуху, словно по воде, проплывал его бочонок, опутанный этими синеватыми потоками, а на нём самом удобно расположился тот ворон. "Магия", - в этом не было сомнений. Чэнь завороженно наблюдал за происходящим с припущенной в улыбке челюстью. Конечно, это далеко не первое волшебство, которое довелось наблюдать ему в своей жизни. На Скитающемся Острове тоже существовали пандарены, способные к магии. Однако, когда Буйный Портер начал путешествовать по миру, носители этого дара стали большой редкостью в его буднях. Так было потому, что маги в большинстве своём предпочитали обитать в уютных городах, крепостях или у себя в башнях, в то время как Чэня всегда в первую очередь тянуло в отдалённые уголки, к изучению самой земли — основы любого народа. Благодаря всему этому, проявление настоящей магией стало настоящим событием для пивовара, за которым он наблюдал без лишней скромности, как в первый раз.
Убедившись, что с его драгоценным напитком всё в порядке, гость сделал глубокий вдох, восстанавливая гармонию с собственным телом. Спокойно выдохнув из себя усталость, хмелевар вновь полностью сосредоточился на происходящем. От былой одышки не осталось и следа.
Тем временем, ворон уже принял обратно человеческий облик и пандарен наконец сумел отчётливо разглядеть три фигуры, помимо Мороуза, стоящие перед ним. Люди, двое из которых владели магией. Третий свой талант не продемонстрировал, поэтому насчёт его было рано судить. Помимо самих обитателей, он пробежался взглядом и по помещению. Обстановка в ней царила соответствующая учёным личностям, коими и являлись колдуны. Книги и свитки были разбросаны тут и там. Можно сказать, эта комната тонула в рукописи. В голову странника стали закрадываться опасения насчёт того, что он пришёл невовремя. Однако они привели его к неутешительному выводу, ведь в таком случае ему придётся вновь пережить незабываемое лестничное приключение. Спускаться конечно было бы полегче, но Чэня это не сильно утешало, поэтому он решил тактично промолчать о беспорядке в зале, дабы не услышать в ответ подтверждение своим опасениям.
Улыбнувшись, Буйный Портер собрался в очередной раз представиться, но его в очередной раз опередили. Длинноволосый маг, который спас бочонок, первым поприветствовал гостя, назвав его по имени. Если бы кожа пандарена не скрывалась за слоем меха, окружающие увидели бы его покрасневшую от лести морду в тот момент. Его застали врасплох. Пивовар не ожидал, что сказанное им ранее на лестнице окажется правдой, и что его слава действительно уже бежит впереди него. Однако услышать с порога столь тёплую характеристику в адрес своего творения ему было без сомнения приятно, особенно когда в ход шло такое слово, как "непревзойдённое".
- Я бы отложил похвалы до конца дегустации, - усмехнувшись, произнёс пандарен, подняв указательный палец вверх, после чего взял лапой посох с привязанным к нему вторым бочонком и наконец переступил порог. Быстрым шагом он преодолел часть зала, пока не дошёл до первого из троицы. Поставив бочонок на каменный пол, Чэнь поздоровался с ним за руку. Его рукопожатие оказалось впечатляюще сильным, для человека. Это, как и мозоли на его ладони, наводили на мысль о том, что данный индивид умел обращаться с оружием ну или с киркой в шахте.
- Хорошая хватка.
Неожиданно голос подал молодой маг, сидящий уже не на бочке, а на стуле. Он был чем-то недоволен и не стеснялся показывать это, делясь негативом с окружающими. Буйный Портер не мог не заметить этого. Он не знал, в чём дело, но точно не хотел, чтобы день дегустации его нового пива был омрачён чьим-то плохим настроением.
- Ну, коль так, значит пришло время провести хмельной фестиваль прямо здесь и сейчас! - усмехнувшись, пандарен поспешил к волшебнику, чтобы поздороваться с ним, - Кто я такой, чтобы опровергать своими действиями твои суждения.
Но парень оставался непреклонен и, несмотря на попытки пивовара улыбнуть его, задал вопрос, который смыл улыбку с лица уже самого Чэня.
- Что за вздор? Покажи мне тех, кто так говорит. Я родился и вырос там, лишь не так давно покинув свой дом в поисках приключений, - произнёс странник с непривычно серьёзным для него тоном и выражением лица. Почему-то ему и в голову не пришло, что Кадгар говорил о Пандарии, изначальной, материковой родине пандаренов, - Это всего лишь всеобщее заблуждение, потому как наш остров постоянно находится в движении и уже очень давно не приближался к вашим землям.
На секунду Буйному Портеру послышался такой неприятный, но в то же время такой знакомый звук. Противный крик, который не с чем не спутать, принадлежал хозенам - не особо дружелюбным обезьяноподобным существам, которые частенько докучали сородичам Чэня на Скитающемся острове, совершая набеги на их фермы, воруя припасы и делая прочие мелкие пакости.
Замолчав, пивовар начал осматриваться по сторонам в надежде услышать крик ещё раз и тем самым убедиться, что ему не послышалось. Но вместо этого, его глаза наткнулись на третьего обитателя Каражана, который первым поприветствовал гостя, но с которым сам гость так и не поздоровался. Не долго думая, пандарен подошёл к нему и протянул лапу. Странно, но этот человек казался наиболее скромным из них, при том что к творению Буйного Портера испытывал явный интерес.
- А впрочем, знакомство можно продолжить и за дегустацией. Как говорится, одно другому не мешает... У кого нибудь есть кружки? Свою я кажется где-то потерял, - не то чтобы Чэнь нуждался в кружке, но порой пиво требовало цивилизованного подхода, а сейчас как раз такой случай.

+3

10

Он не может сдавать свои позиции вот просто так. Гость поднимается по лестнице или уже поднялся. О, Лотар не завидовал тому, кому впервые приходилось подниматься по этой проклятой лестнице. Сам он старался прилетать на грифоне, кормушка которых находилась чуть выше, а значит, подниматься надо было чуть меньше. Но и тех ступенек, что приходились на душу и терпение Андуина, хватало с лихвой.
Кадгар был обезоружен почти просьбой о том, что нужно встретить нежданного гостя, оставался Медив, но тут, Лотару казалось, что его план просто великолепен, произошла накладка. Вражеские войска дали бой. Хотя, это ж маги с их неиссякаемой манной и прочими безделушками. Казалось, нога, которая просто обязана была удерживать плащ Медива, начала «гореть». Серьезно, еще чуть-чуть и тепло, если его так можно было назвать, проест кованый сапог и доберется до пятки.
- Нечестная игра, – еще чуть-чуть и в словах Андуина засквозит обидой. Он отходит от своего друга чуть дальше, надеясь, что подобное произойдет с ним еще нескоро.
Паладин улыбается Кадгару на реплику о заспиртовке пандарена. Андуин не знает, кому повезло больше – ему или Кадгару. Был бы мальчишка учеником Лотара, паладин бы точно показал, как следует изучать дело: зарядка, меч и закалка, ну и потом, если останется время, магия. Да и следовало мальцу знать, куда спирт должен уходить первее. И это точно не спиртование других рас. Но, зная нрав помощника-ученика Медива проще было сказать Свету спасибо за то, что он все же обучается у его друга, а не у самого Андуина.
- Из него бы вышла славная кухарка или там заместитель Мороуза. Или библиотекарь, который каждый раз ворчит, когда отдаешь потрепанную книгу, – тихо произносит Андуин своему другу. Кажется, Медив оценил.
Лотар не может долго стоять подле друга, ему хочется рассмотреть все чуть ближе: старый посох, бочонки, которым нужно обязательно уделить чуть больше внимание, да и сам гость, за которым тянется шлейф загадочности. Много ли они знали о пандарена? А об их острове? Об их искусстве?
- Ты шел на рекорд, когда поднимался по этой лестнице, – взаимная похвала всегда хороша. Что таить, хватка у нового гостя Каражана была хорошей. Впору позавидовать. - Андуин Лотар, паладин, – раз они уже знают имя их гостя, то почему бы не представиться? - Это ученик мага - Кадгар, – он кивает на парня, мысленно прибавляя, что это не только ученик, но и тот, кто может испортить все веселье, - недавно хотел заспиртовать кого-нибудь из твоей расы. Страшный человек, – улыбаясь, произносит он. Слово за слово. - А это хозяин башни – Медив, – какого черта его друг все время держится тени и не выходит ближе к столу?
Он хмыкает после слов о дегустации, и начинает действовать, ведь от магов помощи не дождешься. Лотар сдвигает в дальний конец стола все книги и свитки. Он надеется, что ему сейчас не прилетит в затылок книга от Кадгара, который часом ранее так упорно их раскладывал. Стол хороший, крепкий выдержит всех, включая самого гостя и его драгоценные бочки.
- Что ж, у нас есть стол, бочки, четыре стула и множество интересных историй, которые лучше всего рассказывать во время дегустации. Дело за малым – кружки и закуски, – Лотар поудобнее располагается за столом. Его дело начать, дело же хозяина башни – закончить начатое.

+3


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » Затянувшаяся дегустация


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC