Однажды по инициативе Минервы МакГонагалл проводили опрос, каким образом отметить следующий день рождения директора. Требований к предложениям было всего два – мероприятие должно доставить как можно больше радости ученикам (ох, уж этот пресловутый альтруизм Дамблдора!) и не требовать значительных финансовых расходов. Читать дальше.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



run boy run

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

— RUN BOY RUN —
Enoch O'Connor, Jacob Magellan Portman
[mphfpc]

https://i.imgur.com/tzicYcB.jpg https://i.imgur.com/m0PATuz.jpg https://i.imgur.com/0BN7Gym.jpg

— Описание эпизода —

tomorrow is another day
and you won’t have to hide away
you’ll be a man, boy
but for now it’s time to run, it’s time to run

+2

2

...Тело Джейкоба содрогнулось как от озноба, хотя само по себе было разгоряченным, как всегда бывает после сна. А затем он проснулся. Хоть и не сразу понял, где именно. Он еще не мог как следует раскрыть глаза и осмотреться.
Но стоило попытаться повернуться с бока на спину, как следы от кнута разом напомнили. Напомнили о собственном странном поведении. О перепадах настроения Еноха.
Его взгляд был жутким. И болезненно голодным, но будто бы немножко обреченным.
И Джейкоб не чувствовал себя прощенным. Но почему?..
Едва ли О'Коннор так злился из-за сломанной куклы. Может, он разочаровался в Портмане как в возможном пополнении коллекции?
Почему-то мысль о разочаровании Еноха сдавливала горло и заставляла еще сильнее болеть следы от кнута. Но с чего ради?..
А впрочем, почему и нет?.. Джейкоб попытался, пока вполне успешно, убедить себя в том, что ему необходимо как воздух одобрение каждого в петле. Маленькие не в счет, они сразу отнеслись к нему лояльно. Если дома, в школе, Джейкобу было чхать на мнение сверстников, и грешным делом он иногда возносил себя над ними по разным причинам (но никогда - из-за достатка), то здесь он должен доказать, что достоин считаться своим среди своих.
Но как?..
У него нет никаких внешних особенностей. Впрочем, не сказать, что Портман хотел бы обладать например зубастым вторым ртом на затылке или третьим глазу на лбу. Но при этом он и чисто внутри себя не имел ничего из ряда вон выходящего. Он не мог управлять стихиями, животными, растениями, не мог давать жизнь куклам, не видел вещих снов.
Он был лишь нескладным, тощим, слишком высоким и при том обладал для подростка еще довольно детскими чертами лица. Несуразный длиннолапый щекастый заяц.
Не смог даже как следует, молча перетерпеть то, на что сам напросился.
Не удивительно, что Енох разочаровался [Портман отчего-то был уперто в этом уверен, и это еще сильнее гвоздями вбивало его самооценку к уровню ниже плинтуса.
Джейкоб, уже поднявшись к этому времени с постели и подойдя к окну, досадливо сморщился от своих мыслей, уставился невидящим взглядом на горизонт. Серо-сиреневые, лавандовые акварельные пятна отступали под натиском бледно-оранжевых и алых, что становились все ярче. Джейкоб осторожно открыл скрипучую занозистую раму окна и тут же, конечно, одну из этих заноз ощутил воткнувшейся в палец, довольно глубоко.
Его дедушки тут давно не было. Неужели никто не проветривал эту комнату после его ухода, ни разу во всем доме не проводили небольшой косметический ремонт?..
Он насупился и кое-как вытащил занозу зубами, а потом прикусил пострадавшее место на пальце и лизнул, в прострации глядя в окно. С улицы в комнату проник влажный тяжелый воздух, несший ароматы цветов из сада Фионы. Сладковатость роз кружила голову и была почти осязаема на вкус - как плотно взбитые, взбитые сливки, крем для торта, мгновенно тающий на языке.
От всех этих мыслей ему захотелось есть. И как раз  вовремя он ощутил, как из-за двери, сквозь едва заметные щели, проникают запахи готовящегося завтрака.
Вскоре прозвенел и колокольчик, созывавший всех к столу. По коридору стали разноситься звуки шагов и голосов. Джейкоб чувствовал одновременно голод и озноб. Натянув снова толстовку поверх рубашки, несмотря на все еще горящие и живые ощущения боли, тянущей и кусающей, каждый раз, когда широко разводил руки или приосанивался либо сутулился, он дотянул язычок молнии до самого подбородка - воротник был высокий.
Он вышел из комнаты и отправился в ванную, чтобы умыться, и вода обожгла холодом горящее все еще со сна лицо. Он намочил случайно и волосы, и теперь выглядел лихорадочно взмокшим. Посмотрев на себя в зеркало, он фыркнул и потом вздохнул с горечью.
...Завтрак был потрясающий, но даже брусничный джем и  мягкий хлеб с мелкими кусочками дробленных орехов, от которого еще шел пар тепла, не принесли Джейкобу улучшения настроения. За завтраком он был мрачен, задумчив и даже будто пришиблен.
Мисс Перегрин каким-то чудом [своей строгостью и чем-то гипнотическим] заставила прийти на завтрак даже Еноха, аргументируя тем, что завтрак самый важный прием пищи за день.
От его присутствия Джейку стало еще более зябко.  И горько от чувства собственной никчемности и заурядности. Хотя казалось бы - отчего? Над столом царила тишина.
Вскоре после завтрака Джейкоб подошел к мисс Перегрин и предупредил о том, что ему  нужно выйти из петли и пойти проверить, не потерял ли его отец. Она по-прежнему считала, что ему лучше оставаться здесь, но не запрещала уходить. Просила лишь возвращаться в петлю, ведь и дедушка ему сказал, что его место тут.лишь здесь он в безопасности...
Но Джейкобу все меньше - и если честно, от этого было довольно больно и обидно - верилось, что у него правда есть право находиться здесь, со всеми этими детьми.
Ему казалось, что он везде лишний, нелепый, неуместный...
***
Его вызвалась проводить Эмма. Зачем - он не понимал. Она шла рядом громоздкими шагами в ее тяжелых туфлях и без конца что-то щебетала. Джейкоб был в такой глубокой прострации, что как-то пропустил момент, когда она замолчала. Но при этом она вдруг припечатала его к стволу дерева. Он уж было подумал, что она слышала чужие шаги и готовится к нападению врагов [смешно - что она может сделать против кого-то?..], поэтому лишь стиснул зубы и промолчал, встретившись спиной с твердой ребристой поверхностью.
Но тут девушка прильнула ближе, густо краснея, и то смотрела на него, то отводила взгляд. Будто решалась. Наконец, она приподнялась, потянулась к его лицу.
Джейкоб такого не ожидал. Но подумал о том, что он не против. Он уже было готов наклониться или же приподнять ее и дать робкому поцелую случиться. Но тут она его уничтожила.
- Эйб... - имя его дедушки сорвалось с ее губ и обожгло его шею.
Джейкобу словно сверху на голову вылили бочку ледяной воды. Он дернулся и поднял голову, и макушка блондинки теперь едва касалась подбородка Джейкоба. Он тяжело шумно дышал и хмурился.
- Я не Эйб, - довольно холодно произнес он. Потом настойчиво нажал на ее плечи ладонями, заставляя опуститься с цыпочек и встать ровно.
- Ну перестань... я всего лишь... - она смотрела непонимающе.
Он не дал ей договорить:
- Пожалуйста, иди домой. Я приду позже.
Он не хотел ругаться. Но тут она сказала то, чего он не ожидал от такой нежной и ласковой с виду девушки:
- И это меня еще считают принцессой и неженкой. Вы все такие в вашем времени или ты один?.. твой дедушка был великим. Ты должен радоваться,  что у вас есть какое-то сходство. А не обижаться как девчонка!
Отлично. Еще и отчитали. Настроение стало совершенно отвратным.
Лишний раз убедился, что он слабое сентиментальное посмешище... Даже девушки-легче-воздуха так считают.
Он подумал о том, что предпочел сейчас ощутить на себе странный и до смерти пугающий голодный взгляд Еноха, хоть и не совсем еще понимал все тонкости и возможные риски-последствия этого взгляда...
Джейкоб не нашелся, что ей ответить. Судорожно вздохнув, он отодвинул девушку и пошел к выходу из петли...

+1

3

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Enoch O'Connor (04-04-2018 23:19:54)

+1

4

...Когда Джейкоб вышел в акварельно-серую меланхолическую серость острова-вне-петли, сквозняк остро и влажно скользнул под одежду холодным лезвием меча. И это лезвие даже плоской своей стороной - бередило рубцы от кнута. Словно ожоги от холода. Словно сосулькой по спине проводят с силой, самым кончиком поверх следов от порки... По телу прошла волна дрожи - и оставила странно уставшим, оставила ему ощущение долгой простуды, хотя он не болел вовсе. Но ночь полубессонная и с кошмарами давила на глаза и грудь, заставляя дышать ртом, как будто только что тонул, а вынырнув, жадно хватает воздух всем чем можно и отфыркивает воду.
Тонул?.. Действительно. Но в чем?..
В странных ощущениях чужой власти над собой. Почему позволил Еноху эту игру?.. Предлагал ведь ему просто найти материалы или что-то в таком роде. А в итоге испугался того,... что прослывет трусом если не даст высечь себя как послушника в церкви... И все из-за того, что и до того не выспался, и ляпнул какую-то глупость. И поперся ночью в мастерскую самого угрюмого типа в петле... весь вчерашний день и ночь это нечто странное.
И почему-то этот чудной взгляд, жадный, хищный, отчаянный, не выходил из головы. Карие как земля. Земля, в которой можно выкопать добротную могилу для него, для Джейкоба...
Джейкоб потряс головой, пытаясь вытряхнуть эти мысли. Но помогло не это, а какое-то жуткое ощущение,  хоть оно было с ним лишь на пару мгновений. Все внутренности скрутило, а в глазах потемнело. Он сдавленно охнул и уселся на сырую землю. Когда же перед глазами перестали мелькать белые и черные пятна, то он наконец осмотрелся. Ничего кроме скал и скудной промерзшей растительности. Над головой особенно отчаянно и сердито кричали птицы. Джейкобу казалось, что они приняли его за умершего и сейчас спикируют и начнут клевать... поедать заживо.
Но нет, они не нападали и лишь верещали. Только он поднялся,  как услышал за спиной приближающиеся шаги. Он лишь собрался обернуться хоть через плечо, как его окликнул отец:
- Джейкоб! Джейкоб Портман! Где ты был?! - отец был зол и напуган. Джейк понял, что лучше повернуться к нему полностью, что он и сделал. Но никак не мог придумать, что ему ответить. Отец тяжело, часто, не полно дышал, оглядывая его и посекундно поправляя очки.
- Ты где был?! Только не ври, будто в гостинице! Хозяин уже сказал мне, что обе эти ночи ты провел точно не в номере! И весь вчерашний день тоже!
Джейкоб глупо поморгал и неуверенно посмотрел отцу в глаза. Да уж, ночевать в петле изначально было поганой идеей. Как он мог быть так глуп, чтобы не подумать о том, что отец решит наведаться и что ему расскажут про отсутствие сына в течении... полутора суток?.. Идиот.
- Я... я был... я поругался с теми мальчишками, потому что они несли чушь про призраков. Такие большие, а верят в чушь... А потом я заблудился на острове и ночевал в пещере... Все хорошо.
Джейкоб понимал, что после такого дикого бредового рассказа и сам бы не поверил в свою последнюю фразу. Но больше ничего не шло ему в голову. Отец ошарашенно и еще более обеспокоенно уставился на него, но ничего тоже не мог сказать. Тут на них обоих налетел ветер. Он пронизывал до костей, и Джейкоб снова ощутил себя заболевшим. Голова гудела и наливалась жаром, будто в нее вдохнула пламя Оливия. Они даже оба не сразу заметили, как начал накрапывать мелкий дождь. Но потом Джейк ощутил его как иглы, падающие сверху и яростно втыкающиеся в его скальп. Его тело опять пережило волну мелкой дрожи.
А потом он услышал вздох отца и ощутил, как тот похлопал по его спине. Портман-младший едва сдержал осипший стон, который мог бы перейти и в приглушенный досадливый рык.
- Ты весь трясешься. Пошли быстрее. Тебе нужно хоть немного горячей воды и сухая одежда! - отец уже, кажется, не злился. Но отчего-то его переживание пугало Джейка еще больше. Одно дело наорать в ответ, когда родитель орет на тебя. И совсем другое, когда не знаешь, что делать, если родитель больше не ругает, а нервничает...
Идиотская вышла ложь. Теперь отец никуда его без присмотра не отпустит, наверняка. Как можно отпустить куда-то шестнадцатилетнего каланчу, который [якобы] заблудился и ночевал бог ведает где?..
Но Джейкоб слишком устал, чтоб и дальше думать об этом. Он все больше убеждался, что простуженность ему не померещилась...
Там, в гостинице, он смог принять горячий душ и переодеться так, чтобы отец не увидел следы кнута. Однако пришлось постараться, чтобы убедить отца, что он не падал и ничего такого...
После он без аппетита проглотил обед в гостинице и даже не ощутил вкуса, не осознал и не запомнил, что вообще ел. Попытка прочесть хоть одну страницу сборника рассказов Кортасара не увенчалась успехом. И в итоге он уснул, а книга осталась лежать раскрытым зевом вниз на его груди...
На сей раз кошмары все так же не оставили его в покое. Сначала ему снилось, как Эмма со смехом поднимает его вверх, а когда он сам зачем-то попытался поцеловать ее неуверенно - она скидывает его вниз. Смеясь и всхлипывая... На полу он очнулся уже в теле разбитой марионетки, ощущает ее боль как свою... Потом Енох кончиком хлыста подхватывает его и подбрасывает вверх...а там, разумеется,  его подхватывают и разрывают на куски голодные птицы, одна из которых точно Енох.
Просыпаясь с сиплым вскриком, он чуть не падает м кровати. Отец что-то тараторит и дает ему стакан с водой, которая почему-то шипит. И он поправляет одеяло... Выпив раствор, Джейкоб довольно быстро засыпает снова.
На следующий в петлю он приходит - в странноватом состоянии - не совсем уже болен и не совсем еще здоров. и быстро ретируется. Сегодня он не хочет нервировать отца.
Да и сил веселиться и расследовать дедушкины тайны пока нет...
Остается лишь снова уснуть носом к стене, закутавшись в одеяло почти с головой...

+1

5

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Enoch O'Connor (04-04-2018 23:20:36)

+1

6

...Жизнь, видимо, решила хорошенько поиграться с Джейкобом, который к подобному не привык от слова совсем. Все, что происходило со смерти дедушки девять месяцев и теперь здесь, на острове, в петле - несло все больше загадок и путаниц. Особенно после странной ночи в подвале у Еноха.
Еще и потому, что целую неделю после заданной Джейку порки О'Коннор от него тщательно прятался. Джейкоб почти совсем не видел его, когда приходил в петлю. То, с какой обидой, смутно смешанной с чувством вины и стыда, на него смотрела Эмма - прибавляло причин неврастении Джейкоба.
Что за игры они устроили?.. Что они с ним творят?
Чего все эти люди от него хотят?..
[На кой черт он сюда приехал? Дедушка говорил искать помощи у Птицы, а она скрытничает... Незнание дает защиту отнюдь ненадолго, все это бред, все бесполезно.]
Простуда застряла на одной поганой стадии, не развиваясь в болезнь, но и не отступая до конца. Возможно, это все от его раздражения и нетерпеливости. А может, дряной климат на острове [или контраст погоды по разные стороны петли]. Либо все сразу. Усталость с дикой слабостью и вспышки энергии, озноб и жар накатывали попеременно. Добротно приправляемые приступами головной... и боли в животе - то самое странное ощущение, когда все внутренности завязывались в тугой узел - периодически снова накатывали, когда он бродил по острову вне петли. Иногда ему чудилось чье-то присутствие, но когда оглядывался, то никого не обнаруживал.
Приходы в дом мисс Сапсан тоже облегчения не приносили - все из-за тех же Эммы особенно - Еноха, который не пойми зачем так тщательно избегал [можно было подумать, что это Джейкоб его отодрал, кому тут еще надо прятаться!..]. И из-за разочарования. Он приехал сюда узнать тайны. А его только все пытались отвлечь прогулками к пляжу, еще куда-нибудь, делами по дому. Он не против помогать, он хочет быть полезным... Но все это уже явно указывало на то, что его считали наивным... и более послушным чем он есть. Уж всю-то жизнь заглатывать уловки он не собирается. Рано или поздно он взорвется - и устроит скандал. Он и так старался, очень долго, быть воспитанным.
Это совершенно ничего не дало.
Отец, к слову, усложнял задачу. На остров приехал еще один орнитолог, с более мощным оборудованием. Что сделал отец?.. Он снова сдался - и засел в баре. Он пил все больше. Джейкоб даже не знал, не захочет ли тот уехать с острова раньше времени. Тогда он в петле точно ничего так и не узнает.
Вариант "сбежать от отца ради секретов" вообще не считался возможным. Эйфория от реальности дедушкиных сказок давно исчезла под натиском сомнений, недоговорок и недоверия.
[Возможно,  это все глупо, по-детски, эгоистично и истерично - но он хотел бы узнать хоть что-то, хоть с кем-то, помимо младших поговорить - чтоб серьезно наконец-то - тогда бы напряжение и непонятные обиды хоть немного отступили].
[С кем-то? С Енохом, черт его дери. И узнать, зачем тот прячется и почему так странно оглядывал в ту ночь]...
***
...Джейкоб бродил в очередной раз по острову. Сегодня ему не хотелось идти в петлю. По крайней мере, пока. Тогда он попробовал снова сходить в тот дом, что был разрушен. Обшарив его, промерзнув до противной мелкой, но частой дрожи под влажными сквозняками, Джейкоб в очередной раз ничего не нашел. Тогда он, не задумываясь, побрел к пляжу.
...Вдруг его окликнул отец. Джейк остановился и обернулся, дожидаясь, пока тот подбежит.
- Сынок, где ты был? - он был чем-то весьма встревожен.
Джейк пожал плечами и неуверенно пробормотал:
- Да так. Изучал дом. Снова. Все без толку. Что-то случилось?..
- Д-да. Тут... зверски убили нескольких овец. Фермеры считают, что это сделали подростки. Опрашивают всех,
Кто младше двадцати лет. Я пытался объяснить, что ты не мог, но они хотят слышать это от тебя.

Папа тараторил быстро, запинаясь, по мере того, как они приближались к толпе людей и загону с овцами. Уже на месте Джейкоб смог рассмотреть - около десяти овец лежали навзничь, зияя распахнутыми окроваленными животами. Это было похоже на то, какие раны были у дедушки. Все вместе - заставило Портмана-младшего поболеть еще больше, чем обычно, закрыть глаза и ненадолго отвернуться. К горлу снова подкатила тошнота, и Джейкоб стиснул зубы. Потом он огляделся. Тут была толпа фермеров, они оживленно спорили. Один из них держал за шкирку Червя. Тот, не скрываясь, плакал навзрыд, из носа у него даже пузырились сопли.
- Где ты был? - обратился один из мужчин к Джейку.
Тот отчего-то не ожидал так скоро прямого к себе обращения и неуверенно пробормотал:
- Изучал старый приют на другом конце острова.
- Да что ж тебе там как мёдом намазано?! Нормальные люди по развалинам не ходят, тем более через болото! - разозлился другой фермер, недоверчиво косясь на Джейка. Не успел он что-то ответить, как отец отметил факт, что, мол, Джейкоб с кем-то там общается, сам это говорил. Джейк в очередной раз пожалел о том, какие небылицы выдумал.
- Д-да это, так, пустяки! - промямлил Джейкоб.
- Ах ты маленькое трепло! Тебя бы следовало выпороть при всех, прямо здесь! - продолжал злиться самый раздраженный. Джейкоб невольно попятился. Меньше всего он хотел бы снова получить по хребту... ну или по заднице. Тем более при чужих людях и от чужого же человека.
Но тут вперед выступил отец,  выпячивая грудь:
- А ну прочь руки от моего сына!
Фермеры продолжили наступление, и Джейкобу пришлось сказать, что он придумал себе друзей. Мужчины впали в ступор и поглядывали теперь на Джейка с некоторой жалостью - похоже, убедились, что приезжий парнишка отстает в развитии. Что ж, иного выхода у него просто не было...
Червь тут подал голос, надеясь, что Джейка загребут как полного психа. Но тут отец в попытке оправдания ляпнул нечто:
- Джейкоб не псих! К психиатру он ходил из-за острого стресса и депрессии - мой отец, его дед, умер у него на руках!.. Какие там овцы, он всегда плакал над мультиком, когда мышь лупила кота!
Фермеры снова недоуменно и жалостливо воззрились на Джейкоба. Который от неловкости и стыда за свои сантименты густо покраснели туповато моргал. Отец не врал. Но упустил тот факт, что это был в далеком детстве!.. Господи, какой позор...
Наконец, один из фермеоов полностью поверил, что Джейкоб овец не трогал, а вот за червем грешок есть - тот однажды столкнул ягненка со скалы.
Отец увел Джейкоба в Тайник священников, долго пытался расспросить, зачем выдумывать друзей, ему же не три года!.. спрашивал, что скрывает Джейкоб. Тот сначала пытался отмахнуться. Но потом потерял терпение и стал огрызаться, под конец заявив, что отец его перед всеми опозорил, рассказывая такую сопливую чушь. Они утроили переполох в номере, оба крича до хрипоты. Когда же Джейкоб закашлялся [довольно быстро], то отец заявил, что больше тот никуда один без присмотра не пойдет. Принес лекарства...
...И запер в номере.

+1

7

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Enoch O'Connor (04-04-2018 23:20:45)

+1

8

...Джейкоб совсем потерял чувство времени. Жизнь запутывалась все сильнее. И собственные чувства тоже. Он совсем недавно злился на мисс Сапсан и ее воспитанников за скрытность. Сейчас это раздражение еще царапалось где-то в груди, но теперь его больше разгневало отношение отца. Это ж надо было придумать... Рассказать совершенно незнакомым людям о том, что сын ревет над детскими мультиками. И ведь даже подал так, будто это происходит и по сей день. Да, Джейкоб понимал, что отец пытался отвести от него обвинения... Но фермеры и так уже уверились, что это не Портман-младший овец подрал. Зачем отвечать на визги тупого подростка...
И зачем запирать?
Сейчас Джейкобу хотелось бы вернуться в Дом. Хотелось бы спрятаться там. И пусть себе секретничают. Один день можно и не лезть ни к кому со своими дурацкими расспросами. Можно было бы отдаться наркотически-гипнотизирующему влиянию петли. Физически и морально отдохнуть. Попросить какие-нибудь лекарства, получше тех, которыми его пытался пичкать отец. Избавиться от затяжной простуды. Вкусно поесть и провести время под солнцем, которого ему так не хватало на острове по эту сторону "от могилы старика", после Флориды-то. А ведь когда-то Джейку казалось, что жара и яркое палящее нещадно темную макушку солнце осточертели ему. Но, прибыв на остров, Джейкоб вдруг понял, сто морально совершенно не готов к студеной пасмурности, туманам и дождям. И лишь в петле смог ощутить необходимое ему тепло - хоть и счел его обманчивым. И сейчас ему хотелось оказаться там, ночевать в комнате дедушки. Плюнуть на странное поведение Эммы, которое бывало довольно противоречивым. Плюнуть на прятки Еноха. Вообще на все, кроме желания собственного, может, и недолгого, но покоя.
...Но отец запер его и отправился пить.
А мрачные мысли об обидах на всех подряд довели его чувство моральной и физической усталости до апогея. К тому же, ему казалось, что поднялась температура. Но мерить ее было лень. Так что Джейкоб просто завернулся в одеяло как начинка в блинчик, отвернулся к стенке и вскоре погрузился в зыбкую простудную дремоту...
...Видимо, верна поговорка "покой нам только снится". Даже если речь как раз о сне. Дрема принесла Джейкобу очередной кошмар с воспоминание о смерти дедушки. И о том, как Джейкоба самого пытается разорвать - как тех овец. И хотя говорят, что во сне люди не чувствуют боли, то всякий раз просыпаясь от этих жутких снов, Портман-младший готов был бы поклясться, что чувствовал по-настоящему эту адскую жуткую боль от того, что существо то пыталось оторвать ему по одной руки и ноги, то перекусить пополам [кто знает, может, все дело в чрезмерной впечатлительности... а может и в чем другом].
Только клясться было некому. Джейкобу давно никто не верил.
...Просыпаясь от ужаса и этой фантомной боли, в усиливающимся жару и в поту, Джейкоб резко садится на кровати, нервно озираясь в сумрачной комнате на все тени. Он не мог бы закричать даже если бы захотел - дыхание перехватило и в горле застрял шипастый ком. Вытирая лицо судорожно, он пытался выровнять дыхание.
Вдруг послышался странный звук: приглушенный стук и жалобный недовольный звон. На автомате Джейкоб сообразил, что этот звук идет от окна. Он поежился и недоверчиво застыл, сначала не желая подходить к окну. Впрочем, теней от зубастой пасти или длинных языков не наблюдалось. Звук однако повторился. Тогда Джейкоб сообразил, чио кто-то кидает камни в его окно, которое бчло, видимо, совсем не в силах, чтобы бороться с чьим-то актом вандализма. Но это как-то странно. Кому понадобился Джейкоб в такое время?.. да еще и... вообще он сам? Может, какой-то местный пьянчуга перепутал окна, пытаясь вызвать своего дружка?.. Джейкоб недоверчиво и не очень охотно поднялся с кровати [краем сознания отмечая то, что спал в "уличной" одежде], кутаясь в одеяло из-за сменяющих друг друга волн озноба и жара, подошел к окну и крайне осторожно открыл его, стараясь не сильно шуметь.
Следующий мелкий камушек попал ему в нос.
Джейкоб отпрянул вбок инстиктивно, после чего выглянул наружу.
...И потерял дар речи от изумления, разглядев кое-как Еноха.
Енох?!
Поверить в подобное сразу же не представлялось возможным. Джейкоб ущипнул себя за плечо. То отозвалось коротким импульсом тут же потухшей боли. Нет, это не было галлюцинацией или сном. Он продолжал идиотски пялиться на стоящего внизу, под его окном О'Коннора.
Почему он здесь и зачем? Сначала выпорол как в средних веках, потом в течение недели прятался тщательно. А теперь пртходит и кидает камни в его окно. Все это казалось крайне противоречивым.
Но не все ли равно сейчас? Плевать на противоречия в поведении Еноха. С этим разберется Джейкоб позже. Сейчас Джейкоб решил, что ему нужно отправиться в петлю, раз уж за ним вдруг пришли. Сидеть взаперти он больше не желает.
Лихорадочно соображая, он показал жестами подождать пару минут. Судорожно прислушиваясь ко всем звукам, он огляделся, заметил свой рюкзак. Покидав, неглядя, совсем немного вещей в него, Джейкоб выглянул снова, проверяя, не ходит ли кто возле паба. Но, видимо, большая часть всех здешних жителей,  даже включая посоедних пьяниц, привыкла ложиться спать довольно рано. Глянув на часы, светившиеся на экране телефона, Джейкоб понял, что на дворе уже начала двенадцатого часа ночи. Сунув телефон в рюкзак, он выкинул в окно сначала его, затем выпрыгнул сам, несколько неуклюже и потому чуть не подвернул ногу.
Ночная прохлада, наложившись на очередную волну простудного озноба, заставила юношу начать дрожать и периодически стучать зубами. Тогда он вдруг сообразил, что выскочил в тонких футболке и белой рубашке [которую уже успел замарать].
Но следующая внезвпная мысль вдруг огорошила его, не позволив начать искать в рюкзаке куртку или свитер...
- Енох?.. - нервным шепотом спросил Джейкоб, настороженно оглядывая неожиданного гостя. - Ты ведь... самый старший. Разве тебе не опаснее всех выходить из петли?
Джейкоб, помимо холода ощутил вдруг волну ужаса, вспомнив нравоучительную лекцию мисс Сапсан, когда та отругала его за рассказы о будущем. Ему стало жутко при мфсли о том, что Енох вот-вот может начать рассыпаться в прах. Да, он пугающий и все такое... И к тому же пока еще довольно мало знакомы. Но Джейкоба убивала мысль о том, что на его руках в любой ближайший момент умрет кто-то еще.
Он себе не простит, если все же разбудил в ком-то из странных любопытство, подвергнув смертельной опасности.
Джейкоб при помощи телефона, который дрмтал из рюкзака снова, тревожно вглядывался в лицо Еноха, а тот пока не особо спешил отвечать.
- Енох, ты в порядке? В петле ничего не случилось? - весьма неуверенно пытался распросить Джейкоб. - П-послушай, мы должны идти в петлю, пока тебя не настигли годы, прожитые в петле! К тому же... тут происходит что-то кошмарное. Сегодня обнаружили несколько жестоко убитых овец. Меня пытались обвинить, но, видимо, поняли, что не по адресу. Я никогда такого не видел. Волк бы едва ли стал убивать столькл овец сразу... - Джейкоб сам не понимал толком, что тараторит и зачем. Но не мог замолкнуть... лишь ожидал, когда Енох что-то ответит или хотя бы молча поведет за собой...

+1

9

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Enoch O'Connor (04-04-2018 23:21:20)

+1

10

Енох курил. Почему-то Джейкоба это удивило. И хотя с детства он очень не любил запах сигаретного дыма, сейчас он его не ощущал. [и просто смотрел на его силуэт, на выдыхаемый дым, на фоне темной глаз выколи ночи, синей, но цвет едва различим... просто смотрел, смотрел не понимая толком, насколько все это странно - вылезти из окна к человеку, который устроил тебе такое, а потом просто пришел среди ночи...]
Сейчас он ощущал нечто очень странное.
Он мог бы поклясться, что чувствует раздражение О'Коннора. И оно будто нарастало - и это отдавалось ощущением того, что все тело сковывают, опутывают стальные ледяные нити. От этого Джейкоб ощущал себя еще более замерзшим, но так и не мог пошевелиться, чтобы достать из рюкзака куртку или свитер.
Возможно, это просто паранойя. Да, у Еноха вправду недовольное лицо, но мало кто будет доволен шататься поздним вечером за пределы петли, за неуклюжим придурком, который испортил, уничтожил плоды твоего труда... Возможно, это просто паранойя - Джейкоб со дня появления в петле в принципе не видел у некроманта доброжелательного настроения - если и сбрасывал угрюмость, то надевал хищную улыбку, смотрел как ученый-экспериментатор. А может, и это почудилось.
- На Кэрнхолме волки не водятся.
Голос Еноха вырывает из раздумья-без-мыслей. Джейкоб даже не сразу понял, что Енох наконец что-то да сказал за этот вечер... за неделю. И тут же снова замолчал, развернулся и пошел прочь. Даже не оборачиваясь. Понимал, что Джейкоб пойдет следом, слабо понимая [да и не особо вдумываясь, как заколдованный, зачем идет за таким чудаком, что высек, а потом прятался неделю... а ведь еще утром Джейк жутко злился из-за собственного непонимая, какого черта вообще происходит].
Черничного цвета мгла, смешиваясь с плотными обрывками тумана, окутывала их. Пахло мокрой хвоей, хотя из-за насмерть забитого носа, жуткого насморка Джейкоб едва ли мог уловить ее ноты. И, слава богу, не чувствовал и тот витающий в воздухе призрак керосинового запаха, въевшегося в Кэрнхолм по эту сторону петли из-за чертовых генераторов... Глаза с трудом выхватывали во мраке силуэт впереди идущего О'Коннора, и Джейкоб жутко боялся отстать, спешил как мог, сопя и чуть заметно иногда хрипя, спотыкаясь и кое-как удерживаясь на двух ногах...
Как вдруг случилось то, чего он, забывшись как лунатящий ребенок, совершенно не ожидал.
Выскочили на стены "зайцы", пущенные фонарями деревенских мужиков. Ну да, мог бы и догадаться, что после той зверской расправы над бедными овцами фермеры всполошатся и будут искать обидчика. Раздраженный и нахальный, взволнованный лай собак заставил Джейкоба встать как вкопанного. Наконец, вышли на более видное место все патрулирующие и оценивающе оглядели пойманных "убийц" скота:
- Американец? Так и знал, что это ты. – вперед вышел один из мужиков, и Джейкоб невольно попятился - кажется, именно этот тип днем орал на него последними словами и грозился публично выдрать перед всем островом. Глупо моргая и приоткрыв рот, он растерянно оглядывал фермеров.
- Да ну, нет, он все же убогонький. Глянь на эту идиотскую рожу, - с усмешкой буркнул кто-то в толпе.
- Прикидывается, - мрачно ответил первый.
- Кто это с ним? Я его не знаю. Еще один приезжий с континента? - судя по голосу, второй мужчина, он заметил Еноха.
- Что вы тут делаете во время отбоя? – мужчина поминутно оттягивал рвущегося в атаку пса за поводок.
Джейкоб будто онемел, едва сдерживаясь, чтоб не начать бесконечно чихать или кашлять. И настороженно смотрел на собаку.
– Покажите руки. И выверните карманы. А ты, американец, показывай, что там у тебя в рюкзаке.
Джейкоб не сразу пошевелился, и кто-то его слегка толкнул. Или не слегка. Он даже не понял, кто это был. Но, наконец, вывернул карманы, а когда пытался расстегнуть рюкзак, кто-то вырвал его из рук мальчишки и начал бесстыдно выворачивать содержимое прямо на землю. Джейкоб только краем глаза видел, как Енох показывает содержимое карманов, но едва ли это откладывалось в сознании Портмана, который слабо соображал в такой стрессовой ситуации, продолжая рассеянно моргать.
- Ничего такого.
- У этого тоже.
Еноха пытались обшарить, и у него стало такое лицо, что Джейку показалось - еще немного, и тот порвет фермеров зубами не хуже, чем собака...
- Утром разберемся. С обоими. А с тобой, молчун, особенно. Кто таков, откуда здесь взялся. Последний паром пришел два дня назад, и что-то я тебя там не видел.
Джейкоб обеспокоенно посмотрел на Еноха. Он тут из-за Портмана. И теперь подвергнут нехилому риску. На какой-то момент Джейк поверил, что Енох сейчас выкинет какой-нибудь фортель, почему-то поверил, что Енох может двигаться молниеносно и вот-вот перережет всех фермеров за несколько секунд...
Но, разумеется, нет. Это вам не комиксы или аниме... Енох пока явно не собирался проявлять чудеса ниндзя-техники. И их обоих куда-то повели, так и не отдав Джейку рюкзак. В конце концов, их впихнули в какой-то сарай, и очень быстро Джейк услышал щелчок замка.
Ловушка. Как по-идиотски попались. Паника разрасталась, и теперь Джейкоб ощущал намного более мощные волны ознобы и жара, дрожа от первого и шумно горячо выдыхая, усевшись на полу на коленях, обнимая себя за плечи, и пытаясь сообразить, что теперь делать. Соображение не шло. Лишь вдобавок к лихорадке начал где-то в животе расти комок странной тупой боли. Несколько раз чихнув и ощутив, как боль из тупой становится острой, Джейкоб, прикусив губу так, что она совсем побелела и на ней выступили капли крови, он озадаченно уставился на Еноха, как бы говоря "извини, но я не зна"...
Его мысль прервалась странным душераздирающим отдаленным криком - как будто кого-то разрывали на части живьем. Джейкоб почувствовал, как от комка в животе оторвался кусок и поднялся к легким, вышибая воздух, и он издал странный сиплый звук, неожиданно для себя находя силы вскочить [но тут же рухнуть на колени снова]. Что там за мать вашу?!.. По всему телу диким бегом носились мурашки, которые, похоже, состояли из кусков льда, заряженных током.
...Примерно то же самое он ощутил тогда, почти год назад, найдя дедушку на последнем дыхании и затем увидев монстра...
Послышались странные звуки, будто какое-то животное бежало к сараю и прерывисто ревело. На дрожащих ногах Джейкоб поднялся снова и начал пятиться к дальней стенке сарая.
- Енох... Енох... нам лучше отойти, - совсем охрипшим голосом с трудом выговорил Джейкоб. В следущий миг что-то начало ломиться прямо сквозь стену, ломая доски с жутким грохотом... Но не справляясь с ними и вскоре перейдя к небольшому окошку. Стекло жалобно звякнуло, разбиваясь, и в сарай скользнуло щупальце, воняющее словно сдохшая кошка и пару кило протухшей капусты...

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC