Апокалипсис. Такое ёмкое слово, универсальное для обозначения бесконечного множества вещей. В христианстве это текст – откровение, со словом же «Армагеддон» оно употребляется в значении конца света или катастрофы планетарного масштаба. У каждого, безусловно, хотя бы раз в жизни случался свой собственный конец света. И здесь уже не до обозначений и терминологии, ведь для каждого человека апокалипсис – свой. Для кого-то это вспышка солнца или разразившаяся вирусная эпидемия, для кого-то всё сводится к нашествию зомби, а для кого-то "Армагеддон" – лишь череда личных трагедий, что сбивают с ног и вышибают из лёгких воздух. Трагедий, после которых нет никакой возможности жить дальше как ни в чём не бывало. Трагедий, из которых не так-то просто выбраться живым и здоровым. Чаще – побитым, истерзанным, с ощущением гадкого, липкого, вязкого на душе. Реже – поломанным настолько, что всё, кроме самого факта выживания, теряет свою важность.



Это было одно из тех мгновений, которое переворачивает душу, то к чему нельзя привыкнуть. Потому что моменты счастья и счастливого смеха, подобно благодатному дождю. Проливаясь на землю, он щедро удобряет посевы и даже в самых тяжелый момент, способен все освежить. Сестра, которая с первых минут знакомства приняла Элизабет, не только потому что слова брата о его будущей жене так впечатлили ее. Они словно были созданы друг для друга и Дарси нравилось, что Лизи изменила Джорджиану. На примере своего брака и отношения со своей избранницей, брат показывал что значит счастливая семья. И был уверен в том, что теперь его сестра более чем уверена в значении того, что значит истинное счастье.... читать дальше


Рейтинг форумов Forum-top.ru

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » Особенности орочьего гостеприимства


Особенности орочьего гостеприимства

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

— Особенности орочьего гостеприимства —
Durotan, Chen Stormstout.
[warcraft]

https://media.giphy.com/media/3o6fJczSOczcarV43e/giphy.gif

— Описание эпизода —

Тревожные слухи оказались страшной правдой. Невиданные ранее зелёные гиганты терроризируют Чёрные Топи, нападая на всех, кто встанет у них на пути. Люди, которым не повезло столкнуться с ними, пропадают. Однако во время очередного такого нападения что-то идёт не так. Свидетелем этого становится Дуротан.

+1

2

С легкой подачи Гул'Дана другие вожди стали называть это охотой. Лучшие воины кланов собирались вместе и, оседлав своих волков, направлялись туда, где незадолго до этого разведчики обнаруживали поселения людей. Оркам внушили, что это - враги, их надо завоевывать, уничтожать, грабить. Впрочем, уничтожались только их дома, когда воины Орды поджигали жилища, чтобы вытурить людей из укрытия. На Дреноре многие так делали, чтобы выкурить из нор пушных зверей и добыть меха для плащей на зиму. Самих людей старались не убивать - было приказано брать как можно пленных для поддержания магии скверны.
Но люди были голы, мелковаты и совершенно беспомощны, как успел заметить Дуротан. В этих поселениях, как он заметил, занимались в основном земледелием. Иногда - очень редко - у людей попадались орудия, сверкающие огнем со страшным шумом и извергающие острые куски металла, сильно и больно ранящие орков, но не причинявшие, впрочем, очень сильного вреда. Кажется, они называли это ружьями. Местные охотники держали их. Дуротан, впервые увидев такое орудие, изумился этому - до сих пор на его глазах для дальнего боя использовались лук и стрелы, а это было чем-то новым. Но долго удивляться не пришлось. Последнее встреченное на их пути ружье было свернуто в колесо Черноруком.
И вот очередная вылазка. Если поначалу Дуротан довольно активно участвовал в этих так называемых сражениях, вдохновленный наличием нового врага, которого Гул'Дан в красках описывал как ужасного и злейшего, то через некоторое время его пыл угас. Все это время он наблюдал за людьми. Они были похожи. Устройство их жизни не так уж сильно отличалось от их, орков. Так же они образовывали поселения, так же делились на земледельцев, охотников, ремесленников. Женщины занимались хозяйством и детьми - впрочем, у орков женщины нередко выступали наравне с мужчинами. Ни разу Дуротан не видел у людей шаманов или кого-то похожего. И, разумеется, довольно быстро он понял, что среди жертв их набегов нет настоящих воинов. Это беззащитные существа, которые беззаботно вели хозяйство без всякой охраны. Должно быть, места здесь довольно безопасные, так что им не требовались воины.
Дуротан больше не мог сражаться. Человек мог пасть от одного его удара, силы были явно неравны. И людям нечем было защищаться.
Дуротан с Северными волками и Оргрим с кланом Черной Горы в эту вылазку оставались в стороне. Наблюдая за тем, как один из воинов Орды тащит к своему ездовому волку кричащую от ужаса женщину с младенцем на руках, Дуротан нахмурился и чуть оскалился.
- Мне казалось, у нас будет враг с топорами, а не с детьми, - раздраженно произнес вождь, погладив своего волка.
- Это не по Чести воина, - согласился рядом стоявший Оргрим.
Чернорук, ставший вождем Орды, то есть вождем вождей, заметил, что кланы Дуротана и Оргрима бездействуют, и подъехал ближе.
- Северные волки разучились охотиться? - с насмешкой спросил он, глядя на Дуротана. Молодой вождь оскалился, оскорбившись. Усомниться в навыке охоты лучших охотников Дренора было настолько нелепо, что Дуротан ничего не ответил.
- Или вы прослушали последний приказ? - продолжал Чернорук. - Чем больше добычи вы принесете в Орду, тем больше вероятность, что ваш клан останется в сытости и безопасности.
С этими словами он удалился. Дуротан вздохнул. Ради сытости и безопасности они и пошли на это.
Делать нечего. Переглянувшись с товарищами, молодой вождь приказал наступление. Северные волки включились в пленение людей. Сам Дуротан заметил, что небольшая группа людей - возможно, семья - пытается скрыться в лесу неподалеку, ударил пятками по волчьим бокам и помчался вслед. Ему очень не хотелось этого, но ради клана он должен предоставить Орде добычу.

+1

3

Внушительных размеров котёл висел над горящим костром. Вокруг него, как ужаленный, носился пандарен, который наблюдал за пламенем, периодически посматривая в котёл и принюхиваясь к содержимому. Он выжидал подходящий момент, чтобы пустить в ход оставшиеся ингредиенты для своего нового варева, и, если быть честным, очень боялся упустить его. Казалось бы, это далеко не первое пиво, которое доводилось готовить страннику, и уж такой хмелевар, как Чэнь, должен хорошо знать своё дело. Вот только данный отвар был, скажем так, "экспериментальным". Буйному Портеру ещё ни разу не приходилось варить пиво с таким сырьём. Более того, на сей раз дегустатором должен был выступить не только он сам, что, собственно, и являлось основной причиной его волнений.
Наконец, время пришло. Бывалый глаз заметил нужные изменения на кипящей поверхности сусла и пандарен вытащил из своей походной сумки, которую держал наготове, финальные штрихи своего нового напитка. Открыв миниатюрную шкатулку, он высыпал её содержимое в котёл. Это был измельчённый Корень жизни. Достав деревянную ложку-мешалку, пивовар с невиданным рвением принялся замешивать сусло. Несмотря на жар, который пандарен ощущал всей своей шерстью, он продолжал мельтешить конечностями над бурлящей жидкостью, обхватывая ложку то обеими лапами, то одной левой, то правой. Со стороны его движения могли показаться хоть и ловкими, но совершенно бессистемными, лишёнными какого-либо порядка, однако Чэнь видел всё это иначе. За годы практики, он выработал собственную, наиболее эффективную технику замеса. Во время этого процесса, Буйный Портер особенно сильно напряг своё обоняние, раз за разом вдыхая пары, исходившие от его творения, пока не почувствовал перемены в запахе, на которые рассчитывал. На душе у него стало спокойнее. "Хотя бы аромат не подкачает". Всё так же помешивая сырьё одной рукой, другой хмелевар снял с пояса маленький флакон с некой жидкостью, открыл его, после чего занёс над котлом и отправил туда три капли. На мгновение пандарен взглянул на сосуд с явными сомнениями, но в следующую же секунду он отбросил их в сторону, повесив флакон обратно на пояс. Спустя какое-то время, Чэнь наконец прервал свою физическую активность. У него выдалось несколько свободных минут и Буйный Портер присел на землю, облокотившись спиной о дерево неподалёку. Достав из сумки свиток бумаги и перо с чернилами, он принялся записывать свои мысли.

"Запись 21-я".

Уже пошла вторая неделя моего пребывания в Топях. На первый взгляд это был самый обыкновенный край, мало чем отличающийся от других болотистых местностей Азерота. Деревья, растения, насекомые — многие из них уже встречались мне в других землях материка, посещённых мною ранее. Честно говоря, это огорчало меня. Прошло всего лишь чуть больше года с начала моего путешествия по Восточным Королевствам, а найти нечто новое во время странствий уже сейчас становилось всё труднее и труднее. Но я не унывал и продолжал верить, что обязательно наткнусь на что-нибудь. К тому же, с момента как я впервые ступил на эту землю, меня не покидало странное ощущение, для которого я до сих пор никак не найду слов, чтобы описать.
Моя вера вскоре оправдала себя. Блуждая по болотам, я всё-таки сумел найти несколько растений, не встречавшихся мне ранее, некоторые из которых даже могли сослужить неплохую службу моему пиву. Однако с последним случилась небольшая заминка.
Как-то раз я надолго отлучился от своего лагеря, а когда вернулся, обнаружил погром и пропажу нескольких вещей, в том числе мой котёл, в котором я и готовлю своё варево. Хорошо, что я взял сумку с самым дорогим с собой. Изучив следы, я осознал, что воришки эти — мурлоки, о которых подробнее расписано в одной из ранних моих записей. Похоже, они катили свой трофей по земле. Я шёл по их следу, обнаруживая, разбросанные тут и там, маленькие, пустые бочонки. Видимо, по пути домой эти чешуйчатые проказники растеряли к ним всякий интерес, решив сосредоточиться на самой крупной ёмкости. В конечном итоге их следы завели меня в трясину. Видимо, котёл уже покоился на самом её дне. Зачем он понадобился мурлокам, оставалось только гадать.
Этот народ не так прост, как кажется. Они вряд ли бы решились на всё это, без конкретной причины. Быть может, им он нужнее, чем мне? К тому же у меня не было никакого желания нырять в болото, окончательную глубину которого я так и не смог нащупать посохом. Надеясь на то, что мурлокам эта вещь принесёт больше пользы, я отступил.
Возвращаясь в лагерь, я собирал бочонки, разбросанные чешуйчатыми ранее. Один из них плавал в луже неподалёку от высокой травы. Я хоть и пытался думать обо всём этом в лучшем свете, произошедшее всё же раздосадовало меня. Моя расторопность дала слабину, и я слишком поздно заметил затаившегося за травой кроколис

Лапа пандарена остановилась. Его обоняние уловило перемены в воздухе. Лёгкий запах гари, который не был похож на исходивший от его костра. Вскоре издалека послышались чьи-то звуки. Кто-то бежал. Внезапно, крик ребёнка раздался по всей округе. Чэнь без колебаний бросил свои дела и побежал в сторону шума, захватив с собой свой верный посох. Ловко преодолевая кочки, кусты и лужи на своём пути, пандарен быстро приближался к цели, пока наконец не увидел таинственных беглецов, пробегающих вдали от него. Это была людская семья. Отец, мать и дитя. Более того, монах знал их. Вся троица в ужасе бежала, не оглядываясь по сторонам. Буйный Портер хотел было дать о себе знать и догнать друзей, но в следующий момент, он услышал едва различимый рык, доносящийся издалека. Пригнувшись, сквозь деревья и кусты пивовар разглядел, несущегося вдалеке во весь опор, гигантского волка, которого седлал не менее внушительных размеров всадник. Стало очевидно, от кого убегали люди, но не почему. Чэнь вознамерился получить ответ на второй вопрос, но для этого нужно было притормозить преследователя и "пообщаться" с ним. Спрятавшись за кустами, Буйный Портер начал выжидать подходящий момент.
С приближением всадника его очертания приобретали всё более отчётливый вид, но вместе с тем росло и замешательство пандарена. Наездник не был похож ни на человека, ни на кого-либо ещё из знакомых ему рас. Волнение и любопытство закипали внутри хмелевара параллельно его сближению с объектом. Но, несмотря ни на что, концентрация не подвела монаха в ответственный момент. Произведя все расчёты, он выскочил из кустов и, оттолкнувшись посохом от земли, совершил прыжок как раз в тот момент, когда наездник был уже прямо перед ним. Делая сальто в воздухе, Чэнь уже в следующий миг оказался над всадником. Ловким движением посоха, пандарен слегка шлёпнул незнакомца по глазам, дезориентируя его, после чего, когда он уже перелетел наездника и пошёл на сближение с землёй с другой стороны, схватил того за предплечье и, уперевшись ногами в бок волка, со всей силы потянул всадника на себя, стащив его в конечном итоге с седла.
Когда оба оказались на земле, пандарен ловко поднялся на ноги. Теперь он мог разглядеть своего нового знакомого во всех подробностях. В глаза сразу бросались большие клыки, внушительная мышечная масса, да и размером в целом он был чуть ли не равен Чэню. В общем, весьма грозный вид. Судя по всему, он явно был не в духе от такого неожиданного спешивания, что неудивительно. Было очевидно, чего хотел клыкастый в тот момент, и монах решил ему это дать. Улыбнувшись, он встал в оборонительную стойку Крепкого Быка, давая противнику возможность атаковать. "Посмотрим, на что ты способен".

Отредактировано Chen Stormstout (02-01-2018 23:19:15)

0


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » Особенности орочьего гостеприимства


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC