Апокалипсис. Такое ёмкое слово, универсальное для обозначения бесконечного множества вещей. В христианстве это текст – откровение, со словом же «Армагеддон» оно употребляется в значении конца света или катастрофы планетарного масштаба. У каждого, безусловно, хотя бы раз в жизни случался свой собственный конец света. И здесь уже не до обозначений и терминологии, ведь для каждого человека апокалипсис – свой. Для кого-то это вспышка солнца или разразившаяся вирусная эпидемия, для кого-то всё сводится к нашествию зомби, а для кого-то "Армагеддон" – лишь череда личных трагедий, что сбивают с ног и вышибают из лёгких воздух. Трагедий, после которых нет никакой возможности жить дальше как ни в чём не бывало. Трагедий, из которых не так-то просто выбраться живым и здоровым. Чаще – побитым, истерзанным, с ощущением гадкого, липкого, вязкого на душе. Реже – поломанным настолько, что всё, кроме самого факта выживания, теряет свою важность.



Стив слишком занят, чтобы ответить. Он пытается шевелить мозгами, чтобы как можно скорее добраться до решения проблемы, на деле же большую часть его мыслей занимает страх. Он даже не может воспользоваться выпрошенными у Ракеты бластерами. Хотя бы одним! читать дальше


Рейтинг форумов Forum-top.ru

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » Мы все носим наши тюрьмы с собой


Мы все носим наши тюрьмы с собой

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

— Мы все носим наши тюрьмы с собой —
Mickey Milkovich, Lip Gallagher, Ian Gallagher, Fiona Gallagher.
[Shameless (US]

http://sh.uploads.ru/t/HVWjS.gif
http://sf.uploads.ru/t/WkrIn.gif
http://s9.uploads.ru/t/Xpvw1.gif
http://s4.uploads.ru/t/k5Jva.gif

— Описание эпизода —

Дело Микки пересмотрели из-за полицейской ошибки, его выпустили на свободу, он пришел поговорить и как на это отреагирует самая ненормальная семейка в Чикаго.

+1

2

И понять мы с тобою не сможем,
Кто из нас для кого приговор.

Микки вливается в привычный тюремный круг, являющийся замкнутым, ровно до тех пор, пока не прозвенит последний звонок перед откидкой. Жизнь здесь не похожа на школу, или интернат, но подчинена четкому расписанию, вписанному в пункты, идущие строго по порядку. Подъем, завтрак, работа, отдых, обед, работа, прогулка, время свиданий, отбой. Душ и иногда медицинские осмотры. Да, плюс: завещанное Светланой то кому-нибудь в бровь, то в глаз.
Милкович перестал ждать появления Йена примерно месяца через три после того, как попал за решетку, из-за того что тупая курица Сэмми каким-то чудом осталась жива. Однако, он ни разу не пожалел о том, что сделал. Она все испортила, она вынула первый кирпичик из их относительно нормальных, но отношений тем, что натравила на Галлагера сраных армейцев. Затем арест, Моника и... Никакого свидания, что было предложено ему, когда всё ещё было хорошо.
Вернее, даже не так. Через три месяца он перестал думать о том, что рыжий ещё хоть один раз появится по другую сторону прозрачного стекла, взяв руку черную трубку. Со Светланой или без, держа(или нет) на руках его ребенка, его сына, которого последнее время удобнее было называть молокососом либо спиногрызом, дабы сподручнее глушить болезненные мысли о том, что увидеть как мелкий пойдет в школу, да и вообще как он пойдет, не получится.
Восемь лет и это в лучшем случае. Целая вечность, как раз успеет стать хуевым отцом, наподобие своего собственного.
Светлана стала приходить значительно реже, не чаще раза в пару месяцев и только по делу. Микки подстроился под то, что его ожидало, максимально. Он мало с кем дружил.
Трижды успел проклясть тот день, когда встретил долбаного рыжего тогда-ещё-почти-мальчишку, чье лицо густо усыпали веснушки, происхождение которых он позже сравнит с инопланетным, будто романчиков начитался. Сколько лет своей жизни он угрохал на эти больные отношения?
И всё ради того, чтобы быть брошенным. Дважды.
Можно было бы сказать, что это справедливая расплата за первые годы, когда Милкович огрызался, скалился, отталкивал и никак не желал признавать себя. Признавать себя тем, кто он есть, что чувствует, чего хочет. Однако, вся жизнь после признания в "Алиби" окупила период, когда они дрались, грызлись по-волчьи и трахались по-кроличьи. Микки был готов на всё ради Йена. Поставить жизнь с ног на голову, вывернуть наизнанку самого себя.
Теперь оставалось только думать об этом и вспоминать.
Ровно до того момента, как в его деле нашли полицейскую ошибку. И то ли его адвоката признали невнимательным гомофобным мудачком, то ли дело пересмотрели ещё как-то, но...хуяк — и неджанчик свободы стукнул по затылку с завидным садизмом молотка.
Медленно вышел из ворот тюрьмы, плетясь к автобусной остановке, будто бы вообще не особенно хотел передвигать ноги. На его плече была потертая черная сумка с вещами, которых, как обычно, было немного. Он никому не позвонил, даже братьям, не попросил, чтобы заехали. Это было ни к чему. Вообще никому не сообщил, что его сегодня освободили.
Сейчас бы завалиться в "Алиби", да покутить хорошенько, как всегда делал батя, отсидев очередной срок. Чем бесил до мерзкой дрожи где-то внутри, порождающей отвращение. Последний такой загул закончился признанием его сына в ориентации и непосредственно признавшемуся кажется, что эта поебень случилась вечность назад.
Плюхнувшись на самое последнее сиденье, воззрился за грязное стекло, глядя на унылую обочину, покрытую свалявшейся пожухлой травой.
Милкович сглотнул, нервно постукивая пальцами по колену и размышляя над тем, что стоит зайти домой(туда, где раньше был дом) и забрать вещи.
Когда они въехали под мост, в окне на миг отразилось его лицо и Микки потер пальцем щеку, заросшую щетиной.
— Красавчик блядь, — двумя словами оценил встрепанные отросшие волосы и темные круги под глазами.
Оказавшись на знакомых улицах, он почти решился не решаться. И всё же, ноги сами принесли к галлагеровскому крыльцу.
Взбежав на него, Милкович три раза постучал и вышло это немного нервозно.
Очень.
Нервозно.

+3

3

— Дверь! — кричит сидящий на диване Лиам.
Йен хочет рявкнуть и на него.
Как его все это заебало. Свои деньги на счет за электричество он отдал еще в начале месяца, как только получил зарплату, чтобы уже не думать об этом дерьме. Он всегда откладывает: часть на все оплаты, часть на накопительный счет, где у него внезапно уже набралась какая-то сумма, часть на колеса, часть на еду. Он никогда не относился к деньгам серьезно, но сейчас это дерьмо работает на него как ежемесячная привычка, рутина, структура. Его психиатр говорит, что структура важна, чтобы не уехать. Или как-то так. Йен старается не уехать.
С его семейкой это звучит как фантастика.
— Я свою часть отдавал тебе лично в руки неделю назад, — почти рычит он на Фиону. — Какого хрена?
Все, кто живут в доме, скидываются — кроме Лиама, который еще слишком маленький. Выпала к Нилу Деббс — каждый стал платить чуть больше. Все логично, все понятно. Претензии Фионы, которая чего-то там не досчиталась — нихрена не логичны и не понятны.
— Дверь, — напоминает Лиам.
Йен проглатывает просящееся на язык ругательство, стискивает зубы и идет открывать, чтобы хоть на время передохнуть от этого дебильного выяснения отношений. Пусть спрашивает недосчет с кого угодно, ему срать. Он и так вместе с Липом вынужден приглядывать за остальными. Как будто ему своих проблем мало.
Когда Йен распахивает дверь, раздраженные слова застревают у него в глотке, а сердце пропускает чертов удар, стоит ему узнать стоящего на пороге.
Мик. Обросший и заросший, уставший, нет, заебанный даже, привычно-нервный, с сумкой через плечо, — Мик.
Йен моргает, сглатывая.
Мик, наверное, сбежал.
Мик не идиот и не стоял бы средь бела дня на их пороге, если бы сбежал.
Месяц назад к Йену на работе подкатывали хипстерского вида активисты, говорили что-то про кейс, про ошибки копов, про кого-то гомофобного, что-де свидетельство Йена ну очень поможет в суде. Йен их послал нахрен и молился, что не получит сраную повестку. Он еле привел свою жизнь в условный порядок, собрал из осколков старой то, что можно было еще собрать, не вспоровшись. Эту часть — было нельзя. Ничего бы не вышло, потому что ничего никогда не выходило. Ему не нужны были ложные надежды. Ему нужны были колеса и структура. И кто-то, чтобы забыть.
Йену вдруг становится дьявольски тяжело смотреть на Мика прямо, но он не отводит взгляд.

+2

4

- Может кто-то взял деньги? Кто последний раз видел Фрэнка? – Не знаешь на кого переводить стрелки – всегда переводи все на нерадивого отца, в доме он всегда был крайним. Для него было нормой подставлять своих детей, относиться хуже, чем к другим людям, - Или может ты брала, Фиона, что бы закупить что-то в Петси? Могло же быть такое?
Лип еще раз без особой надежды на чудо пересчитал купюры и монеты, что лежали на столе. И тут его осенило. Он вспомнил, что сумму, которой теперь не хватает, он сам же три дня назад позаимствовал из общака. Мысленно клятвенно пообещал вернуть, но дело это забылось. Помнил лишь, что свою долю он положил после зарплаты в «Петси» две недели назад. На зарплату посудомощика особо не пошикуешь, да и сейчас его карманы были пусты, а значит, и вложить сейчас было нечего.
- Блядь, - Лип вцепился пальцами в свои волосы на голове, и больно от досады потянул их в сторону, - это я одолжил недавно. Фи, может, вычтешь из моей следующей зарплаты, а пока вложишь за меня?
Произносить это неприятно, но другого выхода из ситуации Лип найти не мог. Оплатить нужно уже завтра, а за ночь особо денег не заработаешь. Разве что в дверь сейчас стучится какой-нибудь старый товарищ, который очень жаждет отдать долг. Ха, но Лип даже не помнит, что бы когда-нибудь хоть кому-нибудь занимал денег, да и кто в здравом уме в Южном Чикаго будет отдавать долги? Правильно, никто. Так что остается сейчас Липу смотреть на старшую сестру и ожидать ее строгого вердикта. Галлагер правда раскаивался, и это ярко читалось на лице. Самое ужасное, он даже не помнит, куда спустил эти деньги, они ушли, словно вода через решето, но Фионе это было знать не обязательно.
Йен уже подорвался к двери, и Лип остался на кухне с Фионой наедине. Не лучший момент, и Лип подрывается следом за Йеном, все, лишь бы не получить от сестры мощную затрещину и не услышать обжигающие слова.
- Йен, ты там что, дверь забыл как открывать, - Лип вырулил через гостиную в прихожую, и понял, почему же брат даже слова не издавал, - Ты сбежал, что ли, Микки? Только не говори, что Йен помогал организовывать побег.
Йен все еще держал своего бывшего на пороге, не пропуская и не прогоняя. Лип уверенно кивнул Милковичу в знак приветствия, на руку не стал протягивать, как и приглашать в дом. Все это его касалось косвенно, но укрывать беглого преступника он бы не хотел. Больше было интересно, почему он пришел к Галлагерам, даже судя по внешнему виду, не побывав дома.

+2

5

Что бы выживать, нужно крутиться. Поскольку большинство лбов, что проживают по известному адресу или достигли совершеннолетия или продолжили род, а посему в состоянии отвечать за себя и часть тех счетов, что приходит ежемесячно. Подсчитав свои доходы, расходы, Фиона пришла к однозначному выводу. Тащить на своем горбу чудное семейство Галлагеров не будет. Пусть она не совсем ас в математике, за последние пару лет показала себя в лучшем виде на бое боя, где ее зеленые не всегда проигрывали и получалось выходить в ноль, оплатив по всем квитанциям. Великая житейская мудрость. Она же диктовала новые условия. И вполне понятно, что необходимо вносить свою долю в эту еще не совсем прогнившую постройку, что обыватели гордо зовут "домом". Жесткое и полезное решение, поделенное на пять с половиной (если учитывать крошку, что ночами мешала спать).
- Твою мать. Тут не хватает. Денег на электричество. Я сегодня хотела оплатить. - Очередной сумасшедший день Галлагеров. Вместо "доброго утра" и "как спалось". Кто-то безрассудный стащил две сотни на "очень важные дела". И все остальные должны были или докладывать недостаток или на месяц лишиться блага цивилизации и сидеть в сумерках. Повторный пересчет показал все тот же результат - отсутствие положенной суммы. Шум, гам, рокотание в трубах, малышка Фрэнни заявила ос воем пробуждение громким криком, Лиам делает громче звук на телевизоре. Тут даже не услышишь собственных мыслей! Кто-то настырно стучится в двери. Мимо суетятся уже повзрослевшие дети. Сама с еще не собранными волосами, уже без остатка сна, но с синяками под глазами. Взглядом выхватывает рыжего и в надежде спрашивает: - Йен? Ты не... Я это помню. Представь себе, провалами в памяти не страдаю. - Тот явно встал не с той ноги, что едва не огрызается. А в глазах так и сияет табличка "не влазь - убьет". Фиона мотает головой, наливает в кружку дрянной кофе. Делает большой глоток горячей жидкости. На помощь приходит Лип, подбрасывая еще несколько подозреваемых - Фрэнк или она сама. Взяла и забыла, а теперь пытается скинуть свою вину на других. Мерит блондина взглядом " ты уверен в том, что говоришь? серьезно подумай." Фрэнк мог так подставить, но не та, кто печется об этом доме и его жителях. Отлично, виновник найден. И сожалеет в содеянном. Кажется, сожалеет. Вот только исправлять ситуацию надо. - За чем? Для чего? Но это не важно уже. Само собой говорить о том, что твой проступок - дерьмовый, я говорить не буду. Ты ж умник Галлагер. О последствиях осведомлен. Как к завтра достанешь эти деньги? - Вопросительный взгляд, строгие нотки в голосе - как показатель того, ситуацию не отпустила и докладывать свои кровные за чью-то оплошность не собирается. - И две дополнительные смены. Как неустойка. - последнее уже в спину, но Лип ее прекрасно слышит - акустика в доме отличная. Остается на кухне в одиночестве, собирает деньги в конверт, а тот - в карман джинсов. Так надежнее. Стоит завести ячейку в банке - от этой мысли хочется рассмеяться как Джокер.
- Микки? - Слышит знакомое имя, упирается на дверной косяк на секунду, краем глаза следя за экраном. Мультик про железного человека. Это лучше, чем фильм для взрослых. Трепет по волосам Лиама, тот уворачивается, продолжая наблюдать за приключениями Тони Старка. В руках чашка с кофе - завтрак вовсе не для чемпионов. - Мне кажется, что эту заразу мы уже вывели. Оборачивается к дверям, где стоит бывший рыжего брата. - О!

+1


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » Мы все носим наши тюрьмы с собой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC