Апокалипсис. Такое ёмкое слово, универсальное для обозначения бесконечного множества вещей. В христианстве это текст – откровение, со словом же «Армагеддон» оно употребляется в значении конца света или катастрофы планетарного масштаба. У каждого, безусловно, хотя бы раз в жизни случался свой собственный конец света. И здесь уже не до обозначений и терминологии, ведь для каждого человека апокалипсис – свой. Для кого-то это вспышка солнца или разразившаяся вирусная эпидемия, для кого-то всё сводится к нашествию зомби, а для кого-то "Армагеддон" – лишь череда личных трагедий, что сбивают с ног и вышибают из лёгких воздух. Трагедий, после которых нет никакой возможности жить дальше как ни в чём не бывало. Трагедий, из которых не так-то просто выбраться живым и здоровым. Чаще – побитым, истерзанным, с ощущением гадкого, липкого, вязкого на душе. Реже – поломанным настолько, что всё, кроме самого факта выживания, теряет свою важность.



Стив слишком занят, чтобы ответить. Он пытается шевелить мозгами, чтобы как можно скорее добраться до решения проблемы, на деле же большую часть его мыслей занимает страх. Он даже не может воспользоваться выпрошенными у Ракеты бластерами. Хотя бы одним! читать дальше


Рейтинг форумов Forum-top.ru

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



from yesterday

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

—  from yesterday —
thanos, avia chieve
[marvel]

http://se.uploads.ru/d/rLcqp.jpg
«я прожил много лет, покоем восхищенный,
среди лазури волн и пышной красоты,
с толпой моих рабов, нагой и умащенной;
зной охлаждающих широких пальм листы
заботливо рабы над головой качали,
но тайных ран души, увы, не облегчали»

http://s5.uploads.ru/d/Fd1BT.jpg

+1

2

.
          Там было палящее солнце, безжалостно выжигающее любую жизнь на этой планете. Даже небо казалось не голубым, а серым — таким же сухим и безжизненным, как и все остальное вокруг. За все время, проведенное здесь, Танос видел лишь редкие облака, практически незаметные на бесцветном фоне: дождей здесь, казалось, вообще не бывает. Днем на Сакросанкте было невыносимо жарко. Настолько, что вместе с легкой одеждой хотелось содрать с себя собственную кожу, только бы это помогло хоть немного. Горячий воздух пустнынных земель безжалостно обжигал легкие с каждым вдохом, а затем оседал в горле песчаной пылью.

         Танос не знал точно, сколько времени уже провел на этой планете, закованный в цепи и молча подчиняющийся приказам надсмотрщика. Казалось, что прошла целая вечность с того момента, как церковные рыцари поймали его на краже. У титана не было никакого опыта в совершении подобного рода дел: до этого ему хватало лишь пальцем показать на то, чем ему хотелось бы обладать, и он получал в тысячи раз больше. Ему были недоступны проблемы обыкновенных существ, не имеющих ни средств к существованию, ни власти для их получения. Тем не менее, особенно обидно было узнать, что товар, из-за которого он здесь оказался, не представлял никакой материальной ценности — только духовную, как реликвии для церковных ритуалов.

          Не так давно у Таноса было все, что только может желать тот, чей смысл жизни заключается в абсолютном могуществе. Ему не составляло труда одним движением руки смахнуть несколько планет, уничтожить множество цивилизаций за раз и обречь на гибель миллиарды существ в одно мгновение. Все, что от этого осталось — только лишь воспоминания, которыми обладал только он в этой переписанной Кроносом реальности. Временами ему даже казалось, что это все лишь плод его воображения, возникший, наверное, в результате утомления тяжелой работой и теплового удара, но вечерами, когда резкий холод, приходящий в пустыню с заходом солнца, отрезвлял его сознание, Танос четко вспоминал каждое мгновение своего позорного поражения. Вместе с этим служанка–дурная память не упускала случая напомнить ему, зачем и как именно он согласился на такое жалкое существование, и, самое главное, ради кого.

          Госпожа Смерть любила вить из него веревки, пользуясь своим привилегированным положением, и ей всегда это удавалось. Многие не могли бы даже представить себе, насколько слабым могущественный титан был рядом с ней, каким доверчивым и наивным, словно котенок, тянущийся к руке. Руке, которая могла как погладить, так и ударить его. Смерть поступала по-всякому. Ранив, тут же смягчала боль нежностью. Уничтожив морально, давала надежду на искупление.

          И для этого ему нужно было смиренно терпеть. Переживать нечеловеческие условия и грубое обращение, держать внутри этот бушующий пламень ярости, никому его не показывая — его тело больше не потребляло космическую энергию, превращая ее в личную и почти бесконечную силу, и он был слаб. Чудовищно слаб, как и любое гуманоидное существо, лишенное суперсил и даже оружия. Все, что он мог — сцепить зубы и подчиняться, гадая, что же на самом деле ему уготовила Госпожа Смерть.

          «Ты должен перестать быть Таносом» — раз за разом звучало в его голове, словно тяжелый меч, опускающийся на его шею наточенным лезвием, что блестит в ярких солнечных лучах. День за днем он пытался разгадать смысл этих слов. Хотя бы времени на раздумия у него было предостаточно: работа руками предполагала полную свободу сознания, чем Танос и пользовался. Однако как бы он ни пытался увидеть в приказе Госпожи Смерти четкие инструкции к своей новой жизни, ответ все никак не хотел приходить в голову.

          Но вместо него иногда приходило самое настоящее отчаяние. Временами Танос убеждал сам себя, что его возлюбленная желала именного этого: наблюдать за его унижением, падением и уничтожением, но не более. Она никогда не была к нему добра и благосклонна, хоть и старалась навязать мысль, что старания титана имеют какой-то смысл.

          В конце концов, ведь это именно она слепила его таким, каким он был, осторожно направляя его на путь насилия. В ее зеркальных глазах читалась жажда крови, власти и страха — отражение того безумия, что зрело сначала в юном принце, а затем и в завоевателе миров, и до сих пор никогда не гасло.

          Танос никогда не думал, как сложилась бы его жизнь, не стань Госпожа Смерть его единственным другом в то время, когда он был еще гибкий, как пластилин, и чистый, как лист белой бумаги. Возможно, он никогда бы не оказался здесь, потому что не стал бы тираном всей галактики.. Или, может быть, стал бы еще более чудовищным убийцей. Действовал бы без принципов и идей, как какой-то маньяк. Ведь не берется же зло там, где его отродясь не могло бы быть? Почему-то Капитан Америка при любых обстоятельствах так или иначе остается на светлой стороне.. Во всяком случае, за все время заточения и размышления об этом Танос так и не нридумал никаких обстоятельств, при которых Стивен Роджерс мог бы стать суперзлодеем и убивать невинных.

          Он так и бы и продолжал размышлять о бытие и положению сил во Вселенной, если бы из собственных мыслей его не вывел раздражающий шум, который не был так привычен, как рабочий фон и звук удара плетей об упругую плоть. Танос поднимает голову, щурясь на солнце и с удивлением замечая, как на надзирателя с высоты пикирует огромная хищная птица, безжалостно щипая его своим клювом и разгоняя пыль вокруг взмахами тяжелых крыльев. Это было настолько неожиданно, что последующий рывок цепей едва не сбивает его с ног и заставляет быстро реагировать на изменения в окружающей обстановке. Танос понимает, что невольно следует за девушкой, с которой был скован одной цепью. Пока он еще не осознает, насколько важным в его новой жизни стал этот невольный союз, но оказавшись рядом с высокой темнокожей женщиной в кожаном легком одеянии, он быстро соображает, что это очень выгодный расклад.

          Судя по заметно улучшевшемуся настроению связанной с ним пленницы, эта воительница с хищной птицей явно была ее союзницей, и он волей случая оказался на их пути к освобождению. Впервые за последнее время у Таноса появилась надежда. Он сам не понимал, чего хочет и ждет, но возможности, которые открылись бы перед ним на свободе, прельщали его куда больше жалкого существования церковного раба.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC