Все в этом мире продается. Она начала свой день с покупки билетов, далее тем же маршрутом проследовали: гостиница, новый чемодан, пара вещей, буклет для туристов. Джейми всегда «мечтала» посетить уже не красные будки, фирменные старые кэбы и ощутить на своих волосах морось туманного острова. Может, она что-то еще забыла? Мориарти проверяет телефон, но таинственный абонент молчит уже не первые сутки. Готовится так же, как и она? 
В самолете ей не удается расслабиться, просто потому что ее счастливая рука купила билет с каким-то болтливым пареньком, который жужжал весь перелет о Лондоне. О, это самый лучший город; о, там сбываются мечты; о, поглядите, он уже заказал сувениры. Жаль, что у некоторых нет выключателя громкости. Читать дальше.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » Can I ask you a personal question?


Can I ask you a personal question?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

—  Can I ask you a personal question? —
Connor - Hank Anderson
[Detroit: Become Human]

http://s3.uploads.ru/clzJa.gif http://sd.uploads.ru/ylBir.gif

+1

2

В Детройте часто идёт дождь. Во всех городах идёт дождь. Во всех городах люди почему-то всегда к нему не готовы, и поэтому время от времени при выходе из метро или общественного транспорта всегда слышится тихая или не очень ругань, а некоторые кадры особенно громко и откровенно выражают своё недовольство. Хэнк всегда был одним из таких мальцов, что ругаются от души и ворчат, думая, видимо, что таким образом дождь как-то решит перестать идти. Из тех мальцов, что недовольны тем, как льёт за шиворот, но продолжают торчать на улице по делам рабочим, наблюдая, как все остальные пробегают мимо по тротуару в попытке найти укрытие или магазинчик, чтобы прикупить себе какой-нибудь дешёвый зонт, потому что свой новый и красивый по забывчивости остался дома.
Наверное, во многих городах часто идёт дождь, ведь тогда бы по всем новостным каналам бы давно звенели дикторы, что доход компаний, которые производят самые обычные зонты, стремительно близится к нулю. Идиотские мысли, но Хэнку наплевать. Ему давно и глубоко наплевать на то, какой степени абсурдности появляются мысли в голове, до тех пор, пока никто не может залезть к нему в голову и прочитать их. Ну, он свято верит, что его вездесущий металлический (или пластиковый?) напарник ещё не способен проворачивать такие фокусы. Хоть и смотрит пацан (машина, машина, Хэнк!) иногда слишком уж проницательно, будто бы понимает всё, будто бы знает обо всём. Но он ни о чём не знает, не должен знать, иначе бы давно уже прилепился со всем своим миллиардом вопросов обо всём и ни о чём. Как и всегда.
Хэнк и подумать пару месяцев назад не мог о том, что в его жизни появится какое-никакое «как и всегда». Раздражающее, непонятное, постоянно строящее из себя умника существо, которое вызывает желание или застрелиться самому, чтобы не слушать все эти умные замечания и рассуждения, или застрелить того гения-самоучку, у которого руки, увы, достаточно прямые, чтобы такое личное проклятие Хэнку построить. Может быть, он драматизирует. Может быть, в большинстве случаев его раздражение - это нечто напускное, нечто, что анализировать совершенно нет никакого желания. Может быть, он сам не замечает, как начинает привязываться к тому, к кому вообще привязываться бы не стоило. Ведь прекрасно известно, что как только вся их совместная работа будет выполнена, а беготня за девиантами подойдёт к концу, Коннора заберут туда, откуда его вообще привезли, а Хэнк…жизнь Хэнка пойдёт тем же чередом, только вот не будет зануды, что вечно зудит над ухом, не зная ни сна, ни покоя. Ему не должно быть так уж печально от мысли, что потом вновь придётся работать одному.
Никаких вызовов сегодня нет, Коннор его ещё не настиг, поэтому Хэнк прогуливается по городу, на самом деле перебегая от одного магазина до другого, стараясь не промокнуть основательно, пока пытается максимально быстро добраться до трейлера с сандвичами. Ударной дозы холестерина ему сейчас не хватает больше всего, чтобы начать более или менее связно соображать после вчерашнего вечера. Что там было в этом загадочном «вчера», Хэнк помнит с трудом. Перед глазами только стены собственной кухни, какая-то невразумительная болтовня по телевизору, и этот ебучий дождь, что без конца уже несколько дней льёт так, будто и не собирается заканчиваться.
Он перебегает сначала через один пешеходный переход, совсем не дожидаясь того, как панели на асфальте загорятся зелёным, пользуясь тем, что машин в округе совсем нет. Кажется, что вокруг вообще сейчас никого нет, будто бы целый район города просто взял и исчез. И есть только одна забегаловка, в которой относительно пусто, тепло и сухо. Вопреки всем своим привычкам, он бы сейчас не отказался от огромной кружки согревающего кофе. Сегодня не только дождь, но и ветер разгулялся не на шутку - до костей пробрал.
Хэнк толкает ладонью входную дверь и ёжится, когда его обдаёт теплом кафе. В нос ударяет запах еды и свежей выпечки, крепкого кофе и чего-то сладкого. Привычного запаха алкоголя здесь не найдёшь. Он думает о том, что Коннор обязательно отметит этот факт и сотню раз пройдётся по нему в своей очередной занудной речи. Будто бы не пластикового зануду в напарника получил, а самую настоящую мамочку.
Он заказывает себе кружку чёрт пойми, какого кофе. Не важно, что там за название, главное, чтобы только порция побольше да погорячее, чтобы перестала бить такая крупная дрожь. Заказывает бургер и с картошкой и просит щедро полить кетчупом. Скидывает мокрую куртку на место рядом с собой и расслабленно вытягивает ноги, поглядывая на то, как окно по правую руку от того места, где он сидит, заливает ливень так, что ничерта не видно даже в пределах нескольких метров. Но Коннор его конечно же найдёт. Без всяких проблем. В такие моменты Хэнк думает, что вездесущий кусок пластика умудрился куда-то ему прицепить жучок. Понимает, что мысль идиотская, но всё равно продолжает так думать. Это было бы забавно. И жутко. И совсем немного похоже на иллюзию какой-то там заботы.
Хмыкает громко и вцепляется пальцами в кружку, когда ту приносит работник кафе. Человек. Такое сейчас встретишь редко, поэтому ценнее раз так в сто. Они перекидываются ничего не значащими фразами, ворчат о погоде и безработице, что заполняет город, неловко улыбаются. Хэнк остаётся ждать свой заказ и разглядывать рекламные брошюры и меню. Просто так, от скуки. Предложение дня «Закажи блюдо на вынос и получи 10% скидку!» Он думает, что это не такое уж и плохое предложение, можно будет как-нибудь заскочить сюда снова и взять что-то домой, чтобы не готовить вечером, когда сил хватает только на то, чтобы рухнуть мордой в подушку и вырубиться до утра.
Знакомый силуэт андроида он замечает только в тот момент, когда он появляется в дверях заведения. Хэнк поднимает руку вверх и машет то ли в знак приветствия (нет, конечно нет), то ли жестом приказывая поскорее подтащить свой пластиковый зад к столику и не маячить в дверях. И так достаточно внимания привлёк тем, что обедает тут в компании занудной жестянки. Не хватало ещё слухов о том, что с этими занудами дружбу водить можно. А Хэнк знает, что можно, только не скажет об этом никому. И себе не признается.
- А ты сегодня не торопишься. Думаешь, я тут вечность буду ждать твою пластиковую задницу? - хмыкает совсем не раздражённо на самом деле, даже почти весело, наблюдая за тем, как всего на несколько секунд на лице андроида, что так порой похоже на лицо настоящего живого человека, появляется чёткое выражение недоумения.
Во всех городах льёт дождь, но Хэнку кажется, что Детройт всегда тонет под ливнями. Во всех городах льёт дождь, но Хэнку больше всего нравится именно в Детройте. По крайней мере, сегодня. Ведь сегодня всё не так уж и дерьмово. Пока.

+1

3

Как бы это иронично ни звучало, особенно с его стороны, но, жизнь Коннора очень внезапно и резко поделилась на четкие «до» и «после». «До» было хорошо, было постоянство и ясность в задачах и целях, которые перед ним ставили. Не нужно было ломать голову и додумывать то, что в программу ну никак не входило. А что главное — Аманда всегда были им довольна. Лучший из лучших. Никогда не допускающий ошибок, не позволяющий себе даже думать о том, что он не может что-то сделать. Все возможно, потому что он был создан именно для этого, ведь так? Ловить девиантов и при необходимости выявлять их среди андроидов. Простая задача, которая не требует сверхчеловеческих усилий. Люди бы также могли выявлять и ловить девиантов будь они чуточку терпеливее и повнимательней. Ведь все и всегда лежит на поверхности. Почему андроид начал себя так вести, когда мог произойти программный сбой, который разрушил строчки идеально прописанного кода. Никто не прячет эту информацию и данные. Но, люди слишком подвержены эмоциям и чувствам, в критических ситуациях не все способны вести себя спокойно и рассудительно. Паника, страх, злость — не попадающие под контроль эмоции которые и губят людей.
Проблемы, в буквальном значении этого слова, начались ровно в тот момент, когда Коннор обыскивая уже третий бар по счету, пытался найти Лейтенанта Хэнка Андерсона. Он бы сам справился в два, а то и три раза быстрее. Но, приказы поступающее от непосредственного начальства он не привык оспаривать, так что просто смирился. Смирился и с тем, что его напарник не испытывает теплых чувств к андроидам. Им это и не нужно. Они ведь только работают вместе по делам девиантов. Как только они закроют дела, Коннор отправиться обратно в Киберлайф, где, да, впрочем, неважно что его будет ждать. Он успешно выполнит задание, и лишь это имеет значение. Имело. Сейчас, Коннор может смело заявить, что началось сраное и никому не понятное «После».

Кто сражается с чудовищами,
тому следует остерегаться,
чтобы самому при этом не стать чудовищем.
И если ты долго смотришь в бездну,
то бездна тоже смотрит в тебя. Фридрих Ницше.

Ранее Коннор не придавал этому значение. Зачем? У него было задание, были факты, доказательства, оставалось лишь соединить ниточки и пойти по следу. Все ведь так просто. Звучало просто пока в один момент, андроид не начал ловить себя на мысли о том, что Аманда стала им недовольна, а он, профессионал своего дела, ставил в приоритет —  невыполнение задания, не поимку подозреваемых, а сохранность жизни Хэнка. Того, кто терпеть не мог андроидов и не стеснялся каждый раз об этом напоминать. В лейтенанте было слишком много иррационального, что порой Коннору казалось, что Хэнк и сам не знает чего хочет. В данный момент, от жизни в целом и от него, Коннора.
А потом он стал осознавать другую куда страшнее истину, в которой даже сам себе не хотел признаваться — в нем самом начали проявляться признаки девианта. Но, проходя тестирования в Киберлайфе, андроид успокаивал себя результатами. Мол, ничего такого, с ним этого не происходит и не произойдет. Он просто слишком много и долго работает с делами девиантов, поэтому и стал приписывать себе какие-то черты. Но, беда в том, что андроидам даже такое поведение не свойственно. Так могут делать люди. Профессиональная деформация. Где те же полицейские видят мир опасным и полным преступников, а дантисты наверняка знают какая у вас степень кариеса и что стоило бы поставить парочку пломб, потому что много кто попросту плохо чистит зубы или не придает этому большое значение. Это были факты. Факты в которые Коннор свято верил. Факты, которые пусть и не критически, но уже начинали расходиться с его реальностью. Он андроид. Он не может чувствовать, не может проявлять симпатию, личный интерес и ставить жизнь человека, пусть даже и напарника превыше выполнения задания. Он не андроид полицейский. Его модель специально разработали для поимки девиантов. И что-то внутри с ужасным треском ломалось, начиная работать в обратном порядке. Хорошо что разговоры с Хэнком помогают. Так он чувствует [нет, неверно] думает, проходясь по программе, что к нему никто не относится как к живому. И в какой-то степень, он даже благодарен лейтенанту за то что тот не стесняется называть его пластиковым болванчиком.
Это — хорошо. Это — правильно. Это — успокаивает.
Дождь сегодня до поразительного упорный, очевидно, желающий намочить совершенно всех и вся, не давая никому шанса уйти с улицы сухим. Коннор не чувствует холода, ему не неприятно когда [очевидно же, ледяные] капли дождя пробираются под одежду и попадают на лицо, нещадно уничтожая что-то, отдаленно напоминающее обычную прическу на голове. Пусть. Это совершенно не имеет значения. 
Кафе выглядит не настолько плохим, как тот уличный фастфуд куда частенько заглядывает Хэнк. Люди здесь самые обычные, мирные, не имеющее никаких проблем с законом, да и с лицензией и личной гигиеной у работников тоже все нормально. Шанс подхватить кишечную палочку или другие неприятные болезни — очень мал.
Проводит рукой по волосам, стряхивая остатки дождя, а после замирает с самым настоящим, не скрываемым и непритворным недоумением. Он его ждал? Как долго? Почему тогда не позвонил? Но, они ведь и вовсе не договаривались о встрече в этом месте, да и вообще сегодня. Просто Коннор посчитал целесообразным, правильным и логичным, вновь попытаться понять Хэнка, показать ему, что его интерес не вызван заданием или программой. Ему самому интересно узнать. Да и плевать, что он уже давно все необходимое и даже слишком личное узнал. Само собой, лишь, для того чтобы, если что, обезопасить напарника от возможной опасности. Нужно же просчитывать всевозможные варианты развития событий, ведь так? [с каких пор ложь стала частью программы? С каких пор ему должно быть дело? С каких пор его так интересует и беспокоит, как там поживает собака лейтенанта. Коннору нравится этот пес, Коннор это всячески скрывает].
— Прошу прощения, лейтенант, сели батарейки и пришлось задержаться в Киберлайфе, чтобы зарядить их, — Коннор шутить в ответ. Он понимает, что Хэнк настроен не агрессивно, не сегодня, ни вообще к нему уже долгое время. Он знает, что Андерсон никогда не признается в этом, не ему уж точно, но, кажется, это их двоих вполне устраивает. А еще Коннор осознает, что он не должен был шутить. Аманда будет злиться, она будет им совершенно недовольна. Такая вольность свойственна людям, не андроидам. Его заменят сразу же если посчитают бесполезным, он не должен этого допустить. Но, в компании этого человека он не чувствует, что ему угрожает опасность. Появляется какое-то слабое ощущение того, что так будет всегда. Жаль, что это все лишь иллюзия и закрой они это дело по девиантам, каждый будет вновь «жить» как раньше. Хотя и это сомнительно. Он был создан, для того чтобы выискивать и ловить девиантов, не будет их — от него также не будет смысла и вероятнее всего его попросту деактивируют. Коннор знает, что там не будет ничего. Просто пустота.
Опуская взгляд на заказанную напарником еду, Коннор вопросительно выгибает бровь, после чего вновь возвращает взгляд на Хэнка.
— Вы же понимаете, что не только алкоголь вас убивает, но и такая вот еда, верно? Светодиод на виске отсвечивает желтым. Коннор действительно пытается понять, откуда эта тяга к медленному и довольно странному способу самоубийства у Хэнка.

+1

4

Он понятия не имеет, если честно, каково это - в один прекрасный день засомневаться во всём, что ранее было прописной истиной. Не знает, что делать, когда всё привычное и понятие летит ко всем чертям. По нему это видно. Он способен справляться с разнообразными непредвиденными ситуациями, что время от время случаются на работе, ведь там нет никакого выбора, но что делать, когда изменения внедряются в его собственную жизнь, не имеет ни малейшего понятия. Он плохо справляется и по сей день с мыслью, что его сына уже ничто не вернёт назад. Он плохо справляется с тем, что время неумолимо движется вперёд, прогресс не ждёт, и, соответственно, с тем, что роботы, которые ещё несколько десятилетий назад выглядели как не внушающие никакого доверия страшные куклы, теперь ведут себя как люди, говорят как люди, думают как люди.
Он не знает, как со всем этим хреновым карнавалом справляется его напарник. Силится, но не может понять, как это так происходит в голове: вот у тебя есть чёткие указания, приказы, которых ты не можешь ослушаться, потому что такова твоя программа, а потом в один день всё меняется, ты начинаешь чувствовать и видеть мир вокруг совсем с другого ракурса. У него только от мысли о таких изменениях голова идёт кругом, а рука сама собой тянется к чему покрепче, чтобы залить в себя и ни о чём таком мозговыносящем не думать. Да только вот нечего в себя залить сейчас. Поэтому Хэнк опрокидывает в себя чашку кофе и снова заливает её до краёв разводимым кофе из стеклянного кофейника. Не думать тоже не получается: ему слишком любопытно, что такого может происходить в чужой темноволосой голове под всем этим давлением и разговорами про девиантов. Как сильно может измениться поведение Коннора, и что ему, Хэнку, со всем этим теперь делать. А в том, что он будет замешан во всём этом по самые яйца, он как-то не сомневался.
Вгрызается в сочный бургер с аппетитом, совершенно не обращает внимания на то, что соус, которым щедро залили не только картофель, но и весь бургер внутри, стекает по пальцам. В этом же и есть вся прелесть фаст-фуда - чем больше свинства, тем вкуснее. Да и кто в здравом уме откажется от ударной дозы специй на хорошо прожаренной свиной котлете? Вот и Хэнк в ряды таких безумцев не входил.
Он жуёт свой обед с удовольствием и посматривает на усевшегося напротив напарника с интересом, мол, какие новости он с собой притащил в этот раз? Он присматривается к нему намного тщательнее, в глубине души надеясь, что мальчишка куда больше поглощён заданием, своей миссией и тем, чтобы капать Хэнку на мозги, чтобы заметить этот интерес.
Запоздало думает, что своим «ждать» похерил себе весь образ человека незаинтересованного. Почему ждал? Да потому что привык уже, что кто-то таскается следом с утра и до самой ночи. Настолько привык, что как-то не по себе становится, когда напарника нет рядом.
Хмурится и вгрызается в бургер снова, когда до него долетают прохладные капли дождя, которые Коннор усердно стряхивает с себя. Здесь не запрещено присутствие андроидов, да и вряд ли бы кто-то стал возникать против присутствия полицейский, но почему-то этот факт всё равно немного успокаивает. Можно просто побыть здесь. На крохотном островке относительного спокойствия, пока не придёт время снова бежать вперёд.
Дождь продолжает барабанить по окну, кто-то заходит в кафе и тащит за собой промозглую свежесть. На самом деле Хэнк больше всего любит такую погоду. Не потому, что она соответствует его внутреннему состоянию или что-то типа этого. Никакого такого пафосного дерьма, которым пестрит всемирная сеть. Ему просто нравится свежесть, что окутывает землю после дождя. Ему нравится иллюзия, что после каждого ливня весь мир становится будто бы немного чище. Потому что дышать точно становится немного легче.
Его брови взлетают вверх не от самой фразы, что произносит напарник, но от того, как смешно она звучит. - Сели батарейки? - брови изгибаются в дружеской насмешке, лишённой раздражения или озлобленности сейчас. У него относительно неплохое настроение, так что можно немного и поддразнить своего компьютерного товарища. - Боюсь представить, куда тебе впихали новые. - фыркает смешливо, явно своей шуткой довольный. И совсем не имеет значения, что ему самую малость действительно интересно, как всё у этих андроидов работает. Какие ещё там батарейки им меняют? Как вообще всё выглядит изнутри? Может быть как-нибудь потом он обязательно поищет информацию в сети. Может быть, сделает это с чужого терминала в офисе, чтобы Коннору вдруг не взбрело в голову, что Хэнку действительно интересно.
Боги, он чувствует себя шестнадцатилетним мальчишкой, что прячет порно от родителей и с завидными упорством и тщательностью заметает свои следы пребывания в сети. Только теперь он прячет все следы собственной заинтересованности. Потому что знает прекрасно, что просто так его тогда точно никто в покое не оставит.
- Теперь ты готов бегать радиоактивным зайцем и донимать меня в два раза активнее? - не уверен, что андроид с ходу просечёт отсылку к популярной некогда рекламе батареек с уродскими розовыми зайцами, но у того, кажется, в голове была целая поисковая система, так что должен с не самой сложной аллюзией справиться без проблем.
Откусывает от бургера ещё один сочный кусок и закидывает в рот несколько кусочков жареной картошки. Желудок отзывается с довольным урчанием. Вкуснотища, с какой стороны ни посмотри. Ничуть не хуже тех, какими он обычно обедает.
- Ага. В том и смысл. - звучит намного веселее чем должно бы в такой ситуации, он сам этому удивляется. О том, чтобы уйти из жизни, он думает не то чтобы реже теперь, но каждый раз спотыкается мыслью о том, что же будет тогда с напарником. Ему требуется время, чтобы убедить себя в том, что Коннору просто перепишут память рано или поздно, и он в принципе не вспомнит никакого несчастного лейтенанта, так что…какой смысл, верно? Нет смысла цепляться за того, кому его существование станет безразлично в тот же момент, как миссия будет выполнена.
- Люди, Коннор, умирают рано или поздно. Жизнь так устроена. И не важно, заботишься ты о своём здоровье или нет. - о, он видел много таких - людей, что день за днём тряслись о состоянии своего организма, а потом болезни поражали их без всякой жалости. Здоровые спортсмены, которых поражают злокачественные опухоли. Дети, которых болезни выжирают до костей. В этом мире нет смысла цепляться за жизнь. А Хэнк продолжает что-то выдумывать и цепляться, будто бы неохотно, вредничая, но на самом деле надеясь, что в его жизни наконец-то всё изменится. Что пропадёт это желание приставить дуло к виску с мольбой о том, чтобы заветная пуля всё же попала в свою цель. Сегодня, что удивительно, он впервые об этом думает.

+2

5

Убирая руку теперь уже от совершенно хаотично растрепанных и мокрых волос, Коннор на минуту застывает, наблюдая за тем, как капли воды стекают вниз по руке, скрываясь за рукавом белоснежной рубашки. Если «подкрутить» кое-что в настройках, он начнет чувствовать холодные капли на коже. Только вот зачем это делать? Ладно бы делу помогло, но просто так? Глупо, нерационально, подозрительно. Диод на мгновенье окрашивается в желтый, но, беря себя в руки, андроид прогоняет любые, не связанные с заданием мысли.
Нет смысла анализировать Хэнка в данный момент. Коннор все еще далек в понимании этого человека и это выглядит как вызов, серьезный такой, с огромной и сложной полосой препятствий, через которую андроид прет с завидным упорством в четком желании дойти до разгадки. И это, вообще, никак не относится к делу. Ему самому интересно [ему не может быть интересно, не может, это уже грозит системным сбоем, надо прекращать] только для того чтобы упростить себе работу с напарником. Только по этой причине и никакой другой, разумеется.
На лице быстро появляется озадаченность от услышанного. Кажется, ему все еще стоит или попрактиковаться в юморе или же понять лучше Андерсона. Потому что Коннор теперь совершенно точно озадачен тем, куда же ему могли запихнуть батарейки, если, всех андроидов делают наподобие человека. И грубо говоря, никакого смысла же в батарейках нет. Они скорее бы навредили организму. Хмурится, сводит брови, а на лбу проступают небольшие, но вполне себе заметные морщинки от данного действия.
— Я должен уточнить, что это была шутка. Ничего и никуда мне не пихали, во мне нет батареек, — вполне серьезно произносит Коннор. Он не может чувствовать неловкость, но, он явно ощущает некое недопонимание происходящего, но, вины в этом Хэнка нет, он ведь сам решил пошутить, хотя мог вежливо поздороваться. Так, наверное, и стоило сделать. Он запомнит.
— Радиоактивным зайцем? — изгибает вопросительно брови наклоняя голову чуть вбок, внимательно рассматривая лицо напарника. Очередная порция сарказма? Шутки? Или ему стоит поискать в сети информацию о неких экспериментах с зайцами и радиацией? Диод со спокойно синего меняется на желтый. Коннор анализирует, пытается понять. Оскорбления в этих словах не было. Еда благоприятно влияет на настроение лейтенанта, хотя сам организм она отравляет вовсю. Но, его дело об этом сообщить напарнику, донести полезную информацию до совершенно не желающего все это слушать ума.
Пробегается взглядом по залу, анализируя всех кого только можно. Внутри неприятно чешется желание убрать из-под носа Хэнка этот убийственный обед и попросить повара приготовить что-то, что не убивает. Но, Коннор ведь понимает — такого жеста добродетели никто не оценит, да и он поставлен на это дело не с целью спасти Хэнка, а найти девиантов пока еще непоздно. Пока еще Аманда не слишком злится на него. Пока она не разочарована в нем. Иначе сложно подумать, чем это может, для него завершиться.
Дождь продолжает лить стеной, забивая некоторые сливы сбоку дорог, тем самым устраивая адские испытания для тех немногих пешеходов, что отважились сегодня выйти прогуляться в такую погодку или вышли по некой необходимости. Сути явно не меняет. А так быстро устранять такие проблемы даже андроиды не способны.
— Это не совсем верно, лейтенант. Если заботиться о своем здоровье на протяжении всей жизни, шанс прожить до глубокой старости намного выше, нежели ничего не делать и полагаться на дело случая, — отводит взгляд к окну, вовремя себя, останавливая и не заканчивая предложение. Он не может сказать Хэнку о том, что было бы довольно досадно умри он сейчас, прямо в разгаре их дела. И не, потому что это было бы ложью. Ему в самом деле было бы обидно потерять напарника, но, это не было прописано в программе. Ему от себя было бы обидно. Андерсон, неплохой человек, с ним просто произошли нехорошие вещи, которые пусть и не сломали сильную натуру, но, явно надломали и сейчас все опасно трещит. И даже новейшая модель андроида не в состоянии предсказать, когда же это все рухнет лавиной и погребет под собой лейтенанта.

Отредактировано Connor (08-06-2018 14:02:59)

+1

6

Нет, всё же эти андроиды - удивительные ребятки. Как бы сильно порой Коннор ни действовал на нервы своими понятиями о том, что правильно и неправильно, всё же он умудрялся вызывать и много других эмоций. Время от времени Хэнк ловил себя на мысли, что большинство андроидов похоже на наивных детей, которые понятия не имеют, как эту жизнь вообще жить и как в этом мире функционировать. У них свои понятия, свои представления о том, как всё должно быть, и порой такие же мысли можно встретить разве что у человеческих детей. Только те и не утратили возможность смотреть на мир не сквозь розовые очки, но с какой-то необъяснимой верой в лучшее, в то, что никто и никогда не захочет их обмануть, ибо зачем кому-то так поступать, верно? Всё же хорошо, когда все друг другу доверяют самые потаённые секреты, когда все со всеми дружат и так далее. От такой подчёркнутой наивности немного подташнивает, если честно, но Хэнк ничего не может с этим сделать. Только быть рядом в качестве напарника и друга. О втором, конечно же, Коннор никогда не узнает. А Хэнк считает, что о некоторых вещах совсем необязательно разговаривать, чтобы они были правдой. Он вообще предпочитает не говорить о том, что творится на душе. Не уверен, что его поймут, а жалостливый взгляд просто-напросто не выдержит. Проще делать вид, что всё отлично.
Нет, правда, сейчас, в этот самый день, всё действительно отлично. Он старается смотреть на младшего максимально серьёзно, чтобы он понял, какой бред сейчас несёт, но бесполезно же. Не поймёт. Коннору даже в голову не придёт, что что-то не так. Нет, это действительно смешно - напарник думает, что Хэнк не понял шутку. Он смотрит серьёзно всего несколько секунд, но не выдерживает, хохочет от души, отмахиваясь. Хочет так думать - пусть думает. Сегодня можно если не всё, то очень многое, поэтому он даже не будет реагировать на весь обмен колкостями.
- Радиоактивным зайцем. - кивает и закидывает в рот восхитительно солёную порцию жареной картошки. - Я когда был моложе, по телеку постоянно крутили одну и ту же рекламу. Про розового такого зайца, что пытался выиграть марафон. Но у него садились батарейки, потому что он пользовался не тем брэндом, который рекламировался. А когда пользовался правильными батарейками, то побеждал, конечно же. Поэтом и радиоактивный. Потому что бегал быстрее всех. - наверное, он совершенно по-идиотски выглядит сейчас со стороны, пытаясь объяснить андроиду суть прикола и рекламы, которая, на самом-то деле, в принципе смысла не имеет - с чего бы зайцу вообще пользоваться батарейками, верно? Правильно, совсем не за чем. В этом всём нет никакой логики совершенно. И оттого только смешнее становится.
Хэнк смешливо фыркает, полностью игнорируя последнее заявление напарника и закидывает в рот ещё несколько кусочков картошки. Думает, что зря поскромничал, попросив только немного барбекю соуса.
Коннор отводит взгляд и принимается слишком внимательно рассматривать то, что происходит за окном, и Хэнку остаётся только недоумевать - неужели решил сам же соскочить с этой темы? Может ли она быть ему неприятна? Чужая душа - потёмки, а уж чужие винтики и подавно.
- Не грузись, парень. А то зависнешь, и я оставлю тебя здесь. - хмыкает всё так же весело, не желая демонстрировать то, что такая резкая тишина его насторожила. Он подумает обо всём этом позже. А пока…он задаёт вопрос.
- Нравится дождливая погода?

+1

7

[indent] Хэнк всегда реагирует непредсказуемо, виной тому тип темперамента или же специфический характер сказать сложно. Алгоритмы в голове не складываются во что-то предсказуемое и понятное. С этим человеком просто не бывает и, чтобы это сообразить не нужно быть гением или андроидом новейшей модели. Одно единственное слово может спровоцировать мужчину, одно единственное действие раздражить, а если все это друг на друга еще и накладывается, то, что же, лучше не попадать под руку. И не потому, что он боится боли или того что его могут сломать. Киберлайф все восстановит, хотя нет никаких гарантий того, что Хэнку все это будет по карману, Коннора это не беспокоит. Он видит в напарнике и хорошие стороны, которые Хэнк по неизвестным ему причинам прячет от внешнего мира. А попытка разузнать немного лучше, уточнить что-то лишнее теперь в лучшем случае просто игнорируется. Быть может, лейтенант просто не готов поделиться всем тем что тяжелым грузом висит на душе. А быть может, у них совсем не тот уровень доверия. Точнее, как, андроид может довериться напарнику, чего, увы, не скажешь о Хэнке который частенько закрывается от него.
[indent] Коннор не настаивает и не давит, он помнит все те вопросы, на которые хотел бы получить ответ. И он готов ждать. Куда ему спешить? Точнее, спешить ему нужно, ведь дело должно продвигаться иначе его деактивируют или заменят. Этого все еще хотелось бы избежать.
[indent] Смех вызывает лишь неуверенную улыбку на губах RK800. Он не совсем понял почему лейтенант перед этим на него смотрел столь серьезно, а после начал смеяться. Тонка человеческая натура, которая не до конца была ему понятна. Пока еще непонятна, он работает над этим.
[indent] И андроид ищет во всевозможных базах данных информацию об этом проклятом зайце. Опять же не для дела, а потому что Хэнк потратил свое время, решил ему разъяснить шутку, которая, само собой, уже утратила свою смешную часть. Он её испортил. Коннор осознает это, но, также он понимает, что чем лучше будет понимать лейтенанта, тем проще им будет работать. А значит у него будут еще выше шансы успешно выполнить задание, не это ли главное?
— Благодарю за разъяснения и мне жаль, что я сам же и испортил шутку, попросив объяснить мне смысл. Но, как показывает статистика данная реклама не сильно помогла компании, качество было средним, а ценовая политика позиционировалась на небольшой завышенности цен. Другие, менее известные компании зарабатывали в год намного больше. Но полагаю это информация не несет никакой информационной ценности, — поджимает губы замолкая. По совершенно неизвестным ему причинам, желание отобрать эту тарелку с вредной для здоровья Хэнка едой слишком сильно. Жиры, холестерин, все это обязательно негативным образом скажется на здоровье Андерсона, пусть и сейчас его вкусовые рецепторы наверняка сходят с ума. Усилитель вкуса, всевозможные соусы и соль, что все это усиливает. Если бы Коннору могло быть плохо — он бы сейчас скорчил лицо полное отвращения. Это больше похоже не на попытку насытиться, а убить себя. Поэтому проще смотреть в окно и терпеливо ожидать, иначе он в самом деле сорвется и потащит лейтенанта в ресторанчик здорового питания который он видел совершенно недалеко от этого места. Но тогда есть шанс получить по лицу. Большой шанс, так что лучше не портить отношения.
— Я не... конечно, лейтенант, не буду грузиться, — достаёт с кармана монетку и начинает методично перекидывать ту меж пальцами в явной попытке отвлечься и занять себе чем-то ещё, кроме как, продумывания плана по замене вредной пищи на правильную.
И он был открывает рот, чтобы сказать что-то вроде «мне не может нравиться дождь, я ведь просто машина» но, он слишком хорошо понимает, что Хэнку такое не нравится. Он пусть и не признается вслух, но, по поступкам ведь все видно. И Коннор видит, что к нему относятся не как, к помощнику которого можно заменить в случае поломки. К нему относятся как к живому. Немного абсурдно, по мнению андроида, но, лучше уж так, чем как было в самом начале их знакомства.
— Не вижу ничего плохого в дожде. Крайне любопытное природное явление, которое одновременно может радовать и упрощать жизнь, а, с другой стороны, делать её в такие моменты совершенно невозможной. Коннору думается что чувствуй он сейчас холод, то, зубы бы наверняка стучали бы друг об друга от холода. Он достаточно сильно промок, а ведь от такси до кафе было совсем ничего.
— Мне больше нравится снег, — проанализировав все погодные явления, которые бывают в Детройте, вполне честно отвечает Коннор, заставляя себя оторвать взгляд от окна и проливного дождя за ним. Диод мигает жёлтым, а Коннор быстро анализирует полученную им информацию. Новое дело — это всегда хорошо, но, он может подождать пока лейтенант доест. Пусть его и тянет бежать впереди мужчины в машину и требовать, чтобы они немедленно выезжали, у них ведь появилось новое дело! Уникальная возможность в очередной раз расследовать девиантов. Единственное что Коннору откровенно не нравилось во всех делах с девиантами, так это смерть человека. Он понимал, что агрессивное поведение провоцирует девиантов защищаться, но ведь стоит помнить о том, что они сильнее людей, а значит нужно как-то контролировать применяемую на человеке силу.

+1

8

Ему по большей части вообще непонятно, как с Коннором взаимодействовать, что говорить или не говорить, и именно поэтому в нём всегда так много раздражения и недовольства. Ему порой непонятно, как с людьми вокруг себя общаться, когда все мысли находятся где-то далеко от всего происходящего здесь и сейчас, что уж тогда говорить о машине, что только с виду так сильно напоминает человека, что даже Хэнк время от времени теряется?
Ему сложно, невыносимо сложно выходить на контакт в принципе, но он старается. Понимает в какой-то мере, что Коннору, пожалуй, не многим легче - вместо того, чтобы двигаться в сторону решения очередной поставленной перед ним задачи, приходится тратить время на то, чтобы разобраться, что же творится в голове у напарника. Это льстит и пугает в одно и то же время: Хэнк не знает, что делать с таким пробудившимся интересом к своей персоне, слишком уж отвык, что вообще нужен кому бы то ни было. Ему сложно вернуться в реальный мир из пучины собственных мыслей, а Коннор, кажется, бросает все свои силы на то, чтобы у Хэнка не осталось ни единой минуты на то, чтобы вновь погружаться в депрессию. И это злит ровно столько же, насколько ему и нравится: приятно знать, что ты всё же кому-то нужен, но совсем иначе - думать, что нужен ты только для того, чтобы успешно завершить задание, дальше же можно продолжать топить горе в алкоголе столько, сколько Хэнку заблагорассудится.
Он хмыкает. Отличные мысли вылезли посреди непринуждённого обеда, ничего не скажешь. Смотрит на неуверенную улыбку мальчишки напротив и хмыкает снова. Уже намного благосклоннее. Легко толкает носком ботинка чужую ногу под столом, поздно спохватывается, что дружеского подначивания Коннор может и не понять, а объяснять ещё и это ему совершенно не хочется. Снова хмыкает. А думал, что с некоторыми людьми бывает сложно.
Попробуй объяснить машине то, что люди понимают зачастую на каком-то подсознательном уровне.
- Да не за что. Обращайся. - поплатится он ещё за свои слова, точно поплатится, ведь Коннор не упустит возможность задать тысячу и один вопрос, совершенно искренне надеясь получить ответы на все. Как вообще можно создать что-то настолько опасное и настолько наивное одновременно? Будто бы гениальный ребёнок с оружием в руках - сколько бы умён ни был, всё равно остаётся ребёнком в первую очередь.
Так.
Об этом тоже желательно бы не думать, если не хочется погрязнуть в размышлениях, от которых бутылка в руке появляется куда стремительнее. Не сравнивать Коннора с Коулом порой слишком сложно. Или же это просто он уже теряет голову от затапливающей его печали.
Он не слушает уже ничего из невероятно увлекательных объяснений Коннора о том, почему падали какие-то там продажи или о чём он там так радостно вещает. Отправляет в рот ещё порцию солёной картошки, восхитительно приправленной соусом и окончательно доедает свой обед. Правда, уходить отсюда не спешит. Уж больно привлекательными кажутся блинчики с сиропом. Кто знает, когда ему ещё сегодня выдастся возможность перекусить.
- Не заморачивайся. Шутка - это просто шутка. Не имеет значения, что там вообще было с той компанией, что производила батарейки. - у него хорошее настроение сегодня, и именно поэтому на младшего он не ворчит и не рычит. Может, это отличный шанс сделать крохотный и неохотный шаг навстречу. Может, это окажется не так уж и страшно, как он себе представлял.
Пока Коннор играется со своей монеткой, которая сегодня, к его собственному удивлению, даже не раздражает, Хэнк делает ещё заказ, предвкушая вкуснейший десерт. Готовить здесь умели, несмотря на то, что заведению было далеко до презентабельных ресторанов, что понатыканы по главным улицам города. Да Хэнк и не страдает, ведь здесь спокойнее, здесь веет чем-то далёким, пришедшим будто бы из юности, когда об андроидах только шушукались по углам и не мечтали особо. Во времена, когда голосовые помощники казались чем-то немыслимым и крутым. Во времена, когда сенсорные экраны были билетом в прекрасное и технологичное будущее. И в этой кафешке можно на секунду забыть, что прошло много лет, а человек умудрился собрать кого-то по своему образу и подобию, чтобы не дать свободу, но заклеймить в качестве вечного раба. Он смотрит на Коннора и не понимает, как может работать чужая голова. Как так - всегда подчиняться программе? Для него это что-то невообразимое, неясное, чужое и нелогичное. Он верит в девиантов. В то, что любое здравомыслящее существо имеет право на свободу. Право быть личностью. Он хочет видеть и в мальчишке всё больше проявлений девиантности. И, наверное, именно поэтому улыбается тепло, когда Коннор говорит, что снег ему нравится больше.
«Нравиться» - это субъективная оценка, которая не характерна для машины. Только человек может что-то нравиться или нет. И даже если это обман с целью запудрить ему мозги, то пускай. Он спустит это с рук, потому что сегодня хочется верить. Хочется знать, что Коннор в этой забегаловке с ним сегодня не потому, что так ему сказала программа.
- Почему? - подначивает мальчишку, с благодарностью принимая у официантки тарелку с блинчиками, щедро политыми сиропом. - Почему снег?

+1

9

[indent] Ему даже нет нужны изображать удивление. В смысле, серьёзно, куда там столько еды лезет в Хэнка? Это ещё ж тем учётом, что съеденная порция не дошла до желудка, а лейтенант заказывает «десерт». По скромному мнению Коннора, этот самый дополнительный заказ можно считать вполне себе полноценным обедом или ужином. Да, ему определённо стоит поговорить с Хэнком о столь безобразном образе жизни. Это же если будет нужда за кем-то устроить погоню? Ладно, он будет рядом, но ведь не всегда, ведь так? Они закроют это дело с девиантами и Андерсон вновь будет работать один как о том и мечтал. Андроид почему-то думает о том, что пока у него есть возможность он мог бы хоть немного помочь напарнику. Не только ради успешного выполнения задания, но и так, чтобы по его уходу он точно знал — мужчина жив, здоров и может успешно выполнять свою же работу. Беспокойство? Забота? Этого нет в программе и не может быть, если в этом нет приоритета. А его нет. Он не нянька, не помощник по дому. Он прислан Киберлайф для работы в полиции, чтобы максимально быстро поймать всех девиантов и решить эту незадачу с ними.
[indent] Но даже сейчас RK800 молчит, лишь немного хмурит брови и продолжает играться с монеткой, разумно считая что нет нужды портить кому-либо из них настроение. В смысле, Хэнку, нет нужды портить настроение Хэнку. Он-то машина, он просто выполняет задание, и только.
[indent] И честно говоря замечая на чужом лице тёплую улыбку, Коннор словно любопытный щенок, наклоняет чуть голову набок, смотря своими карими глазами в глаза собеседнику. Это сбивает с толку, заставляет слишком много анализировать. Диод, окрашивается в жёлтый выдавая с потрохами. Но ему все равно, он просто хочет знать почему у лейтенанта такая реакция. Почему он вдруг меняет своё мнение о нём, когда он порой лажает и вот совсем не помогает в продвижении дела. А скорее, наоборот, — заводит их в очередной тупик, когда Аманда после, даже не пытается скрыть своего недовольства и разочарования. Где ему приходится как нашкодившему ребёнку оправдываться и просить ещё немного времени. Он чувствует что протяни руку и разгадку можно почувствовать кончиками пальцев. Он уверен. Но кажется, верит ему лишь Хэнк.
[indent] «Почему» мысленно повторяет Коннор переставая даже с монеткой играть полностью сосредотачиваясь на ответе. Он не может ответить как написано в инструкциях. В инструкциях такого нет. Он ведь сам сказал «мне нравиться» хотя ему не должно нравится, ему не может что-либо нравиться. Системный сбой маячит неприятно перед глазами, заставляя пару раз моргнуть.
— Поначалу, когда снега совсем мало — он уникальный. Ты либо успеваешь его увидеть, либо нет. Словно природа поделилась своим секретом, а потом быстро стёрла все следы вашего «разговора» с ней. А когда его много он приятно хрустит под ногами и блестит на солнце или под фонарным светом. Это красиво. Необычно, — пожимает плечами, принимаясь дальше играть с монеткой, провожая взглядом официантку, которой, кажется, совсем нет дела до того сколько еды тут закажет Хэнк. Только бы продать и заработать, да? В смысле, Коннор догадывался, что это было бы крайне грубо с её стороны отказать клиенту в заказе, потому что ей показалось, мол, итак, достаточно, куда ж ещё блинчики. Коннор бы отказал Хэнку в дополнительной порции еды. Вообще в такой еде отказал бы.
[indent] Предложил бы ему заняться здоровьем, возможно, разговоры с психотерапевтом помогли бы? Потому что даже без анализирования, Коннор видит в каком порой депрессивном состоянии находиться напарник. Счастливый человек не будет небрежно относиться к своей внешности, опрятности одежды, счастливые люди не пьют в одиночестве по вечерам в барах.
— Ну а вам, лейтенант, какая погода нравится больше? Прописанная программой вежливость все же вылазит, но, думает, андроид, даже такая информация позволит ему лучше понимать Андерсона. Ведь так или иначе, а погода тоже ведь влияет на людей. Хотя бывали и исключения. Например, детектив Рид всегда был и, кажется, будет до конца своей жизни злобным мудаком и не имеет значения солнечный ли день или дождливый. Он словно дурак, что ненавидит жизнь, но продолжает жить, так ещё и жизнь всем с огромной успешностью отравляет.
— А ещё у нас новое дело, но, думаю, я подожду пока вы доедите. Тема аппетит не вызывает совсем, — решает сообщить андроид, чтобы детектив понимал, мол, они ведь в самом деле не могут тут сидеть вечно. Хотя насчёт вечности Коннор уже мог поспорить, ведь если Хэнк упрётся, то это очень и очень надолго.

+1

10

Выражение чужого лица бесценно. Хэнку на какой-то момент показалось, что напарник все свои чипы и микросхемы сейчас напрягает только для того, чтобы не разразиться тирадой о вкусной и здоровой пище. Да только вот Хэнка это заботит ровно до того момента, как кусочек горячего блинчика с сиропом оказывается у него во рту. Лучших блинчиков нет, пожалуй, во всём Детройте! Они таят во рту, а вкус такой, будто бы ему снова лет двенадцать, и он сидит на кухне в родительском доме, на зимних каникулах, а мама пританцовывает у плиты, пока жарятся эти божественные вкусности.
Хэнк прикрывает глаза и смакует вкус ностальгии пополам с счастьем. Смакует неспешно, явно не торопясь возвращаться обратно в реальность. Но он забывает, что всё-таки рядом есть и Коннор, которому программа не позволяет сидеть на месте дольше пяти минут, видимо. Монетка в чужих пальцах сейчас не раздражает, но Хэнк уверен, что будет, когда они покинут заведение и отправятся на задание.
Он слушает ответ напарника внимательно и сам думает о том, почему снег может нравиться больше дождя. Это какие-то непривычные мысли, слишком сильно отличающиеся от того, что он думает обычно. Это возвращает его в детство, когда никаких проблем не существует, а облака похожи на клубы сахарной ваты. Во взрослой жизни никто не спрашивает, почему нравится снег или дождь. Во взрослой жизни всем плевать по большому счёту, кому и что нравится. Взрослая жизнь теряет налёт мечтательности и вечного ожидания каких-то несбыточных чудес. И Хэнка удивляет, каким образом машина, собранная чужими человеческими руками, может так тонко ощущать эту грань. Быть ребёнком. И он хочет проверить, насколько прав в своих догадках.
- Как думаешь, снег похож на сахарную пудру? - очередной блинчик окунается в разлитый по тарелке сироп, Хэнк не жалеет ни сил, ни времени на то, чтобы вытащить из своего механического напарника что-то человеческое, почти ребяческое. И результат ему слишком нравится, чтобы не продолжать эти попытки. Слишком нравится смотреть, как мальчишка пытается найти подходящий ответ в своей голове, состоящей целиком и полностью из нулей и единиц.
Целиком и полностью игнорирует фразу Коннора о том, что их ещё ждёт работа. Конечно, ждёт. Всё-таки их работа такова, что она всегда ждёт. А порой и вовсе заставляет посреди ночи подскочить на кровати и заставить собираться в спешке. И только иногда можно было набраться наглости и послать всё это рабочее дерьмо куда подальше. В конце концов, ещё одним выговором его не напугать, а Фаулер вряд ли отправит его на пенсию раньше времени.
И Хэнк продолжает тянуть время. Тем более, Коннор сам признался, что тема разговора будет довольно своеобразной. А, значит, ему нужно закончить свой обед и тщательно его переварить перед тем, как слушать про все ужасы, которые опять натворили в городе, пока он решил отдохнуть и перекусить вкуснейшими блинчиками.

+1

11

Нет, Коннор, конечно, видит, что лейтенант не делает вид будто бы ему вкусно. Ему действительно вкусно, но, разве это полезно для организма? Вряд ли. И андроид даже в какой-то момент пытается себе представить, каково это — получать столько удовольствия лишь от одной еды. В смысле, он может ощущать вкус, рецепторы позволяют, но, пожалуй, именно тот факт, что еда ему не нужна, не даёт в полной мере сравнить это ощущение хоть с чём-то, что он сумел найти в базе данных. Так что, детектив предпочитает дальше перекидывать монетку меж пальцами и подкидывать вверх, дабы утихомирить всё своё кричащее нутро.
Они тратят время. Да, Хэнку нужно есть, спать и отдыхать от работы. Да, ему не нужно, но, по скромному мнению самого Коннора, лейтенант уже давным-давно наелся. Но, не назло же он ему тут сидит и блины ест, верно? Хотелось бы в это верить. Потому что порой сложно было подобрать правильную модель поведения дабы не нарваться на агрессивный отклик со стороны Андерсона. Очень уж он специфичный человек, но оттого и интересный самому Коннору.
Брови удивлённо взлетают вверх. Сахарная пудра? Диод отчаянно начинает гореть жёлтым. Почему сахарная пудра? Зачем, вообще, их сравнивать? Это слишком откровенно удивляет и сбивает с толку.
— Я не... не знаю. Возможно, отдалённо, если снег пушистый, но ведь у снега нет вкуса, он просто холодный, а сахарная пудра в свою очередь, должна быть сладкой, — ловит монетку в последний момент, пока та чуть было не пролетает мимо ладони. Он слишком задумался, механические, до идеала отточенные действия почему-то не срабатывают. Коннор хмурится, опуская взгляд на монетку, словно это она виновата в том, что он отвлёкся. Она ведь своей траектории падения не меняла.
— Схожи лишь цвет и частично структура, — спустя некоторое время добавляет андроид, а диод возвращается в привычный спокойно голубой оттенок. Его несомненно радует тот факт, что они почти что нашли с лейтенантом общий язык, работать стало значительно легче и проще. Только вот подобного рода вопросы немного сбивают с толку, вызывают пару системных ошибок, заставляют выходить за рамки, заставляют идти против программы. Это должно пугать, это пугает. Прямо как там на крыше телебашни, когда они искали следы девиантов. Ему было страшно стоять на краю, потому что в память хорошо врезалось падение. Он спас девочку, но, к сожалению, самому пришлось пожертвовать собой ради этого, другого выхода не было. Но суть в том, что подобные чувства не должны быть в нём столь яркие. Чувство страха так и вовсе.
—  Я вижу вы уже почти доели. Могу ли я попросить вас немного поторопиться? Есть шанс того, что прибывшие на место преступления судмедэксперты могут затоптать важные улики, а этого бы не хотелось.

+1

12

Хоть и неохотно, но он готов признать - ему наблюдать за Коннором интересно. Вроде бы взрослый на вид парень, а порой подвисает не хуже ученика младших классов на самых простых вопросах. Вот и сейчас он смотрит на собеседника с хитринкой во взгляде, наблюдая за тем, как невероятно сложная система вычислений в чужой голове пытается понять, какая же связь может вообще существовать между снегом, холодным и узорчатым, хрустящим под ногами, и сахарной пудрой, что остаётся на подушечках пальцев, когда уплетаешь какой-нибудь жирный пончик в пышечной.
И ему действительно интересно, может ли Коннор представить, что вместо холодного снега улицы покрывает самая настоящая сахарная пудра? Как интересно и то, как быстро до напарника дойдёт, что он попросту тянет их время, поедая блинчики; они хоть и вкусные до безумия, но сейчас попросту уже не лезут в него - и так слишком много всего съел.
Наблюдает за тем, как мелькает монетка в чужих пальцах, как светится жёлтым диод, довольно хмыкает - страшный процесс размышления и построения ассоциативного ряда в механической голове он уже точно запустил, а посему может очень даже гордиться собой.
- Не знаешь, значит? - хмыкает, продолжая своё наблюдение за чужими рассуждениями с очень даже искренним интересом. Коннор, может, и лучший в своей серии, но слишком многого ещё не понимает, слишком многое упускает из того, что любой человек понимает и ощущает на каком-то подсознательном уровне. - А мне кажется, что если бы сахарная пудра укрывала улицы вместо снега, Детройт стал бы каким-нибудь сказочным городом. - наверное, подобное окончательно сломает причинно-следственную связь в голове напарника, но почему-то Хэнк очень старается найти в Конноре что-то неуловимо человеческое, доказать себе, что мальчишка больше человек, чем думает о себе сам. Мужчина понимает, что таким образом грозится разочароваться, ещё больше расстроиться и окончательно утерять всякую причину жить в этом сумасшедшем мире. Понимает, что последнее время жизнь его не такая дерьмовая только потому, что андроид прикладывает все возможные и невозможные усилия для того, чтобы тормошить его и вытягивать из унылого состояния. Никто ничего подобного для Андерсона не делал уже очень давно.
- Ты можешь попробовать. - хмыкает и игнорирует просьбу Коннора поторопиться, доедает свою порцию, оставляет пару баксов сверху в качестве чаевых и поднимается из-за стола. - Ладно, Шерлок, пойдём. Работы ещё много. - грузно движется в сторону выхода из кафе, отмечая, что действительно переел, переоценил свои силы и возможности, но жалеть теперь нет никакого смысла, поэтому с упорством добирается до машины и забирается на водительское сиденье. - Ещё раз, что у нас на повестке дня?

+1


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » Can I ask you a personal question?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC