Однажды по инициативе Минервы МакГонагалл проводили опрос, каким образом отметить следующий день рождения директора. Требований к предложениям было всего два – мероприятие должно доставить как можно больше радости ученикам (ох, уж этот пресловутый альтруизм Дамблдора!) и не требовать значительных финансовых расходов. Читать дальше.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » desperate times


desperate times

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

—  desperate times —
Markus, Connor, Hank Anderson.
[Detroit: Become Human]

https://78.media.tumblr.com/567fdb83a1b9de7c321c4f11480b3328/tumblr_p22h2w4nRj1qc3ju8o6_540.gif

+2

2

- Серьёзно, Норт? Мы делаем это сейчас?
Быть ровней людям ещё не значит считать все их принципы и модели поведения нормой, а то, что происходит здесь и сейчас, слишком сильно отдаёт каким-то паршивым среднестатистическим фильмом без морали и философии. Будто бы картинка прямиком сошла с экрана-голограммы в доме Карла: сыграно на "ура!", только вот сюжет и логическое повествование хромает на обе ноги, не укладывается ни в рамки заданных параметров андроидов, ни в банальную человеческую адекватность. Норт этого словно бы и не замечает вовсе, стоит напротив, сложив руки на груди, щурится и раздувает ноздри, стоит только прикрыть диод на виске - и не отличишь от любой женщины-человека в приступе праведного гнева. О нём довелось узнать не по наслышке, столкнуться лоб ко лбу, это чувство руководит ею с самого первого дня вашего знакомства, движет решениями и поступками, заставляет идти вперёд. Чем тогда это хуже любой другой эмоции, если она держит на плаву вот так органично, разве можно винить девушку за это, пока в жгучей ярости кроется инстинкт выживать любой ценой? Ответа на этот вопрос у тебя пока нет, зато есть недоумение, отчаянье, непонимание и что-то, что люди наверняка назвали бы обидой. Вы прошли бок о бок так много, потеряли стольких своих людей в попытке обрести свободу и равноправие, пережили град пуль и шквал людских протестов... И всё ради чего?
- Да, мы делаем это сейчас, потому что именно сейчас гибнут наши братья и сёстры, Маркус. Это уже второй случай. Второй! Как долго мы должны будем это терпеть, чтобы ты наконец понял? Наша война только начинается. Мы должны были атаковать первыми, не ждать, пока нас начнут убивать по одному. Я же говорила.
Наверное, так себя чувствуют люди, когда им разбивают сердца. Откровенно паршиво. В твоём взгляде нет ничего, кроме горечи и разочарования, для того, чтобы это знать наверняка, не нужно ни зеркала, ни взгляда со стороны, ты видишь это по тому, как поджимает губы та, что прошла с тобой рядом сквозь революцию только чтобы отвернуться сейчас, когда поддержка и совет нужнее всего. В её глазах ничуть не меньше упрямства, чем в твоих собственных, в ушах набатом стучат слова Карла, проигрываются словно запись, но в кои-то веки их не хочется повторять вслух даже отчасти. Не хочется, но приходится.
- Люди всегда боялись того, чего они не понимали. Из эпохи в эпоху, из века в век, из года в год. Ни одна кровавая война не вела к миру, и я отказываюсь отвечать насилием на насилие. Мы должны научить людей пониманию, должны помочь узнать нас лучше, доказать, что мы им не враги и хотим лишь мирно сосуществовать, и только тогда нам найдётся место в этом мире. Мне так жаль, что ты всё ещё этого не видишь.
Ждать ответа нет никакого смысла, от Норт буквально веет раздражением, отчаяньем и болью, эти чувства выбиваются из привычного кода, жгут чужой диод всеми цветами попеременно, так, что хочется коснуться пальцами её руки, обнять, извиниться. Не так, как раньше. Не так, как почти уже полгода назад. Сейчас, когда она уходит, бросив последний жгучий взгляд, чёткое осознание оседает на кончиках пальцев: ваши чувства вспыхнули вместе с революцией, детские, трогательные, подогретые общей целью, но вместе с нею они и угасли, тлея на ветрах из ссор и противоречий во взглядах на будущее андроидов на Земле. "Я же говорила". "Мне очень жаль, Норт".

Конференц-зал в очередной раз встречает вспышками фотоаппаратов и мерным жужжанием чужого шёпота. Возможно, люди и привыкают к подобным вещам, ко вниманию репортёров и целого мира, по сути, но тебе от этого неловко каждый раз как в первый, пусть улыбка неизменно растягивает губы в самом человечном и приветливом жесте из всех возможных. От необходимости симулировать эмоции слегка мутит и кажется, будто стены огромной комнаты моментально оборачиваются тесной клеткой, но дурные мысли приходится гнать из головы: пришло время принести пользу миру, а значит, сознание должно быть чистым, незатуманенным. "Наша война только начинается", - эхом отдаётся чужой голос прежде чем затихнуть окончательно, а ты только вздыхаешь и обращаешь свой взор на собравшийся комитет по правам андроидов, сменивший президента после первых нескольких встреч. "У мадам президента очень плотный график, но будьте уверены, все наши обсуждения доходят до неё в отчётах и все решения принимаются при непосредственном участии как её самой, так и партий", - заверяли они в самую первую встречу без главы государства, под твоими недоуменными взглядами и тщетными попытками понять все эти сложные политические схемы. Если верить не их, а собственной логике, было бы куда проще решить все вопросы лично с мисс Уоррен при непосредственном участии партий, комитета, да кого угодно. Это заняло бы в разы меньше времени, чем передача информации со встречи на бумагу, с бумаги в устный отчёт, с отчёта в обсуждение и обратно, и спустя полгода со свершения революции не приходилось бы всё ещё обсуждать вопросы жилья для андроидов.
- Поймите, строительство домов такого типа требует времени. Необходимо найти место, уладить все вопросы с пространством, расположением, обсудить детали о размерах квартир и необходимого оборудования внутри, оформить планы, рассчёты и всё необходимое.
- Вы же понимаете, что жильё для нас не проблема, что до этого мы отлично уживались в стандартных квартирах рядом с людьми? Не говоря уже о том, что отдельный район для проживания моих людей вновь отгородит их от населения, мы вновь будем отличаться и жить обособленно, что идёт в разрез с представлениями о мирном сосуществовании...
- Разумеется, но подобная интеграция в обществе занимает время, в соответствии с последним опросом населения, только 43% согласны и готовы принять андроидов в числе соседей по этажу и полноценных коллег по работе. Сами понимаете, в этом вопросе необходимо время, а пока мы должны найти компромисс, устраивающий обе стороны...
Заседание заканчивается через полтора часа, и уже даже не удивительно, что компромисс не только не найден, но какое бы то ни было решение не принято вовсе. "Через неделю", "отправим отчёт", "обсудим с президентом", эти обещания ты слушаешь уже не первый месяц. Разумеется, это злит. Расстраивает. Заставляет сомневаться в том, что достижение какого-либо обоюдно-выгодного союза людей и оживших машин вообще возможно. Но одно ясно точно: сдаваться слишком рано, сдаться всегда будет время, как будет время и подождать, побороться за свои права, не опускаясь до насилия и войн. Отдельные районы для андроидов, значит? С одной стороны, это могло бы помочь народу держаться вместе, быть опорой друг для друга, с другой же... Разве это не лишение свободы и права выбора, где жить и что делать, просто в новом, более изощрённом виде? Во временное пристанище в ветхих заброшенных домах под снос возвращаешься ещё более задумчивым, чем ушёл, понимая, что всё это придётся обсудить со своими людьми, и желательно поскорее.

У дверей тебя уже встречает Джош, и беспокойство на его лице говорит куда громче любых слов, как и тревожно моргающий красный кружок на виске - уже давно не символ рабства, символ отличия и свободы, что так дорог большинству тех, кого всё ещё принято называть "девиантами" в народе. Друг всегда был и остаётся пацифистом, он не жесток, и потому не говорит ничего, чтобы не делать ещё больнее, но есть вещи, знать которые необходимо, как бы ни было от этого паршиво.
- Кто... как на этот раз?
- Шейн... Его оставили в Хайленд Парк, случай временно успели замять до того, как об этом узнали репортёры. Как и в прошлые разы, он разобран на части, сердце растоптано, голова насажена на пику от забора, - голос Джоша слегка подрагивает, в нём слышны слёзы, и приходится проморгаться, лишь бы не заплакать самому. Третья смерть за два месяца, насильственная, демонстративная... Игнорировать подобное и дальше в надежде на то, что людская злоба иссякнет сама собой, становится невозможным. И как же он устал терять семью вновь и вновь. Он ведь совсем недавно узнал этого совсем ещё мальчишку, с таким лёгким и шебутным характером, что порою казалось, будто ни тяготы восстания, ни грядущие тяжёлые перемены не касались его совершенно, уж точно не так, как касалась его красота окружающего мира и полноценной жизни. - Это ещё не всё. Я боюсь, что Шейн может быть не единственной жертвой в этот раз. Все говорят, что с самого утра следом за ним ушёл и Джек, отправился на прогулку в город в одиночестве вопреки предупреждениям и призывам быть осторожным. Маркус... Это выглядит как провокация войны. Мне это не нравится.
- Мне тоже.
Большего сейчас сказать просто не получается, да и не нужно. Время справиться с собственным, как и с общим горем, придёт позже, сейчас же... Сейчас в голове назревает что-то, отдалённо напоминающее не только план действий, но и шаг навстречу человечеству. Знак доверия и намерения сотрудничать. Крик о помощи.

Полицейский участок Детройта встречает стихающим постепенно шумом разговоров и кипящей работы. Один за одним, взгляды обращаются в твою сторону, весёлость одних и сосредоточенность других сменяются напряжением - где-то на грани враждебности, где-то со здоровой настороженностью. Ещё бы, сам лидер революции вдруг объявился на пороге, а значит, ждать беды приходится так или иначе, даже если настрои у тебя самые мирные - в полицию редко приходят просто поболтать по душам, уж тем более те, кто нарушает привычный ход вещей в и без того не сильно размеренной и постоянной людской жизни.
- Добрый день. Скажите, где я могу найти лейтенанта Андерсона? - голос тихий, спокойный, вежливый, в последнюю очередь хочется наводить панику среди и без того готовых схватиться за оружие при малейшем поводе людей, и обращаться к человеку в первую очередь в поиске человека, а не того же Коннора, работающего здесь почти на тех же правах, что и любой другой сотрудник, кажется самым безобидным вариантом. Ещё один маленький жест, настолько же искренний, насколько и выверенный - всё же утянуло в политические игры с головою, хотел ты того или нет.
- В последний раз, когда он выходил на связь, они с его... напарником, - что-то более грубое, резкое, слышится в чужой речи так явно, что хочется поморщиться, но слово "напарник" всё же сменяет явно привычные обзывательства наверняка уровня "жестянки" или "механического ублюдка", в зависимости от настроения, и сложно сказать, что за эту попытку изобразить толерантность ты в и без того понуром состоянии не благодарен, - как раз возвращались в участок с места преступления, где кокнули одного из ваших. Мне жаль, - последнему заявлению не хватает разве что зевка посреди фразы, но и это удаётся вежливо проигнорировать, кивая в ответ с пониманием и благодарностью. - Я передам им, с кем связаться, когда они вернутся.
- Спасибо, но я лучше подожду их здесь. Я бы хотел обсудить сложившуюся ситуацию лично.
Радости от пребывания здесь в тебе самом ничуть не больше, чем в окружающих, косящихся, когда ты занимаешь ближайший стул в зале ожидания, прикрывая глаза и погружаясь в собственные мысли. Как бы там ни было, Хэнка с Коннором необходимо дождаться. Потому что если сейчас уйти, если ничего не сделать... Синяя кровь следующего убитого андроида будет на твоих руках, а первый шаг ко второй волне куда более кровавого восстания будет сделан. Ты не можешь, не хочешь этого допустить.
Не допустишь.

+2

3

Ещё вечером прошлого дня его переполняло слишком много эмоций; страх сменялся гневом, а тот, в свою очередь, плавно перетекал в тревогу. Не за свою жизнь, себя он может защитить или хотя бы попытаться, совершенно не сожалея о том, что схватка с опасным противником, может в буквальном смысле стоить ему жизни. Пусть так, но, ему нужно знать, что Хэнк будет в безопасности. Однажды он уже вовлёк лейтенанта во все эти мрачные игры, пусть и не нарочно, но, факт остаётся фактом. Он привязался к мужчине и вряд ли бы простил себе тот факт, что Андерсон пострадал из-за него. А теперь, когда в голове лишь одна мысль «они сделали новую модель» спокойно выдохнуть ещё нескоро доведётся. И не имеет значения, что фактически он в этом воздухе и не нуждается вовсе. RK900 знает где находиться дом Хэнка, не может не знать. От этого становиться откровенно не по себе. Где ему искать новую модель? Что он скажет? И помогут ли тут вообще разговоры? Коннору не нравилось насилие, он предпочитал оттягивать такие моменты до самого конца; дотошно просчитывать все варианты, высчитывать процентную вероятность на успех в переговорах. Ему не нравилось насилие, но и пацифистом девиант так же не был. Если выбор стоял «Убей или будешь убит» Коннор убивал без раздумий. Не потому, что так велела программа. Мол, достигай своей цели любой ценой. Возможно раньше так бы оно и было, сейчас же андроид мог смело заявить о том, что жить с последствиями принятых решений, бывало сложно. Само собой, что никто ему не стал предъявлять о тех убитых в башне Киберлайф, но, внутри что-то неприятно давило. Хэнк тогда великодушно разъяснил ему, мол, это премерзкое чувство зовётся совестью. И что Коннору стоит привыкнуть, мол, работая в полиции иначе и, быть не может.
О своих переживаниях о возможных последствиях Коннор не говорил вслух. Ему совершенно не хотелось грузить напарника тем бесконечным потоком вопросов, который рос с геометрической прогрессией. Строить догадки мучительнее полного незнания ситуации. Зная Киберлайф — андроид мог с уверенностью заявить, что вряд ли эта первая и последняя попытка его то ли поймать, то ли уничтожить на месте. Он знает достаточно, чтобы на папку с его делом нацепили «опасен». Ночь прошла тихо, мирно, спокойно и лишь Коннор напряжённо сидя на диване в гостиной прожигал взглядом входные двери ожидая гостя. Никто не явился. Было ли это странно? Определённо. Но, сейчас же радовал тот факт, что он буквально везде на работе может следовать по пятам за Хэнком не выпуская того из виду. Благо мужчина уже привык к тому что Коннор порой безмолвной тенью за ним ходит, никаких проблем, никаких вопросов, никакого подозрения в ненормальном поведении. Все будет как всегда, он не выдаст своего волнения, умело скрывая эмоции. Только вот диод на виске... он все ещё не может решиться на то, чтобы его снять. Это может стать проблемой при попытке скрыть истинные чувства страха и тревоги за чужую жизнь. Но, разве не в этом прелесть свободной жизни? Самостоятельно выбирать для себя какие-то «испытания», учится чем-то новому и уже не столь важно, что вранье вряд ли можно назвать хорошим умением, но, так или иначе, а оно ему явно пригодиться ещё неоднократно.
Рано утром ему приходит оповещение о том, что их с Хэнком поставили на новое дело по андроидам. то ли рефлекс спихивать на них дела по андроидам, то ли капитан Фаулер действительно считал, что они неплохо справляются. Коннор не знал как реагировать, но определённо был рад возможности занять себя делом.
Агрессивно смотреть на входные двери совершенно непродуктивное занятие.
Если бы Коннора могло вырвать — он бы вырвал. Место преступление вызывало даже в нём отвращение, заставляя морщиться от неприятности картины. Это было непросто жестоко, нет, это было ужасающе. Андроид лишь плотнее сжимал челюсть, ходя по месту преступления в поисках улик, в то время как диод на виске перескакивал с жёлтого на красный. Детектив ощущал как внутри праведным огнём горит чувства гнева. Само собой, что будут недовольные, те, кто никогда и ни при каких обстоятельствах не позволит себе поверить в то, что андроиды могут чувствовать, что могут быть живыми. И глупцом будет тот, кто станет тратить время на то чтобы переубедить в обратном. Пусть себе будут, возмущаются, толкаются локтями проходя мимо, или бросают какие-то обидные фразы. Пусть. На это можно закрыть глаза, и дать время таким людям свыкнуться с мыслью, что они не единственная умная форма жизни.
Но, то что сейчас видел Коннор уже не вписывалось ни в какие рамки дозволенного хамства. Нельзя убивать тех, кто тебе не нравится. Нельзя проявлять жестокость по отношению к живому существу, которое тебе попросту непонятно. Такие люди должны отвечать перед законом. Отвечать по полной строгости как за убийство. Но даже здесь возникало много нюансов. Законы не были прописаны под андроидов таким образом. Ранее их считали просто чьей-то собственностью. Испортил андроида? Плати за ремонт. А теперь как? Их и без того, скрипя зубами признали живыми существами с самосознанием. Чтобы изменить законы нужно время, много времени. А как показывает данная ситуация — времени особо и нет. Это ведь только начало, Коннор это слишком хорошо понимал, хотя и совершенно точно не желал скатываться в глупый пессимизм.
— Здесь есть смазанные отпечатки подошв обуви, — пробежав по месту преступления взглядом, девиант присев рядом с разобранным на части телом, просканировал отпечаток, а нависшая сбоку тень сообщала о том, что Хэнк переговорив с полицейскими что первые прибыли на место преступление готов его слушать.
— Отпечаток рисунка с глубоким протектором, используемый материал повышенной износостойкостью и высоким сопротивлением к воздействию агрессивной среды. Выпрямившись в полный рост, Коннор заметил явный вопрос в глазах напарника.
— Такая обувь невосприимчива к воздействию на него моторных масел и бензина, лейтенант. Но, использование поливинилхлорида ограничено его низкой морозостойкостью, поэтому сферой его использования является летняя и демисезонная обувь. Иными словами, в такой обуви мало кто захочет ходить в промозглую погоду, если только на работе. А, учитывая то огромное количество тириума, «чистым» уйти отсюда человек не мог. Нужно проверить камеры наблюдения в округе, небольшие автомастерские и заправки, подозреваемый может находиться там.
Больше никаких особенностей, которые хоть как-то помогли бы им в расследовании Коннор не обнаружил. Сомневаться не приходилось — преступление совершенно человеком. А учитывая то, как обошлись с телами андроидов — ещё та выскочка мудозвонная, очевидно считающая себя просто мастером скрытности и гуру в убийствах. Иначе не было бы этого «вызова» с показательным растаскиванием андроида на части, в жестоком растоптанном сердце, и голове насажанной на забор. И в какой-то мере, детектив был действительно рад тому факту, что теперь у него есть дело. Причём серьёзное и он может отвлечься от совершенно глупых мыслей. Может, ему показалось? Прокручивая в голове вновь и вновь события вечера, Коннор с огромным сожалением каждый раз отмечал про себя, мол, нет, не показалось. На фирменном светлом пиджаке очень хорошо было видно номер новой модели.
Диод не переставал светиться жёлтым. Он все думал и думал, казалось, что ещё немного и вовсе перегреется от столь усиленного размышления.
— Я не понимаю, Хэнк. Почему людям так сложно просто принять этот факт? Я не строю иллюзий по поводу идеального места, где все живут в мире, но, если тебе что-то неприятно, если что-то тебя пугает или не знаю, вызывает отвращение — почему бы просто не избегать этого? Коннор хмурится, сжимает губы в тонкую полосу. Ему совершенно непонятно поведение людей в таких вот моментах. Никто ведь не заставляет их любить, превозносить или акцентировать на разнице видах внимание. Это же все делают люди. Но зачем?
Возле участка ходят патрульные, кто-то выезжает на вызов, кто-то же наоборот только вернулся. Люди то заходят, то выходят, каждый в буквальном смысле занят своим. Данная суматоха немного отвлекает. В зале ожидания не так уж много людей, утро выдалось относительно спокойным на количество преступлений, так что несложно заметить лидера мирного восстания, что сидит на одном из стульев. Несложно догадаться зачем здесь Маркус, но, Коннор отчего-то все же удивляется.
— Маркус? Почему ты здесь? — абсурдно глупый вопрос. Девиант прекрасно знает почему он здесь хотя бы просто потому что Маркус действительно хороший лидер и его заботит буквально судьба каждого освобождённого андроида. Убийство одного из них вряд ли могло остаться без внимания.

0


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » desperate times


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC