Все в этом мире продается. Она начала свой день с покупки билетов, далее тем же маршрутом проследовали: гостиница, новый чемодан, пара вещей, буклет для туристов. Джейми всегда «мечтала» посетить уже не красные будки, фирменные старые кэбы и ощутить на своих волосах морось туманного острова. Может, она что-то еще забыла? Мориарти проверяет телефон, но таинственный абонент молчит уже не первые сутки. Готовится так же, как и она? 
В самолете ей не удается расслабиться, просто потому что ее счастливая рука купила билет с каким-то болтливым пареньком, который жужжал весь перелет о Лондоне. О, это самый лучший город; о, там сбываются мечты; о, поглядите, он уже заказал сувениры. Жаль, что у некоторых нет выключателя громкости. Читать дальше.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » По чужим следам » в финале сказки Джеймс умрет


в финале сказки Джеймс умрет

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

—  в финале сказки Джеймс умрет  —
James Moriarty, Jamie Moriarty.
[Sherlock bbc | Elementary]

http://sd.uploads.ru/t/8YorQ.jpg http://sh.uploads.ru/t/oth4v.jpg
— Привет. Меня зовут Джим Мориарти, и это — Последняя Проблема.

Отредактировано James Moriarty (07-10-2018 12:28:32)

+1

2

Пусть звонко на улицах студенты поют,
Прославляя Маргаритину честь.


[indent] Мориарти никогда не замечал за собой собственнического инстинкта, но сейчас, казалось, где-то свернули земную ось, и что-то в очередной раз замкнуло в голове Джима. Будто из его груди провели кривую к мозгу Холмса. Жаль, что не учли одного – асимптоту, которая не касалась Шерлока, но все равно вилась около него. Бесконечно далеко и бесконечно близко. Что же делать? Нет, убрать Джонни-боя был не вариант, да и дело было вовсе не в нем. Маргарита, милая Медея и сотни женских имен вились около Этой Женщины.
  [indent] Чем же Ирэн могла заинтересовать его детектива? Хотя, кого он обманывал? Образ был продуман от красных шпилек до каждого завитка ее темных волос. Гениальности в планировании у него не занимать, Джим может и не такое. Сам себе перешел дорогу и теперь думает, как выпутываться. У Мориарти не было плана Б, который бы быстро и бесшумно убрал эту влюбленную дурочку. Она вилась рядом с темным пальто, пытаясь получить то ли защиту, то ли ласку. Беги, глупая, не получишь ни того и ни другого. Холодный Майкрофт (Джим довольно фыркает, потому что звучит почти так же, как Холодный Генри) не отдаст своего любимого братишку доминантке с волшебной палочкой-стеком. Беги, Ирэн, пока на смену Большому Брату не пришел сам Джим. Уж он-то сразу поймет твой код, глупая женщина. Сколько раз он втолковывал ей, что код должен быть универсальным, но не простым. Боже, Ирэн Адлер сведет его в могилу.
[indent] Даже ее слова и переданный привет от Джима не смогли помочь Шерлоку. Это он так вздыхает или скрипит старый кожаный диван на Бейкер-стрит? Или быть может камеры Холмса старшего, которые Джим играючи  взломал около полчаса назад, вздыхают за них? Нет, не крутись, бедный детектив, вскоре твое сердце залатают конфетами с ртутью и другими милыми вещицами. Что лучше – женщина со всеми ее стандартными пороками или порция острых загадок? Скука. Скука. Скука.
[indent] Мориарти чуть сползает с кожаного стула в своем кабинете. Как это звучит… Но даже дорогущее кресло не помогает ему сейчас. Крутятся шестерни, гонят что-то жидкое по телу, разгоняют скуку, пытаются решить задачу, глупое тело уходит дальше под стол. Прочь с кожаного кресла. Рука цепляется за край стола, пытаясь найти точку опоры для своего хозяина и для тех неверующих, которые отрицают, что с помощью точки можно перевернуть все. О да. Именно этого заслужит глупая девочка, которая пошла гулять так не осторожно одна.
[indent] Джим ведет щекой по столу, оставляя на полированной мебели свой след. Что же ей написать на прощание? Не хочется выдавать себя, но и пустое сообщение здесь будет не уместно. Как же рассказать ей о дальнейшей судьбе? Пальцы порхают по буквам, собирая их в слова. Нужны ли смайлы? Мориарти довольно улыбается, оставляя влажный след на столе. Для тебя милая Ирэн – ничего не жалко. Будут тебе арабские каникулы; будет тебе новая загадка, детектив; будет тебе спокойствие, Джим Мориарти.

«Жила-была одна ледяная королева. Жила она очень высоко, да так высоко, что мало кто к ней мог добраться. Королева была красива, она была великолепна, но сердце ее познало очень сильное колдовство – оно было сковано льдом на веки-вечные и никто не сможет растопить этот лед. Конечно, храбрецов хватало, и каждый из них пытался получить любовь или хотя бы улыбку ледяной королевы, но у нее были волшебные помощники, которые скидывали с высокой скалы всех героев-любовников.
Так и жили они до определенного времени, пока храбрый путник не попытался добиться ее любви. Был ли он красив или умен? Что она нашла в нем? Ни один волшебный дух не знал, но жители гор помнили о каре, которая последует, если кто-то попытается растопить сердце королевы. Когда слуги увидели на лице ледяной королевы улыбку, то поняли, что пропали. Они действовали мгновенно – вместо нерадивого путешественника они столкнули их королеву. И лишь единственная слезинка упала с ресниц королевы – так появились цветы-звездочки в Альпах, а путник в ту же ночь забыл о прекрасной королеве и держался от высоких гор подальше. JM»

«Я не прощаюсь, дорогая Ирэн (: JM»

[indent] Мориарти садится в кресле ровно, будто слушает очень внимательно тот урок, который ему сейчас преподнесли: нельзя доверять женщинам такого типа, нельзя зацикливаться и еще сто и одно нельзя в его копилку опыта. Его не интересует, успеет ли милая Ирэн убраться из своего очередного убежища после прочтения сообщения. Джим просто знает, что не успеет, оттого у него и расцветает улыбка блаженного на лице. Прекрасно все организовывать, прекрасно, что мозг Холмса – теперь только его. Никаких сантиментов, только Игра.

+1

3

Славно, что тебе никто не помешает. Этот старый заброшенный особняк на окраине просто чудо. Он словно табличка с надписью «закрыто», которая отпугивает настойчивых покупателей от дверей магазина. Закрыто, заперто, прочь отсюда.
Прошел уже не один месяц с того момента, как она подвела Шерлока к черте через которую, она уверена, что Холмс не перепрыгнет. Нет, ее детектив – везунчик, но она, будто главный сценарист, уверена, что он все же не вернется.
Ирэн Адлер умерла, да здравствует Джейми Мориарти!
Она вела две роли грамотно до конца, получала аплодисменты за свои старания, но все же устала, поэтому этот старый особняк – ее награда и отдых. Здесь она будет одна, здесь она будет самой собой. Кто она на самом деле? Не запуталась ли она? Может, стоит начать вести дневник?

«Привет, сегодня я Ирэн Адлер и смогла отреставрировать картину.»
«Привет, сегодня я Джейми Мориарти и смогла провернуть крупную сделку.»
«Привет, сегодня я…»
«Привет,»
«…»

Нет, она не смогла окончательно сбросить Холмса со счетов, ведь и он не выполнил часть сделки. Сделка была проста – он уходит навсегда, а Джейми работает и играет по своим правилам. Все просто. Надо было читать с открытыми глазами свою копию договора, Шерлок.
Поэтому она «отдыхает» здесь, рисуя картины. Вот (ее самая любимая) детектив в больнице, вот он узнает, что Адлер больше нет. Куча пестрых картинок про детектива, которые должны уйти в камин. Немедленно!
Вот его первое расследованное дело. Помнит ли он о нем? Первое – не значит, когда он начал работать, первое – значит, что оно было первым после черты. Это так трепетно и волнительно. Интересно, волновался ли он сам? Не дрожали руки перед тем, как взять медицинские перчатки?
- Что? – звуки телефона отвлекают ее от очередного шедевра, который никто не увидит. Она вытирает руку о тряпку около холста и берет телефон. Странно, этот номер она прорабатывала сама, блокируя и скрывая его от всех нежелательных абонентов. Но что же это? Какая-то реклама или? Джейми вчитывается в сообщения, не понимая ничего. Она нервным движением заправляет непослушную прядь волос за ухо, пытаясь вычислить абонента.
- Джи? М? – повторяет она инициалы, разговаривая сама с собой. В этой абсурдной ситуации странны только лишь две вещи: инициалы отправителя и обращение. Ирэн.
Помнишь ли ты, Ирэн, те славные времена?
Прогуляемся, Ирэн?
Что же ты, Ирэн?
Ирэн Адлер.
На ум ничего не приходит, как просто набрать по старой привычке номер и узнать голос на другой стороне (а еще вычислить местоположение и владельца сим-карты). Пока она настраивает параметры для искажения голоса, попутно перебирая в уме всех клиентов, которые пытались переступить через деловые линии, но лишь один человек знал ее, как Ирэн Адлер и лишь один человек мог пробиться сквозь ее блок:
- Мистер Холмс? Стоит ли мне опасаться того, о чем вы мне так мило рассказали? – искаженный голос звучит механически, и Джейми-Ирэн морщится. Слишком просто и тривиально. Зачем?

Отредактировано Jamie Moriarty (22-09-2018 16:30:32)

+1

4

Лишь насмешника в красном и дырявом плаще
Ты найдешь... И ты будешь убит.


[indent] Сигнал о сообщении врывается в кабинет, нарушая идеальную тишину, которая забивала уши так, что не было слышно гула машин на ближайшем шоссе и прочих звуков, приносимых с улицы, когда вы открываете окна или входные двери. Точные математические расчеты в голове Мориарти спокойно уверяют своего хозяина и отца, что все просчитано гениально: никто не вспомнит об Ирэн Адлер, а если вспомнят, то не найдут. Все в этом мире должно быть гениально и просто. Наверное, сейчас бедная хрупкая женщина уже летит в персональном самолете, наслаждаясь выправкой стюардов и видами из иллюминаторов. Да, дорогая, Джим Мориарти никогда не скупится на последние подарки, будь уверена в этом. Его контора не подкинет тебе кота в мешке, как ты попыталась сделать чуть ранее.
[indent] Джим все еще с улыбкой блаженного берет холодную игрушку в левую руку, пытаясь чуть согреть ее и влить в нее жизнь. Кажется, у него получается: экран загорается, что бы явить всего лишь одно слово «успешно». А как еще должно быть, если не так? Полдня на планирование, полдня на прекраснейшие декорации. Королевские декорации для королевы. О, его безымянный снайпер и поручитель справился на успешно, великолепно и прочие эпитеты, которые ему не нужны. Странно, что Холмс выпускает далеко от себя своего сожителя и писателя, Джим же считает, что его игрушки – только его и ничьи больше. Ни Холмсам, ни всей Англии не узнать своих героев в лицо. У героев Мориарти должен быть собственный счет в банке на чужое имя и самые лучшие условия: одежда, сигареты, выпивка и духовые ружья. О, над этим ружьем он работал особенно долго.
[indent] Что ж, жена Лота все же обернулась посмотреть на великий и карательный огонь, ее позвали туда огни святого Эльма, маячившие с неугодных городов. Что же ты не бежала сразу, милая женушка, если знала о каре? Надеялась, как надеялись моряки в море на своего персонального святого? Помогал ли он им, помог ли тебе? Бедная-бедная жена Лота, которая превратилась в соляной столп. Мориарти блокирует телефон, бережно укладывая свою очередную игрушку на стол. Что ж, очередное дело окончено, да здравствует праздность и скука! Телефон, словно предвестник чего-то нового, будто зная, что его хозяин не любит тишину и скуку, разрывается старой-доброй  Stayin' Alive.
[indent] - Что еще? – он уверен, что просто так исполнитель не позвонит, ведь человек на том конце невидимого провода знает, что такое гнев Джеймса Мориарти. Брови сами предательски ползут вверх, когда перед лицом маячит неизвестный номер. В привычном окошечке светится пустота, которая заливает дисплей, будто выплескиваясь на новый костюм, стирая краски, и есть только два значка – да или нет, принять или сбросить. Стало быть, кто-то научился пользоваться розовеньким айфоном или решил позвонить на номер айтишника из Бартса. Или все же Большой Брат решил открыть бутылочку вдовы по случаю удачного избавления от одной надоедливой особы? В любом случае ему уже скучно, поэтому палец уверенно тыкает на иконку «принять».
[indent] - Холодно, – через секунду тянет он издевательски, меняя акцент. Интересно, это прощальный подарок от Ирэн? - Меня не стоит опасаться, давайте я вам помогу, и даже не попрошу ничего взамен. Даже не буду просить у королевы своего имени и не буду давать ей на это три дня. Холодно – я не мистер Холмс, еще холоднее – я не Джонни-бой. Что-нибудь еще? – Джим «бьет» наугад, потому что механический дребезжащий голос не дает понять ничего об абоненте. Жаль-жаль-жаль. Наверное, так себя чувствует Шерлок, когда не может «считать» что-то о человеке. Джим медленно вздыхает, растягивая время: может, ему скажут что-то еще; может, он просто определит абонента сам.
[indent] Его верное оружие лучше, чем какая-нибудь беретта, это всего лишь ноутбук, с которым пропустят везде и всюду. Попробуй объяснить дядьке в кепке, зачем ты на совещание тащишь пистолет, когда можешь просто взять что-нибудь с выходом в интернет. Он подключается к своему телефону, пытаясь вытащить таинственного абонента на свет. Почему ты скрываешься, друг? Может, ты нуждаешься в помощи? Скажи-скажи-скажи.
[indent] - Наверное, стоит завершить вызов, ведь мы оба определили местоположение и заинтересовали друг друга больше, чем следует? – красная кнопка мигает и выключает связь с кем-то. Грубая работа со стороны абонента, такая же грубая работа от Джеймса, как ответ. О, нет, он не обижен. Он платит такой же монетой. Джим все же заинтересован, потому что у него нет дел на ближайшее время из-за хандры Холмса.
[indent] Кто же этот таинственный абонент, который знает что-то об Адлер (не может же жена Лота перевести простому смертному свои смс-сообщения), да еще и знаток Холмса. Интрига, которая не терпит отлагательств. Джим вычленяет координаты, откуда был набран его номер – какой-то особняк, при рассмотрении даже не жилой. Еще один противник?
[indent] К сообщению о снежной королеве (Джим слегка морщится, потому что его изящный пас в сторону старинной альпийской легенды не произвел впечатления, либо о нем просто умолчали) добавляется еще парочка совершенно глупых строк.

«Почувствуйте химию любви шекспировских сонетов. Рекомендую, вы не пожалеете. Сможете сказать своей второй половине заветные слова:  i o u. JM»

«1sv8s? 5s? 1s2s. JM»

[indent] Своеобразное письмо нравится самому Мориарти: сначала задаются элегантные вопросы, а потом (все, как он любит) небольшая угроза.

Отредактировано James Moriarty (05-10-2018 21:30:35)

+1

5

jacques dutronc - les cactus
Ошибка! Куча сообщений об ошибках громоздятся одно на другое, пытаясь соблюдать очередь и не рушить то, что осталось у Джейми. Первое – не следовало сбрасывать со счетов конкурентов, старых заказчиков, своих бывших/будущих работников. Второе – зачем она упомянула Холмса. Зачем? Третье – звонок слишком примитивный. Дышать ей теперь в трубку после произнесенных слов что ли? Четвертое – пока она вспоминала все свои промахи, ее обошли. Пока маленькая бедная девочка Ирэн-Джейми вычисляла место другого абонента, вычислили ее. Пустые игры в кошки-мышки. Она со злости показывает средний палец в окно в надежде, что ее увидят, а еще лучше, что бы услышали:
- Не думаю, что Вас зовут Тителитури или Румпельштильцхен, – резко отвечает Джейми, забывая, что такие гневные нотки плохо поддаются ее «новому» голосу. Ничего, пусть на другом конце послушают шипение. - Такому манерному голосу нужен другой злодей. – Мориарти оставляет новый «файл» - прямо на новом холсте пишет одно единственное слово: «голос». О, теперь этот манерный голос запишется у нее в голове. Он должен там поселиться, что бы в нужный момент помочь ей. Что-то там есть еще, но что? Акцент? Великобритания? Ирландия? Каша из акцентов или все же умелая маскировка. Она черкает картину, которую так вдохновенно начинала. Все не так.
- Претензий не имею и заканчиваю вызов, – именно она бросает трубку. Первая позвонила, первая сбросила. Вот она, самостоятельность. В своих словах мисс Адлер умело обходила род: не женский, не мужской, такой безликий голос. Но вот с другой стороны явно мужской голос, но с чуть высокими нотками. Второе слово ложится с помощью угля: «мужчина». Она рисует силуэт с кучей вопросов по всем его сторонам. Что еще остается, она просматривает ничего не значащие координаты. Мориарти знает по себе, что в таких играх лучшее, что ты моешь сделать – иметь побольше квартир в своем распоряжении и умело перемещаться между ними. Ничего не значащее здание на карте – наверное, из него либо вскоре уйдут, либо уже ушли.
Она критически рассматривает полотно: информации слишком мало, что бы что-то предложить и выстроить логическую цепочку.
- Будь ты проклят, – цедит она. Лишь испортил очередную картину и добавил нервов. В ответ на проклятье телефон оповещает ее о новых сообщениях.
- Что за нелепая шутка? – она снова и снова вчитывается в строки. Любовь? Шекспир? Признание? Что за непонятные строки, содержащие и цифры, и буквы? Мориарти тянет воздух носом, будто собака взявшая след. Она с каким-то завидным остервенением чертит углем на бедной бумаге сообщения, переписывая слово в слово:

первое сообщение – сказка, связанная с альпийской легендой, про снежную королеву. Итог – королева мертва. /рядом появляется маленький рисунок красивой женщины/
второе – инициалы «JM», обращение – Ирэн. Итог – знает про Ирен Адлер, может знать про Джейми Мориарти. Клиент??
звонок – мужской голос с акцентом. Итог – мужчина. /приписка/ Самый глупый итог, который можно было вывести, Джейми.
сообщение после звонка – химия, Шекспир, признание в любви: i o u. Почему вместо стандартной l идет o??
последнее сообщение – набор цифр и букв. Итог – если связать химию и цифры… может ли это быть номером элемента?
/рядом с последней записью Ирэн выводит мужчину вполоборота в очередной раз с вопросительными знаками/

Джейми берется за голову. Да где это видано, что бы ей, королеве преступного мира, отправляли детскую загадку? Она рычит, она улыбается своим выводам, она должна это решить. Мориарти ищет в сети таблицу химических элементов, а заодно и биографию Шекспира. Или все же нужны его произведения? После нескольких минут она откидывает Офелию, Гамлета, череп, Кориолана и останавливается на сонетах. Безумная догадка.
- Так, тааак, – тянет она, обходя вокруг мольберт. Она вальсирует со своим невидимым противником, она восхищается. Наверное, абонент на другом конце лучше Холмса, хотя Джейми не может решить это на сто процентов. Какая тонкая ирония, какая легкая загадка, вокруг которой она кружила уже некоторое время. Элементарно. Мориарти возвращается к мольберту, что бы выписать недостающие звенья:

I – йод, атомный номер 53 ----> сонет Шекспира 53?
О – кислород, атомный номер 8 ----> сонет 8;
U – уран, атомный номер 92.
могут ли строки обозначаться литерой «s»? Что тогда значит литер «v»??

Она любуется свои аккуратным почерком. Что же такое «v»? Месть? Ее математический склад отметает такие нелепые замашки, предлагая четкий и точный ответ: логическая операция.

1s – Какою ты стихией порожден?
ИЛИ
8s – Ты - древнего искусства образ новый ?
из 53;
5s – Где тайная причина этой муки?
из 8;
1s – Ты от меня не можешь ускользнуть.
2s – Моей ты будешь до последних дней.
из 92.
Блестяще! /пишет она на полях и рисует сердечко, потому что угрозы из Шекспира она еще не получала/

Она берет свой телефон, не обращая внимания на то, что пачкает его углем и пишет ответ, пытаясь не играть по чужим правилам, Джейми просто выхватывает нужные слова, выстраивая свои собственные предложения, не забывая, как прилежная девочка, отвечать на поставленные вопросы:

«Елена; грусть; зачем же мне бояться худших бед, когда мне смертью меньшая грозит? IА»

Она впервые в жизни не хочет злить того человека и не подписывается их общими инициалами. Пускай Ирэн Адлер выйдет еще раз на сцену. Но как же выразить свое восхищение? Она отправляет первое сообщение и следом пишет второе:

«А за тобою вьется миллион твоих теней, подобий, отражений.; полон ты щедрот; нам говорит согласье струн в концерте, что одинокий путь подобен смерти. IА»

Маячок о том, что она знает, что высокий голос и акцент всего лишь маска; небольшой комплимент за загадку и в итоге – предложение о встречи.

Отредактировано Jamie Moriarty (01-10-2018 18:13:34)

+1

6

Позволь, я коснусь тебя,
Войдёт в кровь звериный яд.


[indent] Джиму хочется хлопать в ладоши, словно ему пять лет и его шалость удалась. Будто он сделал то, чем смог бы порадовать отца. Всех в этом мире. Неужели наконец-то нашелся еще один человек, который не только отгадывает загадки, но и «видит» суть? Хотя разворачивать праздничные плакаты с поздравительными надписями рано, ведь абонент всего лишь догадался (догадалась?) раскрыть отсылку про старую-добрую сказку. Раз прекрасная королева угадала имя злого Тителитури, то он должен уйти, должен оставить в покое ее королевство. Хорошо, Мориарти не будет покушаться на заброшенный белый особняк, он оставит в покое маленький дворец, в конце концов похоронит эти координаты в своих воспоминаниях.
[indent] - Нынче пеку, – он не обращает внимание, что абонент уже давно закончил вызов, - завтра пиво варю, – повышает он голос, - у королевы дитя отберу; – тембр меняется, и вот слова произносятся голосом Джимми из айти, - ах, хорошо, что никто не знает, – он почти рычит, скатываясь ниже по октаве, – что Румпельштильцхен меня называют! – на лице Джеймса застывает маска удивления, будто он сам только что узнал свое настоящие имя. Ему бы пуститься в пляс, как тому маленькому злому человечку из сказок, прыгать через огонь, махать зеленой шапочкой, распевая песню про себя самого, но Мориарти сидит неподвижно, будто ожидая, что вот-вот придет ответ с того самого номера. Еще нельзя, еще не пришло время. Время – это тот фактор, который всегда играет за Джима, но никогда за его противника. Тик-так, дорогой абонент, который так ловко обходил женский и мужской род, тик-так. Часы на стене считают секунды, считают минуты, отбивают один час. Ровно один час криминальный гений наблюдает за резными стрелками, которые отсчитывают время. Тик-так. Зашифрованное сообщение забывается, стирается из памяти Джима, и он погружается в очередную загадку-ловушку для Холмса. Холмс ведь похож на маленького ребенка, который даже не просит, а требует все новых и новых игрушек. Джеймс же добрый папочка, который любит баловать.
[indent] Время неумолимо летит, а абонент мажет углем по листу бумаги, распутывая клубок мыслей Джима, сам же Мориарти запутывает новый клубок. Он старательно вяжет узелки, где-то разрывает нити самостоятельно, что бы еще больше запутать их с Шерлоком дела. Обвязать все красной нитью, запутать так, что бы впервые в жизни Холмс понял, что ничего нельзя достать так просто. Звук о сообщении отвлекает в очередной раз. Джим рассматривает свой телефон, будто пытаясь загипнотизировать его. То, что высвечивается на дисплее, не может не радовать его. Он находит в списке музыки Баха партиту № 1 си минор для скрипки и жадно вчитывается в строки:
[indent] - Елена – женщина, – вещает Джим невидимому собеседнику, – моя королева, – шепчет он с придыханием, - раз на балу правит скука, то я должен помочь справится с ней. – Джеймс встает с кресла, оправляя безупречный пиджак. И пока королева с черными руками от угля танцует в своем маленьком белом замке, Джим танцует тоже: если его королева делает шаг вперед, то Джеймс отступает назад; если он движется вправо, то королева идет вместе с ним. Почти вальс, почти в одном ритме. Второе сообщение заставляет чуть ускорить темп: о, Джим не ожидал, что будут играть по его правилам. Это так мило.
[indent] Мориарти делает последнее па и останавливается в центре комнаты, рассматривая новое послание:
[indent] - Моих масок не сосчитать, дорогая. Раз ты восхищена моими загадками и голосом, то пожалуй, я буду рад встретиться с тобой. Ирэн Адлер пала, – он начинает рыться в поисковике, рассматривая несколько вариантов встречи, - да здравствует новая Ирэн Адлер!
[indent] Пару вариантов он отметает сразу же: нужно обходить стороной Бартс, нужно оставаться на своей территории, а также обходить стороной Холмсов. Пусть старший утешает младшего, а Джим пока попробует свои силы на других. Он мельком оглядывается на камеры, которые все еще показывают обстановку в квартире 221b, нежно приговаривая:
[indent] - Cailltear lán loinge ar son duine amháin. Клянусь, ты не успеешь заскучать, – место встречи выбрано, осталось выслать приглашение королеве.

«17.21.5.5.14.`.19_7.1.12.12.5.18.25. JM»

[indent] Недолго думая он все же дает подсказку для новой Ирэн, пытаясь особо не думать, что же стало с настоящей:

«A — is for apple;
Green and red. JM»

[indent] Панорамное окно манит его, показывая различные картины с улицы: спешащие люди, кэбы, туристы, которые снуют по различным памятным местам. Скука. Сейчас его отвлекает только хандра Холмса и новая Ирэн. Математический склад ума требует от Джима действий, требует, что бы тот рассортировал все по полочкам, иначе он окончательно взбунтуется. Криминальный гений дует на прозрачную поверхность, отделяющую его от остальных аквариумных рыбок, и быстро чертит плоскость. Пусть весь Лондон – это заданная прямоугольная система координат. Теорема Джеймса Мориарти – Ирэн Адлер проста, как обычный туманный день, пусть у них есть всего лишь уравнение первой степени Ах + Ву + С = 0, где должны присутствовать все действительные числа и не должны равняться нулю. А – это он, палец вычерчивает аккуратную заглавную латинскую букву, В – это мисс Адлер, а С – это Холмс. С – не может равняться нулю, иначе уравнение будет не полным, С – должна связывать А и В прочно, словно красные нити из загадок Джима. Все эти латинские буквы должны определять какую-то линию в системе координат в Лондоне. Джим увлеченно чертит наклонную линию, проходящую через заданные параметры: вот убежище Джеймса, вот особняк мисс Адлер. Все просто. А как иначе?


Позволь мне тебя коснуться или убей…

+1

7

Fuerza - Mala Rodríguez
Не проходит и часа, Джейми лишь успевает оттереть телефон  от угля, пройтись небрежно тряпкой по своим рукам и снять уже бывшую картину с холста. Плевать, все равно она испорчена, сама Мориарти никогда не узнает, что же должно было там появиться. Хотя, можно было поспорить, что очередное дело Холмса или его новая подружка, которая упорно цокает за ним следом. Странно.
Жалко, что в этом бренном мире нельзя убирать слишком быстро людей: все эти нововведения по типу социальных сетей и прочих маячков для тех, кто выше, не дают работать чисто и гладко. Она бы уже давно разобралась с назойливым абонентом одним щелчком пальцев. Хлоп и нет мужского голоса по другую сторону провода. Но нет, сейчас придется играть по общим правилам, установленным еще до их рождения. Не убей ближнего своего, Джейми, даже если он сильно докучает тебе и твоим делам; даже если он сам первым начал угрожать. Она относит холст в камин, сегодня у нее будет приятный вечер – яркий огонь в камине и бокал с красным. Доброе красное поможет отвлечься, поможет понять, где она сделала первую ошибку.
С помощью каминной спички угрозы от мужского голоса вспыхивают красным пламенем, а телефон опять трещит. Два сигнала – две смс. Еще чуть-чуть и из его сообщений можно будет сделать сигнал «sos».
- Восхитись мной и проваливай, – говорит она своему телефону. Да, она разгадала загадку, да напортачила с голосом. Но у каждого из людей могут быть ошибки?
Нет, глаза не становятся шире, чего скрывать - она не рада: ведь Джейми все еще не понимает, почему именно она подвергается нападкам со стороны. Очередное сообщение с непонятными символами, жаль, что холст уже полыхает во всю за здравие неизвестного абонента. Цифры – это приглашение? Она щедро наливает в бокал красного вина, пытаясь заставить себя разобраться с очередной загадкой прямо сейчас.
- В детстве ненавидела загадки, – доверительно шипит она будто рассерженная кошка, усаживаясь перед камином. Может спалить к черту весь особняк и свалить куда-нибудь на острова, а телефон отправить в Японию? К черту эту ответственность.
- И алфавит терпеть не могла, – она тянется до холста, где спрятались спасительные краски, карандаши и уголь. Прямо по паркету она выводит очередные цифры, глупо вбивать их на карту или в навигатор, она уверена, что это маленькая ловушка или просто ни к чему не приведет. Здесь чуть сложнее, чуть элегантнее.
- Алфавит, – с удовольствием тянет она. Кто не знает детские маленькие стишки, что бы было проще запомнить буквы? Она ищет в поисковике алфавит, где каждая буква будет иметь свою цифру. Пара к паре. Словно Джейми с неизвестным абонентом.
Через минут пять, когда она, высунув кончик языка, будто первоклассница, вычерчивает полученные буквы, которые должны сложиться в слова, за окном начинают сгущаться сумерки. Блики огня и свет от дисплея позволяют ей узнать пару слов: Queen's Gallery. Джейми уверена, что была там: множество картин, которые манили и звали ее, но она не шла на зов. Верный поисковик выдает адрес в Лондоне, и Мориарти морщится: - А кто оплатит мне первый класс, виски со льдом, пятизвездочную гостиницу и билет в галерею королевы? – она не станет скрывать, что такое место встречи льстит ей. Она королева, она это точно знает. Ей стоит лишь прикинуть, сколько лететь до Лондона, отдать один день на тщательную маскировку и день на посещения картинной галереи. А дела можно и перебросить на других. В конце концов должна же она отдыхать, ну и расширять свою деятельность в других местах. В ответ летит очередное послание:

«tsd 1010 IA»

Их всего лишь двое в этой странной игре. И если Джейми – королева, то кто же второй?

Отредактировано Jamie Moriarty (12-10-2018 00:24:13)

+1

8

Так повелось:
Еще по одной и увидим друг друга насквозь,
Ночь гасит злость,
Бросает по ветру наш пепел за горстью горсть.


[indent] Что ж день выбран, и меч встречи над головой двух невинных занесен. Легкое сокращение «tsd» раскладывается при помощи гласных в dies Martis. Семь дней недели как семь великих планет, которые иногда встают в линейку, будто послушные дети перед своим учителем. Кому сказать галантное спасибо, что восьмидневный римский рыночный цикл уступил финишную прямую семидневному? Интересно, догадывалась ли Ирэн, чем обычный вторник может обернуться для них? Римский бог войны должен разрешить этот вопрос немедленно и всенепременно в пользу Джеймса. Для милой Ирэн Адлер этот вторник будет всего лишь началом Великой депрессии и даже не из-за паники на фондовом рынке. Нелогичное 1010 без каких-либо разделений должно складываться либо в 10.10, либо (о, скука, ради тебя он пойдет и на такое) переходя из двоичной системы в десятеричную – 10.00. В любом случае утреннее время нужно именно для таких встреч: еще есть пара часов до наплыва толпы туристов, которые разольются волной по маленькой галерее, а также есть ровно час на отходной маневр. С одиннадцати часов бравые солдатики будут в очередной раз меняться под вдохи нездешних зевак – в такой толпе, если знаешь, как двигаться, можно легко скрыться от преследования.
[indent] На вторник он назначает встречу, которая должна стать вершиной его замыслов, «генеральным прогоном» перед самой постановкой. Он в очередной раз примеряет на себя образ другого человека: вскоре ему выступать на подмостках Бартса, в квартире 221b и прочих лучших местах. Сегодня в 10.00 часов встретятся две случайных величины, но, памятуя, что Мориарти сам взрастил Ирэн, можно ли будет обойти степень точности и считать этих двоих все же незнакомыми? Старый добрый дядюшка палеонтолог Жорж Кювье бы запутался. Ему бы было проще восстанавливать облик ископаемого животного, имея в распоряжении всего лишь часть останков, чем распутать узлы между мисс Адлер и Мориарти. Если верить ему, то после того, как изменится одно из значений, то это изменение повлечет за собой систематическую смену значений всех величин. Как может повлиять на Джима исчезновение Ирэн? Вы шутите? Его жизнь станет легче, его планы будут четче. Боже мой, сделай так, что бы в этот раз у корреляции все сложилось так, как хочет Джим.
[indent] Джеймс придирчиво рассматривает себя в зеркало – не сказать, что именно эта роль его любимая, но что-то в ней определенно есть. Согласитесь, что вам тоже нравится милый паренек, который всем помогает, а если он еще и работает в сфере IT-технологий... Не хотели ли вы, что бы он починил вам компьютер? Смотрите, он же такой милый, этот Джимми из IT-сферы. Не знаете ли, где его родители? Чем он увлекается? Есть ли у него подружка? Джим неловким движением размазывает крем по лицу, оставляя чуть видный след между линей роста волос и лбом. О, какая глупая неаккуратность! Да еще и заметная опытному глазу! Мориарти берет карандаш и чуть подводит брови, удлиняя их, заостряя грани. Нет, увы и ах, женская половина Бартса, проигрывает в этом раунде – наш маленький мальчик-программист не в этой лиге на сегодняшний день.
[indent] - Может, вы и правы, мисс Адлер: как ни старайся - всегда выходит автопортрет, – он неопределенно дергает плечами то ли расправляя мятую футболку, то ли выражая свое недоверие к словам этой женщины. Занятные тогда у них автопортреты: Шерлок – святоша, Джим – играет за другую лигу и в придачу любит на выходных поразбирать чужое железо, а сама мисс Адлер – доминантка. Глупо. Скучно.
[indent] На смену дорогим часам приходят дешевые, которые есть у каждого среднестатистического мужчины на этом континенте. Волосы он обильно замазывает гелем. В общем и целом он полностью стер пижона в дорогом костюме, который бы светился на каждой камере в галерее, меняя все дорогие вещи на простые и потертые, спонсором которых являются IT-технологии. И что не сделаешь ради женщины? Джим горбит плечи на манер тех, кто сидит 24/7 за компьютером, устало трет шею и делает грустные глаза: работа швах, вирусы все время атакуют Бартс, а один самоуверенный эгоист не воспринимает намеков.
[indent] Джимми из IT все же играет не по правилам: он приходит чуть раньше назначенного времени, вытягивая шею из-под невзрачной куртки, которая смешивает его с толпой, он вертит головой будто ни разу не был около западного крыла Букингемского дворца. Какая красота! Ранние туристы лениво позируют рядом с гвардейцами, а те все также чинно и важно замирают в позе оловянных солдатиков. Пока Джимми восхищается, цепкий ум Мориарти цепляет встречных прохожих: он ищет женщину, которая посмела бросить ему вызов. Могла ли она прийти раньше или все же как и все женское племя будет опаздывать?
[indent] Он сдает все металлические предметы на ленту, на время прощаясь даже с телефоном. О, вскоре они встретятся. Джим готов прыгать около охранников, будто они Санта, готов хлопать в ладоши, такое интересное чувство ожидания точит его в течение всего утра. Какая она? Будет ли у нее на лице маска? Говори-говори-говори. Или лучше прячься, ведь Джимми будет в этот раз водить. Нужно ли ему сосчитать до ста или все же рассказать детскую считалку?
[indent] Джеймс проходит мимо изумрудного маленького зала. Ощущение, что тебя заковали в бархатную шкатулку вместе с королевскими побрякушками: Микеланджело, Дюрер, Рафаэль, Брейгель, Рубенс, Вермеер, Ван Дейк. Боже, голова идет кругом. Пока Джимми восхищается полотном Рубенса (украсть проще простого), Джеймс замечает камеру. Все происходит за секунду, он чуть натягивает кепку на глаза, жуя жвачку, произносит одними губами:
[indent] - Моя королева, – он подмигивает красному глазу камеры, делает шутовской поклон, зачерпывая рукой воздух, и идет дальше. Прочь! Себя он показал, а маленькая Ирэн явит себя чуть позже, либо неосторожно пройдет около камер (ведь Джеймс их огибал и прошел через все залы невидимкой), либо она попытается вторгнуться в личное пространство галереи (о да, ведь милому парню из Бартса нечего делать вечерами, как и ей, они сегодня вместе будут смотреть материалы с камер; это так мило). На выходе Джеймс выбрасывает буклет про галерею. Он бы назвал его совершенно иначе: программка на аукцион «кто возьмет шедевр за бесплатно, вынеся его тихо и незаметно», но ведь он не любитель марать руки. К слову, там, где он единственный раз засветился перед камерой, на программке ручкой выведено пара поцелуйчиков.
[indent] Джим, прогуливаясь, проходит пару улиц, все время огибая безлюдные и открытые пространства. Он чуть разочарован встречей, но очень сильно доволен собой. Когда он садится в дорогую тонированную машину, Джим горд собой уже чуть меньше, потому что вспоминает о братьях Холмс, которых забросил на волю судьбе, и тоннах видео с туристами. Такая перспектива не радует его, а отдавать на фильтровку чужих лиц своему снайперу глупо, ведь он платит ему за дырочки в чужих головах, а не за рассматривание чужих женских лиц.
[indent] - Погоди, – нога, которая должна была моментально нажать на педаль газа, замирает в нескольких миллиметрах. Джим усаживается поудобнее, приступая к импровизации (не зря же милый Джимми фотографировал все подряд в галерее). Он отмечает около ста фотографий, сделанных в галерее, и отправляет новой Ирэн Адлер. По подсчетам Джеймса эта женщина должна двигаться к выходу, либо все еще бродить, рассматривая картины.
[indent] - Вечером у нас попкорн и слежка за мисс Адлер, которая не умеет отключать уведомления на телефоне.

And can't wait till you see
I can't wait
So how you like me now?
How you like me now? How you like me now? How you like me now? How you like me now? How you like me now? How you like me now? How you like me now?


[icon]https://i.yapx.ru/CkzK4.jpg[/icon]

+1

9

Все в этом мире продается. Она начала свой день с покупки билетов, далее тем же маршрутом проследовали: гостиница, новый чемодан, пара вещей, буклет для туристов. Джейми всегда «мечтала» посетить уже не красные будки, фирменные старые кэбы и ощутить на своих волосах морось туманного острова. Может, она что-то еще забыла? Мориарти проверяет телефон, но таинственный абонент молчит уже не первые сутки. Готовится так же, как и она?
В самолете ей не удается расслабиться, просто потому что ее счастливая рука купила билет с каким-то болтливым пареньком, который жужжал весь перелет о Лондоне. О, это самый лучший город; о, там сбываются мечты; о, поглядите, он уже заказал сувениры. Жаль, что у некоторых нет выключателя громкости. Джейми добродушно кивает, вживаясь в новую роль: ей предстоит сыграть наивную добрую блондинку, которая (вы не поверите) крутит роман в Лондоне. На самом деле ей плевать на нового (очередного) ухажера, который запал на нее на каком-то сайте. Она горит желанием только встретиться с таинственным абонентом, подкрутить гайки своих отношений с партнерами и убраться в свой особняк. Пока-пока, мой милый.
На выходе из самолета, кидая свои многочисленные свертки, Джейми-Ирэн преображается, она все время крутит головой в разные стороны, восхищаясь, как сосед по креслу самолета. О, вы поглядите – туман; о, поглядите – новый ухажер при деньгах.
- Милый, милый. Я приехала, – носком туфля она аккуратно подкидывает очередной сверток-подарок, что бы горе-жених не успел хотя бы поцеловать Джейми. Хватит с нее отношений. - Ох, я такая неуклюжая с самолета. Такой сложный перелет! – от нее шарахается ее бывший сосед, которому она пообещала между очередными восхищениями, что удавит его с помощью наушников и главное с улыбкой. Все в этом мире решают деньги, ну и улыбка, конечно же. Пока новый (очередной) парень подбирает ее пакеты, она просматривает новости в Лондоне, сводки своих дел и прочие вещи, которые не были доступны под крылом самолета.
- Ты же заказал нам столик? А жить мы будем вместе? У меня столько планов! Хочу в галерею королевы. Ты бывал там? Я – нет! Давай сходим туда во вторник к открытию. Посмотрим на знаменитые картины и на смену караула. О, я верю, будет чудно! – главное не забываться и не переигрывать. Она косит взглядом на своего ухажера, который только и успевает кивать и ловить маленькие пакеты.
С утра вторника она крутит локоны, как у среднестатистической блондинки, которая имеет маленькую собачку, большие претензии и средний ум, а еще богатого папочку. На кровати в ее номере уже лежит платье странного покроя, которое совершенно точно не поможет ей при побеге (серьезно, в нем слишком узко, она проверяла), туфли на высоком каблуке и маленькая сумочка, которая вмещает лишь телефон. Ее подмывает написать абоненту, но она оставляет попытки контакта с ним до галереи.
Джейми опаздывает всего лишь на пару минут из-за своего ухажера, которому пришло в голову, что цветы утром – лучшая идея. В ее мыслях он болтается давно-давно рядом с соседом по самолету. Ай-ай, Джейми, брось.
- Быстрее, быстрее, милый. Это моя самая заветная мечта! – Ирэн пытается подтолкнуть того к четырем знаменитым колоннам, что бы войти поскорее. Она оглядывается каждый раз, когда слышит мужские голоса, но все они и отдаленно не напоминают высокий голос с ирландским акцентом. Вскоре она устает каждый раз доставать зеркало и просто медленно осматривается в каждом зале. На выходе, когда Джейми решает, что ее нагло кинули, на телефон с громким звуком приходит уведомление. Ой, целая тысяча, телефон бренчит, не переставая, привлекая к себе лишнее внимание, ведь она, как правильная девочка, всегда поворачивалась к камерам спиной, выставляя своего ухажера на обзор. Смотрелось странно, будто она шла по ломаной линии от картины к картине, но, наверное, парень уже зарекся больше никогда не крутить романы с блондинками.
- Что б тебя! – Мориарти чертыхается, вырубая звук. Множество ничего не значивших фотографий занимают память ее телефона, сбивая с толку. Зачем? Она устало опускается на кушетку, снимая адские шпильки, мечтая, что бы ее ухажер провалился сквозь землю на пару с абонентом. Взгляд падает на чью-то смятую программку, и Джейми замечает пару поцелуйчиков в изумрудном зале. Совпадение? Она щелкает программку на телефон, что бы вечером порыться по камерам этой чудесной галереи.
- Ирэн! – вот же придурок, который не только оставляет след везде, где можно, но и вопит ее имя на всю галерею. Камеры! Милый, ты знал, что в этом зале их только четыре? И они все сходятся в центре, что бы какой-нибудь болван вроде тебя сумел спалить криминального гения. Она затыкает своего уже бывшего ухажера поцелуем, пытаясь встать так, что бы минимально попасть в сеть.
[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/IMG_3812.1541237306.gif[/icon]

+1


Вы здесь » Crossover Apocalypse » По чужим следам » в финале сказки Джеймс умрет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC