Все в этом мире продается. Она начала свой день с покупки билетов, далее тем же маршрутом проследовали: гостиница, новый чемодан, пара вещей, буклет для туристов. Джейми всегда «мечтала» посетить уже не красные будки, фирменные старые кэбы и ощутить на своих волосах морось туманного острова. Может, она что-то еще забыла? Мориарти проверяет телефон, но таинственный абонент молчит уже не первые сутки. Готовится так же, как и она? 
В самолете ей не удается расслабиться, просто потому что ее счастливая рука купила билет с каким-то болтливым пареньком, который жужжал весь перелет о Лондоне. О, это самый лучший город; о, там сбываются мечты; о, поглядите, он уже заказал сувениры. Жаль, что у некоторых нет выключателя громкости. Читать дальше.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » some people have to die


some people have to die

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

—  some people have to die —
роза и лисса.
[академия вампиров]

Lissa: can you imagine not being a person and just living your days as a weeping willow, though? Beautiful? By the water? Unburdened? Ideal.
Rose: I wanna be the one from Harry Potter that beats the shit out of everyone and everything.
https://78.media.tumblr.com/66984fd60f5ac657113d82dfe89d5df0/tumblr_out50nXnk41rdbrvko4_500.gif

+1

2

Это было не самое лучшее время в моей жизни – не самый простой период для Академии. Сначала нападение стригоев на жилой кампус. Затем наша виртуозная операция по спасению заложников. Потом последовали двенадцать часов томительного ожидания. И завершилось все похоронной процессией, прошедшей в церкви Святого Владимира, где по списку зачитали имена героически погибших стражей; имя Дмитрия огласили одним из первых, с чем я была особенно не согласна, так как определенно знала, что Дмитрий не погиб… его обратили… в стригоя.
Уже прошло больше двух недель, а сердце до сих пор наливается тупой свинцовой болью. Воспоминания тяготят меня, опуская на дно глубокого омута тех дней, когда мы были счастливы, нарушая запреты и непреложные законы нашего мира. Горечь невосполнимой утраты сжигала меня изнутри, оставляя после себя лишь выжженную пустоту да серый пепел, удушливым смогом отравляющий мой, и без того измученный ночными кошмарами, организм.
С момента сражения в пещерах, я напрочь позабыла о том, что такое сладкий безмятежный сон – если раньше меня мучили тяжелые кошмары о гибели родителей Лиссы, транслирующиеся мне под средством нашей односторонней связи, то сейчас к ним прибавились и собственные зловидения, по своей силе затмевающие любые переживания Василисы.
Каждую ночь, я опускалась во тьму. В тяжелую непроглядную тьму, давящую на меня со всех сторон. Я видела налитые кровью глаза. Озлобленный хищный взгляд. Парализующий. Внушающий страх. Видела обнаженные белоснежные клыки. Невероятно острые. Разящие. Без труда проникающие в податливую человеческую плоть. Видела немую мольбу, застывшую в глазах Дмитрия. Слышала безмолвный крик о помощи, застывший на его приоткрытых губах. Видела тянущуюся руку, беспомощно хватающую воздух. И этот угасающий взгляд, постепенно возвращающий меня в царство оглушающей тишины и боли… боли, преследующей меня с тех самых пор, как стригои забрали Дмитрия с собой.
Я не могла смириться с невосполнимой утратой. Не могла жить, зная, что где-то там дорогой мне человек страдает от невзгод бессмертной жизни. Не могла принять случившееся, как данность, и уж тем более оставлять все на своих местах, к тому же данное когда-то обещание, связывало по рукам и ногам обязательствами, которыми я не могла пренебрегуть. Мне во чтобы то ни стало, нужно спасти душу Дмитрия! Они ее просто так не получат! Пусть и не надеются! Я намерена освободить его из цепких оков не_мертвой вечности, даже если на кон придется поставить будущее королевского стража.
Я никому не говорила о своем решении, покинуть Академию; сей факт пришлось скрывать от всех, в особенности от Лиссы, ведь зная ее характер, я безошибочно могла предположить, что она попытается остановить меня. Именно неизбежность эмоционально тяжелого разговора, подталкивала к тому, чтобы покинуть пределы Академии задолго до наступления дня в мире мороев.
Единственным человеком, кого пришлось посвятить в свои планы, по причине спонсирования моего безумного путешествия по России, стал Адриан, чему молодой человек, естественно, не обрадовался… ну, а кому может понравится участь кредитной карты? И все же, я благодарна ему за то, что несмотря на беснующее негодование, он не стал меня отговаривать от задуманного. Не попытался применить силу внушения, хотя мог без проблем воспользоваться данным преимуществом, дабы повлиять на мое решение в свою пользу. Вопреки чувствам, трепещущим в его груди, Адриану пришлось отпустить меня, ведь всем давно известно, что спорить со мной бесполезно, ибо я упрямее любого барана, упершегося рогами в стену. И даже, если Ивашков решил бы посостязаться со мной в несговорчивости, я все равно бы победила, покинув Академию, но только уже без его финансовой поддержки. Ничто и никто не сможет уговорить меня остаться. На свете нет ни одной причины, способной заставить меня предать обещание, данное любимому мужчине.
С тяжелым сердцем Адриан отпустил меня. Помог достать денег и отпустил. Единственным условием в получении необходимой мне суммы, стало одно маленькое одолжение, о котором морой осмелился попросить меня – дать ему шанс на возможность наших отношений, и дабы достичь желаемого, мне пришлось пойти на хитрость – не уверенная в том, вернусь ли вообще назад в Монтану, я не задумываясь пообещала Адриану, что мы с ним обязательно попробуем построить любовь, как только я завершу все свои дела в человеческом мире.

На следующий день я встала рано, задолго до пробуждения кампуса. Закинув дорожную сумку на плечо, я без лишних сожалений покинула комнату, даже не обернувшись на прощание, чтобы в последний раз взглянуть на ту жизнь, которую намереваюсь оставить позади, ведь доподлинно неизвестно, вернусь ли я вообще в Академию.
Держа свой путь к административному корпусу, я старательно отгоняла от себя тяжелые мысли. Не хочу думать о том, что ждет меня впереди. Не хочу представлять реакцию Лиссы, когда ей сообщат, что я покинула Академию. Не хочу думать о друзьях, которые явно не оценят мой поступок. О маме, испытающей шок, когда ее оповестят о том, что непутевая дочь забрала документы и скрылась в неизвестном направлении. О своем прошлом. О тех днях, что провела здесь. Даже об этой секретарше, смотрящей на меня с таким удивлением, будто бы я ей только что показала фокус с исчезновением кролика в шляпе. Не хочу ничего… только бы поскорее выбраться за пределы магических колец, чтобы воспоминания о школе перестали мучить меня.
- Подождите минутку, - с трудом сглотнув ком, застрявший в горле, ошеломленная девушка покинула приемную, и вскоре вернулась в сопровождении директрисы Кировой; судя по осуждающему взгляду, коим она меня одарила, директор была уже в курсе и откровенно негодовала от услышанной новости.
- Мисс Хэзевей, что все это означает?
- Я покидаю Академию.
- Ты не можешь этого сделать!
- Могу. И я это сделаю, даже если вы не распишитесь на предоставленных мной документах.
Напряжение в приемной возрастало. Ошарашенная моим заявлением, Кирова долгое время хлопала глазами, становясь похожей на пришибленную сову. Секретарь же просто отмалчивалась в стороне, держась обеими руками за голову.
Я не знаю, для чего они устроили весь этот цирк, и обе пытаются повлиять на меня при помощи уговоров и шантажа… это же бесполезно! Я в любом случае уйду из Академии. Вопрос только в том, сделаю ли я это официально или под покровом ночи, как это обычно происходило?.
- Я не могу отпустить тебя без ведома твоей матери. Она твой официальный опекун, и только с ее разрешения, я могу подписать твое заявление, - парировала Кирова, наивно полагая, будто бы упоминание о Джанин, смогут отрезвить меня.
- Вот, - постучала указательным пальцем по строчке «дата рождения». – Мне уже восемнадцать, и я сама вправе решать свою судьбу. Так что предлагаю не терять время впустую и покончить со всей этой формальностью.
Скрепя зубами Кировой пришлось подписать документы. Секретарь подшила мое заявление к личному делу, и выдала мне на руки официальную бумагу, подтверждающую, что отныне я больше не являюсь студенткой Академии Святого Владимира.
Когда я покинула административный корпус, солнце уже клонилось за горизонт. С минуты на минуту проснется весь кампус, а значит, мне стоит поторопиться, если я хочу избежать непростого для меня разговора с Лиссой; хватит на сегодня и проповедей Кировой, которая, на удивление, до последнего пыталась меня отговорить от этой безумной затеи, хотя еще утром, мне казалось, что она с превеликим удовольствием подпишет мое заявление об отчислении, а тут такая реакция… видимо, лето в этом году будет холодным и сильно заснеженным.
Впереди меня ждал долгий путь. Для начала нужно добраться до шоссе, а затем автостопом отправиться в Мизулу, где на мое имя был открыт безлимитный счет в банке, а оттуда уже в аэропорт, и прямиком в суровую Россию, с которой я решила начать поиски Дмитрия.
Я уже стояла у главных ворот, когда почувствовала ее. Лисса. Она была здесь. Рядом. Стояла в небольшой рощице деревьев, растущих рядом с высоким забором. Слишком красивая. Слишком неземная. Слишком реальная для того, чтобы казаться моей выдумкой. Она стояла так тихо, что мне не сразу удалось почувствовать ее присутствие.
Ах, Лисса, Лисса. Моя милая девочка. Любимая подружка. Больше всего на свете, мне не хотелось, чтобы ты видела меня именно в тот момент, когда я вот так вот пытаюсь покинуть стены Академии - тайно от всех, будто какая-то преступница. Я не хотела прощаться с тобой и видеть боль в твоих глазах… не хотела пропускать через себя всю ту гамму чувств, которую ты испытаешь, когда узнаешь, что я ушла от тебя… и теперь ты стоишь здесь, посреди вековых деревьев, до бесконечности несчастная и продрогшая до самых костей, ведь морои не обладают такой сопротивляемостью к перепадам температуры, как дампиры… ты вся дрожишь, как осиновый лист, но не от холода, скорее от негодования, и у меня даже нет сил, чтобы посмотреть в твои бескрайне зеленые глаза… я знаю, зачем ты пришла… знаю каждое слово, что слетит с этих побледневших губ… я чувствую это… чувствую твое настроение, и ту решимость, с коей ты пробиралась сквозь угасающие солнечные лучи, дабы остановить меня… милая моя, и мне бы так хотелось обнадежить тебя и вернуться с тобой в комнату, но я не могу, прости… у меня нет иного выбора.
- Привет, - несмело улыбаюсь, поправляя лямку от дорожной сумки. – Не думала, что эта новость так быстро дойдет до тебя, - тяжело вздыхаю, рассматривая оцарапанные носы стареньких кроссовок. – Лисса, мне жаль вот так вот сообщать тебе это, но… я ухожу из Академии, - поднимаю на нее виноватый взгляд, до боли закусывая нижнюю губу.

Отредактировано Rosemarie Hathaway (09-10-2018 10:31:17)

+1

3

//
без тебя бесконечно легко
и мучительно плохо.

Мой корабль чешет пузом дно морское. Впереди стоят заслоны, оказалось нам не по пути. Я молчу, упрямо сверлю приближающийся ко мне силуэт. Нервно смахиваю набежавшие слезы - мысленно корю себя за слабость. Облака опускаются на плечи и давят своей невесомостью. Опускаю голову вниз, захватывая кусок зелени под ногами, носки своих модных и запачканных туфель, тень подруги, что переплетается с тенью дерева в страшную комбинацию. Вдох-выдох. И снова вдох. Сжимаю пальцы в кулаки и разжимаю их. В нос ударяет яркий аромат крови - слишком сильно давила ногтями и теперь ранки окрашивают тыльную сторону ладоней. Мой обычный способ отрезвить себя, придти в чувства, стать холодной и типичной принцессой, дочерью своих родителей - не работает. Считаю до ста, но сбиваюсь на пяти. Шесть, семь, девять. Горький вкус у слез. Разочарование. Опустошение. Невероятное желание развернуть эту дампирскую задницу, надавать парочку пинков /пусть Роза скрутит меня мгновенно/, остановить всеми возможными способами. Разве Хэзевей не понимает, как невероятно ранит меня своим молчанием, этой глупой задумкой и попытками сбежать. И куда? Спасать Дмитрия? Эта затея самоубийственна. Он потерян, и практически забыт. Поставить свечу, помолиться и отпустить. Это всего лишь учитель, почему она так привязалась к этому мужчине? Невероятно зла и растеряна. Обратно никто не зовет. Я пытаюсь быть смелой, когда поднимаю голову и упираюсь взглядом в лицо подруги. Но та прячет свои глаза и говорит всякую ерунду. Мне хочется кричать, бить ее по щекам, неистово орать. /я - буря/ Но я молчу, сверлю ее глазами. Роза чувствует по одностороннему каналу весь гремучий спектр моих эмоций. Всю ту гамму черно-белую гамму, переходящую в белый шум./не чуди, вернись, не бросай меня, у-м-о-л-я-ю/. Билет давно продан - не ходят поезда, последний самолет ушел в закат. Тишина окружает и ватой заползает в уши. Кошмары, что ночами охватывают мое сознание стали нестерпимыми. Током пробегают по телу. По буквам собираются в знакомые имена, туман обретает силуэт. И памяти не стираются последние события. Сшиты красными нитками. Болезненное становление Дмитрия как стригоя, нападки мертвых вампиров, убийства мороев и дампиров. Рядом даже не стоят преступления Дашкова с его отчаянными /убийственными/ попытками пробудить мои способности. Каждый из нас потерял многое, огромный кусок души.

Я абсолютно случайно узнала о намерениях Розы уйти из Академии. И рассмеялась громко тому, кто принес эту шальную весть. Ведь всем доподлинно известно, что мы с Розой - единое целое и эта брюнетка никогда не сбежит от меня без объяснений, не уйдет так, оставив после себя пустырь из ничего, не заполнит душу громадным ничто, не породит тот огонь, что полыхает в груди. Кирова подтвердила, даже показала бумаги. Почему-то тон ее голоса был печален, но оказать серьезное воздействие на /уже бывшую/ ученицу уже не могла. А я стояла там, среди мощеного пола, как громом пораженная, а в ушах стояло лишь одно "она уходит". Первым порывом было броситься в свою комнату, набросать вещи и уйти вслед за лучшей подругой /ведь куда ты, туда и я/. Но моя проблема заключалась в том, что я оказалась страшной трусихой. Там, за пределами Академии, бушевала война. И пусть лишь условно забор, ряд заклинаний и наученные драться и охранять бойцы были тонкой преградой между жизнью и смертью. Но настоящие стригои смертельны. А я для них - как лакомство. Впрочем, как и Роза. Мне беспредельно страшно.

- А как ты надеялась? Что я получу от тебя смску "извини, я ухожу"? О, или пришлешь открытку из Неверленда " не беспокойся, со мной все хорошо. Я еще жива."? Или, стоп. Погоди. Придет в деревянном гробу твое прощальное "привет"? - Ядовито отвечаю. Голос не звучит спокойно - он наполнен нервными нотками и моими переживаниями. Роза знает, какой я иногда бываю жесткой. И жестокой. Складываю руки на груди. Ветер треплет мои волосы. Шумят деревья - они перенимают мое настроение и так же негодуют. Продолжаю выискивать глаза подруги - если я зацеплюсь за тьму ее зрачков, то получится уговорить/внушить не совершать такой необдуманный поступок. Не быть типичной Розой, а дать шанс мне и Кристиану обдумать и набросать действенный план по спасению/убийству кого угодно. Боже, да я на все что угодно готова, лишь бы Роза не бросалась в омут, что бы осталась со мной, что бы была жива. Продать душу Дьяволу? Да запросто! Поговорить с Королевой, вытерпеть ее нападки - без проблем. Встретиться снова с Дашковым, подключить других союзников, отыскать другие /невозможные/ пути решений - тысячи раз да, но не это все. Я слишком слаба, что бы расставаться с Розой. Она - то немногое, что осталось у меня. Слишком ценная, слишком важная, бесценная. О, моя Роза. Мой прирученный дикий зверь. Моя защитница. Моя семья. Ярче всех комет. Почему-то чувствую себя последним препятствием. Подруга настроена слишком решительно, но что-то в ней дрогнуло. Мне не нужно прибегать ко своим силам - мы слишком хорошо друг друга знаем, что бы понимать и чувствовать. Иногда, я неосознанно нахожу Хэзевей в окружении студентов, даже не поворачивая головы. Каким-то чувством. Несомненно, мы связанны и эта связь настолько странная, насколько прочная. А сейчас что-то рвется. Надрывно, с хрустом /вырывают кости из суставов/. Я больше не плачу.

И даже не знаю из-за чего больше подкачиваются колени - что Роза уходит или что она намеревается сделать это без меня. Мы выживали в городских джунглях, спасались при помощи моих денег и ее обаяния, сбегали от взрослых и кровососов, я поднаторела во внушении, она - в альтернативных способах защиты. А теперь собирается ворваться во внешний мир в одиночку. Может, не решается предложить мне такую авантюру - знает, что я не брошу Криса, или что тот пойдет за мной следом. Или боится опасности, что ожидает за поворотом. Но от этого мое сердце не начинает биться спокойно. Наоборот, оно заходится в бешеном ритме - осколки сомнений вгрызаются в душу, больно ранят, вырывает нить, основу, канву мироздания. Больно дышать. Я начинаю задыхаться. Роза молчаливо предлагает смириться. Смириться! Я бы зашлась сейчас в истеричном смехе, хватаясь за грудь,. как в детских мультиках делают спятившие ведьмы. Но я слишком рассержена, что бы так себя вести. Смириться?! Роза, ты издеваешься?! Из грудной клетки не вырывается "не пущу". "Брось, это не серьезно." И глупо. Бесконечно глупо. Непостижимо глупо. Разве она этого не понимает? Я ожидаю услышать оправданий, ожидаю ее слов-камней, что птицей бьются в окна и разбивают стекла. Но натыкаюсь на зеркала - тысячи зеркал с отражением Хэзевей. Внезапно мы оказались по разные стороны и нас разделяет непреодолимая пропасть. Хотя я протягиваю руки и касаюсь локтей подруги, ощущаю под ладонями легкую дрожь /возможно мою/, чужое тепло. Она распространяет уверенность, я - пытаюсь ее остановить, развернуть и вернуть все винтики на место. Раньше же получалось укрощать горячий нрав подруг, сейчас - именно такой случай.

- Роза, пожалуйста, не поступай так! - Сменяю гнев на милость. Касаюсь своим лбом ее, переплетая ее черные и мои белые волосы. Дыхание подруги на моей щеке, трепещут ресницы. Слезы скатываются с глаз. Мы не должны расставаться. Я не умею жить без Розы. А мысль, что она может не вернуться в целости и сохранности вводит меня в ступор и вызывает такой страх, о котором я даже и мыслить не могла. Немеют пальцы. Ком ползет к горлу. - Это необдуманно! Дай мне пару дней. И я что-то придумаю, я найду способ. Боже, Роза..

+1


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » some people have to die


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC