А Мэнди вся покрыта трещинами. Ее взгляд вовсе не кроток и нрав не покладистый — с волками жить, по волчьи выть, кусаться и охотиться. Нежные девочки не выживают в криминальных райончиках. Они или спиваются, или сходят с ума, как Карен [и вовсе не важно, что сама Милкович утопила педаль газа в пол и приложила руку к постоянной амнезии сучки]... Читать дальше.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Tender Sugar

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

— Tender Sugar —
Leon & Jake
[Resident Evil  |  Silent Hill]

https://i.imgur.com/tnLzciZ.gif

— Описание эпизода —

И когда Он снял четвёртую печать, я слышал голос четвертого животного, говорящий: иди и смотри. И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли — умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными.

+2

2

Он чувствовал боль. Нет, не так, ибо боль он чувствовал всегда. Фантомную, напоминающую о том, что Лас Плагас побывал в его крови. Вот только сейчас это был нихера не паразит, которым его заразили несколько лет назад в Испании. Поэтому то, что он чувствовал, на самом деле звалось агонией, причину которой он прекрасно знал, но решил тянуть до последнего, авось само пройдет. Само пройдет,... даже звучит смешно. Ничто и никогда не проходит само. Но порой, было лучше подавить, нежели искать ответы. И в этом его тоже заставили убедиться.
Говорят, что сон человека – это отражение его реальности и что все лица, которые мы в них видим – это лица тех, кто встречался нам в жизни. Сны, Леон начал видеть их после заварушки с  Ареасом. Нью-Йорк медленно восстанавливался после набега зомби. Отрывистые картинки, как изображение старого телевизора или сгорающей пленки видеокассеты. Он знал, что ходит во сне, хотя просыпался в своей кровати и все чаще задавался вопросом – почему он каждый раз остается в живых? Смотрел на свои руки – в данный момент белые и чистые, — и знал, что стоит только поддеть кожу, содрать ее до мяса и наружу покажется что-то черное и неизвестное – опасное. Как будто бы там сидело что-то другое и ждало своего часа, чтобы выбраться наружу. Но это был не Предок, не Тиран, ни один из известных вирусов, и уж тем более не Лас Плагас. Так что же..? Бесконечный вопрос, который следовало бы назвать риторическим.
Кеннеди удостоверился в том, что ходит во сне, когда в ванной комнате обнаружил надпись на стене. Обычно в фильмах ужасов пишут что-то вроде – «Убей Их», или – «Ты Следующий». Нет, тогда, там, на кафеле, растекаясь от влажности, было написано другое – Добро пожаловать в «Сайлент Хилл». И в (э)тот момент реальность дрогнула, как будто у него появилось второе зрение, которое показывало то стену, то табличку на въезде в город. Такие ты встречаешь на пути в любой населенный пункт в Штатах, но с этой было что-то не так. И он не мог понять почему. А теперь, кажется, понял. Агония, агония была ответом.
Она настигла его ровно в тот момент, когда машина пересекла невидимую черту, отделяющую город от остального мира. Он видел тот самый знак, как в видениях. Табличка, покрытая туманом, - который поглотил машину сразу и целиком, как будто какое-то чудовище, - бледная надпись на доске, которая осталась позади. Ведь граница была дальше. Сначала, это больше походило на приступ чесотки в районе груди, но чем дальше машина ехала, тем сильнее становилось ощущение. Оно расползалось по телу, пока не ударило болью по вискам, после чего как будто трещины пошли по голове, покрывая ее всю. Только каким-то чудом, чувством сохранения, которое американец выработал в себе за последние годы, нога вдавила педаль в пол. Завизжали тормоза, оставляя на асфальте черные следы. Салон тряхнуло, отчего Кеннеди едва не влетел носом в руль. Но он даже этого не заметил. Его ломало, выворачивая кожей наизнанку, как будто он вышел прогуляться без скафандра по Марсу или еще какой планете. Но, как и полагается, мозг долго не заставил себя ждать, отключая сознание.

Это не было заданием, как таковым. То есть после смерти Адама, уничтожения Симмонса и прочего, не было никого, кто мог бы их дать. ДСО почти разваливалось, застыв в ожидании, когда кто-то сменит главу государства, после чего тот уже решит, что делать дальше. Что удивительно, я никогда не хотел и не пытался стать кем-то более значимым, чем обычный агент. Ведь работа была единственным, что отделяло меня от неизбежной реальности - наркотиком, который позволял не думать, сбежать в укромное место. И пока я бежал от нее, у реальности были свои планы. Когда-то давно, это подразделение создало три человека, из которых в живых остался только один. Я. И ни у кого не возникло сомнений в том, что разгребать накопившееся дерьмо после Симмонса тоже мне. Возможно, это и было хорошим способом сделать что-то, не подвергая себя опасности, но ровно до момента, пока оно не исчерпало себя.
А после... О, я прекрасно помню, как Крис читал мне нотации о том, что я заливаю неудачу алкоголем. И то был человек, который пропал на пол года, занимаясь тем же самым. Видимо, это отмаза работает только в том случае, если ты пьешь там, где тебя никто не найдет.
Затем, стали поступать данные о том, что в Луизиане возросла активность зараженных. Правда и там все успели разгрести и без нас. В конце концов, ДСО не БСАА и занималось не только биологической угрозой. Во всем происходящем радовало одно - Ханниган все еще была рядом и помогала советом. Хелена продолжала работать в поле, а Шерри. Что ж, тут и начинается история этого не задания.
Кошмары, их я начал видеть все чаще и списывал на внезапное отсутствие приключений на свою задницу. Адаптацию организма на то, что никто не пытался меня сожрать, застрелить или подорвать. Но, как оказалось, эти кошмары были бонусом от вселенной, которая решила разбавить серые будни в офисе. Читая о городе, чье название я прочел в собственной ванной, в интернете, думал о том, что никогда не стоит строить город на индейском кладбище. Даже классики об этом писали. Но вот, что странно, нигде не было указано точное расположения Сайлент Хилла, зато была довольно точная карта. И могу поклясться чем угодно, именно из-за нее следующей ночью, я уже бродил по пустынным улицам, среди развалин. На утро меня разбудил звонок из ДСО. Вернее сказать, то было уже не утро, а скорее ранний вечер и голос с той стороны был встревожен этим фактом. Так же, голос этот посоветовал отдохнуть подольше и заняться собственным здоровьем. А звонил он только для того, чтобы сообщить, что очередное задание Биркин пошло не так. Мне почему-то вспомнились Китай и Эдония. Поинтересовавшись, куда собственно девушка направлялась, я ткнул ручкой по указанным координатам, попадая именно туда, где по моим расчетам и располагался город. Вселенная толкала меня навстречу ответам, и я, как дурак, шел за ними...

Американец открыл глаза, перед которыми была черная обивка крыши. Тело не слушалось, но на этот раз уже просто от пережитого. Кое как, но Леон вышел, почти выполз наружу, держась за дверцу и оглядываясь. В царившем тумане, который при ближайшем рассмотрении оказался пеплом, ничерта нельзя было разобрать. И тут, он скорее почувствовал, чем увидел, кто-то еще пересек черту города. Подсознательно он знал, что в этот момент табличка с названием дрогнула, а затем еще раз. Город приветствовал новоприбывшего. А Кеннеди замер, ожидая как этот кто-то покажется из тумана позади машины.

Отредактировано Leon S. Kennedy (11-01-2019 09:53:49)

+1

3

- Подлить ещё кофе, мистер Джонс? - из-за чуть опустившейся газеты была видна далеко не голливудская улыбка местной "Роузи". Именно это имя значилось на бейджике давно выцветшей розовой формы официантки местной забегаловки. На белой окантовке её формы виднелись следы тушения сигарет, плавно переходящие под колготки, что свидетельствовало о том, что она либо очень неосторожно курит, либо её муж любит использовать её вместо пепельницы. И, учитывая, что некоторые из этих ожогов были спрятаны именно под капроном колготок со стрелками, складывалось ощущение, что правдивее второй вариант. Кожа была серой и сальной. Её сильно завитые волосы в стиле девяностых были неаккуратно уложены и, я бы даже сказал, сильно растрёпаны, что свидетельствовало о том, что работает Роузи точно не в одну эту ночную смену. А, скорее всего, торчит тут с самого утра и не встретила ни одной приятной рожи за всё это время. Сюда вообще заглядывали только на минутку какие-нибудь дальнобойщики, да пара автостоперов. Эта информация была получена, опять же, со слов самой Роуизи, которая была счастлива увидеть Его здесь этим поздним вечером. Он был молод, красив, щедр на чаевые и не обращался с ней, как с куском дерьма. И даже не просто как с обслуживающим персоналом, но как с женщиной. А таковой она уже давно себя не ощущала. От того этот парень перед ней был для неё словно лучик света. И она не упускала ни единого шанса снова подойти к нему и завязать разговор. Даже если поводом для этого стала даже ещё не опустевшая до конца, чашка кофе на его столе.
- Да, огромное спасибо тебе, Роузи... - прозвучал, наконец, игривый такой ответ, сказанный мягким дружелюбным тоном.
Используя азы психологии и желая расположить к себе собеседницу, он использовал в одном предложении аж два обращения лично к ней. Как и старался показать своим тоном, словно бы он с ней немного флиртовал. Просто милая беседа, что стирала грань между тем, что ему было 20, а её давно за 40. Более того, в тот же миг Джейк, глядя глаза в глаза этой самой Роузи, сложил газету, обескураживая женщину в летах своей обаятельной улыбкой.
- Не представляю, как буду жить теперь без твоего кофе, всего разок его попробовав! - ляпнул он, когда она уже наклонилась, заполняя его кружку до самых краёв. Он чуть прищурился, думая, что это уже как-то было перебором с его стороны, слишком уж неестественно подлизывающе прозвучало, но... женщина захихикала смущённо и тем самым дала понять, что ещё как прокатило. Джейк с облегчением вздохнул.
- Ох, Майкл! Перестаньте, - отмахнулась она от него ладошкой, выпрямляясь и краснея даже через все слои косметики и эти свекольные румяна. Она закатила глаза и всем своим видом продолжала изображать смущение. В общем, делала всё, чтобы подольше остаться у его столика. Чем Джейк Мюллер, что представился тут, как Майкл Джонс, поспешил воспользоваться.
- Ох, прости, Роузи, могу я тебя задержать на минутку? - он заговорчески оглянул пустующую забегаловку. Лишь у самой стойки сидел пожилой офицер, коротающий свою смену за чашечкой кофе здесь, помимо него. И, только когда она наклонилась к нему, он чуть вытянулся к ней через стол, вторгаясь бессовестно в её личное пространство. Он уже тут около часа её окучивал незаметно, но всё равно решил использовать своё очарование на все сто, чтобы одурить простушку Роузи и получить от неё все ответы и только самые честные. Хотя смысла врать ей и не было, он уже знал, что ему не ответят на интересующий его вопрос местные жители... все, кроме Роуз. Он ведь уже спрашивал по поводу дороги у офицера у стойки, однако, тот очень насторожился, увиливал от прямого ответа и под конец просто велел держаться подальше от того места. Но даже не сказал, что за место это такое страшное, что все местные даже заговорить о нём бояться. Так что Джейк не нашёл ничего лучше, как зависнуть тут на какое-то время, чтобы офицер, наконец, перестал на него коситься, а Роузи - смогла ему всё разболтать.
- Послушай. Я держу путь на север, но мне нужно добраться туда поскорее. Я увидел указатель тут на перекрёстке и, кажется, эта дорога через какой-то городок. Однако, нигде на картах и даже на моём Джипиэс он не значится. Когда я спросил вашего офицера... - увидев ужас, что нарастал в её глазах и панику, с которой она начала оборачиваться на офицера, Джейк поспешил предупредить её ответ и продолжал говорить.
- ... но ваш офицер просто отругал меня и сказал ехать длинным путём, по шоссе. Я не хочу, чтобы у тебя были неприятности, но это правда очень важно для меня... - для пущей убедительности, он даже положил свою ладонь на её.
- ... что такого страшного там случилось, могу ли я там проехать? Роуз, пожалуйста... - дошептав это, он состроил умилительную мордашку и сделал щенячьи глазки. И это, очевидно, сработало. Так как, хоть с долгую минуту, женщина продолжала молчать, она закусила нижнюю губу и на её лице ясно читалось то, что она уже решила ему всё сказать, просто думала как бы это сделать. Так что Мюллер весь так и обратился во внимание.
- Майкл, я не могу... у нас не принято вспоминать про тот город. Ох... Ну... дело в том, что несколько лет назад, там произошла ужасная трагедия, что-то связанное с подземным огнеопасным газом в недрах земли. Много лет назад почти всё население города просто погибло или исчезло... я, правда, не могу об этом говорить! В любом случае, офицер Хоббс прав, лучше езжай длинным путём. Город давно заброшен, дорога туда перекрыта и там до сих пор может быть этот газ, так что не рискуй, милый... - и на этой фразе она, пускай до этого совсем не хотела покидать общество Джейка, спешно удалилась на кухню.
Мюллер тоже надолго решил не задерживаться. Оставив кофе недопитым и газету лежащей на столе, он быстро поднялся, накинул куртки на плечи и вышел на улицу. Там он постоял немного у самых дверей, прикуривая сигарету. На улице было уже довольно темно. С освещением тут было не густо, так что, как только кончалась парковочная стоянка, к самой дороге, было уже ничерта не видать. Но Джейк и не так, чтобы вглядывался во мрак, он скорее стоял, просто курил и размышлял...

... размышлял о том, как вообще он тут оказался. После той заварушки с Шерри и её попытками доставить его к своим агентам, прошло уже прилично времени. Он отдал литр крови на спасение человечества (ну, конечно, скорее просто из симпатий к Шерри и приличной суммы денег), на мир то ему было наплевать. И, закончив с этим, сел на свой мотоцикл, да и умчался в закат. Первое время пришлось прятаться... ведь из-за открывшейся тайны с личностью его папаши, Джейка не собирались так просто отпускать. И если силой его было не удержать, то старались просто держать в поле зрения. Всегда знать где он и чем занят. Но Мюллер пусть и был юным ещё пареньком, он был уже профессиональным наёмником ко всему прочему. Так что слежку не только быстро заметил, но и умудрился скинуть с хвоста. На несколько месяцев его потеряли и уже были уверены, что с концами. Когда вдруг он сам заявился к ним. До него дошли слухи (не без помощи одного из членов этой лиги выдающихся воителей с вирусами), что Шерри пропала. Отправилась на задание и так и не вернулась. Естественно, если Мюллеру и было до кого-то дело кроме себя, то только до Шерри. Ни до, ни после этого, он ни с кем так и не смог хоть мало мальски сблизиться. Так что бросил все свои дела и заявился прямиком в штаб. Где его уже уверили, что на её поиски были отправлены люди и всё такое. И что он, вообще, не имеет права доступа к такой информации. Но когда его это останавливало? Когда его отшили, он ведь сразу же взломал их сервера и скачал всё в себе. И карта, что там была, привела его именно сюда. Исчез он так же быстро и бесследно, как и появился. Сел на свой мотоцикл и умчал.
Всё это время он был в пути. останавливался в мотелях не больше, чем на ночь, чтобы отдохнуть и расшифровать скаченную инфу с флешки. Рассекретить информацию, правда, удалось только частично, у него не было точных координат, но было название города. И не осталось никаких сомнений, что Шерри исчезла где-то в городке с названием "Сайлент Хилл". На картах такого городка не значилось, но после долгих расследований, о, наконец, нашёл то место, что так долго искал. И слова Роуз только подтвердили это. И теперь он был готов отправляться туда, куда все ему ехать запретили. Как только докурит...

- Не бойся, крошка, мы будем нежными... только если не будешь сопротивляться. Тогда мы не сделаем тебе больно... тебе даже понравится! - и после этой мерзкой вязкой фразы, что так неожиданно залилась в уши Мюллеру, послышался ещё более мерзкий противный смешок. От этих голосов всё внутри Джейка противно съёжилось и он в гневе сжал зубами фильтр почти докуренной сигареты, так неприятно резко выбравшись из потока собственных воспоминаний. Голоса доносились из переулка за кафешкой, из дверей которой он только что и вышел покурить. Быстрым шагом он ринулся туда... да, быть может, он проигнорировал бы это, но услышал женский плачь. А этого он никогда не мог выносить, ещё с той поры, когда его собственная мать была тяжело больна. Да и потом, какого бы негодяя из себя не строил Джейк, в душе он был тем ещё рыцарем без страха и упрёка.
Дальше всё было как за кровавой пеленой, что застилала ему глаза. Ярость обуяла его. Он услышал робкое, полное надежд, но заплаканное "Майкл". Он услышал басистое пьяное "А это ещё что за щенок, вали отсюда!". Он увидел лежащую у стены Роуз с разбитой губой. Он увидел столпившуюся над ней троицу пьяных в доску дальнобойщиков. И ему потребовалась всего доля секунды, чтобы всё это сложить в одну омерзительную картину. Дальше он действовал чисто на рефлексах. Не задумываясь даже, стоит ли ему ввязываться, чем это черева-то вообще, нет, он просто делал. Взмах ноги с разворота вышибает дыхание близ стоящего к нему и тот мешком картошки сползает по стене, тщетно пытаясь вдохнуть. Правая рука вбивает кадык побежавшего на него товарища первого, что уже лежал в нокауте, глубоко тому в глотку. Раздаётся хриплый булькающий звук и тот падает на колени, на четвереньки, так же не в силах вдохнуть. Третий, предприняв попытку бежать, получает по затылку крышкой от мусорного бака, что метко прилетает ему сзади, аля смертоносное фрисби. И он падает без чувств мордой в асфальт следом. Джейк мощно пинает того, что на четвереньках харкался кровью возле него прямо под рёбра, одно из которых ломается под его тяжёлым чёрным армейским ботинком. И только после этого, как ни в чём не бывало, он помогает подняться растерянной Роуз.
- Всё хорошо. Хорошо. Теперь всё в порядке. Вставай, Роуз. Роуз... - звал он её, но она еле двигалась, всё ещё дрожа, как осиновый лист. Ноги еле-еле её держали. Она была бледной, словно смерть.
- Кто... как... что ты... - щебетала она, едва слышно, озираясь на поверженных им обидчиков. А Джейк только крепче сжал её плечи и заглянул в залитое тушью и слезами лицо женщины.
- Роуз! Слушай меня внимательно. Это важно. Я скажу, что тебе сейчас нужно сделать. Иди внутрь и позови офицера полиции, ты меня поняла? А мне сейчас лучше будет просто уйти... хорошо? - он начал идти, но она вдруг остановила его, перехватив за руку. Широко открытыми глазами, всё ещё полными слёз, она заглядывала ими ему прямо в душу.
- Постой! Погоди... минутку. Всего минутку. Я сейчас! - и на этом она вдруг сорвалась с места и убежала внутрь. Всё внутри Мюллера кричало, чтобы он скорее уезжал. Не хватало ещё потерять день, чтобы объясняться в полицейском участке, как мальчишка 20 лет от роду ушатал трёх взрослых мужиков. Конечно, ему ничего не предъявят, он не сомневался, что Роуз даст показания, что он её защищал, однако... возня с заявлениями, дача показаний и предъявление настоящих документов  с другим именем... всё это просто задержало бы его тут надолго и добавило бы проблем. Но, почему-то, он остался стоять на месте. Минут через пять снова в дверях появилась Роуз. Одна, без полицейского, что было странно, и протягивала ему термос.
- Это что... термос с кофе? - ошарашенный таким подарком, переспросил он, хотя всё было очевидно, как ясный день. И она с улыбкой кивнула, глядя на него.
- Да. Это меньшее, что я могу сделать для тебя за то, что спас меня. Спасибо, Майкл... - Джейк остолбенел на какое-то мгновение от такого. Кофе, конечно, было тут отвратительное, но он был тронут тем, что она запомнила, что он сказал, будто оно ему понравилось. Что она решила подарить ему термос с ним в дорогу, особенно после того ужаса, что ей пришлось испытать только что, буквально пять минут тому назад. И, больше всего, был поражён тем, что она отпускала его. Вот так просто. Не стала расспрашивать кто он, как сумел защитить её и куда направляется. Не стала его останавливать, как и требовать объяснений и, вообще, ни слова ему не сказала. Он ведь принимал её всё это время за простодушную дурочку, но сейчас в её глазах читалось столько понимания, что он и ответить ей внятно ничего не смог. Он был так тронут и почти чувствовал себя виноватым за то, что думал о ней так... не лестно. Но, наверное, его выражение лица сейчас всё это чётко и без слов разъяснило для неё. Так что он, только лишь кивнул коротко головой в благодарность, запрыгнул на свой мотоцикл, наспех накинув шлем на голову, да рванул прочь, сворачивая с главной дороги на побочную. На ту, что вела в "Сайлент Хилл". А сердце его грелось от термоса, что он спрятал внутрь куртки и тот благодарный чуткий взгляд Роуз из придорожной кафешки...

Было темно, а ехал он очень быстро. В какой-то момент на дороге даже кончились фонарные столбы и дорогу можно было разглядеть только лишь в свете фар его стального коня. Что, в общем, было не очень безопасно, но когда его волновали такие мелочи? Хорошо хоть в шлеме был - это уже много. Он уже достаточно времени потерял на поиски этого таинственного города-призрака, чтобы найти Шерри. Так что он не мог сбросить скорость сейчас. Если Шерри не выходила на связь, а эта пай девочка всегда, помнится, находила для этого возможность, значит, дело было действительно серьёзное. И каждая минута теперь была на счету.
Впрочем, как будто этого было мало, откуда-то стал наползать странный туман. Из-за этого ему пришлось всё таки сбавить скорость. И как раз вовремя. нужно заметить! Так как стоило ему замедлиться, как почти прямо перед ним возникли железные ворота. Они, благо, были открыты, пусть и не до конца, так что он успел сманеврировать и проехать между ними, буквально, в самый последний момент.
- Что за чёрт... - подумал он, едва не ругнувшись и оборачиваясь назад. Только теперь, едва ухватив взглядом ворота, через которые проехал, он увидел, что те были помяты. Цепь сорвана, металл искорёжен, в общем, всё ясно говорило о том, что тут кто-то проломился с разгона внутрь. На его счастье. Но, стоило ему повернуть голову обратно, как он увидел перевёрнутую машину.
- Вот чёрт! - крикнул он приглушённо в свой шлем. Резко ударил по тормозам, проезжаясь почти по тем же следам на асфальте, что и машина до него. Хорошо, что он ехал теперь на совсем маленькой скорости, но всё равно, чтобы полностью затормозить, ему пришлось почти уложить байк на бок, при повороте. Но он остановился, в мыслях порадовавшись, что не забыл тогда надеть шлем.
Выкарабкавшись из под своего мотоцикла, Джейк начинает бежать в сторону машины. Он не знает, кому она принадлежит, но знает, что Шерри где-то здесь. И если она приехала сюда на этом, то был шанс, что она по прежнему там и ей требуется срочно его помощь. Так что он не снимая шлема, не желая тратить на это время, выбегает вперёд. И тут, в очертаниях тумана, наконец, замечает фигуру. И не нужно было быть профессиональным наёмником, чтобы понять, что перед ним вовсе не хрупкий женский силуэт коротышки Шерри, но контур взрослого мужика. Так что Мюллер резко останавливается и вынимает из-за пояса пистолет.
- Ты! Кто ты? - его голос было не узнать из-за того, что тот доносился из-за шлема.
- Руки держи так, чтобы я их видел! - добавляет Джейк. Теперь он медленно подходил к незнакомцу, шаг за шагом, держа того на прицеле. Но, подойдя достаточно близко, чтобы разглядеть его лицо, вдруг резко опускает пушку и выпрямляется.
- Да ты шутишь... - бурчит он почти что раздосадованно. Он узнал Леона, того парня, которому Шерри так доверяла. Они, кажется, были из одной организации или что-то вроде того. Он спас ей жизнь и за это Джейк был ему благодарен, но чувствовал некую ревность по этому поводу, хотя и сам себе даже в этом признаваться не хотел.
- Хотя, я мог бы догадаться, что из всех агентов, они пошлют именно тебя... - буркнул он. И, решив, что хватит уже тайну поддерживать, убрал пистолет за пояс и снял шлем.
- Ты ведь здесь по той же причине, верно? Из-за неё? - добавил он, просто чтобы услышать это из уст Леона. Даже если это было всем очевидно. Как и хотел тем самым заранее сказать, что и он тут в поисках Шерри. Честно говоря, он даже был рад теперь видеть Леона. Первая волна прошлых обид и ревностей прошла и он понял, что вдвоём в этом жутком городке им будет проще найти Шерри. Конечно, не команда мечты в понимании Мюллера, но, сейчас он больше думал о Шерри, чем о себе и признавал, что Леон - настоящий профессионал. И, более того, ему точно можно было доверять.

+1

4

Его все еще мутило, но с этим можно было свыкнуться в отличие от ощущения, когда твои кости буквально выворачиваются наизнанку, прорывая кожу. Возможно, они так не делали, но именно такой вывод напрашивался сейчас. Американец даже внимательно осмотрел свои руки, которые были относительно целы - ссадины на них являлись следствием аварии, но никак не того, что агент чувствовал. Пока Леон осматривал пальцы от кончиков до самого основания, взгляд сам собой зацепился за машину. Она была перевернута, хотя он мог поклясться, что не переворачивался. К тому же, на ней были следы кого-то или чего-то, что вскрывало металл, как нож жестяную банку. И спрашивается, какое чудо могло помочь в очередной раз пережить подобные события?
Конечно, неосмотрительно было поворачиваться спиной к тому, что он ожидал, но до момента, когда он все же услышал визг мотора, прошло, казалось минут пятнадцать. Возможно потому, что город и туман играли с ним. Или же просто, то были последствия удара головой. Да, точно, во всем виноват удар. Это казалось смешным, искать рациональные объяснения, когда ты живешь в мире, истребляя зомби, если чего не хуже, но в данный момент именно рациональность не давала сойти с ума. Кеннеди обернулся, когда водитель мотоцикла направил на него пистолет. Возможно, и даже, скорее всего, он поступил бы так же. Но сейчас, его пистолет оставался где-то в салоне автомобиля, - и его неплохо было бы достать после, - после того, как он убедит этого... незнакомца, что он не опасен. Хотя в этом американец начинал сомневаться, просто потому, что внутренности снова зашевелились, выражая недовольство от направленного в их сторону оружия, отчего мужчина снова схватился рукой за грудь, едва не складываясь пополам. Офигенный выходил диалог в одно лицо.
- Я... опусти пистолет, парень... - приходится сделать усилие, чтоб сказать хоть что-то. Впрочем, точно и не ясно подействовали ли слова или то, что собеседник, наконец, его разглядел. Леон прислонился к колесу машины, не особо заботясь о том, что испачкает волосы и одежду, закрыл глаза и досчитал до десяти, глубоко вздохнув и выдохнув в конце. Только это, наверное, послужило причиной, почему удивление дошло до агента с задержкой в минуту или две.
- Мюллер? - он мог списать факт того, что не узнал парня по голосу, потому как тот был приглушен шлемом, да и самого сына Вескера Леон слышал давно и слишком мало, чтобы вот так вот узнать, но плохой памятью на лицо он не страдал. Прибавить к этому, что Джейк был похож на отца... Леон прикрыл глаза, понимая, что Альберт Вескер вообще последний человек на планете, о котором ему следовало бы думать.  Потому что проблемы надо решать по мере их поступления, и сейчас его явно волновало другое, да и вирусолог был той самой проблемой, которую следовало вообще держать в дальнем ящике, пока она не стукнет тебя по голове, свалившись откуда-то с потолка. Внезапно и невероятно. Ну, или примерно так выглядела его последняя встреча с отцом Джейка. Ибо агент реально не думал, что помирая на склоне горы в компании промозглого холода от удара Тирана, он вообще выживет. Вескер, впрочем, думал точно так же. Поэтому оба удивились, если мировое зло вообще умеет удивляться.
В тот момент я еще не знал, что город все запоминает и никогда не забывает, извращая, визуализируя и сталкивая тебя с тем, чего ты боялся больше все на свете. А в тот момент каждая мысль, касающаяся Вескера, становилась как будто почвой для очередного кошмара. Что удивительно, я не особо понимал, почему рядом с Мюллером мне было стыдно об этом вспоминать. О связи с его отцом, который к слову, хотел как-нибудь заполучить сына обратно. И которому, я не давал этого сделать. Эта неопределенность застывала в воздухе и где-то в глубине этого долгого непробудного сна, приобретала очертания.
Понадобилось еще некоторое время, чтобы переключиться и понять, о чем его спрашивает Джейк. Но придя к единственно верному знаменателю, который для них обоих мог значиться, как некая она, Кеннеди кивнул.
- И да, и нет. - Он полез в машину за оружием и запасными обоймами. Возможно, они и не встретят тут по дороги зомби, но туман - нервировал, да и следы на машине. - Меня никто не посылал, ибо выше меня только тот, кто сейчас замещает Симмонса и президент США. В город меня привели свои собственные поиски. Но, я знаю, что Шерри была здесь. Или должна была быть, где-то здесь.
Он раскидал боезапас по кобурам и карманам, и посмотрел на Мюллера. Что ж, возможно оно и к лучшему, так как одному бродить в этом городе казалось теперь не самой хорошей идеей, да и в компании веселее. Возможно, наемник не разделял его взгляда, но их шансы реально становились больше. Спокойнее себя чувствуешь, когда кто-то прикрывает твою спину.
- Ты знаешь какие-нибудь подробности? Потому как я только то, что это последнее место, где она предположительно была. - Продолжил агент и, нахмурившись, снова полез в машину, как не вовремя замечая, что он не очень удачно стоит задницей кверху и это единственная часть тела, которую видно Мюллеру. Но ведь, он просто полез за картой, да? Да и туман вокруг...
Кеннеди отвлекся от своих мыслей, когда радио над его ухом включилось само собой, хотя до этого и не подавало признаков жизни. Да и не должно было, так как на практике, электрика была первым, что подыхало в авариях. Но вот оно, шипит и едва ли не матерится, как будто предупреждая о чем-то.
- У меня есть карта этой части города, - американец помахал сложенным листом бумаги и скривился от нарастающего звука. - А еще, моя машина внезапно сходит с ума. Радостно осознавать, что я не единственный такой.
Да, он все еще пытался шутить. Причем делал это как и раньше только затем, чтобы доказать себе, что жив и здоров, а иначе начинал заниматься само копанием, как несколько минут назад. Шутки, выпивка и любимый пес - вещи, которые давали ему отвлечься. Ну и работа, конечно же. Из-за нарастающего звука, он ловил себя на мысли выстрелить в несчастное средство передвижения, чтобы закончить его страдания, даже пистолет достал, нацеливаясь через окно в магнитолу. Только краем глаза он уловил что-то в тумане в стороне от них. И это были не привычные очертания города. Да, если напрячься, то можно было увидеть фонарные столбы и железную ограду вокруг стволов деревьев, так же как и стены домов, которые казались призрачными, будто подойдя к ним, они не приобретут завершенность, а наоборот растают. Но то, что уловило зрение, не было статичным объектом, оно двигалось в их сторону и если бы радио не шипело на всю округу, то можно было бы услышать звуки, которые оно издавало. Впрочем, и без звуков оно было явным порождением фильмов ужасов. Как будто кукла или непонятно как оказавшийся внутри скелет человека, обтянутый кожаным мешком, заштопанный ровно от паха до того места, где у обычных людей обычно находится шея. И под этим, грубо стянутым покровом, шевелились руки, перетекая из одного положение в другое. Явно лишенное возможности видеть и ориентирующееся как-то еще, существо медленно двигалось, переставляя неестественно выгнутые ноги. Оно приближалось к ним, но возможно и только возможно его привлекал звук радио.
- Добрый день, Америка! С вами Леон Скотт Кеннеди и это очередной его - загубленный зомби - отпуск...

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC