Дориан довольно быстро закончил художествовать — в его программу не было заложено создание шедевров, но ухватить типичные черты детектива Кеннекса и, преувеличив их, перенести на бумагу — это он мог. Так что, десятью минутами позже, низенький столик был покрыт набросками, как скатертью: вот детектив ласково обнимает свою синтетическую ногу, а нога тепло обнимает детектива в ответ. А вот здесь детектив едет в открытой машине навстречу ласковому ветру, где-то совсем рядом на берег набегают схематические волны, а галочки-чайки бороздят небеса, пролетая недалеко от солнышка с жестким войлоком мелких кудрей и задорной улыбкой. Рядом с Кеннексом восседает пончиковый автомат, наделённый всеми чертами, присущими сексапильной красотке: томные глаза, пухлые губы, характерные выпуклости... И если вы думаете, что это всё, то вы ошибаетесь — воображением синтетик обладал обширным, хвала создателю. А машинное чувство юмора вообще недооценённая вещь!Читать дальше
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Апокалипсис. Такое ёмкое слово, универсальное для обозначения бесконечного множества вещей. В христианстве это текст – откровение, со словом же «Армагеддон» оно употребляется в значении конца света или катастрофы планетарного масштаба. У каждого, безусловно, хотя бы раз в жизни случался свой собственный конец света. И здесь уже не до обозначений и терминологии, ведь для каждого человека апокалипсис – свой. Для кого-то это вспышка солнца или разразившаяся вирусная эпидемия, для кого-то всё сводится к нашествию зомби, а для кого-то "Армагеддон" – лишь череда личных трагедий, что сбивают с ног и вышибают из лёгких воздух. Трагедий, после которых нет никакой возможности жить дальше как ни в чём не бывало. Трагедий, из которых не так-то просто выбраться живым и здоровым. Чаще – побитым, истерзанным, с ощущением гадкого, липкого, вязкого на душе. Реже – поломанным настолько, что всё, кроме самого факта выживания, теряет свою важность.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » To find extraordinary things, go to the ordinary streets!


To find extraordinary things, go to the ordinary streets!

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

- To find extraordinary things, go to the ordinary streets! -
Delilah Copperspoon, Slackjaw
[Dishonored]

https://68.media.tumblr.com/4c58261d1d3c8157d4b27c25a2a0b880/tumblr_oglenuaYJ41t6xtc8o1_540.gif

- Описание эпизода -

На улицах города происходит многое: интриги, скандалы, переплетения судеб. Люди - словно тонкие нити, путаются в себе и между собой, создавая единый клубок хитрых жизненных переплетений. И каждая встреча, каждый случайный диалог делают этот клубок уникальным, единственным в своём роде. Что же выйдет, если на улицах Дануолла встретятся те, кто при других обстоятельствах никогда даже не оказался в одном месте в одно и то же время?

Отредактировано Slackjaw (26-08-2017 19:25:40)

+1

2

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifУ нее при себе был простой, но как следует заточенный кухонный «коготок», каким чистят фрукты и овощи, с выглаженной многими руками и потемневшей от времени и работы деревянной рукояткой. Она не была в полной мере одной из тех уличных бродяжек, которых было в достатке на улицах Дануолла, и которые носили истрепанные плоские кепки, сваливавшиеся им на глаза, и плевали на несколько ярдов вперед через щель в зубах. Но уже не единожды она обнаруживала, что снова возвращается в их компанию – драчливых не воробьев, нет, а мелкую свору, злобную пародию на взрослый мир и взрослые компании. Только лучше уж взрослый мир, чем то, что изображал сброд возрастом от восьми и до семнадцати лет. Далила была уже взрослой в свои шестнадцать и все реже связывалась с детским сбродом – хотя бы потому что могла трезво смотреть на вещи. Дети были гораздо страшнее взрослых, в них было больше жестокости – и этой злобы, которой можно научиться только на улицах. Она была всего лишь императорским выблядком, но она тоже умела красиво говорить и умно думать, и она бы назвала это Ненавистью – то, что овладевало всеми, кто рос на улицах. Это было и в ней, хотя на улицах она была только одной ногой, периодически вываливаясь на нее всем телом, если вышвыривали из теплых домов и лавок.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИ если бы только она действительно уже принадлежала к взрослому миру! На кухнях и в пекарнях на нее все еще смотрели, как на ребенка, хотя за последние годы она сильно вытянулась и приобрела, как говорили, волчий блеск в глазах. Волчицей она так и не стала – осталась волчонком. Кусалась, брыкалась, визжала, но по-прежнему вызывала смех. А на улицах, в детских стаях, она постепенно становилась еще более чужой. И все чаще на нее смотрели, как бродячие псы смотрят на домашнюю суку, сорвавшуюся с поводка и потерявшуюся на улицах. Хорошо бы. Она бы не отказалась от заботливого хозяина, который окружил бы ее заботой. Она бы тогда… писала. Пока ей оставался лишь уголь на стенах или простыни из прачечных, заменявшие холсты. Но краски, настоящие, хорошие краски – они стоят очень дорого.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВдовушка, владевшая обшарпанным пабом, в котором по выходным неизменно собирались все местные, иногда даже довольно приличные люди, в очередной раз задерживала плату, а в конце концов выставила ее за дверь, когда Далила в очередной раз завела разговор о деньгах, и теперь ей снова пришлось спрятать аккуратную, пусть и потертую черную с красным кантом форму в укромном месте на берегу реки – до лучших времен. Смешно, но лучшие времена для нее наступали только тогда, когда снова приходилось гнуть спину, тяжело работать и заставлять себя молчать. Вдовушка не любила, когда ей перечили – особенно если перечили всякие острые на язык девицы сомнительного происхождения и еще более сомнительного поведения. Да к тому же несколько раз дававшие клиентам оплеухи. Ну ничего, это был не самый лучший вариант. Несколько раз поработав напрямую с людьми, Далила пришла к выводу, что на кухне ей будет лучше, но повара меняются гораздо реже, чем буфетчицы или горничные, а есть ей хотелось всегда, и было не до выбора. Затягивать пояс было попросту уже некуда: она и так являла собой мечту скорее собаки, чем мужчины, и без того глубоко посаженные глаза запали, а скулы обострились так, как будто о них можно порезаться. Нет, нельзя было сказать, что жизнь в ней держится неизвестно на чем – жизнь держалась очень крепко. Она упорно не желала переламываться, зато вдовушка шутила, что еще немного, и можно будет сэкономить на мужчинах и доплачивать Далиле за то, чтобы она таскала тяжести. Вот уж спасибо.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНо кое-что она все же собиралась сделать, прежде чем броситься на поиски нового места – без рекомендаций с предыдущего, да еще и выглядящая по-прежнему сомнительно. Как следует отблагодарить свою «благодетельницу». У благодетельницы была дочь на пару-тройку лет старше самой Далилы, и добраться до нее было проще, чем до Марго Клиффорд. Милашка Аннабель – вот уж на кого стоило бы обратить внимание, говоря о сомнительности. Далиле пришлось пару раз прикрывать ее от матушки и даже удостоиться тошнотворного обращения «подружка» от этой дуры, а уж найти ее будет несложно: она знала, где Аннабель встречается со своим благоверным – таким же идиотом.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна ударила Аннабель в шею и в грудь шесть или семь раз, разрывая кривым лезвием кожу – а может, даже больше – когда та ждала своего восторженного воздыхателя. Посмотрите-ка что бывает, когда опаздываешь на свидания! Надо беречь своих возлюбленных, как же так! Если только получится подбросить нож этому идиоту…
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifКрови натекло как со свиньи. Аннабель бы, наверное, и визжала как свинья, не вскрой ей горло ее «подружка».
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЕе заметили, когда Далила скользкими от крови – своей и жертвы – пальцами расстегивала цепочку на шее еще живой Аннабель – не поклонник, нет, хуже. Стража. А ведь только что проходили мимо, и Аннабель не закричала… Проклятье. Далила на секунду или две встретилась взглядом с крупным, даже слишком крупным лысеющим мужчиной – они оба замерли от неожиданности. А потом она все же сорвала с тонкой белой шеи цепочку и бросилась бежать, не успев убрать в карман к остальным безделушкам и сжимая ее в кулаке – как и окровавленный нож. Она совсем не думала ни о том, ни о другом – только бы убежать. За спиной были крики, чертыханья и пыхтенье, как всегда бывает, когда разгоняется такая тяжелая туша. Только бы не поймал. Она быстрая и юркая, она привыкла бегать… если бы она только знала этот район так же хорошо, как и тот, где жила. Каждый поворот мог закончится тупиком, и тогда…
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна летела так, как будто за спиной у нее выросли крылья, ища хоть какую-то возможность резко свернуть, исчезнуть из виду. Мусорный бак – почему бы и нет. Далила вскарабкалась на него и, разве что не ломая ногти, вцепилась в край каменной стены – и перевалилась через нее, не успела сгруппироваться и ударилась о слишком быстро приблизившуюся землю всем телом. Укрытие, хоть какое-то, чтобы она хотя бы могла перевести дух.

Отредактировано Delilah Copperspoon (22-08-2017 16:46:42)

+2

3

Что такое улицы Дануолла? Это бесконечный круговорот опасностей, что поджидают на каждом шагу. Это вопиющая несправедливость и совершенное равнодушие к судьбам людей. Создаётся впечатление, что для того он и был построен, этот город. Чтобы ломать. Расшибать в щепки самых стойких и стирать в прах тех, кто слабее. Этот город выворачивал людей наизнанку, костлявыми пальцами ковырялся в их внутренностях, мозгах и оставлял лежать на обочинах дорог. Темнота была повсюду. А Слэкджов не может вспомнить, как бы ни силился, бывали ли вообще в этом городе ясные деньки.
Что делать, если кроме улиц ты никогда ничего не видел? Выживать. Двадцать четыре часа в сутки. Семь дней в неделю. Каждую секунду быть начеку, глядеть в оба и ждать подвоха. Потому что он всегда имеет место быть. Чуть зазевался – попался вездесущим стражникам. А уж они-то не склонны к состраданию. Им плевать, что ты хочешь есть, что от слабости дрожат руки, желудок сворачивается морским узлом, а в ногах нет сил даже на то, чтобы стоять прямо.
Этот город лишает любой индивидуальности. Стирает лица. Оставляет маски и ярлыки. Вор. Ведьма. Беженец. Предатель.
Над улицами Дануолла не звучат имена. Потому что, наверное, и жителей здесь не так  много. Настоящих. Живых людей.
Слэкджов видел кареты и повозки богатых людей. Тех, кто и знать не знает, что это такое – жизнь на улице. Он видел их лица. Простые и скрытые масками, если в городе проходил какой-то праздник. И может сказать с уверенностью – маски ему кажутся гораздо живее настоящих лиц. Сколько ещё притворства может выдержать этот город? Когда же опустится эта самая «последняя капля», о которой так любят рассуждать зеваки? Он не знает. В какой-то момент он приходит к выходу, что и не хочет знать. Он хочет жить. И ради этого всепоглощающего желания готов на многое. Невозможно бродяжничать и не замарать руки. На тёмных гнилых улицах существует своя иерархия. Свои правила. И если этим правилам не подчиняться – можно пенять на себя.
Ничто, казалось бы, не могло гарантировать хоть какую-то безопасность. Даже начинающая набирать силы собственная банда. Чем больше человек – тем больше ответственность. Ему нужно следить, чтобы все были мало-мальски сыты, довольны и готовы к тому, чтобы время от времени выполнять грязную работёнку. В конце концов, была ли в этом городе другая работа для таких как они?
Но кто бы мог подумать, что в этот конкретный день всё пойдёт по совершенно новому сценарию? Что привычный план будет сорван. И не опостылевшими стражниками, что то и дело суют нос не в свои дела, нет.
Слэкджов торопился, ловко перескакивая через все неровности мощёной дороги, что успел выучить назубок за всё то время, что обитал на улице. Несколько кварталов назад их группа разделилась, уводя стражников от их скромного обиталища. Пока ещё скромного – поправлял сам себя Слэкджов, будучи уверенным, что когда-нибудь его власти на улицах не будет границ, а все враги скорее примут решение примкнуть, чем на самом деле разжигать вражду. Поворот. Ещё один поворот. Тихий закоулок, где он спиной прислоняется к стене, чтобы перевести дух. Он слышал какой-то нехарактерный шум откуда справа, из-за стены. Слышал и грохот мусорных баков. Но не успел придать должного значения – торопился. Стражники вот-вот должны были выйти на него. Хотелось подумать о чём-то ещё, но к его ногам звучно падает тело. Худое, серое. Живое. Тело издаёт характерный после подобного удара стон, а он отчего-то плюёт на собственные правила и помогает телу подняться на ноги. Тянет за собой, потому что торопливые шаги стражников уже где-то совсем близко. Раздаётся лязг оружия. На одном дыхании пролетает витиеватый лабиринт узких улочек, Слэкджов вталкивает всё ещё безымянное тело в небольшой заброшенный двор, сползает спиной по расшатанному деревянному забору, крепко уцепившись за рукав незнакомки. Переводит дух и борется с диким желанием закурить, но, похоже, последнюю самокрутку он удачно потерял в погоне. Поэтому только закрывает глаза и дышит. Сначала рвано и хрипло, потом понемногу успокаивается. Осматривает краем глаза незнакомку. Девчонка на пару – тройку лет младше его самого. Это так, навскидку. Хмыкает. – Я тебя раньше на улицах не видел. Откуда? Как зовут? – его не сильно беспокоит то, что он услышит в ответ. У девчонки есть отличный шанс придумать себе новую личность, если только пожелает. Здесь никто не будет копаться в прошлом. Имеет значение только здесь и сейчас. Ты именно то дерьмо, которым являешься. И улицы приучают принимать этот факт. Гордиться им. Ты то, что ты есть. И это ничто не изменит. Он считает нужным сказать это новой знакомой. – Не имеет значения, что было до. Но было бы неплохо знать, что ты не попытаешься меня прирезать ночью. – весело фыркает, всем своим видом демонстрируя, что слова не нужно воспринимать в качестве нападки. Это всё безобидная брехня. Не больше. Не меньше.

+2

4

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна в свои годы все еще была не очень-то привлекательной – но не слишком страдала от этого. Так даже лучше. Безопаснее. Будь она красивой, она бы точно не выжила. И потому она могла не опасаться хотя бы одного, если попадется страже. Нет, вряд ли они настолько неприхотливы и падки на обтянутые кожей скелеты. Они просто забьют ее до смерти, и все.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНет, она не хочет умирать. У нее в руке скользкий от крови нож, но, может быть, она еще успеет ударить им, прежде чем его выбьют у нее из руки. Может быть, хотя бы поцарапает, если они будут слишком пьяны или слишком нерасторопны. Но ей так отчаянно хочется жить, что она продолжает нестись вперед и почти взлетает на этот проклятый мусорный бак, едва не выскользнувший у нее из под ног: кажется, ноги у нее дрожали, но сейчас это и не важно. На самой границе сознания мелькнула паническая мысль: как бы сейчас, пока она перелазит через край стены, ее не схватили за ноги и не дернули обратно. Но нет, они даже не успели добежать – а Далила уже мешком муки рухнула вниз, едва успев выставить руки. Мир вздрогнул, земля больно ударила ее, и этот удар отдался во всем теле, но она была готова бежать. Бежать, бежать – куда угодно, пока есть силы, пока есть, куда бежать. Не успев встать, она почувствовала, как кто-то дернул ее вверх, поднимая с земли, и в голове как будто взорвалось: ее поймали! Она попыталась дернуть рукой, но не смогла вырвать ее из чьей-то сильной хватки. Один короткий взгляд из-под растрепавшихся волос, и Далила все же успела заметить, что поднял на ноги ее совсем не стражник – и снова начинается безумная гонка по улицам. И она почти сразу поняла, что окончательно заблудилась, и теперь ей точно самой не выбраться из этого района. То есть, конечно, она сможет выйти, немного поплутав…
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВремени на мысли уже не оставалось, ноги гудели, тяжелые, как будто налитые расплавленным железом, а из горла вместо дыхания вырывались рваные, натужные хрипы. Но этот человек, вдруг решивший ей помочь – с чего бы вдруг, она разберется потом – был скорее всего единственным ее шансом сбежать.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifКогда они вдруг резко поворачивают – куда? она толком ничего не успела разглядеть – ей хочется только упасть и больше не подниматься. Чтобы и правда не рухнуть, она, не подумав, хватается за руку своего спасителя, а уже потом, заставив себя проглотить собственные хрипы, медленно опускается на землю, прислонившись затылком к забору. Ей очень хочется одновременно дышать полной грудью, хрипеть, кашлять и ругаться, но – мало ли, вдруг это услышат? Далила по возможности тихо ловит ртом воздух, и могло бы показаться, что она на время забыла о мужчине рядом, но нет, почти сразу она убирает тяжелую золотую подвеску на цепочке в карман брюк. Это была ее добыча, и делиться ей Далила не собиралась ни с кем. Была еще одна проблема – окровавленный нож в руке и ее руки, тоже в крови, но он не стражник. Если он не сунул ее в руки страже, значит, и сейчас не сдаст. Зато, может, будет знать, что просто так она не дастся. Может… поостережется? Хотелось бы верить. У нее в карманах было достаточно украшений, чтобы хотеть ее обобрать.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОх, Далила, Далила! Во что же ты вляпалась?
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСтоило мужчине заговорить, как она бросила на него быстрый, опасливый взгляд и попыталась немного отодвинуться, лихорадочно думая, что бы ответить. Никто не любит чужаков. Особенно чужаков, которые приносят с собой проблемы.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Я… – она все еще не могла отдышаться, и это было удачной возможностью придумать ответ. – Не должна была быть здесь, – что же, в общем и целом, совсем в общем, это очень даже правдиво. Она должна была жить в Башне. – Далила. Меня зовут Далила, – она никогда не скрывала свое имя, если не было действительно нужно. А незнакомец ей поводов не давал.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОн был, наверное, немного моложе, чем ей показалось сначала. Разница между ними была лет, может, в… пять? Десять? По крайней мере, не в двадцать, как она сначала подумала. Хотелось бы верить, что он не так плох. Что хоть кто-нибудь в этом проклятом городе не так плох. Руку с ножом кольнуло и защипало, и Далила почти с недоумением посмотрела на нее, а затем медленно разжала почти намертво вцепившиеся в нож пальцы. Зашипела, перекладывая нож в другую руку: пальцы правой руки были в мелких порезах. Так бывает, когда рука соскальзывает с рукояти во время ударов, а остановить ее было нечему: это же всего лишь кухонный нож. Поморщившись и сжав зубы, она вытерла руку о брюки: плевать, главное, что жива. Она покосилась на незнакомца.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Обычно я не шатаюсь по улицам, но… – она покачала головой и снова сжала зубы на несколько секунд. – Я работала в одном пабе, и хозяйка выставила меня за дверь без гроша в кармане. А потом я нарвалась на этих.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна избегала смотреть своему спасителю в глаза, хотя бы потому что не говорила всей правды – но что тут вообще скажешь? Что она была зла и решила отомстить, поэтому как дура вляпалась в неприятности? Да уж, вот после этого он ее здесь и удавит. Далила попыталась убрать с лица отросшую челку тыльной, не так сильно измазанной в крови стороной ладони и пожевала треснувшую днем и до сих пор саднящую губу.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Спасибо, – скупо добавила она: Далила уже отвыкла от того, что можно благодарить искренне, когда есть, за что, и потому была немного зла – на себя что ли? – Не понимаю, зачем ты это сделал.

Отредактировано Delilah Copperspoon (22-08-2017 16:45:48)

+2

5

На улицах происходит разное. На улицах встречаются люди, которых вряд ли когда-нибудь можно увидеть на праздничных приёмах и дорогих ужинах. И этим улицы прекрасны. Улицы честные, хоть и грязные. Правдивые, как и всё существование. И запятнаны кровью.
Иногда создаётся впечатление, что весь Дануолл стоит на отходах, крысах и гнили. Такие вот столбы, незаменимые и нерушимые, говорящие об этом городе всё, что нужно знать тому, кто никогда в нём не был, никогда о нём не слышал. Если такие, конечно, вообще существуют.  В чём он очень сомневался.
И, что греха таить, на свой страх и риск Слэкджов испытывал неподдельный интерес к тем, кого порой удавалось встречать на улицах. Не тех безликих бродяг и попрошаек, что давно и имени своего не помнят, стерев пальцы в безмолвной мольбе если не на лучший, то хотя бы не совсем страшный исход. Но всех их ждала одна и та же участь – смерть. Смерть в бесконечных коридорах, извилистых, словно хитрый лабиринт, канализаций. От ножа ли между рёбер, от зубов вечно голодных ли крыс – не важно. Итог всегда один. Или два. Если вдруг очень захочется разделить участь пока ещё немногочисленных плакальщиков.
На улицах никогда не знаешь, когда встретишь верного товарища, с которым можно будет выживать бок о бок, а когда наткнёшься на врага. Рассматривая поджарую, немного угловатую и откровенно выделяющуюся из общего окружения девчонку, Слэкджов искренне надеется на первый вариант. Хоть и не рассчитывает на долгое сотрудничество. Улицы всегда останутся улицами.
Собственное сердце колотится, как сумасшедшее после длительного бега. Он ещё совсем не старый для того, чтобы перед глазами темнело от такой ерунды, точнее, он совсем ещё не стар, но тихий хрип всё равно срывается с губ. И хочется верить, что вокруг нет никакой стражи, никаких вечно снующих туда-сюда высокомерных ублюдков, чьё существование вряд ли хоть чем-то лучше его собственного. Краем глаза он отмечает позолоченный кулон, что девчонка быстро, торопливо прячет в карман. Но делает вид, что ничего не видел. Все имеют право на свои секреты, на свою добычу. И в любой другой момент он бы не преминул бы тоже протянуть руки к чужому добру, потому что у него свои обязательства, своя ответственность, что лежит на плечах, у него – ещё десяток голодных желудков, которых нужно кормить, которыми нужно руководить. Иначе он тоже станет безымянным трупом в мешке. Всё на тех же чёртовых улицах Дануолла. А подобная прерогатива его совсем не радует. Но это всё ещё даже ему самому не объясняет такой доблестный порыв и тягу к благодетели.
- Когда-нибудь ты отплатишь мне тем же. По старой дворовой памяти. – не юлит ни разу, всё-таки находя выход, находя вариант, который звучит вполне себе адекватно, но мысли об этом отходят на задний план, потому что он начинает смеяться. Смеяться хрипло, похлопывая себя по карманам, убеждаясь таки, что самая последняя сигарета осталась лежать где-то на мощёной мостовой, одинокая и втоптанная сапогами стражников. – Не должна быть здесь? Дорогуша, никто не должен. Но все мы в одной лодке. – всё ещё посмеивается, услышав подобное, совершенно беззлобно, чтобы худощавая девчонка с изысканным, неподходящим для улиц именем Далила не приняла это за издёвку. – И тут есть всего несколько вариантов. И ни мне, ни тебе не понравится один из них. Я бы хотел сотрудничать, Далила из паба. – хмыкает всё так же весело в усы и кивает на нож в её руке, на окровавленные пальцы. – Я так понимаю, той хозяйке не сошло с рук твоё увольнение, м? – осматривается по сторонам, прислушивается к тому, что происходит за забором, прикладывает палец к губам, призывая к тишине, и осторожно заглядывает в крохотную щель. – Кажется, всё чисто, пойдём. – поднимается и идёт вдоль забора в сторону, противоположную от той, с которой они прибежали.
Возможно, кто-то скажет, что идиотская затея – вести девчонку в своё обиталище. Но у него предчувствие. Интуиция подсказывает, что вполне можно рискнуть. Потому что девчонка не принадлежит улице. Это видно. Она не боится боли, не боится запачкать руки. Это он тоже очень хорошо видит. Но ничего не говорит. Будет ещё время на разговоры.
Кивает девчонке и жестом показывает, что ей нужно следовать за ним. Не отставать и не задавать лишних вопросов. Пока. У стен есть уши. А улицы, как всем известно, никогда не спят. Нельзя знать – подслушивают тебя или нет.
Один поворот снова сменяет другой. Узкие, тёмные, закоптившиеся и вонючие подворотни. Они никогда не вызывали отвращения. Это дом. Дом не осуждают. Дом любят и защищают. В доме должен быть глава. И это единственное, что истинно верно, в чём нельзя сомневаться.
- Надеюсь ещё услышать парочку интересных историй о твоих приключениях на улице. – толкает плечом тяжёлые доски, что скрывают проход в обиталище от не слишком уж зоркого глаза стражников. – Ты же не лишишь меня такого удовольствия?

+2

6

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСмешно, конечно, думать, что она может отпугнуть взрослого мужчину коротким ножичком и окровавленными руками – у него на лице было написано, что он видел вещи и похуже, и уж точно худощавая девица с ножом для него не будет угрозой. Далила сама понимала, насколько опасным и шатким сейчас является ее положение: в одну секунду она еще спасенная им девчонка, а в другую – легкая добыча. Она не питала никаких иллюзий на этот счет: сохранность ее шкуры сейчас всецело зависит от расположения духа этого человека. Она должна быть благодарна ему, но Далила просто не может не думать о том, как он опасен, и что он может ей сделать. Она уже давно смотрит на людей, оценивая их: что они могут ей сделать, стоит ли приближаться… можно ли поиметь выгоду. Дануолл и его люди воспитали в ней лживую, изворотливую натуру, через которую порой пробивалась ее настоящая жесткость и нежелание мириться с несправедливостью. Но оценивать и лгать ради собственной выгоды она научилась быстро. Мужчина, выдернувший ее из-под носа у стражи, был ей быстро оценен, и теперь она прикидывала, как далеко можно зайти в своей лжи. Он не просто какой-нибудь законопослушный дануоллец, парень из среднего класса, который ну разве что поколотит, если что – он мог и убить. Он мог запросто ее убить. Поэтому она с готовностью кивнула.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Я понимаю.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЕще бы она не понимала. Она не была дурой и знала, что за все надо платить. И на улицах даже чистый альтруизм требует ответного действия. В то, что этот человек спас ее, на что-то рассчитывая, Далила не верила ни минуты: она уж точно не выглядела как та, от которой может быть какая-то польза. Она не выглядела так, как если бы у нее были деньги, с ее внешности спрос также небольшой, заставить ее работать – можно было бы подумать, но ведь не мог же он так сразу понять, что от нее будет какой-то толк? Нет, что-то стукнуло ему в голову, и ей оставалось только радоваться.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна умела подмечать некоторые мелочи – а может, просто слишком хорошо знала этот жест. На секунду Далила заколебалась: у нее при себе еще оставалось несколько сигарет, которые она стянула со стола Марго, когда та ее выставила. В мозгу сразу же всплыла картина, как она уже привычным жестом чиркает спичкой, чтобы дать закурить посетителям бара: потому что они любят таких, молчаливых и предупредительных. Даже если спьяну пытаются лапать – ничего, за чаевые можно потерпеть, хоть Марго и забирала большую часть. Она знает, что нужно делать. Далила вытащила из кармана помятую пачку сигарет и молча протянула смеющемуся мужчине – сигареты после украшений, снятых с Аннабель, были второй ценностью в ее карманах. Но сейчас лишь бы целой остаться, она могла и со всей услужливостью спички достать, если у него своих нет. Она не обиделась, но и сама даже не улыбнулась – было не до смеха и улыбок. Если бы она не была так напряжена, не смотрела на него настороженно, раздумывая, сможет ли улизнуть, она бы подумала, что он хорош собой – как раз как ей нравится. Ее ответы были не очень-то нужны, и Далила предпочитала молчать, но нельзя молчать вечно.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Я знаю, где и с кем гуляет ее дочурка, – мрачно и скупо ответила она, бросив короткий взгляд на собственную изрезанную, саднящую руку.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНикогда она не могла пожаловаться на то, что у нее был неправильно подвешен язык, но сейчас, наверное, от страха, на нее напало ужасное косноязычие. Знать бы, как себя с ним вести: Далила видела немало людей, которые сперва кажутся добрыми, а потом пытаются ударить.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПочему она не попыталась сбежать? Наверное, из-за того же страха. Ей просто не пришло в голову, что можно удрать прямо сейчас – а ведь никто не тащил силком и не угрожал. Она просто пошла следом, неловкими движениями пытаясь стереть с рук и ножа засохшую кровь – одежду, и так запачканную, было уже не жаль, но здесь явно нужна вода. И старалась держаться к нему поближе, вертя головой по сторонам и напряженно прислушиваясь к городским звукам. И чем дальше они заходят, тем более явная и четкая мысль бьется в ее голове: отсюда она сама точно не выберется.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПосмотрев на открывшийся в досках проем, она бросила на него, а затем и на мужчину то ли хмурый, то ли испуганный взгляд, но пошла вперед таким шагом, каким, пожалуй, сейчас расхаживает по Башне Джессамина. Как бы ни было страшно, надо всегда держаться, не показывать этот страх. Держать голову высоко поднятой.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Ты все еще не сказал, как мне тебя называть.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВ чужом обиталище всегда неуютно, и Далила сунула руки в карманы, сжавшись и прикидывая, как себя дальше вести и чего вообще ждать от этого чудака. Что ему от нее нужно? Без всяких глупых мыслей о постели, потому что она не шлюха, и по ней это видно – просто что ему нужно? Какое сотрудничество?
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Что ты хочешь услышать? – поежившись, она обхватила себя за плечи, глядя по-прежнему хмуро и так, как будто сорвется с места от любого громкого звука или резкого движения. – Мне редко приходится жить на улицах. Обычно есть какая-то крыша. Кладовки, чердаки, подвалы, кухни… – она неопределенно повела плечами и чуть дернула головой, пытаясь убрать с глаз снова упавшую на лицо челку. – Стоит признать, я не та прислуга, о которой все мечтают, – она выдавила из себя кривую ухмылку. – Поэтому часто приходилось менять места.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifТряхнув головой, она шумно выдохнула. Все это было явно не то, что от нее хотят услышать. Кому интересно слушать о том, что она не только бралась за нож, но и, например, обварила лакея в одном из домов кипятком? И уж, наверное, не стоило говорить о том, что, защищаясь, она вцепилась зубами в своего обидчика и вырвала у него из плеча кусок мяса. В общем, то, что от нее одни проблемы.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Не знаю, что еще. Я быстро бегаю, и моя последняя хозяйка говорила, что на мне можно воду возить. А сюда я и не забрела бы, если бы не дочка хозяйки.

Отредактировано Delilah Copperspoon (22-08-2017 16:44:42)

+2

7

Ожидать можно многого. Ожидать можно вонзившегося ножа, трепетно, аккуратно пробирающегося между рёбер подобно позднему незваному гостю. Гостю, который делает всё, чтобы его не заметили, не обнаружили, но не справляется с поставленной задачей.  Ожидать можно тонны лживых историй, из которых одна будет краше другой. Ожидание не имеет ничего общего с дальновидностью. Ожидание – это лживые представления. И чаще всего человек просто-напросто заблуждается в своих ожиданиях. И платит за подобную оплошность. А некоторым ожидание в принципе кажется чем-то чуждым. Но что одни, что другие - игроки, бросающие кости и затаившие дыхание в азартном неведении - что же сегодня им выпадет на игральном столе под названием "жизнь"?
А ещё случается так, что насколько бы ни казалось логичным одно, человек всё равно поступает по-другому. Будто бы назло самому себе. Наперекор всем доводам здравого смысла и логики. Вопреки тому, как громко даёт о себе знать инстинкт самосохранения. И внутренний голос, который не может замолчать, твердит и твердит неустанно о том, что всё происходящее – большая ошибка, воля случая, которая разворачивает весь привычный уклад в противоположное русло. Что он должен был сделать в самом привычном случае? Правильно, ему следовало бы избавиться от девчонки, чтобы та не создавала проблем. Избавиться, чтобы не забивать голову размышлениями из разряда: «А что, если…?». Потому что ничто не лишает жизни более болезненно чем сомнения. Сомнения укладывают людей под тесак палача. Сомнения и нерешительность стоят дорого. Особенно в городе, который готов урвать от своих жителей жирный кусок плоти, если понадобится. Обглодать до костей. И оставить после себя только безвольный скелет, обтянутый кожей.
На такое существование Слэкджов совершенно точно не подписывался. Более того, старался улучшить жизнь как свою, так и тех ребяток, что присягнули на верность. И если что-то пойдёт не так в их обиталище, только он один будет за это ответственен. Если девчонка принесёт с собой проблемы, он в одну короткую секунду распрощается со своим  положением. Повезёт, если успеет унести драгоценную жизнь в потрёпанных карманах некогда хороших, добротных брюк.
Но почему-то он только улыбается. Улыбается, когда видит, как девчонка рыщет по собственным карманам и выуживает оттуда помятые сигареты. Кивает благодарно, когда одной из них делятся с ним. И на какой-то совершенно короткий абсурдный момент он чувствует себя двенадцатилетним пацаном, что сбегает ото всех в самый дальний, тёмный угол улицы, прячется наедине с собой, чтобы втянуть в себя сигаретный дым. Помнит, как пальцы дрожали, когда он убежал впервые. Помнит, с какой гордостью потягивал первую удавшуюся самокрутку. Но воспоминания рассеиваются подобно полюбившемуся дыму, что сопровождает его и по сей день. Потому что не время. Не место. Нет никакой в них необходимости, по сути.
Замечает, что стоит им только добраться до обиталища, как девчонка тут же сжимается вся, но не от страха – спину прямой держит. Страха он навидался самого разного. Немого, застывшего в мёртвых глазницах. Полоумного. Панического. Затмевающего собой всё. Лишавшего человека мыслить, говорить, существовать. И Слэкджов только посматривает на свою гостью украдкой, обводит взглядом спину, что та держит настолько прямо, что кажется, будто вот-вот – и надломится, не выдержит такого пресса внешнего мира. Но вопреки всему выдерживает. Сегодня слишком много всего вопреки. Сегодня слишком много негласных законов, отправленных на помойку здравого  смысла. Сегодня, - он точно это знает, - совершенно необычный день. Сегодня что-то повлияет на будущее. Он это чувствует, осязает так, словно это «что-то» находится прямиком в его руках. Запачканных в крови не меньше, чем тонкие пальцы «Далилы из паба». Хмыкает куда-то в усы, внимательно слушая свою спутницу, ведя её через небольшой двор туда, где чувствует себя хозяином – в собственную нору. Игнорирует взгляды тех, кто заинтересован новенькой не меньше его самого. – Что хочу услышать? Всё, что захочешь рассказать. – пожимает плечами и отмечает – прислуга из Далилы наверняка самая ужасная получается. Ну и что?
Это только служит подтверждением того, что порой все играют не те роли, занимают не те места. И потому выделяются. Именно потому их ловит внимательный взгляд. Вырывает из серой толпы одинаковых, смиренных, серых. Далила может быть кем угодно, но только не отчаявшейся серой мышью, нет. Она – хищник. И он чувствует это всем собой.
- С первого взгляда сложно сказать, что это место пригодно для жилья. Но это только на руку, верно? – спохватывается совсем уж лениво, скорее для виду, но потирает ладонь о ткань брюк, протягивает её гостье. – Возможно, мой титул не будет звучать столь же красноречиво как твой, Далила из паба. – позволяет себе ещё одну короткую ухмылку, тут же исчезающую в усах. – Слэкджов. – жмёт тонкую ладонь, что на ощупь кажется совершенно невесомой, практически выдуманной – будто какой-то сказочный паук сплёл её из самого тонкого своего шёлка. Но чувствует силу. И жмёт на равных. Прикусывает кончик сигареты и хмыкает заинтересованно. – И теперь я надеюсь услышать куда более интересные детали твоих уличных приключений. – конечно же он имеет в виду окровавленный нож и ладони, имеет в виду, но не произносит вслух, потому что практически железно уверен в том, что его поймут, как надо: не хватают так нож только ради того, чтобы защитить себя, у таких людей глаза горят другим огнём, такие люди не хотят отнимать чужие жизни. А вот она не такая. И он не такой.

+2

8

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifКогда-нибудь все это закончится. Когда-нибудь, пускай не сейчас, а через год, два, а то и больше она больше не будет никому прислуживать – у нее самой появятся слуги, готовые угодить ей в любой момент. У нее будет горничная, которая будет помогать ей одеваться, проветривать ее одежду, аккуратно раскладывать по ящичкам ее белье и расставлять на туалетном столике крема, духи и шкатулки с украшениями. Когда-нибудь все те, кто сейчас был готов бросить в нее камень, поклонятся ей и признают, что гнали от себя ту, что заслуживала истинного уважения. Она будет отдавать все свое время своим полотнам – и больше никаких простынь, никакого угля на стенах. Они будут восхищаться ей, обожать ее, боготворить ее, желать ее. Они будут жаждать, чтобы она обратила на них свое внимание. Чтобы она написала портрет одного из них – выбрала одного из этой тупой, безликой толпы и отметила его своей благосклонностью, навсегда увековечив его черты при помощи красок. О, Далила знала, чего хотела от этой жизни. Любви. Признания. Когда-нибудь весь этот мир ляжет у ее ног и преклонится перед ее талантом.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИли она просто умрет.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна никогда не была наивной, как ее сестра. Далила с самого детства знала, в каком мире живет, и что этот мир может сделать с такой, как она. Сломать ее кости, размозжить, распылить в труху. И еще она знала, что тогда никто о ней даже не всплакнет – теперь уж точно. Раньше ее любила и жалела хотя бы матушка, но теперь Далила осталась одна, и пробиваться в этом мире ей предстояло тоже одной. Она знала, чего она хочет, но пока не представляла, как добиться желаемого – и, как ни стыдно, просто плыла по течению, надеясь, что, когда ей представится шанс, она вцепится в него и не отпустит.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЕй нужен кто-то, кто заметит ее талант – раз. Кто-то, кто даст ее таланту раскрыться – два. Кто-то, кто представит ее правильным и полезным людям – три. Осталось только найти этих людей – вот только она и эти люди явно ходят по разным улицам.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЭтот вечер, убийство, бегство и новое знакомство не приведут ее напрямик к желаемому, но, возможно, дадут ей передышку. Она понимала кое-что в людях – немного, должно быть, в силу возраста, но по ее спасителю было видно, что спокойной жизни рядом с таким не найдешь. И ладно. Может, хотя бы на время будут прикрыты тылы – этого уже будет достаточно. Далиле казалось, что силы ее на исходе: она, конечно, уже не ребенок, но все еще не могла быть сильной в одиночку. Наверное, подумала она, никто не может. Даже самые сильные ломаются, если не на кого хоть ненадолго переложить обязанность быть сильным. А может, она сама на самом деле последняя трусиха и слабачка? Она даже на этого человека не смотрит – все больше косится, как будто боится, что прямой взгляд… что? Спровоцирует его, как злую собаку? Она не знает.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЗдесь неуютно, потому что теперь путь назад точно отрезан, а что ее ждет впереди, известно разве что Чужому – и, может, этому странному мужчине, спасшему ее неизвестно из каких соображений. А может, он и сам понятия не имеет, что с ней дальше делать. Далила разве что взглядом мазнула по другим мужчинам – и сейчас они все показались ей близнецами, с одинаковыми глазами, одинаковыми носами, и даже роста одного.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЧто она хочет рассказать? Да на самом деле ничего. Будь ее воля, она бы замолчала и ни словечка не проронила, но сейчас не ей решать. Рядом с ней идет опасный человек. И внутренним, звериным чутьем Далила сразу ощутила, что если этому не человеку не дать ответы по собственной воле, он вытрясет их из нее вместе с душой.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСнова кивнув (и снова резко, выдавая напряжение), Далила сразу же сощурилась: подобное именование совсем не пришлось ей по вкусу – но стоит ли спорить и требовать, чтобы «из паба» больше не встречалось в одном предложении с ее именем? Не дрогнет ли голос? По крайней мере, рука если и дрогнула, то только в первое мгновение, и совсем незаметно, когда Далила протянула ее своему спасителю, пожимая широкую ладонь. Думая, что это прозвище было со своей историей. Что оно проросло в мужчину перед ней крепче имени, которое ему дали при рождении. И что через пару-тройку лет оно либо будет известно не только тем, кому не повезло связаться с бандитами Дануолла, но и далеким от этого людям, либо навсегда исчезнет среди других имен тех, кто не смог взобраться наверх. Ее пальцам, конечно, сложно сомкнуться на крепкой мужской ладони, хотя она уже давно не ребенок и выросла, и через пару лет растеряет последние остатки детского и девичьего в лице и движениях тела, но хотелось бы верить, что Слэкджов ощутил их пожатие. Она бы хотела верить, что, когда подняла глаза к его лицу, в ее взгляде было что-нибудь стальное… Да не было, конечно. До стали ей еще далеко. В ее глазах могла быть ярость и жестокость. Или, как сейчас, упрямство и что-то, что можно, пожалуй, назвать уважением. И что-то напоминающее ростки будущей жесткости – во всем, начиная от глаз и заканчивая сжатыми губами. Она боится его, это правда. Но она не унизит саму себя, показав этот страх. И она не даст себя в обиду, пусть даже для этого придется драться. И если он хотя бы попробует ударить ее или сделать что-то еще, он узнает, что иногда даже такая заморенная ободранная кошка, как она, может больно кусаться.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВдохнув и выдохнув, Далила помолчала, покусывая губы и упрямо выдерживая его взгляд. Но прежде, чем рассказать, сначала не просит – просто говорит:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Я бы хотела помыть руки сначала, если ты не слишком торопишься.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifРазумеется, если смыть эту корку, снова проступит кровь из порезов на пальцах, но это не страшно. И, недовольно рассматривая действительно кровоточащие порезы, Далила поморщилась и хрустнула пальцами – не столько по глупой привычке, сколько из-за того, что ей казалось, будто они затекли. А может, она просто подбирала слова.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Рассказывать на самом деле особо и нечего. Ее дружок встречается с ней… пожалуй, что не очень далеко отсюда, хотя я плохо помню. Я несколько раз прикрывала дуреху, если моя хозяйка спрашивала, где ее носит. Знала, где ее искать. И нашла сегодня. Она всегда была… – Далила на секунду прикрыла глаза и покрутила у виска указательным пальцем. – Так что, кажется, только обрадовалась возможность поболтать, пока ждет очередной встречи – уж не знаю, где там задерживался ее благоверный и почему он не дал ей ключи от квартиры, где они встречаются.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВ ее словах плескались желчь и злоба – такая, какая бывает, когда особенно остро ощущаешь собственное одиночество и смотришь на тех, кто нежно воркует друг с другом. Хотелось назвать их идиотами, обоих разом и по отдельности. Хотелось сделать что-то такое… Обида и злость на хозяйку паба, выгнавшую ее, так и не заплатив, смешалась с чем-то совсем мерзким, что, по правде говоря, если копнуть поглубже, Далила сама в себе презирала. Но и с чувствами сладить не могла. Радость дурочки Аннабель отравляла ей жизнь. И сегодня Далила избавилась от нее, отомстив в лице легкой и незлобливой девицы всему остальному миру, радующемуся, пока она пытается просто выжить. Дружба, любовь, помощь, поддержка, справедливость, честность – эти слова были известны им, но не ей.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– И… – она пожала плечами, – я убила ее. Ударила раз пять или шесть. Может, больше – я не помню. Она даже закричать не успела – только пискнула, – ей пришлось глубоко вдохнуть, чтобы продолжить, потому что теперь, когда все закончилось, и Далила вспоминала произошедшее, что-то испуганной птицей колотилось где-то глубоко в груди. – Я сняла с нее несколько побрякушек. И тогда меня заметили. И все. Хозяйка отняла у меня угол и деньги – я отняла у нее родную дочь. За все надо платить.

Отредактировано Delilah Copperspoon (22-08-2017 16:43:26)

+2

9

Окружающий их мир – странная штука: простая с одной стороны, совершенно неизведанная – с другой. Дни летят, меняются только числа, и человечеству кажется, что всё вокруг вечно, что оно само вечно. И ничему нет конца. Но осознание, что всё куда сложнее, зачастую стоит слишком многого. Слэкджов уверен, что именно для этого в мире и существуют все печали и ненастья – чтобы люди не забывали, насколько ценно их существование. Но люди забыли. Более того, он уверен – местные обитатели вряд ли вообще способны о чём-либо задумываться: они погрязли в собственных желаниях и страхах, и о том, чтобы хоть иногда шевелить своими крохотными извилинами, не может быть и речь. Наверное, именно поэтому он и верит, что придёт время, когда народ улиц возьмёт своё. Не сейчас, не завтра, не в ближайшие несколько лет. Но когда-нибудь переворот произойдёт. Когда-нибудь богатеи окончательно отупеют, превратятся в жирных, засаленных свиней. И тогда всё изменится. Именно в такой день привычное исчезнет. И настанет новое «завтра». Он надеется это застать и увидеть своими глазами. Возможно, именно поэтому Далила сейчас здесь, в его убежище, а не осталась лежать безымянным трупом в подворотне. Может, именно она – тот самый первый звоночек, которого он ждал. Тот человек, который сможет многое изменить. И пускай она проложит себе путь исключительно из меркантильных и эгоистичных интересов, но за ней пойдут многие, её примеру могут последовать тысячи смельчаков.
Слэкджов весело хмыкает в усы. Коротко, насмешливо. Хмыкает снова и снова, чтобы, наконец, позволить себе расхохотаться, ярко представляя себе расправу, проигрывая в воображении всю ситуацию целиком и полностью: девчонка не проста, как он и ожидал, у неё есть запал, внутренний огонь, который в будущем превратится во всепоглощающее пламя. И он думает про себя, что их пути могут и не пересечься больше никогда, он не увидит, кем она станет и как далеко пойдёт. Но, вполне вероятно, что слухи по улицам разлетятся очень быстро.
Всё в мире строится на выгоде. Если повезёт – взаимной. Не повезёт? Пеняйте на себя. В этом никто не виноват, кроме Вас самих. Мир устроен так, что оторвать кусок нужно быстрее, чем Вам оторвут голову. Всё просто. И Слэкджов как раз пытается оторвать себе кусочек побольше, обеспечить своим ребяткам спокойное существование на те короткие моменты, когда улицы затихают, когда улицы не пытаются убить и втереть их кровь в мощёные улочки. О таких никогда не вспоминают. Никогда не говорят. Он же хотел совершенно другого.
- Вот оно, значит, как. – перед глазами всё ещё стоит живописная картина, он может представить даже траекторию полёта кровавых капель. Жестокость порождает жестокость.
И за всё необходимо платить. «Хозяйка» отплатила за своё свинство и получила расплату в ответ. Таковы не улицы. Такова жизнь. И смеющиеся, праздные дураки порой только и заслуживают, что найти у себя в горле тонкий и быстрый клинок.
- После таких приключений неплохо было бы перекусить немного. – он достаёт бутылку застоявшейся, но чистой воды, чтобы промыть девчонке ладони. Задумчиво наблюдает за тем, как алые ручейки стекают на землю и растворяются в тёмной земле. Точно также и этот город насквозь пропитан чужой кровью. Но сегодня эта кровь принадлежит не им. И это повод для праздника и ликования, который закончится с новым выстрелом, прогремевшим где-нибудь на соседней улице, порох вновь развеется по ветру, донесёт до лёгких сладковатый, приторный запах чужой мёртвой плоти.
Он её не понимает. Он не может понять, даже если бы захотел. Он вырос на улицах и не видел особо той жизни, что гремит яркими красками за поворотом. Руку протяни – обрубят.
Он может представить, что это больно. Боль движет и порождает упрямство, что плещется в чужих глазах, которые смотрят прямо несмотря ни на что. Не согнуть, не сломать. И он хитро щурится в ответ, потому что готов признать – ему бы такой член банды пригодился.
Но понимает, чувствует и знает подсознательно, что он – ступень. У них разная игра, разные цели. Ему нужно построить что-то своё, остаться в истории города и хорошенько навести шороху в процессе. У девчонки, вероятно, всё в голове устроено по-другому. Улицы хороши – здесь никто не станет осуждать.
- Не впервые жизнь забираешь? - жестом указывает кому-то из своих притащить что-нибудь съестное и горячее. Он сам не ел с тех самых пор, когда утром покинул своё логово. Изнурительная беготня по закоулкам жизнь не облегчала.
За всё надо платить. – он повторяет следом за Далилой, смакуя каждый слог. – Мне нравится такая политика. – в этой фразе обещание, предостережение – не кусай меня, и мне не придётся кусаться в ответ. На данный момент, они могут до чего-то договориться, к чему-то прийти. Говоря совсем откровенно, Слэкджов мог бы многому её научить. Научить жить на улице гордо, не пытаясь найти пристанище на каком-нибудь вшивом чердаке. Он знает, что видит перед собой – развей девчонке навыки и получишь самый настоящий бриллиант. Но достаточно практичен для того, чтобы понимать – в какой-то момент выдрессированный клинок может вонзиться и ему промеж рёбер.
Но это всё потом. Сейчас – звон стаканов и запах ужина. Сейчас они в одной лодке. И у него есть прекрасная возможность присмотреться. А потом уже и решить, что со всем этим делать.
- Добро пожаловать на свободу, Далила. – хмыкает в усы, закусывает свежую самокрутку и жестом зовёт за собой. – Поторопись, а то всё остынет.
Бойца нужно кормить. Бойцу нужен кто-то, кто его направит. Он знает по себе, что подобное не забывается. Знает, что и Далила об этом дне будет помнить очень долго.

+2

10

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЧего он смеется? Первым ее порывом было подобраться, схватиться за рукоять ножа – не потому что она верила, что сможет отбиться, а потому что с ножом было спокойнее. Но если волчонок смеет скалиться, то он должен понимать, что не всегда его оскаленные зубы будут прощаться, и можно и ответить за дерзкий оскал. Поэтому она каким-то внутренним усилием заставила себя успокоиться, как заставляют порой сесть на место ретивых парней, подскочивших со стула, чтобы броситься в драку. Смеется он над ней или еще из-за чего-то, что слышит? Лучше, наверное, и не спрашивать – просто принять это как есть.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна очень старалась держать себя так… так, как должно быть правильно. Угадать нужную манеру поведения. Она уже знает взрослый мир и знает, что такие люди, как он, конечно, ценят и ум, но только ум, подкрепленный силой. И значит, она должна быть сильной или хотя бы показать это, и показать гораздо больше, чем у нее есть на самом деле. Но еще она боялась пережать, перейти ту грань, когда смелость и сила превращаются в наглость. Сейчас ей нечем было подтверждать и подкреплять свою уверенность и гордость. Она много слышала о таких, как он – слышала и о том, какие жестокие расправы они могут устраивать: такое и в страшном сне не приснится, что иногда выдумывают во всех этих бандах. Пожаловаться бы хоть себе самой, что вот в итоге ее, нежную, в такую компанию – только кто же ее назовет нежной, если даже сама, даже в мыслях могла только посмеяться над этим словом, но никак не примерить к себе? Нежная, как же. Вот когда не сможет таскать тяжелые мешки, пусть и выбиваясь из сил, когда не сможет весь день быть на ногах и бегать, как будто из железа сделана, а все тело не отзывается болью, и желудок не плачется на дрянную еду, отдаваясь острыми уколами в самое неподходящее время, и когда не будет убивать в порыве злобы – тогда-то, может, кто-нибудь и назовет ее нежной. Зато она не просто видит, но порой чувствует его взгляд – проницательный, цепкий, но пока не угрожающий. И это заставляет задуматься о том, что по какой-то причине ее рассказ его позабавил, и он нашел в этом рассказе что-то, что пришлось ему по нраву. Он даже расщедрился на то, чтобы накормить оборванку, найденную на улице, а этого, Далила, признаться, точно не ждала, потому что у любой доброты есть предел. Постепенно отходя и чувствуя, как ослабевает давление пружины где-то внутри, она снова глубоко вздохнула и обхватила себя руками. Еще и для того, чтобы не выдал желудок, когда она учует запах съестного. И уж наверняка этот человек привык есть пусть не как аристократия в залитых светом столовых, но немало: Слэкджов был очень крепким парнем, а такая крепость держится не на одном лишь напряжении мышц – ее надо еще и кормить.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Приходилось, – сказала она, поразмыслив. Следовало ли рассказывать, что первый раз она не собиралась убивать, и вышло это в пылу драки и от страха? Хотя он все равно вытащит из нее это, если пожелает. Она пожевала губу и оперлась спиной о стену, не сводя взгляда со своего спасителя. – Это было… – она помолчала, наморщив лоб и вспоминая, – где-то два года назад или немного больше. Я тогда работала в пекарне, и пекарь отправлял меня носить выпечку в разные важные дома. В одном из них я иногда задерживалась на кухне: там была… неплохая прислуга, – а точнее прислуга была по большей части хорошая: там ее не гнали, а одна из горничных принесла костюмчик молодой госпожи, который та подарила ей, и они перешили его на Далилу. Где он теперь был – тот костюмчик? Истрепался, изорвался, испачкался, потому что нежная ткань была соткана не для такой жизни. – И мажордом был… ласковый, – она криво усмехнулась, и глаза загорелись дико и жестоко. – Страсть как любил молоденьких девочек, особенно таких, о которых никто не запретит заботиться. Все норовил погладить, плечом задеть, на колени предлагал сесть, подарки дарил – только я не брала. Заглянул однажды, когда пекарь с покупателями разговаривал… за руку схватил, все просил погладить, – она с насмешливо-злым выражением лица опустила руку и изобразила вполне понятный и красноречивый жест – все еще в деталях помнила, как пришлось трогать его через брюки. – Ну а там чуть на столе меня не разложил. Я приложила его миской по голове, а затем с перепугу добавила еще, когда он отшатнулся.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЕе передернуло. Вспоминать эту мерзость до сих пор было неприятней, чем думать о холодном убийстве дурочки Аннабель. А еще она прекрасно понимает, что тогда ей просто повезло, и она и через пять, и через десять лет ничего не сможет противопоставить здоровому мужчине, так что на самом деле, пусть она все это время и смотрела в глаза Слэкджову, как будто предупреждая его, на самом деле никакой опасности она сейчас не представляла, появись у него желание хоть ногами ее по ребрам бить.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОдно хорошо: пока они друг друга поняли. Она не может сказать этого же о грубой компании, которой здесь заправляет Слэкджов, и если страх к нему ее немного отпустил и перестал ломать, то остались еще эти, все еще кажущиеся одинаковыми. Девчонка, даже костлявая – все равно девчонка для любой мужской компании. Что же, значит, набираться сил сейчас самое время. А еще надо бы поближе держаться к ее спасителю первое время – об этом она подумала неожиданно спокойно и холодно. Оперевшись на стол и из последних сил сжимая все мышцы в животе, чтобы не заурчал желудок, она переборола секундный страх и положила ладонь на предплечье Слэкджова, снова внутренне содрогнувшись от того, насколько его руки были мощнее ее собственных, и насколько жалкими выглядели ее пальцы, чуть сжавшиеся на его руке.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Ты очень добр ко мне, – она даже не благодарила – просто говорила об этом, как о странной, но данности. – Но ты ведь не за рассказы меня кормишь и не из-за одной доброты душевной. Чего ты хочешь?
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна знала, что скорее всего он не выдумает чего-то такого, чтобы она отказалась, да и уйти отсюда ей не под силу, если он сам не захочет ее отпустить, и по сути выбора нет, но надо было хотя бы знать, на что она соглашалась, пока в упрек ей могут поставить только спасение, а не то, что она, фигурально выражаясь, ела с его рук.

Отредактировано Delilah Copperspoon (22-08-2017 16:42:07)

+2

11

В команде его бандитов пополнения случаются не слишком часто. Имена некоторых совсем не запоминаются, так как совсем зелёные новички либо отсиживаются в «берлоге», следя за соблюдением порядка, и стараются лишний раз не попадаться на глаза, в какой-то степени благодарные за предоставленный какой-никакой кровь и способы выживания на неприветливых улицах. Или же новички слишком быстро идут на корм крысам, самонадеянно считая, что вполне себе готовы для опасных вылазок за пределы безопасной территории. Слэкджов не имеет привычку скорбеть. Скорбь глушит многое: здравый смысл, предпринимательскую хватку и всякое желание продолжать бороться за место под серым солнцем Дануолла.
Именно поэтому, пожалуй, он продолжает присматриваться к «Далиле-из-паба». Он всем своим нутром ощущает, что несмотря на внешнюю неказистость и хрупкость, в этой девушке бушует сила. Сила, о которой она если и не знает, то точно имеет представление. И в своей любопытной манере он просто не может остаться в стороне. Он хочет знать, какой выход найдёт эта сила, если поставить перед её хозяйкой определённые цели и задачи. Ибо, в противном случае, будет крайне обидно, если эта самая сила канет в небытие, заглушенная чёрт пойми, чем.

Он всегда придерживался мнения, что по улицам ходят безликие мертвецы. Охранники, нищие, больные и страждущие. Все они – сплошь декорация для какого-то фантастического, масштабного действа. Он ещё не знает точно – какого именно, но не может отделаться от ощущение, что что-то подобное неумолимо грядёт, маячит едва-едва на горизонте. И, возможно, когда-нибудь обрушится на город, если не на всю страну устрашающи ураганом. Но это всё позже. Всё это – в каком-то мифическом будущем, до которого сейчас ему нет абсолютно никакого дела.

Слэкджов снова смеётся в усы, выслушивая рассказ Далилы о безымянном мажордоме, который сполна отхватил за все свои проделки. Слэкджов готов был поспорить – лицо у зарвавшегося ублюдка было незабываемое – смесь искреннего удивления и непонимания. Непонимания того, каким же образом молодая девица, совершенно не примечательная на первый взгляд, наказала за то, что с покорностью выполнила любая другая. За кров, за свежую постель и за вкусную еду люди продают себя без задней мысли. Идут на поступки, от которых воротит якобы честных граждан. Слэкджов делает вывод. Он точно знает, что и под него не будут прогибаться, просто в надежде получить желаемое. Не сомневается, что может стать целью для какой-нибудь манипуляции. Жестокой, как та искорка, что время от времени мелькает в глазах гостьи. Голодный волчонок всегда будет скалить зубы, как бы кто ни пытался его приручить. На сегодняшний момент главная задача бандита – сделать так, чтобы цепкие и острые зубки вгрызались не в его горло.

- Наш безымянный друг получил ровно то, чего заслуживал, неправда ли? – хмыкает задумчиво.
Шумная компания усаживается за стол, Слэкджов и сам видит, что на гостью то и дело бросают заинтересованные взгляды. Следовало бы держать девчонку к себе поближе, не позволять никому другому приближаться. Не хватало, чтобы из-за её присутствия начались беспорядки.
Еда пахнет одуряюще, и желудок активно отзывается на запахи звонким урчанием. Конечно, с богатыми столами знати их ужин сравниться не может, но всё, что есть – в разы больше того, что может достать себе обычный бродяга. Еда горячая. Еда вкусная. Что ещё нужно?
Он чувствует прикосновение ладони к своему плечу и переводит взгляд на гостью. Смотрит внимательно, едва прищурившись, обращаясь в разговором всем собой.
- Благодетель – не мой конёк. – хмыкает согласно, не юлит, не выдумывает высшей цели, по которой мог бы предоставить девчонке убежище на какое-то время. – Улицы не раз доказали, что не бывает бесполезных знакомств. А моя интуиция говорит мне, что наша встреча неслучайна. – на губах всё ещё играет улыбка, когда он берёт со стола бутылку вина и разливает по бокалам – девчонке после долгого дня не мешало бы расслабиться хоть немного, да и он не откажется погонять кровь.
- Никаких сопливых дуростей о судьбоносной встрече, не думай. – делает глоток и отправляет в рот прокоптившийся на живом огне кусок мяса, потирает усы. – Но интуицию не обманешь. – замолкает на какой-то момент. – Предлагаю поесть и отдохнуть как следует. И только потом будет время для обсуждения деловых вопросов. – хлопает гостью по узкой ладони, мол, садись и отдыхай, празднуй ещё один день, которому не удалось отобрать твою жизнь.
И празднество продолжается. Кто-то травит шутки, кто-то обсуждает то, как прошёл день, сколько и чего ценного удалось урвать, и многое, многое другое. Шум и гам не смолкает над покосившимся деревянным столом до самого рассвета. Тлеющий огонёк недалеко от стола, на котором развернулось пиршество, пускал в светлеющее небо тонкие искорки, почти незаметные, но всё ещё горячие.
Запах алкоголя мешался с дымом, что испускали самокрутки. Гомон понемногу сходил на нет.

Слэкджов прервал собственный рассказ, в который уже успел втянуть и гостью, повествуя о днях далёких, когда совсем мальчишкой ещё только начинал изучение витиеватых улочек. Рассказ пустой, без какой-либо подробной информации, которую можно было бы использовать в собственных целях, но полный духа старых дней, которые прошли быстро и оставили после себя всё то, что сейчас простиралось перед глазами. Алкоголь не сморил его, хоть в речи и появились характерно растянутые гласные.
Он поднимается из-за стола, жестом зовёт Далилу за собой. – Ещё не передумала поговорить о моей «доброте душевной»? – идёт в сторону принадлежавшего ему жилища, отличающегося от остальных разве что более дорогой обстановкой. Как говорится, все твари равны, но некоторые равнее других. И без авторитета на улицах не продержаться и дня.
- Я хочу узнать, Далила-больше-не-из-паба, как ты покажешь себя на одной небольшой вылазке, что будет через день-два. – присаживается на край стола, внимательно наблюдая за гостей, поигрывая печаткой на большом пальце. – Хочу узнать, что ждёт впереди, и чем закончится наша «судьбоносная встреча». 

+2

12

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifДалила только кивнула в ответ, сжав губы.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifТеперь ее уже не поразишь тем, что мужики хотят, чтобы их где-то там погладили, и чтобы вызвать у нее шок и отвращение, нужно нечто большее, чем мужицкие яйца. Может, будь при ней тогда нынешний ее опыт общения с мужиками, она бы ему яйца оторвала и еще, может, откусила кое-что, но тогда она была просто девчонкой, которая не то что в руках не держала – в глаза не видела всех этих мужских причиндалов. Да и думала тогда об этом куда как меньше. Теперь она успела пережить и первого дружка, наговорившего ей гадостей о том, что с ней обниматься – больше о кости биться, да и вообще она не очень (а ведь не кривил носа ночью – за эти слова она потом получила по лицу, чтобы больше рот не раскрывала). Пережила и суховатого малого за тридцать, с женой и парой детей, который занимался с ней разными шалостями, пока хозяйки не было – он был забавный и довольно милый для того, кто ищет себе подружку на стороне. С ней наедине он первое время был застенчивым и боялся предложить ей то, на что не соглашалась его женушка, зато на людях мог такое отмочить, что все за животики хватались. Да. Ей бы тогда ее нынешний опыт – уж она бы, может, не убила того ублюдка, но заставила его даже дорогу к пекарне забыть. И, может, не потеряла бы хорошую работу, гораздо лучше ее места в пабе. Нет, мужиков с их штуковинами, жадных до чего угодно, лишь бы было теплое и еще как-то трепыхалось (хотя разные, говорят, бывают у людей странности), Далила уже не боялась: мужики у нее уже забрали все, что могли, да и не забрали – сама отдала, больше им забирать было нечего. Лишь бы не издевались и не били: кроме гордости и выносливого тела у нее больше ничего не было. Ей слишком часто приходилось подчиняться и делать то, чего ей не хотелось – и хотя бы собственным телом она хотела распоряжаться исключительно по собственной воле. Она себе совсем не льстила – просто уже знала, что некоторым дурь в голову бьет, когда на горизонте появляется кто-то без члена, болтающегося между ног, даже если смотреть совсем не на что.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна медленно садится рядом со своим спасителем, стараясь не коситься совсем уж заметно на остальных здоровых детин (и где только таких делают!), и не слишком жаться к нему, смотрит на Слэкджова пристально и все еще настороженно, хотя ей уже ясно, что он не из тех, кто будет сначала подманивать лаской, а затем пинать под ребра. Чести у этого человека было побольше, чем у многих аристократов. Ладно. Поняв, что толкового ответа она сейчас не дождется, Далила решила, что терять уже нечего, и она хоть поест по-человечески, прежде чем что-то случится – а может, и не случится. Уж эту-то здоровую компанию она не объест, мелькнула мысль, вызвавшая у нее едва заметную улыбку. Ее желудок еще неизвестно, примет ли нормальную пищу в достаточных для здорового человека количествах после вынужденной голодовки в несколько дней длиной – не считать же всякую дрянь за еду. На вино она старалась не налегать, пила совсем понемногу: природа дала ей немалые духовные силы и выносливое тело, но вот умение пить и стойкость к алкоголю дать, видимо, забыла. В какой-то момент Далиле показалось, что она все же выпила чуть больше, чем следовало, и больше она к вину не притрагивалась. Это было в тот момент, когда она осознала, что думает о том, что все эти люди вокруг даже по-своему милы. Милы – ну ничего себе словечко. У их главаря была честь, сила и ярость, чтобы держать их всех в кулаке, но слово «милый» навряд ли подходило даже ему. Она слушала его и не чувствовала раздражения или желания, чтобы он, наконец, закончил травить байки. Он был довольно приятен, явно умен – и на этом все, пора бы взять себя в руки, пока она не начала глупо хихикать или еще что-нибудь. И пока ее не начало клонить в сон. Нет, точно больше никакого вина.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПослушно подскочив следом за Слэкджовом (как бы ни были «милы» эти «ребята», оставаться с ними она точно не хотела), она пошла за ним, уже не боясь смотреть на него и не буравя глазами собственные ноги. Согласно мотнула головой – отросшие волосы разлетелись по плечам, челка упала на глаза, и Далила поспешно пригладила ее. Помедлив и окинув его еще одним быстрым взглядом, она сложила руки на груди, чтобы придать самой себе смелости, и подошла ближе к нему.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Что надо делать? – после убийства можно уже не стыдиться воровства или грабежа, или чем они здесь промышляли. Наверняка еще были крышей всем местным забегаловкам, но уж с этим они разберутся точно без ее, Далилы, участия. Она посмотрела Слэкджову в глаза – без вызова, но надеялась, что выглядела вполне спокойно. – Ты помог мне, привел в свой дом. Ты меня кормишь. После такого не бегут рассказывать обо всем страже. И уж точно не мне это делать – чтобы сначала они сцапали меня, а потом, дурея от собственного счастья и вывалив языки, понеслись ловить тебя. За еду, кров и ласку, – а то, как он обращался с ней, уже могло сойти за ласку, – надо платить, так что я в твоем распоряжении.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifДалила хмыкнула и довольно ловко – не так много она выпила, чтобы не контролировать собственные движения – изобразила реверанс. И еще она с циничной усмешкой подумала о том, что сейчас о ней и ее спасителе думают его дружки. Шутки о девчонках – они никогда не меняются, какое бы ни было общество, и какие бы ни были времена. Ну и пускай думают, может, так даже к лучшему: то, что принадлежит вожаку, остальная стая вряд ли посмеет тронуть.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Если, конечно, по твоему мнению могу чем-то пригодиться.

Отредактировано Delilah Copperspoon (02-06-2017 21:02:16)

+2

13

Его не может не радовать, что, как и ожидалось, девчонка действительно оказалась полна сюрпризов. Его довольно давно не заинтересовывал хоть кто-то настолько, чтобы вести какие бы то ни было беседы. Общение внутри банды, в большинстве своём, ограничивалось раздачей указаний. Найти что-то стоящее среди толпы одинаковых лиц – задачка не из лёгких. И Слэкджов не отпустит просто так возможность окунуться в авантюру, о которой есть риск вспоминать в случае, если он доживёт до глубокой старости. На что, к слову, никогда особенно не надеялся. Но можно ведь рассмотреть и такой вариант? Что когда-нибудь, когда шум на улицах города надоест, он смог бы осесть в каком-нибудь особнячке, купленном на ворованное состояние. Покуривать трубку целыми днями и вспоминать о днях минувших.
Их провожают взглядами, но, разумеется, никакого значения он этому не придаёт – народ может думать всё, что только душа пожелает. Он никогда не обращал внимания на слухи, если только это не молва, что разносит славу о нём, конечно же. А чтобы это произошло, ещё слишком многое следовало бы сделать, над многим поработать. И он думает, что в грядущей операции Далила – его крохотный, элегантный ключик на пути к успеху. Крохотный толчок, в котором они сейчас нуждаются, пожалуй, больше всего.
Он смотрит на неё прямо, ценит и одобряет и её прямой взгляд. Смотрит долго, несколько минут к ряду, только моргает изредка, будто бы просто-напросто уйдя в свои какие-то размышления. И улыбается, когда видит адресованный ему реверанс. Посмеивается, отталкиваясь от стола и доставая из одного из ящиков потрёпанную карту города. Карта самодельная, с множеством лазов и ходов, отмеченных яркими чернилами. Он потратил львиную долю своей жизни на её создание. Несколько вечеров на то, чтобы сделать копии.
И ещё какое-то время – на то, чтобы продумать план отхода на случай, если карта попадёт не в те руки, не к тому человеку. Отход и способы скрыться с чужих глаз на всякий случай. Продумал, где можно было бы залечь на дно до тех пор, пока шум не уляжется. Но, к счастью, ничего подобного до сих пор не произошло.
- Сама понимаешь, дорогуша, жизнь на улицах имеет свои правила. Свои классы, свои касты. Здесь всё только кажется анархией и разрухой. На деле всё совсем иначе. – раскладывает карту на столе, прижимает загибающиеся края потёртыми медными подсвечниками и не менее старыми книжками, который тоже в своё время таскал то тут, то там. Указывает пальцем на одну из широких дорог, из тех, по которым частенько проезжают торговцы, везущие свои товары из других городов и совсем крошечных уголков страны. Переводит внимание Далилы на проулок поменьше. – Мои ребятки устроят заварушку на дороге, чтобы у одного конкретного торговца, которого мы ждём прямиком из Карнаки, не было другого выбора кроме как свернуть именно в этот самый проулок. – он раздумывает какое-то время, позволяя девчонке повнимательнее рассмотреть карту. Раздумывает над вопросом – следует ли посвящать её во что-то большее одного плана. Следует ли говорить, что именно этот торговец важен по одной простой причине. Решает, что всё же стоит. Кто не рискует, как говорится…
- Я хочу стабильности для своих ребяток. Ты наверняка в курсе, что на улицах мы – не единственная группа, которая держит в руках весь город. У каждого своя территория. И я хочу расширять ту, что досталась мне по праву. Для этого нужны средства. Нужен авторитет. Нужны связи. Необходимо со многими договориться, кому-то дать на лапу. Мерзко, но работает.
Чтобы договориться с Чёрной Салли мне необходим груз, который будут перевозить через несколько дней.
– снова усаживается на стол, крутит пальцами печатку. – Но, видишь ли, мои ребятки уже успели довольно сильно примелькаться. Ты же – лицо новое, тебя практически никто не знает. И не узнает. – добавляет поспешно, стремясь продемонстрировать, что планируемая авантюра – это общий план, в котором подставе или наживке места нет. Он уверен, что таким образом дела и делаются, закрепляются связи. Он бандит, но со своим кодексом правил, который не собирается так просто нарушать. И лицо, подставленное однажды, больше не окажется полезным по вполне себе логичным причинам.
- И я подумал. – он окидывает девчонку взглядом с ног до головы, будто бы оценивая. – Подумал, что с твоей комплекцией можно что-то придумать. Проскользнуть в повозку и вытащить то, что мне нужно, никто из ребят не сможет. Не оставшись незамеченным, конечно же. – он не говорит о запасном плане, потому как понимает, что ставя неизвестную девчонку в центр плана, многим рискует. Здесь просто жизненно необходим план, которым можно будет завершить операцию, если что-то пойдёт не так. Конечно, шума будет больше, да и грязи тоже, но дело всё равно будет выполнено.
- Что ты думаешь? – склоняет голову, внимательно рассматривая собеседницу. – По силам будет такое? Я заплачу за помощь, конечно же. Это не обсуждается. – партнёрство практически на равных - вот что стоит в основе власти, которую он так хочет получить. Дать другой стороне почувствовать свою значимость, почувствовать себя на равне с хозяином положения. Но, конечно же, ситуация всё равно останется под строгим контролем. Он никому не доверяет достаточно. Страх, безусловно, очень сильный инструмент влияния. Но не такой, как уважение. Он, в принципе, не отказывается ни от одного, ни от другого.
В войне все средства хороши. И улица – это его война. Его детище и мечта всей жизни, пожалуй. Его собственная система. Иерархия, во главе которой он когда-нибудь встанет. А до тех пор – продуманный шаг будет следовать за шагом. Торопиться не имеет смысла. Город либо содрогнётся от одного упоминания его имени, либо замрёт в ожидании.

+2

14

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНа губах заиграла короткая улыбка и на этот раз не пропала сразу, как с ней это случалось от страха или смущения. На этот раз губы Далилы еще какое-то время хранили эту легкую улыбку. Может быть, ей не стоило позволять себе так разбалтываться, да еще и лезть с реверансами (не место реверансу в таком месте, ой не место, она бы еще начала учить бандитов правильному произношению), но это действие было оценено и заставило ее спасителя улыбнуться. Значит, к лучшему. Главное, чтобы не начал допытываться, что это еще иногда за манерность, и жить они будут совершенно полюбовно.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПодходить к столу ей никто не запрещал, смотреть, что на нем лежит – тоже, приказа держаться в стороне она не слышала, и потому Далила в несколько осторожных шажков, как уличная кошка, одним глазом косящаяся на добычу, а другой – на того, кто может эту добычу отнять, подошла к столу. Никто не прикрикнул и не замахнулся, поднимать шерсть на загривке было еще не время. Непривычно. Она коснулась пальцами края стола, сжала не столько для поддержки тела, сколько просто для уверенности, что ей и правда можно стоять здесь и смотреть, и взгляд Далилы заметался по карте. Неосознанно она нашла взглядом знакомые названия улиц, на которых проводила большую часть того времени, которое провела на улице, а уже потом, как будто успокоившись и увидев подтверждение, что она и правда до сих пор все в том же Дануолле, быстро перевела взгляд на место, на которое указывал Слэкджов. Она перестала улыбаться, чуть нахмурилась, так, что между бровями появилась небольшая морщинка, и слегка нагнулась над картой, чтобы лучше разглядеть названия улочек и переулков, присмотреться и попытаться представить, как все выглядит. Ни на секунду не прекращая следить за словами бандита, она изредка кивала, чтобы показать, что она слушает и слышит. Она не то чтобы очень много понимала во всех этих незаконных делах, но понимала, что трепыхаться, когда уже увяз коготок (да уж, насколько образно и ярко это звучит в ее случае), поздно, да и, похоже, этот парень пытался быть с ней до смешного честным. Почти рыцарь – уж чего Далила в свои шестнадцать уже давно не ждала, распрощавшись с детскими фантазиями. Бандит, который не поиметь ее хочет (исключительно в том смысле, чтобы получить от нее выгоду) и затем вышвырнуть обратно на улицу, а вроде бы обещающий какую-никакую защиту и гарантии – самое время ущипнуть себя за руку, чтобы проверить, не спит ли она, но Далила не решилась делать это сейчас, при нем.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНа несколько секунд она подняла глаза и встретила взгляд Слэкджова, но вскоре снова обратила все свое внимание на карту. Скоро ее начнет клонить в сон, и лучше бы рассмотреть карту, прежде чем ей захочется положить локти на стол. Наконец, после недолгого молчания, Далила выпустила край стола и выпрямилась, обняв себя за плечи руками. Морщинка между бровями не исчезла, и лицо приобрело озабоченное выражение. Очень уж по его собственным словам сильно Слэкджов доверят совсем недавно подобранной девке, не может такого быть. Хотя это его дело, наверняка он подстраховался – и Далилу это волновало мало, она бежать не собиралась, что бы там ни нужно было ему в этой повозке. Воровать у банд – это вообще неблагодарное занятие. Она закусила губу, все еще скользя взглядом по карте – пыталась понять, что же именно ей не нравится.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Охрана, – наконец, проговорила она. – У видных торговцев всегда бывает серьезная охрана – иначе ребята вроде твоих могли бы брать их голыми руками. Влезть я, может, и смогу, – основательно вытянувшаяся, высокая от природы, она из-за своего роста не просто казалась ужасно худой – она и правда могла бы ввинтиться в самый узкий лаз. – Но для этого надо или чтобы охраны не было, или чтобы они какое-то время не пялились на то, что охраняют.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна снова наклонилась над картой – взгляд стремительно перебегал с названия одной улицы на другую, скользил по тонким линиям, намечая, как бы она могла сбежать, когда достанет то, что нужно Слэкджову. Вполне возможно, улепетывать ей придется, как сегодня от стражи – прямо у них на глазах. Значит, надо знать, куда и как бежать. Наконец, облизнув заживающую губу, которую она снова чуть не разгрызла, Далила подняла глаза и заговорила снова:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Раз у нас есть время, мне надо побывать там. Присмотреться, понять, что и как… в какую сторону бежать, если увидят. И эта вещь, которая тебе нужна – можешь не говорить, что это, но хотя бы размеры, вес… Чтобы я знала, что искать и с чем делать ноги – а то может я надорвусь и шага не смогу сделать, так и вывалюсь из повозки.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifДалила фыркнула. О плате, обещанной Слэкджовом, она сейчас даже не думала – об этом можно будет подумать, если она выберется живой из этой авантюры. Если все и дальше пойдет так, как он говорит, и он не выйдет из своего честного образа, то уж без какой-то благодарности он ее точно не оставит. Ей сейчас и важны были не столько деньги, сколько то, что он уже дал ей – еда и крыша над головой.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– А что твои… – просилось слово «ребята», но она решила подобрать более нейтральное слово, – парни подумают о том, что ты полагаешься в важном деле на девчонку, которую сегодня впервые увидел?

+2

15

Несомненно, он задумывался об охране, которая вполне себе может иметь место быть. Глупо было бы поставить под угрозу всю авантюру только потому, что неуёмное эго подтолкнуло к решительным, но совершенно необдуманным действиям. В планировании нападения не должно быть места осечке. Особенно, если речь идёт о нападении на вполне себе обеспеченного торговца всяким ценным хламом. Слэкджов прекрасно это понимает. Как понимает и то, что ошибка будет стоить если не жизни, то репутации. Тяжело будет вернуть себе лицо и образ, ещё тяжелее – добиться уважения, признания, возможности поставить себя на одну ступень с теми группами, что хозяйничают на улицах города куда дольше него. Сказать честно, Слэкджов ведёт себя весьма самонадеянно, позиционируя себя и своих ребят уже сейчас полноправной бандой. Но он искренне верит, что именно подобная наглость и проложит ему путь к успеху. Ну, или он вырвет этот самый успех зубами, если понадобится.
И, конечно, к той же Салли он мог бы прийти и просто так, с пустыми руками. Полагаясь на подвешенный язык и природное обаяние. Может, это даже могло бы сработать, кто знает. Но всегда становится спокойнее, если есть возможность подкрепить слова делом. Учитывая, что птичка уже напела о существовании некой шкатулки, содержимое которой весьма и весьма интересно Салли. И подобный веский аргумент может стать в разговоре решающим. Отличная возможность показать на деле, что он свой человек. Что у него может быть большое будущее на данном поприще. И, разумеется, подмять потом под себя тех, кто будет смотреть ему в рот - вопрос времени. До того момента придётся ещё немного потрудиться.
- Учитывая, что ты согласилась на всё это безумное действо, можно сделать вывод, что я отлично умею убеждать. – подмигивает игриво, явно давая волю себе и алкоголю, едва-едва, но всё равно бушующему в крови, и без того горячей. - Убеждать людей, которые привыкли доверять твоим решениям - ещё проще. Очень многое решается сладким пряником, Далила. Не забывай об этом. - крохотная житейская мудрость, которую он усвоил ещё в те времена, когда таскался оборванцем по неприветливым улочкам в гордом одиночестве. Совсем мальчишка. Без гроша в кармане порванной жилетки. Зато со сладкой речью и громкими обещаниями. Люди любят слушать. Любят мечтать. Любят думать о том, что кто-то может прийти в их жизнь и просто так перевернуть всё с ног на голову. Люди лелеют мысль, что всю грязную работу за них сделает кто-то другой. А их существование магическим образом превратится во что-то совершенно другое, а перед ногами в пыльных ботинках вдруг ляжет красный дорогой ковёр. Слэкджов был тем пацаном, который «на сто процентов был уверен в своём плане и знал, как такой жизни добиться». Везение? Или изворотливость? Ему не очень хотелось в этом разбираться, ибо что бы это на самом деле ни было, он продолжал учиться этим пользоваться.
- Они не будут против. Не будут задавать вопросов, если хотят остаться с целыми конечностями. - пожимает плечами совершенно буднично, снова взглядом возвращаясь к карте города. - Но мне нравится твоя идея. Не за чем тянуть - прямо с утра можно отправиться в проулок и посмотреть, где выгоднее устроить засаду. И убедиться в том, что для тебя есть как минимум пара вариантов побега. - он, в принципе, рассматривает и тот вариант, что Далила может сбежать и от него тоже. Что девчонка может прийти к выводу, что не хочет иметь с бандитами ничего общего. Скрыться с чужих глаз и потеряться в городе.
Он честно не может ответить на один простой вопрос: будет ли он её искать в таком случае? Есть ли смысл? Наверное, так правильно было бы поступить. Показать, что сбегать от Слэкджова, да ещё и с уловом, который причитается непосредственно ему же, - дурная идея. И так просто подобные проступки не прощаются. Он молчаливо смотрит на гостью, пока в голове лениво ворочаются не совсем радостные мысли. Он не видит причин сбегать.
Но продолжает об этом думать, потому как это удел хорошего лидера - продумывать варианты.
Он возвращается мыслями к «очень важной» шкатулке, прикидывает в уме, что такую Далила должна вынести без особых проблем. Если повезёт, пропажу никто сразу и не обнаружит: исходя из данных, которые удалось заполучить, шкатулка эта не больше длины его ладони, что делает её очень удобной для того, чтобы спрятать во внутреннем кармане очень просторного, мешковатого одеяния. Такого тряпья в их берлоге навалом. И, учитывая комплекцию гостьи, проблем возникнуть не должно. О чём он тут и сообщает, впрочем, не предлагая никакой примерки - на всё это ещё будет время.
Ему нравятся ощущения, вызванные таким внезапным сотрудничеством. Возможностью практически на равных обсудить план действий, поворочать мысль и придумать что-то новое. Он уверен - головёшка у девчонки варит, и неплохо. Но не позволяет приятным размышлениям усыпить бдительность. Друзей в этой жизни не бывает, увы. Ни он сам, ни девчонка не будут исключением.
- Несколько ребят займутся охранниками. Это будет несложно, если всё пойдёт по плану. - задумчиво потирает пальцами подбородок. Алкоголь в крови всё ещё бушует, речь заплетается совсем немного, но если вслушаться, можно заметить, как растянуто и порой невнятно звучат слова. В отличие от чётких и острых словечек, которыми он смело бросался ранее. Ему требуется несколько секунд, чтобы помолчать, прервать свой монолог и просто подышать какое-то время. За пределами обиталища слышалась возня - народ растаскивал остатки пиршества в некотором  подобии уборки. Ещё немного, и над крышами домов появятся первые утренние лучи.
- Далила не хочет отдохнуть, наконец? - приподнимает бровь, с интересом поглядывая. - День был…насыщенный.   

+2

16

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif«Да уж, Слэкджов, трепло ты редкостное, и язык у тебя подвешен как надо». Слово «трепло» на сей раз не несло в себе никакой по-настоящему негативной окраски, но все равно это были не самые подходящие слова для разговора, поэтому Далила немного помедлила перед ответом. Она не была слепой и никак не могла не увидеть его подмигивания – могла бы смутиться, но ей не двенадцать и не четырнадцать, смущаться было уже нечего. Разве что задаться вопросом, с чего бы нормального мужика вдруг потянуло на ее мослы – хотя если она выпила чуть больше, чем нужно, может, и он находился в том же состоянии. Она ответила на его подмигивание усмешкой, легким прищуром и по-женски дерзким взглядом – уж в ее возрасте глупо этому не научиться.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– У тебя прекрасно подвешен язык, – «малыш», здесь напрашивалось слово «малыш», потому что это слово особенно звучит с людьми его комплекции, но это было бы уже слишком, и она была не настолько пьяна, – Слэкджов, но не забывай, что я еще и обязана тебе. Может, я просто возвращаю долг? – она подняла брови, сложив руки на груди и все с той же усмешкой глядя ему в глаза.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЕе язык был одним из главных источников всех ее проблем: очень уж сложно было заставить его не трепаться и не пытаться ужалить. И хорошо еще, если ее спаситель не обладает очень бурным и изменчивым темпераментом – иначе на одном из таких разговоров все может и закончиться. Он решит, что она над ним издевается, или ему просто не понравится ответ – и прощай, несостоявшаяся принцесса Далила, прощай ты и все твои мечты. Нет, она и правда сделает это не ради награды – по крайней мере, так ей кажется сейчас. Она слишком не любит шататься по улицам и слишком не хочет терять тепло, еду и защиту, и для нее сейчас все это – уже очень, даже слишком много. Его широкие плечи и хитроватые глаза не были гарантом спокойной и всегда сытной жизни, но он мог дать ей гораздо больше, чем она имела сейчас. Она подумала, что в таких, как Слэкджов, влюбляются, бурно и безумно – но замуж за них не идут. Потому что одно дело страсть, а другое – брак и жизнь в нем. Но она замуж и не собиралась.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна подошла чуть ближе к бандиту и тоже посмотрела на карту.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Было бы великолепно, – потому что на самом деле вся эта затея ее пугала. И если с волнением она справиться не может, да и признаваться этому здоровому мужику в нем стыдно, то подготовиться к дурацкой авантюре – вполне в ее силах. Она никак не могла перестать хмуриться, покосилась на него, недовольно пожевала губу и добавила: – Можешь поставить там кого-нибудь, кто будет меня ждать. У тебя нет причин мне доверять. Мне бы не хотелось, – она стрельнула в него лукавым взглядом, – чтобы ты сидел как на иголках и думал, что я тебя надула. Или чтобы пришиб ненароком.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНо нет, вот уж точно нет – играть с бандами в такие игры! Тащить то, что они считают своим! Не окончательно же она сошла с ума, и, даже будучи слегка навеселе, Далила рассматривала такую мысль как самую идиотскую на свете. Уж проще еще раз сыграть в салочки со стражниками – проще и безопаснее, потому что те, если догонят, просто ребра переломают и шею свернут, а в руках у бандитов еще будешь жалеть, что сразу не прибили.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПожалуй, это был не первый, но все еще редкий, исключительный для нее случай, когда с ней разговаривали на равных. Все еще застряв для состоявшихся в жизни людей где-то между ребенком и взрослым, она на собственной шкуре испытала, насколько это неприятно, когда спрашивают с тебя, как со взрослой, а как заходит речь о мнении, так сразу называют ребенком. И в то же время не оставляла ее на протяжении всего разговора злая, насмешливая мысль: вот и все, что тебе осталось в жизни, Далила – горстка бандитов, а на большее ты не способна. Из них большинство были просто крепкими руками, мышцами для решения проблем, а ума, достаточного, чтобы достичь вершин, хватает только у нескольких человек. Думаешь, ты из числа последних, не просто исполнитель?
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЗавтра надо будет посмотреть, насколько там плохонький проулок – скорее всего, совсем, иначе можно было бы прийти заранее и прикинуться попрошайкой: тогда она была бы вообще элементом окружающего мира.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Хорошо, – она кивнула. – Мне главное – влезть внутрь. А потом пусть попробуют догнать. Хотя, конечно, не идеальный расклад.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЕсли смотреть на карту, а не на бандита, уши лучше улавливают изменения в его голосе. Легкий нажим на одни звуки и пропуск других. Она чуть покосилась на Слэкджова, не вполне уверенная в том, что делает, но как тут противиться собственному дурному темпераменту? Молчание было нарушено его голосом, и она, наконец, перестала уже без особой на самом деле цели буравить глазами карту – вместо этого она окинула его все тем же дерзким, оценивающим, лукавым взглядом. Далила подошла к нему на расстояние немногим короче расстояния вытянутой руки, провела чуть согнутыми пальцами по груди сверху вниз.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Если покажешь, где я могу отдохнуть.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИ, возможно, с кем. Она сделала еще один маленький шаг вперед. В ее прищуре было что-то хищное и самоуверенное: да, она была не раскрасавицей, но по крайней мере природа не сделала ее уродливой, а все остальное – наживное. И если уж его тянет позаигрывать, то она не станет стыдливо опускать ресницы и бояться поймать его взгляд.

+2

17

Он всегда внимательно слушает то, что ему говорят. Даже если это кажется неочевидным на первый взгляд. Потому что привык знать, что не бывает лишней, ненужной информации. Даже самую простую и незамысловатую сплетню можно использовать себе во благо. Ведь именно так и работает политика, верно? Не то чтобы он действительно этим интересовался.
Но такова работа - знать, что происходит, даже если совершенно неинтересно. Быть внимательным слушателем даже тогда, когда зевать тянет от тоски. Наверное, именно так раньше воспитывали знатных отпрысков. До того момента, когда мир покатился к чертям, и всё, что действительно стало иметь значение - у кого кошелёк толще. Но только вот и он - не поборник морали. Чужие грешки не пересчитывает, о своих быстро забывает. Исповеди - это пустое. Исповеди только для бутылки чего покрепче, за семью печатями, что ни одна крыса ни за что и никогда….
Он внимательно слушает то, что говорит ему Далила. И прекрасно понимает, что в чужой голове вполне себе может присутствовать какой-нибудь весьма занимательный план по усыплению его бдительности. Понимает и то, что «возвращать долги» никто не любит. И рассуждать о чести и благородстве в его случае - в каком-то роде лицемерие. Бандитский кодекс, который он сам для себя сочинил, не всегда, далеко не всегда пересекается с такими доблестными понятиями. И поступать по совести - удел рыцарей. Если они ещё не перевелись, конечно.
Слушает внимательно и улыбается, когда за вежливым «язык подвешен» слышится совершенно не двоякое «трепло», но он не обижается, нет. Хотя бы потому, что знает, что на самом деле содержится за этими словами или же не придаёт значения тому, что и кто может о нём подумать.
- Я ценю эту своевременность. - кивает максимально серьёзно, действительно отмечая то, что это довольно таки говорящая черта характера, которым многим не свойственна - отдавать долги по мере их поступления, не дожидаясь момента, когда об этом самом возвращении можно будет забыть. Очень многие предпочитают выкручиваться до последнего, но не признавать, что они кому-то чем-то обязаны.
- О, дорогуша, не волнуйся. Я не тот человек, что будет в нервном приступе «сидеть на иголках» - посмеивается и пожимает плечами, переводит взгляд с карты на гостью. - Просто те, кто меня разочаровывают, долго не живут. - фраза звучит отстранённо, буднично, будто хорошо заученная истина, в которой не приходится сомневаться. Он в это верит. Его ребятки хорошо о таких правилах знают. Тот, кто сбегает с поля действий, подписывает себе если не мгновенный смертный приговор, то очень долгую и мучительную игру на выживание. И, как обычно водилось, в удовольствие эта игра была только одной стороне.
Это не угроза, но предупреждение. Мимолётное упоминание, что с ним играть в кошки-мышки не стоит, он такие игры не любит и не поддерживает. По большей части. Не в тех случаях, когда не выбирает поиграть в них сам.
Он внимательно наблюдает за тем, как гостья магическим образом с каждым разом становится всё ближе и ближе к нему. Наблюдает и за тем, как её тонкие пальцы пробегают по груди. Сверху вниз. Смеётся. Сначала тихо, практически себе под нос. По прошествии пары секунд -  уже громче.
- Сказочку ещё прочитать? Или колыбельную спеть? - щурится хитро, ясно давая понять, что просто шутки тут шутит, и ничего больше. Хлопает гостью по узкому плечу размашисто и отправляется в сторону выхода из его скромной обители. Выуживает из кармана брюк потрёпанную самокрутку, тут же зажимая её зубами и прикуривая. Во дворе, где ещё ранее проводилось празднество, всё ещё бродил народ, переговариваясь и затевая какие-то споры о своём. Именно к ним и направился Слэкджов, оставляя гостью один на один с собой и возможностью отдохнуть перед потенциально трудным днём.

+2

18

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна не станет говорить о том, что лучше быть своевременной, чем быть поставленной перед фактом, чем дать кому-то возможность потребовать долг, вляпаться в какую-нибудь мерзость против собственного желания. Сейчас она тоже вляпалась, но иначе, и к тому же она в некотором роде сама на это согласилась – по крайней мере, не пыталась возражать по-настоящему, и это «деловое предложение» не слишком ее возмутило. Зато она достаточно согрета вином и оттаяла, привыкнув к его обществу, чтобы сказать другое:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Не надо меня пугать, Слэкджов, – она произнесла эти слова несколько легкомысленным тоном, потому что и он не угрожал ей всерьез, но потом заговорила уже серьезнее: – Я младше тебя, но прекрасно понимаю, что играть в такие игры с бандами – прямой путь в Бездну. Это ваш мир, и я в нем веса не имею. Я не самоубийца, – она качнула головой.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСкорее наоборот: она очень любит жизнь и хочет прожить еще очень долго. Она поможет ему достать то, что ему нужно, быстро отдаст свой долг и, возможно, после этого распрощается. Или, может, все-таки останется где-то рядом, потому что здесь было сытно и безопасно – по крайней мере, другие люди ей не угрожали… а сама банда? Сложный вопрос. Она еще решит, что с этим делать. Но, может, за эти пару дней она сможет обзавестись если не союзником, не другом и не полноценным покровителем, то хотя бы человеком, который вспомнит ее не самым злым словом и, может, не позволит кому-то ударить ее, если увидит на улице. В конце концов, должен же хоть кто-нибудь в этом мире вспомнить ее добрым словом, если с ней что-то случится, и она умрет вместе со всеми своими мечтами.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна думала, что он навеселе. Или со своими странностями. Или воспользовался подвернувшейся возможностью, потому что шлюхи по большей части тоже не раскрасавицы, а она все-таки какая-никакая, но женщина и не пытается давить на совесть даже слабым сопротивлением. Она заранее простила ему любую такую странность и слабость, потому что он был неплохим, пригрел и накормил ее, обходился с ней хорошо, а она… В ней было что-то от собаки: стоило кому-то поговорить с ней ласково, и она на все готова. Может, она даже сама ждала этой, пусть грубой, но какой-то ласки, заботы, какого-то тепла. Если так подумать, то ей это было гораздо нужнее, чем ему.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПоэтому он посмеялся над ней и ушел, а Далила осталась в одиночестве – осмысливать то, что только что произошло. Она не могла подобрать этому названия, этому не было названия в ее мире, где, как она давно уяснила, каждый готов ухватить любой кусок, если только удастся его ухватить. По логике этого мира такой мужчина, как Слэкджов, должен был воспользоваться ее податливостью, и дальше все было бы просто и понятно. Сейчас же это никак не укладывалось в ее голове. Поэтому она даже не смогла ничего придумать в ответ и вообще сказать хоть что-то.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Вот ведь приличный человек, – пробормотала Далила, чувствуя, как рвется наружу смешок. – И где вас только таких делают.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна не стала его сдерживаться и тихо, неуверенно рассмеялась, все еще только приближаясь к пониманию его поступка. Да нет, все ясно: она просто недостаточно хороша, а у него есть достаточно миленьких девчонок, состоящих не из одних костей. Он… он просто…
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Приличный человек, – на новом смешке повторила она и тут же расплакалась – через свой несмелый, осторожный смех.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСлезы она утирала поспешно: если кто-нибудь увидит, то сраму не оберешься.

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifУкутавшись поплотнее, как сильно мерзнущий (что, впрочем, было недалеко от истины) человек, Далила шагала по проулку, который она днем раньше облазила вдоль и поперек, как и все вокруг, ища пути для возможного суматошного побега, когда некогда будет раздумывать, осматриваться и заглядывать за углы. Рядом была оживленная улица и, возможно, она сможет затеряться там… возможно. Вероятно. Пока она просто делает вид, что куда-то очень целенаправленно идет. Как только…
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна услышала, как приближается повозка и, не поднимая головы, сбавила шаг в ожидании, когда торговец с охраной, едущий в ту же сторону, что и она, проедет мимо. Сердце ухало чуть ли не в желудке, но чем ближе была повозка, тем спокойнее казалось ей его биение. Теперь бандиты должны отвлечь охрану, следовавшую за повозкой, чтобы дать ей время забраться внутрь.

+2

19

Ночь, как ей и положено перед каким-либо мало-мальски значимым событием, проходит мучительно медленно: одолевают мысли и сомнения, которые возникают наперекор увещеваниям здравого смысла, что без устали пытается твердить и заверять - всё будет хорошо. Они планировали это слишком долго. Продумывали всё до мелочей. Он проверял нужный им проулок столько раз, что вполне способен вспомнить, какого вида кирпичи использовались в фасаде того или иного здания. Знает, сколько ям на дороге, что пролегает между тесно приютившимися домами. Знает, когда точно должен пройти по дороге торговец. И как конкретно выглядит то, что им так жизненно необходимо достать.
Только вот сон не шёл. Как бы он ни пытался себя успокаивать. Возможно, всё дело было в том, что долгожданное и желанное наконец-то шло в руки. Не само собой, разумеется. Ещё предстояло поработать, попотеть и побороться за то, что так хотелось. Но всё-таки. Оно было гораздо ближе. Теперь до желаемого можно было дотянуться. Коснуться кончиками пальцев. Теперь всё - не сон сообразительного мальчишки. Мечта превращается в план действий. Пожалуй, это всегда довольно пугающе. Слэкджов же предпочитал думать, что если мечта не внушает ужаса, то это и не мечта вовсе. И борьбы за неё она точно не стоит.
Он сидит на своей кровати и потягивает трубку немного нервно. Засыпает под утро. Наконец-то понимая, что именно не давало ему сомкнуть глаз всё это время. Понимая, откуда бралось сбитое дыхание, тяжесть в груди и едва подрагивающие пальцы. Его просто донимало предвкушение.

День был серым и мрачным. Таких в Дануолле полно. Один не отличить от другого: всё те же тяжёлые тучи, налившиеся синевой, всё тот же накрапывающий дождь, который, кажется, попросту стеснялся пойти в полную силу. Впрочем, видимость он не портил. И всё должно было пройти по плану. 
Совсем неподалёку была довольно людная улица. В толпе легко могла затеряться не только хрупкая и, по желанию, неприметная Далила. Среди зевак запросто можно было спрятать и пару-тройку бандитов. Слэкджов внимательно следил за всем, буквально слившись со стеной одного из серых домов.
Все действовали подобно отлаженному механизму: ровно в нужный момент в проулок заворачивает ещё одна повозка. Лёгкая, будто бы картонная. Такая запросто протиснется между стен домов и скроется из виду, если будет необходимо.  По сигналу несколько его ребят бросаются на перерез сопровождению, с которым путешествовал торговец. Один из них кричит, хватается за ногу и обвинительно тычет пальцем в одного из охранников. Слэкджов хмыкает, цепко наблюдая за тем, как разворачивается суматоха перед ним. Сейчас самое время для Далилы, чтобы проникнуть внутрь повозки. Он держит палец на курке, в какой-то степени надеясь, что ситуация не выйдет из-под контроля. Охрана не заподозрит в «невнимательном горожанине» бандита. И не придётся проливать кровь.
Кажется, охранники всё-таки не сильно проникаются речами «горожанина» и его «обеспокоенного друга», который сбивчиво пытался поведать абсолютно все случаи, когда его непутёвый друг попадал под колёса самых разных повозок.
Чувствует, как контроль над ситуацией утекает подобно песку сквозь пальцы. Ругается тихо, замечая, что один из охранников медленно, но верно тянется за оружием.
- Планы изменились. - отходит от стены, чётко отдав своим новый приказ - «никаких свидетелей».
Направляется к повозке с торговцем, в которой должна сейчас находиться Далила. Забирается внутрь, тонким лезвием устраняя ещё одну преграду. Усаживается поудобнее. - Ты здесь? Шкатулка у тебя? - оглядывается на оставшийся позади проулок, где всё ещё наводили порядок его ребята, ловко расправляясь с охранниками.
Всё, что нужно, чтобы сорваться с места немедленно - хоть какой-то знак от Далилы, что она где-то рядом. И всё в порядке.

+2

20

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСперва шум у повозки привлек и ее внимание, но Далила даже не успела посмотреть туда – только мазнула взглядом, и в следующее мгновение в голове словно произошло какое-то озарение. Не время было пялиться по сторонам – пусть этим занимаются случайные свидетели, которым тоже интереснее смотреть на маленькое представление у повозки, чем на щуплых девчонок неподалеку, да сами охранники – вот уж кто точно должен смотреть совсем в другую сторону. Далила не сорвалась с места и не побежала – она даже не изменила темп шага, и без того достаточно быстрый, но не слишком торопливый, но он таким был, потому что иначе становилось прохладно. Она просто развернулась и зашагала в направлении повозки – и при этом немного в сторону, как будто хотела обойти. И, проходя мимо, вдруг свернула быстро юркнула внутрь, в щель в навощенной от дождя парусине – она могла бы запрыгнуть сюда даже на ходу, и, если сделать это аккуратно, никто не заметил бы, что повозка вдруг потяжелела – да и с чего бы ей тяжелеть? Хорошо, если в Далиле было хотя бы девяносто фунтов. Здесь звуки показались ей более приглушенными, но она не слишком прислушивалась: это было не ее дело. Все, что происходило снаружи, было не ее дело, потому что ее дело – это найти шкатулку и выскочить прочь из повозки, прежде чем кто-нибудь из охраны вспомнит о том, чем они должны заниматься, и проявит рвение и любовь к своей службе. А если вздумает заглянуть, если она зацепила парусину так, что край загнулся внутрь? Далила быстро оглянулась и поправила плотную ткань, а затем поползла вглубь повозки, видя разве что какие-то очертания в этой темноте. Ударившись коленом о край ящика, она подавила вскрик, на несколько секунд словно бы застрявший у нее в горле, залезла пальцами в карман и достала коробок со спичками – как ни странно, руки у нее почти не дрожали, и спичку удалось не сломать и зажечь с первого раза. Маленький огонек едва осветил нутро повозки, и она принялась торопливо рассматривать ящики – рядом лежала и пара мешков, но она здраво рассудила, что никто не будет прятать в них шкатулку. А если будет, то им всем наступит абзац. Следовало для начала взяться за решение более реальных и выполнимых задач.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСпичка потухла, и Далила, бесшумно ругаясь и упираясь кончиком языка в сжатые зубы, зажгла новую. Снаружи грохнуло – кто жил на улицах и видел стражу или членов хотя бы одной банды в глаза, тот сразу узнает звук выстрела, потому что в Дануолле не слишком скупились на пули, – и что-то тяжелое ударило в бок повозки, заставив ее самую малость покачнуться. Далила резко выдохнула, тонкий огонек дрогнул, но она успела заметить внутри небольшого (всего-то и хватит, чтобы поместиться там ей, если вынуть все остальное) сундука, в котором, должно быть, были какие-то вещи, принадлежавшие самому торговцу, не для продажи, нечто, вполне подходящее по форме и размерам для того, что ей надо было вытащить. Задутый ее дыханием огонек потух в ту же секунду, когда Далила сунула в сундук руку, стараясь не думать о городских легендах, в которых злобная хозяйка отбирает у своей горничной дорогой той медальон (иногда, правда, рассказывали о колечке, но чаще все же был медальон, и в нем – непременно прядь волос возлюбленного) и прячет в своей шкатулке с драгоценностями. А когда ночью горничная прокрадывается в спальню, чтобы вернуть дорогую сердцу вещь и в темноте тянется пальцами в нутро шкатулки, то чувствует укус: хозяйка держала там ядовитых змей, чтобы отвадить воров. Разумеется, вскоре несчастная горничная умирает от яда.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСердце рухнуло куда-то в район таза, когда сзади послышались шорохи, и кто-то гораздо тяжелее нее влез в повозку. Она резко вдохнула, уже готовая задержать дыхание и так и не зажегшая новую спичку. И выдохнула.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Я чуть прямо здесь не умерла от твоих внезапных появлений, – прошипела Далила, снова ударилась о тот же злосчастный ящик, на этот раз локтем, самыми косточками, но все же подползла ближе к бандиту и, стараясь беречь ушибленный локоть, посмотрела на выхваченную из сундука вещь уже в слабом, но каком-никаком освещении. – Она? Если мы будем копаться во всех этих ящиках и мешках, то можно сразу отправляться на дно Ренхевена, – окинула Слэкджова коротким взглядом и прикинула, что ему особо некуда прятать шкатулку, чтобы не занимать руки – сунула себе под рубашку, заправленную в брюки. Прислушавшись к шуму снаружи, добавила: – Там совсем плохо? А то можно было бы угнать, если твои там всех положили, – судя по шумихе, еще не всех. – Тут не рыжье или сверкальцы, я видела – проще будет сбыть.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifХотя Чужой ее забери, если у таких ребят, как Слэкджов, не было какого-нибудь прикормленного ювелира. Что же, когда-нибудь он точно будет – если они переживут все это. Додумывая эту мысль, она выскочила из повозки, чтобы дать деру: стража еще не появилась, как это часто бывает, когда кто-то в чудесном городе Дануолле влипает в неприятности, но кто знает, когда они могут свалиться, как снег на голову. Она успела увидеть чью-то вскинутую в ее сторону руку, и что-то в этой руке. Снова грохот, но Далила его толком не слышала: ей было не до того. Ее ударило в плечо и дернуло так, что она почти развернулась лицом обратно к повозке. Не чувствуя плеча, она рухнула на мостовую и откатилась в сторону (больше отталкиваясь ногами и скользя разбитыми каблуками на мостовой) так, чтобы не было видно с той стороны, откуда стреляли. Попыталась встать, но левая рука не желала слушаться, и она едва не упала снова.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна вдруг подумала, что план Слэкджова был отличный. Просто иногда планы не работают. Злясь на саму себя, она оперлась о грязную мостовую здоровой рукой и все-таки поднялась на ноги, чуть пригибаясь и затравленно оглядываясь по сторонам. Куда бежать?

+2

21

Пожалуй, никому из присутствующих не нравилось то, как стремительно развивалась ситуация. Кажется, что ещё только накануне вечером они разрабатывали план, обсуждали детали, старались предсказать множество различных вариантов, когда что-то может пойти не так. Слэкджов думал, что продумал всё достаточно, чтобы сегодня дело прошло гладко.
Но всё пошло по совершенно противоположному пути.
Не нравилось ему и то, что тайная, продуманная для мелочей миссия превратилась из чёткого плана действий в клубок шипящих недовольных змей. Невозможно рассмотреть, где и чья голова, не почувствовав, как острые клыки впиваются в плоть, впрыскивают яд под кожу, в вены, чтобы тот разбежался по организму стремительно.
Слэкджов не может отделаться от этой навязчивой ассоциации, что вязко оседает в мозгу. А он ведь даже не мастак и не любитель раскидываться пафосными, высокопарными словечками, которые обычно так греют уши благородной знати. И ощущение никуда не исчезает. Ощущение, что запустил какой-то механизм, о котором имел преступно крошечное представление. Положил начало чему-то такому, с чем не готов был ещё столкнуться лицом к лицу. И ему хочется избавиться от липкого страха, что потом стекает по спине.
Время от времени он отрывается от земли, покидает серый Дануолл с его улицами-лабиринтами, прощается навсегда с обитателями этого города и понимает, что на самом деле мир нельзя охватить даже мыслью. Он огромен, всеобъемлющ, бесконечно интересен и разнообразен. В такие моменты он ярко чувствует, что его потуги выбраться из грязи для всего остального мира являются пустым звуком. На фоне глобального он кажется мелкой сошкой. И, по факту, так оно и есть. Даже в этом самом городе. Он всё ещё никто. Очередной человек без имени, но с кровью на руках. И он не знает, сколько ещё придётся пролить, чтобы наконец поставить подпись на всём Дануолле. Заклеймить его.
Время от времени он обнаруживает себя посреди улицы, ошеломлённый гомоном улиц. Как, например, сейчас. В самый неподходящий момент.
С одной стороны, его заполняет чувство разрастающейся эйфории, потому что необходимая для сделки шкатулка таки оказывается у него в руках. В руках Далилы, фактически. Но это только вопрос времени.
С другой же, всё происходящее настолько сильно не соответствует плану, что он испытывается практически физический дискомфорт. Но пытается его скрыть. Пытается до того самого момента, пока не раздаётся выстрел. Вот оно. То самое «нечто», о котором он волновался. От которого руки потели, а нервы были на пределе. Предчувствие не подвело и на этот раз. Он сидит в повозке так тихо, насколько это вообще возможно, не предоставляет ни единой возможности себя обнаружить. Надеется, что Далиле удалось выбраться максимально невредимой. Что, пожалуй, было довольно затруднительно, учитывая, откуда доносился выстрел. В чистую сыграть уже не выйдет, поэтому он достаёт револьвер и стреляет в обидчика, давая возможность Далиле скрыться в любом направлении. В конце концов, она знает, как его найти, когда вся шумиха на улицах стихнет. Стреляет и скрывается снова в повозке, зная, что его ребятки тоже смекнут, что к чему, и кинутся в рассыпную.
И кровь в ушах перестаёт бить барабанами только тогда, когда он бросает повозку на окраине города, чтобы витиеватыми дворами вернуться к своему убежищу.
Он не имеет ни малейшего понятия, вернулась ли Далила уже к этому времени. Не знает, удалось ли ей вообще скрыться с места преступления. И это чувство, пожалуй, раздражает куда больше чем всё, что произошло за сегодня.
Он устало вваливается на территорию, думая, что отмечать практически-победу - это тоже хорошая затея. Командный дух и всё такое. Только вот с бутылкой рома не исчезают мысли о том, что кому-то из них не удастся вернуться. О том, что о Далиле он больше не услышит. И решительно отказывается этим мыслям верить.
- Вернётся. - говорит он себе тихо, практически неслышно, дежуря у входа в их убежище. - Обязательно вернётся.

+2

22

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна знала, что это такое. Понимала, потому что не была глупой. В нее попали: оттуда и капли крови на мостовой, и непослушная рука, из-за которой она не сразу смогла подняться на ноги, потому что та больше не могла выдержать ее вес. Боли еще не было, и Далила знала, что так тоже часто бывает.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЕе уже должны были схватить или добить, пока она пыталась прийти в себя, но, кажется, тот, кто заметил ее, выхватил ее щуплую, высокую фигуру среди широкоплечих здоровяков Слэкджова, отвлекся на что-то еще. Больше выстрелов не было. И, пока в нее снова не начали стрелять, Далила припустила со всех ног прочь. Она неслась так, как, наверное, описывалось в книжках Джессамины: «как заяц, уходящий от погони», по крайней мере, Далила думала, что именно такое сравнение здесь и подходит. Она не знала точно. В городе зайцы не живут, а дочке кухарки никто не станет показывать живого зверька. Все, что она видела – это уже освежеванных кроликов.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifКроликов надо уметь отличать от кошек. Поэтому лучше всего брать тушки у тех продавцов, которые оставляют одну лапку с шерстью и коготками. А еще у кроликов задние ноги развиты больше передних, а у кошек все лапы одинаковые.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifМысль о кроликах и кошках, пожалуй, не давала ей свалиться. Боль еще не пришла, но она уже чувствовала, как ноет плечо. Она боялась остановиться: что, если сзади ее уже нагоняют, а она просто не в состоянии услышать погоню из-за стучащей в ушах крови и собственного шумного дыхания? В конце концов она юркнула в вонючую подворотню недалеко у реки, стараясь беречь плечо и левую руку, пристроилась у крыльца, пытаясь отдышаться. Спохватившись, прижала правую руку к груди – на месте ли шкатулка? Та была на месте. Вот и хорошо. Она посидит еще немного и пойдет дальше. Может, сообразит, как бы примотать руку к телу, чтобы та меньше дергалась. Она болела, глухой, тяжелой, раскатистой болью, колотившейся изнутри плеча.

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifКогда она пришла в себя, солнце уже приближалось к горизонту. Далила попыталась пошевелиться: скоро могут вернуться жильцы, и вряд ли они будут рады видеть здесь какую-то бродяжку, которая неизвестно, не собралась ли что-нибудь у них стянуть. Но судя по тому, что видела Далила, здесь и тащить-то было нечего. От движения плечо обдало ее новой волной боли, и Далила вдохнула и выдохнула, тихо заскулив сквозь сжатые зубы. На глазах выступили слезы, и Далила, нахмурившись, утерла их рукавом. Снова вдохнула и выдохнула, а затем медленно поднялась, борясь с дурнотой, от которой ноги становились ватными. Пошатнувшись, она осторожно прижала немилосердно болящую руку к телу здоровой и побрела прочь. На ней было несколько слоев одежды, и все-таки пятно крови уже было заметно… ничего, кровью в Дануолле уже мало кого можно удивить. Главное – не налететь на стражу.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИ еще понять, где она находиться, и как ей добраться до берлоги Слэкджова. Далила еще сохранила остатки разума и понимала: больше ей идти не к кому. Может, хотя бы они смогут ей помочь – больше и некому было. А может, просто удавят и прикопают где-нибудь. В любом случае, надеяться ей было больше не на кого. А Далила сейчас была на той стадии боли, когда уже просто хочется все прекратить. Она очень старалась не плакать и сжимала зубы, разгрызла до крови нижнюю губу. Надо просто дойти. Вот, кажется, и приметное здание, которое она видела, когда вместо со Слэкджовом убегала от стражи. Еще одно, последнее, усилие, шагов… ну, может, сто.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПосле сотого шага ей пришлось сделать еще один. И еще. Рука пылала жаром и болью. Еще шаг. Пальцы левой руки отказывались шевелиться. Еще один шаг. А потом еще. И еще.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifУвидев знакомые доски, Далила споткнулась и едва не упала. Скрипнула зубами, потому что очень хотелось взвыть, и заковыляла дальше. Она хотела закричать, позвать Слэкджова, но оказалось, что и голос ей едва подчиняется. И во рту пересохло. Вместо крика она сумела издать только едва слышный хрип.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна и видела-то уже только то, что было впереди, каким-то узким коридором, за пределами которого мира просто не существовало.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifКажется, за эти доски она все-таки рухнула не как живое тело, а как мешок с мукой. Но, кажется, все-таки в чьи-то руки.

+2

23

“No one ever told me that grief felt so like fear.”
— C.S. Lewis

Слэкджов прекрасно понимал, что с каждым прошедшим часов шансов на то, что знакомая фигурка появится в приделах видимости, становилось всё меньше и меньше. Он ловил на себе хмурые взгляды своих ребят, слышал перешёптывания, но не собирался придавать этому большое значение. Он продолжал ждать, полный не надежды, но предвкушения - девчонка точно просто так на улицах не пропадёт, даже несмотря на простреленное плечо.
Отчего-то ему думалось, что такие как она так просто не сдаются, не пропадают, если сами того не захотят. Что-то ему подсказывало, что даже если сегодня она не вернётся или не вернётся вообще, он наверняка ещё услышит о ней от кого-нибудь в городе. Он был в этом уверен.

Может быть, в каком-то другом мире, при другом раскладе, Слэкджов бы обязательно пошёл на поиски девчонки. Сейчас же он пытается занять себя обычными делами, но ловит себя на том, что всё равно так или иначе мыслями возвращается к тому, что беспокоится. Как бы ни хотел утверждать обратное.
Всего несколько дней Далила провела в их неприметном на первый взгляд убежище. На их небольшом островке полнейшей свободы, где люди верят в то, что они могут построить себе своё собственное будущее, где люди готовы бороться за то, чтобы отвоевать себе право на существование, перевернуть все законы. Потому что всё равно не работают, всё равно погружают город в ещё больших хаос. И Слэкджов готов поспорить, что с каждым годом ситуация будет становиться всё хуже и хуже. Потому что богачам никогда не было дела до бедных. Они упрямо игнорировали тот факт, что знать живёт за счёт простых рабочих рук.

Он же считал, что достаточно будет переворота и на улицах. Обеспечить своим ребятам достойную жизнь, не позволить никому посягнуть на то, что принадлежит им по праву. Он пытался заработать не только славу, но и уважение. И, может быть, во всём виноват юношеский максимализм, который почему-то не удалось перерасти, но он действительно считал всех своих ребят семьёй. Странной, совершенно несуразной, буйной семьёй. И если кто-то забредал к ним в банду, готовый вложить все свои силы на её процветание, то тоже становился частью этой семьи. Пожалуй, именно поэтому он и беспокоился за Далилу, хоть и не признавался в этом - та оказалась у них не случайно, потому что в случайности Слэкджов не верит. Будто подброшенная сиротка. И он считает своим долгом ждать даже тогда, когда все остальные разбредаются отдыхать.

И ожидания оправдываются. Слышатся нетвёрдые шаги и хриплое дыхание. Он ловит её быстрее, чем успевает даже подумать об этом. Движется на инстинктах, цепко осматривая раненное плечо, пропитанную кровью рубашку. Подхватывает легко и относит к себе, честно стараясь не наделать много шума.
Укладывает на койку, рвёт грязную рубашку на лоскуты, подцепляет пальцами в тех местах, где влажная ткань успела намертво прицепиться к ране. Щедро поливает содержимым первой попавшейся под руку бутылки то ли виски, то ли ещё какой-то дряни. Пусть и не своевременная, но дезинфекция всё равно пойдёт на пользу. Прижимает свободной рукой девчонку к койке, чтобы не дёргалась, упрямо цепляясь за реальность. Бьёт наотмашь, знает, что к утру и фиолетовый подтёк может появиться, но вытащить пулю из плеча кажется задачей куда более важной и первостепенной.
Он делал это столько раз за свою жизнь, что руки давно перестали дрожать. Тонкие щипцы, обработанные алкоголем, проникают глубоко в рану, нащупывают кусочек свинца, тянут осторожно наружу, так, чтобы не навредить ещё больше, не разбередить рану. И, когда ему всё-таки удаётся вытащить пулю, приходит пора зашивать ранение. Стежок за стежком, высунув кончик языка в напряжении, он склонился над плечом, стараясь действовать максимально быстро и аккуратно. Но на утро всё равно будет болеть. И долгое время после.

Когда работа закончена, он укрывает Далилу тёплым одеялом и покидает комнату. Останавливается у входа, смотрит на ночное небо Дануолла и зажигает самокрутку. Тянет дым в лёгкие и жмурится. Выдыхает и улыбается. Ещё один день прошёл. Ещё много таких впереди. А он даже ни разу не задумался о сохранности шкатулки. Бросает взгляд на долгожданную добычу, которую оставил на столе, когда принёс Далилу в комнату. И думает, что совсем с ума сбрендил. Благо, никто не узнает. А утром никто и не вспомнит.

+2

24

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПожалуй, когда хватало сил, и в редкие мгновения мысли могли касаться чего-то кроме пожирающей всю ее руку до плеча боль, она злилась. Злилась на того, кто в нее выстрелил. Злилась на пулю, маленький вроде бы кусочек металла, который причинял столько боли, словно ее уже лишали руки. Злилась на Слэкджова с его дурацким планом и тем, что он не предусмотрел всего этого, что втянул в это ее… что даже не послал никого на улицы, проверить, не скопытилась ли она. Хоть бы позаботился о своем проклятом грузе, который ему нужно было позарез достать, чтобы, видите ли, позаботиться о своих ребятках! Как же, как будто она не знала, чего хотят такие, как он. Чего вообще хотят все. Утвердить себя, очень прочно, и власти, и жрать от пуза, и чтобы смазливые девки в это время липли. Она едва переставляла ноги, плелась, наверное, как пьяная, хотя, кажется, не то чтобы совсем плохо, иначе ее бы давно попытались обобрать до нитки другие уличные бродяги. А этот хренов идеалист и приличный человек… не по его ли милости она неизвестно каким чудом еще не свалилась? Ей едва хватало сил и выдержки, и, может, еще упрямства, чтобы не захныкать. Себя было очень жаль, да и кто еще мог ее пожалеть?
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНа себя Далила на самом деле тоже злилась. Хотя бы из-за того что ладно этот долбанный идеалист, но у нее-то есть голова на плечах! Она-то должна была понимать, что это дурацкая авантюра! Что он, должно быть, умом тронулся, если думает, что все у них пройдет гладенько да ровненько! Она-то не была ни сумасшедшей, ни идеалисткой и не собиралась действовать в интересах каких-то там ребяток – только в своих, и этого достаточно, благодарю покорно!

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна бы, наверное, не удивилась, если бы у нее из-под одежды выдрали вожделенную шкатулку и отшвырнули прочь, в уличную грязь. Потому что именно так и делаются дела на улицах, и там выживает сильнейший, а она… она сейчас была совсем слабой, что ни говори. Не смогла бы сопротивляться. Кажется, она на какое-то время потеряла сознание, поняв, что наконец-то добралась, или как-то еще отдалилась от реальности – и здесь, и вроде бы не совсем здесь. Разумеется, стоило только самую малость ослабить напряжение, прекратить себя настегивать. Но когда вместо тупой, почти привычной боли пришла даже не острая, а режущая, жгущая, сметающая все на своем пути какой-то сумасшедшей волной – тут бы очнулся кто угодно, если он только не на пороге смерти. Далиле было плохо, но умирать она пока не собиралась.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifКогда на ней начали рвать рубашку, она порадовалась, что ей хотят помочь. Когда дернуло рану, срывая корку засыхающей кожи, она вздрогнула всем телом и застонала, закусив губу. Она все еще понимала, что ей хотят помочь. Надо просто…
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifДалила хотела закричать, пискнула, но задохнулась от боли, от ошпарившего рану виски, как будто ее не спиртом поливали – прижигали каленым железом или хотя бы головней из костра. А потом все-таки закричала – громко, пронзительно. И ей не было ни капельки стыдно. Она даже не думала сейчас об этом. Любой бы закричал. Она выгнулась, хотя это тоже причиняло боль, пытаясь вырваться, уйти от жгущей струи, смотрела вперед и вокруг, но не видела, потому что все ее чувства были сосредоточены только на ее плече и дальше уйти не могли. Она дернулась, уже не понимая, что происходит, и что с ней делают, и зная только, что ей больно: боль заглушила разум, оставляя одни инстинкты, совершенно сбитые с толку. Крик перешел в вой, она попыталась ухватиться за что-нибудь здоровой рукой, вырваться, пока остатки разума призывали успокоиться и довериться. Но она никак, совсем никак не могла довериться, потому что было больно, и никто не брал на себя труда ее успокоить и сказать, что все хорошо. Мамы уже давно не было, а больше ее никто не утешал. Ей было больно, и она плакала. Как любая шестнадцатилетняя девчонка.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifМожет, именно поэтому она не почувствовала боли от удара.

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifТемнота была приятной, прохладной, и главное – в темноте ничего не болело. Но проснулась она все равно от боли, уже начиная понимать, что та еще не скоро ее отпустит. Было, может быть, не так плохо, как когда она брела к убежищу Слэкджова, но все еще совсем ничего хорошего. Лоб был весь в испарине, и спина вся покрылась потом. Далила и сесть смогла, пожалуй, только потому что была приучена работать даже тогда, когда болит спина, и в животе все как будто пронзает огромными иглами. И, несмотря на то, что кто-то заботливо укрыл ее одеялом, ее колотило. Но встать было нужно, и она пускай медленно, но все-таки заставила себя встать. Ладно хоть нужно не облегчиться: еще неизвестно, сколько она провалялась, но, кажется, облегчаться ей было нечем. Иначе пришлось бы просить кого-нибудь помочь, а она уже достаточно соображала, чтобы снова вспомнить чувство стыда. Кажется, хотелось пить. Но она еще не могла понять точно, потому что…
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВыбравшись наружу, она едва смогла сделать пару шагов, прежде чем ее все-таки стошнило – Далила едва успела уцепиться пальцами за стену, чтобы не упасть. Рвать, впрочем, было почти нечем: когда она там в последний раз ела? Кто-то сердобольный туго привязал раненую руку к телу, и по крайней мере она не слишком растревожит рану.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Не сдохну – потребую бархатный берет и туфельки на каблуках, – прохрипела Далила, с трудом, по стене, выпрямляясь и борясь с сотрясавшей все тело дрожью.

+2

25

Он вертит шкатулку в руках, но не лезет внутрь. Погремел ей только, чтобы проверить - всё ли на месте. И оставил. Его достать просили, а не вынюхивать, что и как. Ему от этой шкатулки ни выгоды, ни пользы. А Салли уж сама разберётся, как поступить. Его больше волнует то, что никто из своих не полёг в том переулке. Его больше беспокоит, что через несколько лет подобным идеалистическим мыслям уже не будет места: сейчас, когда в крови идёт сражение между тем, как хочется видеть мир, и тем, что есть на самом деле. Молодая, горячая кровь время от времени заглушает голос разума. И Слэкджов на короткий момент верит в то, что род человеческий ещё не прогнил полностью, что есть ещё место для нежности и доброты. А потом просыпается, открывает глаза и видит всё те же серые улицы Дануолла, насквозь пропахшие кровью. И понимает, что ничему из этого места нет. За редким исключением.

Привязался. Всего за несколько дней прикипел так, что казалось - вместе выросли. Но это неправда. И с этой ложью нужно быть крайне аккуратным. Он опасался того, что сам был готов с головой нырнуть в этот самообман. И совершенно не понимал - почему. Что такого было в этой «Далиле-из-паба», что вот так просто перевернуло всё внутри? Он знает - что. Видел, как «это» плескалось на дне тёмных глаз.

Он вертит шкатулку, чтобы потом убрать её с глаз долой. Отнесёт Салли, когда немного шум на улицах уляжется. Когда стражники успокоятся и перестанут рыскать по улицам в поисках тех, кто эту шкатулку стащил. И до тех пор надо сидеть тихо. Сейчас, когда и Далила вернулась, задача представлялась куда более простой. Ребятки его тоже только и занимались тем, что перетирали особенно запомнившиеся моменты небольшой вылазки, конечно же, прибавляя деталей, кто во что горазд. Так и рождаются баллады и сказания, в конце концов. Тем и живёт город, когда больше ничего не остаётся.

Слэкджов подскакивает на месте, когда слышит крик, исходящий из его комнаты. Перестают чесать языками и все остальные. На один короткий момент. Он быстрым шагом отправляется по направлению к Далиле, прихватив с собой бутылку воды и деревянную миску печёной картошки. Врывается в комнатку и тут же отставляет и миску с  бутылкой. Помогает Далиле подняться, подхватывая под локоть. Одного рывка хватает, чтобы поставить девчонку снова на ноги и проводить обратно к кровати.
- Просто позвать ты не могла, конечно же? - за напускным ворчанием скрывается беспокойство, в котором он и самому себе признавать не желает. Помогает улечься, снова укутывает в одеяло и окидывает взглядом комнату. Вздыхает. Кажется, в няньки всё-таки нанимался. И совершенно добровольно, надо отметить. Вздыхает снова. Намного тяжелее. И грузным шагом, топая пятками, покидает комнату, чтобы вскоре притащить с собой и другую миску с тёплой водой для питья, и старое ведро, чтобы если организм и решил извергнуть всю желудочную жидкость, то хоть не на пол.

На языке вертелось много дурости: от совершенно невзначай брошенного «хорошо, что смогла вернуться» до куда более личного «ну и заставила же ты меня поволноваться». Но Слэкджов не тот человек, чтобы раскидываться пустыми словами. Он тот человек, который докажет делом.
Смоченной в прохладной воде тряпкой утирает девчонке рот. Садится на кровать, та скрипит, прогнувшись под весом.
Он говорит себе: «В первый и последний раз». Но знает, что оно так не работает. И только время сможет выкорчевать это недоразумение.
Вкладывает в слабые руки миску с бульоном, смотрит пристально. - Давай-ка, надо перекусить. Снова стошнит, но станет полегче.

+2

26

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifУж хотела бы она знать, как этот идеалистичный хмырь принесся так быстро, как будто сидел там караулил, но это на самом деле и не важно. Ей едва сил хватало, чтобы разогнуться, а не сползти по стеночке, тошнило одновременно и по-настоящему, и еще от себя самой и собственной стыдной слабости. И уж конечно не по ее нынешним силам сейчас было что-то там ему отвечать, да и вряд ли ответ ее вообще был кому-то нужен. Далила слабо мотнула головой, думая отблагодарить за возню (и с чего бы ему вообще с ней возиться?), но так ничего и не сказала. Неловко дернулась, от движения отдало в плечо, и она тихо охнула, вздрогнув всем телом. Колотит ее нещадно, и холодина вокруг просто страшенная, хотя, конечно, это всего лишь озноб, это понятно, и все-таки холодина была такая, что у Далилы губы дрожали, пока она пыталась что-нибудь ответить. Осторожно, чтобы не разлить бульон, впихнула миску обратно ему в руки.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Не надо, – возражать выходило слабо, но, пожалуй, так будет лучше. – Не хочу. Не переводи жратву – все равно извергну. Попить лучше дай. В горле дерет, и вкус мерзкий.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна, признаться, боялась, что и с воды ее вывернет: уж слишком сильно колотил ее озноб. Воду впрочем она все равно пила жадно, большими глотками и разве что не облившись. И потом прислушивалась к ощущениям, боясь, что и правда все полезет наружу.

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЧерез пару дней жар отступил. Через неделю она уже спокойно вставала, бродила по убежищу банды и, вопреки собственным страхам в первый день, ходила в нужник без посторонней помощи. Не так уж страшна была ее рана, и если бы не жар, так все было бы и вовсе в порядке. Еще через какое-то время она уже ловко отплясывала под веселую музыку, постукивая каблуками новых сапожек, которые и впрямь потребовала – заместо туфелек, потому что туфельки все-таки были обувкой для другого образа жизни. Прошла еще неделька-другая, и оказалось, что она не такой уж обтянутый кожей скелет, и ее еще можно привести в порядок – было бы желание. Не сказать чтобы молоденькая бандитка вся лоснилась, как кошка в богатом доме, но и на себя прежнюю уже не походила. А слегка старомодный берет ей был ой как к лицу, как и снятые с любовницы какого-то поверенного шмотки – фигуры у них были почти один в один, только у холеной суки грудь была больше, но это не так уж и страшно.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПрошло еще какое-то время, и Далила подумала, что жизнь эта была не так уж плоха, а стража до них добраться не могла, как ни старалась. Потому что глупы были. А вот Слэкджова она бы теперь точно совсем не назвала бы дураком. Потом она привыкла, начала считать себя настоящей бандиткой, своей, думала, будто бы именно этому миру и принадлежит, разрисовывая стены эмблемой банды. И все это время она буквально липла к Слэкджову. О, она была в него влюблена, потому что никакой шестнадцатилетней девчонке не сбежать от любви к своему спасителю и благодетелю, тем более если он хорош собой.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЩегольский берет сейчас лежал рядом, на столе, а на нем, небрежно сброшенные – перчатки, тоже снятые с какой-то дамы. Вышло, пожалуй, весьма эстетично.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– А я-то думала, ты никогда не подставляешься, – проворчала Далила, бережно и крепко заматывая порез от клинка какого-то Шляпника на руке Слэкджова. Она бы и под страхом смерти не сказала никому, что ей это нравится – находиться так близко и прикасаться к его коже. Даже если и так. – И никакому говнюку тебя так просто не достать.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСама-то она, конечно, знала, что его едва не окружили, и на самом деле это был всего лишь легкий порез, потому что Слэкджов успел уйти из-под удара, и его только слегка зацепило, чиркнуло по руке, но не могла не сказать, не выплеснуть свое беспокойство, маскируя его под раздражение и недовольство.

+3

27

Когда в руки обратно вталкивают миску с бульоном, он перестаёт волноваться. Потому что понимает - пациент скорее жив, чем мёртв. И, раз волчонок снова показывает зубки и вредничает, то и переживать не о чем - идёт на поправку. Медленно, но верно. Вдумчиво.
Слэкджов отставляет миску с бульоном подальше с глаз долой, упирает руки в бока, стараясь принять самый грозный вид, на который только способен. - Жратва не позволит тебе выблевать собственный желудок, дорогуша. - хмурится, отлично понимая, что слова воздействие всё равно не возымеют, и хмыкает весело, уже через минуту разражаясь смехом. Наверное, это от облегчения. Наверное, он действительно рад, что Далила не пропала где-то на улицах с пробитым плечом. Наверное, Слэкджов впервые чувствует парящее чувство свободы и радости, не выбираясь при этом на вылазку в город. И смех рвётся наружу так, будто ему снова лет десять. И впереди его ждёт несомненно что-то хорошее.

Через несколько недель он уже спокойно отпускает Далилу осваиваться в их небольшом убежище, не сильно волнуясь о том, что той снова станет плохо. Может быть, пройдёт ещё совсем немного времени, прежде чем он отпустит её в город. Впрочем, смешно тешить себя мыслью, что он действительно что-то решает. Волчонок убежит тогда, когда захочет. Когда ей будет это нужно. До тех пор он готов давать ей крышу над головой и относительно комфортное проживание.
Может быть, он действительно увлёкся. Не всегда девчонки могут быть не только предметом обожания, но и лучшим другом. С Далилой было интересно. С ней можно было обсуждать планы и рассматривать карты, не стесняться в выражениях и описывать в красках какую-нибудь особенно кровавую разборку, которая, конечно же, с течением времени тоже станет очередной байкой, что будет передаваться из уст в уста. Он увлёкся, поэтому готов её баловать. Знает, что в их жизни не бывает красивого «надолго», поэтому ловит момент. Хватает быка за рога. И чуть было не платит за подобную наглость собственной кровью.

Заигрался. Решил, что всё нипочём. А стоило быть повнимательнее. В следующий раз обязательно будет, а пока…
- Ну твою мать! - шипит сквозь крепко сжатые зубы, жмурится, когда бинты оборачиваются вокруг пореза на руке. Мелочь, конечно, но какая же болючая дрянь. Жжётся и горит так, будто не порез оставили, а нагло исполосовали. Правду говорил тот бедолага, утверждая, что множество мелких порезов хуже рваной раны. Впрочем, Слэкджов вообще предпочёл бы не выбирать. И не натыкаться на острые ножики Шляпников. - Говнюку очень хотелось дружить. А мне - не очень. - фыркает смешливо, наблюдая за тем, как слой за слоем бинт покрывает руку, как ловко управляются со своей задачей тонкие пальцы. Легко ловит чужую ладонь здоровой рукой и подносит к губам, касается тепло и благодарно.

Он не говорит о том, что выбирался в город совсем по другой причине. И совсем не планировал натыкаться на кого-то из Шляпников. Не говорит, потому что Далила-давно-уже-не-из-паба сама обязательно пойдёт на поводу у своего неуёмного любопытства, чтобы найти хорошо спрятанную курточку, подобранную для неё специально на более холодные деньки.

Отредактировано Slackjaw (22-08-2017 20:30:29)

+1

28

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПожалуй, он ее баловал. Пожалуй, она даже ему понравилась, ну или как это иначе объяснить? Будь она старше, она бы смогла взять его в оборот, крутила бы им понемногу, а так… У нее еще не было такого опыта – да и вообще немного было опыта, потому что мужчины, конечно, и есть мужчины, во что-то другое не вывернутся, но они все-таки разные, как ни задирай нос и не вещай, что все одинаковы. А так она просто помнила, что однажды он уже посмеялся над ней и отступил, хотя она уже готова была повиснуть у него на шее. Имел право. А Далила понимала намеки, и второй раз прыгать на те же грабли – увольте, это надо быть смелой до сумасшествия. Во второй раз так позориться она не собиралась – хватило и первого, чтобы до конца ночи хотеть провалиться под землю и густо краснеть, вспоминая этот случай.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОстальную банду она держит на расстоянии: прекрасно понимает, что случится, если в такой компании закрутить с кем-то еще – рано или поздно придется крутить и с остальными, а это плохо кончается, да и она не из таких. Да и разве ей нужен кто-то еще? Юношеская влюбленность тем и прекрасна, что на кого-то еще смотреть не хочется, даже если не хватает решимости не только на шее висеть и валять дурака. Она себя не обманывает, уже не обманывает – сначала попыталась, конечно, сделать вид, что это ничего не значит, и он просто приятен ей, и ей просто нравится с ним разговаривать – но ведь ясно, что все это глупости и вранье самой себе. Она втрескалась по уши, да еще и в того, кто сейчас казался ей гораздо старше нее. И очень хорошо она себе представляла, что он скажет, вздумай она всерьез к нему липнуть: «Что это ты еще за глупости удумала, дорогуша?» Приходилось довольствоваться и тем, что есть.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Ой да брось, – будь у нее на голове берет, она бы лихо сдвинула его на затылок, а так только волосами тряхнула, но они были короткие, и это было и не заметно толком. – Всего лишь царапина. Заживет и мясом зарастет! Но нисколько не сомневаюсь, что он оттуда вообще не ушел.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifКогда он взял ее за руку и изобразил из себя эдакого галантного кавалера, она уж было хотела покатиться со смеху: чего еще удумал! Но не иначе кто-то невидимый надоумил: шифроваться шифруйся, а берега знай. Еще обидится, и чего ей тогда с ним делать? Потому Далила только фыркнула и вытянула руку из его пальцев. Ну, может, покраснела слегка, но это он, если повезет, и не заметит. Хитро сощурившись, она запрыгнула ему на колени – ведь ноги-то у него целые, уж не пострадают – и оперлась локтем о его плечо, как будто бы так и положено быть.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– А они, похоже, чуют в тебе угрозу. Боятся, что спихнешь их главаря и их заодно с их городского пьедестала. А что ты вообще делал? Какие-то дела, о которых мне не позволено знать?
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна лукаво улыбалась, болтая ногами и опасно наклонившись назад, хотя, конечно, если она не удержится сама (а ее руки еще не разучились держаться, уж в этом Далила была уверена), Слэкджов не даст ей упасть, и обе руки для этого тоже не обязательны. Пожалуй, будь она старше, эти выкрутасы показались бы ей глупостью – но сейчас они были единственным возможным решением, если уж хочется все время крутиться рядом со Слэкджовом и делать вид, что это совершенно естественное общение. Что вот такая она непосредственная, вот и весь сказ.

+1

29

Он действительно её баловал.  И делал это с удовольствием. Потому что, наверное, в какой-то степени осознавал, что нет ничего постоянного, что жизнь на улицах - это постоянный бег. И нельзя полагаться на то, что что-либо будет длиться вечно. Их знакомство. Их жизни. Всё могло закончиться в любой день. Всегда есть шанс нарваться на стражников и не пережить эту встречу. Всегда есть возможность обратиться в плакальщика. Или просто полечь от несовместимых с жизнью ранений. Слэкджов здраво оценивал ситуацию, но и жить одним днём не старался. Расточительно тратить отведённое время - идея едва ли не абсурднее, чем копить нажитое в надежде, что ситуации на улицах магическим образом улучшатся.
Он продолжал баловать Далилу и старательно не заглядывал далеко в будущее. Пускал на самотёк одно-единственное, но важное. Крепко обнимал и прижимал к себе, прекрасно зная, что в любой момент всё может кардинально измениться. И если сейчас на улице царит затишье, то уже на следующее утро может разразиться новая война между бандами. И ему нужно было быть максимально собранным, чтобы не только не проиграть, но и отхватить кусок побольше. Это стоило времени, сил и львиной доли терпения. Это стоило всего, что у Слэкджова было на нынешний момент. И терять это всё он точно не собирался.
- Боевая рана! - смеётся он, когда наблюдает за тем, как Далила встряхивает головой. - Самая боевая из всех! Заработанная в борьбе за жизнь! - глаза светятся довольством, светятся ещё не утихшим в крови адреналином.
Разумеется, сам обидчик так и остался лежать в грязной подворотне. Правда, к моменту их с Далилой разговора он наверняка уже пошёл на корм особенно голодным крысам. Что на самом деле вполне себе удобно - нет тела и нет улики. Зато есть явное послание, оставленное для всей бесконечной банды Шляпников, которое те просто не могли пропустить мимо. И значило это только одно - бойня между бандами ещё не скоро подойдёт к своему логическому концу. Но они выстоят. Обязательно выстоят. Другой вариант Слэкджов отказывался рассматривать в качестве возможного.
- Если это не сделаю я, то сделает кто-то ещё. Ряды же Шляпников разрастаются с ужасной скоростью. - хмурится на несколько секунд, потому что этот факт действительно беспокоит, но решает, что сейчас его переживаниям не место в этом разговоре. В конце концов, Далиле не нужно решать его проблемы. Ей достаточно просто быть рядом. Хотя бы сейчас. Хотя бы ещё какое-то время.
Он устраивается щекой на её хрупком плече, жмурится довольно и улыбается по-мальчишески проказливо, когда слышит заданный вопрос. - А тебе всё расскажи. Сюрприз будет. - он пока не рассказывает о том, что этот самый сюрприз - половина причины, по которой он попал в передрягу. Об этом можно будет поговорить и потом, когда будет время для разговоров о деле. А сейчас всё тихо. И руку совсем немного дёргает под бинтами, но всё пройдёт. Рано или поздно. «Мясом зарастёт». Конечно, ещё как зарастёт.
И когда это случится, у него будет силы и продуманный план, чтобы показать Шляпникам, что существуют на шахматном поле фигуры, с которыми лучше в конфронтацию не вступать. И, может быть, в следующий раз он не будет столь гуманен - не станет убивать своего обидчика вот так сразу. Но всё это будет только в следующий раз.

+1

30

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЗакатив глаза, она издала нечто среднее между хмыканьем и хрюканьем, всем своим видом показывая свое отношение к подобной «боевой ране». И после той пули она, пожалуй, имела на это полное право – та ее рана, конечно, если смотреть в целом, была пустяшная, чай не в живот ей засветили, но для Далилы и это было более чем серьезно.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Ну если ты так хочешь, – протянула она, глядя Слэкджову в глаза долгим, наглым взглядом и не пряча усмешки, – то, конечно, будем считать это боевой раной, – она осторожно пробежалась пальцами по крепкой руке, не касаясь забинтованной царапины, – и доказательством твоей ловкости и быстрой реакции.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifМожет, и не в деталях, но Далила все-таки представляла, что творится сейчас в преступном мире Дануолла. Люди в нем всегда делились на какие-то группы. Со временем эти группы превратились в банды и начали заниматься совместным и теперь уже совершенно незаконным заработком – не считать же законным то, что на самом деле держалось только для прикрытия? Править землей хотят все, но земли мало, а всех много, и между бандами начали возникать конфликты за доминирование на тех или иных территориях. Долгое время первыми были Шляпники, показав всем, что бывает, если пойти против них, но никакая власть не бывает вечной – не была и эта. И когда выросли те, кто уже не так хорошо помнил кровавые уличные войны и не менее кровавые расправы, на владения Шляпников снова стали посматривать, как на добычу. Пока тем удавалось сохранять власть и территории, но Далила верила в Слэкджова и к тому же просто верила: рано или поздно кто-то пошатнет эту власть. И если это не будет банда с Боттл-стрит, то кто-нибудь другой, потому что всегда приходит кто-нибудь другой. Или Слэкджов сделает это вместе с кем-то еще – мало ли банд на улицах, которым власть Шляпников также стоит поперек горла? А ее бандит был из тех, кому хватает мозгов, чтобы сотрудничать, а не биться лбом в то, что не поддается грубой силе.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Конечно, – она уже серьезно кивнула и снова улыбнулась, но иначе, без насмешки. – Лучшего претендента на роль нового короля преступного мира Дануолла, способного свергнуть старого, кем бы там ни был главарь Шляпников, чем ты, найти трудно.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна снова улыбнулась и потупила взгляд, суматошно соображая, не слишком ли ее выдают только что сказанные слова. Ужасно страшно было попасться вместе со всеми своими чувствами ему – хуже только смерть, да и то это еще бабушка надвое сказала. Далила скорее залезла бы в ходы под городом, полные хрустаков, и прошла их насквозь, чем призналась ему в чем бы то ни было.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Ммм… – она вопросительно подняла брови, стараясь улыбаться не слишком широко и придать себе хоть сколько-нибудь серьезный и даже надменный вид. Отбросила с лица короткую прядку волос. – Вот значит как, господин Слэкджов. И что же, – она устроилась поудобнее – Зубы Чужого, как же он близко, как же он близко! Только наклониться, совсем немного, и… Вместо этого она, продолжая играть роль уверенной в себе женщины, коснулась пальцами его подбородка и сощурилась. – Что же, вынудите меня пытать вас, чтобы узнать, что же это за сюрприз?
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifО-о-о, какой кошмар, как же близко его лицо! Только закрыть глаза и… и что? Предыдущие ее ухажеры сами проявляли к ней какой-никакой интерес. Что делать с ним, Далила и понятия не имела. Она не умела соблазнять мужчин. И потому все, что сейчас могла – это ужасно смущаться и надеяться, что это не слишком заметно, что она не тушуется и играет прежнюю роль, выглядя отчаянно смелой.

+1


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » To find extraordinary things, go to the ordinary streets!