Дориан довольно быстро закончил художествовать — в его программу не было заложено создание шедевров, но ухватить типичные черты детектива Кеннекса и, преувеличив их, перенести на бумагу — это он мог. Так что, десятью минутами позже, низенький столик был покрыт набросками, как скатертью: вот детектив ласково обнимает свою синтетическую ногу, а нога тепло обнимает детектива в ответ. А вот здесь детектив едет в открытой машине навстречу ласковому ветру, где-то совсем рядом на берег набегают схематические волны, а галочки-чайки бороздят небеса, пролетая недалеко от солнышка с жестким войлоком мелких кудрей и задорной улыбкой. Рядом с Кеннексом восседает пончиковый автомат, наделённый всеми чертами, присущими сексапильной красотке: томные глаза, пухлые губы, характерные выпуклости... И если вы думаете, что это всё, то вы ошибаетесь — воображением синтетик обладал обширным, хвала создателю. А машинное чувство юмора вообще недооценённая вещь!Читать дальше
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Апокалипсис. Такое ёмкое слово, универсальное для обозначения бесконечного множества вещей. В христианстве это текст – откровение, со словом же «Армагеддон» оно употребляется в значении конца света или катастрофы планетарного масштаба. У каждого, безусловно, хотя бы раз в жизни случался свой собственный конец света. И здесь уже не до обозначений и терминологии, ведь для каждого человека апокалипсис – свой. Для кого-то это вспышка солнца или разразившаяся вирусная эпидемия, для кого-то всё сводится к нашествию зомби, а для кого-то "Армагеддон" – лишь череда личных трагедий, что сбивают с ног и вышибают из лёгких воздух. Трагедий, после которых нет никакой возможности жить дальше как ни в чём не бывало. Трагедий, из которых не так-то просто выбраться живым и здоровым. Чаще – побитым, истерзанным, с ощущением гадкого, липкого, вязкого на душе. Реже – поломанным настолько, что всё, кроме самого факта выживания, теряет свою важность.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » По чужим следам » Her name is Alice


Her name is Alice

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

- Her name is Alice -
Newt в роли Alice Liddell & Witch-king of Angmar
[tolkien's legendarium |alice: madness return]

http://s3.uploads.ru/t/7wjdX.gif
Shinedown – Her Name Is Alice ◄

- Описание эпизода -

I invite you to a world where there is no such thing as time
And every creature lends themself to change your state of mind
And the girl that chased the rabbit drank the wine and took the pill
Has locked herself in limbo to see how it truly feels
To stand outside your virtue
No one can ever hurt you
Or so they say

Отредактировано Witch-king of Angmar (23-05-2017 23:45:57)

+1

2

И я тону в чае... в неведении! ©

Рывок. Чёрная чернильная субстанция разлетелась по сторонам, разводами стекая на землю. Маска оказалась где-то позади, потрёпанная дракой и исцарапанная вострым мечом до проглядывающей сквозь трещины земли. Второй Коварный Разоритель подходил со спины, и Алиса, рассыпавшись на десятки синекрылых бабочек кое-как успела увернуться от не слабого удара. Она-то думала, что уже и не встретится с этой мерзостью больше, по крайней мере, пока не выйдет из Чайного городка, где прочно обосновался Шляпник со своими бывшими приспешниками: мышкой Соней и Мартовским Зайцем. Кто бы мог подумать, что некогда лучшие друзья, проводящие время за нескончаемым распитием чая, однажды разойдутся, да ещё как! Поспевать за Шляпником выходило с большим трудом: тот на своих ходулях-ногах бежал слишком быстро, за один шаг преодолевая за раз по несколько метров, чтобы можно было успеть отбиться от преследующих их врагов и нагнать.
И всё же Алиса бежала со всех ног, игнорируя покалывание в левом боку. И кто-то ещё скажет, что Страна Чудес — всего лишь выдумка. Тогда бы не болело, не отдавалось по всему телу усталостью, словно она пробежала целый марафон, преодолев немыслимые препятствия. Вокруг тикали механизмы, бежали стрелки и шестерёнки, нагнетая обстановку и заставляя думать, что пускай Лидделл и удалось остановить производство двух сумасшедших говорящих животных, но пока ещё рано было говорить о том, что всё закончилось. Лишь бы они вместе со Шляпником смогли остановить друзей, которых в прошлый раз сама же Алиса и спасла, когда Шляпник нашпиговал их органы механикой. Помощь жителям Страны Чудес становилась чем-то обязательным, что и избежать не получалось, но если Алиса всё же принимала это как должное, то другие не обязательно отвечали ей тем же. Удивительно, что Шляпник до сих пор временами оборачивался к ней, чтобы удостовериться, что девчонка не потерялась где-то по дороге. Ещё бы помогал, да на такую роскошь даже надеяться не приходилось.
— Шляпник, постой! — открытая другом железная дверца чуть не захлопнулась, пока Алиса бежала через неё, и стоило пересечь опасную черту, позади послышался оглушающий грохот. Страна Чудес разваливалась на части, рушимая неизвестным поездом и чем-то свыше, пока не приобретшим свой вид, чтобы можно было сказать, что же так повлияло на этот мир. И пробегая через очередной механизм цеха, Алиса резко остановилась, когда за поворотом показались мышь и заяц, готовые стоять до последнего за своё дело и не желавшие мириться с тем, во что некогда был превращён завод Шляпником. Лидделл честно хотела их помирить. Ведь, в конце концов, в её Стране Чудес некогда эти трое были той неотъемлемой частью волшебного мира, что запомнилась если не ярче остальных, то уж точно осталась в памяти надолго. И видеть, как друзья ссорились, желали друг другу смерти и были готовы растерзать в любой момент, казалось самым страшным, что могло здесь произойти. Вот только ни Соня, ни Мартовский Заяц не хотели слушать никаких доводов, да и сам Шляпник до сих пор не мог оставить своих идей. Всё действо превращалось в страшный фарс, и всему виной — она это знала — была сама Алиса, что не уберегла свою Страну от ужасных метаморфоз, которым та подверглась за эти годы. Всё вокруг сотрясалось, а вдали виднелся поезд, скрежещущий по рельсам металлическими колёсами, что только делало происходящее ещё более устрашающим.
Вы опоздали, вам никогда не остановить нас, — Заяц подёргивался от работающих в его конечностях механизмов. Он и без того был всегда не в себе, но сейчас втройне казался ещё более сумасшедшим. — Поезд ушёл!
Ну вот. Кажется, на этом локомотиве сошлись мысли всех, кто населял Страну Чудес. Страшно было представить, сколько неудобств и бедствий принесла с собой эта махина, но сейчас каждое живое — и не очень —  существо считало должным напомнить Алисе, что пока эта адская махина терроризирует страну, всем им жить здесь будет плохо. Спаси нас, Алиса, спаси и сохрани.
Только начавшего возмущаться Шляпника резко вскинуло в воздух клешнеобразным изобретением и отправило прямиком к прячущимся в огромном роботе бывшим друзьям.
Пришло время сразиться! — машина начала восставать, становясь всё выше и выше и поднимая сумасшедших говорящих зверей над головой Алисы. Та сделала шаг назад, готовая в любой момент воспользоваться ножом или перцемолкой, хотя, казалось, против свёрл робота оружие не выстояло бы и пяти минут. Но выбора особо не было: сражайся или умрёшь сама. И Лидделл вскинула вострый нож, да только не успела и шагу ступить к противнику, как цех начал рушиться, окончательно добитый землетрясениями, вызванными поездом. Пришлось упереться ногами в платформу, чтобы не упасть из-за вибрирующей под ногами земли, пока на машину, ещё секунду назад угрожавшую жизни Алисы, валились устройства и до этого стоявшие повсюду чайники и чашки размером с табурет, приводя ту в негодность. Шляпник спрыгнул на платформу впереди Алисы, встав над растерзанным телом Сони, которой не посчастливилось попасть шеей на одно из свёрл и лишиться головы. Червонная Королева была бы счастлива.
[float=right]http://gifok.net/images/2017/04/03/Screenshot_1.jpg[/float]— Шляпник, нужно бежать, — попыталась воззвать к нему Алиса, но тот не обратил на слова никакого внимания. На то он и был сумасшедшим, чтобы в то время, как вокруг всё тряслось и стенало, грозясь свалиться им на головы, орать бредни про чай и некогда своих лучших друзей. — Куда ведёт этот поезд?!
Обещание помочь снова осталось всего лишь обещанием, и Алисе вновь придётся справляться со всем самой. Кажется, это начинало превращаться во вредную привычку, как ходить за пушистыми зверьками: помогать остальным, а в ответ ни слышать ответов, ни видеть взаимовыручки. Ах так? Тогда она справится сама, без Шляпника. Вот только бы знать, куда идти, как найти далёкий поезд, разрушивший ещё одну часть её Страны Чудес. Как его остановить. Да разве хоть кто-то подскажет?
На это нет времени. Найди Черепаху Квази, — Шляпник напоследок развернулся к Алисе, перебирая в руках механизмы, которыми некогда сам напичкал несчастного Мартовского Зайца, за растерзание тела которой он принялся сейчас. Наблюдая, как невесть откуда взятая чашка, ведомая рукой Болванщика, билась о голову некогда живого существа под аккомпанемент безумного смеха окончательно съехавшего с катушек Шляпника, Алиса периферическим зрением заметила подступающую вокруг воду, волнами хлещущую около платформы и готовую в любой момент поглотить не успевших спастись жителей Страны. Да это же чай! Она уже и не слушала, что напоследок сказал Шляпник прежде, чем его придавило огромной металлической пластиной. Замечательно. Она стояла по грудь в чае и понятия не имела, что ей делать дальше.
Найти Черепаха следовало бы прежде, чем тонуть.
Да только Алису накрыло волной, из-за чего та ушла под заваренную воду. С трудом, но пробившись на поверхность, она нервно огляделась: не было ли рядом того, за что можно было зацепиться, чтобы при следующем чайном цунами ненароком не оказаться на дне и не задохнуться в жидкости, запах которой настойчиво забивался в ноздри, грозясь вылиться в головную боль. И хоть кто бы пришёл на помощь, так нет, все вечно ждали, что спасительницей Страны Чудес станет именно она, Алиса. А сколько при этом девчонке придётся пережить, никто особо не задумывался. Зачем помогать? Сама справится.
И Лидделл погребла в неопределённом направлении, гоня от себя желание проснуться и забыть о том, что ей сперва предстояло разобраться с дьявольским поездом, а уже потом возвращаться в Лондон.

+2

3

"Чародей приходит по ночам, когда луна скрывается за облаками. Он выходит из темноты, черной, леденящей... от его плача у вас кровь застывает в жилах..." (с) Братья Гримм

Минас Моргул.
Цитадель, расположенная на западной границе Мордора, в самом низу Моргульской Долины, рядом с знаменитами и мрачноватыми  Горами Тени. Изначально Минас Моргул назывался Минас Итиль, Башня Луны. Но со временем из-за своего стратегического положения, была переименована и её новое имя значило Башня-Страж. Но, как имя этого места не меняй, а с тех пор, как она была завоёвана Тёмными силами, заброшена она или нет, а даже близко подходить к ней никто не решался. Место меж всех свободных народов Средиземья считалось проклятым. Путь сюда был опасный, остатки тёмной магии дурманили разум и селили в сердца путников необоснованный страх. Таинственное зелёное свечение и призрачный шёпот заставляли кровь стыть в жилах. Здесь не пробежит зверь, не пролетит птица, здесь никто не осмелится повысить голос.
Однако, несмотря на общий антураж заброшенного города-призрака, это место не так пустынно, как может показаться снаружи, наоборот, тут кипит жизнь! В высоких неприступных стенах этой крепости сидит назгул. И не какой-нибудь, а предводитель чёрных всадников, сам король-чародей из Ангмара, правитель королевства, ещё более проклятого и устрашающего, чем это место. И восседал он тут совсем не один, и не заточён он был без дела и цели, и мало кто знал о том... но помимо растущей в стенах крепости чёрной армии орков разных пород, выковки доспехов и оружия, Ангмарец здесь ставил свои магические эксперименты, да хранил палантир - один из всевидящих камней древности, как было велено его Владыкой Сауроном.
Время суток было не ясным, как обычно, тучи сгущались над этим местом. Разумеется, не просто так, а при помощи его магии, дабы орки, тролли и прочие твари ночи, свободно передвигались, не боясь лучей безжалостного солнца. Воздух тут был прелым, влажным и отдавала лёгкой плесенью, как на свеже вырытой могиле. В самой высокой башне Хэлкар хранил палантир, иногда его навещая и проверяя, всё ли с ним в порядке, получая приказы от Тёмного Властелина и затем, почти весь остаток дня проводил в казиматах или подземельях крепости, чтобы скрыть от посторонних глаз страшные деяния рук своих. Практиковал чёрную магию, постигал природу порталов, выводил новые, более выносливые породы орков. Словом, всегда было чем заняться.
Сегодня он пребывал в своём привычном назгульском обличии, с одной лишь разницей, что на нём было заметно меньше слоёв драной одежды, чем обескураживал орков и прочую нечисть, что здесь плодилась и тренировалась. Сейчас он звонко отчеканивал шаги в стальных сапогах по тёмным коридорам со стопкой книг по человеческой "психологии" в руках. Да, вы не ослышались, причём книжки он приволок из других вселенных и очень бережно их хранил. Хотя во многих из них был написан полный бред или что-то, что работало в рамках только мира, в котором те и были написаны, но... какие-то были на удивление полезными, кажется, для всех миров. Вот, например, возьмём психологию. казалось бы, Хэлкар и так был мастером манипулирования людьми, мог поднимать армии смертников отдавать свои жизни просто ни за что, но... оказалось, что эмоции живых существ, их мысли фактически материальны. Не так волшебны, как магия в чистом виде, но являются зачастую их катализатором и даже источником. Так, за последние месяцы своих наблюдений и экспериментов, ему удалось выяснить, что порталы проще открыть, а то бреши между мирами открываются сами, там где сосредоточена большая эмоциональная, мозговая активность живых созданий того или иного мира. Но, открывая портал сегодня, он, конечно, понятия не имел, что окажется не просто в параллельной вселенной по соседству со своей, но в чужой голове создания из другого мира. Такого с ним ещё не случалось. Чудеса!

И да, то место, куда он попал, вполне можно было назвать страной этих самых "чудес". Страна Чудес... названная так видимо потому, что тут все чудят, а вовсе не потому, что тут случаются чудеса. Не обманывайтесь. Хотя чудеса тут случаются. Каждый день почти, чуть ли не ежечасно, от чего давным давно утратили весь свой сказочный шарм и уже ни у кого не вызывали восторга и удивления. Какая бы херня в итоге не происходила вокруг или непосредственно прямо с тобой - ты уже привык. "О боже, дорога превратилась в шоколад! Что ж, позавтракаю на ходу!" - как-то так примерно протекают мысли в головах у всех жителей этой чудесной и чудной страны. Никто не спрашивает как, почему, откуда... это как один кислотный трип, затянувшийся на всю твою жизнь. Сначала ты таращишься, пытаешься понять что-то, найти себя, других, хоть что-то... а потом ты так устаёшь от всего творящегося вокруг пиздеца, что просто принимаешь его, как должное. И что бы ты ни делал, куда б не бежал и к каким бы выводам для себя не приходил, ты никогда не сможешь узнать, прав ли. Это великое благо и проклятье этого местечка - здесь нет истин. Тут не работают вселенские законы, тут могут быть правы оба, даже если они противоречат друг другу. Плевать кто богат, а кто беден - тут дом можно построить из чего угодно и даже из кого угодно. Ещё больше плевать на правящие органы - такие же бедолаги, как и все. Ничего не знают, не понимают, сходят с ума и как-то так и крутится тут жизнь. Но для Ангмарского Чародея тут всё было в новинку и всё... удивительно.
Ему удалось проделать довольно крупную брешь между мирами, а когда такое случалось, он предпочитал брать с собой какой-то транспорт, чтобы не терять времени на перемещения в чужом мире, пребывание в котором, чаще всего, были ограничены по времени. Так что, не долго выбирая между плотоядным жеребцом и летучим недо драконом, он выбрал всё таки второе. Немного подпалив крылья, но гигантской твари всё же удалось протиснуться вместе со своим наездником, и очутиться в небе другого мира. Это Хэлкар сразу понял, так как небесный свод тут был окрашен в бело-сиреневый и закручивался по спирали. На долгое любование здешними небесами начинало подташнивать, так что почти сразу же чародей обратил свой взор вниз. Ему, как и его транспорту, было не по себе тут - всё было очень странно и всё чуднее становилось, чем дольше он всматривался в детали окружающего его мира. Но, что удивляло его больше всего и дало первый "колокольчик" к тому, что его перемещение было не похоже на предыдущие, так это то, что он видел, как будто из-за полупрозрачной вуали, другой мир. Серый, грязный и холодный, и хотя тот выглядел адекватнее внешне, чем этот, он почему-то на подсознательном уровне казался куда как более безумным и ужасным.
- Безумие какое-то... - подумал про себя Хэлкар, наверное, самую банальную для подобного местечка мысль. Но только следом он успел подумать о том, что чтобы тут хоть как-то разобраться, ему нужен "проводник", как выверна под ним испуганно протяжно гаркнула, захлопав крыльями интенсивнее и пытаясь набрать высоту. И не зря! Ведь пока Ангмарец зазевался, просто из ниоткуда хлынул самый настоящий шквал янтарного океана в шторм. Правда, пахла эта волна смерти как самый крепкий и сладкий на свете...
- ... чай!? - совсем ничего не понимая, Хэлкар потянул поводья резко на себя, заставляя свой паникующий транспорт взять себя в лапы и немного успокоиться. А то сейчас эта глупая чешуйчатая курица совсем распоясается и, того гляди, его случайно скинет вниз. А намокать, пусть чай и ни в какое сравнение с водами великой эльфийской реки, ему не хотелось, свежи были плохие воспоминания о том.
На глаза в этот момент попалась дрейфующая белая чашка из тончайшего фарфора, чья золотая ручка блстела, так и привлекая к себе внимание. Решив, что это то, что нужно, быстро оценив ситуацию в целом, он пришпорил летучую ящерицу и заставил ту пикировать вниз. Кое-как огибая бурные потоки, выверне удалось схватить когтями чашку за ручку с громким чистым звоном. А вместе с ней зачерпнуть и какую-то девочку с тёмными каштановыми волосами и внушительными кругами под глазами.
- Так даже лучше... - подумалось ему, но он не обратился к девочке, пока они не оказались на достаточной высоте, чтобы их всех вместе не смыло очередной подбирающейся так тихо волной чая.
- Приветствую тебя, дева... Я Ангмарский Чародей... - он протянул ей свою когтистую лапищу, затянутую в стальной боевой наруч-доспех, подтягивая к себе в седло. Таскать за собой чашку уже не имело смысла, раз он нашёл себе гида по этому миру. В случайности он мало верил, а судьба всегда делала всё по-своему, и раз уж она послала ему эту девчушку - да будет так. Хотя он и не мог ругнуться про себя, от чего опять это женщина.
- Да уж, однажды женщины точно сведут меня в могилу... насовсем... - фыркнул он про себя, вспоминая прочие свои приключения с участием якобы слабого пола.

+2

4

Чай забивался в ноздри, захлёстывал по самую макушку и всё чаще заставлял уходить под воду на более долгое время. Алиса пыталась грести, всплывать и держаться подальше от опасных волн. Не хватало ещё стукнуться обо что-то головой — заварка окрасила всё вокруг в настолько глубокий цвет, что под водой увидеть хоть что-либо можно было только на расстоянии вытянутой руки — и отключиться. Но сил оставалось всё меньше, и бороться со стихией Алиса начинала попросту уставать. Стоило закрыть глаза, и она будто бы переносилась в Лондон — перед глазами виднелась няня, а доски, на которых расположилась Лидделл, то и дело подкидывали в воздух. Точно, Алиса находилась в повозке, подпрыгивающей на выступающих камнях. Няня пыталась достучаться до своей некогда подопечной, но вслушиваться в её голос Лидделл не спешила. Ей сейчас бы найти черепаху Квази. А Лондон подождёт, некогда. Но бороться с извращённой стихией — ну где это видано, чтобы кто-то тонул в чае? — было по-настоящему сложно. Вода вокруг кружилась водоворотами, захлёстывала и била по телу, относя то в одном направлении, то в другом. Рассмотреть хоть что-то — маленький островок — не было возможности. Вокруг простиралось целое море чая, без конца и края. Наверняка всё кануло в лету, но ведь должно же было здесь быть хоть что-то. Алиса в очередной раз ушла под воду, а когда вынырнула, жадно глотнув воздуха вперемешку с горчащим напитком, боковым зрением заметила что-то в небе. Что-то довольно большое и странное, будто грифон каким-то чудесным образом ожил и вернулся за ней. Но ведь Алиса помнила, как в схватке с Бармаглотом, тот кинулся бравым воином навстречу смерти и отдал последние силы на спасение Страны Чудес. Горько плакала тогда ещё маленькая Алиса над бездыханным телом грифона, но сейчас она вспоминала, как тогда же потеряла Чеширского кота, но в этот раз он оказался жив и здоров. Так, может, и у грифона была возможность выжить?
Новая волна опустила Алису на пару метров ниже, отнеся на большое расстояние куда-то по направлению очередного течения, ведущего в водоворот. Ещё немного, и она попросту не сможет всплыть. Но, собрав все свои силы, Лидделл изо всех сил загребла руками, всплыв на поверхность и сделав очередной жадный вдох. И тут же бросила взгляд наверх. Нет, оно не было похоже на грифона, но хотя бы никуда не исчезло. Оно было не похоже ни на что из всего, что Алиса когда-либо видела в Стране Чудес, и оставалось только надеяться, что это нечто не станет на неё нападать. Сейчас всё было против спасительницы своего мира, и она бы попросту не выдержала ещё один бой. Повезло ещё, что с Соней и Зайцем не пришлось сражаться: тех попросту убило надвигающимся адским поездом. Знать бы ещё, что это за поезд, откуда он взялся и зачем.
[float=left]http://s4.uploads.ru/t/FyxeA.jpg[/float]Нечто спустилось ниже. Алиса, будто время замедлилось в разы, смотрела, как существо пикирует вниз, и разрывалась между тем, чтобы уйти под воду, скрывшись от новой встреченной живности, и остаться на поверхности. Вдруг спасёт? Периферическим зрением Алиса заметила белое мельтешение сбоку и неосознанно ринулась в противоположную сторону. Чашка. Та неслась в сторону девушки, грозясь снести ту со своего пути. Но вместо того, чтобы столкнуться с Лидделл, чашка взмыла в воздух. Алиса сама не успела осознать, как это произошло, но она в одно мгновение оказалась в посудине, вцепившись в её края, чтобы не выпасть. Существо взмыло в воздух, унося Алису подальше от бушующих под ними волн. Кинув прощальный взгляд на оставшуюся позади опасность, Лидделл подняла глаза, тут же встречая взглядом чью-то протянутую... ладонь, если её можно было так назвать. Алиса, не долго думая, вцепилась в ту, выбравшись из чашки и усевшись поудобнее боком на крылатой рептилии. Наверху её встретил новый знакомый. Страна Чудес всегда изобиловала ещё не изведанными местами и своими бесконечными жителями, и Алиса не всегда успевала исследовать её вдоль и поперёк, познакомившись с каждым. Сейчас этим жителем оказался новый незнакомец, с которым ей ещё никогда не приходилось иметь дела. Он не спешил представиться, но стоило послышаться шумному всплеску — чашка стремительно унеслась вниз и скрылась под водой, уносимая своим весом и быстро заполнившейся чаем полости, — как незнакомец повернулся к Алисе и наконец-то поздоровался. Говор у него был совсем не похожим на что-то, доселе услышанное Алисой. Да и весь его вид мало напоминал всё то сумасшедшее, что предлагала Страна Чудес своим разнообразием. И всё же на обычных людей из Лондона он тоже был мало похож.
— А... Алиса, — отфыркиваясь от набившегося в нос чая, представилась она, покрепче вцепляясь во внезапного спасителя. Не привыкшая к такого рода передвижению, Лидделл боялась свалиться обратно в чай, оказывающийся всё дальше и дальше от них по мере отдаления от его глади. Дышать стало немного легче, и Алиса оглядела незнакомца в попытке составить о нём первое впечатление. Лица этого Ангмарского Чародея было не разглядеть, и даже голос особо ничего не прояснил, поэтому Алиса понадеялась на его акт милосердия и сочла этого благородного спасителя своим временным товарищем. Как давным-давно Белого Рыцаря, сразившегося с Чёрным и спевшего свою грустную песню.
Что делать дальше — большой вопрос. Правильным решением было бы отправиться обратно в Лондон — в ту самую повозку, узнать, куда направляются они вместе с няней. И Страна Чудес потом снова бы отправила её туда, куда ей нужно. Да, было бы сложно найти Квази, но, тем не менее, обычно после таких скачков по реальностям было куда легче попасть куда-то ближе. От таких дум кружилась голова и яснее, что делать дальше, не становилось. Но наверняка черепаху можно было обнаружить в Долине Слёз или где-то у морских глубин. Неужто придётся снова бродить по льдам, постоянно поскальзываясь и падая? Боясь, что в какой-то момент Алиса попросту свалится в пропасть, на чём и закончит своё очередное путешествие. Она обернулась напоследок, запечатлевая в своей памяти чайнутый городок, скрывшийся под тысячами литров знаменитого напитка.
— Мы... куда? — Алиса вцепилась в Ангмарца покрепче, словно под ними разверзлась лава. Когда-то в Стране Чудес такое уже было: даже воздух шпарил с небывалой силой. Лондон всегда славился своей пасмурной и дождливой погодой, и его жительница, не привыкшая к излишней жаре, всеми силами старалась вернуть обычное состояние мира. Вокруг бегали маленькие существа, напоминавшие собой чертей. Злые, но практически безобидные. Избавляться от них было куда проще, чем от карточных стражей или злых духов. Повезло, что чай был куда прохладнее и не кипел, грозясь сварить каждого, кто пробудет в нём хотя бы секунду. Стоило признать, незнакомец подоспел вовремя. — Мне надо к черепахе Квази. Доставите меня к нему?
Алиса вновь с жалостью вспомнила погибшего грифона, что некогда был другом черепахи. Наверняка новость о смерти крылатого существа успела за эти десять лет дойти до Квази, и ведь именно Лидделл была свидетельницей того, как это произошло. Как после этого взглянуть ему в глаза? Как попросить помощи? Но Квази был тем, кто когда-то работал на Зазеркальной Линии и был хоть как-то связан с поездом. И чтобы понять, откуда взялся этот адский локомотив, нужно было поговорить с черепахой. Раз уж повезло встретить попутчика — можно было попросить у него помощи. Лишь бы он согласился её оказать.
Как бы странно для Страны Чудес ни выглядел Ангмарский Чародей, здесь нужно было быть готовой ко всему. К любым встречам, к любому развитию событий, поэтому удивляться такому виду спасителя Алиса не стала. Но только поначалу, ведь в детстве она была очень любознательной девочкой, желавшей изучить Страну Чудес вдоль и поперёк. Не раз она возвращалась сюда только для того, чтобы познать что-то новое и, конечно, повидаться со старыми друзьями. И среди них она никогда не встречала этого внезапно появившегося, словно из неоткуда, спасителя, выдернувшего её буквально из лап смерти, если бы Лондон всё же не забрал её обратно в самый нужный, самый опасный момент. Да и эта летающая рептилия — дракон! — никогда не встречалась здесь Алисе. Лидделл с опаской поглядывала на крылья, то и дело резко вскидывающиеся выше её головы. Подпалённые, но могучие и наверняка до жути сильные, если существо, помимо того, чтобы держать в воздухе самого себя, тащило ещё двух всадников. Если где-то в Стране Чудес было место, где водились такие вот драконы — Алисе хотелось бы там побывать. При условии, что это не так опасно, как разбираться во всей этой ситуации с поездом.
— Откуда Вы? — всё же поинтересовалась Алиса. — Никогда не видела Вас раньше, а я знаю почти все закоулки Страны Чудес.
Может быть, Ангмарец был её союзником. А может, очередной опасностью, что в какой-то момент обязательно помешает ей довести своё расследование до конца.

+1

5

•     •     •     •     •     •     •
http://s5.uploads.ru/t/bCtS0.gif http://s5.uploads.ru/t/TwZKN.gif
► One Republic – All The Right Movies ◄
•     •     •     •     •     •     •

"- Ты со мной?
- Конечно, ты же сам меня выдумал! "

Хэлкар не привык спасать кого-то из беды. Не под это он был заточен. В его обязанности обычно входили прямо противоположные действия - не спасти, а погубить. Он завоеватель, сокрушитель и просто напросто убийца... но точно не спаситель и целитель, да и героем его язык не повернётся обозвать. И прежде если он что-то и делал для других, то с расчётом на то, что это будет выгодно ему. Если не сейчас, то непременно - в будущем. Так что и сейчас можно было догадаться, что он не просто так спасал эту совершенно незнакомую девушку, тонущую в бушующем море крепкого чая. Это был не порыв благородства или сентиментальной жалости к ближнему своему - лишь холодный расчёт. Ибо чувства - это то, что неведомо назгулу.
Он может изображать, имитировать эмоции и чувства, но не по-настоящему их переживать. И всё же, много сотен лет практики позволили Ангмарскому Чародею очень реалистично отображать нужные ему, по ситуации, эмоции. Он уже примерно представлял,  как в такой ситуации обычно себя ведут люди, и как именно ему нужно реагировать, чтобы не вызывать подозрений. Чтобы не напугать и не раскрыть того, что он давно не человек.
От того он говорил медленно, вкрадчиво, подбирая более дружелюбную, но вежливую интонацию. Если не приятная манера речи, то после демонстрации боевого доспеха, у него не осталось козырей в рукаве, как бы показать незнакомке, что он пришёл с "миром" и не желает причинить ей вреда. Его транспорт и внешний вид ведь кричали об обратном! Но, кажется, его вежливый тон сработал и девушка тоже представилась. Откашливаясь от чая и встряхивая волосами, она представилась как "Алиса". Для Хэлкара такое имя было в диковинку, но уже имея опыт путешествий по другим мирам, он не удивлялся им. В знак того, что знакомство прошло успешно, он кивнул головой, всё так же скрывая своё лицо во мраке капюшона.
Его летательное средство, разинув широко пасть и недовольно взвизгнув, поднялось выше, делая массивные мощные взмахи своими перепончатыми крыльями. Подогнув когтистые кривые лапы под брюхо, выверна назгула ловко увернулась от новой волны, выкинув лишний балласт, который мешал ей всё это время держаться в воздухе более-менее ровно. Чёртова чашка улетела вниз, ещё с минуту белея в свободном полёте, пока чайная пучина не поглотила её. Ангмар сидел в седле ровно, держа поводья, но... пусть он выглядел спокойно и словно бы знал, что делает, на самом деле он понятия не имел, куда ему деваться. Вся суша, какую он видел до этого, уже скрылась под янтарными водами чёрного индийского чая. Так что на резонный вопрос девушки он лишь пожал плечами. Доспехи на них громко брякнули.
- Я не знаю, Алиса. Надеялся, вы мне подскажите... - он снова повернул к ней голову. Впрочем, что можно было разглядеть в его лице, пусть даже он смотрел прямо на тебя? Зияющая жуткая темнота словно сочилась из глубин его чёрного плаща. Не было видно ни глаз, ни вообще хоть каких-то намёков на лицо. Просто пугающая своей бездонностью чернота. Он двигался как человек, его голос был вполне себе обычный и даже приятный сейчас... но всё равно что-то в этом мраке, что заменял ему лицо, кричало, что он жуткий монстр. Чудовище. Куда более страшное и смертоносное, чем та тварь, на которой он рассекает верхом.
Девушка вцепилась в него, хватаясь за складки плаща, чтобы не свалиться. Всё таки эта глупая ящерица не была рассчитана на большое количество пассажиров. Хотя веса юной девочки не почувствовала даже. Она катает сутками назгула в полной экипировке, в доспехах и его оружием, что ей какая-то крошка, вроде неё? Другое дело, что тварь была довольно тощей, вытянутой, так что разместиться на ней удобно было проблематично. И Ангмар, прекрасно понимая это, не возражал, что за него держались во время полёта. Больше не за что было, в общем-то. Они летели уже минут десять просто вперёд. Виверна тяжело взмахивала крыльями, устало хрипло постанывая и кашляя. Кажется, пар от кипятка (горячего чая), делал всю местность одной большой баней. Хэлкару то хорошо - неважно сколько на нём было надето разных одежд, у него не было физического тела, которое могло бы испытывать боль или прочий дискомфорт. Так что его жара не тревожила. Но ящерица и девочка стали дышать тяжелее и чаще. Только поэтому он заметил, что что-то не так...
— Мне надо к черепахе Квази. Доставите меня к нему? - Ангмарец помолчал с минуту, глядя ровно перед собой.
- Если укажешь направление, то отвезу... но попрошу и я тебя об одолжении, услуга за услугу, так сказать... - протянул он ровным тоном, не оборачиваясь на неё. И хотя создавалось впечатление, что он сейчас и скажет, что это за услуга такая, он продолжал молчать. Через минут пять тишины стало ясно, что озвучит он своё условие позже, когда доставит девочку туда, куда она просит.
Откуда Вы? — Хэлкар чуть дёрнулся и повёл плечами после этого.
- Так этот мир зовётся страной чудес? - спросил он, не торопясь отвечать на её вопрос. Но поняв, что с его стороны это крайней невежливо, необоснованно грубо даже, он добавил.
- Я... прибыл издалека. Скажем так, я путешествую по разным мирам и в этом мире я очутился сегодня впервые. Я уже видывал разные земли, далёкие и поистине необыкновенные края, но это место... очень причудливо, - он снова прищурился, хотя, конечно, этого невозможно было заметить. Вглядывался перед собой. Он снова видел сквозь яркие небеса и раскинувшиеся внизу луга эти чужие тут серые пейзажи промышленного города. Смог, серость, грязь... словно через вуаль этого радужного мира проглядывала иная реальность. Словно грань между этими двумя мирами была призрачной, выдуманной... ненадёжной. И он не знал что будет, если два параллельно существующих мира вдруг станут одним. Столкновение не предвещало ничего хорошего, тем более - столкновение таких масштабом. Материя мироздания это вам не шутки!
- Мне бы хотелось изучить этот мир... познать его тайны и чудеса. Но кажется мне, что нынче тут неспокойная пора... что случилось?

Отредактировано Witch-king of Angmar (29-04-2017 10:50:28)

+1

6

http://s2.uploads.ru/t/DfTsN.jpg
♦       ♦       ♦
One Republic — Colors

С высоты птичьего полёта Страну Чудес Алиса видела всего один раз. И то тогда она спешила на схватку с Бармаглотом, куда и должен был доставить её грифон. И разве можно было разглядеть хоть что-то, когда девичье сердечко сжимается от страха? Жители Страны слишком надеялись на неё, давили, буквально вдалбливая в голову Лидделл, что та должна их всех спасти. Червонная Королева, и та порой казалась менее страшной, чем все те существа, что населяли этот мир. Она хотя бы не требовала ничего. А вот другие — вполне. Спасай нас, спасай! А мы будем мешать, ещё и покритикуем то, как ты справляешься с возложенной на твои плечи ответственностью, глупая девчонка. Плевать как, но ты избавишься от всего того зла, что проело Страну Чудес, сделав её поистине ужасным местом, некогда бывшим таким светлым, сахарно-приторным, но теперь больше похожим на Ад на Земле. И тогда Алиса была совсем ещё ребёнком, которому предстояло вновь превратиться в спасительницу, коей она себя вовсе не чувствовала. Ребёнком, которому предстояло пережить то, что переживает не всякий взрослый человек.
Грифон был страшной потерей. Поверить, что мирок, который Алиса просто не могла считать своей фантазией, в котором она некогда искала спасения, мог превратиться в такое страшное место, откуда хочется бежать в реальность, какой бы суровой та ни была. Да, она потеряла родителей, сестрёнку, попала в больницу, но там от неё требовалось лишь пройти лечение, научиться жить с потерей дальше, здесь — побороть зло, справиться с ним, подобно герою какой-нибудь глупой истории для детей. Да только в таких сказках смерть — что-то абстрактное, не травмирующее психику. И если враги ложились пачками под вострым мечом, то погибающие друзья ещё долго болью хранились глубоко в душе, что здесь, что в Лондоне. Алиса будто жила двумя жизнями: неуравновешенная молодая девушка, ночующая в приюте для душевнобольных — спасительница сказочного мира, в котором разве что по старым поверьям русалки из озёр не выпрыгивали. Зато росли волшебные грибы, способные превратить тебя в великаншу, да снадобья — "выпей меня" и уменьшись. Теперь только для того, чтобы стать ростом с папину припасённую бутылку коньяка Алисе не требовалось ничего пить. Купаться в зелье — идея не так плоха, как пить его и потом подолгу искать, что бы такого скушать, чтобы вымахать до своих естественных размеров.
И нынешняя ситуация собой напоминала тот самый полёт, закончившийся трагедией. Только существо на этот раз вовсе не напоминало собой помесь льва и орла. Алиса с опаской глянула вниз, но ничего не увидела. Сквозь клубы пара, оседавшего каплями пота на шее и руках, проглядывались чайные волны. И как только она не сварилась в кипятке, пока её не спас этот всадник Ангмар вместе со своим крылатым "конём"? Нужно было поскорее убраться, чтобы найти Квази, но где искать — загадка не легче той, что задавал Шляпник. "Что общего у ворона и письменного стола?" — Алиса не знала ровно так же, как понятия не имела, где искать черепаху. Если тот знал что-то о поезде — Алиса готова была даже бурлящий чай переплыть, лишь бы добраться до старого друга и выведать, что это за новая напасть такая и почему она угрожает Стране Чудес.
Разговор шёл сам собой. Каким бы нездешним не казался Ангмар, но он не говорил загадками, что было так чудаковато для простого жителя этого мира. Прямые ответы были опорой под ногами: обычно по Стране Чудес идти приходилось, как по тонкому льду. Кто-то мог обидеться, коли ответишь ему не так, а кто-то, напротив, пудрил мозги с таким рвением, что самой впору было обижаться. Словом, сложно, непонятно, опасно. И каждое знакомство — ключик к спасению, побуждение к дальнейшим действиям. Так и знакомишься со Страной Чудес: скитаешься, находишь кого-то, тебя шлют к другому, и вот ты обрастаешь новыми знакомствами, толком не имея понятия, зачем оно тебе нужно и что с ним делать. Первые походы в Страну Чудес и Зазеркалье теперь казались совсем далёкими и лёгкими в сравнении с тем, что приходилось испытывать сейчас. Тогда Алисе самой хотелось узнавать всех их. Сейчас — чтобы всё само собой решилось. Хорошо хоть теперь знакомство не вызывало отторжения, как многие другие. Да, разговор был простым. Ангмар выглядел пусть и устрашающе, но Алиса видала вещи и пострашнее. Недаром именно ей открылась нора, недаром именно она в неё упала. Вглядываясь в темноту, вместо лица, Лидделл гадала, как выглядел её спаситель. В Зазеркалье имела она возможность поговорить с Белым Рыцарем, и под его доспехами скрывался добродушный грустный старец, певший песни и предлагавший составить приятную компанию девушке. Только вот сейчас, по голосу хотя бы, чувства дежавю не возникало.
— Один мой добрый друг сказал мне, что лучше знать, куда идёшь, чем блуждать неизвестно где, — возразила она, стоило ей услышать ответ. Уж здесь-то точно: в Стране Чудес можно было попасть в такие дебри, что и не выберешься никогда. А уж если упасть в море слёз... Это ведь она наплакала, когда стала совсем-совсем большой (но была, конечно, маленькой; логика в этих краях не в приоритете). — Вы вот не знаете, поэтому и попали как раз к чаю. В Стране Чудес интересно, но сейчас лучше пока оставить прогулки на более подходящее для этого время. Так можно и под поезд случайно попасть.
Тем временем становилось будто бы жарче. Может, пока Алиса находилась в чае, температура там была меньше? Сейчас был необходим глоток свежего воздуха, иначе можно было потерять сознание от духоты и всё-таки оказаться в Лондоне. И тогда плакало новое знакомство! Вот бы этот Ангмарский Чародей удивился, если бы в один момент Лидделл попросту испарилась, будто ещё один сгусток белёсого пара. Девушка немного отодвинулась от спутника, обмахивая ладонью покрывшийся испариной лоб. Теперь ледяные ходы казались такой уж плохой перспективой: мёрзнуть или вдыхать словно раскалённый воздух? Определённо первый вариант. Единственным, кто не подавал никаких признаков дискомфорта был всё тот же ангмарец. Помня, что удивлению в Стране Чудес не место, Алиса предпочла промолчать на этот счёт, вместо этого попросив доставить её к Квази. Если уж и выбирать способ, которым добираться, то полёт был бы явно лучшей идеей. А то скакать опять по платформам, видимым только в том размере, когда тебя может случайно задавить даже кошка. Услуга за услугу — Алисе не привыкать. Всё здесь держалось на этой политике с той разницей, что в первую очередь она выполняла свою часть сделки, а уже потом некто второй решал, будет делать что-нибудь для неё, или можно сделать вид, будто Лидделл здесь вовсе нет, да и сама справится. И ведь кому больше надо? Определённо тем, кто жил в Стране Чудес, не попадая в Лондон. Алиса уж как-нибудь обошлась без спасения, если бы так тесно истории между сказочным мирком и Лондоном не были связаны. Просьба так и не прозвучала, пока Алиса терпеливо ждала, чего хотел от неё Ангмар. Пускай, Страна Чудес настойчиво преподавала урок: не выполняй свою часть сделки, если не хочешь, но Алиса отнюдь не спешила им пользоваться. Конечно, она хотела знать, что от неё будет требоваться, но если суждено было это услышать только после встречи с Квази — так тому и быть. Пути к нему она не знала. Только пожала плечами: хоть наугад лети, мне известно не больше, чем тебе.
Можно было подумать, будто Ангмару нравилось не отвечать на вопросы девушки. Сменив тему, Лидделл получила в лоб ответный вопрос, из-за чего чуть ли растерянно не ляпнула "да". Секундной тишины оказалось достаточно, чтобы новый знакомый понял свою ошибку и всё же соизволил ответить. Алиса хоть и привыкла к такому отношению: да здесь все так и общались — то загадки, то молчание и никаких тебе адекватных разговоров, — но всё же могла вспылить. А быть сброшенной обратно в чай, к тому же, явно поставленный разогреваться, ох как не хотелось. Рассказ оказался короче, чем Алиса могла бы предположить. Да и оставлял после себя уйму вопросов: какие такие времена, что за место. Неужели, помимо Страны Чудес есть ещё многие миры, в которых можно было побывать, если бы Алиса только захотела? Она до сих пор не понимала, как оказывалась в своём воображаемом мире, что уж говорить о чужих. Может, кто-то — в любой точке Света — так же лежал в больничной палате и грезил, даже был знаком с Ангмаром лично? Мысль была приятна, обнадёживала. Было легче знать, что кто-то переживал всё то же, что переживала сама Алиса если не за всю жизнь, то хотя бы сейчас. И становилась понятна такая разница между местными и спасителем — всё от того, что он не рос среди таких вот Гусениц, Чеширских котов, Шляпников — земля пухом! — и королев-голову-с-плеч.
— Да, это Страна Чудес, — почти отчеканила Алиса, давая понять, что она-то ответить может абсолютно на всё, не перескочив с одной темы на другую. — Вообще-то я тоже не отсюда. В другом мире, откуда я родом, мне постоянно повторяют одно и тоже: якобы Страна Чудес вымышленная, придумана мною, из-за... В общем, она не существует. Там, где я живу всё остальное время, что не провожу здесь, меня считают сумасшедшей. Здесь и правда совсем не так, как было много лет назад. Но когда я попала сюда в прошлый раз, вокруг простиралась лава, повсюду парили демоны, а замок королевы состоял из настоящей плоти. Возможно, там до сих пор стены бьются в унисон с ритмом её сердца. Можно было подумать, будто Страна Чудес — Преисподняя. Но недавно я снова сюда вернулась, и теперь местных жителей пугает некий поезд, медленно разрушающий их дом. Я должна разобраться с тем, что этот поезд из себя представляет, и как помешать ему превратить Страну Чудес в руины.
Повисла долгая звенящая тишина. Алиса погрузилась в свои размышления: а ведь и правда, Квази только наводку даст, если повезёт. Скорее всего, всё будет как и всегда: черепаха даже в общих чертах не опишет происходящее, не расскажет, что именно представляет собой эта адская машина на колёсах, зато вновь отправит Алису на поиски приключений, пока та не столкнётся с поездом сама лицом к лицу. Так уж тут всё было устроено. Уже и злиться не получалось: здешние обычаи начинали становиться для Лидделл чем-то обыденным, и стань лондонские жители такими же — Алиса не сможет злиться, скорее, примет как данное.
— Расскажите, что происходит с Вашим миром, если Вы вынуждены скитаться по чужим? — в конце концов нарушила тишину она.

+1

7

•     •     •     •     •     •     •
http://sf.uploads.ru/t/yRgro.jpg http://s8.uploads.ru/t/L0V52.jpg http://s6.uploads.ru/t/waOj9.jpg http://s0.uploads.ru/t/xFSna.jpg
Sometimes the curiosity can kill the soul but leave the pain || And every ounce of innocence is left inside the brain || And through the looking glass we see she's faithfully returned || But now off with her head I fear is everyones concern || You see theres no real ending || Its only the beginning
•     •     •     •     •     •     •

Страна Чудес.
Чудесная страна, полная странных чудес. Да уж, чем и дольше они летели, тем чуднее и в правду становился этот новый мир. Во-первых, уже хотя бы тем, что их тут было два, параллельно, но взаимо существующих мира, наложенных один на другой, как слои на станке анимации. Один проглядывался через другой в его глазах, словно через тонкую кальку. Ангмар не сразу это понял, в конце концов, он даже не сразу обратил на это должное внимание, ведь тут и без этого было на что посмотреть и чему удивляться. Но всё таки, несмотря на чайные океаны и прочие чудеса данного мира, он более прочего поражал чародея своей необычайной двойственностью, ибо прежде он не встречал такого, а ведь не мало уже путешествовал по иным измерениям к этому моменту. Но такое видел впервые. И, конечно же, ему хотелось изучить подробнее данный удивительный феномен. И, в дальнейшем, кто знает, поняв, как это происходит, с чем связано и почему, сможет использовать в своих целях.
Эти мысли были свойственны ему всегда. Он, как предводитель назгулов, как главнокомандующий великой тёмной армией Мордора, всегда и во всём искал выгоду и возможности. Что угодно мог развернуть и использовать себе... им во благо. И сейчас, поглощённый этими мыслями, он сурово молчал, кажется, делая обстановку их встречи с этой девочкой ещё более неловкими и странными. Весь такой высокий, в доспехах, чёрный и подозрительный, ещё и предпочитал беседе долгое время их полёта напряжённо молчать. И только через несколько минут, когда даже Выверна уже отважилась хоть как-то разбить тишину, прерываемую только новыми всплесками кипятка под ней внизу, он вдруг кивнул:
- Ваш друг мудр. Но только по-настоящему потерявшись, можно найти то, что невозможно... хотя, кто знает, действуют ли эти законы в вашем мире, пожалуй, просто соглашусь с вами. Вам виднее, - он покосился вниз. Поезда он никакого не видел, да и не особо понимал что это такое и как может выглядеть в конкретно данном взятом мире. Но решил не рисковать и не быть таким уверенным, что под него и в небе нереально попасть. Он тут новенький... в конце концов, он спас эту девочку исключительно по этой причине, чтобы она могла ему помочь тут выжить (хотя по сути убить его тут как раз таки только она и была способна, если верить печенькам с предсказаниями от Глорфиндэля).

"I am not the monster you think I am. I am the monster you wanted me to be..."  ©


Он внимательно вслушивался в рассказ девочки и пытался сопоставить с тем, что уже сам успел понять/увидеть, как назгул по поводу этих миров. рассказ её был интересный и очень волнительный для него, так как складывалось впечатление, что, быть может, эта реальность, столь близкая к той, что он видит как через дымку, создана именно той, что он подобрал. И их встреча уже не кажется ему такой случайной, а её спасение - бесполезным жестом мирной воли. Но сказать и утверждать наверняка что-то он не мог... пока что. Слишком мало было информации, но и рисковать лишний раз не хотел, так что для себя решил, что со своей новой спутницей будет по учтивее теперь себя вести. С него не убудет, а кто знает, может это то и единственное, что по-настоящему важно. Но ей он, конечно, о своих догадках пока говорить ничего не стал - дабы не пугать и не рисковать ими обоими вывалиться в ту, другую реальность. Кто знает, как на летучего дракона с чёрным всадником могут отреагировать там.
- Невероятная история, маленькая леди, но я верю каждому вашему слову. Всё может быть, но путешествие, что вы задумали, может быть весьма опасным... так что я почту за честь если вы позволите мне присоединиться и помочь вам на этом пути. Было бы здорово увидеть и изучить это место, но если оно в такой опасности, прежде чем изучать, стоит его спасти, вот как я считаю. Вместе с вами я смогу и Страну Чудес посмотреть и вам помочь, это идеально для нас обоих... - пнув шпорами своего ездового летуна, он усмехнулся.
- Ну что вы, с моим миром всё чудесно, просто я люблю путешествовать и искать что-то новое. Помогать другим... но да вернёмся теперь к нашему уговору. Что скажете насчёт компании чёрного рыцаря на своём пути к спасению Страны чудес? Итак, каков же будет ваш ответ? - он даже обернулся на неё, чтобы смотреть если уж не глаза в глаза во время заключения подобного контракта путешественника, так хотя бы лицом к лицу.
http://sa.uploads.ru/t/JuanP.png
Но прежде чем он услышал ответ, его зверь снова протяжно взвыл с хрипотцой. Взмахивая крыльями реже, выверна явно начала снижаться, а это было любопытно. Летели они долго и скотина могла устать, так что единственной причиной столь неожиданного спуска с её стороны, без команды на то хозяина, могло значить только одно - там была суша. И действительно, сейчас, когда они были ниже облаков, в опускающихся сумерках, Ангмарский чародей мог разглядеть, как внизу светятся причудливые деревья, так похожие на грибы... каково же было его удивление, когда это и правда оказались огромные светящиеся грибы. Более того, несмотря на то, что он видел ясно своими очами твёрдую землю, всё вокруг как будто кричало, что они под водой на самом дней океана. Назгул ослабил уздечку и его ящерица приземлилась на шляпку одного из этих прекрасных грибов, сложив дрожащие от усталости крылья по своим тощим бокам.
- Какое удивительное место... - на выдохе сорвалось у Хэлкара, когда он первый спешился на гриб, удивляясь, что их свет такой яркий, но не причиняет ему никакого вреда. Тут было много водорослей, морских звёзд, раковин и кажется, летали вокруг рыбы, но... Ангмар даже потрогал свой плащ для того, чтобы убедиться наверняка, они были сухими! Летали тут и там пузырьки, бегали крабы и распахивали рты мидии и устрицы, причудливого вида. Создавалось ощущение, что они попали в подводное царство, но... дышали воздухом!
- Ох, прошу... позвольте помочь, - вспомнив вдруг, что не один тут оказался, поспешил протянуть Алисе руку помощи, чтобы она без проблем спустилась с выверны, которая надрывно хрипло дышала и роняла вязкие слюни на гриб.

+1

8

[NIC]Alice Liddell[/NIC][STA]Уничтожай то, что грозит уничтожить тебя.[/STA][AVA]http://gifok.net/images/2017/05/29/AVAALISY.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]
(ткни меня)         
I remember cheering from towers
A face is smiling in the light
I remember the bells, the flowers
Those days are dying in the dark

Если Ангмарскому Чародею и казалось, будто сквозь мир виднелись серые оттенки Лондона, то Алиса сбегала в Страну Чудес, полностью забывая о родных краях. Для неё всё делилось на чёрное и белое. Что-то из лондонской жизни неизменно появлялось здесь, но настолько гармонично вписывалось в гамму чудесатого и невероятного, что порой вообще не замечалось и не вспоминалось в антураже так называемого реального мира. В остальном, слишком уж разной была жизнь в двух параллельных мирах. Серьёзный бесцветный и дождливый Лондон вгонял в тоску, в уныние, напоминал, что реальность бывает страшной: проститутки, наркоманы, алкоголики, психбольница, бедный район. Богатый быть ничуть не менее пугающим, пускай и то, сколько раз была Алиса в нём после трагической смерти семьи, можно было пересчитать по пальцам. И, несмотря на катастрофы и разрушения, которым подверглась Страна Чудес, всё же она была совершенно другой: цветастой, радужной во многих местах. Населённой самыми странными и неведомыми существами, которые только способен придумать мозг семи-десяти-девятнадцатилетней девушки. Поезд будто бы прибыл прямиком из ещё недостроенной лондонской подземки, принял более устрашающий вид и оброс сплетнями местных жителей, став не только достопримечательностью, но и, благодаря своим постоянным внезапным появлениям и таким же исчезновениям, этакой легендой, страшилкой. Чтобы жить сразу в двух мирах и не сходить с ума — ведь куда уж больше? — просто-напросто требовалось чётко их разделять, иначе запутаешься и окончательно станешь городской сумасшедшей. Пока её хотя бы не избегали. Только тыкали пальцем в спину.
Сколько бы Алисе ни твердил доктор Бамби, что вся Страна Чудес от Долины Слёз и до самых владений Червонной Королевы — всего лишь плод её больного воображения, она никак не могла поверить в это. Верила бы — не стала спасать. Слишком много это требовало как физических, так и моральных сил. Теряя родных в Лондоне, она понятия не имела, что тот мир, в котором она должна была обрести покой, подкинет ей ещё несколько смертей. Что она сама станет той, кто из перечницы будет палить по кляксам с мраморными лицами цвета слоновой кости и сражаться за свободу своего мирка. И пришлось. Разве стала бы она такое делать ради чего-то, чего в реальности попросту не существовало? Как можно было поверить в россказни доктора, если вымышленный мир не прогибался под её запросы и только больше заставлял переживать и постоянно спасать его от всяких напастей? Эта дорога не для неё. Но Алиса всё ещё шла по ней с вострым ножом наперевес.
Не согласиться было сложно. Всё-таки, Лидделл никогда не знала толком, куда заведёт её путь в Стране Чудес. Ясно было, что встреча с поездом неизбежна, а как она до неё доберётся — вопрос не из лёгких. Так она и брела, постоянно потерянная и сбившаяся со счёта своих ориентиров, которыми всегда выступали то Чеширский Кот, то Кролик, то Заяц или Шляпник. Или вот тот же Квази, который обязательно махнёт лапой — вот туда и иди, туда и надо. Алисе не привыкать блуждать, постоянно толком не зная, куда она держит путь. Всё равно рано или поздно добиралась до нужного ей места то прыгая между Лондоном и Страной Чудес, то паря меж платформ или забредая на обед к Графине. Было совсем не легко, а порой, даже опасно. Последняя хоть села на свиную диету и маленьких девочек больше не ест.
— Нет здесь никаких законов, — со вздохом в конце концов подытожила Алиса. — Странности, да и только. Никогда не знаешь, кого встретишь на своём пути, и будет этот кто-то другом тебе или врагом. В Стране Чудес свои законы, и чтобы их все познать — нужно здесь родиться и вырасти. В детстве я решила, будто бы Страна — мой сон, но с каждым годом всё больше убеждаюсь, что придумать такое может только сумасшедший, если оно не существует на самом деле.
[float=right]http://s5.uploads.ru/t/qDSw8.jpg[/float]И ведь существовало. Вот, чай под ногами, в нескольких милях, да такой горячий, что от его пара уже волосы пропитались запахом; а где-то вдалеке росли грибы и деревья, каких свет не видывал. И говорящие животные, и живые за́мки, и даже совершенно непривычные законы физики в некоторых местах. Алиса всё ещё помнила, как не могла ходить спокойно в Чёрно-Белом мире, всё норовила передвигаться подобно пешке или шахматному коню; помнила, как шла по зеркальной стене перпендикулярно полу, и только волосы струились в верном направлении; как то, к чему она должна была приблизиться, неизменно отдалялось. Помнила, знала и понимала, что всё это настоящее, придумать она такое не могла ни со скуки, ни чтобы спасти саму себя от стресса после пожара. Ей нравился этот мир, но таким, каким она его запомнила в детстве, а после трагедии, будто по заказу, и Страна Чудес начала чахнуть и становиться тем опасным местом, в котором тебя рано или поздно могут убить проникшие в неё твари, наподобие Разрушителей или Чайнутых. Горько осознавать, что то, о чём когда-то Алиса рассказывала с упоением своим родителям и сестре, в одночасье исчезло, явив глазам жалкое подобие самого себя.
От чего, от чего, а от компании отказываться было просто нельзя. Алиса зачастую путешествовала одна и в одиночку справлялась со всеми опасностями. К ней присоединялись звери, насекомые и люди, но их пути расходились довольно быстро, учитывая то, с какой скоростью Страна Чудес заселялась всё новыми и новыми видами разрушительных врагов. Местные жители попросту боялись попадать в гущу событий и принимать удар на себя, и Лидделл в этом их понимала. Понимала, но всё равно не хотела через всё проходить в одиночку. С ней часто общался Чеширский Кот, но, как это с ним часто бывает, приходил он всего на пару минут, а после переговоров — растворялся, оставив на миг висеть свою улыбку в воздухе. Такой уж он был, Чешир-то. Потому, когда Ангмар не просто предложил, но высказал своё условие, Алиса ни капли не сомневалась в ответе. Тем паче, когда спутник выглядит так внушающе на своём крылатом "коне".
— Это очень опасный, долгий и трудный путь, однако, если Вы готовы к этому, я буду рада делить его с Вами. Но Вам нужно знать, что помимо чайных морей в Стране Чудес сейчас много других опасностей, в частности, живности, которая может на Вас напасть, и чем дальше мы будем двигаться, тем больше нам по пути будут встречаться вражески настроенные существа. Я пока не знаю, как мы доберёмся до поезда, и чтобы это узнать, придётся много мест обойти и повидать многих моих добрых друзей, чтобы понять, откуда поезд здесь вообще взялся, — Алиса ненадолго замолчала. Ангмар не выглядел кем-то, нуждающемся в её помощи. Нападут, и сам, наверняка, сможет за себя постоять. Вон какой скрытный, и лица не разглядишь, наверняка имеет какой-нибудь туз в рукаве, благодаря которому расправится с Разрушителями на раз-два. Но готов ли Ангмарский Чародей — и звание-то подсказывает, что он любому фору даст по силе, — ради Страны Чудес и её достопримечательностей биться не на жизнь, а на смерть что с поездом, что с Королевой и любым другим существом, что ещё покажется им на пути?
Во всяком случае, с кем-то веселее. И подумаешь, что Ангмар отнюдь не был весельчаком, и вообще оставался тёмной лошадкой, даже лица не показывая. Здесь любое знакомство — уже хорошо. Это не Лондон, где все вокруг так или иначе связаны с проституцией или алкоголизмом; в Стране Чудес есть ещё добрые герои. Во всяком случае, внутри они всё ещё не прогнили. Не все.
Существо, на котором они вместе летели, издало вопль и пошло на снижение. Да так неожиданно, что Алиса покрепче вцепилась в своего попутчика — не привыкла она к такого рода путешествиям. Сквозь пар невозможно было рассмотреть практически ничего, и Лидделл ещё не скоро заметила, что помимо безграничного чая под ними показалась водная гладь, а после — её подводный мир, больше похожий на вторую сушу. В прошлый раз Алиса уже была в море Страны Чудес, но чтобы в нём находиться, нужно было иметь специальный панцирь, который позволял надолго задерживать дыхание. В этот раз под воду они ушли совсем незаметно, и Алиса уже потом обнаружила на себе не привычное платьице с фартуком, заляпанным кровью, а голубую одежду с торчащим сзади фонариком-хвостом. Может, именно она и позволяла находиться под водой. Ангмар, кажется, вовсе не нуждался в какой-то помощи для нахождения в гидросфере. И пока они уходили под воду, Алиса только и успела, что ответить.
— Если Вы ко всему готовы — мой ответ "да", — а потом чайные просторы сменились на голубое свечение, да растущие около подводных стен грибы. Лидделл была целиком и полностью согласна с Ангмарцем, но со временем к хорошему привыкаешь, и для девушки краски Страны Чудес давно потускнели, став чем-то обыденным. И где только её восторженность первого похода в возрасте семи лет? Всё как-то не до разглядываний было: к тому пойди, к сему пойди, третьего спаси. Дела всё время не требовали отлагательств, и сейчас, сколько бы ни хотелось полюбоваться на местные красоты — гляди-ка, а вон там — рыба с выпущенными внутренностями; прекрасно, — сейчас для Страны Чудес важнее, чтобы они как можно скорее отыскали Квази.
— Спасибо, — учтиво поблагодарила Алиса Ангмара за протянутую ей руку помощи и, схватившись за неё, спрыгнула с доселе невиданного ею существа. Шляпник, умирая, приказал найти Квази, но не успел указать направление, в котором следовало двигаться, чтобы найти черепаху. Понятное дело, следовало искать в море, но куда же идти? Вдалеке виднелись подводные льдины, и Лиддел махнула рукой в их сторону, как в самую выделяющуюся точку. — Вот мы и потерялись. Я не знаю, где искать Квази, но предлагаю идти туда. Блуждая, мы либо найдём искомое, либо потеряемся ещё больше, а выбор у нас не велик, — и уже самой себе добавила. — И где только Чешир, когда он нужен...

Отредактировано Newt (29-05-2017 19:55:06)

+1

9

You're waking meadows in my mind,
Making waves across my time,
You're sailing softly through the sun
In a land I always know.
You fly so high.

Вода. У Ангмарского Чародея всегда были особенные отношения с данной стихией. Если вы знакомы с историей его жизни или смерти, то могли заметить, что даже в ту эпоху, когда он был из плоти и крови, у него не было времени на общение с водой, он был всегда занят битвами. Единственный раз, когда он действительно столкнулся с этой стихией был в далёком детстве, когда он только прибыл в Средиземье. А уж после того, как он был проклят, он был отлучён от вод любого вида навсегда... да и вообще, в мире мёртвых если и есть одна какая река, то это река забвения, к водам и и той, впрочем, он не был допущен, застряв посередине меж мирами. Ни живой, ни мёртвый, чёрный рыцарь, коим он сам себя окрестил в этом мире, давным давно не соприкасался с этой природной стихией. Его удел это огонь и металл - ровно противоположные элементы бытия.
Так что, стоило ли удивляться, как сильно его поразило и, чего уж там, восхитило, то, что происходило вокруг него? Он испытывал почти детский восторг от творящегося вокруг, просто потому, что никогда прежде не был ни то что на глубине, но даже на поверхности водной глади. Не видел морских жителей, рябь волны, летящие к поверхности пузырьки воздуха и качающиеся словно луга в Рохане на ветру, водоросли и коралловые рифы. Он не скакал вокруг с раскрытым ртом только из-за мужской гордости. Да и уж кому-кому, а великому королю людей не пристало бы так себя вести. Да ещё и в совершенно чужом мире, где первое впечатление о нём только начинало складываться. Даже если за громоздким жутким шлемом с шипами не было видно его эмоций, он не позволял себе допускать, чтобы те вообще промелькнули на его лице... ну или что там у него вместо этого сейчас.
И хотя он вёл себя весьма сдержанно, нельзя было не заметить по осторожным поворотам его головы в разные стороны, что он осматривается. Его взгляд то цеплялся за яркого окраса причудливого осьминога, то за открывающиеся и закрывающиеся раковины мидий. Он много слышал о таких созданиях морских пучин, даже видел их, но увы, только мёртвых, на царском столе иногда на пирах. Так что как они ведут себя в естественной среде обитаний мог только предполагать. Его всегда привлекала и пугала эта неизведанность морских глубин... и всё же, что-то подсказывало ему, что не стоит делать свои выводы о всех морских тварях по поведению здешних. Ибо в манере двигаться здешних жителей именно здешних вод проскальзывало что-то человеческое. И, подумав об этом, Ангмар сразу вспомнил и только больше убедился в том, что мир этот иллюзорен и создан лишь вот этой маленькой леди. На которую он тут же обернулся чуть прищурившись и размышляя, какой же мощью она обладает, но даже не подозревает о том. Она ведь как бог - создала весь этот мир! И будь он полностью лишь плодом её воображения, Хэлкар никак не смог бы сюда переместиться своим физическим телом, а это значило, что её мысли оказались материальны...

- Что есть реальность? Моя вот, например, сильно отличается от вашей и всё же, она существует, а не лишь плод моего воображения... - услышав неуверенность в словах девушки и побоявшись, что из-за этого этот мир может внезапно исчезнуть, вдруг заговорил Хэлкар. Он не пытался что-то её навязать, ведь невозможно убедить человека в чём-то и заставить думать как ты лишь приказав ему это сделать. Но в его силах было направить её в нужное, менее само разрушительное русло.
В его планы, конечно, входило и посещение другого города, того серого, который он наблюдает через призму лёгкого безумия этого мира... но не сейчас. Теперь ему ещё больше хотелось изучить этот мир и понять всё о связи этой девочки с ним. Более того, ему хотелось узнать, сможет ли он убедить девочку в чём-то и как это отразится на этом мире. Эксперименты, тесты, новые знания. О да, если сначала мир показался ему безумным, то теперь, кажется, безумие, свойственное всем учёным вроде него, охватило и его самого, и он уже весь трепетал в предвкушении, заговаривая с ней снова.
- Опасный? Долгий? Трудный? Моя маленькая леди, это то, что ищет каждый рыцарь, уверяю вас! - в его голосе слышится улыбка. Он пытается перевести все беседы в ещё более позитивное русло, добавляя шутки... насколько вообще умел шутит Хэлкар.
- Меня не страшат опасности, миледи, я буду продле вас и пройду этот путь от начала и до конца, сколько бы времени это не заняло... даю вам своё слово, - он прижимает ладонь к груди, примерно к тому месту, где по идее, у всех прочих созданий бьётся жарко живое сердце, и чуть кланяется ей. Что ж, может он не может поклясться своей жизнью, но он не соврал и не слукаваил, уж чего-чего, а времени у назгула было хоть отбавляй. Одну смертную жизнь он смело может потратить в данном измерении... и если тут правда так опасно, то жизнь конкретно этой отдельно взятой смертной девочки не продлится долго. Это его хрен убьёшь, а вот её... как бы он не пытался её защитить, рано или поздно их путешествие окончится. А уж по-хорошему или по-плохому, то есть, увенчавшись успехом или провалом, зависело исключительно от неё. В этом мире вообще всё зависит от неё, помните?

http://sa.uploads.ru/t/8k2z3.gif http://s9.uploads.ru/t/zV9Xi.gif http://s6.uploads.ru/t/amSQn.gif

Они спешились. Ангмар так залюбовался водными просторами, что едва не забыл о манерах. Удивительно было, что выверна ни разу не попыталась сожрать его спутницу, видно и правда устала. Это он ничего не чувствует, а она от паровых облаков над чайным морем наверняка выдохлась. Жарко высоко лететь над паром - дыхание ни к чёрту. Слишком высокая влажность, ведь к жаре она уже приучена более-менее, а всё же... Вон как тяжело дышит! Обглоданный пупырчатый шершавый язык торчит меж мерзко пахнущих жёлтых клыков, да слюни текут рекой на шапку гриба. Но тут было чем полюбоваться и помимо изнемогающей от усталости твари. Так что сняв с седла огромную палицу и повесив ту себе на бедро, он приказал той следовать за ними, хлопнув дланью себя по бедру. Эдакое "рядом", но, в отличие от собак, такая тварь только мешается, вышагивая буквально, рядом. Так что летучая ящерица привыкла, что данная команда означает, что ей следует волочиться за хозяином сзади на расстоянии нескольких шагов и ничего не жрать, не трогать и ни на что даже не рычать. И, свесив морду вниз, она пошагала за ним, всё ещё шумно и учащённо дыша в спины обоим.
- Я и подавно, маленькая мисс... так что доверимся вашей интуиции, - с учтивым кивком головы протянул он. Ох, Ангмар был уверен, что куда бы девочка не пошла, на самом деле. это не имеет значения. Тут все дороги приведут её именно туда, куда нужно. Так что, спрятав палицу в складках своего драного и, казалось даже, бесконечного многослойного плаща, он двинулся за ней, стараясь идти плечом к плечу. За ним и так недо дракон следует, не хватало ещё распугать здешних жителей демонстрацией оружия.
И тут вдалеке, помимо странных огней... чуть более странных, чем все остальные, он сначала не поверил своим ушам, но... совершенно точно, послышалась музыка! И чем ближе они подходили, тем громче и отчётливее она становилась. Такой музыки он прежде никогда не слышал. И они вышли к странной... сцене? Тут сновало множество созданий. Диковинные рыбки, полу люди полу медузы, все наряжались, распевались, словом, готовились, кажется, к чему-то грандиозному. Но чем больше Хэлкар пытался вникнуть в суть происходящего, тем сильнее только запутывался. Так что чуть погодя выдал самое рациональное решение их маленькой проблемы вслух:
- Быть может, нам стоит спросить дорогу у кого-то из них?...

0

10

[NIC]Alice Liddell[/NIC][STA]Уничтожай то, что грозит уничтожить тебя.[/STA][AVA]http://gifok.net/images/2017/05/29/AVAALISY.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]
All my friends are heathens, take it slow
Wait for them to ask you who you know
Please don't make any sudden moves
You don't know the half of the abuse

— В Лондоне, похоже, верят только в то, что видит и понимает большинство, — к сожалению.
Лондон. Тысяча восемьсот семьдесят пятый год. Стоит ли говорить, что Алиса и сама никогда не была хотя бы на речке? Большую часть своей жизни она провела в погоне за утраченным рассудком, ища способы вернуться обратно в свой родной мир. Не тот, что, по словам докторов, она построила сама — тот, в котором родилась. Почти десять лет она и вовсе лежала, недвижимая и беспамятная, на больничной койке, пока вокруг неё квохтали санитарки и врачи. И изучала мир своими силами. В прошлый раз ей довелось испытать на себе, какового это, находиться под водой, но как же коротки были минуты, что ей позволял не всплывать на поверхность панцирь-подарок. С непривычки, когда ещё мозг не понимает того, что окружающее не представляет опасности для лёгких, она дышала осторожно, с опаской, но вскоре дыхание выровнялось, а Алиса огляделась по сторонам. Вдалеке виднелся подводный городок, мутный и далёкий. Тяжело было ориентироваться в пространстве и на глаз определять расстояния: какой бы ни была чистой вода, стелющийся по дну песок порой поднимался ввысь, искажая общую картину. Рыбы баламутили его, мелькали там и тут, словно не замечая замурованных в стены и ледники останки своих собратьев. Те глядели стеклянными глазами, костями наружу защищались, как экспонаты в музее, до которых нельзя дотронуться. Подводный городок — единственный ориентир, да и платформ, ведущих к нему, было не так уж много.
Всего на мгновение Алиса почти пропала из виду — уменьшилась. Из общей голубой картины выбились фиалковые рисунки на камнях, стрелками указывающие в том направлении, в котором она и думала двигаться дальше. Злые мордочки Моржа и Плотника окончательно утвердили решение, и Алиса вернулась в нормальное своё состояние, обернувшись к Ангмарскому Чародею. Редко на лице Лидделл появлялась улыбка, но от неожиданности — её попутчик оглядывался так, словно подобного и не мечтал застать — не смогла её сдержать.
— Вы никогда не видели, что находится под водой? Даже на иллюстрациях в энциклопедиях? — с какой-то детской непосредственностью спросила она, мысленно отчитав саму себя за это. Взрослая девушка, а ума так и не прибавилось. Да и не сказать, чтобы сама она имела подобную возможность: живя в приюте, на улице, где торгуют разве что тухлым мясом, да телом, особо негде достать книг, а на рыбёшек можно посмотреть только в сетях на причале. Но в детстве она часто проводила время в библиотеке, и воспоминания хотя бы о таких мелочах — её убежище. Доктор Бамби постоянно твердил: “Забудь, забудь,” — а она так и не пожелала. Зато самые важные воспоминания оказались стёрты пожаром. Друзья просили вспомнить.
Алиса была… польщена. Приятно удивлена тому, на что решался её спутник. Не каждый согласится продолжить путь, не зная, что его ждёт. Алиса и сама не знала, просто чувствовала: она должна покончить с этим поездом. Понять причины его появления, почему тот доставляет такие неудобства местным, почему разрушает её Страну Чудес. Не зря вместе с поездом в Страну пробрались и эти злобные существа. Скольких она повидала в первый раз, и сейчас новые враги продолжали её удивлять своим видом, своими способностями. С Бармаглотом не сравниться, конечно, но Алиса не была готова умирать из-за встречи с какой-то кляксой, собравшей в себя все отходы, какие только смогла найти на своём пути. У них обязательно в будущем возникнут проблемы, и у Ангмарского Чародея всё ещё был шанс их избежать.
В самый первый раз, когда Страна Чудес ещё не была такой загаженной пожаром, поездом и Червонной королевой, когда сама Алиса была маленькой глупой девочкой, она попала в Зазеркалье, где встретила Рыцаря. Приятное знакомство, начавшееся с поединка и закончившееся песней, глубоко тронувшей тогда ещё несмышлёную девчонку. И сам рыцарь, он был прекрасным попутчиком, но до чего неуклюжим! Терял шлем, падал с коня, ронял оружие. Алиса всё бегала вокруг него, поднимая неудачливого попутчика и сажая обратно в седло. На этот раз с рыцарем ей повезло, пожалуй, больше. Но — Лидделл покосилась на Ангмара — чёрные латы?.. Алису сопровождали белые шахматы. Должно быть, со Страной Чудес творились поистине ужасные вещи, иначе стала бы она так менять правила? Алиса была уверена в том, что её спутник на её стороне. Может, это и глупо, но вражески настроенные индивидуумы обычно сразу заявляли о том, на чьей стороне они находятся. И нападали, не успев, как невежливо, даже представиться.
— Но до самого ли конца Вы захотите остаться со мной? — с сомнением в голосе спросила Алиса. Слово рыцаря много значило, особенно в мире шахматных фигур, но то ли до него ещё долгие лиги пути, то ли ей свезёт не столкнуться на этот раз с Чёрно-Белым Шахматным королевством, но до его законов они пока не дошли. Впрочем, отказываться от попутчика по столь глупым причинам было как-то не с руки. Или не с плеч, если говорить на языке Королевы. Поэтому Алиса торжественно выпрямилась, расправила плечи и сдержанно, но с глубоким почтением кивнула. — Вдвоём и дорога покажется не такой долгой. К сожалению, конец истории имеет печальное свойство оказываться только началом, поэтому сколь скоро мы не найдём Плотника и Моржа, может статься, что нам придётся продолжить путь.
Она вновь обернулась к городку, окончательно скрывшемуся пот толщей взбаламученного песка, подбородком указав в его сторону.
— Будем держаться ориентира. Придётся быть осторожнее: вон те рыбы, — Алиса указала под платформы, туда, где сновали огромные зубастые тёмные фигуры хищников, — дружелюбными не выглядят.
И первой пошла вперёд, готовясь перепрыгнуть на ближайшую платформу после каменистого уступа, на котором до этого стояла с Ангмарским Чародеем и его верным спутником, названия которому Алиса не знала. Существо напоминало ей Бармаглота, но только своими размерами и устрашающим видом. В отличие от приспешника Червонной Королевы, странное создание не пыталось её убить, и вряд ли, покончив с крылатым “скакуном” Ангмара можно было получить какое-то оружие. Алиса с сожалением вздохнула: как ей порой не хватало сейчас орудий, с трудом добытых в прошлый раз. И только вострый нож всегда оставался при ней.
[float=right]http://gifok.net/images/2017/10/09/The-Town.png[/float]Странно, но за весь путь его так и не довелось использовать.
Когда их небольшая процессия поравнялась у входа в городок, Алиса медленно обвела взглядом снизу вверх местные виды и первой вошла в него, махнув рукой Ангмару, чтобы тот следовал за ней. При виде странного существа, рыбёшки в камзолах и платьицах шмыгнули в стороны, попрятавшись по углам, но, будем честны, сейчас оказываемое им почтение волновало путников в последнюю очередь. Дорожки, покрытые галькой, вели к театру, словно он был здесь самой важной достопримечательностью, важнее, чем статуя Плотника на площади. Алиса хмыкнула: сколько почестей какому-то зазнавшемуся актёришке-постановщику. Они вошли в зал, поставленный слишком хорошо и точно для жителей океана, никогда не бывавших в театре на суше.
— Нам нужно найти Плотника, — напомнила Лидделл Ангмарскому Чародею. Нужной персоны она пока не видела, зато в зале набились рыбы, с ужасом взиравшие на дверной проём, в котором виднелась морда спутника Ангмара. Не обращая внимания на то, с каким ужасом попятилась от неё сеньора рыба, Алиса попыталась обратиться к ней. — Вы не подскажете, где найти Плотника?
Та то ли не знала, то ли пришла в неописуемый ужас непонятно от чего, но картинно схватилась плавником за грудь и сползла на пол. Джентльмен-рыба оттащил её к ряду сидений и скромно слился с проёмом между рядами. Алиса сердито нахмурилась: ну вот ещё, и как, спрашивается, найти Плотника, если никто не может сказать, где его искать? И тут по всему залу раздался голос, отразившийся эхом — под водой! — от стен.
А вот и гости! Пожаловали на спектакль? — перед ними материализовался Плотник собственной персоной, за которым по дощатому полу чапал Морж. У каждого своя собачка на поводке, да? Оживлённая улыбка Плотника разом сползла в скучающую гримасу. — А это ты. Спектакля не будет! Он не готов! Всё! Всё пошло не по плану. Мои актрисы не пришли, осьминог — алкаш пропойный — развлекается со своим вином, даже бутылка, и та не написала песен.
Он показательно вздохнул и покосился на всю процессию, пожаловавшую к нему в театр.
— Нам не до твоего спектакля, Плотник, мы здесь совсем по другому де… — лицо постановщика приняло оживлённое выражение, и он не дал закончить Алисе, прервав ту на полуслове.
Мне нет дела до вашего дела, — господи, опять эта игра слов. — Но вы можете мне помочь. Доставьте сюда к началу спектакля сценарий Осьминога, устриц и концертную партию Музыкальной Рыбы. Тогда и поговорим.
Он хлопнул в ладоши и круто развернулся на каблуках, последовав к сцене, а Алиса растерянно уставилась на Ангмарского Чародея. Зачастую так оно и было: она шла за помощью, и её отправляли восвояси. Принеси то не знаю что. Вечная игра, из которой победительницей Алиса выходила крайне редко. Она-то всегда выполняла свою часть уговора, а вот последует ли за этим хоть какая-то плата — тот ещё вопрос. Но теперь Алиса была не одна, и её товарищ по несчастью мог взглянуть на ситуацию под другим углом, дать дельный совет.
— Пойдём? — без воодушевления спросила она. Стоять на месте, пока всё вращается вокруг них, вариант не самый лучший. Поезд никуда не денется, а терять время им сейчас было ой как несподручно.

Отредактировано Newt (09-10-2017 13:37:41)

0


Вы здесь » Crossover Apocalypse » По чужим следам » Her name is Alice