Дориан довольно быстро закончил художествовать — в его программу не было заложено создание шедевров, но ухватить типичные черты детектива Кеннекса и, преувеличив их, перенести на бумагу — это он мог. Так что, десятью минутами позже, низенький столик был покрыт набросками, как скатертью: вот детектив ласково обнимает свою синтетическую ногу, а нога тепло обнимает детектива в ответ. А вот здесь детектив едет в открытой машине навстречу ласковому ветру, где-то совсем рядом на берег набегают схематические волны, а галочки-чайки бороздят небеса, пролетая недалеко от солнышка с жестким войлоком мелких кудрей и задорной улыбкой. Рядом с Кеннексом восседает пончиковый автомат, наделённый всеми чертами, присущими сексапильной красотке: томные глаза, пухлые губы, характерные выпуклости... И если вы думаете, что это всё, то вы ошибаетесь — воображением синтетик обладал обширным, хвала создателю. А машинное чувство юмора вообще недооценённая вещь!Читать дальше
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Апокалипсис. Такое ёмкое слово, универсальное для обозначения бесконечного множества вещей. В христианстве это текст – откровение, со словом же «Армагеддон» оно употребляется в значении конца света или катастрофы планетарного масштаба. У каждого, безусловно, хотя бы раз в жизни случался свой собственный конец света. И здесь уже не до обозначений и терминологии, ведь для каждого человека апокалипсис – свой. Для кого-то это вспышка солнца или разразившаяся вирусная эпидемия, для кого-то всё сводится к нашествию зомби, а для кого-то "Армагеддон" – лишь череда личных трагедий, что сбивают с ног и вышибают из лёгких воздух. Трагедий, после которых нет никакой возможности жить дальше как ни в чём не бывало. Трагедий, из которых не так-то просто выбраться живым и здоровым. Чаще – побитым, истерзанным, с ощущением гадкого, липкого, вязкого на душе. Реже – поломанным настолько, что всё, кроме самого факта выживания, теряет свою важность.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » По чужим следам » Sound of Silence


Sound of Silence

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

- Sound of Silence -
Sephiroth    |   Garrett
[Thief     ...::...   Final Fantasy VII]


https://68.media.tumblr.com/1c4ab91a3d6ff2209ecc2c8720e43bb7/tumblr_oo1w6jjTCs1unnp9fo4_r1_1280.png
~  Disturbed - Sound of Silence  ~

- Описание эпизода -

Hello darkness, my old friend,
I've come to talk with you again,
Because a vision softly creeping,
Left its seeds while I was sleeping,
And the vision that was planted in my brain
Still remains
Within the sound of silence.

In restless dreams I walked alone
Narrow streets of cobblestone,
'Neath the halo of a street lamp,
I turned my collar to the cold and damp
When my eyes were stabbed by the flash of a neon light
That split the night
And touched the sound of silence.

Отредактировано Garrett (17-06-2017 22:38:20)

+2

2

На протяжении целого месяца после злополучного случая с глазом, я редко встречался с новыми представителями власти. И дело было не в том, что меня пугала перспектива быть пойманным. Не лезть в дом барона было две причины. Первая – там ничего нет. Не может человек в нашем мире за месяц перетащить все свое добро на новое место. Второе – глаз. Он меня не беспокоил, а скорее вел партизанскую жизнь, начиная сводить меня с ума в самый неподходящий момент. Поэтому я пребывал в землях вне Города и выполнял мелкие заказы, в попытке справится с этой проблемой.
Но в тот вечер мне пришлось вернуться. Никто не отказывает главе гильдии убийц, когда он присылает даже не голубя, а одного из своих лучших людей за тобой. И ладно ты бы в этот момент был дома, а не висел вверх ногами, вырезая стекло на витрине музея, где покоился древний свиток. И кому такие безделушки сейчас были нужны – непонятно. Таким образом, не завершив заказ, я снова вернулся в родной, такой знакомый, но местами подчищенный, Город.
- Гаррет, - едва я успел переступить порог кабинета, протянул Арно. Бывают такие люди, которых возраст обходит стороной, вот на представителя этой породы я сейчас смотрел. Волосы ассасина были собраны в хвост и висели за его спиной. Сам он в простой рубахе, штанах, да сапогах сидел за столом и сейчас, с особой искрой в глазах, смотрел на меня.
- Арно, - менее эмоционально, чем собеседник протянул я, устраиваясь в другом кресле. Вряд ли он собирался меня убить, поэтому я позволил себе расслабиться ровно на столько, насколько это было возможно. – Чем тебе может помочь такая скромная персона, как я?
- Не прибедняйся, даже наша братия имеет привычку нанимать своих друзей из гильдии воров…
- Но я не принадлежу гильдии, - развел я руками, отвечая улыбкой на улыбку. Убийца усмехнулся, прерывая поток фанфар в мою пользу. Он медленно поднялся из-за стола и пошел по помещению, описывая круг.
- Да, это правда. Ровно так же, как и то, что мне не нужно чтобы ты крал. Нам поступил заказ на нового Ловца и я слышал, что ты с ним встречался.
- О, так тебе нужна информация? – пришла моя очередь убирать тушку с кресла. Одно дело сидеть, когда лучший убийца Города сидит напротив тебя и между вами целый стол, другое – когда он периодически оказывается в критической близости. – Да, я встречался с ним, в тот самый день, когда он заявился к нам. Решил сходить на дело, а он оказался рядом. - Если думаешь, что я знаю больше, чем твои шпионы, то спешу тебя разуверить – это не так.
- Почему твой глаз подводит тебя, Гаррет?
Я не успел среагировать, врезавшись задницей в стол, только и успел, что почувствовать, как чужие пальцы касаются артефакта в глазнице. Не то, чтобы меня это волновало, кто бы там ни было волновал, но вот то, что в мое личное пространство кто-то влез – очень. О том, что он осведомлен о моих проблемах настолько, я наоборот удивлен не был.
- Так тебя интересует мой глаз, новый Ловец или то, что этот Ловец умеет использовать магию?
Это заставило Арно отпустить мою тушку, чем я воспользовался, отходя в сторону. В мыслях я поставил себе зарубку о том, что он еще не бросил своих пагубных привычек на счет чужих тел. А я кажется, ему говорил не общаться с одним не особо популярным но известным другим писакой. Нахватался.
- Меня много чего интересует, но ты не из тех, кто ответит на такого рода вопросы. Но то, что он использует магию, нам может помочь. А говорил, что знаешь меньше наших соглядатаев. Откуда ты узнал?
- Учитывая размер его меча и рост Ловца, извини, но подобную вещь в карман не засунешь. Я так полагаю, что план по его устранению ты составил. Когда смотреть шоу?
- Ты же не будешь его предупреждать, да? – Нет, убийца не был настолько наивным, чтобы всерьез задавать подобные вопросы, да и наперед он знал, что предупреждать своего врага номер один я не буду. Никто бы не стал. Он назвал мне место и время. Удобно и точно, как не крути. На всякий случай убедившись, что и по мою душу скоро не придут, просмотрев бегло бумаги на столе Арно, я покинул территорию ассасинов.
Не знаю почему, но следующий мой шаг был в сторону королевы попрошаек. Мне было интересно, знает ли она про заказ, и что будет делать. Вернее будет ли наблюдать. Тогда я еще не мог понять, что конкретно делаю я сам, совершая столько лишних телодвижений. А еще меня не оставляла мысль о том, что Арно прав – глаз действительно решил пойти против меня. И тут напрашивался вопрос: знал ли он потому что аптекарь на него работал или же просто его люди следили за мной пристальнее, чем я думал.
В день расправы над Ловцом, я стоял на крыше здания, сокрытый в тенях. Никто меня не видел, зато я видел всех и слышал привычный шёпот. Только сейчас он был сильнее, но звучал еще более не ясно, чем обычно.  Подо мной была улица, и на самом деле я мог и не увидеть, что произойдет. Этим убийцы отличались от дилетантов – они не нападали в подворотнях, угрожая ножом и силой. Действовали скрытно, подходя к врагу, когда он не ждет. Не удивился бы, если моего нового знакомого отравили бы, едва заметно оцарапав. На мое счастье – это был нож, блеск которого я заметил только благодаря усиленному зрению. Хотя бы сейчас артефакт работал нормально.

+2

3

А дождусь ли когда-то весны я?
Ведь никто не хотел умирать...

- Ну, слава Богу, на площади возобновилась торговля и фонтан смотрится гораздо эстетичнее пустого пространства, -  барон О’Марк все чаще выезжал на «прогулку», в сопровождении своих людей, осматривая, как продвигается восстановление города. Да, месяц – это очень небольшой срок, но и за это время удалось добиться многих высот. Три самые широкие улицы: от городских ворот, порта и поместья барона, соединяющиеся на просторной площади, да и сама  площадь, обзавелись теперь большим числом более современных фонарей и ночью освещались столь же ярко, как и солнцем в ясный день. Так что на них вполне можно было свободно читать книги, возникни у кого такая потребность. Заметно сократилось мелкое воровство, частично потому что многие беспризорники, находящиеся в детском возрасте поступили кто в школу, кто в военную академию, а кого-то взяли к себе в подмастерье ремесленники, и власть даже определила всем учащимся весьма скромные, но все же легальные пособия и миску еды на обед, отчасти – из-за страха быть пойманным и записанным в ряды чистильщиков.
Николас не раз отмечал выгоду моей идеи использовать пойманных нами нарушителей закона в качестве рабочей силы, нужно ведь кому – то убирать помои, вычищать выгребные ямы, помогая золотарям, так почему бы и не им? Я впервые подумал об этом еще в Даневере, собственно, там же воплотил в жизнь, когда услышал, как возмущался какой-то горожанин на тему того, что «кормить тех, кто просиживает свои дни в тюрьме – не честно». И верно, это весьма несправедливо содержать тех, кто кроме как «осознания своей вины» в сырых застенках больше ничего не делает. К тесноте и сырости тюрем привыкнуть можно, а вот ни с чем не сравнимая вонь нечистот никогда привыкания не вызовет, да и людям приятно, что их налоги не уходят в пустоту.
Барон ехал рядом со мной верхом, правда, на лошади он смотрелся весьма забавно, как свинья на осле, зато именно вот такими, открытыми, поездками он показывал всем собравшимся, что бояться в городе совершенно нечего и новая власть всегда готова прислушаться к народу. Эффективный и западающий в сердца людей ход, когда властелин не прячется в своей усадьбе, а проявляет неподдельный интерес к жизни своих подчиненных. Отчасти, я с такой политикой был согласен. Но с другой стороны – убийцы тоже не дремали, хотя, вряд ли бы они стали нападать на барона при свете дня. А ночью – сложно было б им добраться до Николаса совершенно незамеченными. Тренировки стражи так же давали свои неспешные всходы: во-первых сразу же ушли искать себе другую работу все, кто не мог выдержать тренировок, что заметно «омолодило» ряды городской стражи, да и вбиваемые в их головы знания заставляли хоть немного думать, прислушиваться, наблюдать. Как говорят мудрецы – капля воды камень точит, вот я и пытался сделать из них что-то более стоящее и разумное, чем те, закованные в латы недоноски, что патрулировали улицы города прежде. Сейчас они не хватали случайных прохожих, а могли вычислить карманника – за месяц – огромный рывок.
- И все же, мне казалось, что в Даневере дела шли несколько быстрее, сейчас мы привели в порядок только центр, - гордо осматривая свои владения, сказал барон, на что мне оставалось лишь едва заметно покачать головой:
- Даневер и по территории заметно меньше, сир. И не забывайте о сроках. Мы фактически восстанавливаем город и я уже потерял своего человека, не всем здесь по нраву наше присутствие и нападения это подтверждают.
- Это верно, Сефирот. Да, мне тоже жаль  Рангвара, он был сильным воином… - барон замолк, видимо, вспомнив, как рослый мужчина, косая сажень в плече, закрыл его собой от стрелы. Я и сам не сразу поверил, когда мне сообщили о его смерти. - Но, по крайней мере, торговцы сюда потянулись активнее, а это для нас важно.
- Согласен, сир.
Мы снова поговорили об окраинах и том числе нищих, что перебрались туда, ведь с центральной площади в непосредственной близости от храмов места им уже не было, оттуда их гоняли патрули. Дабы поддержать их, кухни храмов раз в два дня в добровольно-принудительном порядке устраивали благотворительные обеды, угощая всех желающих горячим, водянистым супом, но, это все же лучше, чем совсем ничего. Некоторые из приходящих набивались потом в служители – тоже не плохой выбор, на мой взгляд. Иметь крышу над головой, одежду и еду, за которые нужно работать и молиться – лучший вариант, нежели мерзнуть на улицах. Но таких было очень немного и вопрос о нищих продолжал стоять весьма остро.
- Сир? Наших припасов может не хватить надолго, сколь бы ни был хорош урожай, Даневеру тоже нужно держаться до следующего.
- Даневер не единственный город, поверь мне, мы продержимся. И весьма не плохо. Ты же далеко не о всех моих связях знаешь. Верно, мальчик мой?-  Забавно звучало, но, наверно, для барона я действительно казался юным, он взглянул на меня с улыбкой раздобревшей лисицы. Уже заранее знающей, какая доска в стене курятника поддастся, если ее легонько толкнуть. Пришлось согласиться, я действительно не знал всех ниточек, за которые периодически дергает мой наниматель, добывая то, что ему нужно. – Возвращаемся, у меня еще уйма дел в поместье.
Что ж, стоит признать, я действительно не все знал, у каждого паука своя паутина, что же до меня – я солдат. И мои задачи куда более просты и выполняю их я, по возможности, хорошо. И хоть барон периодически и привлекал меня к решению многих вопросов, что, бывало, мне казалось, будто в моем лице он ищет себе замену, я все ж старался не уходить в хозяйствование, хотя и приходилось применять стратегию.
По вечерам мне все больше стало нравится выходить патрулировать Город. Тишина улочек, нарушаемая только стуком копыт Винса, наталкивала на долгие размышления: о воспоминаниях о прошлом, о том, как я узнал о том, кто я и какую ошибку совершил, решив стать Богом… Вот нечего ж делать-то было… Да, видимо, возможность начать все с самого начала, с чистого листа, очень влияет на восприятие мира в целом. И сейчас, больше всего мне хотелось бы очистить этот город, помочь установить в нем нормальную жизнь и просто пожить. Хоть немного. Без войны, подвигов, тренировок и стратегий. Выехать в поле на целый день, с наслаждением растянуться на прогретой солнцем земле и ни о чем не думать, ловить теплый ветер, глубоко вдыхать запах полевых цветов и трав. Кстати, давно я не видел моего собеседника и знакомого по взаимному обмену ни чем. Временами мне все еще казалось, что в людной толпе я слышал его смех, хотя, прислушиваясь понимал, что это только схожесть. Нет, его я ни с кем не перепутаю… И с чего бы он так запал мне в голову? Ведь не в первый раз я ловил вора вот так, за руку, но что-то в нем было, что-то что зарождало желание увидеть этого говоруна снова. Может все из-за того спора, что закончился ничьей? Или просто потому, что он явно был не просто вором? Так стоп… Кажется, пока я тут раньше времени, раздумывал о безмятежном отдыхе, да погряз в воспоминаниях на меня начали охоту.  Это совсем не трудно понять, ведь я слишком часто чувствовал на себе взгляды. А здесь, на тихой улице, еще не так ярко освещенной, где не было явных прохожих, кто-то прятался в тенях. И уж точно не горел желанием поговорить по душам. Враждебность. Чудно… Я спешился, отправив Винса вперед. Место для атаки выбран весьма удачно – стена жилого дома, если я буду вынужден призвать Масамунэ, то действовать ей придется максимально аккуратно, не хочу устраивать здесь развалины со смертями невинных, на моих руках и так слишком много невиновной крови.
Нападающих было двое и уровень их атак я оценил довольно высоко, ко мне впервые подсылают таких профессионалов в этом мире. Настоящие убийцы – выдержанны, ловкие, расчетливые. Они не вели диалогов, не начинали бесед и то, что я заметил одного – просто удача и военный опыт. Затормози я всего на секунду и мог бы радостно раскрасить улицу в алый. Пока один действовал достаточно открыто, чтобы я успел его заметить, второй оставался тих и незаметен и я часто терял его из поля своего зрения. Как я уже сказал, особо размахивать катаной я не мог, до меня с запозданием дошло, в какую ловушку я попал, радовало только, что я все же Солдат. И мне далеко не в первый раз выбираться из разного рода заварушек, хотя… Не спорю, на войне – все проще. Покуда Масамуне удовлетворяла жажду крови первого нападающего мое правое плечо точно пронзил раскаленный шип, хотя – нет, всего лишь нож. Дурак! Надо было все же одевать латы или наплечники. Теперь вот – расплачивайся за то, что недооценивал своих потенциальных врагов. Уже не знаю, успел ли я задеть или ранить второго, пока Масамуне не исчезла снова, кажется, еще никогда прежде я не чувствовал такой острой слабости во всем теле, я, пошатнувшись, навалился спиной о кирпичную кладку дома, перед глазами все начало расплываться, терять очертания, а разум, точно окутывал плотный туман. Выбираться отсюда! Срочно! Это последнее, что я подумал достаточно четко и успел, как мне кажется, свистнуть, по крайней мере, Винс оказался рядом и я вцепился рукой в его гриву.

Отредактировано Sephiroth (08-04-2017 19:39:30)

+2

4

Как дела и все такое, так, похоже, ты скучаешь,
Я скучаю тоже.

Я не зря обозвал дело Арно – шоу. Для истинных знатоков это было воистину впечатляющее зрелище. Я наблюдал за тем, как слаженно работают убийцы, как в руках Ловца появляется катана. Глаз снова пронзило болью. Если до этого я только догадывался в чем дело, то сейчас убедился, почти. Топнув ногой по крыше, корил мироздание, которое решило пошутить вот так надо мной. Ловца воров в моей жизни становилось много, даже слишком и теперь вот…
- Заберите коня, - бросил я «глазам и ушам» Королевы Нищих». Те замялись, явно не понимая, почему я им приказываю. На самом деле я сам не понимал. Мне проще было дать им всем доделать свое дело и забрать артефакт – Катану с тела. Но дал бы гарантию, что это бы мне удалось? Я мог спорить на что угодно, уже делались ставки, чтобы получить меч. Его хозяин волновал их так же, как разоренный и мертвый муравейник. Еще вчера кусалось, а теперь уже нет.
Я спустился с крыши раньше, чем остальные. Видимо, научился у Корво. Что-что а не считая криво выполненного заказа я унес оттуда больше, чем рассчитывал. Конечно, впечатление портило еще то, что теперь, по крайней мере, один человек точно знал, как я выгляжу. Но это меньшая плата. Ловец буквально упал в мои руки в то время, как чернорабочие уводили его коня. Куда? Это было сейчас не моей проблемой. Скорее всего он был нужен чтобы подставить кому-нибудь и обвинить в смерти солдата. Обычная практика. Для Гильдий же было идеальным решением, если тело не найдут.
- Отойди, вор.
Я повернул голову в ту сторону, откуда донесся голос и скинул капюшон. Не потому что горел желанием показать всем присутствующим, как выгляжу. Я знал, что они увидят. Артефакт, который сейчас работал, противодействуя чужой магии, изувеченное лицо, а еще морщины, которые сопровождали мой истинный возраст.
- Я забираю его и все барахло, что есть. – От привычного, с насмешкой голоса, не осталось и следа. Я удерживал в руках Ловца, еле прощупывая пульс на шее. Это было даже на руку. – Он мертв, слово Хранителя. Если не знаешь, что это такое, спроси главу своей гильдии или Королеву двора чудес. Они скажут тебе. Помешаешь и все дерьмо, что свалится на наш мир в случае чего, будешь разгребать собственноручно.
Возможно, подействовали угрозы, возможно, мой внешний вид, но они отступили. Тащить на себе тело, оказалось не так просто, поэтому я сгрузил его в телегу, что была подготовлена специально для этого. Что ж, придется сказать Бассо, что я уезжаю в отпуск неизвестно насколько. А еще прихватить больше медикаментов. Во всей этой ситуацией приходилось уповать на свою удачу и то, что «труп» меня слышал. Не очень хотелось бы, чтобы на какой-нибудь из кочек он издал хотя бы звук. Я перебирал пальцами белые, не блондинистые, но именно белые, цвета снега, волосы и думал о том, что не будь этот парень в штанах, да не махай  он огромной палкой, то принял бы его за девушку. Смотришь на таких и не понятно то ли принимать за куклу, которая должна сидеть за стеклом, то ли за богиню. Не то, чтобы меня это, правда, волновало, но я был способен оценить красоту в любом ее проявлении. Ловец Воров был красивым и этого не отнять.
Повозка остановилась у небольшого причала. С него было проще всего попасть к приюту Мойры. Скажи мне еще вчера кто-нибудь, что я вернусь туда да еще в компании злейшего врага, прибил бы на месте, а потом долго делал ежика. И вот вам, стою на причале и жду пока прихвостни позовут мне Бассо. Следовало бы вытащить кинжал из плеча блондина и очистить рану от яда, но делать это сейчас и здесь у всех, на виду было дико. Конечно, никто из честных прохожих нас не видел, но сейчас меня они и не волновали. Волновали те, кого еще некоторое время назад я звал своими соратниками. Хотя кого я обманываю? Где тут соратники, когда каждый так и норовит ударить тебя в спину.
Стоило трактирщику появиться, как я отпустил всех ненужных теперь людей. Я знал, что за нами наблюдают, поэтому при помощи старого друга, который, как я надеялся, оставался им и сейчас, отнес тело в подвал таверны. Там не было окон, а дверь в подвал числилась в одном экземпляре. Я знал, что без разрешения Бассо сюда никто не зайдет, поэтому мог без опаски и без зазрения совести начать разбираться с ранами нового знакомого.
- Эй, ты меня слышишь? – стаскивая перчатки и остальную ненужную амуницию в виде плаща и перевязи для снаряжения, поинтересовался я у Ловца воров. Естественно пока мы его везли, начался жар, а значит, времени было еще меньше. – Если до этого момента ты меня недолюбливал, то теперь будешь люто ненавидеть.

Там следят за нами, знаю, три минуты я ворую
У судьбы как будто…

Бассо принес мне не только таз, но и все свои запасы трав. Не поверите, но старость добралась и до моего упитанного друга, поэтому все возможные склянки и не только всегда были у него под рукой. Пока он пытался выяснить у меня, что я делаю и не тронулся ли умом. В этот момент я избавлял Ловца от его верхней одежды, получая доступ к раненному плечу. Все было чертовски печально. И если потемневшие вены и на простой коже казались бы ужасными, то на его бледной картина напоминала гниющую плоть.
- Нет, я хочу его спасти, чтобы выяснить, что происходит с моим глазом. Самые низменные, эгоистичные порывы, какие только могут быть. – Ответил я, надавливая на рану пальцем. Все, что успело там начать отмирать, - следовало бы узнать, что за яд это был, - полезло наружу. Я выругался так громко, что шмыгнувшая было мышь, скрылась обратно в свою нору.  Бассо же мне не поверил, но это волновало мало. Вообще все мое внимание было сосредоточено на ране, было даже удивительно, что мои мысли периодически выдавали что-то помимо медицинских знаний.
- Знаешь, парень, ты мне должен будешь. – Уж не знаю, кому в действительности относились эти слова. Ему, чтобы жил. Или мне, просто чтобы убедиться, что смогу. Надо же, сейчас учебники Хранителей не прошли стороной. К концу действия, когда из раны потек уже белесый яд, все мои руки были черны не от привычного угля, а от той самой жижи. К моему счастью она поддавалась воде, которую периодически приходилось менять. Что стало с одеждой Ловца, можно представить и так, особенно учитывая, что водолазку пришлось срезать до того, как из раны был извлечен нож. Убедившись, что яда не осталось, я щедро залил рану самым тяжелым алкоголем, что был в трактире, - получив при этом чек на круглую сумму.  А затем прижег и замотал тонкой материей, что больше напоминала паутину и обладала почти теми же качествами, что и паучье полотно. С жаром я решил повременить до прибытия на остров, и теперь оставалось только одно. Сесть в лодку и догрести до приюта. С этим мне тоже помог Бассо, который жаловался на то, что Ловец занимает слишком много места в лодке, это при том, что голова его лежала на моих коленях.
- Ты уверен, Гаррет? – спросил меня трактирщик, когда мы занесли нашу ношу внутрь приюта. Тут все еще было так же серо и безжизненно, как в мой прошлый визит, вот только духов больше не было. Я их не чувствовал, ровно как и демонов. А это определенно поднимало настроение.
- У нас нет выбора. Арно скажи, что я забрал его тело в Хаммеритский Город.
Я знал, что кроме меня туда никто не сунется, знал это и Бассо, поэтому и кивнул:
- Ладно…
Проводив друга обратно, я закрыл за собой дверь и вернулся к блондину. По пути я осматривал палаты, ища все необходимое. Удивительно, но здесь стало чище. А может дело было в том, что сейчас я обращал внимание на другие вещи. Прошло около пятнадцати-двадцати минут, когда я вернулся. Ловец лежал на, только чудом уцелевшей, кровати, рядом с которой я скинул мешок и свое снаряжение. Следующим шагом было найти кательную и включить отопление, но этим можно было заняться немногим позже.
- И как много ты слышал и понял? – снова поинтересовался я у своего единственного оставшегося на ближайшее время собеседника, кладя руку на его лоб.

Отредактировано Garrett (08-04-2017 21:37:20)

+2

5

Какое же это противнейшее чувство, когда силы покидают тебя, а ты совсем ничего не можешь с этим сделать. Я слышу все происходящее, будто сквозь толстый слой воды. Отдаленно понимая смысл. Винс? Кто-то хочет забрать Винса? Рискните! Этот конь преданнее пса и не позволит оседлать себя другому всаднику. Я стараюсь крепче сжать его гриву, лишь бы сил хватило зацепиться, он увезет меня, утащит. Но я лишь почувствовал, как шелк гривы проскальзывает сквозь пальцы. Но, падении я не ощущаю, хотя, что вообще можно чувствовать, когда плечо горит так, будто в теле развели огонь и сейчас старательно заливают воспламеняющейся смесью. Веки налились свинцом и я уже не особо чувствую ни собственного дыхания, ни биения сердца. Только приглушенные голоса. Один из которых все же наводит на мысль, что я либо помешался, либо двинулся на пороге смерти. И тот, другой, говорил вору отойти. Откуда здесь быть вору? Вору или все-таки хранителю? И, надо же, мою, еще не совсем остывшую шкуру уже делят. Погодит немного эй! Я еще тут!
Все бы сейчас отдал, лишь бы вызвать Масамуне, снова почувствовать вес меча и рукоять в своей руке. Но мысли снова растекаются, я никак не могу ни сосредоточиться, ни сконцентрироваться и даже если б я очень хотел хоть как-то оказать сопротивление, боюсь, что мало что вышло бы. Только ощущаю спиной некую поверхность. Меня все же бросили на мостовой? Или… Нет… Движение. Знать бы, что же все-таки происходит? Куда мы движемся? Зачем? Хотя, был бы логичен вариант распять меня на заборе усадьбы барона в назидание или для устрашение, как это часто делали дикари, дабы запугать своих врагов. Я не был готов к отрав, ведь любому понятно, что от простого ранения меня бы так не подкосило. Нет… Это яд.  Если я прислушаюсь к своим ощущениям, то смогу почувствовать, как он расползается по венам. Липкий, раскаленный, точно лава.
И снова этот голос. Слышу ли я его? Да. Не скажу, что четко, но эту хрипотцу спутать невозможно. Я до нотки запомнил его, до мельчайшей смены в интонации, только сейчас в нм не было той легкости и усмешки, как во время нашей первой встречи. Кажется, я отключился на пару мгновений, но в сознание, если это состояние можно назвать таковым, вернуло прикосновение к плечу: если ранее в рану высыпали угли из жаровни, то сейчас еще добавили гвоздей и битого стекла и медленно помешивали булавой с заточенными шипами. Спасти? Вор, если это ты, зачем? Соскучился по взаимному обмену ничем? От каждого прикосновения к злополучной ране мне хотелось рычать и кричать, сжать что-нибудь, но под кончиками пальцев не было ничего, кроме камня мостовой или… Где мы сейчас? Зачем ты так старательно возвращаешь меня к жизни? Зачем снимаешь эту проклятую боль и заставляешь меня рваться к твоему голосу, сопротивляться болезненному мраку? Но да, я запомню эти прикосновения и то облегчение, которое они приносят. После всего, что было разлившийся по ране огонь, другой, знакомый, похожий на антисептик, кажется уже каким-то снисхождением. Я хочу открыть глаза и взглянуть, наконец, на того, кто не дал мне покинуть этот прекрасный мир. Но снова проваливаюсь во мрак тяжелого сна. Без снов. Без звуков. Без чувств. [float=right]http://sf.uploads.ru/C5DlZ.jpg[/float]
Снова я прихожу в себя из-за ощущения легкого, убаюкивающего покачивания и ни с чем не сравнимый солоноватый запах моря я вдыхаю уже ровне, хотя жар не перестает терзать тело. Моя голова покоится на чем-то мягком и все же раздвинув веки, пусть и до состояния узких щелок, я пытаюсь рассмотреть сидящего напротив человека, его ворчание мне не знакомо. Полный мужчина в годах, кажется, он трактирщик, помнится, я даже заглядывал в его заведение. Куда же делся тот, другой? Неужели он все же почудился мне? Пошевелиться пока снова не получается, но, видимо, то, что я пришел в сомнительно, но все-таки сознание остается незамеченным. А тем я снова улавливаю переговоры, уже четче, слух перестал играть со мной злые шутки. «Уверен, Гаррет?»  и мое безумие отвечает, что нет выбора. Вот как? У моего вора появилось имя? Шаги, звуки – их отголоски отдаются в голове неприятной головной болью. Я чувствую прикосновении руки, какой же она кажется спасительно-прохладной, вытаскивающей из ставшего каким-то привычным пламени.
Я все ж заставляю свое тело собраться и пересилить угнетающую  слабость, сделав отчаянную попытку приподняться. Удалось не на много и не на долго, пока снова не рухнул обратно.
-Гаррет? – мой собственный голос сейчас кажется мне голосом нищего, просящего милостыню у городских стен. И почему первое, что я сказал было именно это новое, ранее не слышанное мной имя? Глаза открыть мне удается с трудом и в полумрак я вижу лицо. Уверен, что я видел его прежде. Где? Как же тяжело соображать… Противная жажда сковывает язык и слабость накатывает новой волной, заставляя закрыть глаза, - Я не в лайфстриме... Почему выбора нет?.. Он был даже там...
Плечо неприятно нот и зудит, стараюсь накрыть его рукой. Выходит слабо. Краем сознания радуюсь, что никто из моего мира не видит меня сейчас – слабый, раненный… Это был бы позор для Солдата  первого ранга, можно сказать – легенды. Лишь сейчас я понимаю, что меня начинает еще и трясти. Озноб и жар – жуткое сочетание. И меня продолжает мучить вопрос о причинах моего спасения:
- Зачем?..

Отредактировано Sephiroth (09-04-2017 01:40:23)

+2

6

- О, так теперь ты знаешь мое имя, - возвращая себе будничный и веселый тон, среагировал я на звук собственного имени, что сорвался с чужих губ. Не то, чтобы это имело значение, не мог же он до конца жизни звать меня "вор", ровно, как и я его "Ловец", просто огорчал тот факт, что все вечно узнают обо мне больше еще до того, как узнаю я сам. Надо сказать, что даже в таком состоянии, мой новый старый знакомый обладал прытью и попытался подняться. Я чертыхнулся, но не успел надавить на его плечи, как он лег обратно. Я наполнил кружку водой и дал ему сделать несколько глотков, после чего поставил ее на тумбочку. В уме же я перебирал все известные мне яды и травы, которые могли бы вызвать такой эффект, но честно говоря, все мои выводы приводили меня к тому, что возможно он реагирует так из-за своего происхождения. Он был не из этого мира, иначе бы глаз так себя не вел. Спрашивалось, почему он не реагировал так на Фиону, но в ней самой магии не было, только в том, что она принесла с собой.
- Лайфстрим? - мои брови изогнулись в вопросе, но вряд ли бы он это увидел. Я честно старался играть со светом в комнате, чтобы мое лицо продолжало оставаться в тенях. Маску, капюшон и все остальное я так и не надел, пока мы пересекали море. Зачем? Бассо и без того знал, как я выгляжу в любом своем проявлении. Сейчас я вновь стал тем, кого за год до падения Норкреста, вывезли из города люди Королевы Нищих. Более молодой, более спокойный, более веселый.
Когда он начал рассуждать о выборе, я вздохнул, пора было бороться с жаром и не успел я подумать о воде, как таз, которого тут не было и в помине, материализовался на прикроватной тумбочке, наполненный водой. Я дернулся. Приют Мойры и раньше давал знать о своей жизни, но чтобы вот так. Рука сама потянулась дотронуться до воды, но ее перехватили. Я смотрел на то, как медленно материализовывается призрак, который должно быть принадлежал медсестре. Белая одежда, крестик на цепочке и обожженное лицо. Она погибла не здесь, но именно на острове нашла себе последний приют. Я отвлекся от Ловца:
- Ты здесь одна? - едва ли не с ногами сидя на занятой кровати, поинтересовался у призрака. Она не ответила, но улыбнулась. Знаете, это могло означать все, что угодно. Начиная с того, что нас тут действительно трое и заканчивая полными коридорами демонов. Я все еще не чувствовал присутствия зла, поэтому надеялся, что она обошла защиту артефакта в силу своих добрых намерений.
- Хорошо, спасибо, - ставя ноги на пол, я взял тряпицу и смочив ее в воде, положил на лоб Ловца воров. В этот момент он задал вопрос, который я задавал себе сам. Почему я его спасаю. Я не мог ответить на него. Вернее, я уговаривал себя в том, что сказал трактирщику ранее. Все из-за его магической силы, хотел знать о ней больше. А единственный способ, который мне виделся состоял в том, что Ловец сам мне расскажет. Или я все еще был до жути наивным. Но ведь, он мне все еще должен, нет?
- Дело в тебе. Ты ведь не от сюда, да? - отряхнулся я, вставая с кровати и отходя к дальней стене. - Я не о том, что ты прибыл с бароном, а о том, что ты вообще не отсюда. Не из этого мира. Твоя магия, скажем так, она не остается незамеченной. А так как я вроде как единственный, кто остался из тех, кто должен был бы следить за подобным, то вывод напрашивается сам. Конечно, можно было дать тебе умереть, но это могло бы не помочь, а сделать только хуже. Вот и все.
Я развел руками, а потом вздохнул. Жар спадать не хотел, поэтому присев спиной к кровати, я залез в мешок, выуживая оттуда бутылку с самогоном. Я на самом деле не хотел делать этого, но выбора не оставалось. Когда за моей спиной снова возник призрак, я чуть не уронил свою ношу. Проклятье на все их головы, если так продолжиться, то я стану заикой и параноиком. Как будто мне и без того не хватало. Она исчезла, но через какое-то время возникла с несколькими бутылками спирта. Отлично.
- Может и разотрешь его сама?
Я мог бы поклясться, что она покраснела! Бестелесный, бледный призрак с наполовину обожженным лицом, она потупила взор, а потом развернулась, махнув рукой на склянки. Чтож, продолжать возиться с одеждой Ловца и дальнейшие телодвижения оставались мне.
- Найди одеяло потеплее, что ли! - крикнул я призраку, не особо надеясь на то, что на это обратят внимания. Освободив тумбочку от таза, я оставил на ней бутылки, прикидывая в уме, а стоит ли избавляться от снаряжения, которое пригодится в подвале. Все же, предчувствие могло меня обманывать и там действительно меня снова ждали демоны. Стащив снова перчатки, без которых мне было не по себе, как в общем-то и без ремней для снаряжения и корсета, я снова посмотрел на своего "пациента",
- Так как зовут тебя, блондинистая принцесса? - поинтересовался я. Естественно вести его сюда полуголым мы не могли, поэтому сейчас я снова занимался тем, что снимал с Ловца одежду. До этого момента я никогда не видел кожи такого светлого, а вернее сказать белого, оттенка, как у него. То есть сама по себе на ощупь она была вполне себе обычной, мягкой, разве что через чур горячей от жара, но вот цвет. Я пытался припомнить нашу первую встречу и приходил к выводу, что и тогда она была такой же. Интересно. На пол полетели его сапоги, штаны и вся остальная одежда. Нет, я не собирался за счет себя лечить его, поэтому выбрал другой способ. Более действенный, если так подумать.
Я вылил часть спирта себе на руки и принялся втирать его в чужое тело, начиная с груди и переходя на другие участки, а так же ноги. Из-за ранения руки стояли последними на очереди, поэтому положив в конце вторую ладонь на кровать, я утер лоб тыльной стороной ладони.
- Мне надо тебя перевернуть. Но так как ты тяжелый, придется мне помочь.
Взяв его под раненое плечо, я помог ему приподняться и сначала перевернуться на бок а потом и на живот. Все же, смотреть на его спину было проще, чем на все остальное. Нет, меня мало вообще заботили какие-то там мысли кроме той, где говорилось о жаре. Но ведь у блондина могли быть свои идеи на этот счет. А так, как мне казалось было менее стеснительно, что ли. Прежде чем продолжить свое дело, я снова, - а до этого я потратил достаточно времени, чтобы справится с волосами Ловца, - собрал их почти что хвостом и положил едва ли не короной вокруг головы. Как они ему не мешали в повседневной жизни оставалось загадкой. Мне мои, отросшие до плеч, сейчас доставляли массу неудобств, а у него они росли едва ли не до задницы.  Руки легли на чужую спину, проходясь пальцами вдоль позвоночника. В бледном свете луны, что проникала через окно, капли спирта мерцали на чужой коже и все происходящее начинало напоминать скорее сон, чем реальность. Фыркнув своим мыслям, я закончил с этим. И вовремя. Уж не знаю где, но призрак на этот раз притащил огромную шкуру в которую могли бы завернуться трое и еще раза по три. Ей мы и укрыли Ловца.
- Мне нужно сходить, включить отопление, - произнес я, закрывая остатки спирта в бутылке. - Ты же видишь ее? - Я указал пальцем на призрака, которая помахала ему рукой. - Если что, зови.

Отредактировано Garrett (09-04-2017 21:01:32)

+2

7

Теперь, когда я четко улавливал знакомые нотки непосредственной веселости, я мог совершенно точно сказать, что рядом со мной именно тот человек, что столь бесцеремонно ворвался в мои мысли и так часто напоминал о себе, мой вор. Вот только теперь наш обмен ничем закончился и я был ему должен за спасение своей жизни. Вода проникает в горло живительной прохладой, разбегается по телу.  Волшебное ощущение, просто потрясающее. Думаю, сегодняшний день можно отметит, как второй день рождения, точнее – третий. Ну, если учитывать все факторы.
А тем временем, я чувствую удивление в его голосе, он не знает о потоке? Хотя, чему я удивляюсь, откуда у него такие знания?
- Поток жизни, - пытаюсь пояснить. Что бы такого сделать, чтобы собрать силы в кулак и начать уже нормально соображать и двигаться. А вот уж начинаются видения. Странная женщина появляется рядом, но судя по реакции моего лекаря, я не один ее вижу. Я стараюсь сконцентрироваться, но Масамуне сейчас совершенно не собирается отзываться. Я бы, мягко сказать, огорчился, однако спокойствие Гаррета и тот факт, что ничего особенного не происходило. Я снова позволил себе расслабиться, тем более, что пользы от меня – не больше чем от раздавленного подковой червя. А вор снова проявляет заботу в мою сторону, облегчая ощущения прохладой. Я как-то быстро привык к тому, что Гаррет находится рядом, чувствовал его тепло и, кажется, даже знобило не так сильно, и после его ухода – стало как-то неуютно.
- Ты прав, - смог ответить я на поток его слов, - Ты чувствуешь магию? Гаррет, слишком просто и слишком… большая жертва - спасать своего врага. Ты ведь подставил себя под удар. Нажил новых врагов, разве нет? Удивлю… Ничего бы не случилось, не вытащи ты меня обратно в жизнь…
Какой же слабый у меня голос, какое непослушно тело. Давно я себя так противно не чувствовал. Мне странно было видеть белую тень женщины и еще боле странно – что вор реагировал на нее так спокойно, переговаривался и задавал вопросы. И о каком еще растирании вообще шла речь? Я почувствовал, как с меня стаскивают одежду, но сопротивляться – никаких сил не было.
- Что ты делаешь, Гаррет? – я постарался нахмуриться, но вряд ли он воспринимал меня всерьез. Не помню, чтобы я когда-либо вообще испытывал чувство стыда, но именно из-за своей  слабости мне было несколько неуютно оказаться перед вором без одежды. И хотелось бы рыкнуть на него, чтобы не позволял себе лишнего, но тратить силы на то, что я смогу сделать потом – не стал.  – Я – солдат, - уточнил, постаравшись, чтобы сейчас мой голос прозвучал хоть отдаленно гордо,  -  Сефирот.
Странно, что моего имени он еще не узнал. Я старался отслеживать его действия, наблюдая, как он выливает спирт себе на руки. Что это? Что за народная медицина? Я снова напрягся, хотя и старался не проявлять этого, но мое напряжение быстро развеялось, стоило Гаррету начать втирать спирт в мою кожу. Его руки действовали столь профессионально, что легко можно было усомниться в го истиной профессии. Не вор – медик. Даже не знаю, что заставляло мое сердце биться быстрее и разливало прохладу, быстро становящуюся теплом на моей коже – лекарство или все-таки его руки. Я помог вору перевернуть меня, стараясь не напрягать и перевернуться сам. Да. Я гордый. И хоть сейчас полностью зависим от него и реши он, что с него хватит и врага правильнее уничтожить, нежели тащить к жизни, я не смог бы ему помешать. Не помню, чтобы хоть чьи-то прикосновения так воздействовали на меня, на могу даже частично вспомнить, чтобы хоть кто-то заботился так, как Гаррет, но вот прикосновения к мой спине произвели совершенно иной эффект. Мне стало не просто жарко, а совершенно невыносимо, я даже задержал дыхании, жадно улавливая скольжение пальцев вдоль позвоночника. Кровь ударила в щеки. Надеюсь, он не поймет, что я покраснел по его вине. Я непроизвольно задышал чащ радуясь, что упавшая прядь волос накрыла мне лицо. Что такое происходит? Нет, не спорю, ощущение его ладоней на моей коже были восхитительными, неповторимыми от этого становилось и хорошо и неспокойно одновременно. Я пытался унять предательски часто колотящееся сердце, закусил губу. Признаюсь, я был несколько огорчен, когда Гаррет отстранил руки и на меня навалилась тяжесть шкуры. Я снова чувствовал себя, как в жерл вулкана, но сейчас – это было совершенно иное тепло. Мягкое. Не стремящееся уничтожить, а напротив, расслабляющее, схоже с солнечными лучами в летний день, которые так приятно ловить на лице.
- Хорошо, - кивнул я, отпуская вора и, признаю, отчасти был даже благодарен ему за это временное отсутствие, призрака я, почему-то отказывался воспринимать как данность. Хотя рассматривал е поврежденное лицо и, в моей душе зарождалось что-то вроде благодарности, ведь она помогала моему спасителю вернуть меня в норму.  Я прикрыл глаза, все ще чувствуя отголоски его прикосновений, особенно на спине. Надеюсь, он не предаст значение этой минутной слабости с моей стороны… Но как же это было приятно, одни только воспоминания снова заставляли сердце биться быстрее. Не знаю, заснул ли я во время отсутствия моего спасителя, но, очнувшись, снова увидел его рядом. Мне стоило труда, чтобы приподняться и дотянуться до кружки на столе, что было чертовски сложно, поскольку шкура, как мне казалась, весила не меньше, как если бы на меня сверху уложили лошадь. И плевать, что в руке она «танцевала» и я едва не вылил ее содержимое мимо, а не в рот, но это было уже хорошим показателем положительной динамики моего выздоровления, возможно уже утром я смогу встать:
- Гаррет? – позвал я его,как-то слишком мягко или мне только показалось?, -Что ты планируешь делать дальше?
Видимо, я все-таки отключался, поскольку воспоминания о моем ранении снова пронеслись перед глазами яркими картинками, -Ты же сказал, что я мертв. Дал слово… Такого обмана просто так не простят.
Нет, я совершенно не собирался оставлять его теперь без своей защиты, но и говорить ему об этом не хотел. Д и как можно оберегать от покушений того, кто скрывается в тенях?  А еще я понимал, что Дамокловым мечом над моей головой висит чувство долга и раз я не умер, то обязан вернуться на службу к барону. И мне даже непривычно представить. Какой переполох пронесется по всем, даже самым мрачным закоулкам Города, когда я вновь вступлю на его территорию.
- Я не забываю тех, кто мне помогал.

Отредактировано Sephiroth (09-04-2017 18:48:50)

+2

8

- Я же сказал, что не знаю что будет если тебя убить. Пространство, создающееся магией не такое простое, как кажется.
Меня удивляло то, с каким упрямством блондин пытался как будто меня убедить его убить. Но в моих словах действительно была правда. Он был здесь, из другого мира, призывал оружие из другой плоскости пространства. Все это могло иметь последствия после его смерти и этим рисковать я не хотел.
А потом мне приходилось разве только удивляться тому, как реагирует он на прикосновения к своей спине. Возможно дело было в том, что в таком положении его рана оказывалась зажатой между телом подо всем его весом и жестким матрацем, но когда я последний раз проверял, на подобное реагировали иначе. Но об этом я мог подумать и позже, спускаясь в подвал, например. Его же напускная храбрость и упрямство с которым он представлялся не вызывали ничего кроме очередной усмешки. Хоть он и был главой охраны барона, но в душе оставался мальчишкой, почти подростком. Но на этом можно было подловить его и позже.
Взять с собой в подвал, я решил лук и колчан, возвращая себе привычное ощущение тяжести на теле. Мне было непривычно оставаться без снаряжения где-то помимо башни и сейчас я был намного больше рад прогулке по приюту, чем до этого. Руки все еще холодил спирт, но ощущение прошло, стоило мне затянуть шнуровку на запястьях. На самом деле я не был уверен в том, что поступаю правильно, оставляя раненого с призраком одних. Если все же в приюте были и других потусторонние силы, то у них не было шанса отбиться. Тут в голову снова пришла мысль о гордыне парня, пожалуй на ней он смог бы выбраться из этой передряги.
Пустые коридоры лечебницы были настолько привычны, как будто я был здесь вчера, а не почти год назад. Все помещения оставались такими же серыми, пустынными. Сефирот располагался в мужском крыле, где, на сколько я помнил, царила разруха меньшая, чем в женском. Но туда мне пришлось идти просто потому, что именно там я помнил лестницу не только в подвал, но и дверь в котельную. Демонов я не обнаружил, только следы когтей, да полуразложившиеся трупы. Видимо, мои преследователи тогда были не совсем бестелесными, в отличие от медсестры наверху. Все еще оставался вопрос, откуда она взялась, потому что в прошлый раз Мойра была ко мне совсем не гостеприимна. А сейчас, как будто пытается помочь. Правда с дровами и разжиганием огня в котлах все же пришлось повозиться. К тому же, рычаги включающие устройство то и дело норовили сломаться. К счастью, как вор, я обладал поистине деликатными прикосновениями и мог приручить любой механизм. Уже поднимаясь обратно наверх, я чувствовал, как очень медленно, но в помещения возвращается тепло.
На самом деле в словах Ловца был смысл. Врагов я себе нажил, но не сказать чтобы новых. Будь я честен со всеми теневыми субъектами Города, то не звался бы вором. Арно на самом деле никогда мне не верил, ровно, как и я ему. Вообще, людей заслуживающих доверия в моей жизни было почти полный ноль. Бассо же... ну он был Бассо, этот сначала расскажет а потом уже предаст. Ровно так же, как если мне понадобиться, что-то у него украсть.
Вся прогулка с починкой заняла у меня чуть больше часа или даже можно сказать два. Призрак не появлялся, поэтому я не торопился, доделывая дела и ища комнату, где мог бы сам завалиться спать. Естественно, пришлось бы первую ночь довольствоваться стулом рядом с чужой кроватью, но потом. На самом деле, я не уверен был, что будет потом. Так уж вышло, что я жил сегодняшним моментом, а все остальное могло подождать до момента, как мои загребущие руки до них доберутся.
В комнате Сефирота по возвращении мне представилась примерно следующая картина. Призрак с круглыми глазами и немым ртом, насколько я понял, женщина не могла говорить, пытался остановить пациента, который добрался до кружки с водой. Это был интересный факт, потому как у нее же получалось до этого переставлять предметы. А может дело было в самом ловце, который ни за какие шиши не согласился бы на помощь. Даже сейчас я чувствовал, что его коробил факт моей помощи.
Услышав свое имя, я вздрогнул и покачал головой. Было в его словах что-то не правильное, как будто ощущение кубика льда, прошедшего вдоль позвоночника и оставившего двоякое чувство, из-за которого хотелось повести плечами. А еще он задал именно тот нужный вопрос. Это произошло бы рано или поздно. К моему счастью в его словах была лазейка, которой я мог бы отвлечь от главного.
- Ну, если бы ты читал книги в перерывах между отлавливанием всякой мелочи, то знал бы, что даже во времена существования Хранителей они были не более, чем легендой. Городским поверием о том, что за нами наблюдают и записывают все происходящее. Сейчас же, от них ничего не осталось, - я вздохнул, опускаясь на стул и прикрыл глаза, откидываясь на спинку. Ногу я закинул на ногу и положил на нее руки. - Что до моих слов о том, что ты мертв, то выжить у тебя были шансы 50\50. Я живу достаточно долго, чтобы выпутаться.
В каком-то уголке души мне льстило его внимание к этому. На самом деле, теперь ему проще было дать всем этим "врагам" выследить меня и убить, но поди же ты. Кажется, он собирался наоборот этого не допустить. И не понятно было, то ли я сошел с ума, то ли он, то ли оба и сразу. Это было не правильно, учитывая, что когда, - а в этом я не сомневался, - мы вернемся в Город, ему придется продолжить мои поиски. Рано или поздно никого бы кроме меня не осталось.
- Это так мило, - рассмеялся я, на его слова. - Не думай об этом, парень. Лучше расскажи, откуда ты и с чем конкретно я имею дело. Город уже пережил нашествие демонов, древних ведьм, проклятий и полную потерю магии, как таковой. Раньше ее было больше на много. - Теперь я уже снова смотрел на него, изучая цвет глаз, которые были настолько же нечеловеческими, как и он сам. - Теперь вот ты. Город чувствует твое присутствие и прежде чем это ожидание превратиться в какую-нибудь дыру, откуда хлынет всякое разное, я хочу понять, что можно сделать. Если конечно ты горишь желанием и дальше оставаться в этом мире. Думаю, можно найти способ вернуть тебя обратно, откуда бы ты не пришел.
Пришла моя очередь тянуться за водой. Я уже и не помнил, как давно говорил так много и по делу Хранителя, а не вора. Обычно, меня звали молчуном, который прет все, что только можно. И вот тебе. Был конечно шанс того, что Ловец ничего не расскажет, но это было меньшее из всего, что он мог бы мне дать за свое спасение. Да и вряд ли ему горело разбираться со всем тем дерьмом, что могло из-за него возникнуть. Ровно, как и мне. Кажется, еще некоторое время назад я говорил о том, что простые заказы меня не тянут, так вот. Быть в очередной раз спасителем мира я не горел еще большим желанием. Уж лучше типичная работка мелкого воришки. Но стоило себя похвалить, Ловца воров я буквально выкрал из лап смерти.
- Знаешь, порой я ловлю себя на мысли о том, что ты хотел бы, чтобы я дал тебе умереть. Любой на твоем месте радовался бы. Не важно. Как ты себя чувствуешь?

Отредактировано Garrett (09-04-2017 20:59:15)

+2

9

Наконец-то туман в мыслях стал отпускать, Пусть пока слабость не отпускала, но я хоть мог более связно говорить и не терять линию разговора. А он язвительно пытается поддеть меня по поводу моей работы. Ладно, пока прощаю.
-Просто легенда?  Но тем не менее – твоим словам поверили. И весьма себе сильный асассин отступил. Значит у Легенды есть вполне себе реальная платформа, я не верю в простые совпадения. Или ты не так прост, каким хочешь себя показать, разве нет? А 50/50 это весьма хорошие шансы, почти высокие.
Я все пытаюсь уловить очертания его лица в ночных сумерках – как бы сейчас была кстати свеча или хотя бы полнолуние! Но, приходилось довольствоваться малым и мысленно молиться, чтобы глаза поскорее смогли сфокусироваться на нем. Поймать.  Я видел его прежде. Я знаю его лицо.
- Спешу тебя разочаровать. Я не демон и уж точно не ведьма. – В последнем, в принципе, он мог и сам убедиться, - Думаешь, будь у меня какая-нибудь особенная сила, попался бы я вот так? Стал бы вылавливать лично всякую мелочь, если б мог, скажем, сказать какое-нибудь заклинание?
Я закрыл глаза, вспоминая свой мир: Генезиса, Ангела, Клауда, то, как узнал о себе горькую правду, что не  совсем я человек и точно не потомок тех, кто управлял жизненной силой, свое безумие и лица невинно убиенных мною людей. 
- Ты украл меня у смерти, вор. Думаю, ты имеешь право знать.
Конечно, я не собирался рассказывать о себе абсолютно все, но предоставлю ему больше, чем просто достаточно той информации об мне, чем знает кто либо еще.
- Ты ничего не слышал о лайфстриме, верно? Это жизненный поток. Он вполне себе осязаем, его можно потрогать, имея способности Цетра, им можно даже управлять. Лайфстрим – есть везде, как начало и конец всему. Как бы не обманывала тебя моя внешность, я человек. По большей части. Ну хорошо, не совсем. Я – гибрид. Помесь, - Кто бы мог подумать, что так сложно подобрать нужные слова, -  Не знаю, известно ли тебе что-то о генетических экспериментах. Но, я итог одного такого эксперимента, хотя и родился обычным образом, как и все дети. Внедряя в мою мать клетки найденного неизвестного существа, отец свято верил, что создает потомка Цетры, но ошибся. Нет, способности к магии у меня есть, довольно высокие, но, в этом мире я не пользуюсь ими, за исключением, разве что, меча. Но я не тот, кого хотели создать. Зато мои способности позволили добиться хороших успехов в военном деле. Я не уверен, что тебе стоит знать всю мою биографию, Гаррет, я сделал много того, о чем сожалею, но… Тогда мне казалось, что я прав. В моем мире – я умер. И толи из-за своего необычного генома, но я попал в Лайфстрим. У меня был выбор – остаться там и стать всем и ни чем, частью единого потока. Или – приложить все усилия, чтобы выбраться. Я выбрал второе. Мне слишком хотелось жить. Я рвался из потока и он дал мне второй шанс, выбросил сюда. И я всей душой привязался к этому миру. Вы, живущие здесь, и не представляете, насколько он прекрасен. На моей планете нет того, что есть здесь. Развитые технологии, пистолеты, байки, генетика, наука… Ничто из этого не сравнится с запахом трав, с рассветом, который встречаешь на носу корабля, с легким бризом, с холодом гор, с поездкой верхом. Попав сюда я начал другую жизнь. Не уверен, что кто-то еще прорвется сюда из Потока, и я вряд ли туда вернусь. Думаю, что если погибну здесь это будет уже конец.
Я замолк, давая возможность все переварить, а сам задумался, правильно ли я делаю, что так давно не использовал весь свой потенциал, а не только физические качества и тут же отдернул сам себя – правильно. Жизнь в режим Бога уж довела до беды один раз и прошлое должно оставаться прошлым. Я прикрыл глаза, как только мужчина снова начал немного расплываться.
- Я рад, что ты вытащил меня. Очень. Но  это еще и означает, что война в городе между гильдией и властью развяжется с новой силой и нападения станут чаще. Если, конечно, Бульдог не вернет все в состояние той ж разрухи, что была до прибытия барона. – Я закашлялся от долгого разговора, облизнул губы, вновь открыв глаза  не сразу отвечая. Какие все ж твои мотивы, вор? И что будешь делать дальше? Спасать меня, чтобы выяснить информацию – не самая удачная отмазка. Чем ж ты руководствовался? Жалостью? Или тебе просто интересно было, как скоро я тебя поймаю и сейчас ты обнулил счетчик, давая себе фору?
- Не считай меня за дурака. Я знаю, что всех представителей гильдий не уничтожить, как и не вытравить нищету но когда всей этой грязи становится меньше – простым людям становится проще жить. Вот барон и хочет изменить этот город. Сделать его процветающим. Разве пока я делал что-то плохое? – а чуть поразмыслив, добавил, - в этом мире? Я не нападаю и не убиваю, если в этом нет необходимости. Так что будь спокоен на мой счет, Хранитель, с моей стороны городу ничего не угрожает, а если и будет – убить меня вполне реально. Твое любопытство удовлетворено? – я смотрел на его лицо, все же уловив черты и вспомнил, где я видел его! Как озарение, вспышка, - Кажется,  часовщику из башни все же будет нужна охрана.
Я тихо хмыкнул, улыбнувшись уголком губ, сова позволяя тяжелым века закрыться.
- Мне гораздо лучше, Гаррет, с твоей помощью и твоим лечением я быстро вернусь в строй. – да, я был ему более чем просто благодарен, но не стоит ему об этом знать, я и так рассказал ему много.

+2

10

- Я могу быть кем угодно, хоть зарвавшимся богачом, которому надоело его наследство и теперь он такими путями развеивает скуку.  А легенды и созданы для того, чтобы люди в них верили. Этот – поверил. На самом деле мои шансы, как и твои, было равными. Ты просто слишком подозрителен, - я почесал подбородок пальцем. А еще не стал говорить, что дело, скорее всего, было и не в том, что я сказал, а как выглядел.
Слушать чужие истории, я любил так же, как и воровать. Возможно, когда мои кости перестанут передвигать меня с той же плавностью, что и сейчас я засяду за написание книг. Это тоже довольно прибыльное дело, главное не ударяться в нотации навроде: а вы знали, что раньше все было намного лучше? На самом деле лучше и не было. Было так же, просто люди любят убеждать себя в обратном.
- О, нет, ты скорее скидываешь гору с моих плеч. Ведьмы, они ужасны. Особенно, если предстают перед тобой в образе маленькой девочки. Что до твоих - не сделал, если бы мог. Смею заметить, что мечом ты тоже машешь с осторожностью. Никто о нем не знает. Ну, теперь знают, потому что один ассасин это видевший, остался живым. А значит, ты просто не высовываешься. Жахни ты тогда чем-нибудь в проулке, пришлось бы объяснять.
Хотя, ладно, я не буду писать книги о том, что периодически в Город буквально с неба сваливаются непонятные личности из других миров. Таким темпом, я скорее попаду в психбольницу, чем в дом для престарелых. Кого я сейчас обманываю? Всю свою старость, я проведу все в той же часовой башне, только уже в роли наблюдателя. А так как детей и наследников у меня нет, и скорее всего не будет, то знания Хранителей сгинут вместе со мной, а потом наконец-то забудутся. Действительно станут легендой.
Я опирался рукой на подлокотник кресла и перебирал пальцами невидимые монеты. Мне нечего было вставить в его речь. Я действительно не знал большую часть из того, что он рассказал. Это могло бы быть ложью, но тогда она была слишком надуманной. К тому же, что-то из перечисленного должно было существовать в его мире, чтоб он об этом рассказал. Меня удивляло только то, что ему здесь нравилось, эта часть рассказа точно была искренней, я только полу улыбнулся, полу усмехнулся.  Было не ясно понимал он или нет, а может, делал осознанно, но его вторая жизнь тут, кажется он пытался честно искупить грехи своей прежней жизни. Это было отчасти интересно, потому что на самом деле просто так человека не перевоспитаешь. Но, ведь горбатого могила исправит? Если он конечно на самом деле умер где-то там.
Пришлось встать, чтобы подать ему еще воды, когда он закашлялся. Кажется, мы оба не были к такому долгому разговору, но нельзя было не заметить, что нам он нравился, насколько беседы могут радовать эстетически. Искусственный человек, пожалуй, будь хоть кто-то из них живым, хаммериты бы лопнули от зависти. Меня передёрнуло, когда я вспомнил о попытках вселить разум в роботов, а потом то, как наткнулся на одного из таких. Я слушал его стоя у тумбочки и прислонившись к ней бедром. Пение Примали начинало действовать подобно колыбельной и если бы не звук чужого голоса, то валяться мне тут же на полу до самого утра, а этого я позволить себе не мог. Я физически ощущал, как Сефирот пытается рассмотреть мое лицо, и от этого было не по себе. Это дало бы ему преимущество, несомненно, но дело было даже не в этом. Я не любил, когда на меня смотрят вот так. Как будто видят больше, чем есть на самом деле. Поймали за руку в подворотне и сказали: Гаррет, ты попался!
- Знаешь, это было обидно. Мне хоть и за сорок, но я не выгляжу, как дряхлый старик, который забывает смазывать механизмы на башне.
Я громко фыркнул и сел на кровать достаточно близко. Настолько, чтобы склонится к его лицу, опираясь руками по бокам от его головы. Так, он действительно мог рассмотреть то лицо, что было напечатано на плакатах, которые были щедро развешаны, а теперь уже завешаны, на стенах домов. Я же в свою очередь рассматривал его.
- Теперь хотя бы понятно, почему ты похож на статую. – Пришлось перебросить вес на одну из рук, другой касаясь чужой щеки, а потом и губ. Кожа под пальцами действительно была, как говориться, без изъяна, даже привычных всем пор не было. Просто гладкая поверхность. Вот только статуи не смотрят на тебя, особенно такими глазами. Стойте, у статуй глаз вообще нет.
- Ради Бога, - я выпрямился, убирая от него свои конечности. – Я не сделал ничего нереального. Только очистил рану от яда. – Тут я опять же решил умолчать, каким именно способом это делал. Что-то начинало громко так кричать, что парень это принимает немного не так, как я мог бы рассчитывать. – И натер тебя спиртом. Тебе просто повезло в том, что ты не человек. Но это не значит, что хотя бы до утра ты должен валяться под шкурами.
Я, наконец, встал с кровати и потянулся. Дела делами, но даже меня все произошедшее вымотало, и тело начинало давать о себе знать, ощущением слабости. Решив, что Ловец все-таки обойдется без моего косвенного присутствия, я пошел в коридор, по пути прихватив свои вещи.
- Буду в одной из соседних палат. Кричи если что.
Помахав рукой, я пошел спать. Не думал, что после нескольких дней бессонницы, она не догонит меня и сейчас. Но стоило только упасть лицом в подушку, как меня сморил сон. Не помню, чем в ту ночь мучили меня видения, но проснулся я, не помня как дышать. Это было странно. Как будто Вселенная решила вопить на ухо: ВСЕ ЛЕТИТ К ЧЕРТЯМ! Я не обратил на это внимания. Остров Мойры не Город, а значит можно принимать гостей в любом виде, хоть голышом. Но сначала в моих планах был завтрак, за которым мой нос сунулся в сумку, собранную трактирщиком. Что ж, на ближайшую пару дней нам было чем поживиться.
Очередная прогулка по приюту на этот раз закончилась на кухне, что располагалась рядом с разнесенной вдребезги столовой. Это удручало, учитывая что помещение было большим и когда-то тут стояли стулья и столы, а теперь все это покорёженными грудами валялось по углам. Радовало то, что окна тут были относительно чистыми и в столовую проникал дневной свет, а солнце показывало, что проспал я где-то до полудня. За всю ночь, меня не побеспокоили, но торопиться и будить я Ловца не собирался.
В кухне же, очаг был цел, ровно, как и котел над ним. Что ж, выбирать нам не приходилось, хотя я бы не отказался от горелки, на которой можно было быстрее подогреть еду. Неплохо было бы понять, где призрак брал воду, потому что никаких хранилищ я не обнаружил. Это не могла быть морская вода, а значит, придется искать сначала призрака, а потом выпытывать у него все, что надо. Что происходит вокруг, я не замечал, увлеченно колдуя над обедом.

+2

11

Мне нечему было удивляться, за то время, что я был здесь я не видел ничего, что напоминало бы мне о моем мире. Я не видел ни лабораторий, ни станций, ни намеков на звездолеты, ни химиков, ни уж тем более, ничего, что было бы связано с генетикой. И эти факты меня радовали. Не знаю, поверил ли он мне, единственным доказательством моих слов был только я сам. И  те знания, чему меня учили в то, такой, кажется, далекой,  другой жизни и то, что я видел. Зато там не было ведьм и демонов, все объяснялось силой лайфстрима, технологиями и магии вполне можно было дать объяснение.
Гаррет заботливо предоставил мне стакан воды. Я лишь кивнул в знак благодарности, усмехнувшись:
- Не обижайся, я ведь предлагал охрану, а не помощь. С твоей ловкостью ты вполне и сам справишься. 
Я совершенно не ожидал, что Гаррет решит сесть рядом и склонится надо мной. С чего такая щедрость? А, впрочем, зачем думать об этом, если сейчас я могу рассмотреть го, не напрягая зрение. В этом мужчине сочеталось несочетаемое: мудрость взрослого и насмешка ребенка. Его внимательный взгляд разных по цвету глаз, пронзал до самой глубины души. Кажется, я мог бы долго изучать это лицо, насмешку на губах, чувствуя его дыхание на своем лице. Но меня отвлекали его прикосновения. Аккуратные и я бы назвал их ласковыми. Так что я снова закрыл глаза, едва не поддавшись соблазну потереться щекой о кончики его пальцев. Да что ж такое! Почему ты на меня так влияешь? Почему осмелился ко мне прикоснуться?
- Вот и нет. Статуи слишком идеальные и холодные, - фыркнул я, на это явно неудачное сравнение. – Ты явно приуменьшаешь… Вор – скромник…
Мои губы снова трогает улыбка и, признаться, даже жаль, что наш диалог заканчивается. Признаю, мне приятно его общество. И его руки… Стоп! Какого…?! Я вновь слежу за тем, как он собирает свои вещи и уходит. Бесшумно. Видимо, профессиональные привычки не проходят даром и его костюм помогает сумраку ночи растворить его. Почти мистично. Что ж, этот мужчина умел эффектно появиться и исчезнуть.
Я стараюсь устроиться поудобнее, насколько это позволяет сделать заживающее плечо, продолжая зудеть. Я слышал, как его тело опустилось на одну из кроватей и последующую тушину с примесью колыбельной бьющихся о берег волн. Я постарался уснуть, но сон на новом месте всегда приходил с большим трудом, да и ощущения моего тела никак не давали мне покоя. Мне до сих пор казалось, что я чувствую его ладони. На груди, руках…спине. И становилось жутко стыдно от того, что эти прикосновения рождали во мне другие чувства, те, которых я никогда прежде не испытывал, не знал, не переживал. Мне стоило только прислушаться к себе и память сразу же подбрасывала отголоски прикосновений его рук. И хорошо, что я остался один, если мое тело не обманывало меня, то сейчас мои щеки пылали, точно маки в саду у пекаря. Нет, мне не было стыдно, скорее я просто не мог поверить, что кто-то вообще посмеет прикоснуться ко мне так открыто и бесстрашно. Видимо, с
этими мыслями я и отключился. Понятия не имею, сколько я проспал и сколько еще бы мог, но разбудил меня замечательный аромат какого-то блюда. Я даже не сразу поверил в это, приняв желаемое за действительное и потер рукой глаза, с удивлением отметив, что так донимающая меня слабость почти прошла. Сейчас она была схожа с легкой усталостью, но я вполне мог не обращать на нее особого внимания. Я выбрался из-под теплой шкуры, размяв конечности и сразу заметив свою одежду. К своей радости  на прикроватной тумбочке я увидел таз с водой, что позволило мне умыться, хотя, я могу поклясться, что его не было, когда я раскрыл глаза, и постарался привести в порядок свои волосы. Действовать пока еще приходилось одной рукой, но основным словом здесь было – действовать. Самостоятельно, без чьей бы то ни было помощи. Вот с тем, чтобы натянуть кофту, не скажу, что на походила на мою, но ничего другого все равно не было видно,  возникли определенные трудности, однако, здесь на помощь пришла та сама девушка с опаленным лицом. При дневном свете она казалась мне какой-то совсем уж блеклой, тем не менее, она помогла натянуть ткань, а я смог вполне вежливо поблагодарить ее. Пусть и призрак, но отзывчивый и добрый, даже как-то неприятно защемило на душе, что такие люди  где-то умирают, а, возможно даже здесь. Хотя, мне было несколько неуютно от того, что я никогда не мог понять когда она появляется и исчезает.
Я отправился на поиски Гаррета ориентируясь исключительно на запах, правда, не отказывал себе в удовлетворении любопытства и заглядывании во все попадающиеся на моем пути комнаты. В основном – однотипные: кровати с тумбочками, одинаковые и однотипные и Гаррет вчера сказал, что будет в одной из палат. Что же это за место? Больница? Я шел, краем глаза видя сопровождающее меня привидение. Интересно, она так  опасалась, что я заблужусь или ожидала, что слабость навалится на меня с новой силой и я рухну прямо на руины. Нет, миледи, я вполне способен обходиться без сопровождающего, но поскольку прогонять этот добрый дух мне совсем не хотелось, я вскоре перестал замечать ее присутствие, а чуть позже даже снова поблагодарил ее за указание верного направления. Увлеченный осмотром я, кажется, немного сбился.
Облокотившись здоровым плечом о дверной косяк я наблюдал за вором, уверен, что он слышал мое приближение, да я и не старался скрываться. Мне было интересно наблюдать за тем, как он нарезает что-то помешивает и вообще хозяйничает у плиты. Вчера он сказал, что ему за сорок, а я вот как-то совершенно не мог поверить, что он сказал правду о своем возрасте. Хотя… с чего бы ему обманывать. Но тем не менее, двигался он явно не как человек в возрасте и его физической форме можно было только позавидовать. С другой стороны – не будь он таким ловким, не был бы вором.
- Сколько в тебе скрыто талантов, Гаррет? – вместо приветствия начал я, хотелось по старой привычке скрестить руки на груди, но сейчас в такой позе стоять было несколько неприятно.  – С таким набором мог бы давно стать семьянином и учить мудрости детей. Почему ты выбрал столь… одинокую работу?
И действительно – почему? Мужчина его внешности определенно пользовался бы популярностью у дам, а его навыки и знания были просто необходимы для жизни. Но, вместо этого он занимался воровским промыслом, а это – весьма одинокая работа, почти как у меня.
- Может, тебе помочь?- не то, чтобы я особо много смыслил в поварском деле, но смог бы сделать какую-нибудь мелочь, - Гаррет, что это за место? Какая-то больница? И почему она выглядит так, будто здесь вели боевые учения?

Отредактировано Sephiroth (10-04-2017 02:36:54)

+2

12

Я обернулся на голос, отвлекаясь от готовки. Подогреть мясо, порезать картошку и все это затушить в котелке – для этого не нужно было особых навыков, но Ловец кажется, каждое мое действие приписывал едва ли не к божественной силе. Это конечно льстило, но как он выжил в нашем мире, если такие обычные знания…
- Все мои таланты направлены на выживание. Как ты правильно заметил, я живу один, а значит должен уметь не только воровать и постоять за себя.
Я повел плечами, когда он начал рассуждать о детишках и передаче мудрости. Знал бы, что я честно пробовал, но дело обернулось катастрофой, не говорил бы с такой уверенностью. Но об этом я не собирался ему рассказывать. Конечно, это было бы честно, учитывая, что он открылся мне, но было в моей биографии больше, чем в его, что я бы хотел навсегда забыть и не рассказывать. Руки прекратили мешать жаркое, и я отошел от огня.
- Скажем так, ничего другое в детстве меня не привлекало, да и сейчас не тянет. Я честно пытался, но в пятнадцать начал понимать, что вся эта честная жизнь не для меня. А в двадцать уже мог похвастаться чем-то более весомым, чем ограбление мелкого служаки на службе бывшего Ловца.
Выглядел раненый сейчас намного лучше, чем накануне. Все еще бледный, но явно чувствовал себя уже почти, как огурец. Раз уж встал и даже дошел сюда. За плечом Сефирота я увидел призрака, который продолжал наблюдать за нами. Было интересно, а выпустит ли она нас после всего или же попытается оставить на острове навсегда? Такой вариант событий тоже имел место быть. Покачав головой, я попытался отмести в сторону теории заговоров и положил руку на чужой лоб. Жара не было.
- Не знаю, только если найти на что и за что нам сесть. – Я пожал плечами, отвечая на его вопрос. Еда была почти готова, а вот по поводу стульев и стола я задумался только сейчас. На самом деле я привык есть, сидя на высоком окне башни или в трактире у Бассо, поэтому как таковой «столовой» у меня в запасе не было. Тут же у нас была пара кроватей, тумбочек до кресла на колесиках, на которых иногда возили особо буйных, связав их длинными рукавами рубашек.
Мне пришлось снова вернуться к нашему обеду. Вопрос об этом месте застал меня ровно в тот момент, когда я начал раскладывать еду по тарелкам. Рука замерла, не донеся ложку до цели. Я вспомнил снова прошлый визит сюда и как до дрожи в коленках меня пугало все происходящее. В чужой компании было легче, да и призраков, порождённых Эрин теперь же не было. Ну не считая медсестры, которая как-то странно смотрела на нас каждый раз, стоило оказаться нашим телам рядом. Кстати об этом. Я не понимал, что происходит с этим парнем, каждый раз, когда он реагировал на мои прикосновения. Даже не так, я понимал, что это, но не мог принять?
- Слушай, - я вздохнул. – Облегчу тебе жизнь. Мои руки для меня почти как вторые глаза. Это нормально, ими я работаю, поэтому прикосновения для меня в большинстве случаев ничего не значат. Просто прими, как данность, что я периодически что-то трогаю, щупаю и изучаю. В этом нет ничего такого.
Я развел руками, а потом вернулся к вопросу о приюте.
- Раньше это место было домом для душевнобольных. Здесь на острове их можно было содержать, не боясь, что они кому-то причинят вред, кроме себя конечно, но для этого и существуют врачи, да? Потом, в какой-то момент, сюда перевели пациентку… ну она была не обычной и случилось то, что ты видишь. Приют Мойры опустел. Я видел некоторые моменты, когда был здесь в прошлый раз. И если он сейчас кажется местом не очень приветливым, то в прошлый раз тутошние призраки пытались меня не только напугать, но и убить. А подвал просто кишел демонами. Мелкие паразиты, чтоб их, я чуть ног не лишился. В общем, та девушка, она обладала телепатическими или вроде того способностями и это использовали врачи, не побеспокоившись о своей сохранности. Они не уследили, и… мы имеем пустое, проклятое место.
Еще именно поэтому я пытаюсь понять, что делать с тобой. Смерть той пациентки не избавило Приют от магии, а только все ухудшило. Ты конечно не похож на психа, но магия насколько ты бы ей не управлял, все же имеет свой нрав. Держи.
Я протянул ему тарелку с жаркое, в которой лежала ложка, и взял свою.  Разговоры не то, чтобы лишали аппетита, но многое же я умалчивал, не так ли? Иногда, когда никто не видел, и я мог бы с уверенностью сказать, что мне все приснилось, я спрашивал себя: почему вокруг меня столько лжи? По большей части я был честен, но иногда, как сейчас, я не договаривал очень много и не потому что хотел обезопасить себя. Это делалось скорее ради других. Чем меньше знаешь – тем крепче спишь.
- Ты выглядишь лучше, - вернул я тему разговора к его здоровью. – Скоро, сможешь вернуться обратно. Тут достаточно большой двор, чтобы ты мог потренироваться, но с этим лучше повременить, пока плечо не заживет. Позже, нужно будет сменить повязку и посмотреть, что там.

+2

13

Думаю, что стоит признать. Что оказавшись в новом мире я высоко оценил преимущества быстрого питания. Одной капсулы, запитой водой с лихвой хватало на сутки, здесь же, о возможностях химии не знали и этому, впоследствии, я был очень рад. Я мог достать себе пропитание и меня совершенно не пугала перспектива остаться вне стен города с его тавернами и закусочными. Я солдат и таких как я учат выживанию в любых ситуациях. Но, вот так готовить – нет, господа, ищите другого повара.
- То есть, ты, вор по призванию? – я изогнул бровь, - Он не бывший. Он так же действует. Я не списывал его на пенсию. Честно говоря, думал, что от него будет больше пользы, но пока он не проявил свои знания и не дергал за ниточки, что были бы мне интересными.
Честно сказать, я не ожидал, что Гаррет решит поиграть в градусник и несколько удивился его прикосновению. А то по мне было не видно, что я, в общем-то в норме. Ну, Да, рука еще действует не очень хорошо, ну так и прошла всего ночь.  Я оглянулся и с нескрываемым удивлением кивнул на широкий подоконник, - Чем не ложе? Вполне удобно, на мой взгляд.
Я бы мог устроиться где угодно, но у окна в любом случае было красиво. Я следил за его реакциями, наблюдал, какие вопросы ставят его в тупик или выдают его напряжение не скорым ответом. Я рассмеялся на его объяснения устроившись на подоконнике, сжав рукой плечо, что снова стало зудеть:
- Гаррет, ты что, оправдываешься? Я же не сварливая жена, которой нужно объяснять, почему ты проследил взором за юной девой.
За моей веселостью я скрывал и тот факт, что его прикосновения были мне приятны и легкую… обиду на него? Да, наверное. Я ведь не какой-то там предмет, который можно изучать и щупать, но о моих эмоциях он точно не узнает. Я превратился в слух, слушая его голос. Снова эта приятная хрипотца, кажется, я даже успел соскучится по нему с ночи нашей встречи.  Вот только демоны? Я читал о них в легендах, но видеть в реальности пока еще не довелось.
- Проклятое? По-моему это просто покинутые руины, там, где долго никто не появляется есть только одно, если можно так сказать, проклятье – одиночество. Здесь тихо и спокойно. И я, если честно, не чувствую здесь ничего, что могло бы напрячь меня, даже к этой девушке, - я кивнул на призрака, - я привык, да она и не пытается сделать ничего плохого. Благодарю, - я взял тарелку, сразу почувствовав тепло еды сквозь ее стенки. Мясо с картофелем выглядели весьма аппетитно, не говоря уже о раззадоривающем аппетит, запахе, так что я только и успел сглотнуть набежавшую слюну, но мой желудок решил предать меня, высказав свое нетерпение попробовать стряпню вора. Готовил он действительно вкусно, так что я расслабленно отправлял в рот небольшие кусочки, облокотившись спиной о раму и рассматривая вид за окном. – Я не использую свои способности в этом мире, я ведь сказал тебе, здесь – у меня другая жизнь. Меч не в счет, я всегда с ним и в любом случае не откажусь от этого оружия.
Я не стал рассказывать ему о том, какой остротой обладает лезвие Масамуне, не стал говорить, что катана – более чем продолжение моей собственной руки.
- Пожалуй, посоветую барону сменить повара, - отвесил я Гаррету несколько неуклюжий комплимент. Вот не буду хвалить. Зазнается. Фыркнул я про себя и перевел взгляд на играющую миллионами искр на солнце водную гладь. Меня снова наполняло ставшее таким родным чувство гармонии и какого-то единения с этим миром, потому я даже не сразу осознал, что Гаррет говорит со мной. К слову о воре… Я смотрел на него и все никак не мог понять, чем же он так цепляет? Щетина, волосы до плеч, шрам на лице, и задорные искорки в глазах. Пока он не обратил на меня внимание и не понял, что я смотрю на него, я поспешил отвернуться, скрыв улыбку.
- А ты поможешь в тренировке? – Конечно, он не смог бы метать молнии, как Генезис, но со своими навыками вполне мог совершать нападение, кидая мелкие камушки, благо, этого добра вокруг было много. Да, мы вернемся. И со мной в город вернется мой гнев. Гильдия воров жестоко расплатится за попытку убить меня и ликвидация будет еще жестче, если они попытаются навредить вору. Он спас мне жизнь и я ценю это, кроме того, Гаррет мог бы оказать мне более ценные услуги, будучи живым. – Уверен, ты знаешь, где располагается логово гильдии воров и его главу, - Мой голос ни чем не выдавал моих планов, а я найду это место с его помощью или без и не важно, сколько времени мне понадобится. Он может просто заметно облегчить мне задачу. – Позволь напомнить, ты задолжал мне ответ на один вопрос. И прядь моих волос стоит этого ответа. Я хорошо помню карту города, где располагается гильдия? – Я не смотрел ему в глаза, скрывая зрачки, которые сейчас, я знаю, были не толще волоска, выдавая крайнюю степень моей ярости. Лучше снова смотреть на воду и удовлетворенно щуриться, глядя на игру воды и света, столь же неспешно опустошая тарлку с удовольствием прочувствовав вкус каждого кусочка, если он что-то и заметит - то не поймет. Если в этом мире меня сравнивали с котом, то их глаза на яркий свет реагировали примерно так же. - Кстати… В твоем снаряжении есть лук и стрелы. За то время, что я в этом мире, я так и не освоил этот вид оружия. Когда допустишь меня до тренировок, может, научишь стрелять?

Отредактировано Sephiroth (11-04-2017 12:33:21)

+2

14

- О нет, я скорее оправдываю твою реакцию на мои прикосновения, - усмехнулся я. У меня не было причин умалчивать о том, что я заметил, а он сам давал причину рассказать. Это было даже забавно. Он пытался всеми силами скрыть то, что скрыть нельзя.  Сказал ему правду – руки мои вторые глаза. Я чувствовал биение его сердца под пальцами. Человеческое тело самый заклятый враг для каждого, если знать, на что обращать внимание.
- Я тоже не чувствую зла от нее, иначе бы нас здесь не было, - тут я уже нервно рассмеялся. Пожалуй, следовало как-нибудь устроить локальный Армагеддон, чтобы он убедился в том, что они действительно существует. Думаю, что тогда мне бы не пришлось спасать свою задницу, ведь Ловец все сделал бы за меня. Он сам признался еще давеча, что имеет высокие способности к магии. Да и учитывая его меч, для него очистить приют в прошлый раз не составило бы особого труда. На самом деле я уже и забыл, когда в последний раз держал в руках меч для чего-то помимо оглушения случайных прохожих. Мой доспех был кожаным и не предназначался для открытых конфронтации, а любой удар противника мог вывести меня из строя.
Я сел на подоконник напротив него, слушая рассуждения на счет расположения гильдий. Я не понимал только одного: он действительно считает меня настолько идиотом или рана повлияла на его голову сильнее, чем мне казалось? Комплемент на счет стряпни я пропустил мимо ушей.
- Прядь твоих волос стоит стрелы, и уж тем более твоей жизни. Я не буду отвечать на этот вопрос, и ты не в праве мне его задавать. Ровно, как ты не знаешь, кто тебя заказал. Так же, ты не понимаешь одной истины – если думаешь, что это поможет и мне, то ошибаешься. Ты думаешь, что нарушить слово – это плохо? – Я в очередной раз за день усмехнулся и качнул головой, - нет. Хуже, быть тем, кто предал своих товарищей. Я не состою в гильдии, но все же они такие же воры, как я. Искать их тебе придется самому, ровно, как и гильдию убийц. Если ты думал, что произошедшее, что-то изменит, ты ошибался. Там в Городе мы снова будем по разные стороны.
Я похлопал его по плечу и отнес тарелку к котелку. Мыть посуду или не мыть было его выбором. Я и так слишком много сделал. Не сказать, что его вопрос меня разозлил, но скорее огорчил. И я не мог списать все на жар или ранение. По голове Сефироту никто не стучал. В любом случае я контролировал свои эмоции лучше, чем он, закрываясь маской безразличия. Да, я мог сдать сразу всех, но тогда мне бы точно не осталось места в Городе. Не уверен, что даже Бассо бы понял меня при таком раскладе. Я обернулся снова, когда он заговорил о стрельбе.
- Что бы ты мне при случае ногу прострелил?
Не то, чтобы я, правда верил в такую возможность, но после предыдущего вопроса этот был логичен. Мы могли сколько угодно притворяться, что не хотим извести друг друга, но это была лишь иллюзия. Ничто. Ложь, правила которой приняли, едва оказавшись на острове.
- Спроси Бульдога про арбалеты. Он, помнится, даже в доску пьяный мог попасть мне в руку с тысячи шагов, да еще и в тот момент, когда я висел на раскачивающимся сейфе.
Я потер ладонь. Она не болела и работала исправно, даже в непогоду. Это радовало, но не уменьшало того факта, что могло бы все пойти по-другому. Я помнил, как она болела в тот самый момент и потом, после того, как адреналин спал. Мне удалось нормально перевязать ее спустя сутки. Гной и осколки болта, мне пришлось заново вскрывать рану, чтобы ее прочистить. За неделю она начала заживать, вернее, обрастать мертвой тканью. В этот момент я подумал, что тогда это было похоже на рану Сефирота сейчас. Вот только время яду потребовалось куда как меньше.
- Идем. – Позвал я, направляясь обратно в комнаты. Для достоверности, что он, правда пойдет, подождал в коридоре а потом усадил снова на кровать и начал разматывать бинты на его плече, на этот раз давая ему раздеться самому. Рана зарастала. Пару раз я надавил рядом с ней пальцем, улавливая, где это неприятнее всего. Ни яда, ни гноя не было и это радовало. Все же, даже когда я ее прижег, был шанс, что все пойдет не так. Я знал, что в сумке помимо бинтов, есть заживляющая мазь, извлекая которую я думал – оставить его самого этим заниматься, что было как-то по детски, или же продолжать все делать самому. Я выбрал второй вариант. Но все же, имел место быть и первый.
Я устроился на краю чужих коленей, подцепляя пальцем, мазь и начал смазывать края раны. Лекарство нагревалось при соприкосновении с кожей и это означало, что оно действует. Несколько раз мне приходилось убирать волосы с лица тыльной стороной ладони с твердым намерением их отрезать в ближайшие несколько часов.

Отредактировано Garrett (11-04-2017 00:36:58)

+2

15

Оправдываешь  мою реакцию? Я только фыркнул. Вот еще. Он не знает меня, чтобы в принципе рассуждать о моей реакции. Я не зря не был особо уверен в его ответе, ладно, сам справлюсь. Тем более теперь я буду осторожнее и умнее, а еще - стоит обзавестись новыми доспехами и это будет первое, что я сделаю, вернувшись в Город. Думаю, что среди всех представителей ремесел, найдутся мастера кузнечного и кожевенного дела, правда, придется долго объяснять то, что я хочу сделать, но если получится - цены не будет такой вещи. Как нет цены и за Винса… Знать бы, куда дели моего коня?
- Думаю, что заказ поступил от самой гильдии, ну... или объединения. Враг моего врага – мой друг. Пожалуй, выбирая из двух гильдий я отдам предпочтение ворам, сами они не убивают. – Простая истина на любой войне. Временное объединение для уничтожения общей цели, а потом – либо мир, либо война. Я вторгся в устоявшиеся законы в городе и диктовал решения барона, вызывая огонь, в первую очередь, на себя, так что не было ничего удивительного, что меня решили бы устранить любым способом.  – Тогда, во имя всех богов, почему, будучи там, по разные стороны, ты, вдруг, решил поменять приоритеты? Я не поверю, что ты просто прогуливался мимо именно в той части города и в весьма четкое время. И в то, что опасался влияние смерти на этот мир тоже не поверю. Тогда ты не знал обо мне, того, что знаешь сейчас.
Я ломал голову над этим «почему» большую часть, что приходил в себя. Объяснений Гаррета мне было недостаточно или я просто подсознательно находил их не вполне правдивыми. Привлекать того человека к моему спасению, вызывать на себя гнев убийц… Слишком много не складывалось в логическую цепочку, слишком много вопросов вызывало. И чем больше я думал – тем больше этих вопросов становилось. А между тем – я слышу недоверие. Вот как? Кому-то не знакомо понятии честь СОЛДАТА. С другой стороны – откуда ему. Хватит и того, что ночью он услышал и без того много новых слов, если поверил, конечно.
-О, значит, старый пес еще может оказаться полезным, - усмехнулся я, а в мыслях громко и безудержно рассмеялся. Да, конечно, согласится старик меня обучать, скорее, день поменяется местами с ночью, чем сразу невзлюбивший меня Бульдог сделает хоть что-то для меня нужное. Хотя нет, он может подстроить какую-нибудь малоприятную шутку, дабы выставить в качестве ярмарочного шута.  У меня оставался один вариант – гвардейцы. В конце концов, лучше я встану в одну линию на тренировочном поле с ними. Уверен, что они удивятся тому, что их главнокомандующий не знает всего, но могут и симпатией проникнутся к тому, что меня не сломает  учиться с ними наравне. Я отметил как вор потер ладонь – ничего не скажешь, меткий выстрел, склоняю голову перед стариком. НЕ скажу, что я планировал возвращаться в комнаты в ближайшее время, логично подумав, что нужно помыть посуду, пока «мы на одной стороне» и временно разделяем обязанности, найти бы только воду,  но раз он меня ждал, пришлось слезть с согретого солнцем подоконника и последовать за ним. Вор снова удивил меня, усадив  обратно на кровать, даже нет, не так – его осмотр был вполне логичным. Из нас двоих только он знал, какую реакцию мог вызвать яд.  Я взглянул на свое плечо чуть только Гаррет снял перевязь – не такая сильная рана, каковой казалась вчера по ощущениям. Но тем не менее, давление его пальцев причинили мне заметный дискомфорт. Я думал, что удовлетворившись заживлением он оставит мне свежие бинты и уйдет и был искренне удивлен, стоило ему снова оказаться так близко, что я чувствовал тепло его тела рядом с собой. Кажется, мой пристальный взгляд выдал мое удивление потому что я поспешил переместить его, и снова как-то затормозил, следя за тем,  как его тонкие пальцы размазывают приятно пахнущую мазь.  Да, мне была приятна его забота и от того – я все  больше злился на нас обоих. На его близость и на свое сердце, что вновь заметно ускорилось. Вот оно – настоящее проклятье! Я постарался выпрямиться и закрыл глаза, впадая в своего рода транс, но разливающееся от плеча мягкое тепло, и, черт побери, я знал прикосновение его пальцев! Не давали мне вернуться в привычное состояние покоя. Стараясь нарушить неловко затянувшееся молчание, я стал снова задавать вопросы:
- Гаррет? Что за история с болезнью произошла в городе, что Николаса так резко сдернули с насиженного места в Даневере и поставили исполнителем власти в Городе? Что так пугает малочисленных оставшихся приближенных бывшего барона, что они замолкают и спешат переменить тему?  - Я вновь повернул к нему лицо, мысленно радуясь, что его скрывали темные пряди, это снова давало мне возможность рассмотреть этого человека. - Кто же ты все-таки, Гаррет, исчезающий в тенях? – Я что, сказал это вслух? И дабы дать основу к своему вопросу вспомнил, - Ты лихо отстранился от сейфа, человеческой ловкости на такое не хватит. Магия? Нет, не смотри так, я явно не буду просить тебя научить, - с ноткой гордости ответил я, чтобы он даже не думал о подобном. Два отказа за столь короткий срок мне и так уже вполне хватило. И да, я совсем не хочу использовать здесь свою силу, еще не хватало принести разрушение в этот мир или пробудить к жизни загоны из прошлой жизни.

Отредактировано Sephiroth (11-04-2017 01:40:24)

+2

16

- У меня есть артефакт и он реагировал на тебя все это время. Я просто убедился в этом в очередной раз. Можешь уговаривать себя в чем угодно, но правды это не изменит. - Откликнулся я. Что за упрямый баран? Или ему было так проще жить? Или это очередная попытка понять свои не самые обычные реакции? Ладно, для кого-то они были нормальными. Ладно, даже будь мы в другой ситуации они были бы нормальными, но в нашей...
И снова они дали о себе знать, не хватало только румяных щек, словно он не солдат, а красна девица, что увидела прекрасного принца. Это было странно, это было чуждо. Нет, я и до этого попадал в ситуации, когда меня находили привлекательным и все такое, но я не находил это нужным. Арно в этом плане был настойчивее других, в начале, теперь же просто находил это забавным и делал все машинально, нежели действительно преследовал какую-то цель. Хотя, возможно, - в отношении Сефирота, - это могло сыграть мне на руку и затормозить мою поимку. Я был достаточно эгоистом и достаточно ценил сохранность своей тушки.
- Мама не учила, что пялиться не хорошо, да?
Я поднял голову от его плеча, отчего наши лица оказались на одном уровне и даже ближе, чем накануне. Так нельзя было разглядеть всю картину, только фрагменты. Я как-то незаметно пропустил мимо ушей его вопросы. Ну точно девица в неловкой ситуации. От этого я медленно начал впадать в лирическое настроение, как мальчишка, который только и жил, что шалостями.
- И правда, кто я? - Это было особенно забавно, потому что я и так дал ему все ответы на этот вопрос. Но улыбался я не из-за этого.
Рука перестала втирать мазь в чужое плечо. С ним я закончил и теперь оставалось только перетянуть снова бинтом, но я продолжал изучать отражение вселенной в кошачьих зрачках. Еще бы его не называли демоном. Вот только я прекрасно знал, что они такими не бывают, только если в замороченных историях для светских дам. Я не собирался отвечать на его вопрос, более того их становилось все больше и больше и мне нужен был способ переключить мысли Ловца в другое русло. Что сказать, способ для этого я выбрал, как говориться, из тех, что не могли происходить в нашей реальности. Но с другой стороны, если у меня не возникало влечения как такового это не значило, что я не могу.
Я подался вперед, прерывая его слова где-то на середине, руками опираясь на его колени, как если бы мы сидели на дереве и разделяла нас ветка под нами. Это не было неприятно, просто я не мог ощутить всю прелесть от поцелуя, скорее всего потому, что не знал, что именно искать. Или все дело было во внезапности происходящего. Отстранился я все с той же улыбкой на губах, как будто ничего и не было.
- И стража не болтает о волшебной чуме? - я встал с чужих колен и все-таки добрался до бинтов. - Норкрест хотел, как и остальные не то вечной жизни, не то вечного богатства. Он использовал эту самую девчонку, что разнесла приют, и древний камень-артефакт, чтобы этого добиться. Но что-то пошло не так и возникла чума. Я был там в ту ночь и Бульдог кстати тоже. Тогда я потерял свою ученицы и в довесок память. Да и скорее всего все молчат потому, что тогда погибли и члены этого круга самых приближённых к барону. Никто бы не хотел повторить их участь.
Я не стал говорить о том, что сам принимал дальнейшее, активное участие в запутывании и распутывание клубка с Прималью. Зачем? По мне было лучше, когда никто не знал, что в свои выходные я изредка подрабатываю, при этом безвозмездно, спасителем мира. Это бы попортило мою репутацию совсем. А этого я совершенно не хотел.
Я спокойно перевязывал чужое плечо, на этот раз стоя, как говориться, над чужой душой. Кажется, на этом мои обязанности спасителя заканчивались, а вот грязная посуда оставалась. И сейчас я уже думал о том, что это не плохая мысль помыть ее самому.
- Я закончил. Можешь отправляться на бой с посудой, - все же произнес я, хлопая Ловца по здоровому плечу. Найти себе место, где он меня не достанет я мог и без того.

Отредактировано Garrett (12-04-2017 17:45:55)

+2

17

- Артефакт? Что же именно вызвало реакции? Я не раз тебе сказал, что не использовал свои способности, - отрезал я. Мне бы хотелось, чтобы он поскорее закончил с перевязкой и, в тот же момент, я бы хотел растянуть это время. Хотя, моя кожа и так запомнила прикосновения его рук и жадно ждала их, будто отдельный организм. Вот же! Что же все-таки делает со мной этот вор? Может, у него есть какое-то особенное средство, позволяющее подчинить себе человека, растворено в той же мази, наподобие яда?
Я едва не рыкнул на него, стоило ему вообще вспомнить о Матери.
- А что, смотреть на тебя строго воспрещается?- На моих устах снова блеснула насмешка. Признаться, я не ожидал, что он повернется, что будет так близко, что я смогу рассмотреть каждую мелкую морщинку и шрам на его лице. Занятно, я видел многих людей и их внешность жутко уродовали шрамы, что же до Гаррета – его прошлое только красило. И разные глаза только завлекали, как в омут. И как бы я ни заставлял себя – не мог отвернуться.
Не помню, чтобы кому-то вообще позволял касаться моих губ, однако, вор вообще позволял себе в мой адрес слишком много, хотя, признаю, если бы не позволил – я бы продолжал валяться на кровати в бреду жара. Я чувствовал его вес на своих ногах, а его губы… Нежные, горячие… Моим первым, едва уловимым желанием было оттолкнуть го от себя подольше и треснуть в зубы за проявленную вольность. Но почему же тогда я продолжаю отвечать ему, почему все так же жадно улавливаю каждое движение. Я проскользнул ладонью по его руке, кончиками пальцев очертив контур мышц и чуть сжав плечо. И «помог» ему отстраниться, оттолкнув. Правда «оттолкнуть» было сказано слишком громко, скорее просто отпихнул, скрыв лицо под волосами.
- Стража замолкает в присутствие меня и моих людей, - отозвался я, чуть подхрипшим голосом. Вор! Что ты делаешь?  Зачем? Что вообще тобой движет? Я старался восстановить дыхание но, как бы ни старался – он уже видел мою реакцию на его поцелуй. Мне безумно хотелось поторопить его с перевязью, а на его историю я ответил только, -  Понятно, - благо, голос уже отошел. Я покинул его, даже ничего не ответив. Просто не мог найти в себе силы для ответа, даже кофту натянул будучи уже в коридоре. Я старался не думать о том, что произошло, выбросить из головы… Да где там! Все мое тело сопротивлялось выдержки и холодности. Как назло я снова вспомнил его руки на своей спине, ласку его губ на своих. Мне безумно хотелось что-нибудь разломать, измельчить в порошок… Зайдя на кухню, я начал метаться от окна к двери, как зверь в клетке, благо – никто сейчас, как я думал, меня не видел. Я чувствовал, как полыхает мое лицо. Глубоко в душе стало даже стыдно, что я – СОЛДАТ первого ранга, легенда и да, чего уж там, убийца… И так реагировать…
Мое одиночество нарушила призрак, появившись передо мной совершенно неожиданно. НЕ знаю, что было бы, пройди я сквозь нее, но я затормозил, а она только погрозила мне пальцем, насколько  понял этот жест как – «не стоит нервничать, иначе это помещает лечению».
- Миледи, возможно, вы подскажете мне, где можно раздобыть проточную воду? Нам бы...– я кивнул на грязную посуду и не стал продолжать, медсестра сама повела по коридорам, так что я только следовал за ней, не забыв подхватит эту самую посуду. Она отвела меня в одно из подсобных помещений, здесь все еще оставался колодец – целый и ни чем не засоренный и место где раньше, видимо, отмывали инструменты, что ж – удачно. - Благодарю, - как можно мягче произнес я, признательно наклонив голову.
Набрав воды я первым делом остудил пылающее лицо, старательно смывая отголоски губ Гаррета, но его прикосновения совсем не хотели меня просто так покидать, упрямо возвращаясь воспоминаниями. Вымыть тарелки и котелок особого труда не оставило, ровно как и найти дорогу обратно, тем более, что меня сопровождали. В кухне я снова затормозил. Возвращаться обратно к Гаррету я был морально не готов. Да и не знаю, что бы произошло дальше, пойти я к нему прямо сейчас. Но, раз мы были на острове, я решил выйти из развалин на остров. Мне нужно было слишком много всего обдумать, а рядом с вором я этого делать совсем не мог.  Опять бы заострял внимание на его губах и руках, старался посмотреть в глаза… Да о чем я думаю опять! Вор! Выйди вон из моей головы!
Я нашел тихое местечко на побережье, берег здесь обрывался резкой скалой и скала же прикрывала меня так, что с моря мою персону особо не заметить. Зато я с удовольствием подставил лицо бризу и солнечным лучам, с наслаждением впитывая тепло и наблюдая за горизонтом. Как же здесь было спокойно, как тихо. И все бы хорошо, но я никак не мог вернуть себе свое душевное спокойствие. Я прикрыл глаза, прислонившись спиной к нагретым камням, что поделать – я очень люблю тепло и даже летом засыпаю только под одеялом. Я старался отвести мысли в сторону, просчитать план дальнейших действий. Мне очень нужно было вернуться в город незамеченным, чтобы выиграть время, сделать доспехи и найти Винса, лишь бы только его не увели из города. Мне нужно было пустить слух среди гильдий, что я испугался покушения и весь праведный гнев направить на нищих и воров, а самому за это время – выйти на убийц и их главу. Пожалуй, именно эту гильдию в городе нужно уничтожить безвозвратно. Под нуль, чтобы только воспоминания остались. Ни воры, ни нищие не забирают человеческие жизни и не делают этого подло, с использованием ядов. И если бы не Гаррет…  Грр… Да что ж такое! К слову, хорошо бы знать, где обычно обитает он и тот толстячок, которого я видел, очнувшись в лодке. За свою жизнь я был им весьма благодарен  и совсем не хотел подставлять, напротив, сделал бы все, чтобы сохранить. Особенно… Нет, хватит, я не буду больше думать о воре! И вообще интересно, когда мы покинем остров. Чем дольше я нахожусь с ним в изоляции, тем больше привязываюсь к нему и его действиям. О том, что я неосознанно провел языком по губам я понял далеко не сразу и поспешил прикусить губу, возвращаясь из мыслей в реальность.

+2

18

- А ты не просто смотришь, - тихо рассмеялся я на его возмущение, которое было больше напускным, чем действительно подлинной эмоцией. – Ты прожигаешь меня взглядом и не ясно то ли в попытке испепелить, то ли сделать еще что-то.
Веселое настроение не хотело меня отпускать, поэтому я снова и снова подначивал ловца воров. Это было, как дразнить соседского мальчишку. Давно забытое чувство, которое мелькало почти бледным пятнышком. В такие моменты я забывал про свой возраст, но потом осознавал, как давно это было. На этот раз это осознание вернулось, когда он, сдерживаясь, толкнул меня. Я почувствовал это, слабое давление на плечо. Живя на улицах, намеки понимаешь быстро. Я зашел слишком далеко. Наверное, поэтому и решил уйти на берег, прихватив с собой нож.
Желание отрезать себе волосы никуда не делось. Отмыться от черной жижи, которая попала на одежду, когда я боролся с ядом тоже, было не плохо. Все мое снаряжение лежало на камнях, в тот момент пока я нырял в воду. Море этим днем было даже слишком спокойным, как будто мир решил дать передышку двум уставшим за прошедшие сутки людям. Морок Примали спал, едва я оказался в воде, но сейчас это меня не беспокоило. Ловец вряд ли бы пошел меня искать, поэтому я мог выглядеть хоть как демон сточных вод, он все равно бы не узнал. Я чувствовал, как вода стекает по неровностям кожи, очерчивая шрамы. Они не болели. Раны никогда не болят, только если ты сам им это позволяешь. Так же я чувствовал тепло солнца, от которого спасались капли, все же тая под его воздействием.
- Что за черт? – только и произнес я, протянув руку к камню, где вначале оставил заменитель ножниц. Пришлось оглядеться, но искомого не было. Оно обнаружилось немного позже, когда я поднял взгляд. Призрак держала их в руках. В этот момент я пожалел, что у меня не было оружия, но какое могло справиться с кем-то подобным ей? В демонов хотя бы можно попасть и стрела в них застрянет, а не пролетит насквозь.
- Отдай, - произнес я, решив, что проще всего договориться. Хотя цель сделки ускользала от моего понимания. Она знала, зачем мне нож, еще по пути сюда я жаловался на волосы и озвучивал свои намерения. Так зачем мне мешать? Этот вопрос ставил все мои мысленные процессы в тупик. Особенно когда на мою просьбу мне в ответ покачали головой.
- Что значит, нет? – я вышел из воды, но, наверное, зря. Вся моя одежда была на берегу, но в этот момент меня это мало волновало. Я сделал пару шагов в ее сторону с явным намерением забрать нож и решить проблему, но в первую очередь она, кажется, была женщиной, а потом уже призраком. Нож явно мешал ей раствориться, поэтому я видел бег полупрозрачных ног. Схватив штаны и, быстро их натянув, я побежал за ней. И хоть я был в хорошей физической форме, но мои босые стопы были против соприкосновений с острыми, мелкими камнями, поэтому через какое-то время я начал уже не так резво бежать, а под конец и вовсе остановился, упираясь руками в коленки и согнувшись.
- Я тебя все равно поймаю! – подняв палец над собой, протарахтел я, глубоко вдыхая. Краем глаза я заметил Сефирота и в тот момент чуть не дернулся. Меня радовал тот факт, что стоял он с той стороны, где артефакта не видно. Медленно, но я вернул себе вид человека с разноцветными глазами и выпрямился.
- Я хотел обрезать волосы, а она сперла мой нож. Какая ирония, вора обокрали, - только и вздохнул я, распрямляясь и глядя на Ловца, что сидел на камнях и грелся. Я с минуту наблюдал за тем, как солнце играет в серебряных волосах, придавая им драгоценный вид. Как хорошо что я не был помешан на злате и серебре настолько, чтобы обрезать еще и волосы, что только на них похожи. Кажется, мое появление вообще осталось не замеченным, а слова застали врасплох. Что ж, даже в момент бега, я двигался все так же привычно бесшумно. Вздохнув, я как был поднял одну ногу, изучая ее на предмет ущерба и вытаскивая особо мешающиеся и острые камни. При этом я балансировал, а не прыгал на другой. Мне предстоял еще путь обратно за вещами. Если конечно нашу прозрачную подругу не замучает совесть и она не принесет мне мои вещи.

+2

19

Мне нравился шум моря, он ласкал мой слух, убаюкивал, расслаблял. Кажется, именно эти звуки позволяли сознанию отпустить все мысли, дать образам исчезнуть. И, признаться, это было даже хорошо, что вор покинул мои мысли хоть ненадолго. Так я все же мог настроиться на нужную волну. Я вспомнил лайфстрим с его вечной тишиной, с началом и концом, с силой, которую можно было использовать или пропускать сквозь себя, с тем самым неповторимым ощущением единения и целостности. Остаться там. Я мог бы остаться там и тогда больше не было бы ничего. Ни этого мира, ни красоты, ни попытки успокоить свою душу, ни вора… Нет! Я не могу отречься от всего этого блага. Я улегся на камни, раскинув руки в стороны, солнце припекало так ласково, что мне казалось, чуть сожми я пальцы и смогу почувствовать его. Я не мог не улыбаться этой наивной, детской мысли.
Я почувствовал проскользнувшую прохладу и мимолетный блеск металла, когда мимо пробежала призрак, собственно, именно она и привлекла мое внимание, заставив приподняться. Странным было ее поведение, тем более, я знал, что а острове из живых нас двое. Значит, или она бежала встречать кого-то или она бежала от кого-то, второе явно было ближе к теме. Я приподнялся и…
- Издевается… - едва уловимо рассмеялся я,  удобнее усевшись на камнях. Это так я хотел привести в порядок мысли? Спасибо, Гаррет… Вот теперь они точно «займут свои места на нужных полках». Бесшумный, как вечерний ветер и столь же ловкий, он снова был рядом. И мне представилась возможность рассмотреть не только его лицо. Что ж, Гаррет обладал великолепным телом для своего возраста, если, конечно, на его счет он не соврал, уверен, что многие мальчишки из города с готовностью отдали бы свою молодость, чтобы стать хоть отчасти похожими на вора.  Я рассмеялся, не знаю, собственным ли мыслям или на его фразу и снова проследил взглядом в том направлении, куда сбежала призрак и снова засмотрелся на балансирующего на одной ноге мужчину. С его волос капала вода и я не отказал себе в удовольствии проследить, как огибает поблескивающая на солнце капля аккуратные рельефы мышц, скрытые от всех под кожей доспеха. Я поднялся на ноги, неспешно приблизившись к нему, подавив  в себе желание провести рукой по влажным волосам и убрать с лица явно мешающую прядь. Хватит с меня его подколов. Я подошел к нему по нижней кромке камней, так что солнце светило мне в спину, так я мог смотреть на него и видеть весьма четко, во всей красе, плюс,  я был на уровень ниже его. Что так же давало мне определенное преимущество.
- Знаешь, пожалуй, я поддержу ее протест, - усмехнулся, скрестив на груди руки, - Тебе идет. Ты же не собираешься на темные дела в ближайшее время?
Не знаю, видел ли он мою усмешку, и хотел ли съязвить, сейчас мне было как-то все равно. Я получал эстетическое наслаждение, видя блики солнца в черной смоли его волос, наверное, именно таких мужчин представляют себе авторы романов для светских дам, описывая благородных рыцарей, что кладут свои жизни и светлые помыслы на алтарь большой и чистой любви. Хорошо, что он не умел читать мысли, а я не собирался озвучивать их вслух.
- По крайней мере, если она спрячет нож до того, как мы покинем приют, я не буду его искать. 
Я зачесал пятерней назад свои волосы, наверное, стоять босыми ногами на камнях ему  было не особо приятно.
- Может, помочь тебе добраться до обуви? Ты не очень похож на человека, умеющего ходить по битому стеклу и углям. – Нет, я не собирался нести его на руках, но предоставить свое здоровое плечо мог бы вполне.  Кроме того, тогда и я смог бы коснуться его кожи, под предлогом помощи. Из чистого любопытства! И ничего кроме...

Отредактировано Sephiroth (20-04-2017 02:15:11)

+2

20

- Они мешают! – подобно ребенку проканючил я, реагируя на поддержку всеобщего протеста в адрес моих волос. – Они мешают, они лезут, куда не надо, и хотят, чтобы их съели! И вообще мне сорок два и в этом возрасте уже появляется седина. И мне не повезло в том, что она выглядит скорее так, как будто кто-то прокрасил мне прядь волос, будучи в стельку пьяным.
Удерживая ногу одной рукой, при этом сохраняя баланс, я извлек подтверждение своим словам. Это было настолько печально, что напоминало, будто мне в голову сунули дохлую мышь. В этом плане волосы Ловца вызывали у меня панический ужас своею длинной и ставили в тупик вопросом, как он сам себе их не отрезал каждый раз, когда делал взмах мечом. Я не видел, чтобы он с ними что-то делал, кроме как прятал под плащ, выходя ночами на улицы. И то, скорее всего чтобы не привлекать внимания.  Я бросил ногу и ступил большим пальцем на землю. Придется пожертвовать одним из шнуров, что стягивали корсет, для решения этой проблемы. И почему все вечно идут против меня? Ах, ну да, я же Гаррет.
- На самом деле, я думал, что она сжалится надо мной и притащит мои вещи сюда, - вздохнул я, понимая, что он чертовски прав. Этого я бы не сказал. Но и отказываться от помощи тоже было бы глупо.  Я жестом позвал его встать поближе и взялся за его плечо. Должно быть мы смотрелись просто феерично, учитывая мою теперешнюю хромоту и его перевязанное плечо. Вдобавок ко всему, солнце продолжало светить, и для меня это было равносильно убийству от жары в черных доспехах. Может быть когда-нибудь, когда меня одолеет старческий маразм, я и перейду на белый цвет, но точно не сегодня.
Снова оказавшись на камнях, рядом с вещами я избавился от последних камешков и вытерев стопы влез в сапоги. Они были чертовски мягкими и удобными, и чувствовал я себя в них ровно, как на облаке. Кто-то говорит, что бесшумная ходьба это навык полностью зависящий от человека. Нет, обувь в этом плане играет такую же не маловажную роль, как и человек. Я убедился в этом на собственном опыте, хотя признаю, что, наверное, и в более тяжелых башмаках я мог передвигаться достаточно тихо.
Закончив, я посмотрел на Сефирота. Мы молчали и это было даже как-то не ловко что ли. Мне оставалось только одно, а именно собрать волосы. Взяв корсет, я выдернул из него один из многочисленных шнурков и начал пальцами собирать волосы. Это начало раздражать еще на стадии, когда я только их коснулся. Глубоко вздохнув, я протянул Ловцу.
- Помоги мне.
Я сел к нему спиной, расположившись на камне так, что бы и самому удобно и ему. Мне нравился бриз, что дул с моря, и даже кое-где нравилось теплое солнце. Но я тосковал по ночи, по объятиям теней.  День же не радовал меня просто тем, что погружаясь в сон я видел кошмары, которых не помнил вовсе. Я просыпался с ужасом в голове, но не помнил, чем он вызвал. Я хотел прервать этот круг, но не мог. Пока Сефирот колдовал над моими волосами, я прикрыл глаза. Привыкший ко сну днем организм решил, что можно вздремнуть. На этот раз темные длани кошмаров сменились бледными. Такими наверное они должны были быть у смерти, но я знал, кому они действительно принадлежат и когда это осознание действительно дошло до меня, я распахнул глаза, встречаясь взглядом с кошачьими глазами Ловца. Сейчас при свете солнца они казались мне, как два изумруда в платиновой оправе из ресниц.
- Я привык спать днем, - только и произнес я, часто-часто моргая и пытаясь скинуть с себя пелену сна. Кажется, я заигрался не только в отношении Ловца, но и в отношении собственного же сознания. Поздравляю, Гаррет, на старости лет ты решил прочувствовать другой вкус к жизни, нежели воровство. Аплодируем стоя!

+2

21

-Ты просто не привык, со временем - перестаешь их замечать, - улыбнулся я, совершенно по-доброму и действительно удивился, услышав о его возрасте. Сорок два? ТЕБЕ? Удивил. Честно, я не думал, что он настолько старше меня. – Гаррет, - его ворчание умиляло меня и то, как он преувеличивал ситуацию никак не могло оставить равнодушным, - Не говори ерунду. Думаю, что наша знакомая сейчас занята тем, где понадежнее спрятать твой нож.
Я дал ему возможность опираться на меня и поддерживал, к тому же – это было не очень сложно и даже приятно. Согретое солнцем его тело казалось еще теплее… Да, любовь к теплу меня когда-нибудь погубит. Чтобы было удобнее, мне пришлось приобнимать вора – вот уж точно где ирония! Вор спасает жизнь ловцу, а тот помогает ему переступать по камням.   Я чувствовал под свой ладонью работу его мышц, сильных, натренированных, стараясь смотреть нам под ноги, выбирая более гладкий путь.
- А ты мазохист, Гаррет, скакать босиком по таким камням, - проговорил я,  взглянув на него, и уж тем более одеваться в черное… Хотя ладно. Я тоже отдаю предпочтение именно этому цвету. Пока вор приводил себя в порядок, я подошел к морю, опустив руки в теплую воду. Солнце, отражаясь, красиво бликовало на поверхности воды, создавая ощущение, что я поймал их на ладонь. А потом - уселся на камень, вглядываясь в даль. Вор особо не разговаривал, я тоже не спешил открывать рот, тем боле, что мои последние вопросы закончились… Стоп! Вот не при нем. Я позволил волосам скрыть от него мое лицо, погружаясь снова в глубину своих мыслей, но, разве рядом с вором можно ли хотя бы попытаться отстраниться от мыслей о нем. Тем более – он так недовольно вздыхал. В первую секунду мне даже показалось, что я ослышался, но нет, он действительно протягивал мне шнурок и я с легкостью поймал его в раскрытую ладонь.
Я аккуратно, стараясь не дергать, провел пальцами по черному шелку его чуть вьющихся волос. Мягкие, гладки, своими переливами они действительно напоминали дорогую ткань, рисунок и блеск которой торговцы с такой гордостью демонстрируют на торговых площадях.  Я не сразу стал собирать их в хвост, наслаждаясь контрастным скольжением прядей  между моими пальцами. Признаться, я задумался, что можно сделать с его волосами: у моряков я видел, как те убирают часть волос в хвост, оставляя другую свободными, кочевники собирали хвосты и переплетали их шнурами, чтобы не рассыпались. Я же решил сделать что-то среднее, собрал хвост и переплел его шнуром, так, что тот не торчал и не мешался, но в случае чего сразу бы поддался и легко соскользнул, освобождая пряди.
Я хотел было сказать, что закончил, однако заметил, что глаза Гаррета закрыты, а ресницы два уловимо подрагивают. Надо же – задремал. Я не стал его будить, позволил кончикам своих пальцев невесомо повторить рисунок шрама на его лице. Вор проснулся и сам, натолкнувшись на мой взгляд. Прекрасно… Ну, снова скажешь что-нибудь? Я уже готовился к очередному подстебу, и весьма удивился, когда услышал его оправдание.
- Что мешает тебе отправиться поспать? Можешь лечь на шкуру, она, все же, гораздо мягче матрасов. – я как-то и не заметил, что мои руки продолжали покоится на его плечах, - За меня не волнуйся, я найду себе занятие, здесь много мест, которые можно изучить.

+2

22

- Зачем мне это?  И ты так часть повторяешь – Гаррет, как будто я твой персональный глюк и так ты пытаешься от меня избавиться.
Я пытался подсчитать, сколько раз слышал свое имя, сказанное его голосом. Но бросил это гиблое дело. Не стал объяснять ему то, что как только мы вернемся в Город мои волосы вернутся к первоначальному виду, потому что иначе мне просто было бы не удобно работать. Я не мог сказать – нравится ли мне то, что он зовет меня по имени, или нет, просто это было странно. Хотя, если бы он постоянно продолжал бы называть меня – вор, тут тоже ничего хорошего не было. А вот в следующий момент, после того, как полностью проанализировал свой сон, подумал, что грань, за которую лучше не заходить, все-таки должна быть. Я чувствовал его руки на своих плечах и продолжал смотреть в чужие глаза, понимая, что это не правильно.
- Сейчас, скорее то, что твои руки лежат на моих плечах, - думаю, что он и так ожидал от меня чего-то подобного. Вот только я не ожидал от себя того, что вместо улыбки, потяну его за прядь серебряных волос к себе. Возможно для того, чтобы поцеловать, хотя таких порывов у меня не было уже давным-давно. Но нет, я просто продолжал смотреть в чужие глаза, но уже с более близкого расстояния.
- Что же ты такое? – произнес я скорее чисто для себя, нежели действительно спросил у него. Думаю, что ответить не смогли бы мы оба. Просто потому, что я точно не знал, о чем спрашиваю, а он уже достаточно рассказал о себе. Мне начало казаться, что мы находимся скорее в каком-то дурном сне, где все подчиняется бестелесной девушке-призраку, нежели нам двоим. Я убрал от него свои руки и встал, делая несколько шагов вперед.
- Может быть, ты и прав и действительно стоит пойти поспать. Только, чур не  подсматривать. - Я потянулся, выпрямив одну руку над головой. Часть моих старых костей скрипнула, вставая на место и выдохнул, снова улыбнувшись, - спасибо за волосы.
Оставшиеся на камне вещи я забрал с собой обратно в приют. Скорее всего, это было не очень правильным решением, принимать предложение – спать в чужой кровати, но было бы глупо отказываться. Шкура действительно была на много мягче, чем все матрасы в этом месте вместе взятое. Я рухнул на кровать, потому что организм просто не одобрял подобного время препровождения, хотя любой другой на моем месте бы начал думать, что недавно произошло, но я умел абстрагироваться от них, устанавливая приоритеты.
Во сне мне виделось болото, где жили далеко не люди, мне снилась девушка, что была влюбленна в парня. Волшебный лес. Даже странно, учитывая, что картинка скорее должна была принадлежать впечатлительной особе. Было то влияние Сефирота на меня или что-то другое? Я видел войну, что вели королевства между собой и в какой-то момент даже подумал о том, что той ночью кошмары решили оставить меня, но я ошибался. Снова, как и ночами ранее, ничего не могло закончиться в этом сне хорошо. Я видел предательство и чувствовал его последствие на себе. Мне было больно ровно до того момента, как не оказался я на поляне, снова полной маков, рядом с гробом. Потребовалось усилие, чтобы встать с колен. Я смотрел на бледное лицо, что было видно через стеклянную крышку, но оно ускользало от меня. А потом, потом я увидел, что передо мной лежит Ловец. Сон сначала треснул, а потом разбился, когда чужая, белая как мел и холодная, как самые северные льды рука схватила меня.
Я подскочил на шкурах, сгибаясь над коленями и тяжело дышал. Мое правое запястье пылало и я поднял руку, чтобы рассмотреть отпечатки чужих пальцев на нем. Я даже не обращал внимания на то, что морок спал под действием сна, открывая мое лицо. Это было не важно. Я просто пытался понять, что значит этот сон и как Ловец со всем этим связан.

+2

23

Я развел руки в стороны, показывая, что совсем не мешаю ему двигаться и перемещаться в том направлении, куда он пожелает. Я в удивлении изогнул бровь, наклонившись чуть ниже к нему. Сопротивляясь сам себе, что мне нравится такая неправильная, запретная близость рядом с вором. И на вопрос, сродни того, что я задал ему, я смог только улыбнуться: - всего лишь тот, кто начал новую жизнь.
Я дал ему правдивый ответ, ведь назвать меня человеком, язык не поворачивался, гостем в этом мире я себя не считал, а то, что веду здесь совсем иную жизнь, по собственной воле блокируя большую часть своих способностей – чистая правда. Я не препятствовал ему, стоило вору подняться, я лишь чуть отстранился, снова подставляя лицо солнцу.
- Подглядывать? Гаррет, я солдат, а не девушка. Какой смысл мне следить за тобой? Разве что, как телохранитель, отгонять кошмары и будить, если заелозишь? -  вот еще… Нет, мне, конечно, нравилось рассматривать его лицо и едва ощутимо касаться пальцами, но наблюдать за тем, как он спит? Выдумал, тоже мне!- Не за что, - пожал плечами, оставаясь на берегу. Я даже из чистого гордого принципа не собирался следовать за ним, взрослый, сам дойдет до комнат, тем более, что этот остров он явно знает в разы лучше, чем я. Мне безумно хотелось раздеться и окунуться в море, останавливало ранение. Я ведь стремился побыстрее вылечить плечо, а морская вода, попав, только разъела бы ткани. Лучше пока воздержаться. Еще наверстаю упущенные моменты, потом. Да и перевязку пришлось бы делать новую, а для этого, идти в комнату, где, я думаю, расположился вор. Логично, что он не откажется от возможности выспаться с комфортом. Лично мне сейчас очень не хватало присутствия рядом Винса, я так привык к этой животинке, что сейчас переживал о его судьбе. Вряд ли когда-нибудь у мня появится более верный конь, да и не хотел я заводить никого другого! Сердце тянуло поскорее вернуться в город, дабы отыскать друга. Ведь именно таковым для меня он и стал, верным другом, с которым мы не сразу, но все же нашли общий язык, научились действовать сообща и понимали друг друга на каком-то подсознательном уровне.
Уж знакомый холодок коснулся больного плеча, я знал, что рядом – та самая мед сестра с выражением искренней заботы на обожженном, но, некогда, очень миловидном лице.
-Миледи? Нет, рана не беспокоит меня, я вспомнил оставшегося на острове друга, -ей, видимо, было здесь одиноко, а, возможно, она тоже вспомнила кого-то, кто остался на большой земле, да и мне следовало размяться и занять время, - Может, вы проведете мне небольшую экскурсию по острову?
Она с каким-то облегчением и радостью согласилась, а я – покорно последовал за ней. Уверен, что она рассказала бы мне многое, если б могла, но ее голос заменяли шум моря, да порывы ветра. Мы прошли весь остров, и причал, и окрестности. А после она отвела меня в сад. Видимо, здесь когда-то выращивали травы для лекарств – чудесное место, спокойное, да и аромат трав приятно щекотал. Я заметил в буйной зелени крохотные цветом схожие с правым глазом вора, голубые цветы. Чем-то напоминающие помесь вьюна и горной лаванды. Призрак жестом показала сорвать цветок, растереть его в руках и понюхать, это я и сделал. Меленькие соцветия на моей ладони казались россыпью голубых звезд, я растер их в ладонях бережно, согревая своим теплом, хотя и сожалея, что приходится уничтожать такую красоту, но, оказалось, что именно так можно ощутить запах – свежий, легкий, не поддающийся объяснению и какой-то близкий, знакомый. Я уткнулся носом в свои ладони и, как на зло, снова вспомнил руки Гаррета, его губы, то, как он притянул мня за прядь волос… Да, это определенно был его запах. Я сорвал еще несколько соцветий, спрятав их в потайной карман на голенище сапог, они пополнят мою скромную коллекцию личных вещей вора. Мы прошли дальше, по разрушенным подвалам, уцелевшим залам, и я даже позволил себе немного потренироваться. Нет, вызывать Масамуэ я не стал, мне вполне хватило длинной гладкой доски, видимо, когда-то служившей опорой или палкой для слепого. Конечно, особо разойтись и размяться, игнорируя противно нытье, мне не дала призрак, все время попадающая в поле моего зрения и сурово грозившая пальцем, да, признаться, и плечо, видимо, решило немного закровоточить, хотя я надеялся, что это обманчивые ощущения. Под конец нашей экскурсии мы поднялись на уцелевшую часто второго этажа, откуда открывался совершенно невообразимый вид на закат. Я устроился на подоконник, провожая медленно садящееся солнце и то и дело поднося к лицу ладонь, запах, что так прельстил меня, оказался еще и на удивление стойким, так что я в полной мере наслаждался моментом, с четким ощущением, что мое живое наваждение - вор рядом, собираясь после вернуться на кухню, взять котелок и набрать нам пресной воды.

Отредактировано Sephiroth (24-04-2017 10:01:16)

+2

24

- А может мне этого хочется, - сам себе удивляясь, улыбнулся я на его возмущение по поводу наблюдения за моим сном. Сейчас это уже не касалось такой плохой идеей, возможно бы он разбудил меня раньше, чем я зашел так далеко. Теперь же сон никак не желал отпускать, даже когда я встал с кровати и затянул последний шнур на своей одежде, распустив волосы, потому как считал сейчас очень важным полностью быть одетым. Быть в броне, которая защищала меня лучше, чем что-либо еще. Призрака рядом не было, впрочем, Сефирота - тоже. И этому я был несказанно рад.
Я не хотел никого видеть и не хотел, чтобы видели меня. Я спустился в подвал. Прошел так глубоко, что тут не было ни света, ни даже намека на него. Непроглядная Тьма. Тени пели вокруг и я, впервые за долгое время, сам по собственной воле звал Прималь. Глаз снова болел, но на этот раз его раздирало противоречие между силой артефакта и силой камня. Кажется, я пренебрег всеми правилами по обращению с артефактами. Вокруг снова возник запах маков, и я открыл глаза. Подвал был все тем же с той лишь разницей, что теперь тут росли те самые маки. Голубые цветы, вокруг которых расползалось свечение, озаряя дорогу вперед. Я и пошел, сам не зная куда. Даже не представляя правильно ли иду. Я хотел увидеть то место, которое было во сне, но вряд ли оно возникло бы сейчас. Я вспомнил сны, в которых был не один. Тогда мы свободно путешествовали не только по собственным знаниям, но и по воспоминаниям. Но сейчас это не получалось. Я брел во тьме, без возможности что-либо узнать. Но как и раньше в этой тьме, пронизанной голубым светом я был не один. Скорее почувствовав, чем увидев я вскинул лук. Мне надоело бегать от демонов, которых породила Эрин. Стрела, вторая, третья. Они сшибают цветы на своем пути, отчего кажется, что на меня наседает тьма, и теперь я уже отхожу назад, обратно в безопасность. На очередном повороте я разворачиваюсь и бегу вперед. Цветы начинают расплываться, а вот шаги позади – нет. Вылетаю на лестницу, стремительно захлопывая дверь в подвал. Вот так-так, теперь какое-то время нам придется охранять сон друг друга, а еще мы потеряли возможность добраться до котельной в случае чего.  Я чувствую себя магом-недоучкой, который хотел создать грозу, но получил розовую козу, у которой вместо хвоста нога, а на ноге рога.
До столовой я добираюсь все еще быстрым шагом, потому что ощущение преследования меня гонит вперед и останавливаюсь только потому, что врезаюсь в Ловца. Зачем он здесь я только могу представлять, но это даже к лучшему. Я убираю взмокшие волосы со лба, одновременно делая шаг назад. Мне уже не страшно и я все еще я, чтобы меня смущал тот факт, что я врезался в кого-то.
- В подвал не спускайся, - говорю я, а потом начинаю пояснять. – Там демоны, кажется я их потревожил. Хотел побыть в одиночестве, но зашел слишком далеко. Я закрыл дверь, поэтому им оттуда не выйти. Ну и да, теперь я так думаю, нам придется спать в одной комнате и скорее всего по одному. Хоть я даже и не уверен в том, что нас кто-то потревожит.
Я кладу лук на ближайший стол, а затем беру у призрака из рук стакан воды. Она смотрит на меня с укоризной, а я даже ухом не веду в ответ. Видимо, она тоже рождена Прималью, потому что тянет руку к моему лицу, а я отшатываюсь. Она холоднее льда и это я чувствую даже на таком расстоянии. Дух сжимается, как будто это я ей сделал больно, а потом исчезает.
- Прекрасно, - только и могу вымолвить я, глядя на то место, где она только что стояла. Это мне кара такая? Пропали гостю из другого мира все свои секреты за одни сутки? Глубоко и обреченно вздыхаю, а потом смотрю на Сефирота.
- Если ты чего-то собрался делать – делай, потому что потом, думаю, нам надо притащить в твою комнату вторую кровать. Спать на полу я не хочу, а тебе здоровьем противопоказано.
Забираю лук и стакан и иду в сторону спален. Где-то очень далеко я слышу звуки демонов, но они больше кажутся мне галлюцинацией, чем чем-то реальным. Просто прекрасно, Гаррет! Хотел спокойно отсидеться на острове, но не мог не найти приключений на свою задницу.

+2

25

Хочется ему… Что вообще творится в голове у этого мужчины? И какой же он прилипчивый, совершенно не собирается покидать мысли. И именно по вин вора мне не сиделось на месте, я набрал и принес котелок пресной воды, просто, пускай будет. Будь при мне мое снаряжение, я бы вообще держал флягу при себе, ровно как и походную сумку с запасами. Мне показалось, что я слышу какие-то звуки или шорохи с наступлением темноты. Наверное, скрип старых балок и не смазанных петель, прогибающихся под тяжестью дверей. Покинутый дом – всегда  издает звуки печали, ведь никто за ним не следит, не ремонтирует, не смазывает. Дома созданы для того, чтобы стать для людей надежным пристанищем, безопасной крепостью, даже такие места, как больницы и приюты. И сейчас, оставленный, брошенный и покинутый, он делился своей тоской с теми, кто оказался его случайными, если можно так выразиться, гостями. Думаю, что будь это место человеком, это была бы старая, дряхлая женщина с дрожащими руками, усыпанными карими пятнами по коже,  с тоской смотрящая на мир и ожидающая любого, кто готов выслушать ее истории. Не могу сказать, готов ли был слушать я. Мне понравился остров при свете солнца, здесь было так умиротворяющее спокойно и Призрак провела меня по интересным местам, но вот как провести эту ночь я уже  начал задумываться. Я могу спокойно заснуть в поле, в городе, там, где звуки отчетливы и ясны: стрекот сверчков, мурлыканье кошек, отголоски стука копыт и каблуков по мостовым, но здесь…  Прошлая ночь, проведенная в тяжелом сне не казалась мне такой напрягающей. Признаться, я задумался, не провести ли ночь на берегу. Я подумывал пройтись по ближайшим к нашим комнатам палатам, проверить для собственного успокоения и в столовой столкнулся с вором. Точнее, он столкнулся со мной. Весь взмокший и явно встревоженный.
- Гаррет? Ты чего? – да, он уже высказал претензию по поводу того, что я часто называю его имя, но не звать же его безлико «вор», если я знаю, как к нему обращаться, тем более, что сейчас мы не в городе, а на здесь, в приюте. Одни.  – За тобой как будто армия гналась, со штыками наголо, -  даже учитывая, что он отошел на шаг, я вполне смог до него дотянуться и смахнуть со лба влажные капли, а после изогнул бровь, - Прости, что? То есть, ты хочешь сказать, что ты закрыл дверь и это затормозит демонов?
Я рассмеялся в голос, громки, закрыв глаза рукой. Ну да, хороша шутка. Учитывая, что говорят легенды, просто закрытая дверь – это, конечно, просто самая потрясающая защита! Шутник, простите Боги… Разбудил демонов, это помимо того, что теперь поселился в моих мыслях и так часто смешивал их в кучу. Однако, меня привлекает его лук. Черт возьми, элегантно оружие!
- Эй, она-то тебе что плохого сделала? – искренне удивляюсь, не понимая такого его поведения. Хотя, с чего бы ей тянуться к его глазу? Не вырвать же она его хотела. Хотя, вряд ли, она не проявляла себя агрессивно, пока Гаррет только подкидывает мне мысли для размышления, как дрова в голодно пламя.
- Не настолько я болен и немощен, - гордо фыркнул я, - Думаю, что нам и не придется спать. Раз ты разбудил демонов,  - еще одних, помимо моего, внутреннего,  - но «веселая» ночь нам явно гарантирована. Ладно, идем.  В крайнем случае, постарайся не высовываться из-за моей спины, здесь и так не так много места для размаха мечом. – Не хотелось уточнить, что моим, но напоминать и давать повод для шуток я не стал. Мы отправились передвигать кровати, признаться, я как-то не особо задумывался, когда убирал шкуру и «легким движением ноги», соединил две кровати в одну. Я действительно совершенно не задумывался о своих действиях, но получилось – как-то даже уютно, по крайней мере, нам действительно хватит места, так что можно даже не задевать друг друга, да и шкуры – более чем просто «хватит». Я долго прислушивался к звукам в коридорах, испытывать судьбу и спускаться к подвалу я не стал, если демоны успокоились – хорошо, будем держать нейтралитет. Ничего нового, помимо того, что уже слышал, я не уловил, да и мои ощущения опасности пока не давали о себе знать, зато я ощутил сонливость. Яд – мерзкая штука, а поскольку пока не происходило ничего, требующего внимания, я не стал сопротивляться.
- Ладно, раз ты отоспался, то я пожалуй, позволю себе расслабиться часов до трех, потом разбудишь, идет?- я устроился у стены, не люблю, когда тыл не прикрыт, и укутался в свою часть шкуры. Я даже не заметил, как заснул. И стоит ли повторяться, что любовь к теплу меня погубит, а вор – был горячий. Потому, совершенно неосознанно, я потянулся к лежащему рядом телу и обнял его, уткнувшись носом в его плечо. Все же, мне действительно нравился его запах… Или я все же чувствовал аромат цветов? Прижаться к нему всем телом, наслаждаясь теплом и присутствием. Удивительно, как много можно спалить, находясь в состоянии, отдаленном от сознания.

Отредактировано Sephiroth (30-04-2017 17:31:49)

+2

26


- Нет, я хочу сказать, что у нас полный подвал демонов и ДА дверь нас защитит, потому что они не умеют ходить сквозь стены. Я это проверял. Иначе, я бы просто здесь не стоял бы! – Я с усилием давил в себе желание надавать луком по ржущему лицу ловца воров, но тогда была возможность поздороваться с его длинным мечом поближе. А этого мне особенно не хотелось, учитывая, что обычно я предпочитал избегать подобных встреч. Что на счет демонов я просто надеялся на то, что они не научились открывать двери с оборотной стороны и ходить сквозь них. В теории, отсутствие Эрин должно было их ослабить, а мое вмешательство увеличить их силу всего на несколько часов. Но теория имеет поганое свойство расходится с практикой в лучшую или худшую сторону в зависимости от ситуации.
Что было плохого в этом месте? Маленькие комнаты, которые были рассчитаны на одну кровать и тумбочку рядом. В этом мы убедились, начав перестановку в своем персональном углу, который облюбовали накануне. Пришлось вынести из комнаты все, что в ней было, потом поставить вторую кровать, которая одним точным пинком ловца встала впритык к той, что уже тут стояла, а потом вернуть остальное на место. Кто-то мечтает о большой кровати, а мы ее получили, считай даром. Размера Кинг и еще чуть-чуть. Особенно этот факт стал заметен, когда шкура легла на место, забивая своей толщиной щели между кроватями и стеной. Итого у нас получилось ложе во всю ширину комнаты, почти что в ее длину.
- Почувствуй себя королем, - хмыкнул я. Была только одна загвоздка во всем этом. Чтобы улечься на кровать, приходилось забираться через изножья.  Но места действительно было улечься и потеряться и это даже радовало.
- Ты хочешь сказать, что доверяешь мне свой сон? Это так неосмотрительно с твоей стороны, - казалось, что чем больше ловец избегает причин для шуток над собой, тем больше я их находил. Уж не знаю, что заставляло меня быть настолько ребенком с ним. Да и было ли то настолько плохо в действительности? Столько прожить, столько пережить, кажется, что каждый из нас заслужил, хоть и по своему, но эти дни отдыха. Пускай даже и в такой странной компании.
Удивительно, но даже в этом богом забытом месте, куда я собирался совершенно впопыхах, да и не сам, в мешке обнаружилась книга. Ее я еще приметил, когда разбирал мешок на предмет еды накануне вечером. Теперь же у меня была веская причина перевернуть хотя бы одну страницу, чтобы узнать, что конкретно подсунул мне Бассо. Я бы не удивился, обнаружив там карты каких-нибудь сокровищ, этакий тонкий намек: Гаррет, а вот ты знаешь. Но нет, это была просто книга с обычным текстом. Я почти не вчитывался в содержание, проглатывая строчку за строчкой. Было почти интересно, но не достаточно. Да и по правде сказать, читать стало труднее, когда под бок лезут чужие руки, а так же чужое дыхание. Я опустил взгляд со страниц, на чужое лицо. Вот это наглость.
Вздохнув, я отложил книгу на другую сторону от ловца и даже чуть дальше. Пришлось исхитрится и потянуться, и в результате чужая голова оказалась на моих коленях. Почти, как тогда в лодке.
Lay beside me, tell me what they've done, Speak the words I want to hear, to make my demons run, The door is locked now but it's opened if you're true, If you can understand the me, then I can understand the you.
Я пел слишком редко и то - чаще всего это бывало во снах, там, где никто не мог меня услышать, кроме Теней и Тишины. Это получалось само собой, как и сейчас, когда я начал перебирать пальцами чужие волосы, что шёлком скользили сквозь пальцы, желая убежать.
Lay beside me, under wicked skies, Through black of day, dark of night, we share this paralyze, The door cracks open but there's no sun shining through, Black heart scarring darker still, but there's no sun shining through, No, there's no sun shining through, No, there's no sun shining…
Если быть честным с самими собой, то каждый жил во тьме и всю жизнь стремился к свету. Кто-то находил его в другом человеке, кто-то в работе, кто-то еще в каком-нибудь увлечении, когда тьма существования отступала, рассеиваясь туманом и открывая взору другой мир. Так случилось, что моя жизнь, моя судьба, моя работа сами стали тьмой. Как будто я сам был ею и невольно затягивал в нее других. Сначала Город, потом Эрин, затем вот Ловца, которого по прихоти своей решил спасти. Я мог бы спасать действительно больше жизней, но не хотел. Это претило мне, как будто они были самой страшной болезнью на теле этого мира и их смерть только облегчила бы его дыхание. Но это существо из другого мира из другого времени – его нельзя было не спасти. Серебряные волосы, кошачьи глаза. Взглянешь и поймешь – не человек это. И не в твоих силах влиять на то, что он всего лишь волей случая оказался среди гниющий тел других.
What I've felt, what I've known, Turn the pages, turn the stone, Behind the door, should I open it for you? What I've felt, what I've known, Sick and tired, I stand alone, Could you be there, 'cause I'm the one who waits for you. Or are you unforgiven, too?
Не прощенные, это звучало так фальшиво. Никто никогда не простит тебя, пока ты сам не простишь себя. Твои грехи – твоя совесть и пока ты чувствуешь, что они тебя преследуют – ты не прощенный. Ловец рассказывал, что в той другой жизни он так же был другим, а тут получил второй шанс. Каждый мечтает о таком, но стоит ли результат потраченных действий?
Я никогда не думал, что действительно буду думать о чем-то подобном. Всю свою жизнь я только и делал, что удовлетворял свои желания. Крал, что плохо лежит, ходил туда, куда другие не отважились. Становился лучшим, потому что они говорили, что я лучший. Это сделало меня тем, кто я есть. Был ли я счастлив? О, да! Жалел ли о том, что не выбрал другую судьбу? Нет. Я был в полной гармонии со своим миром, ну не считая тех случаев, когда этот мир прилагал все усилия, чтобы подпалить мою задницу очередными приключениями.
Come beside me, this won't hurt, I swear, he loves me not, he loves me still, but he'll never love again. He lay beside me but he'll be there when I'm gone, Black heart scarring darker still, yes, he'll be there when I'm gone, Yes, he'll be there when I'm gone, Dead sure he'll be there…
Моя рука дрогнула, дотронувшись до чужого лица. Но не потому, что я испугался прикосновения. Я вспомнил сон. Он был там, я это помнил даже сейчас, но знал я и том, что до него в том гробу лежал кто-то еще. Кто-то настолько важный, но я забыл о нем, о ней. Кто это был. Ответ, мне нужен был ответ, но все сводилось к ловцу, к другому мужчине, который лежал на моих коленях и чьих губ касались мои пальцы. Зачем я его поцеловал? Подразнить? Какая глупость и стоит ли правда искать причину, почему это произошло?
Lay beside me, tell me what I've done, The door is closed, so are your eyes, But now I see the sun, now I see the sun, Yes, now I see it…

+2

27

Ночью, сердцем слышу твой голос...
- Да, доверяю, - ответил я, удобно устраиваясь на, воистину, царском ложе, - Гаррет, ты спас мне жизнь явно не для того, чтобы мне навредить. Иначе зачем тратить столько сил впустую?
И кто бы говорил о неосмотрительности, отгораживаясь от демонов дверью, странное все же у него чувство юмора. Я не особо помню, что мне снилось, да и снилось ли вообще что-то. Для солдата сон – это состояние покоя и расслабления, которые, впрочем, легко отступают на второй план, стоит хоть малейшей опасности проявить себя или закрасться посторонним звукам. Быть солдатом – значит всегда быть начеку. Расслабление, потеря концентрации – первый шаг к тому, чтобы оказаться убитым. Потому я и проснулся, услышав голос вора, хотя… Честно признаюсь, я не верил, что отчетливо  слышу, а не грежу, именно его приятную хрипотцу. Я не подал вида, что проснулся, хотя было несколько неловко, что моя голова покоилась на его ногах. Я вслушивался в слова песни, что ж, в них был смысл… Интересно, с чего бы вдруг Гаррет вообще решил запеть? Ночь романтику навеивала? Или он в принципе сам по себе столь лирическая натура? В любом случае – его голос успокаивал, ласкал слух. А его прикосновения – столь приятные, что не хотелось ни о чем больше думать. Не хотелось корить себя за неправильность своих мыслей, анализировать причины и следствия такого моего поведения. Гаррет разбудил во мне чувства, которых я раньше не испытывал в той такой, кажется, совершенно другой жизни, когда я был той самой хладнокровной элитой, без страха, упрека, не считающийся с человеческим фактором и уничтожающий врагов, подобно машине или живой мясорубке. Со снежной пустыней в душе и льдом в сердце, когда основными для меня были воинская честь, гордость и неуправляемое желание власти. Я даже не смогу вспомнить тот, другой мир… Технологии, оружие… Но что было там живое? Что цепляло там? И видел ли я тогда, что бывает что-то помимо тех шор, которые я собственноручно одел на свои глаза, чтобы видеть только цель и ничего боле. Дрогнувшая рука вора, очнувшаяся моего лица, заставила мня открыть глаза. Я уж успел подумать, что вор упустил появления нежданных гостей, но, прислушавшись, не заметил никаких особенных посторонних звуков, кроме тех, что издавал старый, заброшенный приют. И все же – я приподнялся, на всякий случай – осмотрев проход. Нет, ночные сумерки вокруг и никаких тварей кроме. Даже наша знакомая мед сестра решила, видимо, не мешать и исчезнуть где-то в застенках этого, для кого-то, дома.
-Кажется, я навалился на тебя во сне, прости, - я приподнялся, потянувшись, и улегся на бок, подставив под голову согнутую в локте руку. Что ж, ночь не зря была его временем, она добавлял ему некой загадочности, почти мистического притяжения. И мне безумно захотелось сделать то, на что давно чесались руки, тем боле, что его полусидячее положение мне совсем не нравилось. Свободной рукой я буквально стащил его ниже, под шкуру, благо длины кровати хватало сполна, зато теперь его лицо было как раз на том самом уровне, когда мне было удобно его рассматривать. Сейчас я совсем не хотел слышать из его уст какой-нибудь сарказм или колкости. Нет, не сейчас. Не после того, что я слышал. Потому я поспешно приложил указательный палец к его губами, отмечая про себя, какими они оказались мягкими и горячими.
Мне тоже не хотелось нарушать  столь хрупкую тишину между нами словами и я мысленно просил вора – «Молчи. Вот сейчас не говори ничего. СОВСЕМ ничего. Я потом сам выскажу себе за свои действия». Но это будет потом, а сейчас… А сейчас лучше сделать и пожалеть когда-нибудь потом, чем жалеть о том, что не сделал… Я убрал с его лица темные пряди, неспешно повторив кончиком пальца контур его лица, совершенно по-дурацки улыбнувшись, ощутив легкую колючесть щетины. Забавные ощущения. Я не отказал себе в удовольствии повторить движение снова. Я изучал линии бровей и очертания шрама, рельефом отзывающегося под моими пальцами. Я придвинулся ближе все еще сомневаясь в своих действиях, но в этом мире я старался прислушиваться к своим желаниям, чтобы не впадать снова в крайность рамок и ограничений. Я наклонился ниже, едва не касаясь его губ своими, но.. Все же решился. Выдохнув горячим воздухом, я осторожно коснулся кончиком языка го губ, так  как впервые пробовал на вкус полюбившееся мне лакомство, вот только у Гаррета был другой вкус и мне хотелось распробовать его четче, до последней нотки, углубляя поцелуй. Моя свободная рука мягко огладила его щеку, проскользила по шее, и так же изучая сильное тело, остановила свой путь на изгибе бедра. Я чуть отстранился, совсем немного, только для того, чтобы коснуться губами подбородка, уловить это интересное ощущение колючей щетины в контрасте с мягкостью губ, а, оторвавшись снова, почувствовал солоноватость моря на коже, под кадыком. От Геррета все еще исходил запах моря, смешанный с его собственным. И если провести кончиком носа немного за ухо, то  он улавливается острее, приятнее… Да, нужно будет все же узнать, что это за цветок с таким характерным запахом вора. Мне совсем не хотелось открывать глаза, потому снова го губы я нашел совершенно слепо, изучая своими его лицо. Я старался совершенно не думать о том, что я делаю, заостряя внимание на совершенно иных, новых ощущениях, коих ранее не ведал.

+2

28

- Кажется? - я усмехнулся. Либо кто-то из нас страдал особой формой лунатизма, либо кто-то отрицал очевидное. В любом случае мне еще очень многое хотелось бы сказать ловцу, но я не смог этого сделать. Чужие руки не дали, заставляя улечься на спину. Мне не особо нравилось это положение в пространстве, но меня не спрашивали. Меня просили не говорить и я замолчал. По его лицу было видно, что он сам готов с собою сделать, если решится. Я чувствовал его пальцы на губах и только лишь улыбался.
Его тянуло ко мне и это был бы прекрасный шанс использовать его, но даже у меня были рамки, правила - называйте, как хотите, - за которые я не выходил. Тем более, как сложились звезды, я не чувствовал того же, что и он. Не потому что не отвечал взаимностью - просто не мог. Но иногда лучше красиво сыграть, чем долго объяснять, в чем дело. Он был как мальчишка на первом свидании, как будто боялся сломать или спугнуть. Я наблюдал за ним, прикрыв глаза. Ощущал, как его пальцы изучают мое лицо, то что было сейчас и пожалуй хорошо что не то, что было истинным. Мы были как будто двумя отражениями. Красавица и чудовище, вот только у каждого было что срыть и что показать. Он убирает прядь этих ненавистных мне волос и колет палец о щетину на щеке. А потом снова, заставляя мои брови изогнуться в немом вопросе. Я чувствую его тело, пальцами снова зарываясь в волосы. Я бы может обрезал их, как самое дорогое сокровище, но знал - стоит это сделать, как они почернеют, как у девушки, что скидывала свои локоны из окна.
Я открыл глаза в тот момент, когда он убрал руку от моего лица. В тот момент, когда он все еще не мог решится на то, что я так спокойно сделал еще недавно. Смотрел в его глаза с некоторой долей вызова. Ты сможешь или ты боишься? Я дурачился, как ребенок, а он принимал это за чистую монету. Он хотел знать вкус моих губ - я позволял ему это, ощущая его руку на теле. Интересно, каково это со стороны ощущать всю ту дюжину застежек и шнуровок, что была на моей одежде.
Касание чужих губ - холодное. Не потому, что ловец холоден и не потому, что ем этого не хочется. Он боится, пробует. Я отвечаю, приоткрывая губы и давая возможность почувствовать что-то еще кроме морской соли на них. Он напоминает мне острый черный перец в сладком пудинге. Тихий и спокойный, сладкий, но внезапно ты чувствуешь всю остроту. Как чувствовал я его руку на своем бедре. И тут стоило пожалуй сказать - Хватит, остановись, потому что совесть, - которая казалось бы и напрочь сбежала, - поднимает голову. Обманываться хорошо ровно до того момента, пока не почувствуешь всю горечь.
Я кусал губу, пока он целовал мою шею, изучал лицо. Черт бы побрал ловца. Я толкнул его резко и можно сказать даже грубо на спину, усаживаясь на чужие бедра, прижимая руки на кровати и глядя сверху вниз. Мы условились не говорить, да и что я мог сказать в этой ситуации? Ты пожалеешь? О чем жалеть, когда берешь то, что действительно хочешь? Я смотрел на него около минуты, как будто решаясь, а может быть так оно и было. Отпуская его руки, я выпрямился и потянул один из бесконечных шнурков на корсете, ослабляя его давление на талию. Он видел уже все, что смотреть и трогать разные вещи. Скорее всего. Я не знаю. Так же как и не знаю о том, как далеко я действительно готов пойти, чтобы привязать этого мальчишку, этого мужчину к себе. Меня не трогает факт того, что он не женщина, меня вообще не трогают тела людей, я могу лишь притворяться, как притворялся о том, что я не Хранитель, о том, что мне надо сидеть спокойно, а не бегать по невиданным ранее землям в поисках сокровищ.
Я беру его руки в свои. Мне на самом деле не нужна помощь, но я показываю ему за что потянуть и где развязать, чтобы жесткая кожа упала быстрее на кровать. Это странно, просто потому, что ранее никто этого не делал кроме меня. И кажется в этот момент моя очередь прятать лицо под волосами. Надо же, от них есть польза.

Отредактировано Garrett (29-05-2017 15:18:07)

+2

29

Я всем сердцем ненавидел себя за свою слабость, за отсутствие своей хваленой выдержки и за то, что был солдатом, ловцом, убийцей и так нелепо велся на слабости, на то,  чувствовал к вору. Мне нравилась его улыбка, пусть и насмешливая, нравилось ловить задорные искорки в его глазах. Хотя, наверное, мне бы хотелось уловить что-то иное, более искреннее. Да, я прислушивался к своим желаниям, я наслаждался прикосновениями к Гаррету, но каждая минута в вольности, что я проявлял к нему, становилась кровопролитным боем в моей душе с самим же с собой. Я должен был остановиться и не мог, не хотел. Мне хотелось быть ближе к нему, хотелось изучить, запомнить, попробовать, сохранить в памяти надежно и бережно все, что видят мои глаза и чувствует тело. Да, мы будем по разные стороны баррикад, но ведь сейчас, мы вне города и я уверен – или все же надеюсь? – что все, что произойдет здесь, в приюте Мойры, здесь же и останется.
Хотелось бы мне знать, о чем он думает, поддаваясь мне, давая возможность насладиться им, как дорогим вином, как неиспробованным ране лакомством. Понимает ли, на что дает негласное согласие? Да и готов ли я к этому? Стоит ему оттолкнуть меня,  как сам того не ведая, я напрягаюсь всем телом, готовясь услышать то самое «стоп», а, может, получить удар в челюсть за слишком откровенное поведение? Я бы не стал перехватывать его руку, временами, дурман из головы можно выбить только грубой силой. Но пока есть возможность, я рассматриваю его так же внимательно, как он рассматривает меня. Странно, но мне приятно чувствовать на себе его вес  и то, как его  руки прижимают мои к кровати. Я терпеть не могу, когда кто-то считает, что я подчиняюсь чьей бы то ни было власти, но мне хочется оказаться в его. Противоречия… Я проигрываю очередной бой сам с собой, или все ж остаюсь победителем?
Прикосновение го пальцев к моим рукам пробивают по телу разрядами, а я все же надеялся, что такая острая реакция была отголосками ослабленного жаром тела и причиной всему яд. Он собственными руками показывает мне, как обножить его тело, снять скрывающую от чужих глаз броню. С чего бы, Гаррет? Что ты решил для себя, вор?  Или это очередная, затянувшаяся шутка и сейчас ты скажешь что-то такое, что точно навеки остудит мой пыл?
Но пока он молчит, я сгибаю ноги в коленях, облокотив на них вора – так удобнее расшнуровывать и отстегивать крепления, ремни и шнуровку – благо я никогда не жаловался на ловкость собственных пальцев. В полумраке искать застежки становится сродни увлекательной игре и я могу изучать пальцами тонкие швы кожаных дел мастеров и изгибы кузнечных изысков застежек, хотя, на первый взгляд его доспехи гораздо проще солдатского обмундировании этого мира. Корсет отлипает от его тела как-то нехотя, будто я отрываю пригревшуюся любовницу, и отправляется на кровать, к стене, туда же следуют наручи. Провожу руками по ткани кофты, от запястий к плечам – интересно чувствовать силу его тела под тканью одежды, испытывая это томительное предвкушение – прикоснуться к горячей коже. Первыми я стягиваю кофту с его рук, все ж не упуская возможности коснуться тонких, ловких пальцев. Все ж-таки его кожа действительно горяч моей и я рядом с ним смотрюсь совсем бледным. Зацепив подол кофты большими пальцами, медленно поднимаю ее вверх, лаская ладонями его тело. Чисто с эстетической точки зрения – красиво, а для, как он говорил, сорока двух? – просто восхитительное. Но я не сразу снимаю этот предмет одежды с него, приподнимаясь по мер того, как ткань поднимается. Я использую кофту в качестве импровизированной повязки на глаза. Прежде чем совсем снять ее, я хочу снова коснуться его губ, не углублять поцелуй – именно коснуться, прижаться, согреться его дыханием и сравнить мягкость с покалыванием щетины. Не думал прежде, что она может так заводить и вызывать желание коснуться снова. Теперь уже окончательно стаскивая кофту и отправляя ее составлять компанию наручам и корсету, провожу губами по артерии на его шее, улавливая ритмичную пульсацию. В то время, как мое сердце колотится где-то в глотке, он – совершенно спокон и непоколебим. Обняв его, я снова переворачиваю его на спину, уложив на кровати, чуть отстраняюсь, собрав волосы хвост и перекинув их на другую сторону. Мне совершенно некуда спешить и я хочу изучить его, почувствовать каждый шрам, провести пальцами по приятным рельефам мышц и с каким-то совершенно безумным наслаждением, закрыв глаза прижаться губами к тому месту, где отчетливо чувствуется биение сердца, позволяя ладоням слепо скользить по его плечам, груди и торсу.

Отредактировано Sephiroth (30-05-2017 02:08:16)

+2

30

Чужая борьба написана на лице. Сквозит в чужих действиях, когда рука на секунду замирает, а потом продолжает свой путь. В другой бы обстановке я бы пошутил, но не сейчас. Сейчас вся ситуация и атмосфера, уже даже без чужих просьб, давили всякое желание, заставляя сосредотачиваться на происходящем. Чужая борьба отрезвляет, заставляет сосредоточится. Немо спрашивать о том, зачем начинать, если чувствуешь… что? Боялся ли ловец того, что я его оттолкну или же того, что его тянуло ко мне? Был ли то спор между человеческим желанием и долгом солдата?
Он лежал подо мной, следуя руками за моими. Это не то, чего он ожидал. Или не то, чего он действительно хотел получить? Иногда, люди не могут принять решения и просят помощи у других. Но вопрос в том, почему я сам давал всему происходящему продолжаться. Надеялись ли мы оба, что все происходящее в приюте – сон и сказка, которую хочется продлить еще хотя бы на минуту. Забыть о происходящем в реальности и быть обычными людьми? Я был слишком стар, чтобы верить во все это. Но другого ответа я не находил.
Я чувствовал его руки на теле и то, как покрывается мурашками кожа от ощущения его дыхания на ней. Я бы, наверное, и сам уже завалился назад, но чужие ноги не давали этого сделать. Мне нужно было реагировать, и я реагировал. Заставлял тело по-настоящему чувствовать. А не только видеть глазами, что делает ловец. Знал бы он, что происходило внутри меня, и его борьба с самим собою стала бы простой потасовкой мальчишек в подворотне. Он дотрагивается до моих пальцев и я вздрагиваю. Они есть то единственное, что по-настоящему чувствует. И это даже не странно. Мой самый точный и лучший инструмент. Как вора, как мастера. Теперь, как лекаря. Вот уж не думал, что действительно когда-нибудь спасу кому-нибудь жизнь. То есть я конечно выручал друзей и знакомых из бед, но с Сефиротом было по-другому. Я дал им его убить, а потом вернул обратно. Заигравшийся Бог. В данный момент, слишком жестокий, потому что молчал и не говорил, что то, чего больше всего жаждет спасенный – не может ответить ему полностью.
Я обнимаю его рукой за плечи, подаваясь вперед. Он чувствует, как бьется мое сердце. И я не могу заставить его биться сильнее. Только замедлить. Если так подумать, что я могу замедлить его достаточно, чтобы казалось, будто оно вообще не бьется. И оказываюсь на спине, легко ударяясь затылком о кровать. Не больно и даже почти не заметно. Смотрю в чужие не человеческие глаза снова, пока Сефирот разбирается со своими волосами. Ему интересно. Он как ребенок получивший подарок.
Я думаю о том, насколько происходящее может помочь ему понять меня? Узнать лучше. Такое вообще возможно? Мое тело – отражение моей профессии. Местами опасной, о чем говорят шрамы. Местами не очень. Она требует ловкости по большей части, но так же требует и силы, о чем говорят рельефы мышц. Я не тренировался специально, но так получалось, что был в идеальной физической форме для своих лет. Ладно, некоторые и в тридцать выглядели, как старец в пустыне. Я же скорее как молодой мальчишка. Обманный ход. Но всего этого чаще было не видно под доспехами.
Я стягиваю с него кофту, когда он в очередной раз отстраняется от моего тела и снова целую, теперь сам и веду рукой по его груди. Это было бы, наверное, хорошо, получать все самому, но мне на самом деле этого не нужно. Он оказывается на спине. Кто-то сказал, что месть бывает сладка. В данном случае это было применимо к обоим. Для меня, потому что я изучал его тело так же медленно, как и он – мое. Для него сами ощущения от моих прикосновений и поцелуев.

+1


Вы здесь » Crossover Apocalypse » По чужим следам » Sound of Silence