Дориан довольно быстро закончил художествовать — в его программу не было заложено создание шедевров, но ухватить типичные черты детектива Кеннекса и, преувеличив их, перенести на бумагу — это он мог. Так что, десятью минутами позже, низенький столик был покрыт набросками, как скатертью: вот детектив ласково обнимает свою синтетическую ногу, а нога тепло обнимает детектива в ответ. А вот здесь детектив едет в открытой машине навстречу ласковому ветру, где-то совсем рядом на берег набегают схематические волны, а галочки-чайки бороздят небеса, пролетая недалеко от солнышка с жестким войлоком мелких кудрей и задорной улыбкой. Рядом с Кеннексом восседает пончиковый автомат, наделённый всеми чертами, присущими сексапильной красотке: томные глаза, пухлые губы, характерные выпуклости... И если вы думаете, что это всё, то вы ошибаетесь — воображением синтетик обладал обширным, хвала создателю. А машинное чувство юмора вообще недооценённая вещь!Читать дальше
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Апокалипсис. Такое ёмкое слово, универсальное для обозначения бесконечного множества вещей. В христианстве это текст – откровение, со словом же «Армагеддон» оно употребляется в значении конца света или катастрофы планетарного масштаба. У каждого, безусловно, хотя бы раз в жизни случался свой собственный конец света. И здесь уже не до обозначений и терминологии, ведь для каждого человека апокалипсис – свой. Для кого-то это вспышка солнца или разразившаяся вирусная эпидемия, для кого-то всё сводится к нашествию зомби, а для кого-то "Армагеддон" – лишь череда личных трагедий, что сбивают с ног и вышибают из лёгких воздух. Трагедий, после которых нет никакой возможности жить дальше как ни в чём не бывало. Трагедий, из которых не так-то просто выбраться живым и здоровым. Чаще – побитым, истерзанным, с ощущением гадкого, липкого, вязкого на душе. Реже – поломанным настолько, что всё, кроме самого факта выживания, теряет свою важность.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » Dark In My Imagination


Dark In My Imagination

Сообщений 31 страница 36 из 36

1

— Dark In My Imagination—
Witch-king of Angmar & Sauron
[tolkien's legendarium]

http://s1.uploads.ru/t/rw7ho.jpg

— Описание эпизода —


Oh my, feels just like I don't try
Looks so good I might die
All I know is everybody loves me
Get down, swaying to my own sound
Flashes in my face now
All I know is everybody loves me
Everybody loves me

Незадолго до событий, берущих своё начало в киновселенной по Хоббиту. Саурон набирает свою мощь и, разумеется, первым делом воскрешает девять своих самых преданных слуг и почти что семью. В их числе Ангмарский чародей, что самым первым набирает достаточно сил, чтобы обрести физическую форму, с чем помогает своему более могущественному, но ослабшему после воскрешения девятерых, господину. И подобрать достойный прекрасный лик для Владыки Саурона оказывается задачкой не из простых, ведь он капризнее тех шестнадцатилетних девочек из программы, что была так популярна на Mtv. Ну и конечно, когда всё закончено, мясной костюмчик нужно первым делом "обмыть"!

+2

31

~ Poets of the Fall - Dawn~
http://i.imgur.com/hJ79y7y.gif

♦     ♦     ♦

Он снова теряется. Кто бы мог подумать, что один из сильнейших мира всего, может чувствовать себя не уверенно. Почти, как ребёнок, что пробует что-то новое. Но было ли то - новым? За прошедший вечер произошло многое. На много больше, чем за последние пять тысяч лет и не сказать, что это было плохо, потому, как будь то по другому, теперешний момент терял весь свой облик. И сейчас, прокручивая и сосредоточив все внимание на произошедшем, он улавливал иронию. Не происходящего сейчас в этой кровати, другое. Они много говорили, он много говорил, так почему его стало все это задевать до тех пор, пока неон клуба не остался позади? Кажется эту ловушку он поставил сам себе. И угодил, но тут не могло быть иначе. Он ревновал, слишком сильно и не хотел в этом признаться. Но дело было даже не в этом, потому как его поведение привычно скакало и он забывал держать слово, которое дал пять минут назад, обещал быть таким, каким его хотят видеть. А может был просто не готов? К смене ли поведения короля или своим реакциям? Он привык править и знал, что если дать слабину, то это тебя погубит. И сейчас, даже сейчас все повторялось. Как будто вся сущность, несмотря на острое желание - противилась, боясь, что ее сломают. Что из полыхающего огня в горне, он станет золой. Но ведь сейчас правда была в другом. В том, что кто угодно мог это сделать, но только не мужчина, лежащий под ним. Не смотря на весь свой холод, он был искрой, которая поддерживала пламя. Как все они, но теперь стало окончательно ясно, почему и как его первый отличался. Но все равно он чувствовал неуверенность от того, что чужое тело не откликалось. Нет, не так, физически оно реагировало так, как должно было реагировать, но это было механическое и больше не осознанное.
А затем он видит холодную сталь серых глаз, чувствует чужие желания, как свои. Ему хочется вслух задать множество вопросов, но он знает на них ответы, чувствует в чужих прикосновениях. Еще недавно, им хотели обладать полностью. Мыслями, душой, телом и разумом. Сейчас, это было так. Полностью, да самого темного угла сознания, куда даже он сам предпочитал не смотреть. Они могли напугать любого, зашевелись и закрой черными тенями остальные мысли, но пока что спокойно висели, где и всегда, отгоняемые общими чувствами, поделенными на двоих.
Он не боялся. Не потому, что привык не боятся своих слуг и не потому что знал - Король из Ангмара его не тронет. А потому что не стал бы сопротивляться, захоти тот это сделать. Его Первый готов был отдать жизнь за него, а значит и майар был готов умереть ради колдуна. Их называли врагами всего живого, несущими смерть, не умеющими любить, чувствовать. Но как же все ошибались, не зная и не осознавая, что все ими подразумевающееся под этим, не имело смысла для тех, кто действительно был предан, любил и чувствовал тоже взамен. Поэтому он не боялся и тогда, когда чужие руки оказались на бедрах. Снова сильные, снова властные, но в то же время не причиняющие боли. И в следующий момент все на мгновение почти замирает, возвращаясь к жизни с одним вздохом.
Твой. Еще вчера, да куда там, несколько минут назад, он не произнес бы этого вслух. Потому, что это было как открыть главный козырь, дающий неограниченные возможности. Но сейчас это стало не важным. Может быть позже, он будет все отрицать, кроме очевидного, но сейчас его это не беспокоит. Беспокоит только то, что он делал и говорил ранее. Кто бы подумал, что его совесть такая мелочная.
Это, скорее всего глупо. Просить прощения в тот момент, когда ваши тела почти одно, двигаются в одном ритме. Когда имей вы возможность, дышали одинаково и ощущали, что одна кровеносная система, подстраивается под другую. Но все же. Ему на самом деле трудно. Нет, не произнести одно простое слово, а поверить в то, что оно искреннее. Он сам себе не верит, прокручивая его в голове. И все же. Руки снова проходятся по чужой груди, очерчивают линию подбородка, и пальцы зарываются в пряди черных волос. И он все же притормаживает, оставляя ощущение своих губ на чужом лбу, кончике носа, на чужих губах.
- Прости, - выдыхает он. И теперь уже точно не может определить за что извиняется. За вечер или за все годы служения. А может быть и вовсе за то, что сделал, в кого превратил, на какое существование обрек. И в это все он правда верит, в то, во что не верил еще минуту назад. Он убеждал себя в том, что дал им куда больше, но правды это не заменяло.

Отредактировано Sauron (30-08-2017 12:27:14)

+1

32

"Перед тем, как в обитель мою войти, корону сними и сбрось вниз.
Стеснительность вместе с одеждой, смело оставь за порогом.
Душу раскрой: я её вырву и исцарапаю, чтобы затем вознести до небес
И познакомить там с Богом... "

Забавно. Да, Ангмар находил забавным всё происходящее, и даже в какой-то степени милым и сказочным, словно сон в летнюю ночь. Но причиной тому не были ни наркотики, ни алкоголь, ни сумбурные перемещения в пространстве в непривычном для себя сосуде. Он, конечно же, не смеялся над собой или Сауроном, просто... сегодняшний вечер казался ему чьей-то ироничной шуткой, каким-то розыгрышем. И он то и дело замирал в ожидании того, когда кто-то выскочит и посмеётся над ними, хлопая озорно в ладоши и тыча пальцем в наивных дурачков, которых так легко развели. Забывал дышать, трусливо зажимаясь, как улитка в раковину, прислушиваясь к каждому шороху движений и даже мыслей. Ожидание убивало, оно было страшнее самого исхода, оно изматывало его. И вроде ерунда, такая мелочь - подумаешь, он знавал раны и страшнее, как физические, так и моральные. Но доверие, откровенность, открытость - это то, что Хэлкар не привык себе позволять и от того он этого и вовсе не умел.
Ну разве не забавно? Такие оба безмерно всемогущие, они были осуждены навечно быть бессильными во многих, столь простых мирских вещах. Они были равны настолько, насколько и далеки друг от друга, на негласной иерархической лестнице. Они все были созданиями Тьмы, все великие воители и достойные правители, все они - кузнецы своих судеб. Но всегда был так же главный и был подчинённый, и они играли отведённые им роли беспрекословно. А иначе тёмная башенка, что они все вместе строили, попросту сломается. Они постоянно балансировали от друзей и товарищей, до раба и господина. Они могли прочувствовать каждую эмоцию, услышать каждую мысль друг друга, но, в то же время, были обречены на непонимание.
Такие эпические парадоксы, что и грустно и смешно. И не страшатся они ни смерти, ни пыток, ни тюрьмы... но приходят в ужас, боясь допустить даже вероятность признания в чувствах. Не то что друг другу, но даже самим себе. Они могут испытывать злость, ярость, радость, даже страх... но ревность? О, а это бы тогда означало, что они принадлежат друг другу. Что они имеют на это какое-то право вообще. А имели ли?
Хэлкар не задумывался об этом, отгоняя мысли прочь из своей головы и уж тем более - мошонки. Он мог иметь кого захочет и в любых количествах, но даже помыслить о Сауроне за все эти пять тысяч лет, в этом самом смысле, он ни разу не повадился. И не потому, что тот его не привлекал, но Хэлкар знал своё место и никогда подумать бы не мог, что сможет когда-нибудь быть интересным владыке в этом самом смысле. Конечно, они любили друг друга, но любовь бывает разная. Эту связь между ними не объяснить, не понять невозможно. Она сильная - о да, прочная - не разорвать никогда, а сложная ли - невозможно.
И даже этим вечером, когда они покидали чертоги его крепости, Ангмар был просто другом. У него не было никаких скрытых мотивов, кроме как повеселиться под предлогом тестирования новых физических оболочек. Два друга, просто выпить, как они делали это прежде частенько. Новый мир, новые тела, новые... отношения между ними - что послужило катализатором? Или просто, они впервые были максимально честны друг с другом?
И всё же, как всё внезапно ТАК обернулось?

http://s7.uploads.ru/t/yjgqX.gif

Looking in the mirror, drop of rum on my tongue
With the warning to help me see myself clearer
I never meant to start a fire,
I never meant to make you bleed,
I'll be a better man today

http://s3.uploads.ru/t/SZrOu.gif


Ангмар мешкался. Он понимал, что сам себя накручивает, что ему банально... страшно. Но он пытался расслабиться, выдохнуть, просто... быть. Дышать, думать, смотреть - быть одним со своим владыкой. Нет, не с владыкой, сейчас, он не был его господином, не был другом, не был братом или кем-то в этом роде. Не находилось подходящего определения, все они казались пустыми и блёклыми и только "Мой" всё ещё достаточно точно описывало Саурона в руках Хэлкара этой ночью.
Руки гуляют по чужой коже, словно волны великого океана омывают острова. Шелест дыхания, как набеги ветра в зелёную весеннюю листву. Жар двух тел опаляет мысли, заставляя те плавиться и исчезать в сладком забвении безразличия. Но оброненное вдруг так трепетно и стыдливо "прости" режет слух. Оскал незамедлительно сам собой появляется из под бледных губ Ангмара, но он прикрывает глаза и выдыхает.
- За что же ты извиняешься, мой милый... - вопрошает Ангмар, придерживая пальцами подбородок майар, чтобы тот не опустил лица и не спрятал взгляда от него. Конечно, Ангмар слышит все его мысли, чувства, сомнения и страхи в себе, как будто они его собственные. И вопрос кажется глупым, ведь ответ и так известен. Но Хэлкар лишь делится, так же ментально, в обратную сторону, с ним всем своим теплом и нежностью, что остались ещё в его теле и душе. Всеми мыслями и благодарностью... тем, что не держит зла на него ни за что из всего, что случилось с ними и между ними за прошедшие пять тысяч лет. Они были едины всегда и если страдал Хэлкар, то страдал и Саурон. Что бы там кто не думал, включая самого Владыку, но тому не за что было себя винить. Чародей желал отдаться искушению силы кольца и отдался. Он желал больше и Саурон давал ему это, пусть оба знали, каковы будут последствия. Но это было решение Хэлкара... он столько забрал у Саурона, что, кажется, так и не смог, даже за все прошедшие столетия, отдать ему долг и хоть как-то вернуть украденное. Пусть тот и не просил этого, но Ангмар хотел вернуть это не из-за соображений совести, чести и долга, но потому что любил Саурона. И как часто бывает в любви, тебе хочется отдать всё, потому как получаешь в ответ ты в разы больше. Снова и снова... и так до бесконечности...

Отредактировано Witch-king of Angmar (30-08-2017 06:59:21)

+1

33

~ Poets of the Fall - Carnival of Rust~
http://i.imgur.com/6c0ucTZ.gif

♦     ♦     ♦

Они сами сделали это с собой. И можно было до бесконечности винить кого-то еще, но правда – она такая. Выбор. Вся жизнь это череда выборов. Быть темным или быть светлым. Завоевывать или спасть. Любить или скрываться от себя, от других. Но в тоже время, они сделали это с собой, потому что выбора не было. Они те, кто они есть. Как камень, который стесывают волны. Он не может сдвинуться, поэтому приобретает форму, которую они ему выбрали. Никто не спрашивал у него, хочет ли он иметь физическое тело, даже несмотря на то, что путешествие в свите Ауле вроде как имело не принудительный характер. Он хотел знать больше, он отправился и стал кузнецом. Лучшим из лучших. Никто не спрашивал у него, а чего он действительно хочет, поэтому и пошел за Мелькором во Тьму, стал таким, каким был сейчас. Это был его выбор. Сила, власть, страх и бесконечное зло. Но ведь зло такое же относительное, как и множество подобных ему. Он хотел одного - мира и порядка и лучшим способом было стать тем, против кого могут объединиться не объединяемые народы. И кажется, у него получилось это настолько хорошо, что он и забыл, что можно быть другим. Когда ты делаешь выбор, то тебе ничего не остается, как следовать, потому что вернутся назад к развилке - нельзя. Нужно идти вперед и искать новую.
Чужой страх и неуверенность были не осязаемы, но казались своими собственными. Что так и было здесь и сейчас. И этот страх он пытался отогнать. От себя, от того - другого. Отогнать прикосновениями, поцелуями, движениями. Им нужно было забыться. Забыться настолько, чтобы вспомнить, что нет ничего кроме. Парадокс. Жизнь - один сплошной парадокс и они на каждом шагу. Кто-то зовет это двойными стандартами. И это, наверное, не так плохо. Было понятно, что оказались они здесь, потому что хотели, даже если не говорили вслух и запрещали себе думать о подобном. В какой-то момент иерархическая лестница превратилась в эскалатор, который идет по кругу и ты то у его подножия, то на самом верху. Слишком сложно. Они хотели, чтобы все было просто и действительно - должно было быть просто. Во всем происходящем. Встретились двое, которые наконец перестали корчить из себя только Эру известно кого и наконец-то испытать, почувствовать и отпустить себя. Но, кажется, в их судьбе – понятия «просто» не существовало, как вид. И он даже не удивлен чужой руке на своем подбородке. Вот только он не собирался ни отворачиваться, ни прятать взгляд.
- За то, что не могу быть просто кем-то, не являясь при этом сосредоточением зла, силы и власти, - говорит он снова честно, подводя итог всем своим мыслям. Опаляя дыханием чужие пальцы. Перехватывая рукой чужое запястье и целуя ладонь. Он знает, что им не нужно общаться, чтобы понимать, но произнести это вслух так же важно, как извинения до этого. Он знает, что ответ этот и без того известен, как чувствует и чужой отклик на свои слова. И все становится куда как более сложно. Одно дело догадываться – другое знать. Все сложно, потому что они те, кто они есть. Но с другой стороны, не будь они собой – их история не была бы такой интересной и нереальной в своей общности.
Он знал, что так или иначе между ними существует то, что люди зовут – любовь. И где-то совсем, в самой глубине хотел, чтобы она была результатом не того, что когда-то он посулил богатство, славу, силу и отнятое государство. Но этого было не отменить. Так уж получилось. А сейчас понимал, что не прав. Возможно не полностью, но не прав. Ему давали то, что он давал им, возвращая…. Слово долг здесь было не уместно. Просто отдавали себя, как он. И знание это было намного дороже, чем государства, их золото и их армии вместе взятые. Все это приходит и уходит. Осознание и знание, что есть кто-то, кто относился к тебе не так, как другие – оно будет всегда. Пройдут годы, столетия, миллионы и милиарды лет – он будет помнить. Пока солнце не станет вставать на Севере и заходить на Юге. Когда мироздание решит, что с него достаточно всего этого дерьма, что случается каждый день. Поэтому сейчас оно замерло, запоминая и записывая моменты.
Было еще одно, что ему нужно было сказать, но что никогда не должно было быть сказано. За что он извинялся. Причина, следствие, осознание, правда, которая настолько же опасна, насколько змея, пригретая на груди. Кто-нибудь дернет ее за хвост рано или поздно, и она укусит тебя.
- За то, - продолжает он тихо, все еще удерживая чужую руку и прижимая ее к щеке. – Что никогда и нигде не смогу тебе сказать при других, что… - Он замолкает и закрывает глаза, кусая губы. Как же это сложно. Его мысли давно уже выдали его, сейчас они были самым главным противником, но он и не был против. Они помогали так же, как и мешали. – Я люблю тебя, Хэлкар.
Он смотрел в чужие глаза, спокойно. С полной уверенность в том, что говорит и что это значит. Что это не ровно – ты мне слуга, сын, друг, любовник. Значило, только то, что он сказал ранее. Я – твой настолько же, насколько ты мой. То, что они могут играть в игру – завоюй меня, - еще очень долго, но правда вот она – все уже давно завоевано. С того самого дня, как он увидел его – несгибаемого в своей решимости. Вечно непокорного и не боящегося того, кто может взмахом руки уничтожить. Видел кого-то другого, спрятанного за стенами огня, что в десять колец окружали то одно, истинное.  Принимал избалованного мальчишку, духа таким, какой он есть.

+1

34

http://s2.uploads.ru/t/KnfJH.gif

With the warmth that I need Gives me a place
To hide from the lights burning through the bedroom window
In the shadows yeah there's loneliness we cling to
When the morning comes We'll go our separate ways
Ain't no magic here, ain't no reason to stay

http://s8.uploads.ru/t/yK5Yd.gif


Ed Sheeran - Bloodstream ◄

Одержимость.
Что связывало Хэлкара с Сауроном, с Тьмой, что удерживало его назгулом на земле. Жажда. Зависимость. Сумасшедшая, болезненная страсть, основанная на ненависти, на нестерпимой злости и бесконечных обидах. Основанная на полном доверии, понимании и безграничной, бесценной любви. Эта связь... да, Ангмар вовсе не был одержим конкретно кольцом или Тьмой. Нет, скорее, он был одержим самой этой связью, что дарили все эти детали ему по своей сути. Ощущение полноценности и заполненности даже тогда, когда ты никто, ничто и совершенно пуст сам по себе как физически, так и душевно.
Никто из них не был до конца индивидуален, потому что они всегда были одним целым. Составным единым. Но никто из них, при этом, не был частью массы, коллективным разумом, так как каждый был личностью. Был сам по себе уникален. Вы скажете, это какой-то невозможный безумный парадокс? Быть может и так... между ними всегда всё было "сложно". Их связь нерушима, нереальна, необъяснима и сложна... но она есть и они давно научились существовать с ней, они привыкли и желали её. Вам не понять, а им не объяснить, но факт остаётся фактом - так и было всё между ними.
- Что ж... за такое не извиняются, но... хочу сказать, что я никогда не видел себя героем, стоящим на стороне "добра", - он понимает, что должен что-то сказать в ответ, даже если Сайрон всё и так знает и понимает без слов. Он мог сто лет распинаться в философствования по поводу относительности добра и зла. Про баланс вселенского масштаба и их роль в его поддержании. Но не стал, ведь он уже сто раз это ему говорил, тот и сам знал и понимал и всё же... осадок оставался. Так что назгулу оставалось лишь самонадеянно дерзко усмехнуться и, сказав эту фразу, подмигнуть мужчине.

...От острых слов твоих до сих пор печёт губы...

Владыка Саурон был знаменит своим красноречием. Как древние маги Средиземья, он мог одним своим словом поднимать народные восстания и обрушивать снежные лавины к подножиям гор. Но никогда ещё не слышал Хэлкар оглушающий рёв лавины в своих ушах, когда услышал этот шёпот, срывающийся с губ Саурона в его адрес. Он чувствовал это всегда и везде, но услышать это... когда они совершенно наедине. Когда они, хотя бы временно, но отрезаны от всех остальных... Это было неописуемым для Хэлкара. Глаза того расширились тут же и заблестели тёмным блеском.
- Ты неподражаем... - он перехватывает его руку в своей, меняя их ладони местами и сжимает его пальцы в своих. Меж холодных рук проходит жар волнения. Он подносит его руку к лицу и касается костяшек его пальцев губами, глядя точно ему в глаза. Правда, если Саурон спокоен, то всё в Ангмарском чародее выдаёт его волнение. От блеска глаз, до дрожи в голосе.
- Разве могут быть сомнения или нужно придумывать причины, объяснения и оправдания... ради этого. Вот именно ради этого, всё это оправдало свою цену... - говорит он шелестящим полушёпотом ему. Объясняя, что он сделал, ради того, чтобы быть с ним рядом всегда и насколько это стоило свеч.

Отредактировано Witch-king of Angmar (28-09-2017 01:57:18)

+1

35

Halsey - Male!Castle

Sick of all these people talking, sick of all this noise... Мне всегда было интересно, мой милый Хэлкар, занимались ли мы самообманом в отношении друг друга и чувств, что были между нами. Или же это было то единственное, правдивое, что только могло быть? Люди всегда думают, что любовь вечна, что она спасает. Что она, то единственное чувство, которое может победить в любом случае, какой бы ни была плохой ситуация. Они верят в это даже сильнее, чем в придуманных ими же богов и святых. Так скажи мне, глядя в глаза сейчас, почему мы проиграли? Была ли виной всему наша самоуверенность или же в последний момент сам Эру помог нашему противнику победить? Ведь знаешь, не приведи Элесар войско мертвых - они бы проиграли, потому что шансов против многотысячной армии Мордора у них не было. Но все-таки проиграли мы... И теперь, блуждая по мирам я задумываюсь только о том, где ты сейчас и что делаешь. Моим последним желанием, главным желанием, было только то, чтобы ты и твои братья спаслись, чтобы вы жили. И если кого-то из них я сумел повстречать, то поиски тебя не увенчались успехом. Наказание ли то для меня или же судьба решила сыграть, мучая меня до последнего, чтобы в тот момент, когда отчаяние достигнет своего апогея, - я наконец-то нашел тебя? И конечно, я не допускаю и тени мысли о том, что ты умер окончательно и безповоротно от руки какой-то сучки из Рохана.
Tired of all these cameras flashing, sick of being poised... Собирая Братство, Аларин говорил, что если уничтожить кольцо - это нанесет мне необратимый удар, уничтожит и меня. Он был почти прав. Действительно, эта золотая побрякушка была моей ахилессовой пятой, но все же, он был не прав на столько же сильно, как и да. Потому что почувствовав твою смерть на Пеленорских полях - мне стало все равно, что будет дальше. Я потерял намного больше, чем существовало в кольце. И только присутствие одного из твоих братьев помешало мне стереть с лица земли, и вражеское войско, и город и сами поля. Он сказал, что это тебя не вернет и что, скорее всего, я так же сгину. Тогда, это казалось хорошей мыслью. Уйти, исчезнуть, чтобы только не чувствовать всю боль и пустоту в том месте, где я ощущал тебя. И уже было не важно, что станет с войском, нашей страной и данными мною обещаниями. Хм, тогда возможно, виной нашему поражению - моя слабость. Причина - я и то, что мои руки опустились? Кажется, в тот момент я понял одну простую вещь - увидел кем действительно стал. Или же дело в простой истине: если долго говорить человеку кто он есть, он действительно становится таким? Но ведь, я не человек, как не пытался быть похожим, сколько бы смертных  жизней не пережил. И иногда мне хочется отдать все это: и опыт, и бессмертие и силы только для того, чтобы все вернуть. Переиграть ли или нет, не важно. Просто вернутся в то время, когда вы,.. когда ты был рядом. Вернуть ту ночь...
Now my neck is open wide, begging for a fist around it... Представ передо мной впервые за долгие годы снова живым, ты сказал, что я не узнал тебя потому, что не видел тебя в твои молодые лета. Но ведь, это не правда. Ты не знаешь, но я долго наблюдал за всеми вами, и не только. За многими, выбирая тех, кто действительно подойдет, не сломается и станет не столько слугами, но чем-то, кем-то большим. И ты,.. глупо конечно, но тебя я видел еще в том возрасте, когда ты был ребенком. Совсем мелким мальчишкой, но все с теми же глазами плавленной стали. Да и потом, как-то ты едва не подстрелил волка на охоте. Даже тогда у нас были одни цели. И по мере того, как я наблюдал за мальчишкой, который должен был стать королем, я сам того не замечая, начал привязываться. Старый, глупый и сентиментальный. Впрочем, я никогда и не жалел ни о чем. И когда наконец ты стал моим, я понял еще одну простую вещь - не стрела пронзила волка. И навеки зверь во мне с тех пор желает овцу невинную в тебе...
Already choking on my pride, so there's no use crying about it... Если так подумать, то невидимый барьер между нами был плодом твоих трудов. Он находился там потому что должен был находиться, обусловленный нашим положением. Но были моменты, когда хотелось его убрать. Задумывался ли ты о том, что это произойдет в тот день? Были ли твои предложения и действия следствием алкоголя или же нет? Ты всегда говорил, что ты прост, как пробка и прямолинеен. Но мы оба знаем, что это не совсем правда. Как долго мы играли в эту игру? С самого первого дня творения, даже когда еще не были знакомы. Говорят, что судьба предписана нам еще до появления, а значит все случившееся было прописано уже тогда. В любом случае рано или поздно это все должно было произойти. И оно произошло ровно тогда, когда и должно было. И даже я, всевидящий и в каком-то смысле вырванный из времени, не мог предсказать этого момента. Или не хотел? Скорее всего так и есть, потому что иначе жизнь стала бы слишком скучной. И в тот вечер наши мысли не раз и не два сталкивались именно на этом. Ты всегда умел меня удивить, ровно, как и я тебя. И мне нравилось читать это чувство в твоих глазах, мыслях и жестах. В твоей расслабленности, когда ты лежал на кровати после всего. О чем ты думал тогда, хочется спросить мне просто потому, что я никогда не искал ответа в твоих мыслях. Я чувствовал все, что чувствовал ты, но никогда не знал, что ты планируешь или о чем думаешь - это значило бы не только влезть в чужое личное пространство, но так же и то, что здесь моя власть так же велика, как и во всем другом. И я могу заставить тебя думать так, как мне надо. Но этого я никогда не хотел и не буду хотеть. Ты никогда не был ни марионеткой, ни куклой. Союзником, который оставался рядом по собственной воле и который никогда бы не предал меня просто потому, что сам так хотел...
I'm headed straight for the castle... Сейчас я помню, как вчера, твои уста на своих пальцах. Ты был удивлен и шокирован тем, что я наконец-то решился сказать вслух. Но знаешь, несмотря на мое внешнее спокойствие, внутри все было не так. Просто все мои страхи не были заметны под полыхающиим огнем. Да, мы были открыты друг другу, но что-то, все же, я хотел утаить. Как завороженный смотрел в твои глаза, ощущая твои же эмоции. Пил их медленно и тягуче, как будто самое дорогое в мире вино лучших виноделов всех вселенных вместе взятых. Слушал шелест голоса, объясняющий простые истины. Даже нам нужны  слова, чтобы понять и принять. Удивиться, сделать жизнь не такой, как у других. Но как бы не хотелось продлить момент, все всегда заканчивается. В нашем распоряжении была ночь, великолепная, неповторимая, ее я запомнил навсегда. И не потому, что в тот момент значение слова "мой", приобрело другой смысл. Нет. Просто в тот момент, лежа головой на твоей груди и наблюдая, как медленно на горизонте встает солнце, я ощущал спокойствие, которого не было ни разу в моей жизни. Пальцы вычерчивали какие-то закорючки на твоем плече чисто машинальными жестами.
-   Это ты неподражаем, - сказал я тогда, прикрывая глаза, чтобы открыть их через мгновение, уже снова глядя на тебя с легкой улыбкой. Ты повторял это так часто, что я начал верить в это. Особенные. Мы оба были такими и именно поэтому стали теми, кто мы есть и по сей день...
They wanna make me their king... Нам не нужен был сон, потому что мертвые не спят. Тут ты бы возразил, мол, мы не мертвые. И на самом деле, какая к черту разница? Нам не нужен был сон, только отдых для тел, созданных тобой. Всему и всегда нужен отдых, будь то живое создание или же телевизор, питающийся от разетки. Нам  не нужен был отдых, поэтому мы не видели снов. Я могу снова спросить о чем ты думал тогда, но не буду. Это не важно. Могу только лишь сказать, что лежа там, ощущая твое тепло, тепло лучей солнца, что проникали через открытые окна я услышал давно забытое. Как тихий перезвон струн от арфы. И можно было смело говорить, что я сошел с ума, вот только мне казалось, что наконец-то все так, как должно быть. Без воин, без крови. Порядок и гармония. То, что я так долго искал и хотел найти было рядом со мной. Ирония. Все всегда получается так. А может, вместе с физическими телами, к нам вновь вернулась возможность видеть сны и грезить наяву...
And there's an old man sitting on the throne that's saying... Солнце стояло уже высоко, когда я выбрался из кровати. Кажется, до этого кто-то несколько раз стучал в дверь, но ответом была лишь тишина. Комната сейчас уже не была залита золотым светом, но все же впускала солнце через окно, к которому я и подошел, открывая ставни и впуская внутрь морской воздух. Его приносил легкий бриз, который принялся играть с легкой тюлью, что висела, сдвинутая по бокам. Я смотрел на город, там внизу. Люди здесь ничем не отличались от тех, что я видел в нашем мире и стоило бы спросить себя, почему они так устроены, но ответ напрашивался сам собой. У них никогда не было вечности в запасе и они хотели успеть слишком много за такой короткий срок. Зато она была у нас. Вечность, которую мы решили поставить на паузу. Мы оба знали, что нас ждут там, дома. Но я все еще не хотел возвращаться. Не потому что устал, а потому что все еще пребывал в том эгоистичном порыве - продлить все еще на несколько минут, а лучше часов.
-Это все, зачем ты меня сюда привел? - привычно улыбаясь, слегка щуря глаза, я обернулся через плечо. В очередной раз, ты мог наблюдать свое творение. До сих пор не верю, что ты правда думал, что я скажу тебе нет и заставлю все переделать. Одна простая, маленькая истина, которая ускользнула от тебя в тот день - главное не подарок, а то, что ты в него вложил. - Или день создан не для таких, как мы с тобой? Впрочем, понятие день, как-то резко изменилось, учитывая, что солнце высоко, а это тело только встало с кровати.
Утро тогда, когда ты встал, кажется так иногда говорят люди. Тогда, я начал понимать весь смысл этой фразы. Мне хотелось вернуться к тебе, снова обнять и прижаться, но вместо этого я вновь, как накануне, опустился в кресло у окна. Мы были вольны делать все, что захотим. Кто-то скажет, что и раньше это было так, но он ошибется. Там, в Арде, мы катились по рельсам, созданным нами самими и внезапно остановится и пойтидругой дорогой было уже нельзя, потому что тормаза у нашей вагонетки не было. Здесь же, мы были настолько же чужими, насколько и своими, чтобы не вписываться в мироуклад и существовать вне прописанных нам и этому миру путей...
That I probably shouldn't be so mean. I'm headed straight for the castle... И сейчас, подводя итоги всему произошедшему, я вижу ответ на все почему и как... Знаю, что скорее всего, ты не будешь винить меня во всем случившемся, как не винил всегда, но... я боюсь. Боюсь этой встречи спустя очередные тысячелетия, хотя для тебя они могли показаться всего днем. Я боюсь увидиться с тобой лицом к лицу, но в то же время, хочу обнять снова, почувствовать твои руки, услышать твой глос, утонуть в расплавленной стали твоих глаз. И скорее всего, там, в конце моего страха, меня действительно ждешь ты. Остается только надеяться, что иду я не необратимо долго.

+1

36

http://sg.uploads.ru/t/2GYz3.gif

Hypnotic, the way you move
Let me acknowledge the way you do
It's so hypnotic, the way you move
That's why I wanted to get to you
And I would not lie or play you
It's so hypnotic

http://sf.uploads.ru/t/FVtn2.gif


CASTLE - Halsey ⊗

Я прямо слышу, раскатами будоражащего шёпота, как ты сомневаешься, правдивы наши чувства или мы все здесь заняты этим сладким, но отравляющим самообманом. Но здесь нет правильных или неправильных ответов, опровержения или доказательств истинности этих верований и чувств, ведь всё это вообще существует ровно до тех пор, пока мы сами в это верим. Это не то, что можно измерить или испить, это то, что ты чувствуешь, то, во что ты веришь, а не видишь, слышишь или чуешь. Только ты один. Я вот верю, что у меня нет ничего и никого дороже того, что ты мне дал в этой жизни и даже смерти. И кто посмеет утверждать, что всё это - ложь? Никто никогда не сможет пошатнуть эти чувства, кроме нас самих. Стоит лишь мне самому усомниться в этом, как сама твердь этих эмоций померкнет и потеряет свою силу. Но... всё дело в том, что я никогда не сомневался в них. Никогда. Даже на мгновение. Или ты сам не знаешь этого?
Выигрывал ты или проигрывал, я оставался твоим, я оставался рядом, я был твоим. Я и сейчас только твой. Разве не так? Посмотри. Убедись лично. Я покажу, я скажу, я сделаю всё, что ты скажешь, чтобы уверить тебя в этом так же твёрдо, как я сам в это верю.
Ты обещал всем нам власть, земли, победы... но сколько мы завоёвывали, столько же и теряли. Под нами был почти весь мир, но в один миг мы лишились всего. Но видел ли ты хоть раз, что кто-то из нас девятерых хоть раз усомнился в тебе, в нашей преданности тебе? Или ты правда думаешь, что у нас никогда не было настоящего выбора... у меня не было?
О, тогда ты очень сильно меня недооцениваешь, мой господин. Ведь я пусть не той же расы что и ты, мой возраст не так велик, как твой, я не видел столько же эпох и не прошёл столько же битв, как ты, и всё же... я никогда не мог смириться с тем, что я слабее, а потому каждый миг своей жизни и даже после своей смерти, я совершенствовался. И теперь, только взгляни на меня! Взгляни. Раньше, я был лишь одной из твоих пешек, сейчас же, я Король, я одна из самых значимых фигур на шахматной доске. Сейчас я даже способен на то, на что ты не способен и никогда не будешь. Как пример, те же тела, что я нам создал. Ты искал физическое воплощение для себя, свято веря, что вернуть его тебе способно только кольцо. Но я перевернул все основы бытия, я изучил чернейшую из магических наук и вот, ты снова имеешь тело для своего могущественного духа. И это лишь малая часть того, на что я теперь стал способен. И неужели ты думаешь, что я до сих пор не нашёл бы способа порвать нашу связь? Уйти от тебя, победить, "освободиться", если бы я хотел? Наивно... хотя, может, это так самоуверенно звучит с моей стороны, но я верю в это так же, как и в то, что я целиком и полностью принадлежу тебе, как и ты мне.

Я прямо слышу, как ты задаёшься вопросом, почему мы проиграли. Ты винишь себя и свои слабости в этом, всегда винил. Пускай все всегда говорили, что ты жесток на расправы с теми, кто не справился с порученными им заданиями, на самом деле, ты наказывал себя куда как чаще чем тех, кто действительно провинился. Так случилось и тогда. Это была полностью моя вина. Моя гордость ослепила меня, моя сила, власть, успех и победы - всё это взбудоражило меня. Ты поставил меня во главе своего войска и я сделал всё, чтобы твоя армия вселяла ужас и чувство полной безнадёжности сопротивления ей... так мне казалось, во всяком случае. Я был кругом виноват перед тобой, так как не справился  стем, что ты поручил мне... и в свои последние секунды больше всего я страшился того, что подвёл тебя, а вовсе не смерти. Расставание с тобой мне грезилось куда более страшным ужасом, чем вечный покой.

Я помню ту битву, как будто это было только вчера...

Я прямо слышу, как белые стены города рушатся, превращаясь в пыль. Минас - Тирит. Столица всего свободного люда Средиземья, великий город людей, неприступная крепость, стоящая на страже всего мира, между ним и Мордором - нашим царством. Последний рубеж. Белый город пал на удивление быстро, даже если сравнивать с моими расчётами. Приготовления прошли все на ура, всё работало и работало безукоризненно. Новые разработки башен, катапульт, таранов и всего прочего, в комплексе с бесчисленной армией орков, позволили нам войти на первый рубеж уже на следующий день после начала битвы. Первый ярус пал, был полностью разрушен, орки вошли в город, прорвав оборону. Всё шло просто чудесно...
Ослабленный моей отравляющей магией наместник в Гондоре, был не в состоянии управлять армией людей. Он сошёл с ума, тронулся умом и был готов не только убиться сам, но и унести за собой весь город. И, казалось, победа была бы в наших руках раньше, если бы командование на себя не взял митрандир. Но ты и это, конечно же, заранее просчитал. И я не просто был главнокомандующим твоим войском, но моей главной задачей было устранить последнего мага, белого волшебника Гендальфа, что бился на стороне людей. И я справился с этим. Его магия Света была бессильна перед моей Тьмой. Даже ты, помнится, не сразу смог пробить его барьер, когда он был ещё лишь серым магом, но я же смог сломать его волшебный посох в одно мгновение. Эта победа над единственным, кто стоял между нами и победой, опьянила меня. И когда Рохан пришёл на помощь Гондору, я так играючи убил короля... что забыл обо всём. И об осторожности в первую очередь. Ведь всё шло просто чудесно...
Но я недооценил истинного короля людей, его силу и влияние. Я был так слепо уверен, что моя преданность тебе свернёт горы и сравняет с землёй все государства, стоящие на твоём пути, что не брал в расчёт, что чья-то чужая преданность могла бы сделать то же самое с нашими силами и землями. С тобой или со мной. Я всегда старался сделать всё, чтобы ты ни о чём не беспокоился, ничего не страшился и не сомневался, что построил этот барьер из самого себя, оберегая от всего мира тебя... но мой величайший промах был в том, что это работает в обе стороны. И ты желаешь больше всего того же самого мне... обоюдно острый меч лишил меня головы, а вовсе не меч чёртовой принцессы коневодов.

•     •     •     •     •     •     •

Мы лежим молча всю ночь, в объятьях друг друга и делимся своими мыслями и чувствами только ментально. Что-то, конечно, утаиваем, что-то говорим искренне и честно, но это что-то "наше", что-то "личное", что-то, что только между нами двумя и никем другим, именно поэтому это так важно. Так громко. Так оглушающе. Ведь это краше всяких слов, понятнее и доходчивее, пока по моим глазам не ударяют первые лучи восходящего солнца за незадёрнутыми шторами. Звуки внешнего мира ещё не пробиваются через пластик окон, но нутро чувствует, что живой внешний мир просыпается и начинает свою привычную суету.
Я никуда не спешу. Даже когда тебе надоедает лежать и ты встаёшь, впуская в комнату свежий воздух (а до этого я даже и не замечал, что тут почти нет ветерка или самого кислорода), я остаюсь лежать на постели. На самом деле. это так на меня не похоже, верно? Я не привык лежать без дела, я всегда чем-то занят, в каком бы физическом или моральном состоянии я не пребывал. Однако с тобой, это всё теряет для меня свою привычную важность и, клянусь, я был бы готов провести ещё много тысяч лет в гробнице в Высоких Холмах, во мраке, если бы я провёл бы то заточение в твоей компании. Ведь если я что-то делаю, я всегда делаю это для тебя, а сейчас... сейчас я просто был здесь с тобой по факту, только для тебя одного. Так что одного этого хватало, чтобы я был спокоен и не рвался к своим экспериментам и прочим мелочам, за которыми зависал столетиями.

- А что... этого уже недостаточно? - Ангмар ухмыляется, потягиваясь на простынях, как чёрный котяра и трётся шевелюрой о простыни, заставляя те взлохматиться. Он доволен. И выглядит может не так утончённо и благородно как обычно, с его аурой великого короля людей, но скорее неряшливо и даже озорно. Словно зверь какой, псина-цербер. Он широко зевает, не утруждаясь прикрыть рот ладонью и приподнимается на локтях, глядя на Саурона. Он долго смотрит на него и что-то в его лице незаметно меняется, об этом кричит и сам его взгляд. и после этого долгого молчания и пристального взгляда на владыку, он вдруг выдаёт неожиданную фразу:
- Знаешь... я бы хотел повстречать тебя в самом начале пути. В ту эпоху, когда ты был мальчишкой, посмотреть, как сложились бы наши отношения тогда... да, я бы хотел встретить тебя много эпох тому назад, - озвучивает он вслух то, над чем, пожалуй, никогда прежде не задумывался и не позволял себе даже. То, что ему пришло в голову только сейчас, после всего переосмысления произошедшего. После всего того пути, который они прошли вместе. Его вдруг обуяло сожаление того, что они не повстречались ещё раньше. Пусть было много боли, предательства, мрака, страха и так далее, он был готов переживать это и куда большее количество тысячелетий, лишь бы Саурон был рядом. И только сейчас Хэлкар подумал о том, что действительно хотел бы повстречать его, будучи сверстниками, будучи с самого начала равными друг другу, как сейчас...

+1


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » Dark In My Imagination