Я замолчала, как и все вокруг. Хотелось ухмыльнуться, глядя на то, как миссис Хайфаер стиснула губы так, что они побелели, но больше на уроке она ко мне не лезла. Ну и хрен с ней. Я переехала в этот чертов городок буквально месяц назад. Все началось с того, что предки вдруг жутко устали от пыли, копоти и протухшего воздуха Нью-Йорка. Продажа нашей квартиры в Квинсе не заняла много времени, как и покупка той конуры, в которой мы сейчас обитаем. Я сразу сказала, что не хочу уезжать, но разве кто-то считался с моим мнением? Плевать, что я оставляю своих друзей, свою тусовку, свою школу. Ну и что толку, ну приехали мы к черту на рога, и теперь мать без конца занимается озеленением нашего газона, а отец пропадает в библиотеке, впрочем как и всегда.Читать дальше
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Апокалипсис. Такое ёмкое слово, универсальное для обозначения бесконечного множества вещей. В христианстве это текст – откровение, со словом же «Армагеддон» оно употребляется в значении конца света или катастрофы планетарного масштаба. У каждого, безусловно, хотя бы раз в жизни случался свой собственный конец света. И здесь уже не до обозначений и терминологии, ведь для каждого человека апокалипсис – свой. Для кого-то это вспышка солнца или разразившаяся вирусная эпидемия, для кого-то всё сводится к нашествию зомби, а для кого-то "Армагеддон" – лишь череда личных трагедий, что сбивают с ног и вышибают из лёгких воздух. Трагедий, после которых нет никакой возможности жить дальше как ни в чём не бывало. Трагедий, из которых не так-то просто выбраться живым и здоровым. Чаще – побитым, истерзанным, с ощущением гадкого, липкого, вязкого на душе. Реже – поломанным настолько, что всё, кроме самого факта выживания, теряет свою важность.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



30.06.13

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

— 30.06.13 —
Leon S. Kennedy & Jake Muller
[Resident Evil]

http://i.imgur.com/MA5RvJ6.gif

— Описание эпизода —

Шесть месяцев. Лаборатории. Смерть Президента. Крушение самолета.
- Леон? - звонкий женский голос.
- Джейк...

+2

2

  Hidden Citizens - I (Just) Died In Your Arms 

Последнее, что он успевает увидеть. перед тем, как падает самолет - Ада. Она стоит на крыше вагона метро и смотрит ровно ему в глаза. Это странно, та кассета. что он видел ранее в лабораториях под собором, агенту определенно нужно было получить ответы на свои вопросы. но это же Ада, которая сама по себе была вопросом и привычек на них отвечать не имела. А потом, становится просто не до того, потому что самолет, пропахав брюхом монорельсовые пути, падает посреди складов и им только каким-то чудом удается выбраться из него, выбив лобовое стекло. Позади все еще зомби. но их быстро сметает пожар, что расползается по всему судну, а так же по грузовым контейнерам, что щедро расставлены в округе.
- Добро пожаловать в Китай! - с львиной долей сарказма роняет агент и оборачивается на женщину, что идет следом. Она хромает. А он ее уже почти не винит в том, что случилось, почти что. Они проходят ровно шестьдесят три шага, плутая в лабиринте складов.
- Леон! - агент оборачивается быстрее, чем может подумать. Неужели, послышалось? Но нет, к ним действительно бежит Шерри. Но удивление на его лице становится еще сильнее, когда взгляд голубых глаз падает за ее спину, где...
- Джейк! - Кеннеди срывается с места под непонимающий взор обеих женщин. - Ты - жив.
Хотя это скорее должно быть очевидным. все охотились за треклятой кровью Вескера-старшего и в этот момент он готов убить его сам и снова. за все хорошее. что он сделал. За все плохое его найдет и погладит по головке - Крис. Рука агента ложится на шею парня и притягивает к себе. На них смотрят, вокруг пожар, но американец не может думать ни о чем другом. Он целует Джейка, одновременно с тем, как Шерри пытается спросить, что они тут делают. Но разговоры могут подождать. И он жалеет только о том. что не может остановить время. Рядом раздается чей-то возглас. но он думает о том. что даже если его оттолкнут, он не отпустит. За последние шесть месяцев он думал только о том, что в тот момент лажанулся. Причем лажанулся так, как не делал этого ранее. Но горькая правда все еще состоит в том, что Вескеров в его жизни все еще двое и он не может сделать тот единственный, правильный выбор. Как будто бы проблем на его уже местами поседевшую голову не хватает и без того.

Толл-Уокс... несколькими днями ранее.
Уже, наверное, стоило бы привыкнуть к тому факту, что все никогда не идет по плану. К тому, что в любой момент из-за угла выпрыгнет зомби и захочет тебя съесть. Но, наверное, никогда человек не сможет примириться с тем фактом, что один из хороших друзей, который поддерживал тебя и которого поддерживал ты, станет целью атаки террористов. Этого стоило ожидать, учитывая что речь идет о президенте США, но мозг напрочь отказывался воспринимать происходящее за действительность. Просто еще один кошмар. Сколько таких осталось позади? Раккун, Испания, а теперь и городишко Толл-Уокс.
— Стой, где стоишь.
Очередная, безнадежная попытка образумить того, кто человеком уже не является. Кажется, что перед глазами мелькает жизнь, вырисовывая воспоминания, но на самом деле это так мозги пытаются адаптироваться. Долгие разговоры с Адамом до этого. Обо всем произошедшем и о том, что людям нужно знать правду. Обо всем. О Б.О.О. О том, кто виноват. Вскрыть рану, демонстративно. Показать людям, что за гной лежит под кожей, готовится вылезти наружу. Сколько уже погибло и сколько еще погибнет? Раз и навсегда положить конец развитию вирусного оружия. Но разве можно остановить поезд, который неотвратимо несется вперед, а ты просто пытаешься бежать следом?
Когда я стоял в той комнате, достаточно темной, потому что за окном уже царила ночь, отчего все звуки становились только громе, я не думал о том, что уже несколько минут спустя из дула моего пистолета будет подниматься дым от вылетевшей из него пули, а передо мной будет лежать президент США. Черт побери, это точно какой-то кошмарный сон, потому что они не могли до него добраться так быстро, а я не мог выстрелить. Впрочем, подобное дерьмо случается как раз таки в реальности.
— Адам!
Попытка заставить себя выстрелить или же убедится в том, что это уже больше не тот друг, которого знал последние несколько лет. Должен был понять, что все так и есть, когда живой мертвец напал на напарницу, пытаясь вырвать из нее кусок мяса. Кто выстрелил первым? Харпер или сам Леон? Каждый считал по-своему, но пуля, пробившая висок, вошла в него с боку и под таким углом, что Хелена не могла сделать это со своего места.
Тело Адама Бенфорда упало лицом вниз, оставляя на ковре следы из сочившихся из голову жидкостей. Не то мозги, не то кровь. На секунду прикрыл глаза просто потому что реальность ударила по голове огромной кувалдой. А в сознание привел только звонок. На автомате потянулся к телефону, но оказалось, что звонил не его, а Хелены.
— Ханниган, — пожалуй, увидеть живое и знакомое лицо лучший способ прийти в себя.- Откуда вы знаете друг друга?
— Это Хелена Харпер. Работает в Секретной службе уже год. Я рада, что вы оба живы и в порядке. — На секунду кажеться, что с плеч координатора свалилась гора, но сразу же навалилась новая. — Не люблю спешку, но что у вас там происходит?
— Я, — правда дается с трудом. Еще бы, не каждый день убиваешь… — Я только что застрелил президента.
— Ты, что!? — и одновременно с этим голос Хелены:
— Когда мы его нашли, он уже был заражен. Леон спас мне жизнь. У него не было выбора.
На секунду Ханниган замирает, наверняка чувствуя потрясение, но она справляется лучше, чем Кеннеди. Заметно лучше. По телефону слышно, как раздается стук пальцев по клавишам и координатор возвращается к обязанностям, раздавая указания. Медленно, но Толл-Уокс становится похож на Раккун. Пора бежать, вот только.
Почему я поверил Харпер тогда? И поверил ли? Возможно даже сейчас я остаюсь слишком наивным для того, чтобы в подобной ситуации просто брать ноги в руки и бежать. А может все дело в упрямстве. Каждый раз, зная что я могу что-то сделать — сломя голову бегу навстречу приключениям. И как результат — ушибленные ребра и порезы во всех возможных местах. Вопрос о том, что хотела Харпел найти в соборе прочно засел в голове и не моргнув глазом я начал врать. Ну, все случается в первый раз.
— У Леона есть зацепка по поводу кафедрального собора. Нам надо туда. — Мимолетный взгляд на Харпер, чтобы принять решение. Врать уже приходилось, но обычно зная, зачем это делаешь. Кажется, Ханниган это заметила.
— Да… думаю, у меня кое-что есть. — Желание узнать, кто виноват в случившимся перевешивает голос совести. Координатор кивает и обещает проложить маршрут к собору в обход зомби. Если бы это было настолько просто. В голове опять проносятся воспоминания о Раккун и том, как быстро улицы стали не пригодны для передвижения.
— Прости меня, Адам, — как последнее прощание и точное обещание разузнать, кто это сделал. Вопрос «почему?» не стоит. Сам не раз повторял о том, что ни к чему хорошему затея президента не приведет. — Так зачем тебе нужно в этот собор? Грехи давят на плечи?
Пистолет привычно ложится в руку, надавливая на нее своим весом. Это успокаивает и помогает сосредоточиться, потому что остается только прицел и зомби по ту сторону.

* * *

Казалось, что из этих катакомб нет выхода. Они блуждали здесь уже сколько? Три часа? Пять? Десять? Хелена рвалась найти и спасти свою сестру. Что же, у нее это получилось. как и у него - найти Аду. Вот только она отделалась легкой улыбкой и кольцом. Как иронично. Иногда ему казалось, что их связывало намного больше, чем просто периодические встречи на работе. Но сейчас, сейчас его личная жизнь стала похожей на Санта-Барбару, поэтому впутывать сюда еще и шпионку не хотелось. Да, порой ему казалось, что это с ней все сложно, но на деле оказывалось ой как легко. Они работают вместе. Все.
А потом оказалось, что последний оставшийся человек, которому он мог бы доверять - предатель. Что же, это объясняло, почему Симмонс так не хотел отсылать его за Мюллером в Эдонию. Дело оставалось за малым, отыскать советника по безопасности и доходчиво объяснить, что так поступать нельзя. Американец чувствовал то самое рациональное, которое рождалось из-за остаточного эффекта Лас Плагас в крови. Надо же, он потерял многих и все из-за людской жадности и жажды править миром. И на их стороне было то, что их считали мертвыми. Что-то подсказывало Кеннеди - Симмонс знал не только о лабораториях под городишком, но так же о катакомбах - с чего бы еще там быть его гербу? - и о гигантской акуле, которая чуть не закусила бравым агентом. И только благодаря слаженной работе, им удалось не только победить, но и выплыть из озера. Достаточно вовремя. чтобы увидеть, как очередная боеголовка стирает всякую память и заметает следы.
- Он стерилизует местность, - все еще не веря, произнесла Хелена. Но в голосе ее так же слышен гнев. Оставалось надеяться, что она в нем действительно такая, какими бывают женщины, когда злятся.
- И уничтожает улики. - Голос агента почти безсцветен. кажется. он начинал уставать от этого всего. ото лжи, от того, как одни идут по головам других. И этому не было ни конца, ни края.
- Да как он может?..
Кеннеди не успел ответить, отвлекшись на трель коммуникатора. оттуда на них смотрела взволнованная Ханниган. а на фоне слышались голоса. Много голосов. Правда, они были приглушены, как будто оператор сидела в какой-то подсобке или около того.
- Слава богу, вы живы. - В ее голосе в очередной раз за эту ночь звучало облегчение.
- Где Симмонс?
- После разговора с тобой, ушел. И весьма поспешно.
- Дерьмо! - американец пнул ближайший пень. Более всего ему хотелось бы вытащить пистолет и и сделать пару выстрелов, но кто сказал, что зомби закончились и что это не привлечет излишнее внимание? Пока Кеннеди пытался остыть, нарезая круги на пустом участке земли. что их окружал, женщины продолжали разговор.
- Не волнуйся. я устроила за ним слежку. Он направляется в аэропорт, где его ждет личный самолет до Китая. - Долетает до него очередной кусок разговора, который привлекает внимание.
- Китай!? - Леон остановился. Он пытался вспомнить, где еще слышал упоминание этой страны. но не мог. Как будто что-то стерли из его памяти. Или кто-то стер. Но точно он знал одно. Туда им и надо.
- Да, вот смотри. - Кивает Ингрид и быстро печатает на клавиатуре что-то, отсылая им файлы. Агент открывает экран коммуникатора по которому каруселью просматривались фотографии горящего города. Чтобы не случилось, но там, в Азии, все пылает.
- Что произошло?
- Новая атака био-террористов. Как тогда, в Европе полгода назад. С-вирус.
- Ханниган смотрела на Кеннеди и ждала его реакции. Оба они понимали, что это не простое совпадение. Да и не совпадение вовсе. а если так. то...
- Нужно остановить Симмонса! Арестуй его немедленно! - В этот момент он подумал о том. что зря уходил от предложенных Адамом обязанностей по возглавлению ДСО. Как будто сейчас судьба решила постучать ему по голове и рассказать, каким идиотом он  был. Но им все еще управляет злость и сейчас, как никогда раньше, он хочет видеть рядом Вескера. с его привычной холодность во взгляде, словах, действиях. Он представляет себе это так живо, что на автомате прикусывает губу до крови. Нет, об этом он будет думать потом. Позже. вообще ни когда. Ровно до того момента, как Альберт не окажется перед ним.
- Но у нас нет улик! А вы двое на вершине списка подозреваемых.
Леон убрал телефон обратно в корман, переключаясь на гарнитуру в ухе. В голове у него был план, хотя что-то подсказывало, что это очередная идея из разряда -"знаешь, тут плохая связь. Поговорим позже".
- Послушай, Ханниган. Я хочу чтобы ты инсценировала нашу смерть. Справишься? - Агент посмотрел на верхушки деревьев, над которыми подобно рассвету, висела вспышка от взрыва.
- Конечно. Но рано или поздно это вскроется. Что ты собрался делать?
- Мы летим в Китай.

Он оторвался от чужих губ и теперь не знал, что хотел бы сказать. Как будто это и без того уже не было подтверждением, что шкет сейчас и здесь, перед ним. Американец сделал пару шагов назад. Ему стоило сделать вид, что их тут не было и бежать. Чем дальше - тем лучше. Отдавать отцу Мюллера он не хотел. Ни в каком виде, никогда. Но ведь у каждого из здесь присутствующих были свои обязанности? Да и Вескер, если узнает, когда узнает, он придет. И чтобы американец не делал - получит свое. Всегда получал.
- Осторожно! - голос Хелены отвлекает от размышлений и только в последний момент агент успевает увернуться от летящей в них канистры, хватая Джейка за плечи и катясь по земле прочь. Они вскакивают одновременно, доставая по пистолету и целясь. Краем глаза, Леон отмечает, что Хелена помогает Шерри и это даже радует. О них он совсем забыл.
- Опять этот ушлепок! - ругается Кеннеди, а потом смеется. - Скажи мне, милый, ты продолжаешь изменять мне с ним?
- О, ну ты же знаешь, что он назойлив, как бывшая подружка? - хмыкает в ответ Мюллер. И кажется это говорит о том. что у них в какой-то степени все хорошо. С остальным они разберутся позже, если будет возможность остаться наедине.
Я даже не знаю, чего хотел больше в тот момент. Сделать так, чтобы не Джейка, ни Шерри там не было. Или же сбагрить девчонку Хелене а сам утащить Мюллера куда-нибудь в Антарктиду. В любом случае все мои планы путал Устанак, от которого нам приходилось бегать по порту и уворачиваться от его загребущих рук. Только благодаря автобусу, нам удалось выманить его на более открытое место и подорвать. Но он ушел. а если он ушел, то значило - он вернется. этой штуке нужен был Джейк и я не собирался его отдавать, никому.
К моему счастью, на нас едва не упала вышка, отделяя Шерри и Хелену от нас. Вот только сейчас в приоритете был Симмонс, который все-таки отправил Биркин в Китай и за это я хотел его прикончить отдельно.

- Леон! - Шерри стояла по ту сторону огня и кричала, пытаясь перекрыть его рев. - Мы направлялись к зданию Кванлунь в Ко-Чэне. Джейк в курсе! Симмонс будет там!
Он хотел было что-то ответить, но в очередной раз что-то взорвалось и пришлось уходить подальше. Кэннеди толкнул ближайшие ворота и сделал за них несколько шагов, а потом обернулся. Кажется, он хотел чтобы они остались наедине, но...
-Ты не должен быть здесь... - он трет пальцами лоб, пытаясь привести мысли в порядок. -Первый месяц, после того, как пришел в себя. я думал, что смогу тебя найти. Потом, оказалось, что тебя ищут и без того и моя помощь не требуется. затем я почти смирился, что этого не произойдет. И теперь, я падаю на долбанном самолете класса люкс где-то посредине Китая и встречаю тебя! Что не так блять с моим ангелом-хранителем? А да, знаю, я не верю в ангелов. И в судьбу тоже не верю...

+1

3

Джейк в своей жизни видел много разного дерьма. Так сложилась его жизнь единственного сына больной матери в Богом забытой стране. Так сложилась его жизнь наемником. Он видел разрушающиеся от времени и отсутствия денег дома, детей, что играли не с новомодными игрушками, а с палками и камешками, он сам был таким. Он видел, как города рушились под ударами артиллерии, он видел, как умирали чужие дети, он сам убивал других людей. Но самым большим адом в его жизни стала эта гребанная комната три на четыре метра. Она была белой, абсолютно белой. Белые стены, белый потолок, белый пол, белая шторка, белое постельное белье. Черт, даже гребанный телевизор и тот был сволочь белым. Хреновы пижамные штаны, в которых он тут ходил и те были что б его белыми. После этого заточения парень знал точно, он больше никогда не сможет полюбить или воспринимать нормально этот цвет.
А еще он был один большую часть времени. Он сидел запертым в этой чертовой комнате и все время ждал, когда снова придут взять у него очередной анализ крови или вколоть какую-то новую дрянь. Доктора или кем они там были, не разговаривали с ним, они даже толком друг с другом не разговаривали, просто делали свое дело, снимали показания с каких-то приборов и растворялись где-то в глубине таких же белых коридоров, которые он мог видеть по дороге от лаборатории до своей комнаты. Единственным хоть каким-то пятном во всем этом буйстве белого были странные недозомби с автоматами в черных костюмах и непонятных масках вместо лиц. Они ходили туда-сюда, явно патрулируя периметр и Мюллеру в общем-то не оставалось больше ничего другого, кроме как следить за ними. Плана выбраться не было, но делать это точно нужно было как-то. Докторам он явно рано или поздно наскучил бы и тогда эти самые охранники пришли бы по его душу. Дожидаться этого прекрасного момента в своей жизни Джейк не собирался.
План был донельзя прост, дождаться, когда за ним в очередной раз придут и попытаться вырваться на свободу. К счастью долго ждать не пришлось. Сейфовая дверь комнаты открылась и за ним, как всегда пришли трое, один надел наручники. Мюллер вел себя как обычно, не сопротивлялся, как делал это в первое время, а дал им сопроводить себя в белый предбанник. Вот там он уже начал тормозить. Раскидать недозомбей, оказалось еще проще, чем он думал. Сколько раз он прокручивал в своей голове эту драку? Сколько времени прошло? Он не знал. У Джейка не было ни одного шанса, чтобы узнать или увидеть, где он находится и какой уже год и месяц. Все в какой-то момент склеилось в один непрекращающийся белый кошмар.
- Из мест содержания сбежали два экспериментальных объекта. Они не должны покинуть комплекс, - постоянно повторяли по радио. Мюллер, кажется, в какой-то момент видел какую-то девушку, которую также водили в лабораторию, как и его. Но тогда он списал факт ее существования на разбушевавшееся под гнетом непонятно чего воображение. Видимо, это было зря. Но хоть освободил несчастную, когда отключал свет в этом странном заведении. – Разрешается применять огнестрельное оружие.
Продвигаясь вперед он попал в комнату наблюдения, где на одном из экранов снова увидел ту девушку. Все-таки она была настоящая и судя по ее действиям могла вполне за себя постоять. Стоило, наверное, с ней как-то состыковаться и выбираться из этого ада вместе, всяко лучше, чем прорываться через толпы идиотов с оружием в руках одному. Вскоре они и встретились, когда Мюллер забрался в раздевалку, там уже была она.
- Ты кто? – без предисловий спросил парень, осматривая девушку, которая была, как и он сам одета во что-то больше похожее на одежду для сна, чем что-то нормальное. Такая же полуголая и босоногая. Похоже кто-то в этом рассаднике безумия был фанатом странной эротики, по-другому их одеяний он себе объяснить не мог. Да, он толком ничего не мог себе объяснить и пытался отмахиваться от всего этого, как можно усердней. Вот только ее внешний вид несколько смущал, а она заметив его замешательство, прикрывшись руками отбежала к уже открытому шкафчику.
- Я Шерри, Шерри Биркин, - ответила девушка, взмахнув светлой копной волос, которая почему-то тут же напомнила Кеннеди, совсем не кстати.
- Джейк, Джейк Мюллер, – парень кивнул в ответ и начал открывать шкафчики в поисках подходящей одежды. В одном нашлись нормальные вещи, которые он на себя и натянул.
Где мы? – спросила Шерри, начав переодеваться.
- В Китае, - пожал плечами Джейк. Это он понял по тому, на каком языке слышались слова от «охранников».
- Это понятно, но где именно и почему? – Шерри продолжала задавать вопросы, а Джейк тем временем проверял найденное оружие.
- Не знаю и мне плевать, - пожал плечами. За все время, что он тут провел, он так и не смог понять, что именно пытались с ним сделать и чего добиться. – Но мне надоело быть подопытным кроликом.
- Что они делали с тобой? – ее ночнушка упала на пол, оголив тело, а Джейк не смог удержаться и кинул на нее короткий взгляд. Красивая и с фигурой, но что-то было не так.
- Всякое, - пожал плечами Мюллер. – Нам надо отсюда выбираться.
А потом был какой-то ад. Они убегали от танка, от вертолета. Он снова встретился с Крисом, но тот был слишком далеко, да и просить того о чем-то, а уж тем более спрашивать был не вариант. Самым дурным было, когда они встретили какую-то тварь с бензопилой. Это был словно гребанный приключенческий фильм про агента 007, а не реальность. По дороге Джейк только и успел выяснить, что Шерри тоже американка и у нее был способ выбраться из Китая. А еще он смог выяснить, что провел в том аду шесть месяцев. Шесть гребанных месяцев. В голове то и дело возникали вопросы, что все это время делал Кеннеди. Выжил ли он вообще? Но их приходилось отгонять от себя, словно назойливых мух, потому что были проблемы более насущные, чем самопожирания по поводу парня на одну ночь. Ответ на вопрос, который гложил Джейка все эти полгода, появился сам собой, когда они зашли в очередной двор.
- Это же… - девушка всмотрелась куда-то вдаль, а потом побежала в этом направлении. – Леон?
Мюллер сначала сам не верит своим глазам, а потом бежит за оголтелой девицей, которую приходилось то и дело спасать все это время. Остановившись чуть поодаль, он смотрел на агента. Гребанный американец был единственным, что не дало ему сойти с ума все те сранных полгода в белой комнате. Мысли о нем, воспоминания, желание выбраться и узнать, что с ним стало – все это заставляли бороться. Именно они сподвигли его на побег. И вот Кеннеди стоит перед ним живой и такой же удивленный, как и он сам.
- Джейк… - знакомый голос заставляет вздрогнуть и осознать тот факт, что все происходящее не очередной всплеск воображения, не сон, а реальность. Словно понимая, что происходит с ним, агент подходит ближе и целует его, Мюллер, отвечает прижимая того к себе. Где-то глубоко внутри он рад, что старик его не забыл.
- Осторожно! – раздается незнакомый женский вскрик и только в этот момент, Джейк заметил, что американец не один. Мюллер попытался оттолкнуть от себя Кеннеди, но тот схватив его оттолкнул их обоих от канистры. Они поднимаются одновременно, доставая оружие. Возникшее непонятно откуда неприятное чувство, сразу же приходится запихнуть куда поглубже внутрь и забыть о нем. Над ними снова возвышается та тварь, что бегала за ними по Эдонии. Похоже старый приятель снова вышел на охоту.
- Скажи мне, милый, ты продолжаешь изменять мне с ним? – игриво шутит Кеннеди, как раньше. Но это шутка бесит, Джейк был бы и рад врезать американцу, но вместо этого направляет свою ярость на тварь, с которой давно пора было покончить.
- О, ну ты же знаешь, что он назойлив, как бывшая подружка? – Мюллер криво усмехается в ответ, пытаясь поддержать общее настроение.
Убить Устанака даже вчетвером оказалось задачей непосильной. Эта тварь выжила из них все силы, в какой-то момент Джейку даже пришлось остаться наедине с новой подружкой Кеннеди, пока тот вместе с Шерри пытался оживить автобус за воротами. Смотрю на брюнетку, хотелось кинуть ее на растерзание твари или просто застрелить, а потом набить морду Леону. Но вместо этого столь желанный для Устанака Мюллер бегал от него, словно играя в догонялки, то и дело подрывая того на канистрах. Все бы ничего, у них даже кажется получилось убить эту тварь в конечном итоге, но в самый последний момент тот сбежал. Стоило бы отправиться в погоню, но им надо было добраться до точки, которую смогла выяснить Шерри, чтобы выбраться из этой страны. В Китай после всего этого Джейк точно уже никогда не вернется.
А потом на них стала падать вышка и в это раз уже Мюллер схватил своего любовника и отпрыгнул в сторону, совершенно забыв про девицу, с которой пришли. Да, честно говоря, он забыл про них обеих, но на брюнетку Джейку было наплевать.
- Шерри! – Джейк позвал девушку, но той было уже не до него. Ее больше интересовал Кеннеди. Хренов старик был популярен у девушек. И это раздражало.
Когда стало понятно, что между ними и остальными был, а непроходимая сена огня, Джейк толкнул Леона к ближайшему контейнеру. Тот явно пытался собраться с мыслями и что-то объяснить Мюллеру. Но ярость, которая кипела все это время в его крови не давали возможности понять и услышать его слова. Поэтому парень просто, прижав, поцеловал американца. Совсем не так, как это делал полгода назад. Или совсем недавно перед дракой. Мюллер был зол на Кеннеди за то, что тот выжил, за то, что тот его забыл и променял на какую-то бабень. Под конец парень не сильно прикусил губу мужчины и оторвался.
- Нам стоит уходить, - выдохнул Джейк и двинулся в единственную возможную для прохода сторону. Чуть обернувшись, он посмотрел на своего спутника. – Леон, ты что-то знаешь об Альберте Вескере?

Отредактировано Jake Muller (01-07-2017 01:00:22)

+2

4

И вот его спина в очередной раз ударяется обо что-то и стоило, наверное уже привыкнуть к этому, но он никак не может. Особенно, когда это делает Джейк. Кажется в семье Вескер это такая привычка, мотать его по поверхностям. Но все веселье и сарказм исчезают из его мыслей, когда он отвечает на несдержанный и местами грубый поцелуй явно злого мальчишки. Что же, состояние Мюллера можно понять, потому что сам агент чувствует в отношении себя почти то же самое. Особенно учитывая, кто на этот раз его спас. Он обнимает наемника за плечи и ему в очередной раз спокойно, как будто где-то там не бродит Устанак, склады за спиной не горят, а впереди не ждет заброшенный рынок. Он тянется за поцелуем, после того, как все заканчивается, а потом стукается затылком о железо контейнера. Ему нужно больше времени, чтобы прийти в себя, чем думает Джейк, но об этом он скажет ему как-нибудь потом.
Они проходят вперед и вокруг них клетки, в которых кудахтают курицы и от досады агент даже подстреливает одну, не заботясь о том, что выстрел услышат зомби. Да и если бы мертвецы были рядом, то наверное бы они не имели возможность обжиматься у контейнера и сейчас бы не разговаривали. Американец спотыкается на очередном вопросе и поднимает взгляд на Мюллера.
- Смотря, что ты имеешь в виду под этим вопросом. – Он пожимает плечами. Для него существует действительно несколько трактовок этого вопроса, да и не только для него. Если брать вопрос, как он есть, то ответ скорее всего будет состоять из перечисления, кто такой Альберт Вескер, чем занимался, а так же перечисления тех случаев, когда он пытался уничтожить мир ну и дата, когда по мнению многих, он умер. Другой вариант. Это тот, где смысл превращается – встречался ли Леон с Вескером когда-нибудь. И насколько бы он не хотел врать Мюллеру, но ответ скорее всего был бы уклончивым, мол, в первом своем деле, он пересекался с ним в Испании, когда Вескер охотился на Лас Плагас. Ну и последний вариант вопроса, подразумевает, что Кеннеди рассказывает все, что он знает о Вескере, включая все встречи с ним и все произошедшее. Вот только американец готов сделать все, что угодно, чтобы не открывать последнее. Мюллер зол и без того, чтобы ему рассказывали. Как его недавний любовник спал с его отцом.
- Но, я знаю, что он твой отец, как и сказала та женщина в горах. Я знал это еще когда поехал за тобой в Эдонию. – Кеннеди проходит вперед, обгоняя Джейка, и заходит на территорию рынка. – Та девушка, Шерри, она должна была поехать, но я не мог ее просто так отпустить, поэтому поехал сам. Но так как вы в итоге оказались тут вдвоем, то думаю, что таков был план Симмонса. Вы нужны были ему оба и дело тут я полагаю в том, что Шерри была заражена вирусом еще будучи ребенком. Более того ее отец тем самым и вылечил ее тогда. Ты был нужен из-за крови отца.  Полагаю, что вы двое единственные в своем роде…
Агент замирает и обрывается на полуслове, потому что впереди раздается предсмертный крик человека. На автомате пистолет возникает в руке американца, нацеленный на опасность впереди. Он знает, что эти звуки не предвещают ничего хорошего и скорее всего рынок они просто так не пересекут. Кеннеди ругается себе под нос, а потом кивает Джейку, чтоб был начеку. Примерно в таком состоянии они доходят до запертых ворот, ключи от которых неизвестно где. Один, правда, лежит рядом. Но стоит до него только дотронуться, как из внутренностей коров, сваленных тут же в кучу, вылезает нечто.
- Что за хуйня? – возникает закономерный вопрос, потому что они высаживают в тело мутанта по обойме, а тому хоть бы хны. И только после еще парочки магазинов существо распадается на части и как будто становится каменным. Они вставляют ключ в замок.
- Нужно быть осторожнее, - вздыхает очевидное Кеннеди. Перед ними огромный рынок, полный неизвестности и где-то там, если им повезет, еще два ключа. И что может пойти не так?
Я верил в то, что Джейк будет удовлетворен моим ответом, потому что я не хотел отвечать на любые вопросы, связанные с его отцом. Но с другой стороны во всем произошедшем и происходящем был виноват я сам, а значит, то была моя карма – отвечать на них. Учитывая возникшую опасность, разговор откладывался, но это не значило, что он не возобновится. И на самом деле, я хотел бы, чтобы этот срок откладывался, как можно дальше. Но не настолько далеко, чтоб обо всем Мюллер узнал от отца. Нет, я не собирался просто так его отдавать, но ведь меня никто и не спрашивал, чего хочу я?

+1

5

- Я так понимаю это да, - сквозь зубы бросает Джейк, когда Леон словно пытается уйти от ответа, переспрашивая, что Джейк имеет ввиду. Мюллер может и обратил бы на это внимание, но он слишком зол. Все еще зол без толковой причины на Кеннеди, зол на мать, что она умерла и не рассказала ему об отце, зол на отца за… этот список слишком длинный, чтобы его можно быть сформулировать. Джейк был до отупляющего безумия и ярости зол. Джейк идет вперед, в то единственное вперед, куда они и могут идти, словно кто-то на их пути проложил лабиринт из контейнеров. – Они, там, где я был. Они много говорили о нем. Вроде как у него были антитела, способные справиться с любым вирусом. Как выяснилось, он как-то неправильно использовал свой дар, принимал его как должное и превратился в чудовище…
Джейк прерывается, осматриваясь и пытаясь понять куда они вышли. Агент обогнав, наконец решил начать отвечать на вопрос. Правда и он не успевает закончить свою речь. Джейк захлебнулся от собственной ярости, а Кеннеди прервал чей-то предсмертный крик, хотя скорее это было похоже на вопль. Оба мужчины – агент и наемник, сразу же взялись за оружие и осторожно пошли вперед. Они знали свое дело, поэтому двигались почти бесшумно, пытаясь найти источник, а точнее уже останки того, кто оповещал всему свету о своей кончине. Труп они нашли возле ворот, но того, кто покончил с человеком рядом видно не было, зато виднелся один из трех ключей. Леон потянулся взять его и тут случилось то, к чему не один из них не был готов. Странная и непонятная тварь начала сползаться со всех сторон, собираясь во что-то очень отдаленно похожее на человека.
- Твою ж мать, - вырывает у Мюллера прежде, чем он в первый раз пытается пристрелить тварь, отправив ей свинцовый подарок в голову. Но она едва ли на это реагирует, продолжая двигаться на Леона и Джейка. И тут наемника словно прорвало, ярость, гнев и злость, которые копились в нем все эти шесть месяцев вырвались на свободу, и парень начал отстреливаться, меняя магазины. – А то дурак думал, что мой дорогой папочка был просто подонком, который нас тупо бросил! Но ведь нет же! На самом-то деле он был психом, которому почти удалось уничтожить мир! ААА!
Тварь распалась на части и окаменела, после того как они спустили с Леоном в нее хренову тучу пуль. Чуть согнувшись Джейк пытался отдышаться, пока Кеннеди вставлял ключ. Он никогда не любил проявлять эмоции, давать им волю, позволять управлять собой. Он посмотрел на замок, не хватало еще двух ключей, где-то в этом странном месте должны быть и еще два ключа. Все бы ничего, но практика показывала, что если тело сразу не испарилось, значит тварь еще жива или может снова начать двигаться. Устанак тому был лишь подтверждением.
- Нам нужно двигаться, - кивнул Мюллер и пошел осторожно вперед, стараясь оглядываться по сторонам. Это было знакомо, это было понятно. Поле боя, а ему на нем надо выжить, пусть один враг был страннее другого, но здесь Джейк хотя бы точно знал, что нужно делать и как делать. В этой ситуации не надо было задумываться о своей жизни, о матери, об отце, будь он проклят. Нет времени гадать, какой была бы его жизнь, если бы пресловутый Альберт Вескер не бросил бы их. Здесь важно только одно – выжить любой ценой и не дать погибнуть Леону.
К несчастью, подозрения Джейка были верны и тварь, которая разлетелась на окаменевшие куски, через какое-то время снова начала оживать. И вроде как уже этого было достаточно, но нет, пока они изучали рынок, выяснилось, что их тут было две или три. Патроны, которые они находили то там, то тут под прилавками помогали, но мало. Если бы все продолжалось такими темпами, то Мюллер и Кеннеди истратили бы все запасы и умерли так же, как тот неизвестный. Но им в какой-то степени повезло. Найдя нужные ключи мужчины отперли, наконец дверь и зашли в помещение. Казалось, что тут они будут в безопасности какое-то время. В полной они возможно не будут уже никогда, но они на это подписывались, когда в свое время каждый из них вступал на свой путь. Хотя вряд ли они подписывались на попытки спасти мир от непонятных тварей.
- Как ты думаешь безумие передается вместе с кровью? – Джейк стоял около закрытой двери прикрыв глаза. Минута спокойствия принесла с собой снова волну тревожных дум и размышлений. Джейк никогда не думал о том почему он такой, точнее всегда все списывал на то, что был вынужден больше выживать, чем жить. Но теперь, зная кто его отец, возникал вопрос, а стал бы ли он кем-то другим, если бы у него было, то счастливое детство из фильмов, полная и любящая семья? – Я… Я просто хочу сказать, кем я стал, то что я видел, то что я совершил… кажется только теперь я понимаю, в чем причина.

Отредактировано Jake Muller (01-08-2017 15:36:32)

+1

6

Джейк действительно зол. Что подтверждается его словами и криками и тем, как он яростно высаживает обойму в БОО. Кеннеди же даже ничего сказать не может, потому что не знает, как поступил бы сам, будь на его месте. То есть ты считаешь, что твой отец просто какой-то козел с улицы, а оказывается, что едва ли не самое большое зло этого мира. Тут впору сойти с ума, но малец держится лучше, чем мог бы. Или же Кеннеди перестал понимать людей, когда начал думать, что с ним самим что-то не так.
- Нам нужен огнемет. Если он не завалит эту… хрень, то я не знаю что. – Только и произносит он в какой-то момент, пока они ищут ключи и бегают то по улицам, то по крышам, отстреливаясь от мутантов. Агент только и думает о том, что они тратят патроны в пустую, но ведь они в Китае, а в Китае все что нужно, вы найдете в большом количестве. По крайней мере, так казалось сейчас, когда пистолетные патроны оказывались везде, куда только не загляни. А может, это было и логично, учитывая, что они находились не в самом спокойном районе и торгаши должны были защищать себя сами от посягательств недоброжелателей. В любом случае не им было жаловаться, учитывая, что тварей было несколько и в какой-то момент они были вынуждены разделится. И если Джейк себе спокойно оказался на крышах, где его достать не могли, то сам американец наматывал круги вокруг рыночных лавок, стараясь не угодить в крепкие объятия БОО.
Когда ворота, наконец, открылись, они оказались в более-менее спокойном месте. Задняя комната мясной лавки, где на полках тух товар, а чуть впереди стояла мясорубка. Американец убрал пистолет и обернулся на очередной вопрос, изгибая бровь. А потом лишь усмехнулся.
- Нет. И твой отец тут не причем. Да и чего такого ужасного ты сделал? Я, например, убил президента США пару дней назад. – Леон усмехнулся. Это была плохая шутка. А потом подошел к парню и, положив руки на его талию, толкнул к опоре полок. – Ты не твой отец, даже близко нет. Ты хотел выжить, и ты выжил. Только и всего.
Может конечно и глупо, но американец просто обнял парня, прижав к себе. Можно сказать, что он все еще не верил в эту встречу после полугода. Агент мог только представлять, что выпало на долю этих детей и при мысли об этом где-то очень глубоко внутри начало что-то шевелится, но стоило только почувствовать чужое тепло, как это ушло. Сейчас он не обращал на это внимания, потому что было далеко не до того, но как-нибудь потом, после всего этого ему придется разобраться со всем, что творится в его организме.
- И знаешь, ищи плюсы. Если бы не твой отец, мы бы не встретились. - американец, наконец, отпустил парня и хлопнул его по плечу, после чего пошел дальше. На самом деле, передышка была им на руку, но ведь они все еще там, где были, а значит вокруг точно есть и Джаво и эти непонятные твари. которых нельзя убить. Ну или агент считал, что их нельзя убить, ровно до того момента, как его не перемололи в мясорубке. К счастью им удалось сунуть в работающий аппарат БОО и его перемололо.
- Надеюсь, из такого состояния ты не восстановишься. - наблюдая за тем, как тварь исчезает в крутящихся лезвиях, прокомментировал американец. Они вышли из рынка, больше не потратив ни одного патрона, зато пополнив запасы все там же, под стойками. Впереди лежали не то склады, не то еще что. Трудно было определить, так как все здания вокруге казались одинаковыми. И в какой идти было вопросом хорошим. Указанная Шерри высотка лежала дальше за всем этим безобразием. Но вопрос отпал сам собой, когда американец увидел знакомую фигуру.
- АДА!? – Он затормозил у лестницы, за которой скрылась шпионка, и потом подумал о том, что видел этот костюм раньше. – Похоже твоя старая знакомая. Пошли. Она нужна нам живой. Хочу узнать, что ей надо и кто она такая.
В здание они забежали, отставая на пару минут, за которые женщина успела включить систему охраны. И только краем глаза, американец отметил наличие в этом помещении капсул, в которых были заспиртованы БОО. Разглядывать не вышло, так как приходилось уворачиваться от лазеров и только каким-то чудом они заскочили в лифт.

0