В общем и целом вопросов набиралось уйма, а ответов Фандорин не находил, не помогало даже хваленое шестое чувство с удачей. Он «сканирует» себя и не понимает, что чувствует: вроде и рад, что из лаза тянет заманчивым свежим ночным воздухом, но он порядком не готов. Если Зуров уже успел переодеться в рубашку, которая действительно была бельмом в их плане, и уже начинал натягивать чужие штаны, то сам Фандорин все никак не мог подойти к черному свертку. Ох, и не лежала у него душа к женским вещам. Он аккуратно разворачивает черную тяжелую ткань и почти брезгливо поднимает ее, натягивая сначала на голову, потом на плечи. Где-то в плечах (все же плечи у Эраста Петровича мужские) он понимает, что попал в ловушку: дальше упрямая ткань не хочет идти, а Зуров уже подался к лазу. Ткань трещит, но все же через некоторое время поддается, а недовольный промедлением Ипполит Александрович уже постукивает чужим сапогом по доскам сарая, Фандорит, продвигаясь по лазу, шипит что-то подобное «никогда больше в жизни», «что б я еще раз», «боже мой». Читать дальше.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Конец пути - начало нового » Silver For Monsters


Silver For Monsters

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

— Silver For Monsters —
Geralt z Rivii, Medivh.
[Wiedźmin | Warcraft]

http://se.uploads.ru/t/ewuHV.gif

— Описание эпизода —

Говорят, Геральт, что ты придумал себе ведьмачий кодекс. Именно он помогает тебе придерживаться нейтральной стороны. Некоторых чудовищ ты убивал, а некоторых, которые были ни в чем неповинны, ты оставлял в живых, помогал снять колдовство. 

+1

2

Он уже и забыл, как долго в очередной раз слоняется по следам Цири. Неровная, прерывающаяся тропка следов заводила его все дальше, видимо, пыталась либо запутать, либо заманить вглубь темного леса. Медальон чуть ощутимо подрагивал, подсказывая, что если Геральт сделает еще пару шагов по направлению к темноте, то придется использовать травы и эликсиры, коих у него осталось мало после предыдущего столкновения. Скорее всего в чаще был Боровой или сам Леший, ведьмаку не хотелось лишний раз сталкиваться с духами леса, так что он пытался осторожно обойти место, которое, по-видимому, принадлежало им.
Определенно, рок сыграл с ним злую шутку, всю его долгую жизнь он будет держать долгий путь через леса и реки, через горы и ручьи в поисках той, что так ловко до этого момента ускользала от него. И в очередной раз след оборвался, оставив Геральта ни с чем. Чутье подсказывало ему, что Цири скрылась с помощью своих способностей и что его поиски зашли в тупик, а ему попалось самое прекрасное место для ночевки, где под боком у тебя бродит Леший, а тьма стоит такая, что хоть глаз выколи, но ничего дальше своей руки не разглядишь. Возвращаться в деревеньку было поздно, и ведьмак решил ночевать так – под сенью могучих дубов, которые хотя бы укроют его от ветра и дождя. Он оперся спиной о старый дуб, что протяжно скрипел и иногда бросал старыми листьями ведьмаку на колени и в сумки, что бы перевести дух и собраться с мыслями.
Куда он пойдет теперь?
Сможет ли он и дальше так же легко находить следы Цири?
Куда закинет его предназначение?
Ему снились беспокойные сны: будто вороном он обернулся и все смотрел откуда-то свысока. Видел себя идущего тихо-плавно, словно кот, который крадется за мышью, на голове его был капюшон, а сам он выглядел, как будто его очередной заказ состоял в том, что бы изловить утопцев где-то на дне озера. Оттого и вымок, оттого и плащ давил на плечи будто гиря, оттого и подол его был весь в грязи болотной. Он шел по каменным ступеням, выбивая искры из них, опираясь почему-то на серебряный меч. Уж не ведьмачье ли чутье ему подсказывало, что на вершине башни его уже ждут? Жаль, что медальон лишь иногда слабо дергался, да не давал ему подсказок. Приходилось полагаться на опыт, усиленное зрение, да ступени, которые все никак не кончались. Иногда он слышал голоса, но не мог понять, кто его зовет. То мольбы о помощи, то крики о пощаде, то просто неразличимый шепот. Он лишь покрепче сжимал серебряный меч, аж до белых костяшек пальцев.
Когда ступени закончились, он и не заметил. Просто очутился в новом помещении, где уже не так задувал ветер, и голоса прекратили свой назойливый призыв. Где-то вдалеке горел огонь, который звал уставшего путника.
Геральт почувствовал, что больше не с высоты наблюдает за собой, а теперь стоит на каменном полу и наблюдает сам за мерцанием далекого огонька. Он почувствовал запах старины, веянье магии, но не такой, какую обычно использовали все его знакомые чародеи и чародейки. Нечто другое скрывалось  там внутри. Он толкнул створки от себя, что бы очутиться в просторном зале с длинными столами, предназначаемые для пиров, множество кубков пылилось здесь, одни были перевернуты или валялись под столами, другие стояли и ждали гостей. Нашелся и сам хозяин, который сидел во главе этого стола.
- Не найдется ли у милсдаря приют для путника? - Он аккуратно обходит ряды лавок и опрокинутых столов чуть меньшего размера, чувствуя, как медальон начинает вибрировать все сильнее.

+1

3

Жди как ведьмак, бесстрашный герой

За деньги найдет и придет за тобой,
Разрежет на части и лоскуты,

Разделает внутренности твои
Опыт был провальным с первой секунды, как только эта мысль посетила Медива. Но он как порядочный маг и ученый хотел провести его. А что делать, если под рукой у тебя колодец с первородной магией, которая подпитает тебя в любой нужный момент, удаленная башня без лишних глаз, не считая Кадгара, который трудится где-то глубоко в библиотеке и мысли, изъеденные скверной? Каждый день в голове Медива крутилась одна и та же мысль: а что если он сможет провести призыв без помощи Гул-дана? Он не будет пользоваться грязными орочьими шаманами, а сделает все сам – чисто и аккуратно. Маг долго вычислял благоприятную обстановку. В ход шло все: и его старые макеты звездного неба с различными парадами планет, старые карты звездного неба со всеми созвездиями Азерота, записки и свитки из библиотеки, которые он нарыл с помощью своего помощника. Что-то он пытался выудить с помощью Саргераса, но информации было слишком мало.
И вот, казалось, настал благоприятный момент во всех понятиях: источник светится магией, он наполнен до краев, помощника, которому Медив даже дал задание, не слышно и не видно. Интересно, кто удивился больше – сам Хранитель, который не ожидал от себя таких творческих и учительских позывов или Кадгар, который, наверное, впервые что-то получил от старшего мага.
Он уже заученными движениями выводит потоки магии в разные руны, они окружают его руки в правильной последовательности то увеличиваясь, то уменьшаясь. Медив даже не хочет задумываться, что произойдет, если он сделает один неверный пас. Даларан больше не будет беспокоить Каражан? Или просто его сотрет с места потоки слишком сильной магии для Хранителя? Или за такую небольшую ошибку его и не станут наказывать? Или все же произойдет чудо, и Хранитель сможет перетащить кого-нибудь из другого мира?
Слишком много рун гнездиться на его руках, но портал в другой мир открыт. Жаль, что он небольшой, но руку в другое измерение Медив может спокойно просунуть. Свободной рукой он пытается увеличить брешь в другом мире. В детстве мать так и не смогла приучить его, что некоторые вещи нельзя совершать. Очень жаль. Сейчас он был бы намного аккуратнее в своих поисках и опытах. Магический аркан начинает слишком часто пульсировать и потихоньку схлапывается. Маг отдергивает свою руку от кромки другого мира с сожалением. Жаль, а такая идея только что захлопнула перед ним свои двери.
Ему хочется рвать и метать, все вычисления ушли в трубу. Их проще предать огню, чем собирать все листки заново по порядку. Ветер из другого мира разметал их по башне, наверное, еще что-нибудь из окна спланировало на ярус ниже. Он щелкает пальцами, и все видимые листы начинают гореть. Он увидел другой мир с его деревьями, людьми и непонятными существами. Местные духи леса или нет? Его пытливый ум хотел, что бы маг продолжал исследования в этой области, но Медив слишком устал. Он отдал почти все свои магические силы на свое детище, но, увы, оно было мертво. Хранитель лишь смог посмотреть, но не вытащить живое существо сюда.
Его сил хватает только на то, что бы спустится до яруса, который находится ниже. Когда-то здесь проходили знатные пиры, звенели кубки, а в них пенилось вино, но он сам прогнал всех, кто мог бы пировать вместе с ним. Он пинает старый золотой кубок, что так некстати оказывается у него под ногами и устало опускается в кресло в середине зала. Наверное, когда Мороуз вспомнит о нем, то отправится искать мага и найдет его здесь, а там они вдвоем с Кадгаром перетащат тело Хранителя в его покои, а пока можно отдохнуть и здесь. Усталый мозг перестает выдавать все новые и новые формулы по созданию нового портала в другие миры и отпускает Хранителя в забытье.
Что-то выдергивает его из сонных бесед с Саргерасом, который и не радуется насчет новых открытий, но и не противится им. Он сонно жмурится, но тут же садиться ровно, потому что в зале присутствует чужая магия. Чужая магия для всего Азерота. Где-то внутри Саргерас заинтересованно поднимается.
- А что милсдарь забыл здесь? – Он пытается держать дистанцию с гостем, но тот постепенно приближается к Медиву. Он щелкает пальцами, и огромная зала освещается тысячами факелов, освещая путника. Не этого ли человека Медив видел, когда пытался протянуть свои руки в другой мир?

Отредактировано Medivh (27-10-2017 20:09:18)

+1

4

Он делает шаг назад, готовясь, если будет надобно плавно уйти от удара, но по щелчку пальцев фигуры загорается факелы в зале. Геральт и с помощью ведьмачего зрения смог обозреть масштабы пиров, которые могли бы проводиться здесь, но с помощью неровного огня она казалась куда больше. Он убирает меч в ножны, что бы не вспугнуть хозяина и подходит еще ближе. Медальон с головой волка начинает еще чуть заметнее подпрыгивать, казалось в такт дыханию незнакомца. Интересно, что же за бестия обитает здесь и беспокоит ли она здешнего хозяина? Геральт вертит головой во все стороны, здесь могут обитать множество чудовищ. Все признаки как на ладони: большие заброшенные помещения, пыль, плохое освещение. Ему кажется, что за его спиной кто-то шепчется о чем-то, а может быть решает его Геральтову судьбу в данный момент. Он быстро оборачивается, но даже ведьмачье чутье ничего не улавливает. Лишь отголоски. Лишь голоса.
Голоса, что привели его сюда.
Он встает кованым сапогом на опрокинутую скамью, что бы поднять ее на место. Носком сапога он легко поддевает ее и ставит в нормальное положение. От предмета мебели пыль встает столбом. Геральт присаживается на деревянную поверхность:
- Геральт из Ривии, - он считает, что разговор затянется надолго. По крайней мере ему так кажется. Потому что он не знает, где он сейчас находится, в какой части его необъятной страны. Неужели Цири, при переходе в очередной мир, смогла зацепить и его? Тогда как без помощи нее выбраться к себе?
- Ничего не забыл. Но что-то смогло затянуть меня сюда. – Он пытается выстроить логическую цепочку. Вот он засыпает в лесу, где под боком ходил Леший, а вот он уже бредет по здешним помещениям, ведомый каким-то вороном, который кружил около него, пока он не оказался здесь. Геральт замечает, что незнакомец не особо хочет начинать беседу и решает, что начнет он.
Раз уж гость здесь – он. Ему и байку сказывать.
- Я ведьмак, - он ловит дрожащий медальон рукой, успокаивая его. – Есть такое ремесло там, где я обитаю. За скромную плату я могу избавить простой люд от любых страховидл, которые покушаются на их жизнь или на их добро. Или попытаться расколдовать эту бестию, если на нее наложены специальные заклятия или еще что-нибудь. Работенка не скучная, - пытается пошутить он. - Могу ли я узнать, где я нахожусь в данный момент?

+1

5

- Магна Медив, - он откидывает капюшон, что бы незнакомец смог рассмотреть его и перестал так нервно озираться по сторонам. Давно он не разговаривал с кем-то незнакомым. Мороуз, Кадгар и сам Саргерас не в счет. Он их научился обводить вокруг пальца. С матерью было сложнее, ее не обманешь. Она почти что сразу смогла раскусить его и понять, что же с ним на самом деле не так. Проклятый Хранитель… А ведь она тоже приложила к этому руку. – Маг, - запоздало добавляет он. Пока он не может понять, что может включать в себя профессия ведьмака и есть ли у них маги или чародеи.
Он никогда не слышал про Ривию, да и про все то, что рассказывал незнакомец. Значит ли это, что все же Медив смог вытащить кого-то в Азерот? Кажется, что разговор будет интересным. Он потирает руки в нетерпении. Но что бы узнать у Геральта из Ривии еще что-нибудь о его мире, придется рассказать о себе и о своем мире. Что рассказать? Насколько проницателен новый гость Каражана? Поймет ли он сразу о том, что Медив проклят или спишет все на особенности нового мира.
- Твой медальон реагирует на магию? – Что-то подсказывает ему, что он не только реагирует на магию, как в большем случае на монстров, бестий и прочих существ. Значит ли это, что в другом мире на Медива объявили бы охоту? Заплатили какому-нибудь белоголовому ведьмаку и тот быстро бы смог решить судьбу мага. Или нет. Сам Медив не чувствует сильной магии в Геральте, лишь ее отголоски, возможно, это всего лишь амулеты, но он не уверен. В любом случае ему придется быть аккуратнее.
- Ты в Азероте. Эта башня называется Каражан, она моя. Могу ли я чем-то тебе помочь? Допустим спустить с ярусов библиотеки карты Азерота или карты созвездий, что бы смог сориентироваться? – Он не желает рассказывать ведьмаку кем он является на самом деле, он даже не хочет упоминать про Хранителя и его дар. И так достаточно информации для первого знакомства. Медив не любил, когда по его башни ходили посторонние люди, когда приходили новые ученики. Он просто не мог терпеть такое скопление народа.
- Это видения, - он прогоняет их одним взмахом. Пусть уж лучше подкараулят Кадгара где-нибудь, чем его нового знакомого. – Своеобразная плата за то, что башня находится около сильнейшего источника магии. Само здание впитало в себя слишком много магии и знаний и теперь делится ими со всеми, кто находится в Каражане. Мороуз,  мой камердинер, носит специальную затемненную повязку, что бы они его не беспокоили, а мой помощник Верный шарахается от них. Так что если услышишь шум, крики или какие-нибудь другие звуки, то это скорее всего Кадгар увидел очередное видение.

Отредактировано Medivh (14-07-2017 08:56:51)

+1

6

Как оказалось, но владелец (а именно этот странный человек владел башней) не особо хотел делиться какой-либо информацией. Быть может, сам Геральт покривил душой и не рассказал ему все, что знал. Но он хотя бы попытался начать разговор. Наверное, он слишком часто скитался по полям и лесам за всякими чудовищами, что позабыл, как ведут себя при дворе знатных особо. Где-нибудь сейчас Йеннифер должна закатить глаза и фыркнуть. Но и хозяин башни не отличался манерами, да и одежда не выдавала в нем знатные крови. Геральт оставался в растерянности, до одной короткой фразы. Вот оно, то, что может помочь ему. Все, что могло сроднить Геральта с этим миром – это маги. Потому что где бы он не бывал, ведьмак всегда наталкивался то на Йен, то на Трисс и ими дело не заканчивалось. Интересно, что может именно этот маг? Может ли он открыть портал, эту ненавистную воронку, которая поможет вернуться Геральту?
- Он реагирует на магию, магических существ и различных чудовищ. Думаю, что в данный момент он реагирует на видения и источник. – Геральт решил не говорить своему новому знакомому, что медальон так же может предупреждать об очередной опасности, которая может подстерегать ведьмака где и когда угодно. Он успокаивает медальон, что бы тот не отвлекал мага от рассказа. Ему не надо знать, что в частности полезная вещица реагирует на него. Или он все же догадывается об этом? Один раз уже Геральт во времена поисков очередного заказа наткнулся на подобную ситуацию (на самом деле таких ситуаций было множество, но эта запомнилась ему надолго). Они с Плотвой наткнулись на пару растерзанных путников, а потом на чудовище с медвежьей головой, которое было проклято служительницей храма. Он потихоньку встряхивает головой, прогоняя навязчивые воспоминания. Наверное, сыграла роль сама башня – такая же одинокая и заброшенная, как и дом заколдованного парня, который, кстати говоря, оказался неплохим малым.
- Мне ничего не скажут твои карты. Думается мне, что я из другого мира. – Недаром он внимательно слушал рассказы Цири о других мирах, в которых она успела побывать, пока бежала от всех напастей, которые ждали ее то тут, то там. Наверное, ласточка успела побывать и в этой башне, хотя эта твердыня не была похожа на эльфские строения.
Ведьмак точно так же может перечислять названия, которые он знал сам и бывал там: Новиград, Туссент, Скеллиге… Он может очень долго перечислять названия, но они с магом так и не придут к согласию. А здесь нужно действовать сообща. И еще одно… За годы общения с чародеями Геральт понял одно, лучше не выводить их себя. Кто знает, как долго он будет лететь вниз головой из этой башни?
- Что показывают эти видения? – Придется каждую фразу вытягивать из этого странного знакомого. Пусть будет так, хоть по одной, по двум фразам, но Геральт сможет сформировать пару выводов об этом мире.
Он цепляется за единственную знакомую ему ниточку и тянет: - Я знаю многих магов. Что подвластно тебе?

+1

7

Слова незнакомца подтвердили догадки мага: медальон реагирует на магию, может быть, не на скверну, но на источник точно. Или все же прихватывает и скверну? Взять бы этот медальон и рассмотреть поближе. Исследовательский азарт затягивал мага все больше и больше, но захочет ли Геральт поучаствовать в эксперименте? Начал бы он с медальона, что так остро реагировал на все, что находилось вокруг, потом переключился на два меча. Интересно, зачем ведьмаку именно два меча. Один затупился – взял следующий или..? Можно было предположить, что на каждый вид или класс чудовищ нужен был свой меч, но почему их только две штуки? И эти зрачки нового гостя, их кошачий вид завораживал. Интересно, может ли ведьмак пользоваться магией?
- То что было и то что будет. Но чаще всего перевирают, что прошлое, что будущее. Если в скором времени тебе покажут копию тебя же с головой чудовища, знай, может это и не правда. За твой спиной разыгрывалась сценка из моей юности, - он чуть не произносит слов «прошлой жизни», но успевает остановить сам себя. 
Он не хотел начинать разговор об этом. Что ему будет подвластно и что было? Что рассказать Геральту, который ничего не знает? Рассказать о великом Тирисфальском Хранителе или об источнике и первых, а может что-нибудь про скверну? Видимо, простых слов про магов ведьмаку не хватило, что бы понять, что может хозяин башни, но и он не спешил раскрывать всех своих карт: - Интересуешься в силу профессии, - он чуть приподнимает уголки губ в подобии усталой улыбки. – Знаю одно, что избавит от болезней и горестей, скорбь уберет из твоего сердца, - он пытается с помощью источника запутать Геральта, а пока тот идет по призрачной дорожке, выведать его тайны, найти рычаг, что бы потом использовать его против ведьмака. Ни один даже самый могучий воин не может не скорбеть или жаждать чего-то так же сильно, как битву. – Второе, помогает врачеванию. – Он внутренним взором натыкается на колено, которое беспокоит ведьмака, на полоски шрамов на груди, на множество других вещей, которые оставляли самые разные чудовища, но и люди. – Третье, уберет в битве клинки противника от тебя. Оградит оно тебя от острых вил мирных, которые угрожали тебе, ведьмак. Переиграет все заново. – Он замечает, что ведьмак не слышит его и продолжает еще быстрее: - От четвертого подвластны мне все замки и узы, которые сковывали раньше. Обязательства падут и уберутся прочь, как прикоснусь к тебе. Волен будешь идти на все четыре стороны. Пятым помогу стрелу смертельную поймать и отвести. Лапу с ядовитыми когтями отвести, поймаешь всех своих утопцев. – Он читает воспоминания Геральта как открытую книгу, как бестиарий всех его чудовищ. Видит он как на ладони всех синих переливчивых утопцев, которые собираются утащить Геральта на дно, видит он, как тот отбивается, а утопцем достается лишь сапог, да удары меча. Серебреный меч, оказывается, нужен для чудовищ, а стальной для люда простого.
- Шестое поможет проклятье отвести. Да так, что наславший его сам и сгинет. – К этому у него есть великолепное доказательство, мать, которая вложила в него всю свою силу, ушла от него, скорчившись, а дракона пожрало пламя изнутри.
- Седьмое огонь гасит. – Теперь он знает, что Геральт обладает некими признаками магии – знаками. Огонь в их числе. Правда еще непонятно, откуда он черпает силу.
- Восьмое мне поможет дружбу завязать с теми, кто меня ненавидит. – Жаль, что их с Гул`даном плодотворное сотрудничество нельзя назвать дружбой… На очередной повестке у него стоял ненавистный Даларан, который должен был вскоре либо пасть совсем, либо прекратить свои попытки вторгнуться в Каражан. – С девятым с ветром договорюсь, бурю заговорю, а твоя ладья на остров причалит спокойно. – Он видит, что у Геральта есть дочь, которая и смогла спасти его от людского гнева.
- Таковы первые девять, которые познал я еще с молоком. Не желал я их, но мать велела иначе. Так и стал я Хранителем, но тебе, Геральт, запоминать это не стоит. Продолжим. – Он подзывает к себе вино из погребов вместе с кубками. Один, оттирая краем своего балахона, Медив подает Геральту. – Пей, я еще не закончил. – Маг смотрит на свой кубок, будто раздумывая наливать или нет в него вино, но потом, видимо передумав, все же наливает.
- Десятым умею разгонять тех, кто мне не по нраву. Так зашлю их, что не смогу сыскать обратной дороги вовек. Так и будут всю жизнь дорогу искать обратную.  – Без помощи шамана орков он никогда бы не смог открыть портал, но теперь он может все. По его воле из одного мира могут перейти целые войска в другой.
- С одиннадцатым могу так сделать, что бойцы меж врагами пройдут невредимыми и вернутся героями с поля битвы в свои родные края. – Видит свет, Медив всегда пытался помочь своим друзьям, особенно Лотару, который участвовал во всех битвах, что в детских, что с троллями, что сейчас с орками. Он всегда следил, что бы ни один предательский меч не смог коснуться его друга.
- Двенадцатым выну из петли, да заставлю рассказать все, что знаешь. – С помощью него он и «исследовал» ведьмака. Теперь знал он слишком многое на целую книгу, которая будет вечность храниться на полках в библиотеке Каражана. Знал о детстве, знал об испытаниях, об эликсирах и травах, о ведьмаках, о чародейках, о всем, что знал и видел когда-то Геральт из Ривии.
- Тринадцатым пошлю людям видение о мудрости, силе и славе. Пусть вдохновит их это видение на подвиги. А четырнадцатым склоню к себе любую деву. Пятнадцатым так окручу, что эта дева никогда и никого больше не полюбит. А шестнадцатое заклинание из них самое великое, да такое, что о нем до поры до времени молчать придется. И имя ему – Легион. – Тихо закончил Медив.
- Хотелось мне кому-нибудь поведать об этом, да слушателей не находилось, - он отпивает вина из своего кубка. Этот алкоголь не шел в сравнение с винами из Туссента, где бывал не раз Геральт.
Медив подсаживается чуть ближе к ведьмаку, ведя пальцами по медальону: - Тише, тише. Я не враг тебе, но и не друг. А теперь пора просыпаться, Геральт. – Он легко толкает того в плечо, что бы тот очнулся от магического вмешательства. – Могу превратиться в ворона. И все. – Маг улыбается, кивая своим мыслям. – Наверное, это здешнее вино сыграло с тобой злую шутку. Что ты будешь здесь делать, если не найдешь портала обратно?

Отредактировано Medivh (14-07-2017 08:58:11)

+2

8

Как только маг начинает рассказывать о себе, у него начинают слипаться глаза. В один момент он представляет, как его тело несет утлая лодка без весел куда-то далеко, а нежданный ветер подгоняет ее рваные паруса. Его укачивает или бросает из стороны в сторону. Вот он опять переживает все странные и страшные события. Потери, обиды, непонимание со стороны простого люда. Что сделали ведьмаки людям? Ведь он всего лишь за плату избавлял их от монстров и прочих чудовищ, которые нарушали обычный уклад жизни в деревнях. Ему хочется возразить, но язык будто к небу прирос. Он проваливается еще глубже, будто уходит в себя.
Через некоторое время, ему кажется, что прошло не менее года. Он ощущает себя так, как будто его повалял взрослый королевский грифон. Все тело скручено в единый узел, а в руках у него кубок с вином. А маг что-то вещает дальше. Но эта круговерть, которая окружает Геральта и сужает его мир до неуловимых пасов Медива. И он снова проваливается куда-то.
Это не может происходить вечно, все когда-нибудь заканчивается. Когда-нибудь земля перестанет вращаться и отпустит Геральта. Когда-нибудь эта дымка, что закрывает глаза ведьмаку,  растает и покажет то, что скрывает сейчас. Он не может использовать знаки, кажется, что пальцы увязли в тягучем липком меде, который не дает свободы. А мечи, что закреплены в ножнах весят под целую тонну каждый. С каждым вздохом воздух проникает в грудь ведьмака нехотя, словно был тут нежданным гостем. Геральту кажется, что все болота смыкаются у него над головой, а его тащат все дальше и дальше.
Утонуть ему не дает легкий толчок в плечо. Он вскидывает голову, напрягаясь всем телом, готовый сделать перекат или прыжок в любой момент времени. Все инстинкты трубят ему, что поблизости враг. И он готов поверить им, но рядом с ним все тот же маг, который, казалось бы, беспокоится о самочувствии ведьмака. Геральт неуклюже поднимается со скамейки, пытаясь сделать несколько шагов назад для более точного замаха меча. Ноги не гнутся, кажется, что каждая мышца и сухожилие разучились выполнять свои функции.
– Дело не в вине. И даже не в здешнем воздухе. – Он аккуратно вынимает серебряный меч. - А в тебе. Что ты будешь делать, когда все узнают твою тайну, Медив? – Вторит ведьмак магу. Он становится в стойку, что бы по возможности использовать меч и знаки. Старые раны, полученные когда-то давно в замке Стигга, начинают недовольно ныть и отвлекать от того, кто смог пробудить старые воспоминания.

+1

9

Percival & Marcin Przybyłowicz & Mikolai Stroinski – Silver For Monsters
- Браво, ведьмак. Что же ты будешь делать с этим открытием? – Обманчиво расслабленная поза не внушает доверия ведьмаку. Отпираться глупо. Видимо пришлый охотник за головами чудовищ смог понять, что здесь не так. Медив знает, что этот странный человек не должен выйти из стен его башни. Либо ведьмак, либо оскверненный. Маг знает, что всегда есть два исхода: либо все пройдет гладко, либо, когда он очнется, здесь будет много разрушений. Главное то, что он будет здесь вечно, а ведьмак уйдет. Его сотрет Саргерас. Медив уже не чувствует тела, это означает, что вскоре его разум померкнет, а тело займет совершенно другой дух.
Медив утонет в зелени скверны, а Саргерас выйдет на свет.
Тело поднимается с места, неуклюже делает шаг, второй. Саргерасу всегда сложно «принять» контроль над хрупкой оболочкой. Медив сопротивляется чуть меньше, чем обычно. Это не его бой, не его друзья и даже не его ученик. Сейчас маленький шпион далеко и он не успеет увидеть то, что здесь произошло. Лучше время для действий – сейчас!
Сергерас ухмыляется, улыбка искажает губы Медива. Тело бьет дрожь, оно не может понять, что здесь будет происходить. Потом маг примет эту боль, залечит с помощью Света, а может, даже и не вспомнить о ведьмаке, который по воле случая оказался здесь.
- Знаешь, впервые мы с Медивом сошлись во мнении, что кому-то не стоит здесь находиться. Он терпит паладина, терпит своего ученика, но тебя, ведьмак, не может принять. Я не виню его. Ведь каждой жертве не нравится свой палач, даже такой. – Рука обводит серебряный меч Геральта. – Нам понравилась твоя история, вся твоя жизнь здесь, - он раскрывает ладонь с почерневшими когтями, - на моей ладони. Все события от начала и до конца. Что ж, я, как лучший писатель в Азероте, поставлю точку в твоей книге жизни. – Ладонь сжимается в кулак, скрывая от Геральта видения из прошлой жизни. Тело Медива двигается на ведьмака, а за ним неохотно ползут две тени, подгоняя друг друга.
- Много ли было чудовищ, которых ты не смог убить? Какая бы цена была за мою голову? За голову предателя всего мира? – Саргерас делает жест: с его ладоней срывается зеленый сгусток, впечатывая ведьмака в стены Каражана. - Дома и стены помогают, - ухмыляется рогатая тень. – Что же ты будешь делать сейчас, ведьмак? – Саргерасу нравится этот мир, нравится вот так просто взаимодействовать с людьми, его окружавшими.

Отредактировано Medivh (27-10-2017 20:07:24)

+1

10

The Witcher 3: Wild Hunt – Hearts of Stone OST – Mystery Man

Серебряный меч плавно уходит от руки одержимого мага. В том, что он одержим, у Геральта не возникает никаких сомнений. В шарике воспоминаний, как про себя окрестил ведьмак это удивительное явление, показывалось многое, что могло тронуть обычного человека. Была там и ложь, кой Геральт не видел ни разу в своей жизни. Даже Лютик не так ярко приукрашивал их общие походы и свои подвиги.
Ведьмак чувствует, как медальон, который поначалу тихо звенел о нагрудник, теперь изо всех сил рвался куда-то. Через секунду упрямая побрякушка в виде головы волка затихает, а Геральт чувствует, как что-то копошится в его грудной клетке, старательно перемешивая все то, что меняли и заглушали ведьмачьи эликсиры. Геральт чувствует, как неконтролируемый хаос пытается затопить все то, что годами укладывалось на полках разума, выстраивалось по четкой ведьмачьей логике. Еще чуть-чуть и можно свихнуться с ума. Как Радовид, который все глубже и глубже погружался в свое безумие. Безумный король, который слышал биение сердец своих подданных – шахматных фигурок.
Тем временем, которое, казалось, застыло в башне, магический сгусток показывал вовсе не радужные моменты. Он видит себя и Ублюдка Младшего, который забился в дальний угол комнаты и о чем-то молчит ведьмака. О чем он может просить, как если не о пощаде? Уж Геральту ли не знать. Такие моменты, охваченные безумием, не забывают. Он помнит, как меч с противным чавканьем входит в грудную клетку Ублюдка Младшего, как ведьмак налегает на рукоять стального меча, что бы та побыстрее преодолела сопротивление плоти и закончила свое грязное дело. Он даже помнит, как потом обтирал стальной клинок о ближайшую портьеру.
«Так было нужно. Меньшее зло.» - Убеждает себя Геральт. Лучше слышать звук каплей алой крови, которая спускается с его меча, чем скрип раскачивающейся веревки. Мало, кто знает, чем занимался Ублюдок.
Огонек с воспоминаниями в руке мага затухает так же быстро, как и появился. Геральт смаргивает наваждение из недавнего прошлого. Он чувствует себя, как после ночи, проведенной на болоте, когда  выслеживал водяную бабу. Словно искупался в зловонной яме очередного болота.
Опытный глаз не обманешь, а мастерство не пропьешь  ближайшей таверне, поэтому Геральт замечает две тени, которые ползут вслед за Медивом. И не может вспомнить ни единого существа, у которого могло бы быть две тени. Маг не походил на обычного мгляка, да и тот не мог управлять внешностью. Мгляки, как известно, управляли туманностью ради достижения своих целей, да и напороться на них можно было лишь в болотистых местах, да густых лесах. Но на всякий случай пальцы сами выстраиваются в знак Аард.
В голове некстати всплывают старые слова Йен, когда она учила еще маленькую Цири некоторым азам в магии: «Сконцентрируйся. Это простое заклинание из разряда психокинетических чар, основывающееся на направлении энергии в требуемую сторону. Достаточно концентрации и жеста…»
- Немного. – ему невольно вспоминается Регис, задающий примерно тот же вопрос о стоимости его головы. - А цена за твою голову слишком высока, что бы требовать ее с правителя этих земель, – всем известно, что порядочные ведьмаки не работают за даром, но кто сказал, что спасение собственной шкуры стало не прибыльным делом?
Глупый отвлекающий маневр, который пропускает Геральт. Весемир был бы не доволен таким исходом. Хребет встречается с ближайшей каменной стеной, и сам ведьмак с противным звуком съезжает вниз по стене. За ворот сыпется старая штукатурка, а Геральт сплевывает себе под ноги.
- Никак вы, блядь, не научитесь , - он утирает перчаткой с серебряными шипами грязь с лица. Оказывается, и чужой мир полон таинственного и неизведанного, да такого, что дух захватывает. Или выбивает из тебя весь воздух. Он ставит перед собой меч, что бы было легче подниматься из хлама, который его окружал.
- Ну что ж, – ведьмак разминает шею, - добро пожаловать в мой мир. – Он выставляет вперед правую руку в знаке Аард.

+1

11

- С правителя этих земель? – Медив ухмыляется, - Геральт, - произнесенное имя звучит немного укоризненно, как будто ведьмак маленький ребенок, которому все нужно разъяснять, - король Штормграда мой давний друг, который и пальцем не пошевелит ради тебя. Разве тебе дадут много золота, если ты притащишь на своих плечах мою голову? Ллейн повесит тебя, если увидит. – видения собираются около мага, показывая немые сценки: вот величественный Ллейн, сидящий на троне, рядом с ним, конечно же, сестра Лотара, где-то рядом должен быть и сам Андуин. А вот сгорбленный ведьмак, который тащит что-то в кровавом мешке. Он вытряхивает содержимое под ноги королю. Ведьмак видит, как Ринн и Лотар хватают за мечи, как блестит на свету двуручник Андуина.
- С одной стороны мне очень нравится, что ты ценишь мою голову так высоко, но с другой стороны меня это пугает, - он наблюдает, как ведьмак пытается встать, тряся головой, - вдруг вас таких будет слишком много для меня. Будите брать штурмом Каражан, как совет магов Даларана?
Он с улыбкой наблюдает за попытками Геральта: - Что же ты сделаешь дальше? – ему действительно интересно. Это не Лотар и Ллейн, которых он водил уже слишком большое время за нос, путая им карты. Они были предсказуемы. Наверное, здесь помогали не только навыки Саргераса, но и наблюдения самого Медива, который прожил с ними бок о бок слишком много времени. Это не его очередной ученик, которого тоже можно было с легкостью обвести вокруг пальца. Просто похвалить его, что бы он отстал, а лучше сослать в очередной раз в библиотеку, что бы и дальше горбил там спину и переписывал древние свитки и книги.
В следующий момент его оболочку относить на значительно расстояние. Он должен быть аккуратен, иначе тело Медива может рассыпаться, и его в очередной раз разметает по вселенной. Что же вышло из-под контроля? Маг опирается о скамью, которая остановила его стремительный полет по зале. Медив встает, даже не думая отряхиваться от столетней пыли, которая начала оседать еще во время молодости его матери.
Он убирает прядь волос за ухо когтистыми пальцами: - А это будет интереснее, чем я думал. Видишь ли, Геральт, я знаю… Нет, я удивлен… Знак Аард с вашей старшей речи переводится как «верх», «верхний» или «высочайший». Даже если так, то название это очень обманчиво и вводит меня в заблуждение, потому что трудно найти более легкого заклинания. Я расстроен, - он начинает шептать заклинание, подпитывая его скверной, что бы в следующий миг поднять свою руку и усилить удар. Медив чувствует, как через пальцы проходит скверна, покалывая их, разгоняя кровь по руке. Еще чуть-чуть и искаженное скверной заклятье уходит и опоясывает ведьмака. Маг сжимает руку, что бы через секунду зеленые оковы сжались на спине Геральта.
- Видишь ли, твои доспехи делают тебя чуть сильнее, поэтому я считаю, что тебе нужно избавиться от них. – он давит сильнее, что бы броня начала сминаться.

+1

12

- Не каждый день можно встретить хорошего противника, поэтому и высоко ценю, – продолжает ведьмак.
Говорил же ему Весемир по молодости, когда дурной был, не морочить себе голову пустыми байками, да разговорами, а действовать. Сначала меч, потом разговоры и звонкие монеты. Геральт не понимает, в какой момент его ноги отрывают от пола, он болтает ими по воздуху, словно тряпичная кукла или пугало в поле на ветру. Медальной с волчьей головой истошно бьется где-то под магической рукой, которая сжимает тело Геральта. Он удивлен, нет впервые за долгое время, он ошарашен происходящим. Его много раз утаскивали монстры: бывал он и в пещерах, и на болотах, и на помойках. Но всегда он то в паутине и пыли, то весь мокрый, а то и весь в помойных отходах выходил на свет. Сейчас же все было по-другому: оба меча остались на земле, наверное, стальной он успел потерять, когда его знатно приложило о каменную стену, а о серебряном позаботился сам Медив, откинув его куда-то далеко. Геральт чувствует, как его доспехи сминаются под тяжелой силой, словно скорлупа ореха. Жаль, что большая часть его боеприпасов и эликсиров осталась в седельной сумке Плотвы, но парочку он всегда прятал под доспехами.
- Разве я могу прийти с пустыми руками к добрым людям? – он пытается плечами растолкать магические пальцы, что бы обеспечить себе чуть больше свободы и воздуха, а так же что бы бомба под названием «сон дракона» смогла выпасть. Когда он чувствует, что в кармане теперь пусто, а маленький кругляш отправился в свободный полет, Геральт складывает пальцы в знаке Игни. Все же нудные наставления Весемира о различных трактатах пригодились ему: где-то всплывают старые давно забытые воспоминания о том, что при взрыве этой бомбы образуется облако горючего газа, которое необходимо поджечь. Взрыв будет большим, который нанесет урон всему живому в радиусе действия. Не зря же зерриканцы, поклоняющиеся драконам, назвали ее так. Молва гласит, что тот, кто разбивает этот сосуд, осуществляет мету дракона.
Геральту неимоверно везет, и Игни действует так, как и ему положено: заряд огня бьет прямо в сосуд. Ударная волна подкидывает его к потолку, а сжимающая рука наконец рассыпается на множество искр. Он группируется в полете, приземляясь, клацая зубами от соприкосновения с полом, на руки и ноги, отбивая ладони в кровь. Ведьмак переворачивается на спину, пытаясь отдышаться, прислушиваясь к различным шорохам. Смогла ли достать ударная волна мага?
Ведьмак тяжело встает с каменного пола, заваливаясь на бок, в ушах после ударной волны звенит так, как не звенело, да и привкус крови во рту слишком настораживает. Он ковыляет до распростершегося тела, что бы проверить свою жертву. По пути Геральт натыкается на покореженный серебряный меч, захватывает его, продолжает двигаться, опираясь на него.
- Удивлен? –сплевывая кровавую юшку, произносит ведьмак, поднося к горлу мага серебряный осколок.

+1

13

Я пришла бедой,
Дождевой водой,

Горькою слезой,
Слепой грозой –

Так напейся меня и умойся мной,
Осыпается время за спиной…

Похвала радует Саргераса, Медива же заставляет сгорбиться еще больше. Ведьмак ему ничего не сделал. Почему он удерживает его в мощной магической руке? Зачем? Что хочет показать этим Саргерас?
«Еще ничего не сделал», - поправляет его мрачный голос Саргераса. Или уже сделал? Маг рассматривает поврежденную залу, которая становится еще более неуютной и заброшенной.
- И ты противник достойный, - «обмен» комплиментами между Саргерасом и подвешенным в воздухе Геральтом происходит так, как происходит встреча старых друзей. Будто вы оба ехали в разные направления, да встретились на одной дороге.
Саргерас усмехается про добрых людей. С каждой минутой странный ведьмак нравится ему все больше и больше. Это не беспокойный маг с его терзаниями и не Гул`дан со своими поклонами до земли и просящим хриплым голосом. Жаль, что все должно закончиться так быстро. Он трет когтями лицо, размышляя, как же еще удивить ведьмака, как же еще можно растянуть его мучения. Демон пропускает тот момент, когда из рук, а может и из растерзанных доспехов, вываливается странный не то глиняный кругляш, не то просто горшочек.
Волна огня несет хрупкое тело, нещадно прикладывая его о каменную кладку, выбивая дух. Он не слышит, он не видит. Совсем как тогда, когда его впервые попытались загнать в Вечность. В Пустоту. Саргерас не выпускает дух Медива, боясь, что маг не выдержит такой боли, которая терзает каждую частичку тела в данный момент. Он видит темноту, он слышит какие-то шорохи. Неужели он опять в пустоте совершенно один?
На реплику ведьмака, который приполз, о, он уверен, что Геральт приполз к нему на коленях, он лишь скалится.
- Такой фейерверк и ради меня? – звуки возвращаются к нему, терзая слух. Вокруг него что-то шуршит и ломается, должно быть какие-то столы и стулья, которые он снес по дороге, что-то рядом горит.
Он пытается пошевелить рукой, что бы оттолкнуть серебристое лезвие от своей шеи подальше, но рука не слушается.
- Никак не могу понять – то ли ты со своим знаком Ирден парализовал меня, то ли сам Медив пытается прорваться наружу, - теперь к нему возвращается осязание и зрение. Ничего хорошего они ему не несут. Саргерас все же собирает остатки сил, что бы согнуть и разогнуть несколько раз когтистый палец, приманивая ведьмака к себе чуть ближе.
- Знаешь, что расскажу? – хрипло давится он словами. – Знаю, что простых смертных ни в чем неповинных ты не трогаешь, так что же происходит сейчас? Убьешь бедного мага? Убьешь Медива? Он же был так дружелюбен к тебе вначале. А совесть не будет мучить? – он все еще продолжает смеяться собственной шутке.

+1

14

Он находит мага. Кажется, что взрывная волна прошлась не только по ведьмаку, но и не пощадила Медива. Пыль, грязь, разруха – все то, что окружает Геральта на его работе. Не хватает только болота и кишков какой-нибудь твари, которая мешала жить местным жителям. Он заносит над головой кусок серебряного меча. Интересно, сможет ли серебро противостоять уже не человеку, но еще и не монстру? Он никогда не встречал таких, Весемир никогда не рассказывал о тех, кто смог вобрать в себя не только магию, но и что-то злое. Что же ему делать сейчас? Ни одна ведьмачья книга не ответит ему.
- Не было Ирдена, – почему бы и не признаться сейчас? Тот, кто скоро уйдет, имеет право знать, что было с ним. После реплик о том, что Геральт никогда не лишал жизнь просто так, он задумывается. Перед глазами пляшут не то отголоски бомбы, которая еще недавно оглушила обоих, то ли старые сражения. И ведь правда, он никогда не отбирал жизнь у невинных. Разве этот маг виновен в том, что его оболочкой владеет кто-то другой?
Он опускает жалкие остатки меча, приближая руку к лицу мага:
- Ты прав. Я не вправе отнять жизнь у Медива, – он быстро, словно боясь, что его застанут за чем-то непотребным, чертит по воздуху знак Гелиотроп, воздействуя с помощью него на Саргераса. Пусть эти галлюцинации сначала дезориентирует его, а потом Геральт подчинит своей воли Саргераса.
- А для тебя у меня есть совершенно другой сюрприз, – он чертит перед лицом мага знак Сомн, заставляя того уснуть. Медив захлебывается только что зародившимся звуком, как будто бы протестуя, но знак заставляет подчиниться себе, успокоиться. Вскоре глаза чародея закатываются, а веки опускаются, скрывая зелень.
У ведьмака не было времени удивляться или поражаться, рассматривая огромные залы чужой башни, у него был другой путь. Медальон легонько дрожал, как будто намекая, что где-то рядом есть источник силы, который поможет и магу, и самому Геральту. Он взваливает на плечо мага, надеясь, что тот еще нескоро проснется, и начинает подниматься по крутой лестнице, которая, как казалось, была в центре башни. Чем больше он преодолевал ступенек, тем сильнее стучался медальон с головой волка о покореженный доспех. Казалось, еще чуть-чуть и они будут на месте.
Через множество ступенек, которые испытали на прочность ведьмака, ему открывается помещение с колодцем, в котором плескалась синева. Он аккуратно опускает мага рядом с источником чистой силы, которой Геральт никогда еще не встречал. Даже камни Силы так не действовали на него, не говоря уже об обычных ведьмачиьх эликсирах.
- Здесь мы и расстанемся, – он входит в источник, чувствуя, что он зовет его, - перед тобой совершенно иной путь, передо мной же дорога к предназначению, которое я ищу. Быть может, мы еще когда-нибудь встретимся и выпьем с тобой вина, которое ты так щедро предлагал. – ведьмака окутывают голубые нити, будто пытаясь спеленать его в кокон.


Рассказ продолжается, история никогда не заканчивается…

+1


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Конец пути - начало нового » Silver For Monsters


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC