— Лес дышал. Горячо, жадно, захлебываясь, как сама Рей. Деревья бежали в череде, что вскоре стала напоминать толстый мазок краски — коричнево-зеленые осколки отлетали, ломались ветви, как её собственные кости, и листья кустарников возмущенно кололись. Недавняя вода на ней уже остыла, и новая, ещё не впитавшаяся хорошенько грязь с обрывками малой крови покрывала кожу. Всё это было ничем в клетке из боли и смутной надежды, в которой было заперто её собственное тело. Недолгая тишина валилась жаром сверху — лес содрогался и снова дышал, как припадочный. Природа была полностью пронизана неутешительной болезнью. Она уже мало что думала, всего лишь стараясь и дальше цепляться за край сознания. Рей что-то сделала. Да — попыталась, снова, как в каком-то поставленном на одном и том же злостном повторе кошмаре. Последний крик отчаявшегося, подступающая кругом темнота, и вдали — смутное ощущение чего-то правильного, стоящего ей сейчас всего этого, было ею надежно выцеплено и, как иная блистающая вещь, это всё ещё привлекало её взгляд, её мысли в тяжелом полуобморочном состоянии, помогало ей не забыться окончательно и потерять всякую связь с реальностью. Она видела его спасение так ясно. Теперь уже не имело значения собственное положение и то, что ждало её впереди. Иную секунду, сквозь глухой, доносившийся откуда-то далеко рокот (или — очень близко? Она дергалась, не понимая), Рей возвращалась к этой пульсации Силы внутри себя, слабой, как притоптанный чьей-то ногой зверек, но ещё продолжающийся сопротивляться. И тогда она обманчиво чувствовала, как боль исчезает, как сама она заново воскресает раскаленным железом и кровью, способная взять в свой руки меч и одолеть Его — этот слишком явный образ Тьмы... Читать дальше.
Апокалипсис. Такое ёмкое слово, универсальное для обозначения бесконечного множества вещей. В христианстве это текст – откровение, со словом же «Армагеддон» оно употребляется в значении конца света или катастрофы планетарного масштаба. У каждого, безусловно, хотя бы раз в жизни случался свой собственный конец света. И здесь уже не до обозначений и терминологии, ведь для каждого человека апокалипсис – свой. Для кого-то это вспышка солнца или разразившаяся вирусная эпидемия, для кого-то всё сводится к нашествию зомби, а для кого-то "Армагеддон" – лишь череда личных трагедий, что сбивают с ног и вышибают из лёгких воздух. Трагедий, после которых нет никакой возможности жить дальше как ни в чём не бывало. Трагедий, из которых не так-то просто выбраться живым и здоровым. Чаще – побитым, истерзанным, с ощущением гадкого, липкого, вязкого на душе. Реже – поломанным настолько, что всё, кроме самого факта выживания, теряет свою важность.












Рейтинг форумов Forum-top.ru
Вверх страницы
Вниз страницы





Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » По чужим следам » i say mechro


i say mechro

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

— ...you say mancer —
Star-Lord, Yondu Udonta, Gaige.
[Guardians of the Galaxy | Borderlands]

http://s2.uploads.ru/t/Q9iA5.gif

— Описание эпизода —

желанья в космос отправляешь
бугатти ница месяц март
сбываются ноябрь урюпинск
плацкарт (це)

Или о том, как каждому из нас нужно яснее формулировать свои желания...

Отредактировано Star-Lord (18-07-2017 15:38:58)

+2

2

Я слал много писем счастья
И уже потратил всё на марки

Питера Джейсона Квилла наконец-то научила сама Вселенная. Теперь-то он понял, где он смог проколоться: когда о чем-то так упорно мечтаешь, ты не раскладываешь свою мечту по полочкам, ты просто сильно-сильно хочешь это. Ты не думаешь о последствиях, о том, что будет дальше тебе даже в голову не приходит. Ты просто ждешь.
После стольких лет нытья и уговоров он все-таки смог уболтать Йонду, отдать ему космический корабль. Знаете, такой с мигающими лампочками, с сенсорными дисплеями, которые поминутно выдавали кучу сообщений о системах, местоположении и прочих вещей, о которых он мечтал. Когда главарь опустошителей кинул ключами примерно в область рта Питера, что бы тот хоть на секундочку замолчал, Квилл даже не сразу понял, что это звенит около его лица, но потом поймал связку ключей правой рукой, еще до конца не понимая, какие проблемы это за собой несет. Он был рад и особо это не скрывал. Какие-то странные каноны опустошительской базы не давали ему повиснуть на Йонду прямо здесь и сейчас, а так же не давали ему права бегать по базе с криками «корааабль». Поэтому он начал слепо тыкаться по ангару, пытаясь найти свой корабль. К каким кораблям он только не подходил: и боевые, и даже старый образец корпуса Нова, но Йонду лишь упорно мотал головой из стороны в сторону.
Питер не расстраивался.
Свой корабль (как же это звучало «свой корабль»…) он нашел только тогда, когда синий палец Удонты указал на него. Что ж он был не плох, он был просто великолепен. Особенно Питера поразила двухуровневая система, в которой наверху был отсек для пилотов, а внизу – жилые помещения. Помещения для его коллекций разных вещей с планет, где он успел побывать. Снаружи корабль напоминал ему крутой гоночный автомобиль, которые ему когда-то давно (чуть ли не в прошлой жизни) дарил дед. А внутри руки Питера, которыми он слепо шарил по приборной панели, натыкались на хром и кожаную отделку.
Это было великолепно.
- Милано, - Питер уже давно питался объяснить Йонду про одну очень красивую актрису с Терры, но опустошитель лишь ржал в ответ. Наверное, это было неким разрешением по типу «делай-что-хочешь-просто-отвали-от-меня».  – Так теперь тебя будут звать, - он ведет рукой по очередной приборной панели. Наверное, они смогли бы найти общий язык.
Все было хорошо, но Питер все никак не мог понять, как теперь дать понять, что Йонду пора идти по своим опустошительским делам, которые не терпели отлагательств, а ему, Питеру Квиллу, нужно остаться с кораблем наедине и порешать несколько вопросов. А именно, где здесь панель с музыкой, куда сложить кассеты и вещи с Терры. Остальное его не волновало.
Питер смотрит на Йонду, показывая глазами, что выход с корабля внизу, как тот всего лишь усаживается поудобнее в одном из кресел пилотов. Одна бровь ползет предательски вверх. Он ждет еще пару минут, надеясь, что это просто шутка, но потом Йонду вдруг выдает:
- Если ты думаешь, что ты прямо сейчас полетишь куда-то один, то сильно ошибаешься. – Питер падает во второе кресло пилота, растекаясь по нему.
И вот теперь-то он понял, как нужно было сформулировать желание: хочу корабль без людей и не_людей на его борту, я хочу летать один. Ну что ж, теперь у него есть время, что бы обдумать. Он внимательно смотрит, как ловко работают руки Йонду, запоминая, какие тумблеры он включал и зачем. Что ж пару рейдов с опустошителем, после которых Питер обязательно докажет, что он может один управляться с этим кораблем.
Он находит отсек для его любимой кассеты, и пока Йонду занят маневрированием и проверкой каких-то стрелочек, он опускает кассету с музыкой. Хоть что-то он может сделать сам на своем корабле, да?

Отредактировано Star-Lord (29-06-2017 16:51:12)

+2

3

Ему следовало купить совершенно другую книжку, не ту, которая про «как вырастить терранских задохликов», а новую с красивым названием «как заткнуть терранских детей быстро и безболезненно». Оставалось понять только одно – безболезненно это для него и Базы или все же для самого Квилла. Кляп казался, между прочим, очень хорошим вариантом. Но что-то упорно подсказывало Йонду, что малец опять извернется и выплюнет кляп, и поток слов польется в уши Удонты вновь.
И вновь, и вновь, и вновь.
Бла-бла-бла-бла-корабль-бла-хочу-бла-бла-взрослый-хочу-бла.
Примерно так выглядели все тирады, которым как соловей заливался Квилл. С утра и до ночи эта пластинка, словно кассета в плеере этого парня, заедала в головах всех опустошителей. Они были готовы все скинуться хоть по юниту, но купить мальцу корабль.
И вот этот прекрасный день настал: новенький корабль, о котором так долго молил Питер. Стоит себе в ангаре, а малец, казалось бы, упорно бегает все мимо него. Через некоторое время, когда глаз Йонду перестал дергаться в такт беготне Квилла, он все же указал на корабль.
И решил, что его дело здесь закончено.
Но не так-то было.
Он, конечно же, опасался за новый корабль, а не за самого Квилла. По крайней мере, он сам себе так говорил. Это был такой тренинг, в котором ты встаешь около разбитого зеркала в своей каюте и начинаешь твердить «не важно, не важно, наплевать, наплевать». Так же Удонта боялся выпускать Питера одного в космос еще по одной причине. Он знал, что через некоторое время привезут либо корабль в разобранном и покореженном состоянии, либо Квилла тоже в разобранном состоянии. И что ему было жалко больше? Малец или корабль? Утренний тренинг намекал на новый корабль.
Нет, Питер умел летать, он уже налетал не один час и даже не один день. Сам Йонду проверял его навыки, пускал за штурвал. Опустошитель поднимается вслед за своим подопечным внутрь и сразу идет в рубку пилотов. Нужно покончить с этим побыстрее. Сейчас он вспомнит какую-нибудь планету, какой-нибудь не очень дорогой артефакт, придумает новый рейд, они метнуться туда и обратно. А потом он торжественно скажет, что Питер свободен и может летать в рейды один.
И все. Таково желание Йонду Удонты.
Он специально следит только за своими приборами на панели. В конце концов, чей это корабль? Он выводит координаты на дисплей, тянет пару рычагов, попутно переключая пару тумблеров:
- Ну полетели, Милано, - он цедит название корабля. Зубы сводит от этого имени, но ничего не скажешь тому, кто вбил это имя себе в голову.
Музыка не успокаивает его. Каждый раз, когда она начинала идти из рупоров на Базе, это означало, что Квилл затеял очередную шалость. Он мельком смотрит на часть приборов, которые расположены рядом с Квиллом, и хочет ржать.
- Ты ничего не забыл? – Светским тоном интересуется он у своего подопечного. Нет, он уверен на сто или на двести процентов, что барахло с Терры уже лежит в жилом отсеке.

+2

4

We’re just two unstoppable, intelligent guys with great hair.
You and I are going places, baby!

Да ты блефуешь! — Гейдж крепче сжала в ладони видавшие виды карты, прищурено всматриваясь в единственный, отсвечивающий красным глаз соперника. — Но, знаешь, что я тебе скажу, малыш? Ты совершенно не умеешь блефовать! Вскрываемся.
На стол рядом с кучей импровизированных фишек — на самом деле крышек от бутылок — легли ее вскрытые карты: стрит, от восьмерки до дамы. Не самая выигрышная комбинация, но когда у противника на руках мусор, то и ее хватит. Гейдж с нетерпением ерзала на стуле, ожидая ответных действий соперника и, конечно же, сладкого триумфа победы.
Карты, неловко выпущенные из когтистой лапищи, упали рядом с ее комбинацией.
Фул-хаус. Три семерки, две двойки.
Чтооо? — Гейдж схватила карты, завертела в руках, осматривая со всех сторон, как будто они могли оказаться иллюзией, голограммой, обманкой — чем угодно, но только не свидетельством ее проигрыша. — Как?! Но как ты это делаешь? Ты точно мухлюешь, Жесть!
Робот виновато прожужжал что-то, почти по-человечески пожимая массивными металлическими плечами. Он обыгрывал ее уже в сорок восьмой раз.
Создала шулера на свою голову, — вздохнула она, швыряя карты на стол и откидываясь на спинку стула. — Хватит с меня этого твоего покера. Может лучше во что-то другое сыграем? В слэп-джек, например? — Жестокус выдал урчание согласия. — Ах да, конечно, ты и в этом у нас эксперт, куда мне...
«Взрывной хлопок» — это вам не шутки. Один несвоевременный глюк — и от этого стола, а может даже от целого темного угла этого замызганного бара, не останется и следа. Гейдж постоянно напоминала себе отрегулировать силу взрыва и алгоритм его запуска, да все как-то времени не было.
Она сидела на этой забытой богами станции уже несколько дней/недель/месяцев/лет [соответствующее объективному течению времени подчеркнуть], и никак не могла с нее улететь: корабли заходили сюда нечасто, а те, что заходили, наотрез отказывались брать пассажиров, аргументируя тем, что «трюмы заполнены, перегрузка, бла-бла-бла» или «денег нет — пошла вон».
Последний аргумент приходилось слышать довольно часто, ведь денег у Гейдж действительно было не густо. Наемничья жизнь вне Пограничья была не такой уж легкой и сладкой: слава Искателей, как оказалось, распространялась не так далеко и не так быстро, как того хотелось бы, а разношерстные бандиты были в разы умнее и осторожнее пандорских полудурков. Старые методы не работали, новых она еще не выработала.
Всегда оставались ее навыки механика, и этим-то мехромантка в основном и зарабатывала: то тут что-то починить, то там что-то подлатать. И все же лелеяла мечту научиться играть в азартные игры — слышала когда-то, что это очень быстрый и легкий способ заработать. Но, как показывал печальный опыт, Жестокус справлялся намного лучше нее, а это значит, что с местными талантами ей не тягаться.
Развлекаешься, милая? — тихий голос, сладкий, словно патока, вывел ее из раздумий.
Ракк тебе в... — встрепенулась Гейдж. — ... аай, Мо, ты напугала меня. Я чуть тебя не пристрелила!
Мо улыбнулась, скользнув взглядом по надежно застегнутой кобуре:
Но ведь не пристрелила.
Она была высокой и стройной, с ярко-голубыми волосами и дивной, светло-зеленого оттенка кожей, минимально скрытой ее, с позволения сказать, одеждой.
Но могла! — не успокаивалась Гейдж. — Могла пристрелить, потому что мне сейчас как раз очень хочется кого-нибудь пристрелить!
Он снова выиграл?
Мо сочувственно надула губки и оперлась о край стола, от чего ее и так откровенный наряд стал еще более откровенным. Она ужасно напоминала мисс Мокси — и манерами, и в внешним видом, даже имя было похоже, за исключением, пожалуй, цвета волос и кожи. Хотя, кто знает, что за оттенок прячется под тоннами макияжа.
Гейдж кашлянула и перевела взгляд куда-то в угол. Об очередной победе Жестокуса она точно болтать не желала. Рассматривать прелести женщины легкого поведения — тоже.
Ты просила шепнуть, когда в доки зайдет корабль, — так и не дождавшись ответа, продолжила Мо, а потом, наклонившись к самому уху мехромантки, прошептала едва слышно, отделяя каждое слово паузами: —  В доки. Зашел. Корабль.
Гейдж встрепенулась.
Давно?
Двадцать минут назад.
Отлично! — она вскочила, готовая бежать прямо сейчас, но ловко поставленная на край стула умопомрачительно длинная ножка преградила ей путь.
Как на счет вознаграждения? — Мо лениво поигрывала локоном своих голубых волос, посматривая на мехромантку из-под полуприкрытых век.
Та с шумом втянула воздух.
Понимаешь ли... я вообще на мели. Вот совсем денег нет. Есть крышки и старая колода карт.
Не обязательно платить деньгами. Услуга за услугу. Говорят, у тебя золотые ручки.
В одной из них много платины, на самом деле, но да... — Гейдж запнулась. — Погоди, нет. Я такими делами не занимаюсь, нет.
Мо одарила ее снисходительным взглядом и улыбнулась.
Нагреватель сломался. Посмотришь?
А, нагреватель... Хех, — она с облегчением выдохнула. — Да, посмотрю обязательно, без бэ. Только сначала договорюсь с ребятками с того корабля, пока не улизнули.
Сбежать собираешься? — в голосе собеседницы звучала почти неподдельная грусть.
Я бы назвала это передислокацией, — уточнила Гейдж. — Засиделась я здесь, пора в дорогу. И нагреватель обязательно посмотрю. Честное искательское! Вот я тебя когда-то обманывала?
Мо едва заметно покачала головой и опустила ногу на пол.
Спасибо, — Гейдж поспешила к выходу, но через пару шагов затормозила и обернулась, чуть не расквасив нос о нагрудную пластину Жестокуса. — А как корабль называется?
«Милано». Он там один такой, не перепутаешь. Будь осторожна.
Я всегда осторожна! Осторожность — мое второе имя!
Подмигнув на прощание, она понеслась в сторону доков.
«Милано» — красивое название, не лишенное эстетического вкуса. Оставалось надеяться, что его владелец тоже был не лишен... многого. И что залетел сюда не за пончиками. Иначе двадцати минут могло вполне хватить, чтобы понять, что пончиков здесь отродясь не видели, и улететь, оставив одинокую мехромантку махать вслед белым платочком.

Отредактировано Gaige (12-08-2017 00:55:56)

+2

5

Что значит это странное слово «забыл»? Конечно же он сгреб в охапку все свои вещи и перенес их на корабль, пока Йонду зачем-то ползал внутри корабля. Питер надеется, что в их первый полет за все будет отвечать Йонду, ну или, по крайней мере, за добрую половину. Что-то внутри его светлой головы подсказывает Квиллу не отвлекаться. Наушники, плеер, кассеты, подарок от матери, еще пару вещей с Терры, его гонорар за прошлые вылазки, одежда, опустошительские плащи… Да что еще? Он еще раз прокручивает в голове список вещей. Питер может призвать в свидетели всех, кто был в это время на Базе, теперь в его уже бывшей комнате чисто (даже чище, когда он туда заезжал), а все, что не вместилось в руки Питеру, нес за ним в большой коробке Краглин (первый помощник Йонду).
- Все в полном порядке, - наверное, в большей степени он успокаивает сам себя, а не Йонду. Теперь они могут спокойно продолжать полет. Он начинает стучать пальцами мотив песни, которая доносится из динамиков корабля, взглядом бродя по приборной панели.
Может Йонду не понравился бардак на корабле? Так Звездный Лорд наоборот убрал бардак на корабле. Или хотя бы попытался сделать тропинку для того, что бы пройти к рулевому отсеку. А кому нужны эти жилые комнаты? Он вспоминает, как в эйфории, пристроил пару книг где-то в углу отсека. Решено, книжная полка будет теперь там. Теперь все книги, которые были в коробках и в вещах Квилла перекочевали туда. Пару особо ценных артефактов он сразу же поставил на приборную панель. Ему, конечно же, далеко до Йонду с его фигурками-головастиками, но он тоже скоро соберет свою коллекцию. Тем более эти артефакты – воспоминания о прибыльных делах и хороших компаниях. Жаль, что они не приглянулись ни одному брокеру или коллекционеру в итоге. Свои вещи Квилл спихал в шкаф. Позже разберется. А кассеты ушли к старому проигрывателю, который Питер выменял у кого-то очень давно, наверное, на своем первом задании. Зато с кассетами Звездный Лорд решил заморочиться и расставить их в алфавитном порядке. Теперь будет удобно брать. Или все же нужно было по годам?
Его взгляд натыкается на пару стрелок с его стороны. В левом верхнем углу блока навигационной системы он замечает указатель скорости. Или это не он? Раньше Квилл летал на кораблях старого типа, а этот новый, но ничего он и к нему сможет привыкнуть. Авиагоризонт, высотомер, поворот и скольжение, гирокомпас, вариометр. Его глаза мечутся по прибором… Еще раз. Он перечисляет их снова: указатель скорости, авиагоризонт, высотомер, поворот и скольжение, гирокомпас, вариометр, указатель горючего и еще множество стрелочек, которые отзываются на движение корабля и начинают дрожать ему в такт.
Стоп.
Горючее.
Если Йонду наконец-то решил проучить его, то у него это вышло великолепно. Стрелка горючего неумолимо начала приближать к нулю. Питер гасит панику в себе. Если бы он был здесь один, то уже намотал пару кругов по всему кораблю, но сейчас рядом с ним сидит Йонду Удонта, который вроде пока что не собирается оставаться в космосе вечно, а, значит, сможет разобраться с этой проблемой.
- Горючее. Хорошая шутка, я оценил, - он щелкает кнопками в поисках ближайшего чего-нибудь, что бы посадить корабль. – Есть что-то похожее на то, кто сможет продать нам топливо в этом квадранте, - он указывает на сектор на дисплее, надеясь, что хоть тут он не облажался.
Или все же облажался?

Отредактировано Star-Lord (14-07-2017 13:17:36)

+2

6

- Это не шутки, - цедит Йонду. Можно найти тысячу причин, что бы оправдать Питера, но он их не ищет. А что будет дальше? С одной стороны, нужно было дать пинка мальцу, что бы летел (в прямом и переносном смысле) с Базы на всех парах, но с другой стороны Йонду волнуется. Интересное слово, которое заставляет еще и тревожиться, но только уже не за Квилла, который как баран на новые ворота рассматривает стрелки приборов, а за себя, точнее за свое психическое состояние.
- Первый раз, когда я тебе поверил, тебя принесли в разобранном состоянии опустошители на Базу после рейда, во второй раз я поверил тебе сейчас. И что? Мы без горючки. А теперь ты мне, боец, заливаешь, что мы тут горючку получим. – Питер косится с недоверием и начинает проверять координаты и ближайшие планеты, но Йонду и сам знает, что здесь пустырь, через который мало кто летает. Конечно, нужно признавать и свои ошибки, потому что Йонду мог выбрать любое другое направление, но он хотел увести и обкатать корабль подальше от опустошительских глаз. Ведь не каждому рядовому на Базе перепадает такая машина. Меньше знают, потом меньше будет бунтов на Базе.
- Ладно. Садимся, - он щелкает кнопками, отсекая Питер от управления кораблем. – Без тебя справлюсь, - он довольно хмыкает, когда Питер поднимает руки так, что бы Удонта видел их. Что-то, а иногда Квилл мог захлопнуть свой болтливый рот и подчиниться парочке приказов.
* * *
Посадка не занимает у него много времени: не такие консервные банки и не в таком состоянии он садил корабли. Йонду отстегивает ремни безопасности, в последний раз проверяя системы корабля.
- Голяк, - с досадой говорит он. Тут даже ни одного захудалого артефакта не валялось, да что уж говорить, ни в одном каталоге брокеров и уважающих себя коллекционеров эта недо-планета не значилась. Ну не артефакт, то хотя бы пару юнитов… Хотя, после каких таких событий опустошители начали промышлять мелкими грабежами на помойках?
- Но ты и тут приключений на свою задницу найдешь, - он хлопает Питера по плечу, побуждая того к действиям. Нужно подготовиться к выходу, и если у Квилла всегда в арсенале шлем и пистолеты, то Йонду нужно найти все это в жилых отсеках.  Набор стандартный – запас кислорода, пистолеты (некоторым расам проще и легче живется, когда у него на бедре красуется лазерная пушка, а где-то в глубине плаща есть стрела) и пара вещей, которых он недавно выменял у брокера. Тот утверждал, что с помощью этих «игрушек» можно летать. Что ж, будет время их проверить и обкатать.
- Твои юниты, мои канистры, - ухмыляясь, говорит Йонду, бросая пару канистр в руки Питеру. Квилл что-то пытается возразить, но плащ Удонты хлопает, когда тот резко поворачивается к выходу из корабля.
- Вон, уже дружелюбная единица хочет с тобой познакомиться. – Он осматривает девушку на предмет опасностей, но не понимает, как с таким железом она держится здесь.
- Эй, что у вас тут есть интересного? – Йонду опирается руками на поручень корабля, привлекая к себе внимание.  Не будет же он сопровождать Квилла к месту, где содержится горючка? Не мелкий – сам должен разобраться.

+2

7

All I know is that to me
I look like I'm lots of fun

Удача — штука очень рандомная, иногда играет на твоей стороне, иногда против тебя, порой уходит на дико длительный перекур, оставляя все на волю братишки Случая.  Но не зря Гейдж сперла одну из эмблемок Зафордов, четырехлистный клевер, и таскала с собой на всякий случай — на удачу.
В этот раз магия клевера сработала. За то время, что ей понадобилось, чтобы добежать до доков, с трудом не сбив никого с ног и не ввязавшись в драку, владелец загадочного «Милано» не только не покинул этот захолустный порт, оставляя ее прозябать в скуке и одиночестве еще с тысячу лет, но даже никуда не ушел с корабля. Пончики, стало быть, его не интересовали.
Добравшись до места назначения, Гейдж дала себе пару минут: отдышаться, съехавшие очки поправить, юбку разгладить, проверить, как давно ДиТи ушел на перезарядку — в общем, обычные детали во имя безопасности и хорошего впечатления. Последнее было не менее важным, чем первое, ведь вряд ли ее возьмут на борт, если решат, что она от кого-то убегает, или хуже того — поймут, что у нее нет денег.
Приготовившись завоевывать доверие и билетик из этой треклятой дыры, она с уверенным видом зашагала к кораблю. Мо не соврала: даже если бы в доках торчал с десяток кораблей, «Милано» не узнать было невозможно. Настоящий красавец, сплошные плавные линии и умопомрачительные изгибы — так и влюбиться недолго.
А пока Гейдж стояла, разинув рот и любуясь на свой будущий транспорт, из люка появился его капитан — владелец, пилот или кто там еще бывает на корабле, короче, тот самый не заинтересованный в пончиках товарищ — абсолютно синий мужик. И дело было не в алкоголе и его воздействии, а в цвете кожи. Просидев в этом порту изрядное время, Гейдж успела повидать народ всевозможных расцветок, но такой впечатляюще глубокий оттенок видела впервые.
Ха! — поняв, что обращаются к ней, да еще и принимают за местную долгожительницу, она подбоченилась. — Ничего интересного здесь нет. Абсолютно, совершенно ни-че-го. Скукотища и пустота, даже пончиков нет. Именно поэтому я собираюсь отсюда слинять и думаю, что на таком прекрасном корабле мог бы найтись маленький уголок для компактной, но очень полезной меня. Если вдруг что сломается, или уже сломалось, могу починить, и...
Пока она тараторила в попытке как можно лучше себя разрекламировать, в доках появилась группка неплохо вооруженных людей — читай «бандитов»,  от которых техники и другой обслуживающий персонаж поспешил убраться подальше.
Эй! Ты, девчонка! — окликнул один из них, видимо главный или просто достаточно умный, чтобы разговаривать. — Херомантка или как там тебя!
Гейдж, прервав свой сеанс саморекламы, обернулась.
Мехромантка... — пробормотала недовольно. — Неужели так сложно запомнить?
Слинять решила, да? По счетам заплати сначала.
Лол.
Давешний план сложить о себе хорошее впечатление человека, у которого есть деньги и нет преследователей, вмиг посыпался, словно песок сквозь пальцы. А она ведь даже не понимала, кому и за что должна.
Не-не, ребят, — замотала она головой отрицательно, в уме подсчитывая время до перезарядки Жестокуса, — вы меня с кем-то перепутали. Да и вообще, я уже улетаю. Так что до свидания и спасибо за рыбу!
В один прыжок она оказалась у люка «Милано». Еще один, проскользнув мимо синего капитана-или-кто-он-там, — и уже внутри. Они ведь почти договорились, так что вряд ли он против.
Задраивай люк! — орнула парню, на которого налетела у входа.
Стой!
Первые пару выстрелов обожгли новехонькую, словно только из тюнинг-мастерской, обшивку корабля.

+2

8

Питер недовольно мычит. Какие канистры? О чем там Йонду последние пять минут ему упорно втирает? Ух, с детства все так: сначала ты начинаешь слушать очередную притчу и нравоучения, потом твои мысли уносятся в космические дали, а потом руки сами тянутся за наушниками, а потом, в конце концов, ты огребаешь еще и за то, что не дослушал. Или дослушал, но не понял. Ой, да от Йонду огрести дело не хитрое. Квилл мычит что-то для Йонду, для того что бы хоть как-нибудь обозначить свое присутствие и участие в разговоре. Но слово «голяк» выбивает его из колеи. Мало того, что в подсобке роется в поисках чего-то, так еще и стащить нечего на этой планете. Нет, он понимает, что фортуна пошутила уже с утра, но зачем вот так? Он несильно пинает обшивку корабля: - Прости-прости. Ты тут не причем. – Ну вот, можно смело еще и диагностировать что-то напоминающее раннюю шизофрению. Он оглаживает стальной бок Милано, извиняясь.
Когда у него в руках все то, что следует вынести, по мнению Йонду, Питер решает, что пора бы включить свой плеер. И именно в этот день гребаные наушники решили связать себя между собой так, что даже пальцем не подцепишь. Он отпинывает канистры чуть дальше, чем следует в раздраженном состоянии. Командует не он, горючки нет, они опять где-то шляются, юнитов нет, а тут еще и наушники… Питер ловко ногтем подцепляет один из упрямых проводков, слыша, что Удонта с кем-то обсуждает. Ага, наверное, его и обсуждают. Или договариваются по его любимой схеме «ты мне, а я тебе, может быть, и нет». Хоть бы насчет горючки, что бы улететь побыстрее… Пожалуйста, вселенная, разве Питер Квилл так много просит?
Когда с наушниками покончено, а плеер начинает гонять кассету, Питер подбирает канистры и идет на выход. В наушниках играет просто великолепная музыка, скоро все это закончится и корабль будет его… Он даже начинает двигаться в такт битам, совершенно не слушая, что происходит снаружи. Там же Йонду Удонта гроза Опустошителей, у которого все и всегда под контролем. Так что может пойти не так?
Под очередной бас в музыке ему под ноги кидается клубок из пестрых вещей, который еще попутно раздает советы. Питеру в лицо летит фраза: - Задраивай люк! – Он удивленно снимает один из наушников, пытаясь сохранить равновесие, ведь прав был когда-то Йонду, говоря, что иногда окружающих полезно слушать. Или хотя бы смотреть по сторонам. На языке у Старлорда зреет одна острота, связанная с похищением детей для Опустошителей, да еще парочка про отцовские чувства Удонты, но появиться им на свет не дает характерный стук по внешней обшивке корабля.
Стук.
Корабль.
Его.
- Стоять на месте. Ничего не трогать, - кидает он внеплановой гостье. Хотя, можно было всучить ей эти несчастные канистры, но ему не до этого. Датчики в шлеме фиксируют каждый удар чего-то металлического об Милано. Он выбегает на площадку к Йонду и видит парочку ненормальных, которые пытаются обстрелять Милано.
- Чисто технически, - он стремительно возвращается в отсек корабля, наблюдая за Йонду. Да в трансе он что ли? Где его стрела и почему все опять должен делать Старлорд?! – Ты первый вышел на эту недо-планету, - еще парочка пуль с характерным «вжииик» скользят по Милано, - так что приключения на свою задницу ты нашел первым! – Он достает один из бластеров, крутя колесико, тем самым выбирая элемент и мощность оглушения. Из-за люка видно одну очень наглую фигуру, так что ее первым снимает Квилл. Он знает, что спину Йонду прикрывает корабль и у него есть отходной путь, а сам Старлорд только мешается и отвлекает опустошителя, поэтому он кидает в спину Йонду: - Ты снимаешь остальных и уходишь, а я поднимаю щиты на Милано, - и, не дожидаясь ответа, отходит внутрь отсека.
- И хватит палить по моему кораблю, придурки, - его голова в шлеме показывается из люка напоследок.

Отредактировано Star-Lord (16-08-2017 10:25:07)

+2

9

- Ха! – Брови Йонду ползут вверх. Где-то он уже видел похожую рекламу. Вспомнить бы, где… да на своей Базе! Каждый третий, а может быть и второй, когда опустошители пролетали мимо тюрьмы или бара, пытался зарекламировать себя как можно лучше, кто речитативом  зачитывал список артефактов, кто список своих подвигов. Как бы это помягче сказать? Достало его эта постоянная канитель. Но тут, похоже, девчонка не знала, чей это корабль и чья форма болтается на его теле. И значок в виде то ли пламени, то ли чего на его рукаве ей был неизвестен.
Он бы сам ее оборвал, да только хотел дослушать полностью ее предложение. Может там будет знатная доля или тайные знания, где находятся те ли иные артефакты? Или что там еще каждый раз предлагают Йонду Удонте в обмен на место в опустошительской команде или в обмен на свою никчемную жизнь? Да только и обрывать не пришлось, потому что дальнейшие события говорили сами за себя. Пара местных воротил, которые вздумали гнаться за девчонкой, явно немного просчитались. Теперь-то он понимал Питера, который в разных местах назывался своим прозвищем «Старлорд», а его никто не узнавал, а в ответ Квиллу летело «чего? кто?». Теперь не узнавали целую Базу, а этого Удонта не любил. Как можно не знать об его любимом детище?
Ему даже не надо входить в транс, что бы просчитать действия его новых врагов, потому что они настолько глупы либо самоуверенны, что не пытаются скрываться. Мелкая уже юркнула в Милано, будто чувствуя, что здесь ее помощь не требуется. Он морщится, правда потом придется постараться объяснить ей, что «грязнить» на этом корабле нельзя, как и нельзя влезать в чужой корабль к чужим людям и нелюдям. Йонду укрывается за выступающей частью корабля, слушая, как заряды чиркают по новенькому боку корабля Квилла. И что? Корабль-то не его.
- Чисто технически, - кидает он совершенно ненужные слова в спину Питеру, - приключения на свою задницу нашла эта хреномантка или как ее там назвали. – С некоторых пор, а точнее с мелкого возраста Квилла, он любит «пообсуждать» со всеми свои действия. Особенно свои приказы, которые когда-то давно выполнялись сразу и без обсуждений.
Видимо, Питер понимает своим чутьем или пятой точкой, что здесь нечем поживится и отходит внутрь корабля, давая свободу действий Йонду.
- Как мило с твоей стороны, - он осматривает площадку: один корчится после заряда из бластеров Питера, а остальные сообразили, что можно стрелять по выходу из корабля. Так даже интереснее. Осталось только понять, когда Питер захочет поднять щиты: сейчас и оставит Йонду загорать здесь или все же дождется его.
Он выходит на открытую площадку, поднимая руки вверх.
- Мы сдаемся, - Йонду щерится, ухмыляется. Наверное, валять дурака теперь модно на Базе, подражая Квиллу. Удонта вынимает пистолет из-за пояса, бросая его на ступеньки, и возвращает руку на место. – Мы можем отдать вам девчонку, только прекратите стрелять. – Кажется, кто-то даже заинтересовался. Жаль, что они не знают этой улыбки, а хотя уже должны бежать без оглядки, сверкая пятками. – У меня есть одно желание. Ведь вы не откажите старику? – Он стоит еще минуту, пока не находит главаря всей этой каши. С помощью шестого чувства Йонду чувствует его недоверие. Хотя через несколько секунд тот неуверенно кивает.
- Прекрасно. Всего лишь песня, - он вдыхает побольше воздуха в легкие, что бы начать аккуратно свистеть. Йонду чувствует, как его стрела начинает оживать, выходя из внутреннего кармана плаща. Он тянет заунывную мелодию, что бы в следующий момент стрела нашла свою первую цель, а потом вторую, а еще через секунду все остальные. Он улыбается, потому что эта песня – самая прекрасная песня, которую он слышал.
Когда Йонду уверен, что больше зарядов и пуль в это космическое ведро не прилетит, он уходит в рулевой отсек, зажимая в руках свою кровавую стрелу. Остается проследить, как его подопечный опустит щиты на корабль, а затем разобраться с непрошеной гостьей. Йонду аккуратно садится в одно из пилотских кресел, вытирая стрелу о край красного плаща: - Что мы имеем на данный момент?

+2

10

Well it seems so real I can see it
...So why can't I touch it?

Гейдж разочарована.
Она не понимает, почему бы не послушаться и не сделать то, что она сказала — задраить люк, прогреть двигатель и рвануть на всех парах отсюда, оставляя местных бандитов с их мелкими и непонятными обидами прозябать на долбаной станции. Вместо этого оба, и парень с канистрами (нахрена ему, кстати, канистры?), и синий мужик топчутся, тянут время, как будто шанс словить пулю — это очень весело и забавно. Впрочем, так оно и есть. Но только в том случае, когда ты тоже пытаешь подарить этот шанс другой стороне.
Гейдж негодует.
Ей говорят стоять на месте и ничего не трогать. Как будто не знают (на самом деле, конечно же, нет), что в прошлый раз, когда ей говорили стоять и не трогать, все закончилось взрывом. Или пожаром. Или и взрывом, и пожаром. Память подсовывает разные варианты воспоминаний, не факт, что неправдивых: пожаров, взрывов и прочих заварушек в ее жизни в последнее время было предостаточно. А стоять на месте бездействуя для мехромантки смерти подобно. Поэтому
Гейдж времени не теряет.
Пока парень с наушниками — и без канистр — рвется к люку смотреть, что там происходит, а его синий товарищ — мудак неблагодарный — начинает обвинять ее во всем и, кажется, собирается сдать уже практически состоявшегося нового члена своей команды, она находит дорогу в рулевую рубку. Ничего сложного, корабль ну прям не настолько большой, чтобы на нем заблудиться, о расположении легко догадаться по виду снаружи — огромные иллюминаторы как бы намекают, да и в целом обычно ее устраивают на носу.
Гейдж восхищенно вздыхает.
В рубке, к которой ей удается добраться очень даже быстро, ее встречает блеск и сияние множества индикаторов на приборной панели. Большинство надписей на них — с использованием неизвестного алфавита, который она так и не удосужилась изучить за все свое скучное — почти что тысячелетнее! — торчание на этом куске камня и металла. Но и без надписей понятно — кораблик хорошо нафарширован.
Ну же, красотка, давай познакомимся ближе, — воркует Гейдж, забираясь в кресло первого пилота.
Хочется посидеть так подольше, прочувствовать весь комфорт мягкой спинки, насладиться видом из окна (кого-то там, кажется, убивают без ее участия), провести нежно ладонью по краю приборной панели, дать взгляду привыкнуть к разнобою чисел, цветов и показателей, ведь ей впервые повезло оказаться у штурвала чего-то посложнее «стервятника». Но времени на это нет.
Гейдж начинает играть в угадайку.
В конце концов, на то она и гениальный инженер, чтобы [почти] сразу разобраться в любой системе управления. А еще — рыжая. Рыжим обычно фартит, доказательство чему она получает пару кнопок и рычажков спустя (упс, а это, кажется, были бортовые оружия, и в стене дока наверняка теперь красуется небольшая такая симпатичная дырка, впрочем — плевать). Ей без особых потерь удается закрыть люк, поднять щиты и... всё. То, что по ее соображениям должно быть стартером, упрямо отказывается работать, а на главное дисплее мигает какое-то сообщение вкупе с двумя ранее незамеченными индикаторами, подозрительно похожими на указатели уровня топлива в баках.
Гейдж чуток приунывает.
Ей хочется поскорее свалить из этой долбаной дыры, но обстоятельства, кажется против. Тут тебе и мудаки с пушками по ее голову, и «Милано» взлетать не хочет, да еще и товарищи владельцы корабля какие-то не очень дружелюбные попались. Поэтому, когда в рубке появляется Синий, — да простит ее кристаллиск, давно почивший среди кислотных озер Каустических пещер, — она, не стесняясь, выглядывает из своего убежища и предоставляет комментарии:
У вас есть Я, и меня, кстати, зовут Гейдж, — тараторит она с непоколебимой уверенностью в голосе, — есть этот чудный корабль с полным зарядом аккумуляторов; еще есть дыра в стене, пара десятков трупов, но почти нет горючего, — она останавливается только для того, чтобы перевести дыхание. — Почему не сказали сразу, что горючего нет? Можно было бы избежать кучи осложнений. Например, не убивать тех шкетов, — кивает на окно, из которого можно полюбоваться следами бойни, — и просто вежливо попросить у них нацедить пару сотен литров из местных запасов, которыми заправляет их банда.
Она и сама не знает, подействовало ли бы это «вежливо попросить» — скорее нет, чем да, но попробовать всегда несложно, а теперь-то уже и не получится. Шаттл ушел, как говориться, и после боя придется опять махать кулаками, а лучше — постреливать из чего-то мощного.

+2


Вы здесь » Crossover Apocalypse » По чужим следам » i say mechro


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC