Все в этом мире продается. Она начала свой день с покупки билетов, далее тем же маршрутом проследовали: гостиница, новый чемодан, пара вещей, буклет для туристов. Джейми всегда «мечтала» посетить уже не красные будки, фирменные старые кэбы и ощутить на своих волосах морось туманного острова. Может, она что-то еще забыла? Мориарти проверяет телефон, но таинственный абонент молчит уже не первые сутки. Готовится так же, как и она? 
В самолете ей не удается расслабиться, просто потому что ее счастливая рука купила билет с каким-то болтливым пареньком, который жужжал весь перелет о Лондоне. О, это самый лучший город; о, там сбываются мечты; о, поглядите, он уже заказал сувениры. Жаль, что у некоторых нет выключателя громкости. Читать дальше.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » Through the gates of hell


Through the gates of hell

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

— Through the gates of hell —
Piers Nivans  &  Chris Redfield
[Resident Evil]

https://d.radikal.ru/d38/1809/55/d2848175c43c.gif
▍Sabaton - Primo Victoria ▍

— Описание эпизода —

Сидя в вертушке и глядя на охваченный огнем и паникой Вайип, Пирс думает о том, что врата Ада вновь распахнулись перед ними. И им придется войти, чтобы освободить взятых в заложники дипломатов ООН.

+2

2

•      •      •      •      •      •      • 
http://se.uploads.ru/t/SdRch.gif http://s8.uploads.ru/t/7FSAW.gif http://se.uploads.ru/t/y91oW.gif http://s1.uploads.ru/t/4CHQ2.gif
Fever Ray – If I Had A Heart ◄
•      •      •      •      •      •      •

This will never end cause I want more||More, give me more, give me more||This will never end cause I want more||More, give me more, give me more

...Крис...
Взрыв. Он оглушает тебя. Ослепляет. Он растворяет тебя. Рвануло где-то совсем близко, так близко, что тебя сбивает с ног ударной волной, укладывая мордой в чёрную, как сама смола, грязь. Дрожащие ладони упираются в землю под собой, утопая по запястья. Засасывает в могильную трясину. С кончиков волос, носа и подбородка стекает то ли пот, то ли кровь, то ли дождь. Ты не слышишь ничего вокруг - полнейший вакуум, ни предсмертных криков людей, ни череды таурельных выстрелов, ни стука собственного сердца или шёпота дыхания. А дышишь ли ты ещё? Голова двигается с трудом, шея поворачивается почти с ощутимым, но не слышным скрипом, как плохо смазанная деталь. Мышцы отзываются скупой протяжной болью, натягиваясь, как старые струны. Пытаешься осмотреться, но на глазах засохшей кровяной коркой стынет чужая жизнь. Выдох. Ты выжимаешь от груди все свои, под сотню, килограммы, вставая на колени и оглядываясь. Везде дым. Сшибает запах пороха и палёных волос. Контузило. Но ты не понимаешь этого, даже редкие всполохи в этом чёрном дыму от выстрелов не дают твоей памяти зацепиться за последний момент и понять, что случилось. Где ты. Кто ты. Почему ТЫ. Однако, если внутренняя память не срабатывает, то включается рефлекторная. Ноги сами поднимают тебя, чтобы ты встал. Руки ложатся на автомат, валяющийся рядом и передёргивают затвор. Пустой магазин. С таким же механическим скрипом твои суставы, с болью в покрасневших костяшках пальцев, разжимаются, отбрасывая бесполезное оружие прочь. Разочарование. Ты выдыхаешь, но вокруг по прежнему тишина. Кто-то что-то кричит тебе, кто-то пробегает рядом, что-то падает в грязь, но уже не поднимается вновь. Снова яркий всполох света справа, фонтаном бьёт в свинцовые небеса грязь и человеческие конечности. Вдох. Стиснув зубы, ты хватаешься за рукоять ножа и бежишь вперёд, увязая в грязи тяжёлыми сапогами, чьи подошвы словно налились раскалённым железом. Крича до хрипа, разрывая голосовые связки, но вокруг тебя по прежнему только всеобъемлющая могильная тишина.

If I had a heart I could love you||If I had a voice I would sing||After the night when I wake up||I'll see what tomorrow brings


...Крис...
Небо. Такое тёмное, с тяжёлыми, прогнившими серой и порохом, облаками. Казалось, только протяни руку и увязнешь в этом дегтярном зареве кончиками пальцев. Под ногтями чернеет, а перед глазами же наоборот - всё плывёт светлыми кругами. Давление ударяет по вискам. По земле стелился ещё густой грязный туман, хотя, возможно, это были остатки дыма после недавних выстрелов. Два широко раскрытых серо-голубых глаза смотрели в пугающую мраком высоту не моргая. Грудь тяжело вздымалась, до хруста в клетке собственных рёбер. Сердце билось одним только адреналином, пропуская то один, то даже парочку ударов, едва ли уже качая кровь. В ушах перезвоном стучали опадающие медными монетами патроны. Вдоль хребта словно залили ледяной азот, зато в полных газом лёгких, судя по ощущениям, зажгли спичку и в них всё полыхало яростным пламенем. Дрожа, ладонь поднялась к лицу, проводя размашисто ото лба до подбородка трясущимися онемевшими пальцами. Всё лицо словно находилось под анестезией - он совсем не почувствовал кожей ничего. Когда он моргал, ресницы слипались, а веки поднимались тяжело и с большой неохотой. Он хотел повернуть голову, но не было сил. Каждый вдох давался ему всё труднее и труднее, холод крался по всему телу, нежным объятьем поглощая его от кончиков конечностей и подбираясь ко всё ещё упрямо бьющемуся сердцу. Но Крис уже точно знал, что это конец и на этот раз ему не выкарабкаться. Всё.

Dangling feet from window frame||Will I ever ever reach the floor?||More, give me more, give me more||Crushed and filled with all I found||Underneath and inside just to come around||More, give me more, give me more


...Крис...
Смерть, впрочем, его не пугала, он ждал её прихода, как встречи со старым другом. Он не знал, что ждало его на той стороне, но его это и не волновало, он устал. Слишком устал, чтобы тревожиться об этом, хотелось отпустить и забыться в небытие. Перед глазами не пролетала вся его жизнь, вопреки догадкам многим, хотя последние секунды его жизни утекали медленно, словно последняя песчинка, отмеряющая его жизненный цикл, застряла в узком горлышке песочных часов. Это давало время подумать, хотя каждая мысль в его голове, едва протекала мимо, едва осознавалась, но он ни о чём не сожалел. Всё давно потеряло свой смысл. Но эта апатия не пугала его, она дарила... умиротворение? Страхи, победы, счастье и даже любовь. Сейчас, когда вокруг него всё перестало существовать, как и он сам, всё это не имело значения. Казалось, он никогда и не испытывал эмоций и, уж тем более, чувств. Хотя перед глазами упрямо представал образ снайпера из его отряда. Снова и снова. Пирс. Не целостный образ, конечно, а какие-то обрывки, словно из старого кинофильма с испорченной плёнкой и отсутствием звука. Немое кино. Его улыбка, с крошечными ямочками на щеках. Этот нелепый шарф, который он никогда не снимал. Хитрый прищур. То, как он вскидывал чуть вверх подбородок, когда толкал высокопарные речи. Или та морщинка между бровей, которая появлялась, когда он прицеливался из своей снайперской винтовки. Такие мелкие детали, которые, на самом деле, и были самой сутью, самым важным сокровищем в его памяти. Из приоткрывшихся губ Криса вырвался последний выдох в опустевших и холодных лёгких. Глаза закрыть он не успел, но, так или иначе, провалился в беспросветный мрак смерти. Серые, как сами небеса, два ясных глаза уставились в бесконечную высь пугающей пустотой.
•      •      •      •      •      •      •
...Крис!..

http://sg.uploads.ru/t/BknXV.gif


Крис резко дёргает опущенной вниз головой, поднимая всё ещё немного стеклянные глаза. Его, как будто прямо за имя, выдёргивают из какой-то тёмной тревожной пучины, в которую он, сам не заметил, когда и как провалился. И он обнаруживает себя в воздухе, в вертолёте. Лопасти его шумно хлопают, двигатель ревёт, да и ветер так буйствовал, что не было слышно ничего. А вокруг него ребята в полной боевой экипировке и с тяжёлыми пушками наперевес.


И ровно перед ним сидит хорошо, и уже довольно давно, ему знакомый лейтенант Пирс Ниванс и встревоженно смотрит на своего капитана. Вот всегда он смотрит этими своими щенячьими глазками. Так смотрит, что просто в груди всё сжимается. И сколько не отводи взгляда, всё равно чувствуешь его глаза на себе. И столько в них всегда, в любой ситуации и при любых обстоятельствах, сопереживания, поддержки и желания всеми силами помочь. и неважно с чем и как. Столько, что Редфилду даже становится неловко от этого. Он почти что чувствует себя виноватым за то, что заставляет своего снайпера так переживать за себя. Столько эмоций, сколько в ответ он, наверное, никогда ему отдать не сможет. От чего чувство вины только сильнее жжёт под кадыком, вставая комом поперёк горла. Или причина была в чём-то совсем другом?
Так или иначе, а продолжать размышления в данном ключе Крис не собирался. Не время и не место. Однако, всё же явно было необходимо сделать одно - перестать заставлять Ниванса так за себя беспокоиться и, наконец, взять себя в руки! Что он за капитан такой, если его солдаты вынуждены переживать за командира?
- Да? Да. Я просто задумался, прости... Прости... Ты что-то говорил? - чуть рассеянно переспрашивает он по каналу общей связи. И в ответ получает привычное "мы подлетаем к точке высадки". Он коротко кивает, хмуря сурово брови, даже не замечая того.
- Соберись, Крис! Ты же на задании, сейчас не время витать в облаках... - укорил он себя за такой несвойственный ему не профессионализм.

- HQ, это Альфа, как слышно? - стоило только их вертолёту зависнуть в воздухе, как Крис оказался первым, кто сразу же подскочил на ноги. Он уже стоял в дверном проёме, держась за поручень одной рукой, а второй сбрасывал трос вниз, чтобы они могли спуститься. Пилот, хоть и сидел к нему спиной в огромном шлеме с наушниками, обернулся через плечо и показал Крису большой палец вверх. Простая формальность - проверка качества связи, но так капитану Редфилду было всегда, пусть не намного, но спокойнее. В подвальных лабораториях, трущобах гетто или в каких-нибудь особняках в лесу, связь всегда брахлила. Но так Крис хотя бы был уверен, что причина именно в глушилках и прочем, а не в том, что он не проверил, а оборудование было неисправно.
- Ладно, давайте быстрее... по одному! - придерживая трос, чтобы тот не болтался на ветру и от мотания вертолёта в воздухе, он следил, как один за другим, его бравые бойцы спускаются вниз, на крышу здания, над которым и завис их вертолёт. И только когда все спустились, последним и замыкающим, приготовился к прыжку вниз и сам капитан Редфилд.
- Улетай подальше, не кружи здесь. Ты наш единственный шанс выбраться отсюда, так что до назначенного времени к точке сбора не подлетай. А то вдруг ещё кто-то решит сбить летающий туда-сюда над опасной зоной подозрительный вертолёт... ладно? Давай! - отсалютировав пилоту, который снова лишь показал капитану большой палец вверх, Крис быстро по тросу спустился на крышу. И, как только его ноги коснулись бетона, он перевесил свой автомат со спины на грудь, переводя щелчком режим с предохранителя на стрельбу. Увидев это, все из его отряда поспешили последовать его примеру.
- Итак! - громко крикнул он, чтобы перекричать шум улетающего вертолёта и привлечь к себе внимание.
- Наша задача с вами на сегодня такова. Пока ведутся официальные переговоры с террористами, нам нужно по-тихому освободить заложников. По данным нашей разведки, заложников держат в здании, которое находится в квартале отсюда к северу. Сейчас мы спустимся в каналы, попробуем пройти под улицами, которые кишат заражёнными.... - Крис достал из нагрудного кармана карту и развернул её. Оттуда же достал крошечный фонарик и подсветил линии серых канализационных каналов.
- Этот и этот секторы перекрыты, весь район оцепили, чтобы никто не вошёл и, что самое главное, не вышел. Так что где-то здесь нам нужно будет уже подняться на улицы. Постараемся проскочить переулками... - озвучивая инструктаж, Крис всё это время водил пальцем по карте, показывая их маршрут, чтобы все запомнили. Не потерялись и, в случае непредвиденной ситуации (которая, непременно, да приключится, он в этом не сомневался), или если они разделятся, то все смогли бы найти путь к эвакуационной точке их сбора.
- Вот тут недавно велись ремонтные работы, строительные леса ещё не убрали, так что мы поднимемся по ним и зайдём через окно четвёртого этажа. Согласно информации, полученной из штаба, сейчас заложников поделили на две группы. Одну держат на шестом этаже, а вторую на кухне восьмого. Как только проникаем в здание, Моралез, Сэт и Квинси идут наверх, а я и Ниванс пойдём за теми, которых держат на шестом. Приказ не открывать огонь до тех пор, пока не будет зрительного контакта с живыми заложниками... но буду с вами честен, если нужно будет стрелять - стреляйте. Я умолчу об этом в рапорте, - чтобы немного разрядить атмосферу и, хотя бы так, но показать свои переживания за ребят, отшутился Крис и даже подмигнул в конце. Однако, сразу после этого, его лицо снова стало привычно суровым и предельно серьёзным.
- Ну всё, за дело! Будьте начеку! Всё делаем быстро и тихо. При контакте с врагом стараться зачистить всё без лишнего шума.... выдвигаемся!

0


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Я тебя ни на кого не выменял » Through the gates of hell


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC