Он не держал на брата зла. За то, что оставил гнить в тюрьме и сбежал с Рейфом. Нет, он всё сделал правильно. Нейт не должен был страдать из-за того, что Сэм где-то затормозил и неудачно прыгнул. В конце концов это его долг, защищать младшего. К тому же Сэмюэл и сам поверил, что почти сдох. Он чувствовал, как внутри все разрывается от застрявших в теле пуль, а напряжённые мышцы рук, которыми он цеплялся за поверхность крыши, только усугубляли ситуацию. Уверовав в то, что дело матери он закончить не сможет, мужчина готов был принять свою смерть. Читать дальше.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Билет на Ноев Ковчег » Знакомые лица в толпе [заявки игроков]


Знакомые лица в толпе [заявки игроков]

Сообщений 91 страница 120 из 141

1

НУЖНЫЕ ПЕРСОНАЖИ

Если ты заглянул на нашу ролевую, и она уж очень тебе приглянулась, а определиться с ролью не получается, обрати внимание на нужных нашим игрокам персонажей, указанных в этой теме. Выбор роли из нужных возможно и не гарантирует, что тебя стопроцентно обеспечат игрой на долгие годы вперед, но лучи радости, добра и вдохновения тебе точно обеспечены!
Для удобства нужные роли распределены на два списка: женские и мужские персонажи. Придержанные персонажи выделены подчеркиванием, а занятые зачеркнуты.


ЖЕНСКИЕ ПЕРСОНАЖИ

- Aa -


Alice Williams [Detroit: Become Human]
Alleria Windrunner [WarCraft]
Aloy [Horizon: Zero Dawn]
Ancient One [Doctor Strange]
Angel [Borderlands]
Anora MacTir [dragon age]


- Bb -


Bellatrix (Lestrange) Black [Harry Potter]
Brigmore witches [Dishonored]


- Cc -


Calliope [God of War]
Carol Susan Jane Danvers [Marvel]
Children [Pathologic]
Chloe Frazer [Uncharted]
Cirilla Fiona Elen Riannon [Wiedzmin]
Claire Densmore [Miss Peregrine's Home for Peculiar Children]


- Dd -


Daenerys Targaryen [A Song of Ice and Fire]
Debbie Gallagher [Shameless (US)]
Dirk Gently's Holistic Detective Agency cast


- Ee -


Elena Fisher [Uncharted]
Emily Drexel Lela Kaldwin I [Dishonored]
Emma Bloom [Miss Peregrine's Home for Peculiar Children]


- Ff -


Fiona Gallagher [Shameless (US)]


- Gg -


Gamora [Guardians of the Galaxy]
Garona Halforcen [WarCraft]


- Hh -



- Ii -



- Jj -


Joey Hudson [Far Cry 5]


- Kk -


Keira Metz z Carreras [Wiedzmin]


- Ll -


Leliana [dragon age]
Lilith [Borderlands]
Lily Evans [Harry Potter]
Lunafreya Nox Fleuret [Final Fantasy]
Lynn Langermann [Outlast 2]


- Mm -


Magna Aegwynn [WarCraft]
Marta [Outlast 2]
Meagan Foster (Billie Lurk) [Dishonored]
Morrigan [dragon age]


- Nn -


Nadine Ross [Uncharted]
Nebula [Guardians of the Galaxy]


- Oo -


Onyxia [World of Warcraft]
Overwatch cast


- Pp -



- Qq -



- Rr -



- Ss -


Sasha [Borderlands]
Serana [The Elder Scrolls]
Star Wars cast
Sylvanas Windrunner [WarCraft]


- Tt -


Taria Wrynn [WarCraft]
Terminal (N2) [NieR: Automata]
Tracey Lader [Far Cry 5]


- Uu -



- Vv -


Valkyrie [Thor: Ragnarok]
Veronica Fisher [Shameless]


- Ww -


Wanda Maximoff | Scarlet Witch [MCU]


- Xx -



- Yy -


Yennefer z Vengerbergu [Wiedzmin]


- Zz -


МУЖСКИЕ ПЕРСОНАЖИ

- Aa -


Adam [NieR: Automata]
Adam Jensen [Deus Ex]
Adam Warlock [Marvel]
Aguilar de Nerha [Assassin's Creed]
Alec Lightwood [Shadowhunters]
Аlex Yu [Prey]
Alistair Therin [dragon age]
Anduin Lothar [Warcraft]
Anduin Wrynn [WarCraft]
Anthony Edward "Tony" Stark [MCU]
Anton Sokolov [Dishonored]
Ardyn Izunia [Final Fantasy]
Ashley James "Ash" Williams [Evil Dead]
August [Borderlands]
Axton [Borderlands]


- Bb -


Ben Paul [The Walking Dead]
Bernard Black [Black Books]
Blake Langermann [Outlast]
Borderlands cast
Bruce Wayne (Batman) [DC]


- Cc -


Carl Gallagher [Shameless (US)]
Children [Pathologic]
Clyde Youens [Shameless (US)]


- Dd -


Daniel Dankovsky | The Bachelor [Pathologic]
Daud [Dishonored]
Dennis Dracula [hotel transylvania]
Dettlaff van der Eretein [The Witcher 3: Blood and Wine]
Dirk Gently's Holistic Detective Agency cast
Drax the Destroyer [Guardians of the Galaxy]
Durotan [WarCraft]


- Ee -


Eddie Gluskin [Outlast]
Enoch O'Connor [Miss Peregrine's Home for Peculiar Children]
Errol Croft [Tomb Raider: Legend Trilogy]
Eskel [Wiedzmin]
Expanse, The [all cast]


- Ff -


Frank "The Cannibal" Manera [Outlast]
Frank Gallagher [Shameless (US)]


- Gg -


Gabriel Belmont | Dracul [Castlevania: Lords of Shadows]
Geralt of Rivia [Wiedzmin]
Groot [Guardians of the Galaxy]
Gul'dan [Warcraft]


- Hh -


Handsome Jack [Borderlands]
Hannibal Lectеr [Hannibal]
Horace Somnusson [Miss Peregrine's Home for Peculiar Children]


- Ii -


Igor "Grom" Gromov [Major Grom]
Inquisitor, The [dragon age]
Isaiah [Nekromantiyya]


- Jj -


Jacob Seed [Far Cry 5]
Jake Peralta [Brooklyn Nine-Nine]
James "Jimmy" Darmody [Boardwalk Empire]
James Tiberius Kirk [Star Trek]
Jonathan "Jace" Wayland [The Mortal Instruments]


- Kk -


Kieran [Dragon Age]
Kevin Ball [Shameless]
Kraglin Obfonteri [Guardians of the Galaxy]
Kratos [God of War]


- Ll -


Llane Wrynn I [Warcraft]


- Mm -


Martin Septim [The Elder Scrolls]
Medivh [Warcraft]
Mikhailo Milkovich [Shameless (US)]
Miles Upshur [Outlast]
Miraak [The Elder Scrolls]


- Nn -


Newton Artemis Fido «Newt» Scamander [Fantastic Beasts and Where to Find Them]
Nova Richard "Rich" Rider [Marvel]
Nova Sam Alexander [Marvel]


- Oo -


Odahviing [The Elder Scrolls]
Outsider, The [Dishonored]
Overwatch cast


- Pp -


Paarthurnax [The Elder Scrolls ]
Paolo [Dishonored]
Paul Serene [Quantum Break]
Piero Joplin [Dishonored]
Pietro Maximoff | Quicksilver [MCU]
Prohor [Necrophylax III] [Nekromantiyya]
Protagonist [Darkwood]


- Qq -



- Rr -


Regis Lucis Caelum [Final Fantasy]
Regulus Arcturus Black [Harry Potter]
Remus John Lupin [Harry Potter]
Richard Trager [Outlast]
Rincewind [Discworld]
Ronan O'Connor [Murdered: Soul Suspect]
Ronan the Accuser [Guardians of the Galaxy]


- Ss -


Samuel "Sam" Drake [Uncharted]
Sargeras [Warcraft]
Sebastian Morgenstern [The Mortal Instruments]
Sergey Razumovsky [Major Grom]
Severus Snape [Harry Potter]
Simon Lewis [The Mortal Instruments]
Spock [Star Trek]
Star Wars cast
Starhawk [Guardians of the Galaxy]
Stich [Lilo and Stitch]
Sullivan "Papa" Knoth [Outlast 2]


- Tt -


Thor [Marvel]
Timothy Lawrence [Borderlands]
Turalyon [WarCraft]


- Uu -



- Vv -


Varian Wrynn [WarCraft]
Vaughn [Borderlands]
Vernon Roche [The Witcher 2, 3]
Victor "Sully" Sullivan [Uncharted]
Vincent Solana [Nekromantiyya]


- Ww -


Warren Graham [Life is Strange]
Waylon Park [Outlast]


- Xx -


XXX [The Hatton Garden Job]


- Yy -



- Zz -


Zevran Arainai [dragon age]

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Иногда так бывает, что ты оказываешься один. На незнакомой ролевой. И никого из родного фандома нет рядом. И даже из соседнего, такого похожего, тоже нет. Причины могут быть разными: твой фандом - это полтора землекопа или же просто каст еще не собрался, решение же только одно - заходи в эту тему и оставляй заявку на нужного! И даже если у тебя игра кипит и соигроков полно, а ты все равно хочешь поскорее увидеть какого-нибудь ужасно классного персонажа, а может и целый каст на нашей ролевой - заполни шаблон и наберись немного терпения, твой нужный обязательно кому-нибудь приглянется!


Код:
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000][align=center][font=Palatino Linotype][color=#f7efb8][size=14][b]Категория ([мульт]фильмы/книги/[мульт]сериалы/комиксы/игры/другое)[/b][/size][/color][/font][/align][/td]
[/tr]
[/table]
[quote][align=center][size=12]Название фандома на английском | Название фандома на русском[/size][/align][/quote]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td][align=center][img]ссылка на изображение[/img][/align][/td]
[td bgcolor=#000000 width=1%][/td]
[td][align=right]вдохновляющая цитата[/align][/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]
[align=center][img]http://i.imgur.com/vDsVy1x.png[/img][/align]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td][b]Имя:[/b] имя персонажа на английском | имя персонажа на русском;
[b]Возраст:[/b] . . .[/td]
[td bgcolor=#000000 width=1%][/td]
[td][b]Раса:[/b] . . .
[b]Ориентация:[/b] . . .[/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000][align=center][font=Palatino Linotype][color=#f7efb8][size=14][b]- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа][/b][/size][/color][/font][/align][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td]Здесь вы коротко рассказываете о том, кто тот персонаж, которого вы так хотите видеть у нас: чем он занимается и чем он примечателен для вас. Это нужно, чтобы напомнить о персонаже людям, подзабывшим канон, или же в том случае, если нужный персонаж - далеко не главный в каноне герой.[/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000][align=center][font=Palatino Linotype][color=#f7efb8][size=14][b]- FOREVER MORE -
[дополнительно][/b][/size][/color][/font][/align][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td]Обязательно нужно указать, готовы ли вы играть с человеком, если он придет к нам, или же это просто хотелка. И если готовы, то в каких отношениях находятся ваши персонажи и как в каком темпе вы предпочитаете играть. 
Также здесь можно прописать все, что покажется вам важным и нужным. 
[/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td][spoiler="Пост ищущего"]Чтобы человек, желающий взять вашего нужного, знал, чего ему от вас ожидать, поместите сюда любой ваш пост, пойдет и тот, что опубликован у вас в анкете.[/spoiler]
[/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]

http://i.imgur.com/KGWt8yn.png

0

91

фильмы/комиксы

Thor: Ragnarok | Тор: Рагнарёк

http://s7.uploads.ru/t/1SMgX.gif

Пью, пила и буду пить

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Valkyrie | Валькирия;
Возраст: -

Раса: асгардианка спорим, нет такого слова хд
Ориентация: би как канон молвил

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

to fight the horde, singing and crying: Valhalla, I am coming!
Валькирия, выбирающая убитых, дочь славного война. Та, которая реет на крылатом коне над полем битвы и подбирает павших воинов. Ты, конечно же, помнишь все их лица особенно своих сестер, которые храбро пали в битве с Хелой.
Выжить – это дар или проклятие? Каждую ночь круговерть лиц проносится перед глазами и ее не остановить. Боль и воспоминания можно глушить с помощью алкоголя, Асгард поменять на Сакаар, но руки все еще помнят военное ремесло.

the hammer of the gods will drive our ships to new lands…

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Тут такое дело, знаешь, следи за Тором

http://s6.uploads.ru/t/F9rNf.jpg

Отомстители? Звучит не слишком-то круто. Вот Стражи Галактики, нет погоди, Охренительные Стражи Галактики звучит гордо. Надоело старое обмундирование валькирий? Красный плащ опустошителей (а тебе идет красный, ставлю все, что пожелаешь) ждет тебя, а так же приключения на пятую точку, множество алкоголя и прочие радости жизни.

Пост ищущего

Всe готовит на подвиг, на войну.
Он уже смутно помнит, как его впервые сильно приложило о что-то металлическое. Наверное, это был корабль, хотя он не уверен. Всегда на таких масштабных сражениях присутствуют, мать их, обломки кораблей, какие-то железные штуковины, которые готовы распороть тебя на сквозь и, конечно же, острые камни, которые разрывают его форму. Зачем он пошел на эту войну? Что ему не хватало? Адреналина или чувства собственного достоинства? Это, мать твою, можно было заработать в другом месте. Но Питер Джейсон Квилл никогда не искал легких путей. Он всегда пер через обломки летательных аппаратов, острых как бритва металлических частей и, конечно же, его любимых булыжников. Час назад один вот такой каменистый парень распорол ему висок, и теперь из него хлестало кровью так, что левым глазом постоянно приходилось моргать или просто держать закрытым. Кто бы знал, как ему было неудобно целиться. Он утирает кровь форменной курткой, которую создавал сам Ричард Райдер – последний из Корпуса Нова.
Иногда Питеру казалось, что Рич потихоньку сходит с ума, а безумие, как известно, заразительно. Квилл обходил Райдера стороной, но всегда проигрывал. Их лагерь был небольшой и вероятность того, что они столкнуться была довольно большой. Да и не пристало бегать адъютанту от своего начальника. Хотя, самого Квилла тоже сторонились в лагере. Боялись и шептались, что он недавно устроил геноцид где-то у Крии. Стоило появиться фигуре Питера в штабе, как никоторые офицеры начинали в спешке уходить. Может, он тоже безумен? Или они уже разделили безумие на двоих с Новой? Но Питер не вбирал всю мощь Корпуса к себе в голову, не тащил туда супер-компьютер, значит, здоров и может мыслить правильно. Правильно? Но он же под командованием Рича. Его верный адъютант. Тот, кто совершил геноцид.
Все же Питер безумен, он выходит в схватку один на один, сейчас Рич ему не помощник, он где-то далеко давит своих противников, Питер слышит его крики. Он пытается целиться из своего пистолета по двигателю, но блядская кровь заливает все. Она спускается по кончику носа и капает ему на форменную куртку, отвлекает его. Вскоре Питер попадает по двигателям и с победным криком начинает маневрировать между обломками его персонального врага. Ему многие говорили, что его бахвальство его же и погубит. Пока он хвастался своим очередным подвигом Ричу в динамик, его медленно, но верно, настигал обломок того самого корабля.
Что он помнит? Собственно, ничего особенного. Помнит, как металлическая образина ласково встретила его на подлете к площадке, нежно придавила так, что вышибла последний кислород и смяло его защиту. А еще он помнит слишком громкий хруст его челюсти и несколько ребер, которые так нещадно впивались в его внутренности. Наверное, левой части Квилла уже не существовало, он не чувствовал руки, не чувствовал, течет ли до сих пор кровь или уже остановилась… А еще он помнит маты Райдера…

Что со мной - может, может это волнение,
Hе чувствую ритма в висках...

Интересно, каково это вытаскивать своего адъютанта из-под обломков корабля? Сейчас бы пошутить, что его подчиненный расшибся в лепешку, но задание выполнил. Он не чувствует левую половину, его левая рука болтается плетью, мерно раскачиваясь в такт движениям, когда его тащит на спине сам Ричард Райдер. О, этот день он запомнит навсегда, он катался на спине Последнего Новы! Ради этого стоило тесно пообщаться с кораблем и платформой. Он чувствует, как его глаза закрываются, его тянет куда-то далеко в черноту. Он засыпает, что бы проснуться на операционном столе у Крии.
- Прости, но я не могу бросить своего верного адъютанта, - Рич скалиться. Все же он безумен. Квилл решает валить, пока не поздно.
- Крии, - хрипит Питер, выталкивая из горла комья застывшей крови и порцию свежей, - они меня убьют, - он пытается скатиться с металлического стола, но его ловят за руки. От резкой хватки его мозг отключается.

Словно это сердце
Отказало мне во всeм.

- У нас нет морфия и прочих препаратов, которые могли бы облегчить ему страдания. Будем делать на живую, - целую руку Квилла обвивает лоскут кожаного ремня. – Летальный исход тканей здесь, - палец Крии упирается ему в висок, - здесь, - она дергает руку-плеть, - и здесь, - палец погружается в кашу из кишков и крошева ребер с левой стороны. – Это все придется удалять и вставлять механику. Все это – подарок Крии. – Он уходит смыть кровь с рук. Питер отчаянно мотает головой из стороны в сторону. Кто, блядь, решает за него жить ему или умирать? Пристрелите и дело с концом.
Правую ногу закрепляют таким же захватом, что и руку, а на голову ложатся горячие шершавые ладони Райдера: - Ты сильный мальчик, ты выдержишь. – Он в очередной раз проваливает в забытье, догадываясь, что левой руки у него уже нет.

Моe тело уже не моe, только жалкая часть,
Жалкая надежда.

Он не может проморгаться, в уголках глаз собралось слишком много влаги или крови. Он смутно помнит операцию, наверное, его оперировали больше суток, а то и двое.
Он еле-еле поворачивает голову влево, стукаясь о койку, и не чувствуя боли. Он хочет усмехнуться, что теперь у него есть железный высок, которым он может орудовать в баре, но не может – на него надет намордник. Слишком часто орал и беспокоил Крии? Уж, наверное, они-то повеселились, оперируя его, отомстили за всю свою колонию.
Питер сжимает сначала правую руку в кулак, чувствую, как ногти протыкают кожу, потом сжимает левую. Он ничего не чувствует… Его захватывает паника, он начинает биться в оковах, пытаясь привлечь к себе внимание. Пусть кто-нибудь придет к нему и объяснит, что, блядь, тут происходит. Откуда тут взялся этот намордник?
Он бьет кулаками по койке и пытается шипеть, но намордник слишком давит на его губы, смыкая их обратно.

Я знаю, скоро пройдeт,
Оставит лишь раны, удачный исход.

Отредактировано Star-Lord (16-07-2018 10:45:19)

+3

92

Сериалы

Shameless (US) | Бесстыжие (США)

http://s9.uploads.ru/Z3GrQ.gif

«Запомни, у нас на этой земле есть два дела: первое - учиться на ошибках, второе – мириться с обстоятельствами»

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Clyde Youens | Клайд Юэнс;
Возраст: ~60

Раса: человек
Ориентация: гетеро

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Преподаватель в Чикагском университете. Член национальной академии наук, 4 раза попадал в шорт-лист Филдсовской премии. Публицист, автор учебной литературы, по которой же сам преподает. Читает лекции по прикладной математике и динамике частиц для будущих физиков, и никогда не ведет обзорных лекций.
Дружит с бутылкой, потому на работу далеко не всегда приходит трезвым. Нередко лекции за него ведет его помощник – Лип Галлагер. Со своим помощником находится в дружеских-собутыльнических отношениях, хотя сам это отрицает. Отношения Липа с профессором Юэнсом давно вышли за рамки «начальник-подчиненный» – Галлагер будит его «каждое утро», одалживает его машину,  а Юэнс позднее оплачивает его реабилитацию в клинике для зависимых.
Разведен, есть дочь.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Буду крайне рад видеть профессора, мне очень нравятся их почти семейные взаимоотношения.
Я пишу не особо быстро (1-2 поста в месяц), но без игры не оставлю и с радостью возьму эпизод-другой. Количество символов в чужих постах не считаю, за богичным оформлением не гонюсь, готов без проблем подождать пост, да и поговорить за пределом форума тоже люблю.
С Йеном решили вести общую сюжетную линию от 7 сезона, но я всегда готов к эпизодам и в других временных рамках.

Пост ищущего

Галлагер знал, что сейчас отвлечет его от мыслей о бутылке намного лучше, чем спиннер. У него еще осталось одно дело, которое лучше не откладывать на завтра.
Деньги с продажи мета Моники неприятно оттягивали карман. Если Карл потратил «свое наследство» на горячее джакузи и прочие ништяки, Дебби купила сварочный аппарат и отправилась на курсы, то Лип хотел поступить правильно для себя. Не для семьи, не в этот раз. Он уже заплатил за коммунальные долги Сиерры, и продолжал также не финансово помогать девушке, а оставшуюся сумму было принято отдать профессору Юэнсу. В счет погашения долга за оплату реабилитационной клиники.
Лип перешёл с бега трусцой на быстрый бег. Весь путь следования периодически мелькали неоновые вывески баров, клубов и закусочных, где наверняка продается хотя бы пиво. Суммы в кармане было достаточно, что бы напиться в сопли и находиться в запое еще неделю. Но все эти мысли были именно тем, от чего так желал избавиться Лип. Его слабовольность по отношению к спиртному уже макнула в лужу, отрезала легкий путь к светлому будущему. Не хотелось возвращаться на эту дорогу.
Нельзя было винить воспитание, родителей, и остальную толпу народа и скоп обстоятельств, каждый из которых мог стать последним толчком в синюю яму. Никого, кроме себя самого. Теперь Лип это знал, и с огромным трудом вытаскивал себя. Помимо внутренних барьеров, он пытался вновь выстроить свою жизнь. В том числе он надеялся отблагодарить профессора Юэнса, который, несмотря на многое, продолжал верить в Липа и старался помочь.
За это стоит сказать спасибо, как минимум.
Он притормозил, лишь поравнявшись с кованой калиткой, и постепенно продолжал сбавлять скорость на лестнице, ведущей к крыльцу. Постучавшись, Лип старался отдышаться. Бег – это далеко не его конек. Дыхалка сбита курением, но бросить еще и курить пока не получается. Да и не хочется вовсе.
- Привет, возвращаю долг за клинику, - Лип протянул профессору Юэнсу пачку денег в конверте. Он принял в руки помятый конверт. Даже сейчас Юэнс вышел к Липу со стаканом, наполненным виски, и нет, в этот раз ничто не щелкнуло в Галлагере. Он знает, за что благодарит профессора, и знает, от каких мыслей лучше держаться подальше, - Тут десять штук, не все пока, но каждую неделю буду часть отдавать. Но я хочу, да. Спасибо за клинику.
Еще лучше, когда мысли об алкоголе проскальзывают мимо и ты не испытываешь зависти к тем, кто сейчас может выпить. От этого легче, правда.

+3

93

Категория игры

The Elder Scrolls | Древние Свитки

https://i.imgur.com/lH5XCvE.gif?1

I warn you, once you’ve flown the skies of Keizaal, your envy of the dov will only increase.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Odahviing | Одавинг;
Возраст: лучше не считать

Раса: дова
Ориентация: питает слабость к небесам, полетам и сжиганию всего живого

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Снежный Крылатый Охотник, рожденный для боя в пламени и закаленный жестокими снежными ветрами. Честь и достоинство настоящего война, способного идти до конца. Но, в то же время, разум живой и подвижный, способный задавать вопросы. Он следует не слепо, анализируя и, конечно, извлекая выгоду для себя, однажды он попытался выступать против перевешивающих сил и погиб, впав в бесконечный сон, на многие тысячи лет. А пробудившись ото сна вновь расправил крылья, готовый рвать своих противников. В битве его ощущение жизни; в осознании того, что он силен, его понятие достоинства; в следовании тому, кто сильнее, его понятие чести. Для каждого в этом мире есть предназначение, у дова это всегда легко определить, они рождаются со своими именами, они следуют намеченному пути и Одавинг точно знает, что его путь - это сражения. И клятва, которую он принес обычному, как бы это смешно не звучало, человеку, крепка. Он сидит на Глотке Мира, скрашивая вечное одиночество старику-дова и прислушивается к завыванию ветра, готовый расправить крылья, как только его собственное имя прогремит под звездами Скайрима...

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Тут все понятно, когда-то Довакин смогла схватить Одавинга и переманить на свою сторону, суля сладкие рулеты и отсутствие персональных звиздюлей для него лично. Красный дракон ее самый любимый соратник, еще бы во время боя он не зависал в небе, а жег противников, но это уже другое. Я вполне готова отыгрывать как активный экшн со сражениями, так и спокойные философские темы формата "кем лучше быть - человеком или драконом". Попытки оседлать его и полнейший отказ дракона быть скаковой лошадью. Можно подобрать ему человеческую внешность (опять Довакин сказала неправильный ту'ум и все заве...), в общем вариантов так много.

Пост ищущего

Конечно же в своей жизни, полной приключений Довакин не хватало лишь одного - копаться в чьих-то чужих вещах, посреди снега и холода. И хоть и говорят, что норды выносят холод, стоит заметить, что переносят они его хорошо, потому что одеваются теплее и знают, как отогреваться после - в горячей бадье, в чаркой меда в руке, да чтобы надолго. Чем-то таким она и собиралась заняться в Винтерфеле, предварительно заперевшись, дабы добрый люд не помешал ее идиллии, а тем более не сдали винтерфельским магам с потрохами. Парочка студентиков решила отправиться исследовать руины без сопровождения, да забыли, что они находятся в Скайриме, где тебя попытается убить все, что имеет зачатки разума и более или менее острые зубы, и это не шутка, однажды ее укусил воинствующий кролик, ставший воинствующим жарким; теперь его дух наверняка быкует где-то в Совнгарде на мертвых героев. Планов это не меняло - ей следовало найти либо самих студентов, либо их бренные останки с достаточно дорогими артефактами на них, принадлежащих академии. Пока что она обнаружила только развороченный лагерь и одного снежного тролля, которому не повезло решить, что драконорожденная хорошая добыча и что ей можно закусить.
- DaaNIK KiiR, - Довакин пнула разбросанные по лагерю вещи; крови не было, а значит детишки, завидев тролля, с задорным визгом понеслись в разные стороны, спасая свои шкуры. Было бы намного проще определить их положение, если бы треклятый тролль не затоптал большую часть следов, оставив женщине веселую игру по нахождению перепуганных детей в этих горах, главное отыскать их быстрее, чем они свернут себе шею на скалах.
Лабиринтиан на то и был лабиринтом, как внутри, так и снаружи. Перекинув сумку через плечо, Довакин прошлась между полуразрушенными колонами, взбираясь по лестнице, старой, как сам Нирн. Сверху все было видно куда как лучше, пусть даже беспощадные ветра и раздували снежные заносы, превращая все в белую пелену. Она различала безбрежное море, скованное льдом, что когда-то пересекли ее предки, ощущала запах соли и грязи, сопровождавший ее всегда и везде. Это было ей привычно, привычней был только меч в руках и бесконечно перетруженные от частой ходьбы ноги. Последняя ее лошадь так глупо погибла, кинувшись прямо на вампира, отважное, но тупое создание.
На самом верху плато, что женщина приметила себе как обзорное, кажется, проводились раскопки. У местных магов абсолютно не было чувства самосохранения, они готовы были копаться во всем потенциально опасном и даже на секунду не могли представить, что что-то делают не так. Они же маги... среди любовно кинутых как попало инструментов и остатков костров был поднято несколько плит и счищен пласт земли, маги взялись за археологию серьезно и с рвением. Поднятые столпы обнажали ротмулаг драконов, настолько затертый, что половину слов нельзя было понять.
Паартунакс всегда говорил, что в языке сила, что она должна учиться, а не махать мечом, как это принято у обычных героев, ведь она не какой-то там наемник чтобы решать все простой неэстетичной грубой силой, она драконорожденная, что может одним криком раскидать всех по разным углам. Ощущение ответственности, наследственности и того, что сила, она в знаниях, давали женщине удивительный талант читать все, что написано на драконьем, пусть бы эта даже была обычная инструкция по применению для меча "брать не с острой стороны; на себя не направлять".
- LeiN DaaL BRiiNah, - небеса дрогнули, как это часто бывает, но на этот раз облака не расступились, обнажая чистое небо, наоборот, они, словно потревоженный рой пчел, стали клубиться и гудеть, собираясь в воронку, отдающую черным. Несколько молний громыхнули, это при такой-то снежной погоде, ударив в ближайшую скалу. Довакин не придумала ничего лучше, чем поставить основания лука на землю, натягивая тугую тетиву. Неважно, что выберется с той стороны, хоть сам принц даэдра - сможет договориться, а если не договориться, так пристрелить. Небеса дрогнули еще раз и облака расступились, очень резко, выплевывая на свет гибкий черный силуэт. Дракон.
Довакин выругалась.
Только дракона ей сейчас не хватало. В последнее время их мало попадалось на пути, половина из них отправились вслед за Паартунаксом, старик отвел их далеко, впрочем, иногда, поднимаясь на Глотку Мира, Довакин видела не только  красного и белого драконов, но и третьего, смотрящего на нее с недоверием, но не трогающего. Остатки последователей Алдуина медленно чахли без его сил, многих она убила сама, других спугнула в слишком далекие земли, других отыскал Мирак.
Не зря она все-таки достала лук, дракон совершил один круг над развалинами, издавая яростный рык, в ближайшем городе народ наверняка принялся закрывать ставни и прятаться. Натянув тетиву, женщина прицелилась, главная цель не убить, таким дракона не убьешь, если только он сам со скуки не помрет, но привлечешь внимание. За одной выпущенной стрелой последовала другая, все метили в глаза, одна чирканула по морде, дракон обратил на нее внимание.
- Roo VahRiiN PaaRthuRNax!? - она крикнула в пустоту, но дова всегда услышит родной язык. Вместо слов, любых слов, будь то обычное "да, я тут мимо пролетал" и заканчивая "я сожру тебя!" дракон только тряхнул мордой и зарычал, не сказав ни слова. Какой неразговорчивый, значит сам виноват, если что, Довакин его спросила. Откинув бесполезный лук, женщина выпрямилась, набрав в легкие побольше воздуха, расставив ноги пошире, впиваясь в вымороженную землю, бывало так, что ту'ум мог сносить и ее саму с такой же скоростью, с которой бил противника. - Joor Zah Frul.
Волна силы подействовала, крылья довы подломились, как игрушечные. Что интересно - он не пытался кричать в ответ, да и сам он был таким... маленьким? Доросток? Пока что ей попадались лишь только взрослые, вполне сформировавшиеся ящеры и один старик, сидящий на горе и не затыкающийся. Дова рухнул на снег, запутавшись в собственных крыльях и лапах, словно действительно был не полностью сформировавшимся, она бы почувствовала укол совести, если бы не чувствовала уже абсолютно ничего по этому поводу. Это был принцип выживания - сначала бей и постарайся не умереть, а потом уже анализируй. Лезвие Сияния Рассвета блеснуло солнечными лучами даже среди снегов, дракон ощетинился, Довакин подобралась, но он опять не сказал ни слова, лишь только пламя вырвалось из его пасти, женщина поднырнула вниз, ощущая, как быстро снег обращается в воду, оседая на одежде и волосах, сапоги проехались, неприятно хлюпая и она быстро кольнула дракона по животу, отскакивая как можно дальше от лап, дабы не попасть под удар. Лягались драконы знатно, даже посильней ее кобылы. Лезвие меча описало дугу и вновь было направлено на дракона.
- Неразговорчивый, да? - драконы слишком гордые, чтобы сносить колкости и подколки, по крайне мере те, что остались верны пожирателю миров. На удивление, ни старик дова, ни Одавинг, не имели привычки оскорбляться на ее слова, привыкли, наверное. - Посмотрим, что будет, когда я пущу тебя себе на новый плащ!
И вновь тишина. Да что с ним?

0

94

Категория игры

Darkwood | Темнолесье

https://i.imgur.com/dJsQSPl.gif

«Ты тот ещё уродливый ублюдок. Полагаю, ты получил то что заслуживаешь.»

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Protagonist | Протагонист; а так можно любое имя, только польское, обязательно польское!
Возраст: 30-50 лет

Раса: человек [почти]
Ориентация: вот уж точно не мое дело

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

«Он без сознания. Маленькая крыса не cмогла вернуться в свою нору. Если он нашёл ключ, то должен знать, где находится дверь. Только паразиты, вроде него, знают, как выбраться из этих лесов. Конечно, добровольно он мне ничего не расскажет. Но однако... Это не имеет никакого значения...»

Когда лес только появился, когда стал распространяться, это казалось забавным, это казалось интересным. Вообще все непонятное становится интересным, по крайне мере до того момента, покуда не попытается оттяпать тебе что-нибудь. Лес не просто тяпнул - он заглотил не пережевывая и туман с прерывистой негой стали распространяться, словно зараза. Попытки бороться полностью провалились, лес поедал любую технику, сводил с ума людей, но делать вид, что его просто нет, уже невозможно, а избавиться нереально. Тогда оставалось только наблюдать...
Все прошлое, все любимые люди и дорогие сердцу воспоминания были оплетены корнями и вросли в стволы деревьев. Казалось, что в этой работе нет ничего сложного - наблюдать. Самое главное не вмешиваться, пусть местный люд сходит с ума, пусть бьется в предсмертной агонии, им уже не помочь, но все еще можно контролировать. Но в итоге, когда тьма сгущалась все сильней, оказалось, что и нечего контролировать, а при любом отходе от плана бросали своих же. И тебя бросили, как и до этого бросали, как и после исчезновения еще ни раз бросят. Вот только ключ-то забрать забыли...
Выжить в этом месте человеку нереально, но ведь ты уже не человек...

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Очень атмосферная игра, очень затягивающая история. Если кто-нибудь решит взять этого персонажа - я вся ваша в альтернативе [темные леса, безумные местные, оборотни и просто веселые будни типичной польской деревни], а при особом желании можно придумать что-нибудь и в межфандоме.
Имя персонажу можно взять любое, как и внешность, хотя он и замечает у зеркала, что за время путешествия по лесам, он сильно изменился.
Спойлер аллерт! Решать какая концовка лучше - та, где Протагонист засыпает вместе со всеми или же зажигает напалмом - лучше потенциальному игроку, можно и из пробуждения и из нахождения во сне вытянуть интересные сюжетные ветки.

Пост ищущего

Месяц Дождя в Дануолле просто под стать названию – нескончаемая морось, накрапывающая на бесконечно серый город и лишь только там, вдалеке, можно рассмотреть, как валит дым из огромных труб на заводах по переработки ворвани. Дождь стучит по окну, выбивая свой особый ритм, словно пытаясь попроситься внутрь, запустить его в тепло и уют, словно загулявшего домашнего питомца. По ту сторону была лишь только палитра серого и синего, небо словно было отмыто архитектором, пытавшимся передать однотонную палитру. Можно было рассмотреть, как садовник, укрывшись в беседке, ворчит на неприятную погоду, попортившую ему ровные линии высаженных гортензий, залитых в данный момент водой.
Джессамина, ты меня слышишь? – пришлось оторваться от окна и рассматривания бесконечного ничто. Отец смотрел на нее внимательно, чуть склонив голову, словно и не удивляясь абсолютному безразличию дочери. Он постарел: синяки под глазами превратились в мешки, при этом освещении морщины на его лице становились еще глубже, и император Островов выглядел намного старше своих лет, а светлые волосы и пшеничного цвета усы абсолютно поседели, являя собой ту же палитру, коей было расписано сегодня небо. Император Эйрхон был при полном параде, готовый сиять своим величием, напоминая аристократам, кто выше их всех по рангу.
Джессамина с грустью подумала, что когда-нибудь такой же придется стать и ей самой. Придется научиться быть строгой и вечно собранной, без права на ошибку, без возможности оступиться, ведь никто не поможет встать, скорее наоборот, будут качать головами, если и не хуже. О превратностях императорского двора она стараясь не думать, но история учит обратному и просит внимательно смотреть на окружающих людей, ведь, как говорится в исторических книгах, императора Морайя пырнул ножом в сердце его друг детства – печальная история или же поучительная – не стоит иметь друзей. Она старалась не думать о том, что любая императорская обязанность может пойти в абсолютно противоположную сторону от ее мировоззрения и понятия о правильности.
Если, конечно, она не выберет надлежащую кандидатуру в императоры, что сможет принимать эти решения за нее.
Я все поняла, отец, - она пыталась улыбнуться, но от одного взгляда на стол, заваленного письмами, лицо ее приобрело странное выражение между отвращением и обреченностью. Император заметил это тоже, потому лишь только вздохнул.
— Я тебя не заставляю, - мягко напомнил Эйрхон. – И все прекрасно понимаю. – Он вдруг запнулся, метнув свой взгляд направо, где верный лорд-защитник лишь только пожал плечами, мол и сам не знал, что еще добавить. — Ты только не подумай, что кто-то насильно собирается тебя куда-то тащить, вовсе нет. Я ведь с твоей матерью тоже… первоначально… не сладил. Но всего месяц общения и вот…
Джессамина улыбнулась – вечная любовь и вечная тоска. В такие моменты она жалела, что на мать вовсе не похожа, возможно это хоть немного бы сглаживало вечную скорбь императора о погибшей жене или же наоборот, делало бы еще хуже, девушка старалась об этом не думать. Но думать о насущных проблемах было еще тяжелей, так что она просто вновь представила перед глазами залитые водой гортензии в саду.
— Мы бы просто хотели… чтобы ваше высочество рассмотрела варианты. –Лорд-защитник, вечная опора своего монарха и ближайший его друг, брат не по крови, но по делам, и еще множество различных синтагматических оборотов, пригодных для него, в данный момент выглядел так, словно был глубоко растерян и хотел сбежать от этого разговора. Но ведь нельзя. — Кхм… Эйрхон, парламент ждать не будет.
Император кивнул, перед тем, как покинуть комнату, произнеся «ты просто подумай» - слово, которое в последние месяцы звучало все чаще и чаще и от которого сама девушка сбежать так и не смогла. Ты только подумай, ты только попробуй, ты только посмотри, послушай и прочее-прочее.
Джессамина упала в кресло, вытянув ноги, перед ней лежал целый ворох писем.
Ах как хорошо, наверное, стать императором, править Островами и являть собой вершину власти. И всего-то для этого стоит добиться руки дочери императора, ставшей совершеннолетней и теперь представляющей собой настоящую дичь в соколиной охоте. Кто-то пытался быть романтичным – писать и читать ей стихи, страстно поливая слюнями ее руку; кто-то пытался быть оригинальным и делал странные вещи, один из молодцев даже пообещал сплавать в Пандуссию за особым подарком, судя по тому, что о нем уже три месяца ни слуху, ни духу – он все-таки поплыл; но большинство, видя, что юная наследница не особо горит желанием выслушивать страстные признания, были рациональными сразу предлагали все плюсы от заключения брачного союза с ними. Чего ей только не предлагали – заводы, шахты, рабов, флот, армии и прилагали ко всему этому настоящие справки о своем материальном состоянии и контракты.
Скрипнула дверь, но шагов не было слышно, Джессамина даже не повернулась, продолжая перебирать письма.
Корво, как ты думаешь – сколько я стою? – она повертело одно из писем в руках. – Как новенькие заводы по изготовлению ворвани? – письмо полетело прямиком в камин. – Или как несколько медных шахт? – еще один лист плавно лег во всепожирающее пламя. – О, или вот, флот из десяти кораблей.

+1

95

Категория игры

The Elder Scrolls | Древние Свитки

https://78.media.tumblr.com/9727b7f91e12d537864750850b0cae87/tumblr_oui0syW8Vu1s7xfipo3_400.gif

Much of what was known has been lost to the ages. He was Dragonborn, and yet he served the Dragons. A priest in their order, highly esteemed and very powerful. Then he turned against them, becoming something they feared. He was defeated long ago, but it seems he was never destroyed.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Miraak | Мирак;
Возраст: долго он у Хермеуса Мора мариновался

Раса: драконорожденный
Ориентация: тот еще пида... то есть, не знаю

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Когда-то очень давно, настолько, что даже сказок о этом времени не осталось, на земле жил один мужчина, считавший, что он достоин чего-то большего, чем просто служить кому-то. И он использовал знания, что были даны не ему и заключил сделку с тем, с кем вообще не следовало иметь никаких дел. Он смеялся над теми, кто был ему ровней и кто пытался изменить этот мир. Он убивал тех, кому клялся служить и пожирал их души, становясь сильней, а когда пришел час расплаты, прекрасно знал, что смерть ему не уготована. Он остался в царстве принца неопознанного, служил ему, но как и всегда, вынашивал свои собственные планы, он ждал и выжидал того часа, когда сможет нанести удар. И в этот момент небеса содрогнулись и драконы вновь ожили, а значит - пора было действовать. Но вот только он опять забыл, что всего-лишь человек, который пытался перехитрить высшие силы. И он забыл, что он не единственный такой, особенный, а может наоборот, прекрасно знал, из-за чего и оступился, из-за излишней осторожности и предусмотрительности. Не стоило ему посылать тех убийц, возможно, тогда, всего этого не произошло бы.
Но, опять же, каким-то образом ему удалось выбраться, дабы начать все с самого начала. Дабы достичь желаемого.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Что, думаете заявка в пару со слезливой историей? А, вот и нет. Мне нужен враг, такой, от которого аж в зубах свербит, который все никак-не-сдохнет, который воровал мои души и гаденько при этом хихикал. Враг, который будет в конфронтации, который будет знать всегда намного больше и быть лучше Довакин, которая уже привыкла и сама быть лучше всех, который сможет дать ей отрезвляющего леща. В общем, интересную игру я обещаю. По поводу калеченья в самой игре, обещаю не метить в жизненно важные участки, а в некоторые моменты вынужденно объединяться только для того, чтобы понять, что просто убить - это слишком простая кара.
Да, у меня странное представление о игре и о происходящем в округе, возможно у меня слишком странное чувство юмора, но описывая своего персонажа в очередной раз, я понимаю, что она какая-то мери сью выходит я случайно! (танцор, боец, на дуде игрец, и все это канон), а значит пора столкнуться с кем-то, кому все вышеперечисленные перки будут неважны, кто может злобно насмехаться и быть тем-самым-мудаком. Я могу обещать игру, более или менее адекватные эпизоды и собственную личность в общение, хотя последнее не обязательно, желаете пересекаться только в игре - флаг вам в руки, доставать не буду. гивка для привлечения внимания

Пост ищущего

Конечно же в своей жизни, полной приключений Довакин не хватало лишь одного - копаться в чьих-то чужих вещах, посреди снега и холода. И хоть и говорят, что норды выносят холод, стоит заметить, что переносят они его хорошо, потому что одеваются теплее и знают, как отогреваться после - в горячей бадье, в чаркой меда в руке, да чтобы надолго. Чем-то таким она и собиралась заняться в Винтерфеле, предварительно заперевшись, дабы добрый люд не помешал ее идиллии, а тем более не сдали винтерфельским магам с потрохами. Парочка студентиков решила отправиться исследовать руины без сопровождения, да забыли, что они находятся в Скайриме, где тебя попытается убить все, что имеет зачатки разума и более или менее острые зубы, и это не шутка, однажды ее укусил воинствующий кролик, ставший воинствующим жарким; теперь его дух наверняка быкует где-то в Совнгарде на мертвых героев. Планов это не меняло - ей следовало найти либо самих студентов, либо их бренные останки с достаточно дорогими артефактами на них, принадлежащих академии. Пока что она обнаружила только развороченный лагерь и одного снежного тролля, которому не повезло решить, что драконорожденная хорошая добыча и что ей можно закусить.
- DaaNIK KiiR, - Довакин пнула разбросанные по лагерю вещи; крови не было, а значит детишки, завидев тролля, с задорным визгом понеслись в разные стороны, спасая свои шкуры. Было бы намного проще определить их положение, если бы треклятый тролль не затоптал большую часть следов, оставив женщине веселую игру по нахождению перепуганных детей в этих горах, главное отыскать их быстрее, чем они свернут себе шею на скалах.
Лабиринтиан на то и был лабиринтом, как внутри, так и снаружи. Перекинув сумку через плечо, Довакин прошлась между полуразрушенными колонами, взбираясь по лестнице, старой, как сам Нирн. Сверху все было видно куда как лучше, пусть даже беспощадные ветра и раздували снежные заносы, превращая все в белую пелену. Она различала безбрежное море, скованное льдом, что когда-то пересекли ее предки, ощущала запах соли и грязи, сопровождавший ее всегда и везде. Это было ей привычно, привычней был только меч в руках и бесконечно перетруженные от частой ходьбы ноги. Последняя ее лошадь так глупо погибла, кинувшись прямо на вампира, отважное, но тупое создание.
На самом верху плато, что женщина приметила себе как обзорное, кажется, проводились раскопки. У местных магов абсолютно не было чувства самосохранения, они готовы были копаться во всем потенциально опасном и даже на секунду не могли представить, что что-то делают не так. Они же маги... среди любовно кинутых как попало инструментов и остатков костров был поднято несколько плит и счищен пласт земли, маги взялись за археологию серьезно и с рвением. Поднятые столпы обнажали ротмулаг драконов, настолько затертый, что половину слов нельзя было понять.
Паартунакс всегда говорил, что в языке сила, что она должна учиться, а не махать мечом, как это принято у обычных героев, ведь она не какой-то там наемник чтобы решать все простой неэстетичной грубой силой, она драконорожденная, что может одним криком раскидать всех по разным углам. Ощущение ответственности, наследственности и того, что сила, она в знаниях, давали женщине удивительный талант читать все, что написано на драконьем, пусть бы эта даже была обычная инструкция по применению для меча "брать не с острой стороны; на себя не направлять".
- LeiN DaaL BRiiNah, - небеса дрогнули, как это часто бывает, но на этот раз облака не расступились, обнажая чистое небо, наоборот, они, словно потревоженный рой пчел, стали клубиться и гудеть, собираясь в воронку, отдающую черным. Несколько молний громыхнули, это при такой-то снежной погоде, ударив в ближайшую скалу. Довакин не придумала ничего лучше, чем поставить основания лука на землю, натягивая тугую тетиву. Неважно, что выберется с той стороны, хоть сам принц даэдра - сможет договориться, а если не договориться, так пристрелить. Небеса дрогнули еще раз и облака расступились, очень резко, выплевывая на свет гибкий черный силуэт. Дракон.
Довакин выругалась.
Только дракона ей сейчас не хватало. В последнее время их мало попадалось на пути, половина из них отправились вслед за Паартунаксом, старик отвел их далеко, впрочем, иногда, поднимаясь на Глотку Мира, Довакин видела не только  красного и белого драконов, но и третьего, смотрящего на нее с недоверием, но не трогающего. Остатки последователей Алдуина медленно чахли без его сил, многих она убила сама, других спугнула в слишком далекие земли, других отыскал Мирак.
Не зря она все-таки достала лук, дракон совершил один круг над развалинами, издавая яростный рык, в ближайшем городе народ наверняка принялся закрывать ставни и прятаться. Натянув тетиву, женщина прицелилась, главная цель не убить, таким дракона не убьешь, если только он сам со скуки не помрет, но привлечешь внимание. За одной выпущенной стрелой последовала другая, все метили в глаза, одна чирканула по морде, дракон обратил на нее внимание.
- Roo VahRiiN PaaRthuRNax!? - она крикнула в пустоту, но дова всегда услышит родной язык. Вместо слов, любых слов, будь то обычное "да, я тут мимо пролетал" и заканчивая "я сожру тебя!" дракон только тряхнул мордой и зарычал, не сказав ни слова. Какой неразговорчивый, значит сам виноват, если что, Довакин его спросила. Откинув бесполезный лук, женщина выпрямилась, набрав в легкие побольше воздуха, расставив ноги пошире, впиваясь в вымороженную землю, бывало так, что ту'ум мог сносить и ее саму с такой же скоростью, с которой бил противника. - Joor Zah Frul.
Волна силы подействовала, крылья довы подломились, как игрушечные. Что интересно - он не пытался кричать в ответ, да и сам он был таким... маленьким? Доросток? Пока что ей попадались лишь только взрослые, вполне сформировавшиеся ящеры и один старик, сидящий на горе и не затыкающийся. Дова рухнул на снег, запутавшись в собственных крыльях и лапах, словно действительно был не полностью сформировавшимся, она бы почувствовала укол совести, если бы не чувствовала уже абсолютно ничего по этому поводу. Это был принцип выживания - сначала бей и постарайся не умереть, а потом уже анализируй. Лезвие Сияния Рассвета блеснуло солнечными лучами даже среди снегов, дракон ощетинился, Довакин подобралась, но он опять не сказал ни слова, лишь только пламя вырвалось из его пасти, женщина поднырнула вниз, ощущая, как быстро снег обращается в воду, оседая на одежде и волосах, сапоги проехались, неприятно хлюпая и она быстро кольнула дракона по животу, отскакивая как можно дальше от лап, дабы не попасть под удар. Лягались драконы знатно, даже посильней ее кобылы. Лезвие меча описало дугу и вновь было направлено на дракона.
- Неразговорчивый, да? - драконы слишком гордые, чтобы сносить колкости и подколки, по крайне мере те, что остались верны пожирателю миров. На удивление, ни старик дова, ни Одавинг, не имели привычки оскорбляться на ее слова, привыкли, наверное. - Посмотрим, что будет, когда я пущу тебя себе на новый плащ!
И вновь тишина. Да что с ним?

0

96

Категория (книги/сериалы)

The Mortal Instruments | Орудия смерти

http://68.media.tumblr.com/ce7ac6436214b371c3efd441437069a5/tumblr_o1zuvq5Lef1utus7do2_250.gif

Ты заставила меня кое о чем задуматься. Ты изменила меня в лучшую сторону, и даже если ты уйдешь от меня, я останусь таким.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Jonathan Christopher (Jace) Wayland/Morgenstern/Lightwood  |
джейс вейланд // моргенштерн // эрондейл // лайтвуд (какую фамилию выбирать, ваше дело, но я за лайтвудов хддд)
Возраст: 19-20

Раса: нефилим с чистой ангельской кровью
Ориентация: на выбор

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

около окна стоит молодой человек. его глаза сосредоточены, губы сжаты в тонкую линию. кажется он забыл, что такое веселье и смех. кажется, что раны в его душе слишком глубоки для него. что ты чувствуешь когда все летит к чертям? когда вся твоя жизнь рушится в один момент? это тяжело перенести когда ты взрослый мужчина, но еще сложнее когда ты совсем ребенок. та ночь отпечаталась в твоей памяти навечно. рубцы заживут не скоро, если заживут вообще. тебе было десять, когда твоего отца убили люди валентина, а тебя маленького и замкнувшегося в себе и своей ненависти мальчишку отправили в нью-йоркский институт. уверенный в себе и с недюжинными уже тогда по меркам охотников способностями ты очень легко завоевывал популярность среди других охотников, но ты не мог не слышать как шепчутся за твоей спиной, что твой отец был членом круга, что внутри тебя сидит тьма, которая видна увы не только тебе. потому что все это и ест ты. но ты старался делать свою работу хорошо. язвительность. как защитная реакция, что бы не повадно было лезть в душу. потому что не хотелось вновь боль испытать, да вот только не смог ты долго противиться этому приятжению. говорят, что наши половинки рождаются с нами вместе и вы были рождены, что бы парабатаями стать. и каждый из вас что-то свое обрел в этом ритуале и в этой связи. он надежное плечо того, кого всегда поймет и поддержит, а ты ... ты обрел семью. и кажется жизнь пошла своим чередом... кажется все так и шло бы дальше, но в один прекрасный вечер... тебе на голову свалилась я. а дальше... а дальше кутерьма проклятая... маги, вампиры, саймон и прочее. ты всегда рядом и ты всегда около меня. ругаешься со всеми, рейды срываешь. сам не понимаешь какого черта происходит с тобой. ведь это ты... ты... джейс вейланд. чертов казанова конклава. ну разве могла всерьез тебя заинтересовать примитивная девчонка? но я не примитивной оказалась. фейрчайлд. один из самых знатных родов среди сумеречных охотников. дочь джослин фейрчайлд и дочь... валентина. тебе бы ненавидеть меня всей душой, но ты ощущал совсем противоположные чувства, хотя и не понимал почему... не понимал... пока не узнал, что мы брат и сестра. трудно сказать, что ты чувствовал в тот момент, но я знаю тебе больно также как и мне. поговори со мной джейс, прошу. ведь мы ничего не знали и это не наша вина... прошу тебя позволь помочь тебе... ведь ты мой воздух и пусть пока мы не знаем, что это такое, но клянусь вместе мы поймем, что происходит с нами. я не верю, что мы брат и сестра и мы найдем ответы. вместе. помнишь ты обещал всегда быть рядом... почему же сейчас избегаешь? почему бросаешь меня одну все разгребать. ты нужен мне, нам. изи и алеку. знаешь, без тебя институт другой стал. не такой уютный и какой-то чужой. мы две половинки целого, мы как огонь и лед, демон и ангел. хотя знаешь что. фигня все это. я не верю в эту историю с твоей демонической кровью и не поверю никогда. ты ангел джейс   и я знаю это. мой личный ангел. которого я люблю до безумия и в котором я нуждаюсь наверно даже слишком сильно, но ты мой воздух и ты мне просто необходим. 

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

скажу сразу... это канон. да пара, да клейс. канон священный. ибо эти двое восхитительны. прошу вас не менять ему все же внешку. да джейми тоже хорош и я люблю его, но все же лучше всего дом. также прошу от вас все таки знания хотя бы сериала. с книгами будем разбираться вместе и еще... прошу вас... если есть сомнения, что потянете роль по загруженности реала или просто сомневаетесь, что перс ваш... не тратьте мое и ваше время. но если взяли его... умоляю не исчезайте. также для меня очень важно личное общение и если у вас есть ася, вк или скайп. прошу вас, давайте обменяемся связью. так как общения на форуме... мне определенно мало. пишу от 2-ого лица. с маленькой буквы (но это обговариваемо) и я пишу от 4000.

Пост ищущего

- я бы хотел, чтобы ты оставалась до конца игры – он чуть сжал тонкие пальчики.  вот такого поворота ты не ожидала совсем. просто не привыкла к этому, не привыкла, что на тебя внимания обращают... но даже сама себе удивляешься руку слегка его сжав.
- я клери фрей тихо произносишь, смотря ему в глаза. - и я с радостью игру досмотрю, тем более, что мне все равно родителей ждать. слышишь как за спиной кто-то фыркает на это. уверена, что это одна из твоих так называемых подруг... фыркаешь в ответ, снова удивляясь своей смелости. словно какая-то сила помогает тебе, направляет тебя, подсказывая как надо вести себя. смотришь вслед парню. тепло разливается по телу. в нирвану, словно проваливаясь. так всегда, привыкла уходить в этот мир от реальности сбегая, словно там тебя защитить могли, словно там тебе ничего не угрожает. порой пыталась объяснение найти этому, но понимаешь, что его нет и никогда не было. просто там тебе уютнее, среди красок и холста, среди пастели, что шершавой гладью на холст ложится и все твои проблемы в миг растворяются в линиях и изгибах, что в один цельный рисунок складываются. рука уже сама рисует крылья за его спиной, изображая парня в образе ангела. странные символы раскидывая по его телу и самой странно насколько гармонично они смотрятся на твоем рисунке. история картинками проносится перед глазами. ты всегда придумываешь истории про своих героев. один у тебя коварный демон, замышляющий очередное злодейство, другой вампир, окутанный тайной, эльфы, феи и прочие существа из страшилок у костра... все они оживают на твоих листах. все они словно живые и у каждого своя жизнь. нормально ли это...? наверно нет, но иначе ты уже не сможешь. ты живешь этим, дышишь этими эмоциями. и ты никому не позволишь тебя лишить этого. услышав крики поднимаешь глаза и увидев табло с цифрами и счастливые глаза того парня улыбаешься ему самой радостной улыбкой. а тем временем рисунок закончен и остается только дождаться когда зал более менее опустеет и он сам подойдет к тебе. а руки тем временем снова символы рисуют, которых никогда не видела и чьих значения не понимаешь, но от них спокойней почему-то. словно в них сила скрыта, которая защитить может, подсказать верный путь. легкая вибрация телефона и сообщение от льюиса. читаешь, откидывая рыжий локон назад, а на лице улыбка мягкая играет, ша пальцы начинают сообщение лучшему другу строчить. все же не смотря на все плохое, что периодами проходит через жизнь твою у тебя есть за что благодарить судьбу. за родителей, которые всегда поймут, за друга лучшего, который среди ночи прискачет к тебе если он нужен.... наверно это и есть счастье. наверно ради этого и стоит терпеть такие мелочи как домашние аресты и скандалы с мамой. ради вот таких моментов. саймон рассказывает про группу и про то, что они снова меняют название. прочитав новое название складываешься пополам и правда пытаешься не смеяться. нет реально ведь пытаешься, ты совсем не виновата, что не получается немного...совсем чуток не выходит. и если бы льюис был тут он бы точно обиделся. пытаешься прокашляться и намекаешь, что им лучше подумать еще, потому что название группы "шампанское ректально" точно не прибавит им популярности. "хотя если вспомнить стихи эрика... может как раз то, что надо..." невольно проносится в твоей голове. сама ты никогда не могла спокойно реагировать на это, но саймон слишком предан друзьям, что бы их критиковать. и это точно одно из его самых важных качеств. льюис предан людям, которых любит. и всегда будет ставить их интересы важнее своих. еще раз прочитав переписку убрала телефон в куртку и еще раз просмотрела рисунок. что же фрей находить изъяны в своих работах ты умела всегда, но сложно поступать иначе когда перед глазами пример идеальный имеется. все к чему прикасалась рука джослин фрей мгновенно становилось произведением искусства. ты молчишь про то, что сама миссис фрей была произведением искусства. ведь даже сейчас ее провожают взглядами все мужчины, в то время как ты уродилась еще тем страшилкой. и хотя тот же люк и сай тебе все время твердят, что это не так уверенности тебе это не добавляет от слова сказать совсем. маленький рост, почти полное отсутствие груди и волосы непонятного рыже-ржавого цвета. ну прям не дать не взять - красотка с обложки журнала. тихо фыркаешь и тяжко вздохнув зал осматриваешь. людей почти нет. ишещь его глазами, искренне надеешься, что парень еще тут. находишь его около окна, практически в одиночестве. закинув карандаш в сумку, направляешься к нему, ощущая как сердце начинает предательски сжиматься и нервный его перестук уверенности не придает. вот только дойти до него не дает ванесса, глазами сверля тебя злобными
- извини, но химуро такие как ты не интересуют, лучше проваливай к своему очкастому недоразумению фрей, а эти парни любят девушек, а не страшил с блокнотами смеется она тебе в лицо. а у тебя огонь разгорается внутри и тебе не за себя обидно, а за сая... качаешь головой и произносишь спокойно
- помнится пару месяцев назад ты сама была не прочь пойти с этим недоразумением на бал... видимо так задел отказ и то, что саймон пригласил меня, а ванесса? научись проигрывать эванс и возможно жизнь станет легче фыркаю я ей в лицо, а глазами стараюсь через плечо эванс поймать взгляд химуро..

Отредактировано Clarissa Morgenstern (25-12-2017 20:06:47)

0

97

Категория комиксы

Nekromantiyya | Некромантийя

https://i.imgur.com/9VigZno.jpg

Подать мне мой самый лучший костюм, я хочу скрыть свои детские комплексы!

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Prohor [Necrophylax III]| Прохор, он же Некрофилакс III ныне изганный;
Возраст: мертвые часов не наблюдают

Раса: нежить
Ориентация: любитель женских округлостей, впрочем работа проституткой явно расширила его горизонты восприятия

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Король-дебил далекой страны Некромантийя, настолько всех доставший, что его свергнули и вместо него посадили единственного нормального и адекватного на всю страну некроманта Петровича. Найденный еще достаточно живым ребенком предыдущим королем и воспитанный в роскоши, среди магии смерти и целой оравы слуг, Прохор, он же Некрофилакс III, после смерти, оказался настолько сильно избалован, что довел до нервного срыва половину своего парламента и доставил кучу лулзов всем жителям своей незалежной. Имеет странные сыновьи чувства к своему главному министру Берегонду, тот же испытывает нечто отеческое к Некрофилаксу, что не мешает желать идиоту-правителю окончательной смерти, желательно в долгих муках. Прохор любит шлюх, выпивку, еще больше шлюх, а так же донашивать наряды за королевой Гризельдой, ныне почившей. Друг Саурона, что уже о многом говорит, частый гость в его замке, генератор половины всех самых отбитых идей этого мира. Некоторое время номинально правил наместник Грисеус, пока случайно не стал пеплом (но дальше спойлер), из-за чего пришлось пробудить Отцов-Основателей, принеся в жертву мужика-с-макаронами, а древние быстро определили, что нынешний король не котируется и отправили Прохора на остров дебилов, где он провел двенадцать лет. Сбежать ему помогла одна из его шлюх Аша, которая, внезапно, принцесса темных эльфов, шпионящая за королем, и даже успевшая в него как-то влюбиться. Некоторое время Прохор метался по свету, успел попробовать себя во всех начинаниях, но остановился на самой древней профессии - проститутки, из-за внешнего облика не особо удачной. Пришлось спасать родную страну, так коварно захваченную всего за три месяца, скитаясь по свету, познать дзен и смысл этой жизни, внезапно придти к осознанию тщетности своей жизни и стать на путь исправления... в особой манере. Не смотря на то, что теперь Прохор считается мудрым и справедливым, он не потерял своих привычек, просто теперь тщательней взвешивает все за и против и держит себя в узде... иногда.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Мне нельзя было перечитывать Некромантийю и я прекрасно осознаю, как мало людей с ней знакомых, но чем черт не шутит, от того, что она тут висит ничего плохого не случится. А Прохор... это Прохор... комикс сам все скажет

его мудачье величество

https://i.imgur.com/TryqO4P.jpg
https://i.imgur.com/p9sASZQ.jpg
https://i.imgur.com/1MQ2pdr.jpg
http://s018.radikal.ru/i500/1604/16/f007fe7404fe.jpg
https://i.imgur.com/PC36vF0.jpg
https://i.imgur.com/uCfhGMN.jpg
https://i.imgur.com/NEe7ZEC.jpg

Пост ищущего

Несчастный доктор то бледнел, то краснел, иногда его глаза закатывались и Джессамина думала, что вот сейчас он сам в обморок упадет и откачивать уже придется его самого. Но мужчина стоически выдерживал, стараясь не выдавать собственной внутренней паники и желания убежать,  а то и вообще не существовать, примерно прикидывая, в какой момент его жизни его уволокут в Колдридж, параллельно пытаясь вытерпеть взгляд самой императрицы, полный негодования и тревоги.
- Если позволите... - доктор как-то странно вздрогнул, примечая себе ближайшее окно, из которого готов был выметнуться, дабы вплавь добраться до Тивии. - Как врач... в вашем положении... я советую вам уделять больше времени сну и отдыху, - Джессамина горько хмыкнула, - насколько это будет возможным. Стресс и переутомление ваши самые злейшие враги, ваше величество. Вы же не хотите, чтобы... ваш ребенок... - она вновь метнула на него свой фирменный взгляд, доставшийся еще от отца и доктор проглотил большую часть слов. - Я выпишу вам рецепт.
Джессамина даже не знала, смеяться или плакать из-за сложившейся ситуации, а может лучше всего было найти главного виновника и придушить его голыми руками? Правда потом она осознавала, что где-то примерно с половину сложившейся ситуации виновата она сама, но ведь на кого-то злиться нужно было, а злиться на себя уже и так сил не было. Она провалилась по всем фронтам и хуже уже просто быть не может.
Пришлось выдохнуть. Ее собственный рациональный разум мешался с чувствами и воспроизводил такой коктейль, какие обычно делал Соколов из ворвани и пороха, что потом у всего моста пропадал свет, а у его дома одна из стен. А еще она абсолютно не знала, что делать. Никаких мануалов, инструкций и предписаний на этот счет не было, оставалась лишь только старая-добрая паника, но бегать по кругу в собственном кабинете она не могла, иначе бы к ней присоединился волнующийся доктор, а в кружок хороводов она пока не записывалась.
И, самое главное, что говорить? Если бы все было так просто, но ее организму приспичило сделать ловкий кульбит и она потеряла сознание перед парламентом в полном собрании, которые сейчас, кстати, стояли у ее дверей и ждали оглашения вердикта, уже прицениваясь к сложившейся ситуации и наверняка придумывая, как поиметь с этого выгоду. Такого они явно не ожидают, вот это будет новость, незамужняя императрица беременна - делаем ставки?
Она даже прыснула со смеху, на секунду представив эти лица, примерно ожидая, что от такой новости не только ей понадобиться доктор. Последний, кстати, стоял прямо перед ней, разминая в руках собственный рецепт, наверняка припоминая в голове несколько присказок из разряда "гонцов - приведших вести - не казнят" и  Джессамина даже примерно понимала отчего. Такие тайны недолго живут в застенках, но охраняются очень рьяно.
- Никому ни слова. - Спокойно произнесла женщина, вырывая мужчину из прострации и явном размышлении о побеге из страны, заодно забирая рецепт. Немного подумав, Джессамина прятала его в верхний ящик стола и щелкнула замком - от греха подальше. - Когда придет время я... сама сообщу народу. До этого же момента...
Доктор активно закивал головой, мысленно выдыхая, казнить или кидать в темницу его пока не собирались. Отряхнувшись от несуществующей пыли и поклонившись своей императрице, мужчина попытался ретироваться как можно быстрее, напуская на себя маску профессионального безразличия, словно это не он с минуту назад готов был верещать с ней на две октавы. Выйти ему, правда, не дали, стоило только распахнуть дверь, как его стали теснить назад парламентарии и члены совета, готовые смести доктора с их намеченного пути. Увы, императрица была жива, мужчины вздохнули - кто-то с облегчением, кто-то с сожалением.
- Небольшое переутомление, господа. Нежный женский организм не выдерживает таких нагрузок, - доктор с боем пробивался к выходу, - по моему предписанию императрице лучше отдыхать ближайшие сутки... попрошу...
Слушать соболезнования и справление о ее здоровье от окружающих было невыносимо. Хуже было то, что даже здесь ей пытались дать никому не сдавшиеся советы, наперебой, кто на что горазд. Конечно же Джессамина понимала, что для этого и нужен был сам парламент как таковой, но не в данной же ситуации.
- Оставьте меня. - Она сжала виски с такой силой, словно хотела продавить свой собственный череп, окружающие истолковали это по своему, но все же медленно поплелись к выходу. У них будет много тем для разговоров на сегодня. И на весь оставшийся год. А через несколько месяцев, когда... - Корво, останься.
Дверь захлопнулась и послышался щелчок замка, вот и хорошо. Очень сильно хотелось выпить а вот теперь уже нельзя! или закурить и это тоже нельзя! а еще взять что потяжелее и расколошматить здесь все. Подперев щеку кулаком, она внимательно взглянула на лорда-защитника, пытаясь прочитать его мысли по лицу, выходило плохо, как всегда. - Присядь.
Наверное, следовало начать издалека. Может спросить его, как его мать справлялась с его воспитанием? Нет, это слишком далеко. Не замечал ли он, что лорд Уиллоу и его новая жена, кажется третья по счету, ходят гордо приподняв носы в своем статусе родителей? Это тут явно не причем. Джессамина знала, что всякие важные новости лучше подавать крупицами, раз за разом, кормить, словно маленького птенца, чтобы он окреп, а не объелся. И чтобы не случилось беды. А при оглашении важных вестей, самое главное - это такт.
- Я беременна. - Ее рационализм с размаху влепил себе ладонью по лбу.

0

98

Категория комиксы

Nekromantiyya | Некромантийя

https://i.imgur.com/C4xbVSM.jpg

Нытье о бывалом (с)

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Isaiah | Исайя;
Возраст: достаточно

Раса: человек|некромант
Ориентация: вроде бы был гетеро

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Ради любви на что только не пойдешь, даже продашь свою собственную душу. Исайя был верным богословником в Инквизитории и на свою жизнь не жаловался, как и положено хорошему гражданину, ненавидел нежить, магию и всех непохожих. Все изменилось,
Когда Исайя встретил любовь своей жизни, угасшую так быстро, что никто и не успел ее спасти, он осознал, насколько же эта самая жизнь хрупка. И тогда мужчина обратил свой взор на вечно немертвых некромантов, решив для себя, что предаст все постулаты ради любви. Он становится некромантом, испивая мертвой воды, но в какой-то момент Исайю отлавливает епископ и предлагает работать на церковь - шпионить в самом сердце Некромантийи - Исайя соглашается. Долгие годы он тайно следил за происходящем в стране, являясь надзирателем кладбища, пока Некрофилаксу не стукнуло в голову устроит всеобщие игрища с престижной наградой, что свела Исайю с недо-бардом темным эльфом Ареем. В своих дальнейших приключениях Исайя не только свергнул прошлого правительство Инквизитории, встретил внучатого племянника, пообщался с самим создателем (несколько раз), умер, воскрес, снова умер чтобы воскреснуть и вновь умереть. Был первым живым некромантом, прожившим свою живую жизнь и даже наслаждающийся ей, в отличие от многих других, познавших вкус нежизни. Он добрый и сострадательный, возможно порой слишком логичный, особенно для этого мира, но и достаточно хитрый, дабы в нем выжить, хороший некромант и довольно неплохой человек, для этого мира. Имеет говорящего коня Поскока с довольно странной системой передвижения и возможностью появляться в самый неожиданный момент и спасать ситуацию. В сумке носит учебник по физике.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Все в ту же копилку, эти персонажи слишком хороши, чтобы оставлять их просто так

метод дипломатии

https://i.imgur.com/GGFsBGv.jpg
https://i.imgur.com/Sv5bE8M.jpg

Пост ищущего

Несчастный доктор то бледнел, то краснел, иногда его глаза закатывались и Джессамина думала, что вот сейчас он сам в обморок упадет и откачивать уже придется его самого. Но мужчина стоически выдерживал, стараясь не выдавать собственной внутренней паники и желания убежать,  а то и вообще не существовать, примерно прикидывая, в какой момент его жизни его уволокут в Колдридж, параллельно пытаясь вытерпеть взгляд самой императрицы, полный негодования и тревоги.
- Если позволите... - доктор как-то странно вздрогнул, примечая себе ближайшее окно, из которого готов был выметнуться, дабы вплавь добраться до Тивии. - Как врач... в вашем положении... я советую вам уделять больше времени сну и отдыху, - Джессамина горько хмыкнула, - насколько это будет возможным. Стресс и переутомление ваши самые злейшие враги, ваше величество. Вы же не хотите, чтобы... ваш ребенок... - она вновь метнула на него свой фирменный взгляд, доставшийся еще от отца и доктор проглотил большую часть слов. - Я выпишу вам рецепт.
Джессамина даже не знала, смеяться или плакать из-за сложившейся ситуации, а может лучше всего было найти главного виновника и придушить его голыми руками? Правда потом она осознавала, что где-то примерно с половину сложившейся ситуации виновата она сама, но ведь на кого-то злиться нужно было, а злиться на себя уже и так сил не было. Она провалилась по всем фронтам и хуже уже просто быть не может.
Пришлось выдохнуть. Ее собственный рациональный разум мешался с чувствами и воспроизводил такой коктейль, какие обычно делал Соколов из ворвани и пороха, что потом у всего моста пропадал свет, а у его дома одна из стен. А еще она абсолютно не знала, что делать. Никаких мануалов, инструкций и предписаний на этот счет не было, оставалась лишь только старая-добрая паника, но бегать по кругу в собственном кабинете она не могла, иначе бы к ней присоединился волнующийся доктор, а в кружок хороводов она пока не записывалась.
И, самое главное, что говорить? Если бы все было так просто, но ее организму приспичило сделать ловкий кульбит и она потеряла сознание перед парламентом в полном собрании, которые сейчас, кстати, стояли у ее дверей и ждали оглашения вердикта, уже прицениваясь к сложившейся ситуации и наверняка придумывая, как поиметь с этого выгоду. Такого они явно не ожидают, вот это будет новость, незамужняя императрица беременна - делаем ставки?
Она даже прыснула со смеху, на секунду представив эти лица, примерно ожидая, что от такой новости не только ей понадобиться доктор. Последний, кстати, стоял прямо перед ней, разминая в руках собственный рецепт, наверняка припоминая в голове несколько присказок из разряда "гонцов - приведших вести - не казнят" и  Джессамина даже примерно понимала отчего. Такие тайны недолго живут в застенках, но охраняются очень рьяно.
- Никому ни слова. - Спокойно произнесла женщина, вырывая мужчину из прострации и явном размышлении о побеге из страны, заодно забирая рецепт. Немного подумав, Джессамина прятала его в верхний ящик стола и щелкнула замком - от греха подальше. - Когда придет время я... сама сообщу народу. До этого же момента...
Доктор активно закивал головой, мысленно выдыхая, казнить или кидать в темницу его пока не собирались. Отряхнувшись от несуществующей пыли и поклонившись своей императрице, мужчина попытался ретироваться как можно быстрее, напуская на себя маску профессионального безразличия, словно это не он с минуту назад готов был верещать с ней на две октавы. Выйти ему, правда, не дали, стоило только распахнуть дверь, как его стали теснить назад парламентарии и члены совета, готовые смести доктора с их намеченного пути. Увы, императрица была жива, мужчины вздохнули - кто-то с облегчением, кто-то с сожалением.
- Небольшое переутомление, господа. Нежный женский организм не выдерживает таких нагрузок, - доктор с боем пробивался к выходу, - по моему предписанию императрице лучше отдыхать ближайшие сутки... попрошу...
Слушать соболезнования и справление о ее здоровье от окружающих было невыносимо. Хуже было то, что даже здесь ей пытались дать никому не сдавшиеся советы, наперебой, кто на что горазд. Конечно же Джессамина понимала, что для этого и нужен был сам парламент как таковой, но не в данной же ситуации.
- Оставьте меня. - Она сжала виски с такой силой, словно хотела продавить свой собственный череп, окружающие истолковали это по своему, но все же медленно поплелись к выходу. У них будет много тем для разговоров на сегодня. И на весь оставшийся год. А через несколько месяцев, когда... - Корво, останься.
Дверь захлопнулась и послышался щелчок замка, вот и хорошо. Очень сильно хотелось выпить а вот теперь уже нельзя! или закурить и это тоже нельзя! а еще взять что потяжелее и расколошматить здесь все. Подперев щеку кулаком, она внимательно взглянула на лорда-защитника, пытаясь прочитать его мысли по лицу, выходило плохо, как всегда. - Присядь.
Наверное, следовало начать издалека. Может спросить его, как его мать справлялась с его воспитанием? Нет, это слишком далеко. Не замечал ли он, что лорд Уиллоу и его новая жена, кажется третья по счету, ходят гордо приподняв носы в своем статусе родителей? Это тут явно не причем. Джессамина знала, что всякие важные новости лучше подавать крупицами, раз за разом, кормить, словно маленького птенца, чтобы он окреп, а не объелся. И чтобы не случилось беды. А при оглашении важных вестей, самое главное - это такт.
- Я беременна. - Ее рационализм с размаху влепил себе ладонью по лбу.

0

99

Категория комиксы

Nekromantiyya | Некромантийя

https://i.imgur.com/S1i29zY.jpg

Ну не сука ли, а!? (с)

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Vargen [Vincent Solana] |  Варген [Винсент Солана];
Возраст: нежить, сэр

Раса: некромант
Ориентация: уверяет, что все слухи о его гомосексуализме злосто пущены Исайей из зависти и вообще он как бы мертвый

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Министр обороны, а в последствии и премьер-министр Некромантийи, просравший свою страну всего за пару месяцев отсутствия.
Герой множества опусов, любитель черных шмоток и черной помады, хранитель золотого запаса королевства в ротовой полости, а так же боец стиля "накастую заклинание пяткой", использует собственные внутренности как орудие удушения противника. Какое-то время вместе с остальными министрами пытался убить Прохора, но тщетно, король отказывался сдыхать от интриг. Жизнь немертвого просто обожает, особенно если вспомнить, что в свое время был слугой и сыном обычного рыцаря, коего инквизиторы пытали и казнили отца Варгена, а сам он, тщетно пытавшийся его спасти, осознал, что этот мир его не достоин. Зато в качестве некроманта он в полной мере раскрыл свои таланты, дослужившись до самых высоких постов и став национальным героем. В какой-то момент воскрес (абсолютно случайно) и был этим крайне недоволен, несколько раз пытался умереть окончательно, впав в депрессию, но ему не давали. По королевству ходят разнообразные слухи, которые Варген категорически отрицает и говорит, что это все сарафанное радио от Исайи, который его так коварно подставил. Имеет в услужении Фобоса и Деймоса, двух абсолютно одинаковых некромантов и одновременно сынов Каримы.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Эта последняя заявка из комикса, честное пионерское. Дополнительно уже ничего вставлять не буду, и так очень много макулатуры.

Пост ищущего

Несчастный доктор то бледнел, то краснел, иногда его глаза закатывались и Джессамина думала, что вот сейчас он сам в обморок упадет и откачивать уже придется его самого. Но мужчина стоически выдерживал, стараясь не выдавать собственной внутренней паники и желания убежать,  а то и вообще не существовать, примерно прикидывая, в какой момент его жизни его уволокут в Колдридж, параллельно пытаясь вытерпеть взгляд самой императрицы, полный негодования и тревоги.
- Если позволите... - доктор как-то странно вздрогнул, примечая себе ближайшее окно, из которого готов был выметнуться, дабы вплавь добраться до Тивии. - Как врач... в вашем положении... я советую вам уделять больше времени сну и отдыху, - Джессамина горько хмыкнула, - насколько это будет возможным. Стресс и переутомление ваши самые злейшие враги, ваше величество. Вы же не хотите, чтобы... ваш ребенок... - она вновь метнула на него свой фирменный взгляд, доставшийся еще от отца и доктор проглотил большую часть слов. - Я выпишу вам рецепт.
Джессамина даже не знала, смеяться или плакать из-за сложившейся ситуации, а может лучше всего было найти главного виновника и придушить его голыми руками? Правда потом она осознавала, что где-то примерно с половину сложившейся ситуации виновата она сама, но ведь на кого-то злиться нужно было, а злиться на себя уже и так сил не было. Она провалилась по всем фронтам и хуже уже просто быть не может.
Пришлось выдохнуть. Ее собственный рациональный разум мешался с чувствами и воспроизводил такой коктейль, какие обычно делал Соколов из ворвани и пороха, что потом у всего моста пропадал свет, а у его дома одна из стен. А еще она абсолютно не знала, что делать. Никаких мануалов, инструкций и предписаний на этот счет не было, оставалась лишь только старая-добрая паника, но бегать по кругу в собственном кабинете она не могла, иначе бы к ней присоединился волнующийся доктор, а в кружок хороводов она пока не записывалась.
И, самое главное, что говорить? Если бы все было так просто, но ее организму приспичило сделать ловкий кульбит и она потеряла сознание перед парламентом в полном собрании, которые сейчас, кстати, стояли у ее дверей и ждали оглашения вердикта, уже прицениваясь к сложившейся ситуации и наверняка придумывая, как поиметь с этого выгоду. Такого они явно не ожидают, вот это будет новость, незамужняя императрица беременна - делаем ставки?
Она даже прыснула со смеху, на секунду представив эти лица, примерно ожидая, что от такой новости не только ей понадобиться доктор. Последний, кстати, стоял прямо перед ней, разминая в руках собственный рецепт, наверняка припоминая в голове несколько присказок из разряда "гонцов - приведших вести - не казнят" и  Джессамина даже примерно понимала отчего. Такие тайны недолго живут в застенках, но охраняются очень рьяно.
- Никому ни слова. - Спокойно произнесла женщина, вырывая мужчину из прострации и явном размышлении о побеге из страны, заодно забирая рецепт. Немного подумав, Джессамина прятала его в верхний ящик стола и щелкнула замком - от греха подальше. - Когда придет время я... сама сообщу народу. До этого же момента...
Доктор активно закивал головой, мысленно выдыхая, казнить или кидать в темницу его пока не собирались. Отряхнувшись от несуществующей пыли и поклонившись своей императрице, мужчина попытался ретироваться как можно быстрее, напуская на себя маску профессионального безразличия, словно это не он с минуту назад готов был верещать с ней на две октавы. Выйти ему, правда, не дали, стоило только распахнуть дверь, как его стали теснить назад парламентарии и члены совета, готовые смести доктора с их намеченного пути. Увы, императрица была жива, мужчины вздохнули - кто-то с облегчением, кто-то с сожалением.
- Небольшое переутомление, господа. Нежный женский организм не выдерживает таких нагрузок, - доктор с боем пробивался к выходу, - по моему предписанию императрице лучше отдыхать ближайшие сутки... попрошу...
Слушать соболезнования и справление о ее здоровье от окружающих было невыносимо. Хуже было то, что даже здесь ей пытались дать никому не сдавшиеся советы, наперебой, кто на что горазд. Конечно же Джессамина понимала, что для этого и нужен был сам парламент как таковой, но не в данной же ситуации.
- Оставьте меня. - Она сжала виски с такой силой, словно хотела продавить свой собственный череп, окружающие истолковали это по своему, но все же медленно поплелись к выходу. У них будет много тем для разговоров на сегодня. И на весь оставшийся год. А через несколько месяцев, когда... - Корво, останься.
Дверь захлопнулась и послышался щелчок замка, вот и хорошо. Очень сильно хотелось выпить а вот теперь уже нельзя! или закурить и это тоже нельзя! а еще взять что потяжелее и расколошматить здесь все. Подперев щеку кулаком, она внимательно взглянула на лорда-защитника, пытаясь прочитать его мысли по лицу, выходило плохо, как всегда. - Присядь.
Наверное, следовало начать издалека. Может спросить его, как его мать справлялась с его воспитанием? Нет, это слишком далеко. Не замечал ли он, что лорд Уиллоу и его новая жена, кажется третья по счету, ходят гордо приподняв носы в своем статусе родителей? Это тут явно не причем. Джессамина знала, что всякие важные новости лучше подавать крупицами, раз за разом, кормить, словно маленького птенца, чтобы он окреп, а не объелся. И чтобы не случилось беды. А при оглашении важных вестей, самое главное - это такт.
- Я беременна. - Ее рационализм с размаху влепил себе ладонью по лбу.

0

100

Сериалы

Shameless (US) | Бесстыжие (США)

https://78.media.tumblr.com/fec2d5238f3d3995c5c94a49d9ff2c1e/tumblr_p1t2s82o1J1sifmeeo6_250.gif

Правда жаль, в глубине своей чёрствой, гнилой души,
Я по-прежнему верю, что это отнюдь не так,
И по чьим-то зубам кулаком выбивая такт,
Продолжаю шептать себе: «это ещё не всё,
Из трясины и тьмы меня кто-нибудь да спасёт».

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Carl Gallagher | Карл Галлагер;
Возраст: 16 лет

Раса: человек неразумный
Ориентация: гетеро

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Девиз Карла - "беру то, что хочу и плюю на последствия". Сколько тысяч каждый из нас, что был предоставлен самому себе благодаря "родителям года" оттаскивал тебя от розетки [ведь устроить фейерверк так весело], отбирали ножи, отвертки и ножницы, искреннее веря, что эти наклонности маньяка-убийца-живодера со временем пройдут. И к счастью, получилось не так трагично. Да, впутался в нехорошую компанию. Да, продавал наркотики. Но, будучи представителем Южного Чикаго, дорожка вполне предсказуемая. Правда, Карл не слушался советов, не выдавал своих подельников, за свои грешки отсидел. Что не в первой для Галлагеров.
Когда видит цель - не видит препятствий, да и тормозов у паренька тоже нет. Сказываются "великолепные" гены Моники и не более "гениальные" Фрэнка. Понятие "нормальность" не подходит для Галлагеров, у нас вечный пиздец.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Мы сейчас в районе седьмого сезона. Очень милые, не кусаемся, вообще лапочки и просто загляденье. Правда-правда. Ждем очень сильно младшего брата и готовим миллион сюжетов-идей для этого сорванца. Приходите, приносите с собой галлагеровскую неадекватность, будьте активными и мы вас залюбим :з
Я не привередлива, пишу от 3 тысяч и до 10. если вы любите воду и много-много-много текста, то смогу обеспечить, так же как и кристальную ясность и меньше слов. Мне без разницы какой длины пишите вы, лишь бы соблюдали условия форума, не бросали нас и поддерживали со мной общение. В случае надобности поделюсь своими мессенджерами.

Пост ищущего

Я та, у которой "все хорошо"
И даже тогда, когда боль разъедает

Железная, сильная, волевая, сама себя за волосы из того дерьма, в котором плавала с рождения. Фиона мать ее Галлагер не желает быть нищебродкой, считать каждую копеечку, колотить Фрэнка, отказываться раз за разом от шизофренички-матери. Спасать, тонуть, и снова спасать. И даже попытки выйти замуж и хоть как-то сдвинуть с мертвой точки, лишиться ненавистного и почему-то такого любимого "Галлагер". Красивое платье, слегка помятый отец, что ведет под венец ко счастливому будущему с человеком, которого любит сердце. И все рушится. Из-за долбанного Фрэнка, долбанных наркотиков. Больше всего боялась полюбить так сильно, а потом быть растоптанной, униженной с осколками, что раковыми опухолями расползаются по венам, причиняя душевную боль в каждой клеточке. Почему так больно, что тяжело дышать? И из горла не вырывается крик, лишь истерический смех. Белое становится черным. Запереть в хрустальной шкатулке остатки того, что невозможно залатать, туда же закинуть мысли о женихе, вычеркнуть его идиотское имя из памяти. А этот день обвести красным в календаре - что бы не была такой дурой и не велась на всякие красивые приемчики. Не маленькая, что бы верить в сказки. Разве с младенчества не поняла простую истину, что принцы не женятся на отбросах общества. Кожа русалочки от каждого шага покрывалась волдырями и ожогами, Белоснежка пролежала в гробу, пока ее ненаглядный развлекался на баллах, а Рапунцель как была пленницей, так и осталась рабыней.

Обернись, посмотри на ровную цепочку из собственных стоп и ощути холодящую душу одиночество - никто не следует, не ступает след-в-след. Ты и одиночество. ["человек за бортом" - кричит кто-то, чей голос так отчаянно похож на твой, но твоя шлюпка, полосатое колесо все в прорезях, залатанное лишь скотчем, нещадно пропускает воздух, заполняет все пространство тухлой водой и ты задыхаешься-задыхаешься-задыхаешься.] Тащила лямку, воспитывала не своих детей, братьев и сестру, что полюбила, к которым прикипела душа. Дыры в стенах, в потолке, что открывают виды на трубы и несколько летнюю плесень. Говорят, что арабы сжигают дома, в которых поселилась черная отрава. Фиона громко рассмеется и сама чиркнет спичкой. Вот только громадной семье некуда идти, да и зараза к заразе не липнет. Каждый раз до изнеможения больно, когда родные и близкие берут ментальные ножи и втыкают в спину, в горло, в плечо, проворачивая, да так, что бы истекала кровью-слезами-желчью. Проверяя на прочность, неподвижность хребта на устойчивость.

Пора сойти с ума, с рельс, выйти в окно с надцатогоо этажа. Вот только жить остервенело хочется. Они упираются всеми пальцами, кричат-проклинают, когда Фиона начинает движение во "светлое будущее", видит в глазах Липа неверие [ведь это он - последняя надежда проклятых Галлагеров, никак не ишак Фиона, что до последних дней своей жизни суждено обстирывать-убирать за младшенькими, вышвыривать пьянь Фрэнка и оберегать от необдуманных поступков], Йен привычно промолчит, замкнувшись в собственных проблемах-таблетках-парнях, Дэбби снова вступит в конфронтацию [когда она вырастет из юношеского максимализма?], а Карлу нет глубоко дела до всего этого, лишь бы заложенный дом не вышел с молотка. Фиона устала. Ей хочется просыпаться с тяжелыми веками, не с оповещениями на телефоне "Фиона, мы в жопе, спаси", "закинь на счет 20 баксов", "одолжи машину", "дай сотый шанс". Брюнетка давно поняла, что в этом мире давно нет Господа Бога, Дьявола, и все людишки прокляты. В первую очередь они, рожденные в южной части Чикаго. [Мы родились здесь, в этой нищете, мы и умрем, покроемся смрадом. Не быть нам богатенькими.] Заряженные проклятиями и ненавистью пули летят прямо в грудь. Шрапнель, россыпь ржавого металла возле сердца.

Время упасть на колени, прижав ладони к лицу, утонув в собственных слезах и беспомощности. Все хреново - действительно плохо, что в голову приходят мысли о продаже почек, сердца или легких, что бы выбраться из дрянного дома, что вот-вот рассыпется из-за клопов, тараканов, насекомых и тех разрушений, что собственноручно вносили. Что-то продолжает тянуть на дно. Фиона давно отпустила каждого из мелких Галлагеров, дав поучительный пинок под зад. У Йена есть стабильная работа, со своей микки-зависимостью исправно борется, заправляется таблетками. Карл больше не тот мальчик, у которого по утрам отбирала биту, колюще-режущие. Лиам - ее маленькое солнышко, с красными отметками [одни "А" - Фиона гордая мать]. Дебби продолжает упрямиться и чем-то напоминает ей саму себя. Но Фиона не вмешивается больше. Раз девочка приняла сложное решение быть матерью, то пусть и сама дует на свои набитые шишки, разбитые коленки. Лип - эгоистичный говнюк, погряз в реках алкоголя, до последнего отказывался признавать глобальную проблему - что в его венах течет уже не кровь. И если поднеси к нему спичку, то синим пламенем сгорит.

<Сиерра> 22:58
Лип не вышел. Не могу ему дозвониться.
<Сиерра> 22:59
горы грязной посуды. Фиона, что делать?
<Фиона> 23:02
Я разберусь.
Вызвоню сменщика.

- Пиздец, - подводит итого девушка, прокручивая в уме самые темные варианты развития сценария. Лип ушел в запой, выбрав кривую дорожку, которую уже протоптал Фрэнк. Где-то валяется в кустах, окруженных мухами и своей блевотиной. Весело развлекается. Забыл о смене. Подвел старшую сестру. В который раз Фи делает ставки на темную лошадку и она пропускает парочку рюмок в "Алиби" или в другом баре, где наливают уже с утра? Мысленно закатывает глаза, закуривает вторую сигарету. Как там в считалочке? На "пять я иди выбивать из тебя все дерьмо"? Размозжу твою черепушку о стену? Уволю? Вот только вычеркнуть из списка братьев не получится. Как и совершить убийство, хоть руки чешутся вырвать то дерьмецо, что поселилось в его светлой головке. Разбить все выпитые бутылки о Липа? Ткнуть пальцем в Фрэнка, как котенка, что наделал лужу мимо лотка. Куда ты катишься, Галлагер?

Фиона находит Галлагера спустя сорок минут в какой-то забегаловке, где на стенах вместо обоев вырезки газет, бурые разводы [только не кровь, только не кровь] и пара дырок так отчаянно напоминающие отверстия от пуль. Где бармен сально улыбнулся, завидев новую жертву. Злая, как тысяча фурий, она вырывает остатки пойла и поливает им любимого братца. - Ебанулся? Сколько мне еще протягивать тебе руку, когда ты сам себя зарываешь? Ты пьян. Господи, Лип! - Собственно, чего ожидала? Что Лип в пуантах и в розовой пачке дает уроки балета?

Отредактировано Fiona Gallagher (01-01-2018 21:46:39)

+4

101

Категория книги/сериал

Shadowhunters | Орудия Смерти

http://67.media.tumblr.com/39260b80c7fcfe3249755dba535cdbb5/tumblr_o2cifhJQor1ua5883o1_500.gif

вдохновляющая цитата

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Alec Lightwood | Алек Гидеон Лайтвуд (Алек)
Возраст: 20

Раса: нефелим
Ориентация: гомо

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

ты вечно ворчишь , что я маленькая девочка и что мне не место среди вас. ты вечно закатываешь глаза когда видишь меня и очень любишь кричать на меня. упрямый, вредный чертов лайтвуд. я с первых дней стала врагом номер один для тебя и из-за чего... из-за джейса. из-за того, что он так носился со мной. да я же, что просила что ли алек ответь. нет, нет и еще раз сто нет. но тебя это не волновало. ты вечно твердил, что мне нельзя верить и что я предам, но как видишь все теперь совсем иначе... ссоры были нашей извечной стезей и за ними мы не заметили как сблизились. я не могла злиться на тебя, видя какими глазами ты смотришь на него, не могла потому что знала, что ты черт тебя дери прав во всем. да я примитивная, да я маленькая девочка и да... я дочь валентина, но я не такая алек... и я смогла пробить корку льда и я не ошиблась. под ней реально скрывалась добрая душа и очень ранимая. ты чуткий и внимательный. жутко неуверенный в себе, но все же старательно скрываешь это. ты лидер алек и я полностью согласна с тобой - вампиры, оборотни, охотники - все мы фактически одной крови и если мы забудем об этом... я хочу отыграть все... абсолютно все... от полной неприязни меня тобой и до момента когда я с гордостью назову тебя моим братом... алек восхитительный персонаж и я очень люблю его. трепетно и нежно... и да конечно я все же за канон ... я люблю алери, но и малек восхитителен. так что перевяжем вам мага голубой лентой и подарим в золотой коробочке... старший в семье лайтвудов. есть младшая сестра изабель и младший брат макс. также есть приемный брат джейс. с последним алек связан руной парабатаев. всю жизнь александр пытался убежать от самого себя. тот факт, что он гей парень принял не сразу как и свои чувства к джейсу. алек резкий и даже порой грубоватый, но на самом деле он очень ранимый. привык вешать на себя кучу чужих проблем забыв напрочь о своей личной жизни. настоящий старший брат. ради младших братьев и сестры парень пойдет на все. жутко стесняется своей ориентации. всегда следует правилам и ненавидит их нарушать. любит читать. не уверен в себе и вечно считает, что он хуже чем остальные. недоверчив. жутко ревнив. алек самый лучший охотник в своей возрастной группе. он отлично владеет почти всеми видами ангельского оружия, но предпочтение отдает луку. обожает его. приходи братишка, а то мало ли что тут я натворю одна с институтом то хддд. сбросили на рыжую примитивную институт и на тебе... это знаете ли не безопасно хддд

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

люблю алека, люблю алери и просто наши вечные цапки-царапки. приходи ты нужен мне. а то скучно без твоего ворчания и закатанных глаза хддд. связь в профиле. я не супер быстрый игрок, но я всегда на связи. если что можешь пинать, но не сильно хддд.

Пост ищущего

Боль от неопределенности. Боль от неизвестности. Она бесит и лишает рассудка. Ей тяжело противиться, но именно это я и пытаюсь сделать. Именно с этим чувством я живу уже неизвестно сколько. Потому что определиться и расставить приоритеты невозможно. Потому что все сводится к не тому... не тому чего я хочу или это лишь мои тайные мысли. Я запутался. Раньше все было просто. Я, Изи, Джейс, долг, семья, охота. Увидел, убил и лег спать. Ясно и понятно. Ничего больше. Теперь же все иначе. Теперь же я живу как на игле. Она спутала все карты. Нет это не любовь, я знаю. Алек лайтвуд не может любить. Она бесит. Бесит своей любопытностью, бесит своими вопросами, бесит своей искренностью, светом и чистотой. Бесит все. Она выуживает то, чего никто не должен видеть. У Алека Лайтвуда есть чувства. Он умеет...любить. Нет. Нет Нет и Нет. Это глупо и наивно. И полностью противоречит всем моим устоям, но как известно убежать от правды нельзя. Нельзя убежать от самого себя. Я вздыхаю и делаю шаг в зал. Фрей нет. Взгляд на часы. Ну конечно "мисс я все знаю лучше вас" опять опаздывает.
- И как это предсказуемо тихо выпаливаю я. А на лице играет улыбка. Я вспоминаю ее фразочки, ее взгляд. Я чувствую ее как никто другой. Но что это объяснить не могу. Да она красива, но мне же плевать. Я же гей. Разве нет? И я... крепко зажмуриваюсь. Образ Клариссы резко сменяется иными образами. Кошачьи глаза. Синие вспышки. Меня пробивает холод. Он другой. Он под запретом. Но меня тянет к нему. именно к нему. Запретный плод сладок. Но я чувствую, что это не каприз. Нет. Я нуждаюсь в Магнусе как в чем-то особо важном. Как в воздухе? Возможно. Хотя когда он рядом именно этого воздуха и не хватает. Его словно выбивает из груди. Его слова, его взгляд и эти недвусмысленные намеки. Все словно переворачивает мой мир. Они оба в моем сердце, но каждый по своему важен и это бесит, раздражает. Потому что не хочу причинять боль. Потому что не хочу что бы им было плохо. Да они оба это переживут. Кларисса маленькая девочка, о которой надо заботиться? я вас умоляю. Джейс носится с ней как с писаной торбой, но тем больше видно, что Кларисса в сто раз сильнее его, да всех нас. Ее мать в руках чертового безумца, ее лучший друг стал вампиром, ее мир враз перевернулся с ног на голову. От нее требуют непонятно чего, но в то же время забывают о том, что она еще по сути ребенок. Слепой котенок, который вдруг резко стал взрослым. Как думаете можно ли выучить все руны в серой книге? Правильно нельзя. но разве ее это останавливает? Нет! Как вы думаете можно тренироваться по двадцать два часа в день? Правильно нет? Ее это останавливает, снова нет. Порой мне кажется, что она робот. Простите иначе я не могу объяснить такое рвение... хотя от меня еще никогда не зависела судьба целого мира. Охотники Нью-Йорка спасают мир? Нет его спасает маленькая рыжая девочка с упрямым характером и таким же огненным именем как и ее волосы. Я смотрю на свои руки. Посланий от моего соулмейта не было уже давно. Невольно провожу параллель. Они закончились как Клэри появилась у нас. Вспоминаю последнее послание. Всего лишь пара слов: "мой мир перевернулся..." больше ничего. Всего три слова и я цепляюсь за них как за что-то очень важное. Но я даже в самых смелых мечтах не могу предположить, что Клэри мой соулмейт. Хотя это объяснило бы многое. То как мы чувствуем друг друга, то как мы доводим друг друга и то как мы...нуждаемся в друг друге. Все это бы объяснилось нашей связью и мы бы вместе придумали как жить с этим. Решив не терять время я начинаю отрабатывать удары на манекене. Вспоминаю тренировку когда подошел ко мне маг. И по телу проходит жар.
- Жаль, но мне понравилось, то, что я видел... даже с своих самых смелых мечтах я и предположить не мог, что такой как Бейн посмотрит на меня. Я привык, что Джейс всегда был предметом обожания, а я лишь его тенью... но тем сильнее раздражает, что Клэри и маг заставляют меня выходить на первый план. Заставляют меня показывать себя настоящего... Это пугает... Мне было хорошо в моей скорлупе, но они раз за разом, кусочек за кусочком разрушают эту скорлупу и делают это намеренно. Я уверен. И им плевать, что я боюсь реальности и внимания. Им плевать, что я другой и что я привык к этому. Привык быть где-то там в углу, пока Джейс и Изи купаются в славе и овациях. Я не люблю свет. от него режет глаза. Я люблю быть один. Я Алек Лайтвуд, охотник-одиночка. И я не хочу перемен. Я не хочу ничего. Я хочу обратно в скорлупу. Там тихо, спокойно и там нет никого. Моя неуверенность в себе, моя зажатость. Мне приходится теперь бороться с этим. Потому что я Лайтвуд. Чертова слава нашей семейки. От меня требуют такого же превосходства в глазах как и у моей сестры и брата, но я другой. И к сожалению моей семьи и прочих, менять я не планирую...в ближайшем будущем. Взгляд на часы. "она опаздывает уже на минут сорок. Просто великолепно" фыркаю я, а внутри разгорается недовольство. "Ну как можно быть такой не собранной" сознание невольно рисует картины где она с братом.  И я сам не понимаю почему, но кулаки сжимаются сами с собой. Ревность? Возможно. И нет я не ревную Клэри... нет ни разу не ее. Нет, нет и нет...

Отредактировано Clarissa Morgenstern (28-04-2018 14:01:37)

0

102

Сериалы

Shameless (US) | Бесстыжие (США)

http://s3.uploads.ru/23zsL.gif

«— Как понять, что ты влюбился?
— Когда хочешь вырвать ему сердце и расхерачить его до кровавых соплей!»

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Debbie Gallagher | Дебби Галлагер;
Возраст: ~ 16

Раса: человек
Ориентация: гетеро

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Младшая дочка Фрэнка и Моники Галлагер. Когда-то «маленькое солнышко» семьи, добрый и отзывчивый ребенок, ныне же трудный подросток с соответствующим характером. Но что-то хорошее все равно осталось в Дебби – семейность, теплота, ответственность.
Пыталась создать семью с парнем из школы, но их отношения не сложились. Дебби попыталась привязать свою любовь при помощи беременности, но Дерек, при поддержке родителей, переехал учиться в другое место. Нельзя сказать, что отношения двух молодых людей закончились плохо, ведь появилась маленькая Френсис. Дебби сама несет ответственность за свою дочь, не перекладывая ее ни на кого, отдает ей всю свою любовь. Возможно, именно стремление подарить малышке лучшую жизнь, поможет Дебби выбраться из гетто. Ведь она не глупа,  как минимум школьная программа давалась ей легко.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Очень ждем в семью малышку Дебби, а мне в особенности не хватает любимой сестры.
Я пишу не особо быстро (1-2 поста в месяц), но без игры не оставлю и с радостью возьму эпизод-другой. Количество символов в чужих постах не считаю, за богичным оформлением не гонюсь, готов без проблем подождать пост, да и поговорить за пределом форума тоже люблю.
Каст ведет общую сюжетную линию от 7 сезона, но я всегда готов к эпизодам и в других временных рамках.

Пост ищущего

«— Ты как?» — спрашивала Дебби в день свадьбы Фионы. Утро после перепоя нельзя назвать общепринятой нормой. Когда организм отвергает новую порцию алкоголя, прочищая себя, это не норма. Быть поддатым на свадьбе родной сестры – не норма. Но Лип не один в своей беде, столь же помятый в этот день еще и Френк. Это цепляет глаз, слова отца колят в самое сердце, касаются еще оставшегося живого внутри. Можно смолчать, но кулаки скажут кратче, резче, понятнее.
Френку были не рады, и страшен тот момент, когда так же будут рады тебе самому. И там можно хоть выдрать все кудри, но путь назад будет в разы сложнее. Он уже был сложен. Еще немного и возвращение к жизни без зависимости от алкоголя может стать работой Сезифа.
Но без градуса в крови уже не получается. Смыслом жизни стала лишь бутылка. Тремор рук становится слишком очевиден даже для других. А для тебя самого уже не очевидны будущие перспективы. Весь возможный успех растворен в этиловом спирте, и прервать этот порочный круг сложно.
Алкоголизм – заболевание, одно из сотни «замечательной» комбинации генов Галлагеров. Но винить гены, воспитание, окружение – это слабость, а не оправдание и железный щит от болезненных слов.
Проблема сначала становится очевидна для близких, и только потом уже для самого себя. Разговор с сестрой – как мягкое, лишенное резких теней, собственное отражение в зеркале. Лип начинает понимать, как все выглядит со стороны, и слова о необходимости собственного спасения он произносит уже сам. Признав это, становится лишь на йоту легче. Он слишком молод, и да, положение еще поправимо. Галлагер принимает предложение профессора Юэнса о прохождении лечения. И это помогает.
В первое время.
У Липа на каждый день заведен будильник на шесть вечера, час, с которого считается, что можно выпить. Он пьет, соблюдая все правила собрания борющихся с алкогольной зависимостью – время, количество выпитого, наличие воды. Это уже намного ближе к норме? Безусловно. На деле же это вся та же зависимость, просто в рамках. И изнутри рюмки рамок не видно, как порой не видно границ, где стоит остановиться.
И Галлагер вновь не видит свою зависимость, оправдывает себя. «Да все в этом районе пьют. Бутылочка-другая не сделает из меня вновь алкоголика. Я не мой отец. Я не завишу от алкоголя. Это помогает мне жить. Я в норме».
Безысходность, рутинность очередного дня, вызывает потребность в новой порции порой выпивки, пробивает рамки дозволенного. В сутках пропадают целые часы, остаются лишь краткие проблески в памяти. В крупицах памяти за прошлый день остаются: не работающий фонарный столб, на который опираешься спиной, потому что без него и стоять не можешь прямо, что бы покурить;  лестницы в бар и какие-то малознакомые, но веселые парни и девушки. Бар - не Алиби, в котором уже нечего ловить. Бармен этого заведения рад видеть не многим больше, чем Кев в Алиби. Со своим нельзя? Не вопрос, пиво будет выпито за дверьми бара, хотя, подняться, и спустятся обратно в бар, та еще задача. Последние доллары и вскрытая пачка сигарет – как плата за наполовину пустую бутылку с дешевым маслянистым джином, распиваемый уже в одиночестве.
Остальное поглощает тьма, оставляющая зияющие пустоты. В эти моменты – в голове темно и глухо, как беззвездной ночью, где даже яркий диск луны закрыт тучами.
Но даже в столь темную ночь, тучи могут сдвинуть свой гордый профиль, обнажая одинокую, но яркую звезду. От нее холодного света режет глаз, в голове проявляется мутная рябь, и возникает сухость во рту.
— Бля, зачем ты здесь, Фи? — Лип нехотя отлепляет свое лицо от стены, на которую навалился, а после чего на краткий миг потерял всякую связь с реальностью. Пробуждение оказалось неприятным, а сестра с первого предложения действовала на нервы. Галлагер недовольно морщился, и неаккуратно вытирал мокрое лицо о ворот рубашки, — Я бы вернулся домой через час другой. Тебя никто не просил присматривать за мной.
Лип не понимает, зачем за ним пришла Фиона, ведь он вовсе забыл о смене в Петси, и потому не чувствует свою вину. Какая кому разница, кто и что делает в свободное время? Пусть Фиона сейчас в Пирогах Петси и за начальницу, ее не должно заботить, что делают работники в свободное от работы время.
Руки уже на автомате скользят по карманам в поисках сигарет, но ничего найти не удается. Даже зажигалка куда-то затерялась. Тогда Лип пытается встать из-за стола, что бы отправиться в уборную, и за одним избавиться от испепеляющего взгляда сестры.
— Епт, — Галлагер вновь падает на свое место, и при этом вцепляется в край грязного стола, столешница которого даже липнет к пальцам. Не получается даже встать с первого раза, - Фи, подсоби?

+3

103

сериалы

Dirk Gently's Holistic Detective Agency | Холистическое детективное агентство Дирка Джентли

http://s7.uploads.ru/t/tQP2h.gif

Наша специальность: поиски пропавших котов и запутанные бракоразводные процессы.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: весь каст;
Возраст: -

Раса: люди и не-люди
Ориентация: -

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

— Ты хоть одно дело в жизни распутал?
— Еще бы. Кучу. Ну... достаточно. Ладно, несколько. Была беготня с одним диваном. Казус с Тором.
— С Тором?
— Ага, он и близко не так красив, как болтают.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Если вы любите безумные тайны, которые просто так не распутаешь, и также любите все делать через одно место хд с отсутствием логики, а еще обожаете следовать за событиями, куда бы они вас не заводили, и точно знаете, что все в этом мире связано, то добро пожаловать. Видите? Мы почти с вами одно и то же лицо: две руки, две ноги, есть любовь к дыханию, нытью и прочим вещам, без которых и жизнь не жизнь. Ты еще не понял, друг? Ты же пришел сюда не просто так... А знаешь почему? Потому что все в этом мире связано. Просто задумайся хд

Пост ищущего

Что могло быть общего между теорией о возможности создания межзвездного космического корабля и  древнегреческой мифологией? Он поначалу тоже не понимал и, лежа на своей койке, подкидывая игрушку клоуна вверх-вниз, размышлял об этом, особо не строя никаких теорий. В литературе – Икар тот, кто погубил себя. И говорили же ему не приближаться ни к морю, ни к солнцу. А в физике – космический корабль, который строят именно сейчас, пока он разлеживается на сером покрывале, ожидая следующих тренировок, которые в очередной раз ничего не установят. Нет, определенно, не сходится.
Проект Икар, известный как Дирк Джентли. Нет, скорее всего печально известный. Лежал в маленькой комнатушке Черного Крыла специального подразделения по наблюдению за «особыми» людьми. Особым он себя никогда не ощущал. Можно было сказать, что Дирк думал, что он популярен. Да, он был популярен, как и автокатастрофа на дороге, потому что все сбегаются посмотреть, хотя никто и не пытаются подойти ближе. Стоят, глазеют, осуждают, строят догадки, но никто не подходит к развороченной игрушке. Они опасаются. Так было и с Дирком.
Проект Икар словно магнит притягивал к себе других людей, среди которых можно было встретить и других «завсегдатаев» Черного Крыла. Их словно тянуло к нему, они же и создавали этот ореол таинственности, иногда сами распространяли самые невероятные догадки, будто он маг, телепат и ясновидящий, но сколько раз Дирк не пытался прикладывать два пальца к виску и морщиться, как Профессор Х, у него ничего не выходило. Не связывалось.
Как Черное Крыло поняло, что они нашли золотую жилу в Дирке Джентле? Это было до смешного просто. Будущий проект Икар разговаривал во сне в студенческом городке. Подумаешь, с кем не бывает? Да с большинством населением планеты Земля это происходит каждую ночь! Но Дирк тот, кто «умело» разговаривал во сне. Первым это обнаружил сосед по комнате, который в сонном бормотании сумел различить то ли экономические термины, то ли доказательство тех теорий, которые лучшие умы человечества только начинали выводить и ломать головы. Пока Дирк пускал слюни в подушку, ворочаясь и рассуждая о Шлезвиг-Гольштейне, сосед записывал. Мало ли на экзамене пригодится?
Слухи, словно надвигающаяся волна, расползались быстро. Всю следующую сессию Дирка звали в каждую комнату в гости, надеясь, что тот уснет именно у них и наболтает еще парочку ответов на билеты, а может, наскребет пару абзацев для будущей статьи или дипломной работы. На первый взгляд, казалось, что Дирк ничего не имел с этого, но, согласитесь, бесплатная выпивка и еда на дороге не валяются. Слава работала на Дирка, а он был ленив и чуть меланхоличен, что бы развивать мифы о себе и доказывать обратное, воспринимая все происходящее как должное. И кто бы мог подумать, что найдется специальное подразделение, которому взбредет в голову изучать нечто паранормальное?
Дирк даже не сопротивлялся, думая, что это очередной судьбоносный маневр, который перенесет его на новую ступеньку. Все оказалось сложнее. Здесь приходилось работать, и чем больше он напрягался, тем хуже было. Как только он начинал задумываться о том, цвете который сейчас должен выпасть, то он обязательно не выпадал. Будь то шарик, карточка или еще что. Тогда-то он и понял, что все должно происходить случайно, холистически, если вы хотите так думать. Пусть он будет тем, кто плывет по течению, по дороге выясняя скрытые мотивы.
- Скрытые мотивы? – произносит возбужденно Дирк, садясь на кровати. - Да это же прекрасно! Это для меня! Работа для детектива? – он обратно укладывается поудобнее на своей жесткой кровати, - там, где не поможет полиция, профессор или психиатр в дело вступает детективное агентство Дирка Джентли! – он уже видит неоновую табличку со своим именем. Уж он-то сможет связать  квантовую механику и кушетку и объяснить всем, что всё в этом мире связано.

+1

104

Категория игры

dragon age | век дракона

https://78.media.tumblr.com/20c11323e0c05b68d463e6fd22399055/tumblr_nlbttrI5Ld1qeijvdo4_r1_250.gif

Покажи мою дорогу,
Силой надели сполна,
Проведи меня немного,
Дальше я пойду одна.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Morrigan | Морриган;
Возраст: ~35

Раса: человек (ведьма)
Ориентация: на собственную выгоду

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Бойся ведьм из Диких Земель - завлекут, опутают, а после вспорят горло и сольют твою кровь для своих ужасных ритуалов. Много людей пропало на болотах Коркари, храмовники не ступают туда, а дикари обходят стороной и от племени к племени передают истории о небольшой хижине, в которой живет ужасная старуха со своими дочерьми, уже сотни лет. Морриган точно не знала, есть ли у нее сестры, да и не особо желала, Флемет не растила в своем чаде любви к семье или особых нежных чувств. Ведьма преподавала своему дитя только самые важные уроки - чтобы выжить, нужно уметь наносить удар в спину, не жалеть, не оплакивать, неважно кого - прохожего, близкого или же себя саму. И любить себя точно так же, как и ненавидеть. Все прекрасное умрет и сгниет - все доброе разбилось в душе Морриган словно красивое зеркальце о серые камни. Морриган не плакала, Флемет не поощряла этого, она не жалела, она была беспощадной и всю свою жизнь ощущала, что что-то не так. Возможно Аша'белланар и любила свою дочь, как только может любить ужасная ведьма, сгубившая столь многих и ведающая о слишком многом. Их ведь искали, молва о ведьмах привлекает охотников за головами и абсолютно отчаянных храмовников - и всех их ведьмы загубили, утопили в болоте или развеяли прах по ветру, потому что никто не смеет становиться на их пути. Морриган была дикой, словно зверь, ужасный и ядовитый, она обращалась в хищника и шла ночью на охоту и была счастлива в своей жизни, без сожалений и любви.
Пока не пришел Мор.
Даже Флемет он волновал - Архидемон, а уж когда к Остагару стали подтягиваться армии ведьма и вообще запретила своей дочери попадаться им на глаза, разве что, только когда Серые Стражи принялись шнырять по округе, наказала завлечь их к ней в хижину и Морриган исполнила наказ, как и положено хорошей дочери. И неважно, нравится ли ей это или нет, но мать приказала идти со Стражами, оберегать их жизни и помогать им, у Морриган сводило зубы, Стражи были для нее невыносимы, глупы и наивны в своей рыцарской чести, она скалила зубы и смеялась над ними, а они, кажется, даже не особо так и обижались - что взять с ведьмы.
Но время шло и сомнения точили Морриган, как и следовало ожидать. Ей хотелось знать все, обладать всем, алчно и в единоличном стремлении быть самой первой, она рвалась к этому и неважно, что это было. Флемет преподала ей еще один урок - ради жизни своей не пожалеть собственной матери, а в Морриган даже ничего и не изменилось от этого, не этому ли матушка ее учила? А правильно ли учила?
Время меняет ее, незримо, но отвратительно. Страж дарит ей зеркало и оно точь в точь, как то, что разбила мать, а в отражении дикая девица, от которой она бы и сама шарахнулась. "Тебе следует быть подобрей" - всего одна фраза, не приказ и не тактика к действию, мягкий совет, в желании позаботиться, как ей сказали, а от слов этих не больно, но наоборот - тепло. И ей теперь хорошо, даже храмовник ее более так не раздражает, она даже может его терпеть. Но время утекает сквозь пальцы, а тот, кто становится дорог, принял на себя желание умереть, что идет наперерез ее желаниям и ее амбициям. Морриган просит силы, просит душу, просит сына - и Страж опять дает ей желаемое, а затем убегает, оставляя за собой лишь только кольцо и ощущение скорби и сожаления. Но чувства можно притупить, неважно какие, ведь у нее есть самое главное.
У нее есть Киран.
Пищащий сверток, дети всегда казались ей отвратительными мягкими комками, но Морриган заботится о нем, потому что в мальчике душа древнего бога. А затем, просто потому, что ей хочется. Его плачь не вызывает в ней неприязнь, он вызывает тревогу; его смех заставляет и ее улыбаться; его черты напоминают о том, о ком сейчас идет молва - Страж-командор восстанавливает орден и вновь добивается успеха. В этом они с ним были очень похожи, они подарят Кирану поистине стальной характер - это точно.
Они встретились вновь посреди болот, там, где сиял элувиан. Морриган чувствовала Стража - его надежды и упертость, с которой он шел к своей цели, его желание добиться своего, неважно, что она просила не искать ее. И на этот раз они ушли вместе. Попытались встретить это будущее таким, какое оно предстанет, все тайны и загадки сместились на второй план за эти несколько лет, что им удалось побыть втроем. И Киран точно знал, кто его отец, мечтая, как и он, быть славным героем. Это не злило, не расстраивало - Морриган не желала делать и мальчика себя, как это пыталась сделать Флемет, Киран был личностью и ведьма не желала эту личность ломать. За эти несколько лет она изменилась сильно, но не настолько, чтобы оставить свои планы.
Век Стражей короток, а в ее планах не было вечно скрываться в далекой глуши; она знает, что ее Стража ждет дорога вниз, к самой тьме, а ее ждет дворец самой императрицы, куда никогда не примут сына их главных противников. Они расстаются, словно бы вновь навсегда, но с надеждой вновь встретиться, когда-нибудь, ведь Страж не может так просто и бесславно погибнуть - все это знают.
Морриган ждут дворцы, шпилями упирающиеся в небо, сверкающие золотом и мрамором; ее ждут дворяне, в ней видавшие только отступницу и варвара; ее ждет Игра, в которой орлейцы до ужаса дурны и абсолютно не умеют ее вести, сколько их сгнило среди пышных залов, пока никто не видит; ее ждет императрица, охочая до нового и неизведанного, такая, за какой стоит наблюдать.
Небеса разрываются и Морриган понимает, что пора. Настало время покинуть дворец и отправиться туда, где решаются судьбы мира; а в данный момент, это набравшая сил Инквизиция и ее планы, тем более, что так удачно, что среди главных действующих лиц оказалась ее старая знакомая... Морриган знает многое, но еще большее ей не ведомо, иногда и ей самой приходиться признавать эту простую истину. Знал бы кто, что бессердечная и жуткая ведьма будет на коленях молить не трогать ее сына, не поверили бы, рассмеялись бы, она бы и сама в те года обратила бы говорившего в кучку пепла. Но вот она - готовая пожертвовать своей жизнью и волей, отдать себя Флемет и все, что у нее есть ради Кирана. И получает нечто большее, на что могла рассчитывать. Силу, за которой так стремилась и знание, которое ее касалось напрямую, ведь Флемет никогда зла ей и не желала...
Их победа близка - краткий миг триумфа, праздника и ощущения победы, грустного для нее, до тех самый пор, покуда Киран не вскидывает голову и не указывает на фигуру на нижнем дворе Скайхолда. Страж вернулся вновь - поборол смерть, зов и голос в своей голове, но не для того, чтобы вершить судьбы мира, и без него найдутся герои, но для того, что давно ему было обещано, но так и не даровано. Покой.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

/откашлялся/ вода... у меня обычно не такая явная, каюсь, но тут что-то эх поперло.
Некоторые моменты био опустил для решения игрока, али для совместного, вроде того, пила ли Морриган из источника или же нет.
Вообще у этих двух персонажей большая история, с удовольствием обмозгую все нюансы, поболтаю по этому поводу, обсужу идеи. Без игры уж точно не оставлю, начиная от времен пятого мора и заканчивая "Морриган, тут из элувиана какие-то кунари спрашивают про лысого эльфа"
Вообще я люблю хедканоны обмазываться хедканонами неважно какой степени упоротости, а еще люблю, когда соигрок их тоже любит, вот прямо обожаю
Сам я достаточно медленный, этакое предупреждение, зато на этом форуме с самого открытия, а это уже почти два года два года, Лалан, ДВА! так что я уж точно никуда отсюда не денусь и вам не советую

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
- Анна… - Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. – Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
- Все хорошо. Папа здесь. – Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей – да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом – выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
- Аннабель? – Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? – Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

Отредактировано Aidan Cousland (25-02-2018 21:24:04)

+1

105

Категория игры

dragon age | век дракона

https://78.media.tumblr.com/1b747c2621f5f9c8dcc7bd9e679b212c/tumblr_oktwtxerNP1r5jrizo9_250.gif

Среди миров я видел, как чья-то тень,
Расправив плащ, застыла глухой стеной,
Но ты со мной, и я не смею надеяться...

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Kieran | Киран;
Возраст: 13-15

Раса: человек
Ориентация: папа примет тебя любым

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Рожденный с черной душой, дабы спасти другую, поначалу лишь только расчетливый план, идея, от которой многие бы ужаснулись, а в итоге любимое дитя, за которое можно отдать жизнь. Киран познал любовь, познал ее от ужасной ведьмы и холодного Стража-Командора, коих боялись все и еще сильней уважали. Он помнил как холодную землю и непрекращающиеся дожди, так и красоту орлейских дворцов - всюду ему находилось место.
Потому что Киран особый мальчик.
Он видит сны, коих никогда не следовало видеть, он знает то, о чем многим не ведомо, за что многие убивают. Он силен, могуществен и способен на многое, но более всего ему сейчас хочется научиться управляться с мечом, прямо как его отец, дабы и о нем слагали подвиги. Он дитя в окружении героев - он знаком даже с великим Инквизитором и не такой уж этот Инквизитор и великий, как оказалось, а боятся его только из-за молвы; Кирана бы тоже боялись - если бы знали, кто он.
Он учится и познает этот мир, он точно помнил наказ отца, когда тот уходил, потому что ему пели из-под земли, что он вернется и проверит его успехи - разве мог отец соврать? Он старается, аккуратно пробуя на ощупь все в этом мире, оно кажется интересным и прекрасным, что-то древнее, а что-то совсем новое, он хватается за любые крупицы знаний, в этом он так походит на свою мать. Или на свою бабушку, отчего-то им виденную лишь в своих снах, она ведь и дурного ему не желает, но все еще далеко, мама даже не ее боится, но того, что Флемет отыщет внука и что-нибудь с ним сделает - это ее самый главный страх, ее величайший кошмар. А Киран не боится, он ведь будущий герой и рожден был для великих свершений. Он наблюдал, как погибают старые и новые боги, он наблюдал и делал выводы. Он говорит такое, от чего у тайного канцлера Инквизиции дрожат пальцы и горе в глазах, а затем чувствует приближение того, кого, казалось, потерял. Своего отца Киран помнит смутно - он ушел перед тем, как Морриган забрала Кирана во дворец, ушел, потому что так нужно было и потому что песня в голове начинала сводить с ума.  Но вновь вернулся, потому что настоящие герои так просто не погибают. И Киран станет героем для этого мира, не потому что был рожден для этого, но потому что сам так считает. Добрый мальчик, взращенный в любви и заботе, знающий, что не простой, но никогда этим не отягощенный.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Куда же без любимого сына, право слово.
Киран прекрасно знает, кто его отец, ибо Кусланд ушел вслед за Морриган в элувиан и несколько лет провел рядом с ними, ну а дальше как уж вышло.
Киран очень интересный персонаж, из него может выйти что-то действительно занятное, да и вообще, разве это правильно, что сыночка ни разу из-за бати сотрясение мозга не получал? Настало время суровой школы яжбати и курса молодого бойца. Будем делать из Кирана настоящего героя, чтобы через несколько лет на драконов как профи ходил.

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

+2

106

фильмы

Star Trek | Звёздный Путь

http://media.tumblr.com/60884ea8767c81840ce669ca431e3804/tumblr_inline_mghmseKZmi1rxw36g.gif

Где-то творится нелогичность

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Spock | Спок;
Возраст: 32-33 года

Раса: полувулканец
Ориентация: на выбор игрока

придержан

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Спок вырос на Вулкане. Его отец, как он всегда говорил, женился на землянке потому, что так требовал его долг посла. Спок, как полукровка, на Вулкане страдал от издевок сверстников и подтрунивания старших. На планете, где чувства были плохмм тоном, он и его мать были кем-то вроде забавных игрушек, или даже - дикарей. Спок какое-то время очень сильно стеснялся своего происхождения и всеми силами старался чтить традиции своего народа, держа эмоции под контролем.
  Спок с детства отличался не только эмоциональностью среди своих сверстников, но так же и своим интеллектом. Юноша, закончив обучение в местной Академии, удостоился чести работать с Советом Старейшин. Но так как та формулировка с которой его приняли ("Не смотря на твоё происхождение") не устроила целеустремленного юношу, Спок из двух вариантов, которые он присмотрел для себя выбрал Звездный Флот Федерации.
  В Академии Звездного Флота Спок очень быстро доказал, что вулканцы очень трудолюбивы и настойчивы. А закончив Академию с отличием он остался там преподавать. Именно Спок разработал тест Кобаяши-Мару, который должен был выявлять слабые стороны командования и остального экипажа корабля в стрессовых ситуациях и в тех, из которых нет никакого хорошего выхода. Нет победителя, заведомо проигрышный расклад, который, конечно же, никто не мог преодолеть.
  Именно этот тест свел дорогу Спока с кривенькой дорожкой Кирка, чей отец как раз погиб в подобном проигрышном раскладе. Кирк пытался пройти этот тест уже раз пятый, когда дело дошло до откровенного мухлежа. Одному ему известно каким образом он обманул систему или вскрыл её, но факт остаётся фактом - жуя яблоко, переполненный чувством собственного достоинства, Кирк победил детище Спока, чему тот был не рад.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Кодекс, правила, логика - то, что ведет Спока. Сердце - то, что ведет меня.  И именно тут у нашей дружбы и взаимопонимания начинается разлад, на котором разбито не мало посуды и порвано не мало моих связок в яростных спорах за истину, что же из этого важнее.
P.S Любить, уважать кодекс персонажа. Грамотность и желание играть, участвуя в опасных и подчас глупых авантюрах команды Энтерпрайза. умение логично двигать бровями обязательно

Пост ищущего

Сложно понять наверняка, как же следует поступать, когда речь идёт о той части жизни, о которой он совершенно ничего не помнит. Есть какие-то факты, которые иногда ему удаётся выудить из разговоров с теми, кто его окружает, из новостей или электронных газет. Ему нравится иногда думать, что он действительно что-то вспоминает. Нравится обманываться и считать, что разгулявшаяся фантазия - его настоящие воспоминания, что ускользают подобно песку сквозь пальцы в тот же момент, как в этом маленьком неприметном городке наступает утро. Когда приходит ещё один день, который необходимо прожить по расписанию, которое кто-то для него составил. Он делает вид, что ничего не имеет против такой жизни, и даже верит в это в какой-то определённый момент. Верит, что его жизнь вполне себе настоящая, не похожая на какой-нибудь забытый на чердаке сценарий фильма, который никому не интересен. Пустота не гложет изнутри, когда рядом с ним находится кто-то живой, кто-то настоящий. Потому что в своей реальности он частенько сомневается.
Космос - это что-то смутно знакомое. Картинки на падде - холодные и безжизненные. Новости - просто новости и ничего большего. Но что-то скребётся внутри. Что-то напоминает ему, что всё могло бы быть иначе. Он всё списывает на богатую фантазию. На то, что сеансы с психологом не дают результатов. Работа не даёт результатов. И почему-то приезд внеземного гостя кажется глотком свежего воздуха. Хоть его в этих местах и достаточно. Воздуха, конечно. Не гостей.
Он наблюдает. Наблюдает за тем, как забавно и резко взлетает вверх бровь на чужом лице. Не то что не улыбнуться не может, а целый откровенный смешок не сдерживает. Почему-то думает, что инопланетный мистер Спок не будет держать зла или обиду на глупого и наивного человека, для которого сейчас любая сказка о космических рейдах будет казаться чем-то немыслимым и невероятным. Поднимает руки в примирительном жесте, всё же извиняясь за свою несдержанность. - Простите, мистер Спок. Мне сначала показалось, что Вы не обладатель такой….активной мимики. - фыркает смешливо вновь и вздёргивает бровь вверх сам, явно находя этот жест бесконечно забавным. - Мне интересно всё, что Вы можете мне рассказать. - он понимает, что это будет что-то очень расплывчатое, не предназначенное для того, чтобы спровоцировать возвращение памяти слишком резко. Может быть, он не услышит больше ничего - наверняка в Звёздном Флоте заключают какие-нибудь пакты о неразглашении конфиденциальной информации. Тем более тем, кто эту информацию может случайно выболтать, впрочем, не преследуя никаких корыстных целей. Но безопасность есть безопасность. Джим это понимает. Джим пытается не думать о том, как печально ощущать эту непричастность к чему-то настолько грандиозному. И появляется новый пугающий вопрос - когда мистер Спок навестит его снова? И ещё один, страшнее предыдущего - навестят ли его ещё хоть раз? Он бы очень хотел думать, что да. Что ему дадут возможность хотя бы надеяться.
Он прослеживает чужой взгляд, скользящий по фотографиям и прочим вещам. - Здесь мало действительно моего. Квартира принадлежит одному знакомому, который любезно отдал её в моё пользование, взяв обещание, что я не буду перебирать его вещи и что-то выкидывать. А мне много не надо - кровать и кухня. Тут я не так много времени провожу. - потому что эта квартира может быть чем угодно, но не домом. Он не помнит, где его настоящий дом. Не помнит родных людей. Не помнит, живы ли они вообще. Он не знает, правильно ли спрашивать что-то такое у мистера Спока. Не знает, может ли тот вообще знать что-то настолько личное из его жизни. Но что, если…?
- Мистер Спок… - он на несколько секунд тушуется будто бы, всё ещё неуверенный до конца в том, что нужно совершать следующий шаг. - Я никому не говорил об этом. Но, думаю, Вам сказать можно. Ведь, если что, вы улетите обратно в космос, и мы больше никогда не увидимся. - делает глубокий вдох и снова трёт пальцами подбородок. С ним редко случаются такие приступы тотальной неуверенности в себе. Он решает перебороть эту заминку тем, что просто занимает руки. Уходит на кухню и ставит чайник. Высыпает в чашку гостя листья зелёного чая, в свою бросает пару ложек растворимого кофе и несёт их обратно в комнату. - Зелёный, я же правильно….помню? - слова неохотно вырываются из горла, он не спешит радоваться обрывку какой-то чёткой информации, потому что не уверен, что это именно воспоминание, а не простая интуиция или что-то вроде. Множество людей предпочитают зелёный чай, верно? Велика вероятность, что и мистер Спок тоже из их числа. Ничего удивительного здесь нет. Ничего экстраординарного. Ничего, из-за чего стоило бы поднимать шум, да только вот сердце всё равно начинает стучать в разы быстрее.
Уходит на кухню в ту же секунду, когда щёлкает выключатель у чайника, оповещая, что вода согрелась. Наверное, по сравнению с технологиями на космических кораблях, такой чайник выглядит каким-то пришельцем из прошлого. Наверное, весь этот город так выглядит.
Джим приносит чайник и разливает кипяток по чашкам, уносит его обратно на кухню и возвращается с тарелкой печенья. Чай из термоса, конечно, хорош. Но свежезаваренный - в разы лучше. И ему кажется, что гость не откажется. Наверное. Он не знает, что уместно или не уместно предлагать гостю, поэтому просто старается вести себя максимально открыто и бесхитростно, зная, что искренность - лучший из всех возможных вариантов в такой ситуации. Как, впрочем, и в любой другой.
- Я хотел спросить…моя семья знает…? В смысле, у меня есть родственники, которые могли бы за меня переживать? - наверное, это не тот вопрос. Наверное, если бы родственники были, они давно были здесь. Наверное, даже к лучшему, что их здесь нет, потому что меньше всего ему хочется видеть расстроенные лица людей, которые когда-то были ему дороги. - Простите мне эти вопросы, но Вы - единственный, кто может мне хоть на что-то ответить. - он не знает, откуда берётся вдруг эта решимость узнать хоть что-то, наплевав на все запреты врача и его же увещевания, что воспоминания должны прийти сами. Он хочет хоть какую-то информацию. - Вы здесь по собственному желанию или кто-то попросил Вас приехать?

Отредактировано James T. Kirk (04-03-2018 18:59:01)

+1

107

Сериалы

Shameless (US) | Бесстыжие (США)

http://s4.uploads.ru/jefaT.gif

«— За всю свою карьеру я ещё не наблюдала столь восхитительного проявления алкоголизма!
— Благодарю.»

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Frank Gallagher |Фрэнк Галлагер;
Возраст: ~ 50

Раса: человек
Ориентация: гетеро

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -

Отец как минимум шестерых детей, но воспитанием которых себя не утруждает. Считает, что научил своих детей самому нужному – самостоятельности. Детей любит очень своеобразной любовью, а они отвечают ему тем же. Давно и не раз дочери и сыновья выгоняли Фрэнка из дома, который главе семейства даже не принадлежит.
Не работал и месяца в своей жизни, сидит на пособиях и знает о них все. Скользкий, изворотливый; любая ситуация будет ему на руку. Знает все ночлежки, бары и церкви, где кормят бедных и обездоленных. Но в большую часть этих мест Фрэнка уже не пускают. Потому Галлагер часто бывает в баре "Алиби", где друг семьи иногда наливает ему бокал светлого. А если Кевин отвернется, Фрэнк может и сам по-быстрому обновить выпивку. Пропивает уже вторую по счету печень, употребляет наркотики, стоит только появиться деньгам.
Женат уже почти как тридцать лет на Монике, с которой под наркотой плодил детей. С Моникой они часто ругаются и подолгу вместе быть не могут, но это самая большая любовь в жизни Фрэнка. Но стоит ей сбежать от мужа в очередной раз, Фрэнк найдет себе другую женщину. Галлагер не обделен особым шармом и обаянием, так что по каким-то причинам на старого алкоголика еще кто-то клюет.
Ради Моники в свое время бросил колледж. Галлагер, при всех своих минусах, - интересный и умный собеседник.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Собственно, ищем отца и важного в нашей жизни человека. Не смотря на проблемы взаимоотношения между нашими персонажами, очень ждем и готовим сюжеты для игры.
Я пишу не особо быстро (1-2 поста в месяц), но без игры не оставлю и с радостью возьму эпизод-другой. Количество символов в чужих постах не считаю, за богичным оформлением не гонюсь, готов без проблем подождать пост, да и поговорить за пределом форума тоже люблю.
Каст ведет общую сюжетную линию от 7 сезона, но я всегда готов к эпизодам и в других временных рамках.

Пост ищущего

«— Ты как?» — спрашивала Дебби в день свадьбы Фионы. Утро после перепоя нельзя назвать общепринятой нормой. Когда организм отвергает новую порцию алкоголя, прочищая себя, это не норма. Быть поддатым на свадьбе родной сестры – не норма. Но Лип не один в своей беде, столь же помятый в этот день еще и Френк. Это цепляет глаз, слова отца колят в самое сердце, касаются еще оставшегося живого внутри. Можно смолчать, но кулаки скажут кратче, резче, понятнее.
Френку были не рады, и страшен тот момент, когда так же будут рады тебе самому. И там можно хоть выдрать все кудри, но путь назад будет в разы сложнее. Он уже был сложен. Еще немного и возвращение к жизни без зависимости от алкоголя может стать работой Сезифа.
Но без градуса в крови уже не получается. Смыслом жизни стала лишь бутылка. Тремор рук становится слишком очевиден даже для других. А для тебя самого уже не очевидны будущие перспективы. Весь возможный успех растворен в этиловом спирте, и прервать этот порочный круг сложно.
Алкоголизм – заболевание, одно из сотни «замечательной» комбинации генов Галлагеров. Но винить гены, воспитание, окружение – это слабость, а не оправдание и железный щит от болезненных слов.
Проблема сначала становится очевидна для близких, и только потом уже для самого себя. Разговор с сестрой – как мягкое, лишенное резких теней, собственное отражение в зеркале. Лип начинает понимать, как все выглядит со стороны, и слова о необходимости собственного спасения он произносит уже сам. Признав это, становится лишь на йоту легче. Он слишком молод, и да, положение еще поправимо. Галлагер принимает предложение профессора Юэнса о прохождении лечения. И это помогает.
В первое время.
У Липа на каждый день заведен будильник на шесть вечера, час, с которого считается, что можно выпить. Он пьет, соблюдая все правила собрания борющихся с алкогольной зависимостью – время, количество выпитого, наличие воды. Это уже намного ближе к норме? Безусловно. На деле же это вся та же зависимость, просто в рамках. И изнутри рюмки рамок не видно, как порой не видно границ, где стоит остановиться.
И Галлагер вновь не видит свою зависимость, оправдывает себя. «Да все в этом районе пьют. Бутылочка-другая не сделает из меня вновь алкоголика. Я не мой отец. Я не завишу от алкоголя. Это помогает мне жить. Я в норме».
Безысходность, рутинность очередного дня, вызывает потребность в новой порции порой выпивки, пробивает рамки дозволенного. В сутках пропадают целые часы, остаются лишь краткие проблески в памяти. В крупицах памяти за прошлый день остаются: не работающий фонарный столб, на который опираешься спиной, потому что без него и стоять не можешь прямо, что бы покурить;  лестницы в бар и какие-то малознакомые, но веселые парни и девушки. Бар - не Алиби, в котором уже нечего ловить. Бармен этого заведения рад видеть не многим больше, чем Кев в Алиби. Со своим нельзя? Не вопрос, пиво будет выпито за дверьми бара, хотя, подняться, и спустятся обратно в бар, та еще задача. Последние доллары и вскрытая пачка сигарет – как плата за наполовину пустую бутылку с дешевым маслянистым джином, распиваемый уже в одиночестве.
Остальное поглощает тьма, оставляющая зияющие пустоты. В эти моменты – в голове темно и глухо, как беззвездной ночью, где даже яркий диск луны закрыт тучами.
Но даже в столь темную ночь, тучи могут сдвинуть свой гордый профиль, обнажая одинокую, но яркую звезду. От нее холодного света режет глаз, в голове проявляется мутная рябь, и возникает сухость во рту.
— Бля, зачем ты здесь, Фи? — Лип нехотя отлепляет свое лицо от стены, на которую навалился, а после чего на краткий миг потерял всякую связь с реальностью. Пробуждение оказалось неприятным, а сестра с первого предложения действовала на нервы. Галлагер недовольно морщился, и неаккуратно вытирал мокрое лицо о ворот рубашки, — Я бы вернулся домой через час другой. Тебя никто не просил присматривать за мной.
Лип не понимает, зачем за ним пришла Фиона, ведь он вовсе забыл о смене в Петси, и потому не чувствует свою вину. Какая кому разница, кто и что делает в свободное время? Пусть Фиона сейчас в Пирогах Петси и за начальницу, ее не должно заботить, что делают работники в свободное от работы время.
Руки уже на автомате скользят по карманам в поисках сигарет, но ничего найти не удается. Даже зажигалка куда-то затерялась. Тогда Лип пытается встать из-за стола, что бы отправиться в уборную, и за одним избавиться от испепеляющего взгляда сестры.
— Епт, — Галлагер вновь падает на свое место, и при этом вцепляется в край грязного стола, столешница которого даже липнет к пальцам. Не получается даже встать с первого раза, - Фи, подсоби?

+3

108

Игры

Final Fantasy | Последняя Фантазия

https://a.radikal.ru/a17/1803/3e/9f56f6c8fa4a.gif

"Unharmed by the Light. The Chosen King indeed. Allow me to regale you with a tale."

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Ardyn Izunia | Ардин Изуния;
Возраст: Неизвестно;

Раса: Человек;
Ориентация: На усмотрение игрока.

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Столько же мрачная, сколько и печальная история Ардина насчитывает несколько веков правления Люцисов, и охватывает события, связавшие появление в мире Эоса демонов и раскол в семье Каэлумов. Став вместилищем для тысячи демонов, дабы исполнить волю богов и исцелить мир от скверны, Ардин был предан правящим королем и отвергнут людьми. С тех самых пор поглощенная скверна начала отравлять его тело и душу, и хотя демоны наделили Каэлума особой силой, бессмертие стало для него проклятием, и годами целитель скитался по миру, впуская в себя все больше ненависти к роду Люцисов и, что важнее, Кристаллу, который обрек его на жизнь Проклятого.
Много лет спустя Ардин вступил на службу к Императору, намереваясь воспользовался военным конфликтом между Нифльхеймом и Люцисом, чтобы осуществить давний план мести и сразиться с таким же избранником Кристалла, каким по иронии был и он сам.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Отношение Ноктиса к Ардину несколько отличается в разных временных промежутках. Двадцатилетний Ноктис, видевший от канцлера много зла, испытывает к нему слепую ярость, хотя даже с учетом нее он все равно сбит с толку, поскольку не понимает его мотивации. Именно благодаря этой бреши тридцатилетний Ноктис, узнавший и историю Ардина, и о своем предназначении, кроме ненависти ощущает еще и сочувствие к нему, но сочувствие близкое к интроэкции, то есть, оно происходит отчасти из жалости Ноктиса к самому себе и чувства несправедливости, постигнувшего их обоих.
Если говорить об игре, то Ардин в ней – своеобразный трикстер, который вел Ноктиса и его товарищей, подбрасывая им интересные сложности и иногда изящно помогая из них выпутаться. И в основной игре, и в альтернативе есть множество возможностей для создания эпизодов, хотя лично я больше склоняюсь ко второму, так как мне кажется, что создатели не раскрыли потенциал Ардина и наполовину, не то чтобы полностью.
Что требуется от вас? Достаточное знание канона, чтобы свободно чувствовать себя, отыгрывая персонажа, грамотность, посты хотя бы от 2600 символов (без лимитов на максимум) и, конечно, желание играть.

Пост ищущего

День неуступчиво рвался к нему в кабинет. Как бы он не боролся с его погожей наружностью закрытием окон и крепким смежением жалюзных реек, солнце с легкостью находило в его неприступной защите коварные бреши и изучающе щупало внутренность комнаты, как, бывает, делают пальцы во время поисков мелочи, столкнувшись с низкой посадкой дивана или близко приставленным к стенке шкафом. В то время оно еще не могло дотянуться до пола, зато перед ним оказалось все наполнение стола, которого тому непременно нужно было коснуться, погладить, потрогать, и освежить вмешательством света уставшие формы, невзначай заглянувши в поверхность природных зеркал, разбиться, наполняя все его содержание штриховкой, и заодно отодвинуть глубокие тени назад. С чуть меньшей настойчивостью в кабинет прорывались и звуки, но будничный шум коридоров был достаточно громким, чтобы их подавлять, оттого приобщение доктора к улице сводилось лишь к напряжению стекол, когда внешний мир неожиданно начинал восклицать.
Доктор Бернес был весьма восприимчив к комфорту. Он с непримиримостью собственника относился к порядку и, не стесняясь, жестко осаживал всякого, кто пытался хозяйничать и хоть как-то влиять на его обстановку. Из-за него несчастному Кэттеллу приходилось бесправно мириться с жарой и словно подсказками делать громкие вздохи, стоять у окна и утомленно обмахиваться то одной свободной ладонью, то сложенным листком в несвободной второй. Бернес знал, что тот не решится спросить об открытии форточки, ведь между ними висел нерешенный вопрос, и Кэттелл как бы зависел от его настроения, которое и так омрачалось больной головой.
— Не знаю, чего ты ждешь от меня. – Голос выдал усталость от их разговора. – Этот случай не в твоей квалификации.
Он вложил в это больше, чем могло показаться. Ни для кого не секрет, что Бернес всегда непочтительно относился к психологам, принимая их присутствие в клинике как неизбежную данность и потворство сомнительным веяньям моды. Да, самих психологов у них не бывало – разве что одно время к ним повадились клиники, — но психотерапевты, что были одной ногой в психологии и потому пытались внедрять в научное лечение психики не научное врачевание «души», были не только не лучше их, но еще возмутительнее.
— Отчего же? – Было видно, что из-за жары доктор Кэттелл не сразу нашелся с ответом и этим вопросом всего лишь отстрочил его. — У пациентки хорошая динамика лечения.
— Действительно хорошая. – Настороженно согласился Бернес. – И поэтому я не хочу, чтобы вы ее ухудшили.
К несчастью для Кэттелла, Бернес все еще помнил о его ранних промахах. Пусть в клинику он и пришел подготовленным, обладая внушительным перечнем знаний и предприимчивым гибким умом, — тот период неожиданно выстрелил в Яна разводом и, истощившись на поле супружеских ссор, он показал себя хуже, чем в принципе мог бы. Неудобней всего было то, что именно Бернес весь испытательный срок выступал его супервизором, и он с удовольствием приговорил бы его к увольнению, если бы клиника не терпела людские убытки, и Кэттелла быстро нашлось бы кем заменить.
— Мы не должны отказываться от основного лечения...
Старший доктор не смог удержаться от хмыканья.
-…Но пока состояние пациентки стабильно – не воспользоваться этим было бы большим упущением.
Слова давались ему нелегко, и Бернес мысленно похвалил себя за умение обуздывать речь, так как кроме летнего удушения жарой, на него с жестоким упрямством ложилась мигрень.
— Уже прошел целый месяц, а мы все еще не продвинулись в понимании Сенуа как личности. Я предполагаю, что истерические фантазмы пациентки могут быть частью ее механизма защиты – возможно, ей было легче принять жестокость неких монструозных существ, нежели обычных – и, вероятно, близких — людей.
— Нам в любом случае придется бороться с ними как с нарушениями.
— Мы рискуем продержать ее здесь всю ее жизнь. Даже если медикаментозное лечение даст максимально положительный результат и пациентка вернется к нормальной жизни, у нас нет гарантий того, что ничто не спровоцирует обострение болезни, и она не поступит в клинику в самое ближайшее время.
— Что ты предлагаешь? – Пожалуй, он вынужден был признать, что в словах Яна есть здравый смысл. Другой вопрос, по силам ли тому такая работа? Амбиций, думал Бернес, в нем было больше, чем опыта.
— Хочу поработать с ней.
Вот так? Возмутительно просто.
Доктор Бернес со значением выпростал кашель, но стоило ему чуть-чуть податься вперед — как маятник Ньютона отбил лучик света, залепив его глаз, и еще неоконченный звук прозвучал с осуждением. Сегодня его отношение к солнцу было чем-то похоже на его отношение к Кэттеллу. С одной стороны, оно вносило маленький хаос в его совершенный порядок, пронырливо устремляясь туда, куда доктор старался ему не позволить, с другой – вопреки своей необузданности и злостном стремлении мешать, оно могло как ухудшить, так и улучшить сегодняшний день. Как не взгляни, ситуация с Сенуя была необычной, можно даже сказать, неудобной: не имея ни документов, ни родственников, ни представления о настоящем (то бишь, приемлемом) имени, она не давала им вывести норму ее поведения и познакомиться с прежним сценарием жизни, что никак не хотел проявиться в период ремиссии. По большому счету, отсутствие родственников избавляло Бернеса от возможных претензий, и, поручая лечение Кэттеллу, он шел на совсем незначительный риск, и если в будущем им все-таки доведется столкнуться с проблемой – был вправе оставить ему все последствия.   
— Что ж… — И все равно Бернес уступал с неохотой. – Пусть. Можешь поработать с месяц, но мне нужны будут все отчеты. К слову… — Движение пальца вернуло прежнюю важность листку, которым Кэттелл все это время обмахивался.
***
Собственно, месяц начался со вторника. Говоря откровенно, он мог наступить и вчера, но Кэттелл хотел подготовиться к новой работе, дабы правильно выложить свой первый шаг. В ожидании встречи он был возбужден. В нем с творческой важностью разрослось вдохновение, что побуждало его репетировать, пробовать фразы на вкус, и выстраивать в мыслях ход их общения, подбирая к нечестно банальным «блокам» ключи. Ян желал показать себя – то, как он возмужал за восемь лет практики, как затвердел его взгляд, как аккуратно были разложены мысли, легко поддаваясь работе ума, как виртуозно он жонглировал знаниями и как эффективно умел применять их на практике. Он прочел много книг и к круглой тройке годов ощутил особую страсть к точным схемам истории и к мистическим тропам символики, что грозилась сорваться в страшащий его оккультизм. Болезнь пациентки словно бросила вызов его увлечению и он, то ли желая проверить качество собственной памяти, то ли желая на чем-то ее подловить, изначально брался за дело как за подкормку ослабших амбиций и как за возможность убедить в своей докторской зрелости Бернеса. Все просто удачно сошлось в одной точке: и ее психиатр, под чьим наблюдением он когда-то давно оступился, и лазейка психики Сенуа, и интересный сюжет ее заблуждений, и, может быть, разрешение нерешенной проблемы с женой за счет врачебной уже победы над девушкой.
Он подготовился к встрече со всей осторожностью. Помня о вредящем факторе “первого впечатления", Ян боялся споткнуться на какой-нибудь мелочи и ненамеренно подпитать ее замкнутость, потому подобрал максимальной нейтральный наряд и слегка неуклюжее положение волос. Можно было, конечно, прибегнуть и к хитрости, применив к своей внешности и некую близкую пациентке подробность, но это бы значило то, что Кэттелл подыгрывает ее отклонению, тогда как ему полагалось его побороть.
Взвесив все входящие «за» и выходящие «против», он явился ей в полдень в цветной рубашке без галстука, брюках без пояса и прогулочной обуви без змеевидных шнурков. Сначала было приветствие, затем он представился, и, опуская формальности, занял свободное место напротив. Стол между ними был доверительно узким, оттого ему не пришлось излишне навязчиво громоздиться под боком, и Ян уважительно не подался вперед, разве что положил сверху руки, с ходу распутав их беспокойную скованность.
— Мне бы хотелось услышать вашу историю.
Не раздвигая губ, он улыбнулся, и стал ожидать ответного шага больной.

Отредактировано Noctis (21-08-2018 23:29:30)

0

109

Категория игры/книги/итд

Dragon Age | Век Дракона

https://78.media.tumblr.com/eb65dae22a6384e8fe2b86aeb4c46089/tumblr_oqd3w7Jpop1rob81ao5_250.gif

Пусть о победах другой поет -
Я о бедах тебе спою.
Он видел, как гибнет его народ
И проклял горькую клятву свою.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Alistair Therin | Алистер Тейрин;
Возраст: ~40

Раса: полукровка, но лучше об этом никому не знать, такой скандал поднимется
Ориентация: на аппетитный кусочек сыра

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Весь Ферелден говорит о короле Алистере, о мудром и добром правителе, что появился в час нужды. Никто толком и не знает, какую цену ему пришлось заплатить, никто не знает, как тяжела для него корона - для бастарда, полукровки от эльфа, в жизни своей не видавшем роскоши. Он-то о таком никогда и не задумывался, ему была приятна жизнь в которой в руке бы был верный меч, а впереди бесконечная дорога. После долгих лет непринятия и отчужденности ото всех, кого он любил и к кому имел неосторожность привязаться, Алистер нашел утешение в рядах Серых Стражей, Дункан стал ему новым отцом, а рекруты семьей. Если бы не начинающийся Мор, он бы мог уверенно сказать, что все-то у него, наконец, стало налаживаться. Но беды приходили одни за другими, сначала Мор, потом Остагар, предательство и убийство, поражение, в котором погибли не только люди, но и всякая надежда на будущее. А в конце так и вынужденное общение с ведьмами, словно вишенка на торте. Но его звал долг и клятва, а скверна в крови бурлила и закипала, требуя рваться в бой.
Много троп они исходили, многое пережили и видели столько, что хватило бы на несколько увесистых томов у какого-нибудь краснобая, но ведь Серые Стражи свои подвиги не воспевают, а за королей это делает кто-то другой. Ему ведь этого вовсе не хотелось, но треклятая кровь все сделала за него - Ферелдену нужен правитель и он был обязан им стать, это был долг, не Серого Стража, но человека, желающего блага для своей страны. Многое ему здесь не нравится. Во-первых - этикет, обязательные приемы и обязанность следить за своими словами, орлейская Игра и антиванские танцы, как хорошо, что у него есть королева, которая все это сделает за него; за столько лет король и королева если не полюбили друг друга, то научились уважать и искать выгоду в чертах своего характера, возможно, у них даже получится привести страну к процветанию. Особенно сейчас, когда небеса разорвались напополам, а древние легенды принялись называть себя новыми богами. Король должен быть как никогда мудрым и, конечно же, всегда готовым придти на помощь своим друзьям.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Мы решили особо не заморачиваться по поводу точки отсчета, у нас в игре введены как события Ориджинс, так намечаются и планы на игру в Инквизиции. По здешнему канону Айден и Алистер друзья, довольно неплохие, если не считать того, что Кусланд все же заставил приятеля сесть на трон, жениться на Аноре и оставил Логейна в качестве Серого Стража, но разве такие мелочи могут помешать настоящей дружбе? можешь дать мне по морде пару раз хд Предлагаю хедканон, в котором даже после коронации Алистер приезжал с "проверкой" в Амарантайн и, между делом, показывал новым рекрутам, как настоящий Серый Страж должен делать, а потом все дружно тушили очередной сгоревший амбар.
То, что в небе появилась Брешь, наверняка не останется незамеченным, а потому объявляю общий сбор старой пати, тряхнем стариной и покажем молодняку как нужно правильно спасать этот мир!

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

Отредактировано Aidan Cousland (18-03-2018 17:54:55)

+2

110

Категория игры/книги/итд

Dragon Age | Век Дракона

http://78.media.tumblr.com/f6c02c9d2e2d1e19cd22a1fa14e6a28c/tumblr_nago82Ngcu1r1nrxmo1_250.gif

О, Создатель, услышь мой плач:
Усади меня в смерти на Твоей стороне.
Сделай меня единой с Твоей славой.
И позволь миру вновь увидеть Твою благосклонность.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Leliana | Лелиана;
Возраст: ~35

Раса:  человек
Ориентация: на красивые туфельки и красивых людей

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Нет песни красивей - чем бардовкая песня, полная речей, словно мед тягучих и сладких. Нет ничего более страшного, чем все слышащие уши и тонкий клинок, спрятанный в рукаве. Барды Орлея славны своей историей хитрости и коварства. И для Лелианы жизнь ее казалась прекрасной - музыка и кровь смешались воедино, объединились в цель жизни, а страсть к собственной наставнице затмила все остальное. В конечном итоге, если обернуться обратно и проанализировать... Марджолайн была права, если бы она не предала ее первой, Лелиана бы сделала это сама, теперь-то она это понимает. Но эта пощечина отрезвила ее, заставила взглянуть на собственные руки и ужаснуться крови на них. Она могла бы бежать далеко, примкнуть к сильным мира сего и не бояться более ничего и никогда. Но вместо этого Лелиана выбрала покой и маленькую деревушку, близ Диких Земель, в которой единственной бедой были лишь драки по пьяни, да сплетни кто с кем и когда на сеновале видился.
А потом пришел Мор.
А вместе с ними пришли и видения. Сам Создатель обращался к Лелиане и она внимала как никогда раньше. Он говорил, что ее ждет долгий путь и трудная дорога, но с его благословением девушка выдержит всякое испытание. И когда появились Серые Стражи, она поняла, что ее тихая и спокойная жизнь окончена. Их путешествие было долгим, было полно трудных решений, впрочем, было и нечто хорошее среди всех бед, а под холодными горами Стражи решили выкупить милого нага и подарить его Лелиане. Шмоплз стал не только милым подарком, но и напоминанием о славных днях свободы. Ведь после окончания Мора дорога увела ее далеко от старых друзей - обратно в лоно церкви, обратно к старым привычкам. Левая рука самой Преподобной Матери, она держала пальцы на пульсе, осаживала наиболее хитрых сестричек, решивших пошатнуть титул Джустинии или помешать ее решениям. Вечный и верный шпион, что из тени наблюдает за всеми.
А после ее смерти осталась лишь только печаль. И долг. Лелиана не оставит этот мир, добьется того, чего так хотела женщина ее столь долго вдохновляющая - мира и процветания. Сестра Соловей, как ее все называют, одна из советников Инквизитора, одна из самых влиятельных людей - знающая и ведающая все, от нее не скрыть своих секретов, а ее вороны всегда отыщут нужного человека. Ее боятся, но и уважают. Время идет, но не меняется лишь одно - вера Лелианы в Создателя и в Песню, что поется в час нужды и лишений.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Как без главного шпиона всея Тедаса? По поводу того - делать Лелиану жрицей Викторией или нет - на все воля потенциального игрока. Если что - кагора за мой счет и милого нага с красивой ленточкой в качестве подарка. Соловей вполне жива-здорова, прах Андрасте не тронут и спокойненько стоит себе в урне - дальше пылится. Вообще Айден на отповедях и при Песни засыпал и громко храпел, а если не спал, так тупо шутил про шляпы матерей, так что думаю от Лелианы луком по голове получал периодически.
И вообще - как там Шмоплз? Где мое приглашение в Скайхолд? Что за херня с Адамантом? Почему я всегда все узнаю последним? Что за херня, Лелиана?

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

Отредактировано Aidan Cousland (18-03-2018 17:54:39)

+1

111

Категория игры

The Elder Scrolls | Древние Свитки

https://i.imgur.com/ZThtgfD.jpg https://i.imgur.com/QpzYN1H.jpg

“You will be emperor.” “The emperor —”

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Martin Septim | Мартин Септим;
Возраст: что-то около 30-ти, но если считать по нашим дням, то +200 лет прибавляем

Раса: драконорожденный
Ориентация: кто вас священников знает...

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Император без короны, бастард и просто герой своего времени - Мартин желал лишь одного, помогать людям и вести их по правильному пути. Добро и сострадание, как говорится, он пришел к этому не сразу, по юности своей испробовав многое, но, в итоге, придя к единственному верному решению, посвятив себя альтруизму и помощи ближнему. Он променял всякое на бледно-синюю робу и тихий шелест страниц в своей келье. Его жизнь должна была пройти спокойно, не разверзгнись Врата Обливиона над их головами. Именно в этот момент пришли настоящие проблемы и тот, кого позже назовут Чемпионом Сиродила и Героем Кватча, а сам Мартин назовет сего героя своим другом и единственной надеждой. Бастард от крови Септимов - последний драконорожденный, способный остановить наступление даэдра в этот мир, Мартин не долго колебался, принося себя в жертву во имя общего блага. А в книгах по истории до сих пор рассказывают, как так и не состоявшийся император обратился в дракона и сразил великую опасность, на них наступавшую. В книгах говорится о доблести и отваге последнего Септима, о его самоотверженности, но ни один летописец его настоящего даже описать не в состоянии. Где же правда, а где нет, никто уже и не расскажет, а последний император все так же стоит, закованный в камень, раскинув свои крылья, дожидаясь своего часа. Ведь герои не умирают просто так...

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Мы решили собрать драгонборн-пати. Тем более, что планы и идеи уже имеются, как и наброски по поводу того, как связать персонажей, можем вытащить императора из статуи (ну а что,  не так уж и далеко до столицы пешочком), ну или аватар Акатоша снизошел дабы лично раздать подзатыльников - много вариантов. А еще есть маленький хедканон, что Довакин потомок Мартина и ЧС, но тттссссс, это просто один из вариантов.

К этому, кстати, приплетается еще один хедканон, что Мирак наш давнешний прародитель, чтобы мы оба закосплеили этого парня

http://img.playground.ru/images/6/1/sIaFT7ZGG0Y.jpg

Иногда я даже вполне нормальная и способна сотворить отыгрыш почти что не упоротый и не полный огромных планов на дальнейшее прохождение. Нам нужен Мартин, во-первых, мне нужен кто-то, кто будет подавать мне книжки, которыми я буду пиздить Мирака; во-вторых - мне нужен кто-то, кто объяснит мне, что книжками можно не только забить человека до смерти - это еще и ценный источник информации. Если что, у меня всегда найдется парочка артефактов, которыми я с удовольствием поделюсь /намекает/.

Пост ищущего

Это была плохая идея.
Говорил ее собственный разум, при этом злостно хихикая и напоминая, что привычки соваться одной в неизведанные места - чревато, тем более, если еще не отошла от прошлых увечий. Но нет, природная нордская упертость или же просто обычный вредный женский характер не позволяют оставлять все как есть и бежать дальше, сломя голову, ну или попросту наплевать. Довакин бы хотелось сказать, что все это делалось для блага других, но на самом-то деле выходило так, что все это делалось по ее же личной прихоти, перемешанной с задетой гордость.
Это была плохая идея.
Говорила ей Лидия, до последнего отказываясь отпускать своего тана одну, сжимая поводья серой лошади стальной хваткой. Щит и меч смотрела на Довакин словно строгая мать, не желающая отпускать свое ненаглядное дитя на гуляния поздно вечером. И, возможно, она бы посмеялась от такого сравнения, но уж слишком ей не до смеха было. Слишком многое еще предстояло обдумать и перемолоть в черепной коробке.
Это была плохая идея.
Для членов неназванного культа, пытаться достать женщину в людном месте и у всех на виду. Даже сквозь шум толпы она услышала, как чиркнул кинжал о ножны, как легкие искры магии издали потрескивающий перелив и отпрыгнула в сторону вовремя - молния прошлась всего в паре сантиметров от молодого побега Златолиста, вызвав истошный вопль жрицы Кинарет и громкий гул. Уйти от первой атаки было достаточно, тут же сбежались стражники, среди них затесался и Фаркас - соратник с размаха ударил незнакомца по уху, владеющий силой Исграмора лишил жизни и выбил из нападающего дух, в прямом смысле слова. А потом взглянул на нее и улыбнулся, словно ничего и не произошло такого особого, напоминая своим волчьим оскалом, что животная натура всегда возобладает.
Еще предстояло выяснить, кто эти внезапные друзья и откуда. Вся их одежда так и говорила, что они не местные, да и на убийц не походят - убийцы не настолько тупые, чтобы нападать при всех, посреди дня, на огромной площади. Неужели решили, что с ней будет так легко справиться? За масками, не драконьими, скрывались обычные бледные лица, безо всяких опознавательных знаков; в карманах были лишь пара монет, стальное оружие, да странная записка, в которой говорилось лишь одно - кто-то очень желает, дабы Драконорожденная покоилась с миром. Сама она умирать не собиралась, тем более теперь, когда, наконец, в Скайриме настал шаткий и хрупкий мир, у нее появилась возможность, наконец, вновь попробовать стать кем-то, а не отражением древних легенд. Глубоко вдохнуть, как оказалось, ей никто и не даст, вновь выбив почву из-под ног. Приходилось вновь браться за меч и идти по следам, словно гончая.
Стражники недовольно ворчали, когда женщина переворачивала и обшаривала карманы у трупов на глазах у всех, но и выражать свое недовольство открыто не смели, тем более препятствовать - кто имеет право запрещать тану? Одежда у них была странной, мантии с хитиновыми вставками, Кодлак авторитетно заявил, что такое делают в пределах Морровинда, а у них тут подобное не в почете. На сапогах была глина, а от волос пахло костром; дорожная пыль и остатки влаги - шли ее несостоявшиеся убийцы с севера, чуть западнее Виндхельмовых владений, где глины такой отродясь не водилось. Шли несколько дней, возможно, укрывались до этого в горах. А если так - то она их найдет. Не в первый раз выслеживать, идти по следу, словно ищейке. И она не долго думала, вновь собирая в дорожную сумку только самое необходимое, перекидывая древко лука через плечо.
И все же это была плохая идея.
Одна она действительно передвигалась быстрее, настигла логово за пару дней, двигаясь по следам и оставленным подсказкам. Но все же, с количеством она просчиталась, не могла толком определить. Из своего укрытия люди в робах выходили редко, засели словно кроты и носа не показывали - посчитать их было невозможно, а тихий драконий шепот не пробивался сквозь толщу камня такого объема - они точно знали, где стоит прятаться и от глаз, и от туума. Надо было попросить Эйлу пойти с ней, скажи волчице, что идет она на охоту, так та бы и не отказалась, оскалилась бы и первая побежала, но осторожность как всегда сделала Довакин медвежью услугу. Возвращаться обратно было бесполезно - не для простой прогулки она сюда пришла; устраивать открытое противостояние тоже, не зная точного числа противников.
Пришлось ждать - пещера, к которой вели следы, казалась, на первый взгляд необжитой, выходили из нее редко, если вообще выходили; окрестности кишели только диким зверьем, а из достопримечательностей можно было отметить только полусгнивший можжевельник у входа. Впрочем, она сюда пришла не любоваться красотами. Время шло и солнце медленно садилось, резкие тени со скал спускались все ниже. Если не сейчас - то когда?
Соскользнув со скалы, Довакин спрыгнула вниз, несколько камней скатились за ней, создавая шум, но из пещеры так никто и не показался; значит, часового тоже не поставили? Пещера была природного происхождения, но это не значило, что в ее глубинах не скрывалось секретов, Довакин в последний раз оглянулась на заходящее солнце и шагнула во тьму...


Узкий проход сменился широкой природной пещерой, освещенной мягким голубоватым светом, шумел подземный ручей, бьющий из-под камней, через него был перекинут мостик из грубо сколоченных досок, а по другую сторону виднелись ворота, с этого расстояния - надежно запертые.
Довакин остановилась и прислушалась - тишины не было, пещера шумела и жила своей жизнью, но и лишних голосов в ее глубинах слышно не было...
Никого...

+1

112

Игры

Final Fantasy | Последняя Фантазия

http://c.radikal.ru/c35/1803/f5/980ba47d01c2.gif

"Walk tall, my son"

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Regis Lucis Caelum | Регис Люцис Каэлум;
Возраст: 50 лет.

Раса: Человек;
Ориентация: На усмотрение игрока.

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Говорят, что для родителя нет ничего ужаснее, чем пережить своего ребенка, но жизненное испытание Региса было, возможно, даже ужаснее этого. Зная о том, какая судьба уготовлена его единственному сыну, король Регис надеялся если не избежать жестокой воли богов, то хотя бы отстрочить ее. Он сумел подарить Ноктису двадцать лет спокойной жизни в незнании, что стоило ему сокращения собственных лет, потери большей части земель и доверия подданных. Как король и приемник наследия Люцисов, Регис мог бы долгие годы править достойно, запомнившись людям как мудрый и добрый король, но будучи больше любящим отцом, нежели мудрым королем, он ставил заботу о сыне превыше интересов королевства. Вполне вероятно, что Регис пошел бы и против воли богов, если бы это не сулило Ноктису еще более мрачное будущее. С тяжелым бременем на сердце, он отстранился даже от друзей, предпочтя сохранить предсказание в тайне, поэтому долгие годы король был обречен вынашивать отцовскую горечь в одиночестве и жить в тягостном ожидании.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Если бы меня спросили о том, что является основной темой данной номерной части игры, то я бы ответил, что, прежде всего, она рассказывает об отцовской любви, так как с нее история начинается и ею же заканчивается (а я склонен считать, что концовка с коронацией/свадьбой является последней фантазией Региса о лучшем будущем для сына, ибо до этого в игре не брал участие закадровый голос рассказчика). Несмотря на нежелание Ноктиса мириться с обязанностями наследника, их отношения с Регисом лишены сложностей отцов и детей, и единственной трудностью с ним является лишь его нежелание взрослеть, расставаясь с надежным и защищенным отцом статусом принца. Он не желает быть королем, потому что заря нового короля будет значить закат старого. К тому же, Ноктис не хочет ответственности и он действительно не годится для роли наследника, и даже в будущем не взрослеет сам по себе, а просто копирует отца в поведении, внешности, и, вероятно, снова же потому в концовке с коронацией/свадьбой Ноктис выглядит иначе, чем он же в 14 главе (в этой концовке Регис как бы пожелал чтобы тот остался собой).
У меня есть множество идей для игры с Регисом. Больше в альтернативе, конечно, но даже сами создатели подтвердили наличие альтернативных реальностей в данной игре. Мне интересно как рассмотреть что-то в каноне, так и покрутить альтернативные развития событий (к примеру, пророчество из трейлера Омен) или же перенести персонажей в реалии кроссовера. Например, я очень заинтересован в игре по In the flesh, где Ноктис выступал бы в качестве пжч, что было бы, возможно, спорно приятным, как для отца, воскрешением сына (потому как это воспринимают люди в каноне мира).
В остальном, я открыт для ваших идей. Играю, правда, медленно, но и вас не подгоняю. Требую взамен только грамотность, посты от 2600 символов, знание канона и заинтересованность в игре. Еще у нас есть многотипажный (правда, и такой же медленный) Промпто, которого можно заинтересовать игрой в роли кого-нибудь полезного для раскрытия вашего и моего персонажа. Так что мы оба будем рады найти хорошего игрока на эту непростую роль.

Пост ищущего

День неуступчиво рвался к нему в кабинет. Как бы он не боролся с его погожей наружностью закрытием окон и крепким смежением жалюзных реек, солнце с легкостью находило в его неприступной защите коварные бреши и изучающе щупало внутренность комнаты, как, бывает, делают пальцы во время поисков мелочи, столкнувшись с низкой посадкой дивана или близко приставленным к стенке шкафом. В то время оно еще не могло дотянуться до пола, зато перед ним оказалось все наполнение стола, которого тому непременно нужно было коснуться, погладить, потрогать, и освежить вмешательством света уставшие формы, невзначай заглянувши в поверхность природных зеркал, разбиться, наполняя все его содержание штриховкой, и заодно отодвинуть глубокие тени назад. С чуть меньшей настойчивостью в кабинет прорывались и звуки, но будничный шум коридоров был достаточно громким, чтобы их подавлять, оттого приобщение доктора к улице сводилось лишь к напряжению стекол, когда внешний мир неожиданно начинал восклицать.
Доктор Бернес был весьма восприимчив к комфорту. Он с непримиримостью собственника относился к порядку и, не стесняясь, жестко осаживал всякого, кто пытался хозяйничать и хоть как-то влиять на его обстановку. Из-за него несчастному Кэттеллу приходилось бесправно мириться с жарой и словно подсказками делать громкие вздохи, стоять у окна и утомленно обмахиваться то одной свободной ладонью, то сложенным листком в несвободной второй. Бернес знал, что тот не решится спросить об открытии форточки, ведь между ними висел нерешенный вопрос, и Кэттелл как бы зависел от его настроения, которое и так омрачалось больной головой.
— Не знаю, чего ты ждешь от меня. – Голос выдал усталость от их разговора. – Этот случай не в твоей квалификации.
Он вложил в это больше, чем могло показаться. Ни для кого не секрет, что Бернес всегда непочтительно относился к психологам, принимая их присутствие в клинике как неизбежную данность и потворство сомнительным веяньям моды. Да, самих психологов у них не бывало – разве что одно время к ним повадились клиники, — но психотерапевты, что были одной ногой в психологии и потому пытались внедрять в научное лечение психики не научное врачевание «души», были не только не лучше их, но еще возмутительнее.
— Отчего же? – Было видно, что из-за жары доктор Кэттелл не сразу нашелся с ответом и этим вопросом всего лишь отстрочил его. — У пациентки хорошая динамика лечения.
— Действительно хорошая. – Настороженно согласился Бернес. – И поэтому я не хочу, чтобы вы ее ухудшили.
К несчастью для Кэттелла, Бернес все еще помнил о его ранних промахах. Пусть в клинику он и пришел подготовленным, обладая внушительным перечнем знаний и предприимчивым гибким умом, — тот период неожиданно выстрелил в Яна разводом и, истощившись на поле супружеских ссор, он показал себя хуже, чем в принципе мог бы. Неудобней всего было то, что именно Бернес весь испытательный срок выступал его супервизором, и он с удовольствием приговорил бы его к увольнению, если бы клиника не терпела людские убытки, и Кэттелла быстро нашлось бы кем заменить.
— Мы не должны отказываться от основного лечения...
Старший доктор не смог удержаться от хмыканья.
-…Но пока состояние пациентки стабильно – не воспользоваться этим было бы большим упущением.
Слова давались ему нелегко, и Бернес мысленно похвалил себя за умение обуздывать речь, так как кроме летнего удушения жарой, на него с жестоким упрямством ложилась мигрень.
— Уже прошел целый месяц, а мы все еще не продвинулись в понимании Сенуа как личности. Я предполагаю, что истерические фантазмы пациентки могут быть частью ее механизма защиты – возможно, ей было легче принять жестокость неких монструозных существ, нежели обычных – и, вероятно, близких — людей.
— Нам в любом случае придется бороться с ними как с нарушениями.
— Мы рискуем продержать ее здесь всю ее жизнь. Даже если медикаментозное лечение даст максимально положительный результат и пациентка вернется к нормальной жизни, у нас нет гарантий того, что ничто не спровоцирует обострение болезни, и она не поступит в клинику в самое ближайшее время.
— Что ты предлагаешь? – Пожалуй, он вынужден был признать, что в словах Яна есть здравый смысл. Другой вопрос, по силам ли тому такая работа? Амбиций, думал Бернес, в нем было больше, чем опыта.
— Хочу поработать с ней.
Вот так? Возмутительно просто.
Доктор Бернес со значением выпростал кашель, но стоило ему чуть-чуть податься вперед — как маятник Ньютона отбил лучик света, залепив его глаз, и еще неоконченный звук прозвучал с осуждением. Сегодня его отношение к солнцу было чем-то похоже на его отношение к Кэттеллу. С одной стороны, оно вносило маленький хаос в его совершенный порядок, пронырливо устремляясь туда, куда доктор старался ему не позволить, с другой – вопреки своей необузданности и злостном стремлении мешать, оно могло как ухудшить, так и улучшить сегодняшний день. Как не взгляни, ситуация с Сенуя была необычной, можно даже сказать, неудобной: не имея ни документов, ни родственников, ни представления о настоящем (то бишь, приемлемом) имени, она не давала им вывести норму ее поведения и познакомиться с прежним сценарием жизни, что никак не хотел проявиться в период ремиссии. По большому счету, отсутствие родственников избавляло Бернеса от возможных претензий, и, поручая лечение Кэттеллу, он шел на совсем незначительный риск, и если в будущем им все-таки доведется столкнуться с проблемой – был вправе оставить ему все последствия.   
— Что ж… — И все равно Бернес уступал с неохотой. – Пусть. Можешь поработать с месяц, но мне нужны будут все отчеты. К слову… — Движение пальца вернуло прежнюю важность листку, которым Кэттелл все это время обмахивался.
***
Собственно, месяц начался со вторника. Говоря откровенно, он мог наступить и вчера, но Кэттелл хотел подготовиться к новой работе, дабы правильно выложить свой первый шаг. В ожидании встречи он был возбужден. В нем с творческой важностью разрослось вдохновение, что побуждало его репетировать, пробовать фразы на вкус, и выстраивать в мыслях ход их общения, подбирая к нечестно банальным «блокам» ключи. Ян желал показать себя – то, как он возмужал за восемь лет практики, как затвердел его взгляд, как аккуратно были разложены мысли, легко поддаваясь работе ума, как виртуозно он жонглировал знаниями и как эффективно умел применять их на практике. Он прочел много книг и к круглой тройке годов ощутил особую страсть к точным схемам истории и к мистическим тропам символики, что грозилась сорваться в страшащий его оккультизм. Болезнь пациентки словно бросила вызов его увлечению и он, то ли желая проверить качество собственной памяти, то ли желая на чем-то ее подловить, изначально брался за дело как за подкормку ослабших амбиций и как за возможность убедить в своей докторской зрелости Бернеса. Все просто удачно сошлось в одной точке: и ее психиатр, под чьим наблюдением он когда-то давно оступился, и лазейка психики Сенуа, и интересный сюжет ее заблуждений, и, может быть, разрешение нерешенной проблемы с женой за счет врачебной уже победы над девушкой.
Он подготовился к встрече со всей осторожностью. Помня о вредящем факторе “первого впечатления", Ян боялся споткнуться на какой-нибудь мелочи и ненамеренно подпитать ее замкнутость, потому подобрал максимальной нейтральный наряд и слегка неуклюжее положение волос. Можно было, конечно, прибегнуть и к хитрости, применив к своей внешности и некую близкую пациентке подробность, но это бы значило то, что Кэттелл подыгрывает ее отклонению, тогда как ему полагалось его побороть.
Взвесив все входящие «за» и выходящие «против», он явился ей в полдень в цветной рубашке без галстука, брюках без пояса и прогулочной обуви без змеевидных шнурков. Сначала было приветствие, затем он представился, и, опуская формальности, занял свободное место напротив. Стол между ними был доверительно узким, оттого ему не пришлось излишне навязчиво громоздиться под боком, и Ян уважительно не подался вперед, разве что положил сверху руки, с ходу распутав их беспокойную скованность.
— Мне бы хотелось услышать вашу историю.
Не раздвигая губ, он улыбнулся, и стал ожидать ответного шага больной.

Отредактировано Noctis (21-08-2018 23:26:41)

0

113

Категория игры

Dragon Age | Век Дракона

https://78.media.tumblr.com/9b26bc2f5cb85b313a7551ee59fa1bff/tumblr_nn1dz9Vgi31qhf31ao8_250.gif

Воин,
Спаситель,
Герой,
Предводитель,
За нас Инквизитор - горой.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: the Inquisitor | Инквизитор;
Возраст: юное еще создание, поди около 25

Раса: человек|эльф|гном|коссит
Ориентация: на спасение мира

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Каждому веку нужен свой герой, и что-то век Дракона героев этих наплодил огромное количество. Но они ведь не просто так от балды появляются, вот и тот, кого все зовут Вестником Андрасте и мона Инквизитор, появился не просто так. Пришедший в час нужды - вышедший из  Тени, а за спиной сама Андрасте, указывающая путь. Народ не сомневается в святости и богоизбранности лидера организации, что так ловко набирает обороты. Одним мановением руки Инквизитор штопает разрывы, одним своим голосом разума объединяет нации и заставляет забыть о старых распрях. Влияние его огромно, слово его закон, так ловко он жонглирует своими возможностями, а за спиной те, кто всегда подчистят хвосты. Потому Инквизицию боятся, возможно, даже больше, чем Брешь в небесах - что ждать от дыры в небе - ничего хорошего, тут уж как не посмотри. А вот чего ждать от Инквизиции не знает никто...

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

/откашлялся/ в общем-то да, нужно собирать всех трех протагонистов серии и бежать устраивать очередное спасение Тедаса, а то что-то мало их в последние годы...
Инквизитор полностью на усмотрение будущего игрока, никто из здешних представителей фандома четко лидера Инквизиции не описывал, так что пол, расу, класс хотя, конечно, хочется хотя бы одного героя женского пола хд и некоторые сюжетные выборы полностью на ваш вкус, кроме той части, пить из Источника или нет Морриган прыгнула первая хд
с удовольствием рассмотрим вплетение и внедрение своих персонажей где-то в середину повествования, а то как-то странно СС смылся, и никому не сказал куда, лишь только рученькой помахал, сразу видно, что ему влом стало хд в любом случае могу обещать эпичное появление в Скайхолде и отчаянные споры по поводу Стражей, опять же, все зависит от выбора принятых решений.

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

Отредактировано Aidan Cousland (17-03-2018 20:30:16)

+1

114

Категория игры

Dragon Age | Век Дракона

https://78.media.tumblr.com/73c345b95d8f8687437252b1a812557f/tumblr_p431qtvwEA1wuinolo3_r1_250.gif

Лукавый, смирись -
Мы все равно тебя сильней,
И у огней небесных стран
Сегодня будет тепло.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Zevran Arainai | Зевран Араннай;
Возраст: ~40

Раса: эльф
Ориентация: любит себя, активно любя других

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Убивать просто - спроси у того, кто был для этого куплен. Увы, слезливой истории тут не будет, Зевран твердо уверен, что жизнь его неплоха. Да и не привык он - жаловаться, чтобы не случилось, оно уже произошло и не стоит на этом так сильно зацикливаться. Ко всему он относиться легко, как и положено антиванцу, всякую беду встречая с бутылочкой бренди и клинком за спиной, дабы никто особо ушлый не застал врасплох. Героем он себя считать не привык, но и кровь проливать просто для удовольствия не любит - работа, она, конечно, откладывает отпечаток, но не делает жестоким - это всего-лишь работа. Так много он где побывал, заходил на далекий север, а затем обратно на юг, убивал знатных, убивал не знатных, молодых и старых, у Зеврана всегда найдется история поинтересней. Он привык, что его опасаются, огрызаются, недоверяют и даже гонят, настолько, что даже к плохому отношению к себе относится достаточно легко, а на подозрение отвечает своей фирменной улыбкой. Но Мор и его изменил, переделал, а вид настоящего Архидемона заставил усомниться в простоте своего бытия. И Зевран пытается изменить затвердевшие устои, пытается поменять положение дел в родной Антиве, поначалу, кажется, что удачно, но ветер перемен всегда обманчив и ему вновь приходится покидать любимые и теплые края, отправляясь туда, где его могут поддержать. Ведь, в конечном итоге, зачем еще нужны друзья?

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Зевран, наш самый неуловимый эльф, где тебя носит? Мы тут уже откупорили бутылку виски, Алистер притащил сыра, пора тряхнуть стариной и показать, как правильно спасать этот мир. Хватит там уже играть в прятки, бери свои кинжалы и отправляйся обратно. Будем ждать тебя в крепости, возможно ты успеешь и хоть что-то останется к твоему приходу что нужно будет порезать.

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

+1

115

Игры

Final Fantasy | Последняя Фантазия

http://b.radikal.ru/b14/1803/ed/4496973c07be.gif

"When you find yourself alone amid a lightles place, look to the distance, know that I am there.. And that I watch over you always."

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Lunafreya Nox Fleuret | Лунафрея Нокс Флерет;
Возраст: 24 года.

Раса: Человек;
Ориентация: На усмотрение игрока.

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Ее образ всегда был соткан из света. Еще до того, как леди Нокс Флерет стала посланником, она была словно живым воплощением своего же краткого имени: облачаясь в легкие белые платья; с ореолом рассыпчатых светлых волос; не навязчиво яркая, озаряющая; воплощавшая в себе утонченную женственность и непоколебимую стойкость мужчины – она являлась тем образом, который для многих был вдохновляющим. Однако и ей иногда приходилось притворствовать, пряча за маской спокойствия тревожный надрыв и свою одинокую слабость. К несчастью, принцесса Тенебре едва ли могла хоть с кем-нибудь разделить тяжелую ношу Оракула, что досталась ей очень рано, передавшись от умершей матери. И хотя точно неясно насколько полной Луне открылась картина предстоящего ей, как Оракулу, она с готовностью шла на лишения, без колебания жертвуя всем ради общего блага.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Признаться, мне немного обидно за то, что данного персонажа часто считают несамостоятельным и зависимым от моего, словно роль Лунафреи состоит не больше, чем в том, чтобы дополнять собой Ноктиса. Такого не может быть потому, что Оракул – духовный лидер народа, а духовный лидер так же, как и король, ведет за собой, и невозможно кого-то вести, если ты сам только ведом. Луна не должна быть вторичной.
Можно сказать, она освещает путь Ноктиса, ведя его через тьму сперва фигурально, а затем и физически. Чувства Каэлума к ней сильнее, чем дружеские, однако эта привязанность выше и чище любовной. Лунафрея для него непонятна, сложна, она скорее представляет собой божество, чем человека из плоти и крови, и разница в возрасте, ощущаемая за счет зрелого поведения Луны существеннее, наделяет ее материнскими качествами.
Ее незримое влияние на судьбу Ноктиса сделало ее своеобразным хранителем, потому к их общению он относился беспечно, считая, что Луна всегда будет с ним рядом, как нечто незыблемое. Оттого, потеряв ее, к нему пришло осознание этой слабой отдачи, что привело к погоне за призраком, как за возможности наверстать все те годы, что он упустил.

взгляд на концовку после титров

Желающим играть со мной и в моей номерной части игры (если планируется прямое или косвенное участие моего персонажа) — также необходимо учитывать то, что я не рассматриваю популярный в фандоме сценарий загробной жизни. Целью персонажа было уничтожить антагониста именно в загробной жизни, тем самым лишив его возможности возрождаться, и так как «разрушение» души Ардина было полностью идентично тому, что произошло с душой Ноктиса, и так же было показано уничтожение кольца Люцисов — я склонен считать, что и кольцо, и Ардин, и Ноктис были окончательно стерты и не могут возникнуть ни в мире живых, ни в мире мертвых. В свою очередь, концовка после титров отвечает названию игры и является либо еще одной альтернативной реальностью, вроде трейлера Омен, либо последней фантазией одного из персонажей (лично я склоняюсь к фантазии Региса о лучшем будущем для погибших Луны и Ноктиса, поскольку за всю игру только в этом моменте вступает рассказчик и им как раз является Регис). В любом случае, официальная хронология говорит нам о том, что после конца игры где-то расположена ау, а 15 глава располагается до финального боя.

Если говорить о перспективах на игру, то я открыт для обсуждения. Кроме основы, есть несколько идей для альтернативной реальности, можем поэкспериментировать с кроссоверами и переносом персонажей в другие реальности. Могу эпизодически отыгрывать для вас Равуса. От вас ожидаю грамотности, посты от 2600 символов, способность вести диалог и заинтересованность в игре и персонаже.

Пост ищущего

День неуступчиво рвался к нему в кабинет. Как бы он не боролся с его погожей наружностью закрытием окон и крепким смежением жалюзных реек, солнце с легкостью находило в его неприступной защите коварные бреши и изучающе щупало внутренность комнаты, как, бывает, делают пальцы во время поисков мелочи, столкнувшись с низкой посадкой дивана или близко приставленным к стенке шкафом. В то время оно еще не могло дотянуться до пола, зато перед ним оказалось все наполнение стола, которого тому непременно нужно было коснуться, погладить, потрогать, и освежить вмешательством света уставшие формы, невзначай заглянувши в поверхность природных зеркал, разбиться, наполняя все его содержание штриховкой, и заодно отодвинуть глубокие тени назад. С чуть меньшей настойчивостью в кабинет прорывались и звуки, но будничный шум коридоров был достаточно громким, чтобы их подавлять, оттого приобщение доктора к улице сводилось лишь к напряжению стекол, когда внешний мир неожиданно начинал восклицать.
Доктор Бернес был весьма восприимчив к комфорту. Он с непримиримостью собственника относился к порядку и, не стесняясь, жестко осаживал всякого, кто пытался хозяйничать и хоть как-то влиять на его обстановку. Из-за него несчастному Кэттеллу приходилось бесправно мириться с жарой и словно подсказками делать громкие вздохи, стоять у окна и утомленно обмахиваться то одной свободной ладонью, то сложенным листком в несвободной второй. Бернес знал, что тот не решится спросить об открытии форточки, ведь между ними висел нерешенный вопрос, и Кэттелл как бы зависел от его настроения, которое и так омрачалось больной головой.
— Не знаю, чего ты ждешь от меня. – Голос выдал усталость от их разговора. – Этот случай не в твоей квалификации.
Он вложил в это больше, чем могло показаться. Ни для кого не секрет, что Бернес всегда непочтительно относился к психологам, принимая их присутствие в клинике как неизбежную данность и потворство сомнительным веяньям моды. Да, самих психологов у них не бывало – разве что одно время к ним повадились клиники, — но психотерапевты, что были одной ногой в психологии и потому пытались внедрять в научное лечение психики не научное врачевание «души», были не только не лучше их, но еще возмутительнее.
— Отчего же? – Было видно, что из-за жары доктор Кэттелл не сразу нашелся с ответом и этим вопросом всего лишь отстрочил его. — У пациентки хорошая динамика лечения.
— Действительно хорошая. – Настороженно согласился Бернес. – И поэтому я не хочу, чтобы вы ее ухудшили.
К несчастью для Кэттелла, Бернес все еще помнил о его ранних промахах. Пусть в клинику он и пришел подготовленным, обладая внушительным перечнем знаний и предприимчивым гибким умом, — тот период неожиданно выстрелил в Яна разводом и, истощившись на поле супружеских ссор, он показал себя хуже, чем в принципе мог бы. Неудобней всего было то, что именно Бернес весь испытательный срок выступал его супервизором, и он с удовольствием приговорил бы его к увольнению, если бы клиника не терпела людские убытки, и Кэттелла быстро нашлось бы кем заменить.
— Мы не должны отказываться от основного лечения...
Старший доктор не смог удержаться от хмыканья.
-…Но пока состояние пациентки стабильно – не воспользоваться этим было бы большим упущением.
Слова давались ему нелегко, и Бернес мысленно похвалил себя за умение обуздывать речь, так как кроме летнего удушения жарой, на него с жестоким упрямством ложилась мигрень.
— Уже прошел целый месяц, а мы все еще не продвинулись в понимании Сенуа как личности. Я предполагаю, что истерические фантазмы пациентки могут быть частью ее механизма защиты – возможно, ей было легче принять жестокость неких монструозных существ, нежели обычных – и, вероятно, близких — людей.
— Нам в любом случае придется бороться с ними как с нарушениями.
— Мы рискуем продержать ее здесь всю ее жизнь. Даже если медикаментозное лечение даст максимально положительный результат и пациентка вернется к нормальной жизни, у нас нет гарантий того, что ничто не спровоцирует обострение болезни, и она не поступит в клинику в самое ближайшее время.
— Что ты предлагаешь? – Пожалуй, он вынужден был признать, что в словах Яна есть здравый смысл. Другой вопрос, по силам ли тому такая работа? Амбиций, думал Бернес, в нем было больше, чем опыта.
— Хочу поработать с ней.
Вот так? Возмутительно просто.
Доктор Бернес со значением выпростал кашель, но стоило ему чуть-чуть податься вперед — как маятник Ньютона отбил лучик света, залепив его глаз, и еще неоконченный звук прозвучал с осуждением. Сегодня его отношение к солнцу было чем-то похоже на его отношение к Кэттеллу. С одной стороны, оно вносило маленький хаос в его совершенный порядок, пронырливо устремляясь туда, куда доктор старался ему не позволить, с другой – вопреки своей необузданности и злостном стремлении мешать, оно могло как ухудшить, так и улучшить сегодняшний день. Как не взгляни, ситуация с Сенуя была необычной, можно даже сказать, неудобной: не имея ни документов, ни родственников, ни представления о настоящем (то бишь, приемлемом) имени, она не давала им вывести норму ее поведения и познакомиться с прежним сценарием жизни, что никак не хотел проявиться в период ремиссии. По большому счету, отсутствие родственников избавляло Бернеса от возможных претензий, и, поручая лечение Кэттеллу, он шел на совсем незначительный риск, и если в будущем им все-таки доведется столкнуться с проблемой – был вправе оставить ему все последствия.   
— Что ж… — И все равно Бернес уступал с неохотой. – Пусть. Можешь поработать с месяц, но мне нужны будут все отчеты. К слову… — Движение пальца вернуло прежнюю важность листку, которым Кэттелл все это время обмахивался.
***
Собственно, месяц начался со вторника. Говоря откровенно, он мог наступить и вчера, но Кэттелл хотел подготовиться к новой работе, дабы правильно выложить свой первый шаг. В ожидании встречи он был возбужден. В нем с творческой важностью разрослось вдохновение, что побуждало его репетировать, пробовать фразы на вкус, и выстраивать в мыслях ход их общения, подбирая к нечестно банальным «блокам» ключи. Ян желал показать себя – то, как он возмужал за восемь лет практики, как затвердел его взгляд, как аккуратно были разложены мысли, легко поддаваясь работе ума, как виртуозно он жонглировал знаниями и как эффективно умел применять их на практике. Он прочел много книг и к круглой тройке годов ощутил особую страсть к точным схемам истории и к мистическим тропам символики, что грозилась сорваться в страшащий его оккультизм. Болезнь пациентки словно бросила вызов его увлечению и он, то ли желая проверить качество собственной памяти, то ли желая на чем-то ее подловить, изначально брался за дело как за подкормку ослабших амбиций и как за возможность убедить в своей докторской зрелости Бернеса. Все просто удачно сошлось в одной точке: и ее психиатр, под чьим наблюдением он когда-то давно оступился, и лазейка психики Сенуа, и интересный сюжет ее заблуждений, и, может быть, разрешение нерешенной проблемы с женой за счет врачебной уже победы над девушкой.
Он подготовился к встрече со всей осторожностью. Помня о вредящем факторе “первого впечатления", Ян боялся споткнуться на какой-нибудь мелочи и ненамеренно подпитать ее замкнутость, потому подобрал максимальной нейтральный наряд и слегка неуклюжее положение волос. Можно было, конечно, прибегнуть и к хитрости, применив к своей внешности и некую близкую пациентке подробность, но это бы значило то, что Кэттелл подыгрывает ее отклонению, тогда как ему полагалось его побороть.
Взвесив все входящие «за» и выходящие «против», он явился ей в полдень в цветной рубашке без галстука, брюках без пояса и прогулочной обуви без змеевидных шнурков. Сначала было приветствие, затем он представился, и, опуская формальности, занял свободное место напротив. Стол между ними был доверительно узким, оттого ему не пришлось излишне навязчиво громоздиться под боком, и Ян уважительно не подался вперед, разве что положил сверху руки, с ходу распутав их беспокойную скованность.
— Мне бы хотелось услышать вашу историю.
Не раздвигая губ, он улыбнулся, и стал ожидать ответного шага больной.

Отредактировано Noctis (21-08-2018 23:27:25)

+2

116

Игры

Prey | Жертва

https://68.media.tumblr.com/c87acf5dab23940e6dd4a1a9cceb743d/tumblr_osl0uezBcW1tokbopo1_250.gif

Hey, you don't look terrible in a TranStar uniform

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Аlex Yu | Алекс Ю;
Возраст: ~37

Раса: человек
Ориентация: всё на усмотрение и желание игрока

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Старший брат. Голос разума. И, конечно же, лучший в мире criminal partner. Алекс Ю является исполнительным директором и исследователем компании TranStar. Ответственный не только за разжигание в младшем духа авантюризма и исследовательского азарта,
но и за все последствия, которые имели место быть. Человек непростой по своей натуре, но разве семейство Ю хоть раз за всё время отличилось простотой? Алекс упрям чуть ли не больше, чем его младший брат. Умеет отстоять свою точку зрения, способен сыграть непоколебимую веру в то, что говорит и делает, тем самым умело манипулируя всеми, кто находится вокруг. Он готов на многое ради результатов - поступиться общепризнанными нормами, при этом безукоризненно следуя букве закона, которую сам же на станции и установил. Ему удалось добиться и заключения Моргана в бесконечном кругу экспериментов, созданных с целью отслеживания адаптации человеческой днк с той, что принадлежит тифону.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Разумеется, уже имеется несколько идей касательно того, каким образом Алекс впишется в тот сюжет, который успел наворотить младший в его отсутствие. Количество символов никто считать не станет, только любите персонажа, любите канон и не пропадайте без вести. Также в приоритете активный фидбэк, совместный упорин и прочие радости жизни.

Пост ищущего

Орбитальная станция «Талос-1»
Кабинет вице-президента компании и директора научного отдела Моргана Юу.
Время остановилось.

Если прислушаться, можно услышать, как в кромешной, звенящей тишине звучит избитое, механическое «Доброе утро, Морган. Сегодня понедельник, 15 марта 2032 года». Красивая ложь, составленная моим старшим братом. История, которую я проживал не один год, не имея ни малейшего представления о том, что же происходило на самом деле. Безвольная игрушка, подопытный кролик. Я проходил бесконечные одинаковые тесты, но ни допускал ни единой мысли, что что-то идёт не так. И виной всему – амнезия.

Нет. Виной всему – доверие. То чувство, на которое мало кто имеет право. Только те счастливчики, на плечах которых не лежит огромная ответственность. И даже они теряют непомерно много, доверившись. Вручив тайное и сокровенное не тем людям. Они, как и я, не подумали о последствиях. Рискнули. Не в то время, не с теми людьми. Я и подумать не мог, что от меня захотят избавиться, взять всё в свои руки, наплевав на все предостережения. Да, я волновался не о себе. О себе я ничего не помнил. Я сам для себя был всего лишь пустой оболочкой. Привычная жизнь, что вмещалась в один-единственный день, раскрошилась на мельчайшие осколки. Я больше не был собой. Меня вообще не существовало. Только остаточные кусочки информации, раскиданные по всей станции. Запечатанные. Спрятанные подальше от любопытных глаз. От моих глаз. И я могу с уверенностью сказать – это не страшно. Не страшно – вот так терять себя. Быть стёртым ото всюду. Меня даже не интересовало, что говорил обо мне родителям Алекс. Я не помню их так, как должен. Не чувствую сыновьей привязанности. Потому что её во мне не воспитывали. А потом ещё и стёрли вместе со всеми другими мыслями.

Я сам на это пошёл, в какой-то мере. Я всегда знал, что есть риск. Риск проснуться в клетке. Одному. И даже не понимать, что нахожусь в самой настоящей ловушке собственных идей и амбиций. Безвольное, по факту, существо. Но мои мысли были далеки от этого. Всё, о чём я действительно мог думать – в миг опустевшая станция. Мёртвая тишина и грохот собственных шагов в пустых коридорах.

Бесконечная гонка, бесконечное выживание. Только я и множество инопланетных организмов, которых я лично одним за одним вскрывал без всякого сожаления, преследуя только одну мысль – сделать человечество совершеннее, наделить людей недюжинными способности и тем самым совершить огромный скачок в эволюции целой расы.
Я не жалел и себя. Раз за разом вкалывал всё больше нейромодов. Не слушал окружающих. Потому что всегда был сам по себе. Знал, на что шёл. И какому риску подвергался.

А сейчас? Сейчас время утекало, сыпалось мелкими песчинками сквозь мои пальцы, обтянутые материалом прочного костюма. Я смотрел, как около станции дрейфует космический мусор. Слушал тишину. И понимал. Смерь неизбежна. Даже если я избавлюсь от монстров, населивших станцию, меня всё равно ждёт смерть.
Холодная. Неизбежная. Приветливая и жадная.

Я не знал точно, на что надеялся, когда принимал решение о погружении себя в криогенный сон. Подозревал, чувствовал на подсознательном уровне, возможно, даже желал, но не знал ничего конкретного. Меня охватили идеи. Как всегда. Мне казалось, что в свете ситуации, в которой я оказался, это – идеальный способ избежать многого. Исчезнуть. Заснуть. Оставить всё в прошлом и, конечно же, увидеть, к чему придёт человечество через невообразимое количество лет. Если меня найдут. Если человечество будет существовать через сотни и тысячи лет. Хотелось верить.

I look inside myself and see my heart is black
I see my red door and it has been painted black
Maybe then I'll fade away and not have to face the facts
It's not easy facin' up when your whole world is black

Первым делом я выключил все источники питания, в которых мне, находящемуся в криогенной капсуле, не было никакой нужды. Я сидел в головном офисе и наблюдал не только через мониторы, но и в бесконечные призмы прозрачных стёкол, как вся станция, весь этот космический город, погружается во тьму. Зловеще гаснут лампы, генераторы переходят на экономный режим работы, системы генерируют минимальный уровень кислорода, который придёт в норму, если я проснусь. Е с л и.
Я слышал, как по пустым коридорам, в пустых комнатах, ходят твари. Каждый их шаг, каждое движение отдавалось страшным, холодящим сердце эхом. Я заперт в клетке с голодными тиграми. И поэтому должен уснуть.

Теряет краски всегда светлый, помпезный холл богато декорированной станции. Красные ковры, картины, дорогая мебель, цветы, в которых с упорством поддерживалась жизнь – всё превращалось в чёрно-белое пятно. Весь мой мир, привычный мир, в котором я всегда стоял у штурвала, превращался в старый поблекший снимок.
Механический голос так и твердит в моей голове. «Сбой системы на 4 уровне, дендрариум». Хотя на самом деле ничего не слышно. Везде царит тишина. Просто я привык слышать это. Просто могу воспроизвести в голове все интонации, потому что единственный собеседник, который у меня был всё это время - я сам. Мои записи, мои видео. Подсказки о самом себе, что я оставил практически повсюду до того, как обо всём забыть.
Твари бушуют, а я ложусь в созданный руками умелых мастеров гроб, из которого самонадеянно собираюсь выбраться. Отключаются системы подачи кислорода, обогревательные котлы затихают. Я не слышу жужжания электроприборов. Скоро я совсем ничего не буду слышать.

Механический голос сообщает, что автоматизация дверных замков выведена из строя. И по станции раздаётся грохот и скрежет механизмов. Недолго, ведь генераторы перестают поставлять энергию для работы автоматических дверей. Я набираю необходимый код на капсуле, подтверждаю особый доступ. У меня есть все шансы никогда не проснуться. И тогда это будет самое неизвестное самоубийство, совершённое человеком. Меня не найдут. Обо мне не узнают.
Я на какой-то момент думаю о родителях. Они остались на Земле? Это было бы логично. Они должны быть там. Я так давно их не видел.
Капсула закрывается с лёгким движением воздуха. Не слышно. Нет никакого символичного забивания гвоздей в гроб. Но они отлично слышны в моей голове.
Я не знаю, что увижу, когда снова открою глаза. Со мной в капсуле сумка с нейромодами. Достаточное количество, чтобы простимулировать память при пробуждении.
Идёт отсчёт. Механический голос сообщает: «Спокойной ночи, Морган». А я почти уверен, что слышу голос родной матери перед тем, как весь мой мир охватывает темнота.

Что-то, как всегда, идёт не по плану. Складывается ощущение, что вся станция живёт своей жизнью, и ей противна сама мысль, что существо настолько жалкое, как человек, пытается ею руководить.
Потому как весь мой идеальный план летит к чертям. Всё летит к чертям. И, что уж греха таить, моя капсула, замороженная, вросшая льдами в само основание комнаты, где я лежал, тоже летит ко всем чертям. Вместе с кусками «Талоса-1», который стремительно слетает с орбиты и движется по направлению к Земле, сбитый потоком множества астероидов и космического мусора.

Многие части станции охвачены пламенем. Они взрываются с такой силой, что вот-вот, кажется, из этого пепла и смога появится какая-нибудь Сверхновая. И в ярком ореоле света, который наверняка виден с Земли, несётся к её поверхности.

Я продолжаю спокойно спать.

Криогенная капсула. Порядковый номер: 1097683
Дата: обнаружен сбой. Геопозиция: считывание данных невозможно.
Состояние организма: в пределах нормы.

Открываю глаза неохотно, уверенный, что всё закончилось. Может, меня даже нашли, раз с тихим скрежетом открылась капсула. Но стоило только сонной пелене сойти с глаз, как я понял – она не открылась. Но я, тем не менее, почему-то бодрствовал. И не мог поверить собственным глазам – надо мной простиралось бескрайнее, голубое, ясное, без единого облака самое настоящее небо. Ладони упираются в дверь капсулы, желая скорее выбить, избавиться, выйти наружу. Но здравый смысл оказывается сильнее. 
Нельзя быть стопроцентно уверенным, что место, где я нахожусь – пригодно для жизни. Конечно, версия с необитаемой (или наоборот, вполне себе обитаемой) планетой казалась мне ещё куда более нелепой. Но проверить всё равно стоило. На сенсорном экране капсулы я быстро нахожу необходимый мне набор команд, запускаю сканирование, сразу проверяя местность на наличие каких-либо не совсем дружелюбно настроенных существ или хотя бы живых организмов. Привычный механический голос сообщает, что угрозы на настоящий момент нет.

Конечно, пришлось повозиться, чтобы избавиться от заевшей от удара о землю крышки капсулы. Благо, мне хватало и времени, и ресурсов. Организм, отходящий постепенно от заморозки, пока ещё не чувствовал голода и других нужд. И я этим беззастенчиво пользовался.
И, сказать по правде, самый восхитительный момент, который отложился в моей памяти – это первый глоток свежего воздуха. Я жадно хватал его ртом, пытаясь насытиться, но безуспешно. Мне всё было мало. Вкусный, оседающий на языке, пробирающийся в лёгкие, он, конечно же, отличался от того искусственного хлама, которым нас пичкали на станции.
И мне не верилось. Жив. Цел. Дееспособен. Ничто не повреждено. Кроме самой капсулы.
Но она всё равно так или иначе пришла бы в негодность.
Мной даже охватил азарт. Как далеко продвинулось человечество за то время, что я спал?
Какие технологии они используют? Какой сейчас год? В голове, словно рой пчёл, суетилось множество вопросов. И на них все я обязательно хотел знать ответы.
Спрятав сумку с нейромодами, пистолетом и парой упаковок лекарственных препаратов около капсулы, я отправился на разведку. Ноги не слушались, я с трудом двигался в своём защитном костюме по рыхловатой земле. И не мог вспомнить – когда я видел настоящую растительность последний раз в своей жизни. Наверное, задолго до того, как подписал контракт с «ТранСтар», но все эти воспоминания всё ещё были слишком расплывчаты. Ничего конкретного.

Я бродил по округе бесчисленное количество часов. Рисовал карту и заходил всё дальше, при этом исправно возвращаясь к капсуле, сделав её этаким центром лагеря. Развёл костёр в духе старых пособий для бойскаутов, и даже умудрился поймать себе вполне себе приличный обед в виде пары зайцев.

В один день меня угораздило зайти дальше, чем я ходил обычно. За эти несколько недель мне удалось узнать немного о новом мире, в котором я оказался. Во-первых, все следы присутствия человека, которые мне удалось обнаружить, канули в небытие. Тут и там я натыкался на поросшие мхом остатки строений, которым, судя по всему, была не одна сотня лет. В какой-то момент меня охватил ужас. Настоящая паника.

Я снова был один. Мысль, что кто-то всё-таки мог остаться, какие-то небольшие поселения или лагеря выживших, меня посетила не сразу. Пришлось справляться с панической атакой.
Многовековые труды величайших умов канули в лету. Всё исчезло. О великой цивилизации не могло быть и речи. Все мечты разбиты. И вокруг – только дикий, первобытный мир дикой природы.
Так я думал до тех пор, пока не услышал шаги. Тяжёлые, механические. Я отказывался верить глазам. В метрах от меня кралось создание. Я бы даже мог назвать «это» животным, если бы не очевидный его железный каркас.
Нечто, отдалённо напоминающее гиену, прокрадывалось через высокие заросли, к чему-то не менее металлическому. Возможно, это было ещё одно их механических созданий. И, если бы было живым, точно впилось бы в его остывшую плоть. Только вот живыми созданиями эти существа не были. Это точно. И всю округу огласил оглушающий скрежет – создание действительно заинтересовалось «трупом» и принялось собирать детали, раскурочивая то, что я уже мысленно назвал «телом». Это происходило так же естественно, как если бы гиена доедала гниющий труп какой-нибудь антилопы. И это не могло не завладеть моим вниманием.
Само собой, подбираться к такому созданию ближе – идея бесконечно глупая.Из оружия у меня был только пистолет, который мог бы только слегка навредить такому бронированному созданию. Но любопытство решило всё .
Медленно, на корточках, я пробирался через высокую траву, чтобы рассмотреть диковинку поближе. Мне хотелось удостовериться, что передо мной не что иное, как искусственный интеллект. И тогда бы мои надежды оправдались. Тогда снова бы появился шанс, что человечество живёт и процветает.

Но все мои размышления прерываются. И приходит осознание. На меня уставились глаза. Мёртвые, как и должно быть у машины. Но я понял сразу. Новой жертвой «гиены» теперь стал я.

0

117

Категория Игры

Borderlands  | Пограничье

http://sa.uploads.ru/JWGh7.png

Не расстраивайся, что у нас нет денег.
Ведь есть вещи,
которые нельзя купить ни за какие деньги,
вот, например, динозавра.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Timothy Lawrence | Тимоти Лоуренс;
Возраст:~34-38

Раса: Человек
Ориентация: на выбор игрока

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

О его прошлом мало что известно, кроме того, что он добровольно согласился дать "Гипериону" интервью за вознаграждение. В ходе этого "интервью" доктор Аутон ввел ему анестезию, которая вызвала потерю памяти. Как оказалось, под "интервью" скрывалась операция по изменению его внешности под Джека. Вскоре ему изменили голос и он стал полной копией Джека. Контракт должен был продлиться 20 лет.
Наравне с другими игровыми персонажами был нанят Красавчиком Джеком. Будучи полностью внешней копией Джека, по ходу игры он демонстрирует свой совершенно иной характер. Тимоти предстает как неуверенный в себе, к тому же боящийся высоты человек. В начале игры он пугается того, "на какую работу подписался", а после начинает сожалеть и о том, на кого он работает. Тем не менее ему просто недостает духа, чтобы пойти против Джека.
— Тимоти без ума от Мокси и неоднократно пытается "подкатить" к ней, но всякий раз безрезультатно. При первом разговоре с Мокси пытается выдать себя за настоящего Красавчика Джека, но "слишком мало слюней" (цитата из ответной фразы Мокси) выдают его.
— Тимоти ужасно боится высоты.
— Любит котиков.
— Не любит получать по лицу.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Биография честно была скопирована с вики, так что не серчайте, если что пришлось не по духу.
Вы имеете полное право менять Тима так, как просит того Ваша душа и вдохновение. Он может быть и дальше пугливым пареньком, который очень неохотно будет подходить к краю, возмущаться, что не на такую работу он рассчитывал и т.д.
Или же, Вы его будете менять, учитывая все то дерьмо, что происходит во время пре-сиквела. Так или иначе, выбор всегда будет за Вами ибо не имею привычки навязывать что-то свое. Играть же за персонажа Вам, а не мне, верно?
Переживать по поводу сюжета не нужно, он есть, так как и планы на данного персонажа.
Мы всей компанией будем очень рады видеть Лоуренса в наших рядах Искателей.
По поводу самих постов и скорости их написания. Никто не будет Вас пинать «ну когда же, когда» все взрослые мальчики и девочки, и понимаем, что реал может зажевать, а вдохновение послать на Бали.
Просто не пропадайте, киньте в меня удобной Вам связью и все будут счастливы.
Ну и, само собой, разумеется, будьте адекватны. Мы все любим упорин и прочее плюшки, но явно не 24 на 7 ок?

Пост ищущего

Пандора дразнила всем своим видом, кидаясь на Искателя, провоцируя, проверяя нервы и выдержку. И тут уже дело было не в том, что Риз скрыл от него довольно важную информацию, дело было в том, что он отпустил Джека. Отпустил и даже не подумал вернуться и добить, а ведь мог же, в баре была прекрасная возможность.  Вместо этого он прикрыл его и проследил за тем, чтобы… Нет-нет, он помог Ризу, а не Джеку. Вот так лучше, так звучит гораздо приятней и этого вполне хватит, чтобы успокоить совесть и не рваться обратно. Если он понадобиться кому-то, то его нетрудно найти, так что сейчас ему нужно  сосредоточиться на своей цели. Разузнать как можно больше о новом и довольно внезапно появившемся противнике и как можно скорее избавиться от него.
Парень, который гордо называл себя информатором, плел почти всю дорогу какую-то непонятную ересь. Да, звучало заумно и правдиво, но что-то было не так. Каждый раз, когда тема заходила о «Дали», бандит говорил те же слова, только что-то менял или добавлял в предложение парочку новых  [порой сказанное невозможно было понять]. Так что мужчина, что попался ассасину, оказался, мягко говоря, ненужным.  Потому что верить в слова человека, который слышал от другого, а тому рассказал другой информатор, который услышал от пятого источника… вывод напрашивался сам — нужную  информацию он не получит, да и собственно говоря никакую информацию вообще. И да, пусть бандит верил в тот факт, что владеет какой-то очень важной информацией, это было совершенно не так. Два дня он потратил в пустую, шатаясь с этим мясным мешком, который закрывал рот только когда ел [и то не всегда] и спал, все остальное время это было похоже на пытку для Зер0, которую он сам для себя и выбрал. Иронично, правда?  Да, он мог убить бедолагу и тем самым значительно облегчить себе жизнь, но он ведь дал слово. Хотя нужно признать, что один раз Искатель чуть не скинул того с обрыва, когда драгоценное терпение уже было на грани, но вовремя дернул того за шиворот, оттаскивая от края.
Получив сообщение от Экстона [очередное за три месяца, да] ассасин немного оживился. Небольшой проблеск во тьме, а? Оставалось только смириться с тем фактом, что как бы он не хотел втягивать друга в эту историю, ему придется. А история то интересная вырисовывалась, особенно если учесть, что даже сам Искатель не знал большей части.  И не то, чтобы он сам не справился, точно сумел бы, вопрос был  уже в том, что он не хочет в одиночку работать  над делом. Хотелось с кем-то разделить приключение, пусть оно и попахивало очередной кровавой резней крупного масштаба. Но разве для кого-то из них это являлось проблемой?
Добрался Зер0 до города немного позже назначенного времени и честно говоря, тот понятия не имел, что скажет при встрече. В смысле, он же игнорировал Экстона без какой-то логической причины или важного повода, он просто его избегал.  Да, коммандо знал, что ассасину удалось найти еще одно хранилище, победить монстра и все же, он просто исчез с его поля зрения и перестал выходить на контакт, хотя Экстон и пытался не терять связи с другом.
Из-за того, что на улице уже вечерело, некоторые  вывески горели, привлекая внимание глаза, заставляя окунуться в воспоминания о том, как было раньше.
И честно говоря, убежище было таким же, как его запомнил Искатель, разница была лишь в людях. Они были спокойней, расслабление, никого из них теперь не тревожил общий враг, что желал смерти каждому, кто находился в этом месте. И лишь Зер0 сейчас осознавал, что эта иллюзия вероятней всего в скором времени падет. Сомнений не было, Красавчик Джек не сможет долго прятаться от любопытных глаз и держать себя в руках [тому доказательство, произошедшее в баре два дня назад] — это просто чертов вопрос времени, «когда».
Найти Экстона оказалось не сложно, он был там же, где и предлагал встретиться — в баре у Мокси. Благо тот сидел спиной, и благо, никто не мог видеть лица Зер0, потому что на него сразу же наползло чувство вины и стыда. Он не должен был игнорировать ребят, а игнорировал, кого-то даже дольше чем позволяли рамки приличия. А ведь кто знает, вдруг они были в неприятностях или им нужна была помощь? Такие мысли пару раз посещали ассасина ранее, но сейчас наползли вновь, ведь причина их сидела в баре, и очевидно уже даже не надеялась на встречу.  Он ведь на пару часов опоздал, а до этого не давал о себе знать. Вряд ли при таком раскладе можно надеяться на чудо.   
Легко чувство вины обвилось вокруг шеи, словно петля из прочной веревки, что медленно начинала стягиваться на ней, перекрывая доступ к воздуху. И ассасин знал, что когда станет совсем плохо, он или расскажет правду, срезая удавку, или вновь молча исчезнет, предпочитая не тревожить любопытные умы информацией, которая для некоторых могла бы быть, в самом деле, губительна. Он помнил сколько усилий, сколько жертв ушло для того чтобы найти хранилище и избавиться от Джека, а расскажи он правду, что тогда? Все это было напрасно? Люди погибли просто так и их жертвы неоправданные? Он не мог поступить так с жителями убежища, да и с друзьями…
В баре было довольно шумно, пахло табаком и алкоголем, все так же как и пару месяцев назад. Пожалуй, вечным можно было назвать только бар Мокси, за которым девушка очень хорошо присматривала.
Идя к Экстону, Зер0 перебирал в голове варианты того, что можно было бы сказать. Не в том смысле, что ему будет неловко оттого, что он опоздал на три часа, нет, он просто, в самом деле, не знал с чего начать, ведь банальное «привет», будет очень банальным, да? Вот он, ночной кошмар для ассасина, когда он понятие не имеет, что сказать другу, а после как оказалось и не одному. Рядом с коммандо сидел и Мордекай, и теперь нужно было в срочном порядке думать, что же сказать, как объяснить цель встречи. Ведь информация про «Даль» не может понадобиться просто так, для саморазвития. И наверняка история с той чертовой резней в баре, дошла и до убежища. И пусть из участвующих узнали лишь Искателя, трудно будет объяснить, почему он сначала пытался убить, а потом отпустил неизвестных бандитов, очень сложно.  И кажется, из-за усиленного мыслительного процесса, Зер0 и подвис и вместо того, чтобы банально поздороваться, он зачем-то выдал: — Прости что опоздал/ огромные пробки/ на дорогах, — а после на шлеме показывается «: D» оповещающий окружающих о том, что это была шутка. Явно странная, но это первое, что пришло на ум, и Искатель впервые в жизни ляпнул не подумав.

0

118

Категория Игры

Borderlands  | Пограничье

http://pa1.narvii.com/6004/afd275c84b20f4a44fda31b6b7b399a7f71e1f1f_hq.gif

Каждый думает, что он герой своей собственной истории.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Handsome Jack | Красавчик Джек;
Возраст:~40-42;

Раса: Человек
Ориентация: на выбор игрока

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Красавчик Джек — единоличный директор корпорации "Гиперион" (на момент Borderlands 2), владелец патентов на строителей, боевых и детонирующих грузчиков, передовые гиперионские системы маскировки. Боевые и детонирующие грузчики — целиком его изобретения. На момент второй части обладает ярко выраженными садистскими наклонностями.
Джек присвоил себе заслуги первых Искателей Хранилища, чтобы ускорить завоевание власти на Пандоре. Обещая очистить планету от беззакония, Красавчик Джек начал кампанию по индустриализации планеты и уничтожению существующего населения бандитов (под "бандитов" попадали и обычные колонисты).
Главный символ правления Красавчика Джека — огромная орбитальная база. Она всегда видима и может доставить силы Гипериона в любую точку планеты. База также является спутником слежения, который позволяет Джеку видеть действия игроков. После убийства искателями в первой части Разрушителя Джек смог убедить руководство компании прислать станцию (по-видимому старую и обветшалую — даже Тэсситер признает, что ее стоит перестроить) для наблюдений за Пандорой (возможно, что не без помощи вице-директора Мистера Блейка). Цели корпорации в то время неясны и по сей день, однако, известно, что Джек вел исследования эридия и его производной — шлака. При помощи шлака и последних гиперионских технологий Джек смог превратить глаз Разрушителя в огромный лазер.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

У меня есть приблизительно три идеи по поводу того как вернуть Джека к жизни. У меня определенно точно есть сюжет для вполне себе динамичной игры, и само собой, желание играть.
Опять же, буду рад идейному игроку, которого не надо будет тащить на себе всецело и постоянно. Самостоятельность определённо приветствуется.
Навязывать что-либо не буду, надоедать каждодневными сообщениями в лс по поводу постов не стану. Строки не считаю, насильно во флуд не тяну.
Из просьб будет лишь оставить мне какую-то связь и не пропадать в различных туманностях.
Очень важно чтобы беря данного персонажа вы действительно знали канон игры, а лучше всех игр. Потому что тот же пре-сиквел дает нам полную картину характера персонажа, вторая часть игры понимание того, что там на Пандоре вообще происходит; Первая часть и тейлс даст возможность узнать других персонажей и то, как все так или иначе тесно взаимосвязаны между собой + для моей задумки, вам нужно быть знакомым хотя бы со второй частью. Смотрели, как кто-то играет, сами играли. Прочтенные вами фички не являются каноном и уж точно никак не помогут понять глубину персонажа, а скорее вывернут его наизнанку.
Джек не трепетная ромашка, которая хочет любви, и ради всего адекватного, давайте поставим сюжет во главе, а не шипперские «тыковки, котяки, пирожочки» в сторону Риза, окей? Спасибо.

и немного для вдохновения

Пост ищущего

Пандора дразнила всем своим видом, кидаясь на Искателя, провоцируя, проверяя нервы и выдержку. И тут уже дело было не в том, что Риз скрыл от него довольно важную информацию, дело было в том, что он отпустил Джека. Отпустил и даже не подумал вернуться и добить, а ведь мог же, в баре была прекрасная возможность.  Вместо этого он прикрыл его и проследил за тем, чтобы… Нет-нет, он помог Ризу, а не Джеку. Вот так лучше, так звучит гораздо приятней и этого вполне хватит, чтобы успокоить совесть и не рваться обратно. Если он понадобиться кому-то, то его нетрудно найти, так что сейчас ему нужно  сосредоточиться на своей цели. Разузнать как можно больше о новом и довольно внезапно появившемся противнике и как можно скорее избавиться от него.
Парень, который гордо называл себя информатором, плел почти всю дорогу какую-то непонятную ересь. Да, звучало заумно и правдиво, но что-то было не так. Каждый раз, когда тема заходила о «Дали», бандит говорил те же слова, только что-то менял или добавлял в предложение парочку новых  [порой сказанное невозможно было понять]. Так что мужчина, что попался ассасину, оказался, мягко говоря, ненужным.  Потому что верить в слова человека, который слышал от другого, а тому рассказал другой информатор, который услышал от пятого источника… вывод напрашивался сам — нужную  информацию он не получит, да и собственно говоря никакую информацию вообще. И да, пусть бандит верил в тот факт, что владеет какой-то очень важной информацией, это было совершенно не так. Два дня он потратил в пустую, шатаясь с этим мясным мешком, который закрывал рот только когда ел [и то не всегда] и спал, все остальное время это было похоже на пытку для Зер0, которую он сам для себя и выбрал. Иронично, правда?  Да, он мог убить бедолагу и тем самым значительно облегчить себе жизнь, но он ведь дал слово. Хотя нужно признать, что один раз Искатель чуть не скинул того с обрыва, когда драгоценное терпение уже было на грани, но вовремя дернул того за шиворот, оттаскивая от края.
Получив сообщение от Экстона [очередное за три месяца, да] ассасин немного оживился. Небольшой проблеск во тьме, а? Оставалось только смириться с тем фактом, что как бы он не хотел втягивать друга в эту историю, ему придется. А история то интересная вырисовывалась, особенно если учесть, что даже сам Искатель не знал большей части.  И не то, чтобы он сам не справился, точно сумел бы, вопрос был  уже в том, что он не хочет в одиночку работать  над делом. Хотелось с кем-то разделить приключение, пусть оно и попахивало очередной кровавой резней крупного масштаба. Но разве для кого-то из них это являлось проблемой?
Добрался Зер0 до города немного позже назначенного времени и честно говоря, тот понятия не имел, что скажет при встрече. В смысле, он же игнорировал Экстона без какой-то логической причины или важного повода, он просто его избегал.  Да, коммандо знал, что ассасину удалось найти еще одно хранилище, победить монстра и все же, он просто исчез с его поля зрения и перестал выходить на контакт, хотя Экстон и пытался не терять связи с другом.
Из-за того, что на улице уже вечерело, некоторые  вывески горели, привлекая внимание глаза, заставляя окунуться в воспоминания о том, как было раньше.
И честно говоря, убежище было таким же, как его запомнил Искатель, разница была лишь в людях. Они были спокойней, расслабление, никого из них теперь не тревожил общий враг, что желал смерти каждому, кто находился в этом месте. И лишь Зер0 сейчас осознавал, что эта иллюзия вероятней всего в скором времени падет. Сомнений не было, Красавчик Джек не сможет долго прятаться от любопытных глаз и держать себя в руках [тому доказательство, произошедшее в баре два дня назад] — это просто чертов вопрос времени, «когда».
Найти Экстона оказалось не сложно, он был там же, где и предлагал встретиться — в баре у Мокси. Благо тот сидел спиной, и благо, никто не мог видеть лица Зер0, потому что на него сразу же наползло чувство вины и стыда. Он не должен был игнорировать ребят, а игнорировал, кого-то даже дольше чем позволяли рамки приличия. А ведь кто знает, вдруг они были в неприятностях или им нужна была помощь? Такие мысли пару раз посещали ассасина ранее, но сейчас наползли вновь, ведь причина их сидела в баре, и очевидно уже даже не надеялась на встречу.  Он ведь на пару часов опоздал, а до этого не давал о себе знать. Вряд ли при таком раскладе можно надеяться на чудо.   
Легко чувство вины обвилось вокруг шеи, словно петля из прочной веревки, что медленно начинала стягиваться на ней, перекрывая доступ к воздуху. И ассасин знал, что когда станет совсем плохо, он или расскажет правду, срезая удавку, или вновь молча исчезнет, предпочитая не тревожить любопытные умы информацией, которая для некоторых могла бы быть, в самом деле, губительна. Он помнил сколько усилий, сколько жертв ушло для того чтобы найти хранилище и избавиться от Джека, а расскажи он правду, что тогда? Все это было напрасно? Люди погибли просто так и их жертвы неоправданные? Он не мог поступить так с жителями убежища, да и с друзьями…
В баре было довольно шумно, пахло табаком и алкоголем, все так же как и пару месяцев назад. Пожалуй, вечным можно было назвать только бар Мокси, за которым девушка очень хорошо присматривала.
Идя к Экстону, Зер0 перебирал в голове варианты того, что можно было бы сказать. Не в том смысле, что ему будет неловко оттого, что он опоздал на три часа, нет, он просто, в самом деле, не знал с чего начать, ведь банальное «привет», будет очень банальным, да? Вот он, ночной кошмар для ассасина, когда он понятие не имеет, что сказать другу, а после как оказалось и не одному. Рядом с коммандо сидел и Мордекай, и теперь нужно было в срочном порядке думать, что же сказать, как объяснить цель встречи. Ведь информация про «Даль» не может понадобиться просто так, для саморазвития. И наверняка история с той чертовой резней в баре, дошла и до убежища. И пусть из участвующих узнали лишь Искателя, трудно будет объяснить, почему он сначала пытался убить, а потом отпустил неизвестных бандитов, очень сложно.  И кажется, из-за усиленного мыслительного процесса, Зер0 и подвис и вместо того, чтобы банально поздороваться, он зачем-то выдал: — Прости что опоздал/ огромные пробки/ на дорогах, — а после на шлеме показывается «: D» оповещающий окружающих о том, что это была шутка. Явно странная, но это первое, что пришло на ум, и Искатель впервые в жизни ляпнул не подумав.

0

119

Категория Игры

Borderlands  | Пограничье

http://s7.uploads.ru/SGMbq.png

Говорят, один парень, которого отправили на Исолус, так одурел от скуки, что выстрелил себе в ногу, чтобы развеселиться. Не знаю, почему-то вдруг вспомнилось.


Извините парни, у меня синдром турели. Дошло? Потому что турель. Извините.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Axton | Экстон;
Возраст: 26;

Раса: Человек
Ориентация: иногда кажется, что влюблен в свою турель

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

• В рукопашной атаке Экстон использует томагавк.
• Не любит кошек.
• Цена за голову Экстона — 1 млн.
• Любит свою турель, о чем время от времени напоминает репликами при её активации. я же говорил!
Собственно говоря, как и другие Искатели со своими, специфическими тараканами, которые не дают сдохнуть не только в ситуациях «А положу я болт на правила, армия-хурмия, делаем че хотим», но и выживать на Пандоре Экстон успешно научился.
Сначала топтал землю в районе Линчвуда, потом попался на «гениальную» уловку, которую услыхал по радио.
Корпорации "Гиперион" нужна ТВОЯ помощь в поисках сокровищ пришельцев, затерянных на Пандоре! Ты повидаешь мир, сразишься с опаснейшими тварями, обретешь богатство и славу… Запишись в искатели Хранилища!
Но все успешно и довольно интересно закрутилось. Пальцев рук не хватит, чтобы сосчитать сколько же раз, Искателей хотели убить. Особенно моих пальцев рук. Их восемь. Если что. Коммандо местами с синдромом типичного шкафа, с порой быдловатыми шуточками и дрессировкой от армии, но он неплохой парень. Так что вот.  Я думаю, что не нужно распираться о том, что если вы берете играться за Экстона, то вы знаете кто и что он такое. Желательно конечно знание канона и полное погружение в атмосферу игры. Ну, типа, вы прошли вторую часть борды. Хотя бы вторую. В идеале само собой, это все три части, чтобы прекрасно понимать, как и что устроено в мире бордерлендс.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Пинать скагов не придется, что и как играть представление есть. Нет представителей каста. Но пусть это не пугает, у данного фандома синдром Шредингера в районе популярности. Она вроде, как и есть, а вроде как остановимся на позитивной ноте, есть, второй стороны луны мы не видим.
Так что можно смело приходить, не бояться. При необходимости пинать меня, а в идеале быть готовым и иметь желание для совместного прохождения. Ну типа, я так беспалевно зову вас поиграть в стиме, да. Но не настаиваю. Это не обязательный пункт. Если вам охота скрывать свою личность и не выходить на прямой контакт со мной, потому что вы рептилоид, то зеленой вам травы. Всегда буду рад пополнению в каст http://s9.uploads.ru/5KbFt.gif

Пост ищущего

Пандора дразнила всем своим видом, кидаясь на Искателя, провоцируя, проверяя нервы и выдержку. И тут уже дело было не в том, что Риз скрыл от него довольно важную информацию, дело было в том, что он отпустил Джека. Отпустил и даже не подумал вернуться и добить, а ведь мог же, в баре была прекрасная возможность.  Вместо этого он прикрыл его и проследил за тем, чтобы… Нет-нет, он помог Ризу, а не Джеку. Вот так лучше, так звучит гораздо приятней и этого вполне хватит, чтобы успокоить совесть и не рваться обратно. Если он понадобиться кому-то, то его нетрудно найти, так что сейчас ему нужно  сосредоточиться на своей цели. Разузнать как можно больше о новом и довольно внезапно появившемся противнике и как можно скорее избавиться от него.
Парень, который гордо называл себя информатором, плел почти всю дорогу какую-то непонятную ересь. Да, звучало заумно и правдиво, но что-то было не так. Каждый раз, когда тема заходила о «Дали», бандит говорил те же слова, только что-то менял или добавлял в предложение парочку новых  [порой сказанное невозможно было понять]. Так что мужчина, что попался ассасину, оказался, мягко говоря, ненужным.  Потому что верить в слова человека, который слышал от другого, а тому рассказал другой информатор, который услышал от пятого источника… вывод напрашивался сам — нужную  информацию он не получит, да и собственно говоря никакую информацию вообще. И да, пусть бандит верил в тот факт, что владеет какой-то очень важной информацией, это было совершенно не так. Два дня он потратил в пустую, шатаясь с этим мясным мешком, который закрывал рот только когда ел [и то не всегда] и спал, все остальное время это было похоже на пытку для Зер0, которую он сам для себя и выбрал. Иронично, правда?  Да, он мог убить бедолагу и тем самым значительно облегчить себе жизнь, но он ведь дал слово. Хотя нужно признать, что один раз Искатель чуть не скинул того с обрыва, когда драгоценное терпение уже было на грани, но вовремя дернул того за шиворот, оттаскивая от края.
Получив сообщение от Экстона [очередное за три месяца, да] ассасин немного оживился. Небольшой проблеск во тьме, а? Оставалось только смириться с тем фактом, что как бы он не хотел втягивать друга в эту историю, ему придется. А история то интересная вырисовывалась, особенно если учесть, что даже сам Искатель не знал большей части.  И не то, чтобы он сам не справился, точно сумел бы, вопрос был  уже в том, что он не хочет в одиночку работать  над делом. Хотелось с кем-то разделить приключение, пусть оно и попахивало очередной кровавой резней крупного масштаба. Но разве для кого-то из них это являлось проблемой?
Добрался Зер0 до города немного позже назначенного времени и честно говоря, тот понятия не имел, что скажет при встрече. В смысле, он же игнорировал Экстона без какой-то логической причины или важного повода, он просто его избегал.  Да, коммандо знал, что ассасину удалось найти еще одно хранилище, победить монстра и все же, он просто исчез с его поля зрения и перестал выходить на контакт, хотя Экстон и пытался не терять связи с другом.
Из-за того, что на улице уже вечерело, некоторые  вывески горели, привлекая внимание глаза, заставляя окунуться в воспоминания о том, как было раньше.
И честно говоря, убежище было таким же, как его запомнил Искатель, разница была лишь в людях. Они были спокойней, расслабление, никого из них теперь не тревожил общий враг, что желал смерти каждому, кто находился в этом месте. И лишь Зер0 сейчас осознавал, что эта иллюзия вероятней всего в скором времени падет. Сомнений не было, Красавчик Джек не сможет долго прятаться от любопытных глаз и держать себя в руках [тому доказательство, произошедшее в баре два дня назад] — это просто чертов вопрос времени, «когда».
Найти Экстона оказалось не сложно, он был там же, где и предлагал встретиться — в баре у Мокси. Благо тот сидел спиной, и благо, никто не мог видеть лица Зер0, потому что на него сразу же наползло чувство вины и стыда. Он не должен был игнорировать ребят, а игнорировал, кого-то даже дольше чем позволяли рамки приличия. А ведь кто знает, вдруг они были в неприятностях или им нужна была помощь? Такие мысли пару раз посещали ассасина ранее, но сейчас наползли вновь, ведь причина их сидела в баре, и очевидно уже даже не надеялась на встречу.  Он ведь на пару часов опоздал, а до этого не давал о себе знать. Вряд ли при таком раскладе можно надеяться на чудо.   
Легко чувство вины обвилось вокруг шеи, словно петля из прочной веревки, что медленно начинала стягиваться на ней, перекрывая доступ к воздуху. И ассасин знал, что когда станет совсем плохо, он или расскажет правду, срезая удавку, или вновь молча исчезнет, предпочитая не тревожить любопытные умы информацией, которая для некоторых могла бы быть, в самом деле, губительна. Он помнил сколько усилий, сколько жертв ушло для того чтобы найти хранилище и избавиться от Джека, а расскажи он правду, что тогда? Все это было напрасно? Люди погибли просто так и их жертвы неоправданные? Он не мог поступить так с жителями убежища, да и с друзьями…
В баре было довольно шумно, пахло табаком и алкоголем, все так же как и пару месяцев назад. Пожалуй, вечным можно было назвать только бар Мокси, за которым девушка очень хорошо присматривала.
Идя к Экстону, Зер0 перебирал в голове варианты того, что можно было бы сказать. Не в том смысле, что ему будет неловко оттого, что он опоздал на три часа, нет, он просто, в самом деле, не знал с чего начать, ведь банальное «привет», будет очень банальным, да? Вот он, ночной кошмар для ассасина, когда он понятие не имеет, что сказать другу, а после как оказалось и не одному. Рядом с коммандо сидел и Мордекай, и теперь нужно было в срочном порядке думать, что же сказать, как объяснить цель встречи. Ведь информация про «Даль» не может понадобиться просто так, для саморазвития. И наверняка история с той чертовой резней в баре, дошла и до убежища. И пусть из участвующих узнали лишь Искателя, трудно будет объяснить, почему он сначала пытался убить, а потом отпустил неизвестных бандитов, очень сложно.  И кажется, из-за усиленного мыслительного процесса, Зер0 и подвис и вместо того, чтобы банально поздороваться, он зачем-то выдал: — Прости что опоздал/ огромные пробки/ на дорогах, — а после на шлеме показывается «: D» оповещающий окружающих о том, что это была шутка. Явно странная, но это первое, что пришло на ум, и Искатель впервые в жизни ляпнул не подумав.

0

120

Сериалы

Shameless (US) | Бесстыжие (США)

https://78.media.tumblr.com/4f239292771a73c6ccc81491406b702e/tumblr_p23bdgi9XA1sul12qo5_250.gif

— Вы любите её? Она же мерзкая.
— Да, она влюбляет в себя всех, кого не лень, но любит только меня.
— А слухи? Да о ней каждый второй говорит.
— Каждый говорит о ней гадости, но, признайтесь, все мечтают оказаться на моём месте – рядом с ней.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Veronica Fisher | Вероника Фишер & Kevin Ball | Кевин Болл;
Возраст: 26-28 лет

Раса: люди
Ориентация: спорный вопрос хд

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Лучшие друзья, лучшие соседи, которые одолжат все - от еды до телефонной трубки. Люди, которые разделят все - печали, горести, счастье и кров. Если мы ссоримся с Ви, то Кев осмотрительно стоит в сторонке, наблюдая, как (бабы разносят за три секунды собственную дружбу) - что бы не задело, не ранило. И мы выходим с поля битвы контуженными, простуженными, лишенными крыла. Ибо Ви - лучшее, что было в моей жизни. Моя неназванная сестра и не общение с ней отзывается сердечной болью.
Кев милый, порой простодушный, весь такой Шварц в его лучшие годы. Безмерно любит свою жену и прощает все ее причуды. Даже местами смешной, но всегда надежное и крепкое плечо, на которое иногда опираюсь и я. (брат, которому разрешаю щупать свою грудь, лол)
А вместе - странная парочка, помешанная на сексе, удовольствиях. Правильное где-то похерилось, когда вы пытаетесь достичь своих целей, будто то попытки пристроить Светлану богатому папику или попытки забеременеть (помним чем эпопея закончилась). Владельцы (туда-сюда) паба, замечательные родители близняшек и Светкиного сынишки.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Кев и Ви - клевые, потрясные и удивительно-тронутые на всю голову, собственно, как и все герои "бесстыдников". Давайте к нам, у нас весело, но не кому стать на разливе у барной стойки хд
приходите скорее, я пишу не очень быстро, режим "ждико" включен. будьте активистами, не пропадайте без вести. Жду, скучаю, надеюсь и по прибытию с меня причитается ;)

Пост ищущего

но зачем ты жалуешься, что горишь в аду,
если сама продолжаешь танцевать там с дьяволом,
м о я  д о р о г а я ?

https://78.media.tumblr.com/4cbb16c9218c28f6e896b08c8ab3ef9a/tumblr_mto8pjdOgX1qblutwo8_r1_250.gif  https://78.media.tumblr.com/78c1ed4405af983514f3dee733716e11/tumblr_mto8pjdOgX1qblutwo9_r1_250.gif

Господи, она действительно в это влезла. Ненароком, случайно и все выходит за рамки//боком//бьет прямо по мозгам, ядом внутривенно. Резко, будто тромб оторвался и с летальным исходом. Только она дышит, живая, и почти на грани схватиться за биту и положить конец ухаживаниям, что походят на скрип вилки по стеклу - мерзко и отвратительно. Словно в одночасье схватила колотое, огнестрельное и резаное. Влипла, как муха в паутину. Застряла прочно-цепко, что высвободиться уже нет сил. Идти на обгон//подрыв//сдаться. Отказаться от глупой затеи//перестать гуглить и периодически (часто) оглядываться, выискивая этого ебучего сукина сына, который внезапно оказался на ее пороге, вознес Фиону к лику святых, а после методично и верно выслеживал. Будто на нее объявлена охота. Будто ее физиономия расклеена по всему району с пометной "особа опасна", и крупным шрифтом приписано "только живой". Будто она - самый сладкий и редкий плод во всей Вселенной с особым набором ДНК (Фиона хрипло смеется, вспомнила об еще парочке Галлогеров, что вылезли из утробы Моники). Но этот странный тип с размазанным по губам "люблю" и "мы будем счастливы" достался ей. Насмешка с небес. Фиона больше не верит в Бога, лишь в рок и фатум.

Он говорит "смотри, расцвела черемуха на улицах города" в трубку телефонную, словно они знакомы миллион лет и женаты каких-то два столетия. Проблема заключается в том, что у них было всего одно свидание длиной в пятнадцать минут, по истечению которого девушка сбежала через маленькое окошко в дамском туалете. Пишет, присылает конфеты-цветы-мягкие игрушки, которые выбрасываются и отдаются блондинке-соседке, которая стерва и о которой в тайне (глубоко-глубоко в душе) Фиона желает избавиться. Чуда не происходит - все живы, счастливы и даже здоровы. Даже этот чертов поклонник, что продолжает присылать шоколад и радоваться, если вызов не был сброшен - Фиона понимает, что будет названивать весь день (блокировала постоянно, заносила в черные и даже подумывала о заявлении в полицию, но те действуют по одной методике - в начале ее убьют, а уже после копы займутся делом и начнут расследовать//раскапывать//выискивать личность ее "кавалера").

Приходят извещения-сообщения на почтовый, в фейсбук. Не успокаивается. Присылает свои фотки в надежде//искренней вере, что Фиона оценит, что ей понравится и что ответит тем же. Вначале было смешно и забавно. Даже шутила и весело смеялась, когда обсуждала очередной пост с подругой. После, когда в купе с фотографиями некого polo251 стали появляться и ее снимки, отснятые где-то, исподтишка, совершенно близко [протяни руку, воткни нож] - страшно до безумия. Это не Фрэнк, который до(пи)бивается в отчаянных попытках откупных-отступных. Галлагер выбрала политику молчания, даже перестала открывать злополучные конвертики, выпивает третью бутылку пива, пялясь в экран монитора, где во всех окнах значатся статьи на один запрос. Как избавиться от придурошного преследователя и остаться живой. С психами не спорят. С ними соглашаются. И жалеют тех несчастных, чьим объектом стали. Закрывают им глаза, когда внезапно находят мертвыми в своих постелях//при странном стечении обстоятельств. Ставят крест, если те пропадают совершенно неожиданно и им приписывают смерть заочную.

В голову приходят мысли. Завещание? Обратиться за помощью? Перестать спать? Под подушку прятать нож, перцовый баллончик? Разговоры не помогают. Этот поло воспринимает их не верно. Трактует иначе. Слово из ее губ не выпрыгивают "отстать, катись колбаской по Малой Спасской",  а "давай будем вместе, навсегда". И когда Фиона думает, что все закончено, что уже можно выдохнуть спокойно и перестать выкуривать в день несколько сигарет [за неделю серьезно бьет по бюджету, нервам, сердцу, здоровью], когда не ее polo251, что с упорством самоубийцы доказывает, что он - ее родственная душа, снова объявляется со сладкой-сладкой улыбкой, от которой сразу образуется диабет. Галлагер хочется вскрыть вены, не себе, а ему. Может тогда он отстанет, переключится на другую несчастную малышку.

Он даже увозит ее за город (ебать ты дура, Фиона, раз согласилась сесть в машину незнакомца, чей профиль на тиндере тебе знаком до боли в кулаках) якобы на божественное свидание, мол дай шанс, ты не пожалеешь. Фиона желала одного - поговорить и разойтись, без обратных билетов. А вышло все до острого глупо. Разбила автомобиль кирпичом, разбила ему бровь, губу и несколько серьезных увечий нанесла. Роло, который представился Марком, лишь ржет как конь, мол, бьет - значит любит. На попутках добиралась домой, где-то по пути выкинула симку. Закрывшись в своей квартире, тряслась так, что кресло-качалка качалась по инерции. Даже окна зашторила и заклеила газетами. Удалила все свои страницы и профили.

Но психи настойчивые, они если не в дверь, так в окно. Просто и легко выбраться из липкой паутины не получается. Без последствий, слез и синяков. Но она - Галлагер, значит выплывет из любого дерьма - заложено в истоках. Фрэнк вон сколько раз бывал на дне и даже ниже, но продолжает дышать, жить и обманывать государство//собственных детей// случайных прохожих. И она справится с каким-то идиотом. В чисто галлагровском стиле.

Фиона переходит в контрнаступление. Ее даже злит собственная слабость - спрятаться в доме от идиота, что предлагает искренне и так сумасшедше-страшно свою любовь (в подтексте проскакивают нотки псих.больницы, намеки на вечную любовь, до ее смерти). Чувствует себя героиней какого-то психоделического фильма. Раз разговоры не зашли, раз драка не возымела должного эффекта, значит... В ее сумке оказываются плоскогубцы, молоток и моток веревки.

Третье свидание длится тоже пятнадцать минут, вот только заканчивается иначе. Марк падает без сознания в тарелку весьма логично, разбрасывая по всему столу картофельное пюре и горошек, когда Фиона бьет его током из шокера. Время для особых разговоров настало. Весь план летит к чертям, когда в дверь стучит кто-то. Грубо отшить - не имеет права - она в конце концов управдом, как и оставлять Марка в одиночестве.

- Лип? Ты крайне не вовремя. - В дверном проеме, открытым сантиметров на четыре, виднеется знакомый силуэт. Девушка даже выдыхает облегченно. Отделаться от брата намного легче, чем от жильцов. - Давай в другой раз. Пока.

Отредактировано Fiona Gallagher (21-04-2018 22:47:40)

+1


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Билет на Ноев Ковчег » Знакомые лица в толпе [заявки игроков]