Все в этом мире продается. Она начала свой день с покупки билетов, далее тем же маршрутом проследовали: гостиница, новый чемодан, пара вещей, буклет для туристов. Джейми всегда «мечтала» посетить уже не красные будки, фирменные старые кэбы и ощутить на своих волосах морось туманного острова. Может, она что-то еще забыла? Мориарти проверяет телефон, но таинственный абонент молчит уже не первые сутки. Готовится так же, как и она? 
В самолете ей не удается расслабиться, просто потому что ее счастливая рука купила билет с каким-то болтливым пареньком, который жужжал весь перелет о Лондоне. О, это самый лучший город; о, там сбываются мечты; о, поглядите, он уже заказал сувениры. Жаль, что у некоторых нет выключателя громкости. Читать дальше.
Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Билет на Ноев Ковчег » Знакомые лица в толпе [заявки игроков]


Знакомые лица в толпе [заявки игроков]

Сообщений 91 страница 120 из 134

1

НУЖНЫЕ ПЕРСОНАЖИ

Если ты заглянул на нашу ролевую, и она уж очень тебе приглянулась, а определиться с ролью не получается, обрати внимание на нужных нашим игрокам персонажей, указанных в этой теме. Выбор роли из нужных возможно и не гарантирует, что тебя стопроцентно обеспечат игрой на долгие годы вперед, но лучи радости, добра и вдохновения тебе точно обеспечены!
Для удобства нужные роли распределены на два списка: женские и мужские персонажи. Придержанные персонажи выделены подчеркиванием, а занятые зачеркнуты.


ЖЕНСКИЕ ПЕРСОНАЖИ

- Aa -


Alice Williams [Detroit: Become Human]
Alleria Windrunner [WarCraft]
Aloy [Horizon: Zero Dawn]
Ancient One [Doctor Strange]
Angel [Borderlands]
Anora MacTir [dragon age]


- Bb -


Bellatrix (Lestrange) Black [Harry Potter]
Brigmore witches [Dishonored]


- Cc -


Calliope [God of War]
Carol Susan Jane Danvers [Marvel]
Children [Pathologic]
Cirilla Fiona Elen Riannon [Wiedzmin]
Claire Densmore [Miss Peregrine's Home for Peculiar Children]


- Dd -


Daenerys Targaryen [A Song of Ice and Fire]
Debbie Gallagher [Shameless (US)]
Dirk Gently's Holistic Detective Agency cast


- Ee -


Emily Drexel Lela Kaldwin I [Dishonored]
Emma Bloom [Miss Peregrine's Home for Peculiar Children]


- Ff -


Fiona Gallagher [Shameless (US)]


- Gg -


Gamora [Guardians of the Galaxy]
Garona Halforcen [WarCraft]


- Hh -



- Ii -



- Jj -


Joey Hudson [Far Cry 5]


- Kk -


Keira Metz z Carreras [Wiedzmin]


- Ll -


Leliana [dragon age]
Lilith [Borderlands]
Lily Evans [Harry Potter]
Lunafreya Nox Fleuret [Final Fantasy]
Lynn Langermann [Outlast 2]


- Mm -


Magna Aegwynn [WarCraft]
Marta [Outlast 2]
Meagan Foster (Billie Lurk) [Dishonored]
Mikhaila Ilyushin [Prey]
Morrigan [dragon age]


- Nn -


Nebula [Guardians of the Galaxy]


- Oo -


Onyxia [World of Warcraft]
Overwatch cast


- Pp -



- Qq -



- Rr -



- Ss -


Sasha [Borderlands]
Serana [The Elder Scrolls]
Star Wars cast
Sylvanas Windrunner [WarCraft]


- Tt -


Taria Wrynn [WarCraft]
Terminal (N2) [NieR: Automata]
Tracey Lader [Far Cry 5]


- Uu -



- Vv -


Valkyrie [Thor: Ragnarok]
Veronica Fisher [Shameless]


- Ww -


Wanda Maximoff | Scarlet Witch [MCU]


- Xx -



- Yy -


Yennefer z Vengerbergu [Wiedzmin]


- Zz -


МУЖСКИЕ ПЕРСОНАЖИ

- Aa -


Adam [NieR: Automata]
Adam Jensen [Deus Ex]
Adam Warlock [Marvel]
Aguilar de Nerha [Assassin's Creed]
Alec Lightwood [Shadowhunters]
Аlex Yu [Prey]
Alistair Therin [dragon age]
Anduin Lothar [Warcraft]
Anduin Wrynn [WarCraft]
Anthony Edward "Tony" Stark [MCU]
Anton Sokolov [Dishonored]
Ardyn Izunia [Final Fantasy]
Ashley James "Ash" Williams [Evil Dead]
August [Borderlands]
Axton [Borderlands]


- Bb -


Ben Paul [The Walking Dead]
Bernard Black [Black Books]
Blake Langermann [Outlast]
Borderlands cast
Bruce Wayne (Batman) [DC]


- Cc -


Carl Gallagher [Shameless (US)]
Children [Pathologic]
Clyde Youens [Shameless (US)]


- Dd -


Daniel Dankovsky | The Bachelor [Pathologic]
Daud [Dishonored]
Dennis Dracula [hotel transylvania]
Dettlaff van der Eretein [The Witcher 3: Blood and Wine]
Dirk Gently's Holistic Detective Agency cast
Drax the Destroyer [Guardians of the Galaxy]
Durotan [WarCraft]


- Ee -


Eddie Gluskin [Outlast]
Enoch O'Connor [Miss Peregrine's Home for Peculiar Children]
Errol Croft [Tomb Raider: Legend Trilogy]
Eskel [Wiedzmin]
Expanse, The [all cast]


- Ff -


Frank "The Cannibal" Manera [Outlast]
Frank Gallagher [Shameless (US)]
Fenris [Dragon Age]


- Gg -


Gabriel Belmont | Dracul [Castlevania: Lords of Shadows]
Geralt of Rivia [Wiedzmin]
Groot [Guardians of the Galaxy]
Gul'dan [Warcraft]


- Hh -


Handsome Jack [Borderlands]
Hannibal Lectеr [Hannibal]
Horace Somnusson [Miss Peregrine's Home for Peculiar Children]


- Ii -


Igor "Grom" Gromov [Major Grom]
Inquisitor, The [dragon age]
Isaiah [Nekromantiyya]


- Jj -


Jacob Seed [Far Cry 5]
Jake Peralta [Brooklyn Nine-Nine]
James "Jimmy" Darmody [Boardwalk Empire]
James Tiberius Kirk [Star Trek]
Jonathan "Jace" Wayland [The Mortal Instruments]


- Kk -


Kieran [Dragon Age]
Kevin Ball [Shameless]
Kraglin Obfonteri [Guardians of the Galaxy]
Kratos [God of War]/url]


- Ll -


• [url=http://crossoverapocalypse.f-rpg.ru/viewtopic.php?pid=42259#p42259]Llane Wrynn I [Warcraft]


- Mm -


Martin Chatwin [The Magicians]
Martin Septim [The Elder Scrolls]
Medivh [Warcraft]
Miles Upshur [Outlast]
Miraak [The Elder Scrolls]


- Nn -


Neal Caffrey [White Collar]
Newton Artemis Fido «Newt» Scamander [Fantastic Beasts and Where to Find Them]
Nova Richard "Rich" Rider [Marvel]
Nova Sam Alexander [Marvel]


- Oo -


Odahviing [The Elder Scrolls]
Outsider, The [Dishonored]
Overwatch cast


- Pp -


Paarthurnax [The Elder Scrolls ]
Paolo [Dishonored]
Paul Serene [Quantum Break]
Piero Joplin [Dishonored]
Pietro Maximoff | Quicksilver [MCU]
Prohor [Necrophylax III] [Nekromantiyya]
Protagonist [Darkwood]


- Qq -



- Rr -


Regis Lucis Caelum [Final Fantasy]
Regulus Arcturus Black [Harry Potter]
Remi LeBeau [marvel]
Remus John Lupin [Harry Potter]
Richard Trager [Outlast]
Rincewind [Discworld]
Ronan O'Connor [Murdered: Soul Suspect]
Ronan the Accuser [Guardians of the Galaxy]


- Ss -


Samuel "Sam" Drake [Uncharted]
Sargeras [Warcraft]
Sebastian Morgenstern [The Mortal Instruments]
Sergey Razumovsky [Major Grom]
Severus Snape [Harry Potter]
Sherlock Holmes [Sherlock BBC]
Simon Lewis [The Mortal Instruments]
Star Wars cast
Starhawk [Guardians of the Galaxy]
Stich [Lilo and Stitch]
Sullivan "Papa" Knoth [Outlast 2]
Superior Donuts cast


- Tt -


The Expanse cast
Thor [Marvel]
Timothy Lawrence [Borderlands]
Turalyon [WarCraft]


- Uu -



- Vv -


Varian Wrynn [WarCraft]
Vaughn [Borderlands]
Vernon Roche [The Witcher 2, 3]
Vincent Solana [Nekromantiyya]


- Ww -


Walther Dahl [Prey]
Warren Graham [Life is Strange]
Waylon Park [Outlast]


- Xx -


XXX [The Hatton Garden Job]


- Yy -



- Zz -


Zevran Arainai [dragon age]

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Иногда так бывает, что ты оказываешься один. На незнакомой ролевой. И никого из родного фандома нет рядом. И даже из соседнего, такого похожего, тоже нет. Причины могут быть разными: твой фандом - это полтора землекопа или же просто каст еще не собрался, решение же только одно - заходи в эту тему и оставляй заявку на нужного! И даже если у тебя игра кипит и соигроков полно, а ты все равно хочешь поскорее увидеть какого-нибудь ужасно классного персонажа, а может и целый каст на нашей ролевой - заполни шаблон и наберись немного терпения, твой нужный обязательно кому-нибудь приглянется!


Код:
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000][align=center][font=Palatino Linotype][color=#f7efb8][size=14][b]Категория ([мульт]фильмы/книги/[мульт]сериалы/комиксы/игры/другое)[/b][/size][/color][/font][/align][/td]
[/tr]
[/table]
[quote][align=center][size=12]Название фандома на английском | Название фандома на русском[/size][/align][/quote]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td][align=center][img]ссылка на изображение[/img][/align][/td]
[td bgcolor=#000000 width=1%][/td]
[td][align=right]вдохновляющая цитата[/align][/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]
[align=center][img]http://i.imgur.com/vDsVy1x.png[/img][/align]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td][b]Имя:[/b] имя персонажа на английском | имя персонажа на русском;
[b]Возраст:[/b] . . .[/td]
[td bgcolor=#000000 width=1%][/td]
[td][b]Раса:[/b] . . .
[b]Ориентация:[/b] . . .[/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000][align=center][font=Palatino Linotype][color=#f7efb8][size=14][b]- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа][/b][/size][/color][/font][/align][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td]Здесь вы коротко рассказываете о том, кто тот персонаж, которого вы так хотите видеть у нас: чем он занимается и чем он примечателен для вас. Это нужно, чтобы напомнить о персонаже людям, подзабывшим канон, или же в том случае, если нужный персонаж - далеко не главный в каноне герой.[/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000][align=center][font=Palatino Linotype][color=#f7efb8][size=14][b]- FOREVER MORE -
[дополнительно][/b][/size][/color][/font][/align][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td]Обязательно нужно указать, готовы ли вы играть с человеком, если он придет к нам, или же это просто хотелка. И если готовы, то в каких отношениях находятся ваши персонажи и как в каком темпе вы предпочитаете играть. 
Также здесь можно прописать все, что покажется вам важным и нужным. 
[/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td][spoiler="Пост ищущего"]Чтобы человек, желающий взять вашего нужного, знал, чего ему от вас ожидать, поместите сюда любой ваш пост, пойдет и тот, что опубликован у вас в анкете.[/spoiler]
[/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]

http://i.imgur.com/KGWt8yn.png

0

91

Категория комиксы

Nekromantiyya | Некромантийя

https://i.imgur.com/S1i29zY.jpg

Ну не сука ли, а!? (с)

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Vargen [Vincent Solana] |  Варген [Винсент Солана];
Возраст: нежить, сэр

Раса: некромант
Ориентация: уверяет, что все слухи о его гомосексуализме злосто пущены Исайей из зависти и вообще он как бы мертвый

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Министр обороны, а в последствии и премьер-министр Некромантийи, просравший свою страну всего за пару месяцев отсутствия.
Герой множества опусов, любитель черных шмоток и черной помады, хранитель золотого запаса королевства в ротовой полости, а так же боец стиля "накастую заклинание пяткой", использует собственные внутренности как орудие удушения противника. Какое-то время вместе с остальными министрами пытался убить Прохора, но тщетно, король отказывался сдыхать от интриг. Жизнь немертвого просто обожает, особенно если вспомнить, что в свое время был слугой и сыном обычного рыцаря, коего инквизиторы пытали и казнили отца Варгена, а сам он, тщетно пытавшийся его спасти, осознал, что этот мир его не достоин. Зато в качестве некроманта он в полной мере раскрыл свои таланты, дослужившись до самых высоких постов и став национальным героем. В какой-то момент воскрес (абсолютно случайно) и был этим крайне недоволен, несколько раз пытался умереть окончательно, впав в депрессию, но ему не давали. По королевству ходят разнообразные слухи, которые Варген категорически отрицает и говорит, что это все сарафанное радио от Исайи, который его так коварно подставил. Имеет в услужении Фобоса и Деймоса, двух абсолютно одинаковых некромантов и одновременно сынов Каримы.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Эта последняя заявка из комикса, честное пионерское. Дополнительно уже ничего вставлять не буду, и так очень много макулатуры.

Пост ищущего

Несчастный доктор то бледнел, то краснел, иногда его глаза закатывались и Джессамина думала, что вот сейчас он сам в обморок упадет и откачивать уже придется его самого. Но мужчина стоически выдерживал, стараясь не выдавать собственной внутренней паники и желания убежать,  а то и вообще не существовать, примерно прикидывая, в какой момент его жизни его уволокут в Колдридж, параллельно пытаясь вытерпеть взгляд самой императрицы, полный негодования и тревоги.
- Если позволите... - доктор как-то странно вздрогнул, примечая себе ближайшее окно, из которого готов был выметнуться, дабы вплавь добраться до Тивии. - Как врач... в вашем положении... я советую вам уделять больше времени сну и отдыху, - Джессамина горько хмыкнула, - насколько это будет возможным. Стресс и переутомление ваши самые злейшие враги, ваше величество. Вы же не хотите, чтобы... ваш ребенок... - она вновь метнула на него свой фирменный взгляд, доставшийся еще от отца и доктор проглотил большую часть слов. - Я выпишу вам рецепт.
Джессамина даже не знала, смеяться или плакать из-за сложившейся ситуации, а может лучше всего было найти главного виновника и придушить его голыми руками? Правда потом она осознавала, что где-то примерно с половину сложившейся ситуации виновата она сама, но ведь на кого-то злиться нужно было, а злиться на себя уже и так сил не было. Она провалилась по всем фронтам и хуже уже просто быть не может.
Пришлось выдохнуть. Ее собственный рациональный разум мешался с чувствами и воспроизводил такой коктейль, какие обычно делал Соколов из ворвани и пороха, что потом у всего моста пропадал свет, а у его дома одна из стен. А еще она абсолютно не знала, что делать. Никаких мануалов, инструкций и предписаний на этот счет не было, оставалась лишь только старая-добрая паника, но бегать по кругу в собственном кабинете она не могла, иначе бы к ней присоединился волнующийся доктор, а в кружок хороводов она пока не записывалась.
И, самое главное, что говорить? Если бы все было так просто, но ее организму приспичило сделать ловкий кульбит и она потеряла сознание перед парламентом в полном собрании, которые сейчас, кстати, стояли у ее дверей и ждали оглашения вердикта, уже прицениваясь к сложившейся ситуации и наверняка придумывая, как поиметь с этого выгоду. Такого они явно не ожидают, вот это будет новость, незамужняя императрица беременна - делаем ставки?
Она даже прыснула со смеху, на секунду представив эти лица, примерно ожидая, что от такой новости не только ей понадобиться доктор. Последний, кстати, стоял прямо перед ней, разминая в руках собственный рецепт, наверняка припоминая в голове несколько присказок из разряда "гонцов - приведших вести - не казнят" и  Джессамина даже примерно понимала отчего. Такие тайны недолго живут в застенках, но охраняются очень рьяно.
- Никому ни слова. - Спокойно произнесла женщина, вырывая мужчину из прострации и явном размышлении о побеге из страны, заодно забирая рецепт. Немного подумав, Джессамина прятала его в верхний ящик стола и щелкнула замком - от греха подальше. - Когда придет время я... сама сообщу народу. До этого же момента...
Доктор активно закивал головой, мысленно выдыхая, казнить или кидать в темницу его пока не собирались. Отряхнувшись от несуществующей пыли и поклонившись своей императрице, мужчина попытался ретироваться как можно быстрее, напуская на себя маску профессионального безразличия, словно это не он с минуту назад готов был верещать с ней на две октавы. Выйти ему, правда, не дали, стоило только распахнуть дверь, как его стали теснить назад парламентарии и члены совета, готовые смести доктора с их намеченного пути. Увы, императрица была жива, мужчины вздохнули - кто-то с облегчением, кто-то с сожалением.
- Небольшое переутомление, господа. Нежный женский организм не выдерживает таких нагрузок, - доктор с боем пробивался к выходу, - по моему предписанию императрице лучше отдыхать ближайшие сутки... попрошу...
Слушать соболезнования и справление о ее здоровье от окружающих было невыносимо. Хуже было то, что даже здесь ей пытались дать никому не сдавшиеся советы, наперебой, кто на что горазд. Конечно же Джессамина понимала, что для этого и нужен был сам парламент как таковой, но не в данной же ситуации.
- Оставьте меня. - Она сжала виски с такой силой, словно хотела продавить свой собственный череп, окружающие истолковали это по своему, но все же медленно поплелись к выходу. У них будет много тем для разговоров на сегодня. И на весь оставшийся год. А через несколько месяцев, когда... - Корво, останься.
Дверь захлопнулась и послышался щелчок замка, вот и хорошо. Очень сильно хотелось выпить а вот теперь уже нельзя! или закурить и это тоже нельзя! а еще взять что потяжелее и расколошматить здесь все. Подперев щеку кулаком, она внимательно взглянула на лорда-защитника, пытаясь прочитать его мысли по лицу, выходило плохо, как всегда. - Присядь.
Наверное, следовало начать издалека. Может спросить его, как его мать справлялась с его воспитанием? Нет, это слишком далеко. Не замечал ли он, что лорд Уиллоу и его новая жена, кажется третья по счету, ходят гордо приподняв носы в своем статусе родителей? Это тут явно не причем. Джессамина знала, что всякие важные новости лучше подавать крупицами, раз за разом, кормить, словно маленького птенца, чтобы он окреп, а не объелся. И чтобы не случилось беды. А при оглашении важных вестей, самое главное - это такт.
- Я беременна. - Ее рационализм с размаху влепил себе ладонью по лбу.

0

92

Сериалы

Shameless (US) | Бесстыжие (США)

https://78.media.tumblr.com/fec2d5238f3d3995c5c94a49d9ff2c1e/tumblr_p1t2s82o1J1sifmeeo6_250.gif

Правда жаль, в глубине своей чёрствой, гнилой души,
Я по-прежнему верю, что это отнюдь не так,
И по чьим-то зубам кулаком выбивая такт,
Продолжаю шептать себе: «это ещё не всё,
Из трясины и тьмы меня кто-нибудь да спасёт».

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Carl Gallagher | Карл Галлагер;
Возраст: 16 лет

Раса: человек неразумный
Ориентация: гетеро

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Девиз Карла - "беру то, что хочу и плюю на последствия". Сколько тысяч каждый из нас, что был предоставлен самому себе благодаря "родителям года" оттаскивал тебя от розетки [ведь устроить фейерверк так весело], отбирали ножи, отвертки и ножницы, искреннее веря, что эти наклонности маньяка-убийца-живодера со временем пройдут. И к счастью, получилось не так трагично. Да, впутался в нехорошую компанию. Да, продавал наркотики. Но, будучи представителем Южного Чикаго, дорожка вполне предсказуемая. Правда, Карл не слушался советов, не выдавал своих подельников, за свои грешки отсидел. Что не в первой для Галлагеров.
Когда видит цель - не видит препятствий, да и тормозов у паренька тоже нет. Сказываются "великолепные" гены Моники и не более "гениальные" Фрэнка. Понятие "нормальность" не подходит для Галлагеров, у нас вечный пиздец.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Мы сейчас в районе седьмого сезона. Очень милые, не кусаемся, вообще лапочки и просто загляденье. Правда-правда. Ждем очень сильно младшего брата и готовим миллион сюжетов-идей для этого сорванца. Приходите, приносите с собой галлагеровскую неадекватность, будьте активными и мы вас залюбим :з
Я не привередлива, пишу от 3 тысяч и до 10. если вы любите воду и много-много-много текста, то смогу обеспечить, так же как и кристальную ясность и меньше слов. Мне без разницы какой длины пишите вы, лишь бы соблюдали условия форума, не бросали нас и поддерживали со мной общение. В случае надобности поделюсь своими мессенджерами.

Пост ищущего

Я та, у которой "все хорошо"
И даже тогда, когда боль разъедает

Железная, сильная, волевая, сама себя за волосы из того дерьма, в котором плавала с рождения. Фиона мать ее Галлагер не желает быть нищебродкой, считать каждую копеечку, колотить Фрэнка, отказываться раз за разом от шизофренички-матери. Спасать, тонуть, и снова спасать. И даже попытки выйти замуж и хоть как-то сдвинуть с мертвой точки, лишиться ненавистного и почему-то такого любимого "Галлагер". Красивое платье, слегка помятый отец, что ведет под венец ко счастливому будущему с человеком, которого любит сердце. И все рушится. Из-за долбанного Фрэнка, долбанных наркотиков. Больше всего боялась полюбить так сильно, а потом быть растоптанной, униженной с осколками, что раковыми опухолями расползаются по венам, причиняя душевную боль в каждой клеточке. Почему так больно, что тяжело дышать? И из горла не вырывается крик, лишь истерический смех. Белое становится черным. Запереть в хрустальной шкатулке остатки того, что невозможно залатать, туда же закинуть мысли о женихе, вычеркнуть его идиотское имя из памяти. А этот день обвести красным в календаре - что бы не была такой дурой и не велась на всякие красивые приемчики. Не маленькая, что бы верить в сказки. Разве с младенчества не поняла простую истину, что принцы не женятся на отбросах общества. Кожа русалочки от каждого шага покрывалась волдырями и ожогами, Белоснежка пролежала в гробу, пока ее ненаглядный развлекался на баллах, а Рапунцель как была пленницей, так и осталась рабыней.

Обернись, посмотри на ровную цепочку из собственных стоп и ощути холодящую душу одиночество - никто не следует, не ступает след-в-след. Ты и одиночество. ["человек за бортом" - кричит кто-то, чей голос так отчаянно похож на твой, но твоя шлюпка, полосатое колесо все в прорезях, залатанное лишь скотчем, нещадно пропускает воздух, заполняет все пространство тухлой водой и ты задыхаешься-задыхаешься-задыхаешься.] Тащила лямку, воспитывала не своих детей, братьев и сестру, что полюбила, к которым прикипела душа. Дыры в стенах, в потолке, что открывают виды на трубы и несколько летнюю плесень. Говорят, что арабы сжигают дома, в которых поселилась черная отрава. Фиона громко рассмеется и сама чиркнет спичкой. Вот только громадной семье некуда идти, да и зараза к заразе не липнет. Каждый раз до изнеможения больно, когда родные и близкие берут ментальные ножи и втыкают в спину, в горло, в плечо, проворачивая, да так, что бы истекала кровью-слезами-желчью. Проверяя на прочность, неподвижность хребта на устойчивость.

Пора сойти с ума, с рельс, выйти в окно с надцатогоо этажа. Вот только жить остервенело хочется. Они упираются всеми пальцами, кричат-проклинают, когда Фиона начинает движение во "светлое будущее", видит в глазах Липа неверие [ведь это он - последняя надежда проклятых Галлагеров, никак не ишак Фиона, что до последних дней своей жизни суждено обстирывать-убирать за младшенькими, вышвыривать пьянь Фрэнка и оберегать от необдуманных поступков], Йен привычно промолчит, замкнувшись в собственных проблемах-таблетках-парнях, Дэбби снова вступит в конфронтацию [когда она вырастет из юношеского максимализма?], а Карлу нет глубоко дела до всего этого, лишь бы заложенный дом не вышел с молотка. Фиона устала. Ей хочется просыпаться с тяжелыми веками, не с оповещениями на телефоне "Фиона, мы в жопе, спаси", "закинь на счет 20 баксов", "одолжи машину", "дай сотый шанс". Брюнетка давно поняла, что в этом мире давно нет Господа Бога, Дьявола, и все людишки прокляты. В первую очередь они, рожденные в южной части Чикаго. [Мы родились здесь, в этой нищете, мы и умрем, покроемся смрадом. Не быть нам богатенькими.] Заряженные проклятиями и ненавистью пули летят прямо в грудь. Шрапнель, россыпь ржавого металла возле сердца.

Время упасть на колени, прижав ладони к лицу, утонув в собственных слезах и беспомощности. Все хреново - действительно плохо, что в голову приходят мысли о продаже почек, сердца или легких, что бы выбраться из дрянного дома, что вот-вот рассыпется из-за клопов, тараканов, насекомых и тех разрушений, что собственноручно вносили. Что-то продолжает тянуть на дно. Фиона давно отпустила каждого из мелких Галлагеров, дав поучительный пинок под зад. У Йена есть стабильная работа, со своей микки-зависимостью исправно борется, заправляется таблетками. Карл больше не тот мальчик, у которого по утрам отбирала биту, колюще-режущие. Лиам - ее маленькое солнышко, с красными отметками [одни "А" - Фиона гордая мать]. Дебби продолжает упрямиться и чем-то напоминает ей саму себя. Но Фиона не вмешивается больше. Раз девочка приняла сложное решение быть матерью, то пусть и сама дует на свои набитые шишки, разбитые коленки. Лип - эгоистичный говнюк, погряз в реках алкоголя, до последнего отказывался признавать глобальную проблему - что в его венах течет уже не кровь. И если поднеси к нему спичку, то синим пламенем сгорит.

<Сиерра> 22:58
Лип не вышел. Не могу ему дозвониться.
<Сиерра> 22:59
горы грязной посуды. Фиона, что делать?
<Фиона> 23:02
Я разберусь.
Вызвоню сменщика.

- Пиздец, - подводит итого девушка, прокручивая в уме самые темные варианты развития сценария. Лип ушел в запой, выбрав кривую дорожку, которую уже протоптал Фрэнк. Где-то валяется в кустах, окруженных мухами и своей блевотиной. Весело развлекается. Забыл о смене. Подвел старшую сестру. В который раз Фи делает ставки на темную лошадку и она пропускает парочку рюмок в "Алиби" или в другом баре, где наливают уже с утра? Мысленно закатывает глаза, закуривает вторую сигарету. Как там в считалочке? На "пять я иди выбивать из тебя все дерьмо"? Размозжу твою черепушку о стену? Уволю? Вот только вычеркнуть из списка братьев не получится. Как и совершить убийство, хоть руки чешутся вырвать то дерьмецо, что поселилось в его светлой головке. Разбить все выпитые бутылки о Липа? Ткнуть пальцем в Фрэнка, как котенка, что наделал лужу мимо лотка. Куда ты катишься, Галлагер?

Фиона находит Галлагера спустя сорок минут в какой-то забегаловке, где на стенах вместо обоев вырезки газет, бурые разводы [только не кровь, только не кровь] и пара дырок так отчаянно напоминающие отверстия от пуль. Где бармен сально улыбнулся, завидев новую жертву. Злая, как тысяча фурий, она вырывает остатки пойла и поливает им любимого братца. - Ебанулся? Сколько мне еще протягивать тебе руку, когда ты сам себя зарываешь? Ты пьян. Господи, Лип! - Собственно, чего ожидала? Что Лип в пуантах и в розовой пачке дает уроки балета?

Отредактировано Fiona Gallagher (01-01-2018 21:46:39)

+4

93

Категория книги/сериал

Shadowhunters | Орудия Смерти

http://67.media.tumblr.com/39260b80c7fcfe3249755dba535cdbb5/tumblr_o2cifhJQor1ua5883o1_500.gif

вдохновляющая цитата

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Alec Lightwood | Алек Гидеон Лайтвуд (Алек)
Возраст: 20

Раса: нефелим
Ориентация: гомо

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

ты вечно ворчишь , что я маленькая девочка и что мне не место среди вас. ты вечно закатываешь глаза когда видишь меня и очень любишь кричать на меня. упрямый, вредный чертов лайтвуд. я с первых дней стала врагом номер один для тебя и из-за чего... из-за джейса. из-за того, что он так носился со мной. да я же, что просила что ли алек ответь. нет, нет и еще раз сто нет. но тебя это не волновало. ты вечно твердил, что мне нельзя верить и что я предам, но как видишь все теперь совсем иначе... ссоры были нашей извечной стезей и за ними мы не заметили как сблизились. я не могла злиться на тебя, видя какими глазами ты смотришь на него, не могла потому что знала, что ты черт тебя дери прав во всем. да я примитивная, да я маленькая девочка и да... я дочь валентина, но я не такая алек... и я смогла пробить корку льда и я не ошиблась. под ней реально скрывалась добрая душа и очень ранимая. ты чуткий и внимательный. жутко неуверенный в себе, но все же старательно скрываешь это. ты лидер алек и я полностью согласна с тобой - вампиры, оборотни, охотники - все мы фактически одной крови и если мы забудем об этом... я хочу отыграть все... абсолютно все... от полной неприязни меня тобой и до момента когда я с гордостью назову тебя моим братом... алек восхитительный персонаж и я очень люблю его. трепетно и нежно... и да конечно я все же за канон ... я люблю алери, но и малек восхитителен. так что перевяжем вам мага голубой лентой и подарим в золотой коробочке... старший в семье лайтвудов. есть младшая сестра изабель и младший брат макс. также есть приемный брат джейс. с последним алек связан руной парабатаев. всю жизнь александр пытался убежать от самого себя. тот факт, что он гей парень принял не сразу как и свои чувства к джейсу. алек резкий и даже порой грубоватый, но на самом деле он очень ранимый. привык вешать на себя кучу чужих проблем забыв напрочь о своей личной жизни. настоящий старший брат. ради младших братьев и сестры парень пойдет на все. жутко стесняется своей ориентации. всегда следует правилам и ненавидит их нарушать. любит читать. не уверен в себе и вечно считает, что он хуже чем остальные. недоверчив. жутко ревнив. алек самый лучший охотник в своей возрастной группе. он отлично владеет почти всеми видами ангельского оружия, но предпочтение отдает луку. обожает его. приходи братишка, а то мало ли что тут я натворю одна с институтом то хддд. сбросили на рыжую примитивную институт и на тебе... это знаете ли не безопасно хддд

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

люблю алека, люблю алери и просто наши вечные цапки-царапки. приходи ты нужен мне. а то скучно без твоего ворчания и закатанных глаза хддд. связь в профиле. я не супер быстрый игрок, но я всегда на связи. если что можешь пинать, но не сильно хддд.

Пост ищущего

Боль от неопределенности. Боль от неизвестности. Она бесит и лишает рассудка. Ей тяжело противиться, но именно это я и пытаюсь сделать. Именно с этим чувством я живу уже неизвестно сколько. Потому что определиться и расставить приоритеты невозможно. Потому что все сводится к не тому... не тому чего я хочу или это лишь мои тайные мысли. Я запутался. Раньше все было просто. Я, Изи, Джейс, долг, семья, охота. Увидел, убил и лег спать. Ясно и понятно. Ничего больше. Теперь же все иначе. Теперь же я живу как на игле. Она спутала все карты. Нет это не любовь, я знаю. Алек лайтвуд не может любить. Она бесит. Бесит своей любопытностью, бесит своими вопросами, бесит своей искренностью, светом и чистотой. Бесит все. Она выуживает то, чего никто не должен видеть. У Алека Лайтвуда есть чувства. Он умеет...любить. Нет. Нет Нет и Нет. Это глупо и наивно. И полностью противоречит всем моим устоям, но как известно убежать от правды нельзя. Нельзя убежать от самого себя. Я вздыхаю и делаю шаг в зал. Фрей нет. Взгляд на часы. Ну конечно "мисс я все знаю лучше вас" опять опаздывает.
- И как это предсказуемо тихо выпаливаю я. А на лице играет улыбка. Я вспоминаю ее фразочки, ее взгляд. Я чувствую ее как никто другой. Но что это объяснить не могу. Да она красива, но мне же плевать. Я же гей. Разве нет? И я... крепко зажмуриваюсь. Образ Клариссы резко сменяется иными образами. Кошачьи глаза. Синие вспышки. Меня пробивает холод. Он другой. Он под запретом. Но меня тянет к нему. именно к нему. Запретный плод сладок. Но я чувствую, что это не каприз. Нет. Я нуждаюсь в Магнусе как в чем-то особо важном. Как в воздухе? Возможно. Хотя когда он рядом именно этого воздуха и не хватает. Его словно выбивает из груди. Его слова, его взгляд и эти недвусмысленные намеки. Все словно переворачивает мой мир. Они оба в моем сердце, но каждый по своему важен и это бесит, раздражает. Потому что не хочу причинять боль. Потому что не хочу что бы им было плохо. Да они оба это переживут. Кларисса маленькая девочка, о которой надо заботиться? я вас умоляю. Джейс носится с ней как с писаной торбой, но тем больше видно, что Кларисса в сто раз сильнее его, да всех нас. Ее мать в руках чертового безумца, ее лучший друг стал вампиром, ее мир враз перевернулся с ног на голову. От нее требуют непонятно чего, но в то же время забывают о том, что она еще по сути ребенок. Слепой котенок, который вдруг резко стал взрослым. Как думаете можно ли выучить все руны в серой книге? Правильно нельзя. но разве ее это останавливает? Нет! Как вы думаете можно тренироваться по двадцать два часа в день? Правильно нет? Ее это останавливает, снова нет. Порой мне кажется, что она робот. Простите иначе я не могу объяснить такое рвение... хотя от меня еще никогда не зависела судьба целого мира. Охотники Нью-Йорка спасают мир? Нет его спасает маленькая рыжая девочка с упрямым характером и таким же огненным именем как и ее волосы. Я смотрю на свои руки. Посланий от моего соулмейта не было уже давно. Невольно провожу параллель. Они закончились как Клэри появилась у нас. Вспоминаю последнее послание. Всего лишь пара слов: "мой мир перевернулся..." больше ничего. Всего три слова и я цепляюсь за них как за что-то очень важное. Но я даже в самых смелых мечтах не могу предположить, что Клэри мой соулмейт. Хотя это объяснило бы многое. То как мы чувствуем друг друга, то как мы доводим друг друга и то как мы...нуждаемся в друг друге. Все это бы объяснилось нашей связью и мы бы вместе придумали как жить с этим. Решив не терять время я начинаю отрабатывать удары на манекене. Вспоминаю тренировку когда подошел ко мне маг. И по телу проходит жар.
- Жаль, но мне понравилось, то, что я видел... даже с своих самых смелых мечтах я и предположить не мог, что такой как Бейн посмотрит на меня. Я привык, что Джейс всегда был предметом обожания, а я лишь его тенью... но тем сильнее раздражает, что Клэри и маг заставляют меня выходить на первый план. Заставляют меня показывать себя настоящего... Это пугает... Мне было хорошо в моей скорлупе, но они раз за разом, кусочек за кусочком разрушают эту скорлупу и делают это намеренно. Я уверен. И им плевать, что я боюсь реальности и внимания. Им плевать, что я другой и что я привык к этому. Привык быть где-то там в углу, пока Джейс и Изи купаются в славе и овациях. Я не люблю свет. от него режет глаза. Я люблю быть один. Я Алек Лайтвуд, охотник-одиночка. И я не хочу перемен. Я не хочу ничего. Я хочу обратно в скорлупу. Там тихо, спокойно и там нет никого. Моя неуверенность в себе, моя зажатость. Мне приходится теперь бороться с этим. Потому что я Лайтвуд. Чертова слава нашей семейки. От меня требуют такого же превосходства в глазах как и у моей сестры и брата, но я другой. И к сожалению моей семьи и прочих, менять я не планирую...в ближайшем будущем. Взгляд на часы. "она опаздывает уже на минут сорок. Просто великолепно" фыркаю я, а внутри разгорается недовольство. "Ну как можно быть такой не собранной" сознание невольно рисует картины где она с братом.  И я сам не понимаю почему, но кулаки сжимаются сами с собой. Ревность? Возможно. И нет я не ревную Клэри... нет ни разу не ее. Нет, нет и нет...

Отредактировано Clarissa Morgenstern (28-04-2018 14:01:37)

0

94

Сериалы

Shameless (US) | Бесстыжие (США)

http://s3.uploads.ru/23zsL.gif

«— Как понять, что ты влюбился?
— Когда хочешь вырвать ему сердце и расхерачить его до кровавых соплей!»

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Debbie Gallagher | Дебби Галлагер;
Возраст: ~ 16

Раса: человек
Ориентация: гетеро

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Младшая дочка Фрэнка и Моники Галлагер. Когда-то «маленькое солнышко» семьи, добрый и отзывчивый ребенок, ныне же трудный подросток с соответствующим характером. Но что-то хорошее все равно осталось в Дебби – семейность, теплота, ответственность.
Пыталась создать семью с парнем из школы, но их отношения не сложились. Дебби попыталась привязать свою любовь при помощи беременности, но Дерек, при поддержке родителей, переехал учиться в другое место. Нельзя сказать, что отношения двух молодых людей закончились плохо, ведь появилась маленькая Френсис. Дебби сама несет ответственность за свою дочь, не перекладывая ее ни на кого, отдает ей всю свою любовь. Возможно, именно стремление подарить малышке лучшую жизнь, поможет Дебби выбраться из гетто. Ведь она не глупа,  как минимум школьная программа давалась ей легко.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Очень ждем в семью малышку Дебби, а мне в особенности не хватает любимой сестры.
Я пишу не особо быстро (1-2 поста в месяц), но без игры не оставлю и с радостью возьму эпизод-другой. Количество символов в чужих постах не считаю, за богичным оформлением не гонюсь, готов без проблем подождать пост, да и поговорить за пределом форума тоже люблю.
Каст ведет общую сюжетную линию от 7 сезона, но я всегда готов к эпизодам и в других временных рамках.

Пост ищущего

«— Ты как?» — спрашивала Дебби в день свадьбы Фионы. Утро после перепоя нельзя назвать общепринятой нормой. Когда организм отвергает новую порцию алкоголя, прочищая себя, это не норма. Быть поддатым на свадьбе родной сестры – не норма. Но Лип не один в своей беде, столь же помятый в этот день еще и Френк. Это цепляет глаз, слова отца колят в самое сердце, касаются еще оставшегося живого внутри. Можно смолчать, но кулаки скажут кратче, резче, понятнее.
Френку были не рады, и страшен тот момент, когда так же будут рады тебе самому. И там можно хоть выдрать все кудри, но путь назад будет в разы сложнее. Он уже был сложен. Еще немного и возвращение к жизни без зависимости от алкоголя может стать работой Сезифа.
Но без градуса в крови уже не получается. Смыслом жизни стала лишь бутылка. Тремор рук становится слишком очевиден даже для других. А для тебя самого уже не очевидны будущие перспективы. Весь возможный успех растворен в этиловом спирте, и прервать этот порочный круг сложно.
Алкоголизм – заболевание, одно из сотни «замечательной» комбинации генов Галлагеров. Но винить гены, воспитание, окружение – это слабость, а не оправдание и железный щит от болезненных слов.
Проблема сначала становится очевидна для близких, и только потом уже для самого себя. Разговор с сестрой – как мягкое, лишенное резких теней, собственное отражение в зеркале. Лип начинает понимать, как все выглядит со стороны, и слова о необходимости собственного спасения он произносит уже сам. Признав это, становится лишь на йоту легче. Он слишком молод, и да, положение еще поправимо. Галлагер принимает предложение профессора Юэнса о прохождении лечения. И это помогает.
В первое время.
У Липа на каждый день заведен будильник на шесть вечера, час, с которого считается, что можно выпить. Он пьет, соблюдая все правила собрания борющихся с алкогольной зависимостью – время, количество выпитого, наличие воды. Это уже намного ближе к норме? Безусловно. На деле же это вся та же зависимость, просто в рамках. И изнутри рюмки рамок не видно, как порой не видно границ, где стоит остановиться.
И Галлагер вновь не видит свою зависимость, оправдывает себя. «Да все в этом районе пьют. Бутылочка-другая не сделает из меня вновь алкоголика. Я не мой отец. Я не завишу от алкоголя. Это помогает мне жить. Я в норме».
Безысходность, рутинность очередного дня, вызывает потребность в новой порции порой выпивки, пробивает рамки дозволенного. В сутках пропадают целые часы, остаются лишь краткие проблески в памяти. В крупицах памяти за прошлый день остаются: не работающий фонарный столб, на который опираешься спиной, потому что без него и стоять не можешь прямо, что бы покурить;  лестницы в бар и какие-то малознакомые, но веселые парни и девушки. Бар - не Алиби, в котором уже нечего ловить. Бармен этого заведения рад видеть не многим больше, чем Кев в Алиби. Со своим нельзя? Не вопрос, пиво будет выпито за дверьми бара, хотя, подняться, и спустятся обратно в бар, та еще задача. Последние доллары и вскрытая пачка сигарет – как плата за наполовину пустую бутылку с дешевым маслянистым джином, распиваемый уже в одиночестве.
Остальное поглощает тьма, оставляющая зияющие пустоты. В эти моменты – в голове темно и глухо, как беззвездной ночью, где даже яркий диск луны закрыт тучами.
Но даже в столь темную ночь, тучи могут сдвинуть свой гордый профиль, обнажая одинокую, но яркую звезду. От нее холодного света режет глаз, в голове проявляется мутная рябь, и возникает сухость во рту.
— Бля, зачем ты здесь, Фи? — Лип нехотя отлепляет свое лицо от стены, на которую навалился, а после чего на краткий миг потерял всякую связь с реальностью. Пробуждение оказалось неприятным, а сестра с первого предложения действовала на нервы. Галлагер недовольно морщился, и неаккуратно вытирал мокрое лицо о ворот рубашки, — Я бы вернулся домой через час другой. Тебя никто не просил присматривать за мной.
Лип не понимает, зачем за ним пришла Фиона, ведь он вовсе забыл о смене в Петси, и потому не чувствует свою вину. Какая кому разница, кто и что делает в свободное время? Пусть Фиона сейчас в Пирогах Петси и за начальницу, ее не должно заботить, что делают работники в свободное от работы время.
Руки уже на автомате скользят по карманам в поисках сигарет, но ничего найти не удается. Даже зажигалка куда-то затерялась. Тогда Лип пытается встать из-за стола, что бы отправиться в уборную, и за одним избавиться от испепеляющего взгляда сестры.
— Епт, — Галлагер вновь падает на свое место, и при этом вцепляется в край грязного стола, столешница которого даже липнет к пальцам. Не получается даже встать с первого раза, - Фи, подсоби?

+3

95

сериалы

Dirk Gently's Holistic Detective Agency | Холистическое детективное агентство Дирка Джентли

http://s7.uploads.ru/t/tQP2h.gif

Наша специальность: поиски пропавших котов и запутанные бракоразводные процессы.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: весь каст;
Возраст: -

Раса: люди и не-люди
Ориентация: -

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

— Ты хоть одно дело в жизни распутал?
— Еще бы. Кучу. Ну... достаточно. Ладно, несколько. Была беготня с одним диваном. Казус с Тором.
— С Тором?
— Ага, он и близко не так красив, как болтают.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Если вы любите безумные тайны, которые просто так не распутаешь, и также любите все делать через одно место хд с отсутствием логики, а еще обожаете следовать за событиями, куда бы они вас не заводили, и точно знаете, что все в этом мире связано, то добро пожаловать. Видите? Мы почти с вами одно и то же лицо: две руки, две ноги, есть любовь к дыханию, нытью и прочим вещам, без которых и жизнь не жизнь. Ты еще не понял, друг? Ты же пришел сюда не просто так... А знаешь почему? Потому что все в этом мире связано. Просто задумайся хд

Пост ищущего

Что могло быть общего между теорией о возможности создания межзвездного космического корабля и  древнегреческой мифологией? Он поначалу тоже не понимал и, лежа на своей койке, подкидывая игрушку клоуна вверх-вниз, размышлял об этом, особо не строя никаких теорий. В литературе – Икар тот, кто погубил себя. И говорили же ему не приближаться ни к морю, ни к солнцу. А в физике – космический корабль, который строят именно сейчас, пока он разлеживается на сером покрывале, ожидая следующих тренировок, которые в очередной раз ничего не установят. Нет, определенно, не сходится.
Проект Икар, известный как Дирк Джентли. Нет, скорее всего печально известный. Лежал в маленькой комнатушке Черного Крыла специального подразделения по наблюдению за «особыми» людьми. Особым он себя никогда не ощущал. Можно было сказать, что Дирк думал, что он популярен. Да, он был популярен, как и автокатастрофа на дороге, потому что все сбегаются посмотреть, хотя никто и не пытаются подойти ближе. Стоят, глазеют, осуждают, строят догадки, но никто не подходит к развороченной игрушке. Они опасаются. Так было и с Дирком.
Проект Икар словно магнит притягивал к себе других людей, среди которых можно было встретить и других «завсегдатаев» Черного Крыла. Их словно тянуло к нему, они же и создавали этот ореол таинственности, иногда сами распространяли самые невероятные догадки, будто он маг, телепат и ясновидящий, но сколько раз Дирк не пытался прикладывать два пальца к виску и морщиться, как Профессор Х, у него ничего не выходило. Не связывалось.
Как Черное Крыло поняло, что они нашли золотую жилу в Дирке Джентле? Это было до смешного просто. Будущий проект Икар разговаривал во сне в студенческом городке. Подумаешь, с кем не бывает? Да с большинством населением планеты Земля это происходит каждую ночь! Но Дирк тот, кто «умело» разговаривал во сне. Первым это обнаружил сосед по комнате, который в сонном бормотании сумел различить то ли экономические термины, то ли доказательство тех теорий, которые лучшие умы человечества только начинали выводить и ломать головы. Пока Дирк пускал слюни в подушку, ворочаясь и рассуждая о Шлезвиг-Гольштейне, сосед записывал. Мало ли на экзамене пригодится?
Слухи, словно надвигающаяся волна, расползались быстро. Всю следующую сессию Дирка звали в каждую комнату в гости, надеясь, что тот уснет именно у них и наболтает еще парочку ответов на билеты, а может, наскребет пару абзацев для будущей статьи или дипломной работы. На первый взгляд, казалось, что Дирк ничего не имел с этого, но, согласитесь, бесплатная выпивка и еда на дороге не валяются. Слава работала на Дирка, а он был ленив и чуть меланхоличен, что бы развивать мифы о себе и доказывать обратное, воспринимая все происходящее как должное. И кто бы мог подумать, что найдется специальное подразделение, которому взбредет в голову изучать нечто паранормальное?
Дирк даже не сопротивлялся, думая, что это очередной судьбоносный маневр, который перенесет его на новую ступеньку. Все оказалось сложнее. Здесь приходилось работать, и чем больше он напрягался, тем хуже было. Как только он начинал задумываться о том, цвете который сейчас должен выпасть, то он обязательно не выпадал. Будь то шарик, карточка или еще что. Тогда-то он и понял, что все должно происходить случайно, холистически, если вы хотите так думать. Пусть он будет тем, кто плывет по течению, по дороге выясняя скрытые мотивы.
- Скрытые мотивы? – произносит возбужденно Дирк, садясь на кровати. - Да это же прекрасно! Это для меня! Работа для детектива? – он обратно укладывается поудобнее на своей жесткой кровати, - там, где не поможет полиция, профессор или психиатр в дело вступает детективное агентство Дирка Джентли! – он уже видит неоновую табличку со своим именем. Уж он-то сможет связать  квантовую механику и кушетку и объяснить всем, что всё в этом мире связано.

+1

96

Категория игры

dragon age | век дракона

https://78.media.tumblr.com/20c11323e0c05b68d463e6fd22399055/tumblr_nlbttrI5Ld1qeijvdo4_r1_250.gif

Покажи мою дорогу,
Силой надели сполна,
Проведи меня немного,
Дальше я пойду одна.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Morrigan | Морриган;
Возраст: ~35

Раса: человек (ведьма)
Ориентация: на собственную выгоду

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Бойся ведьм из Диких Земель - завлекут, опутают, а после вспорят горло и сольют твою кровь для своих ужасных ритуалов. Много людей пропало на болотах Коркари, храмовники не ступают туда, а дикари обходят стороной и от племени к племени передают истории о небольшой хижине, в которой живет ужасная старуха со своими дочерьми, уже сотни лет. Морриган точно не знала, есть ли у нее сестры, да и не особо желала, Флемет не растила в своем чаде любви к семье или особых нежных чувств. Ведьма преподавала своему дитя только самые важные уроки - чтобы выжить, нужно уметь наносить удар в спину, не жалеть, не оплакивать, неважно кого - прохожего, близкого или же себя саму. И любить себя точно так же, как и ненавидеть. Все прекрасное умрет и сгниет - все доброе разбилось в душе Морриган словно красивое зеркальце о серые камни. Морриган не плакала, Флемет не поощряла этого, она не жалела, она была беспощадной и всю свою жизнь ощущала, что что-то не так. Возможно Аша'белланар и любила свою дочь, как только может любить ужасная ведьма, сгубившая столь многих и ведающая о слишком многом. Их ведь искали, молва о ведьмах привлекает охотников за головами и абсолютно отчаянных храмовников - и всех их ведьмы загубили, утопили в болоте или развеяли прах по ветру, потому что никто не смеет становиться на их пути. Морриган была дикой, словно зверь, ужасный и ядовитый, она обращалась в хищника и шла ночью на охоту и была счастлива в своей жизни, без сожалений и любви.
Пока не пришел Мор.
Даже Флемет он волновал - Архидемон, а уж когда к Остагару стали подтягиваться армии ведьма и вообще запретила своей дочери попадаться им на глаза, разве что, только когда Серые Стражи принялись шнырять по округе, наказала завлечь их к ней в хижину и Морриган исполнила наказ, как и положено хорошей дочери. И неважно, нравится ли ей это или нет, но мать приказала идти со Стражами, оберегать их жизни и помогать им, у Морриган сводило зубы, Стражи были для нее невыносимы, глупы и наивны в своей рыцарской чести, она скалила зубы и смеялась над ними, а они, кажется, даже не особо так и обижались - что взять с ведьмы.
Но время шло и сомнения точили Морриган, как и следовало ожидать. Ей хотелось знать все, обладать всем, алчно и в единоличном стремлении быть самой первой, она рвалась к этому и неважно, что это было. Флемет преподала ей еще один урок - ради жизни своей не пожалеть собственной матери, а в Морриган даже ничего и не изменилось от этого, не этому ли матушка ее учила? А правильно ли учила?
Время меняет ее, незримо, но отвратительно. Страж дарит ей зеркало и оно точь в точь, как то, что разбила мать, а в отражении дикая девица, от которой она бы и сама шарахнулась. "Тебе следует быть подобрей" - всего одна фраза, не приказ и не тактика к действию, мягкий совет, в желании позаботиться, как ей сказали, а от слов этих не больно, но наоборот - тепло. И ей теперь хорошо, даже храмовник ее более так не раздражает, она даже может его терпеть. Но время утекает сквозь пальцы, а тот, кто становится дорог, принял на себя желание умереть, что идет наперерез ее желаниям и ее амбициям. Морриган просит силы, просит душу, просит сына - и Страж опять дает ей желаемое, а затем убегает, оставляя за собой лишь только кольцо и ощущение скорби и сожаления. Но чувства можно притупить, неважно какие, ведь у нее есть самое главное.
У нее есть Киран.
Пищащий сверток, дети всегда казались ей отвратительными мягкими комками, но Морриган заботится о нем, потому что в мальчике душа древнего бога. А затем, просто потому, что ей хочется. Его плачь не вызывает в ней неприязнь, он вызывает тревогу; его смех заставляет и ее улыбаться; его черты напоминают о том, о ком сейчас идет молва - Страж-командор восстанавливает орден и вновь добивается успеха. В этом они с ним были очень похожи, они подарят Кирану поистине стальной характер - это точно.
Они встретились вновь посреди болот, там, где сиял элувиан. Морриган чувствовала Стража - его надежды и упертость, с которой он шел к своей цели, его желание добиться своего, неважно, что она просила не искать ее. И на этот раз они ушли вместе. Попытались встретить это будущее таким, какое оно предстанет, все тайны и загадки сместились на второй план за эти несколько лет, что им удалось побыть втроем. И Киран точно знал, кто его отец, мечтая, как и он, быть славным героем. Это не злило, не расстраивало - Морриган не желала делать и мальчика себя, как это пыталась сделать Флемет, Киран был личностью и ведьма не желала эту личность ломать. За эти несколько лет она изменилась сильно, но не настолько, чтобы оставить свои планы.
Век Стражей короток, а в ее планах не было вечно скрываться в далекой глуши; она знает, что ее Стража ждет дорога вниз, к самой тьме, а ее ждет дворец самой императрицы, куда никогда не примут сына их главных противников. Они расстаются, словно бы вновь навсегда, но с надеждой вновь встретиться, когда-нибудь, ведь Страж не может так просто и бесславно погибнуть - все это знают.
Морриган ждут дворцы, шпилями упирающиеся в небо, сверкающие золотом и мрамором; ее ждут дворяне, в ней видавшие только отступницу и варвара; ее ждет Игра, в которой орлейцы до ужаса дурны и абсолютно не умеют ее вести, сколько их сгнило среди пышных залов, пока никто не видит; ее ждет императрица, охочая до нового и неизведанного, такая, за какой стоит наблюдать.
Небеса разрываются и Морриган понимает, что пора. Настало время покинуть дворец и отправиться туда, где решаются судьбы мира; а в данный момент, это набравшая сил Инквизиция и ее планы, тем более, что так удачно, что среди главных действующих лиц оказалась ее старая знакомая... Морриган знает многое, но еще большее ей не ведомо, иногда и ей самой приходиться признавать эту простую истину. Знал бы кто, что бессердечная и жуткая ведьма будет на коленях молить не трогать ее сына, не поверили бы, рассмеялись бы, она бы и сама в те года обратила бы говорившего в кучку пепла. Но вот она - готовая пожертвовать своей жизнью и волей, отдать себя Флемет и все, что у нее есть ради Кирана. И получает нечто большее, на что могла рассчитывать. Силу, за которой так стремилась и знание, которое ее касалось напрямую, ведь Флемет никогда зла ей и не желала...
Их победа близка - краткий миг триумфа, праздника и ощущения победы, грустного для нее, до тех самый пор, покуда Киран не вскидывает голову и не указывает на фигуру на нижнем дворе Скайхолда. Страж вернулся вновь - поборол смерть, зов и голос в своей голове, но не для того, чтобы вершить судьбы мира, и без него найдутся герои, но для того, что давно ему было обещано, но так и не даровано. Покой.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

/откашлялся/ вода... у меня обычно не такая явная, каюсь, но тут что-то эх поперло.
Некоторые моменты био опустил для решения игрока, али для совместного, вроде того, пила ли Морриган из источника или же нет.
Вообще у этих двух персонажей большая история, с удовольствием обмозгую все нюансы, поболтаю по этому поводу, обсужу идеи. Без игры уж точно не оставлю, начиная от времен пятого мора и заканчивая "Морриган, тут из элувиана какие-то кунари спрашивают про лысого эльфа"
Вообще я люблю хедканоны обмазываться хедканонами неважно какой степени упоротости, а еще люблю, когда соигрок их тоже любит, вот прямо обожаю
Сам я достаточно медленный, этакое предупреждение, зато на этом форуме с самого открытия, а это уже почти два года два года, Лалан, ДВА! так что я уж точно никуда отсюда не денусь и вам не советую

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
- Анна… - Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. – Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
- Все хорошо. Папа здесь. – Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей – да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом – выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
- Аннабель? – Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? – Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

Отредактировано Aidan Cousland (25-02-2018 21:24:04)

+1

97

Категория игры

dragon age | век дракона

https://78.media.tumblr.com/1b747c2621f5f9c8dcc7bd9e679b212c/tumblr_oktwtxerNP1r5jrizo9_250.gif

Среди миров я видел, как чья-то тень,
Расправив плащ, застыла глухой стеной,
Но ты со мной, и я не смею надеяться...

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Kieran | Киран;
Возраст: 13-15

Раса: человек
Ориентация: папа примет тебя любым

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Рожденный с черной душой, дабы спасти другую, поначалу лишь только расчетливый план, идея, от которой многие бы ужаснулись, а в итоге любимое дитя, за которое можно отдать жизнь. Киран познал любовь, познал ее от ужасной ведьмы и холодного Стража-Командора, коих боялись все и еще сильней уважали. Он помнил как холодную землю и непрекращающиеся дожди, так и красоту орлейских дворцов - всюду ему находилось место.
Потому что Киран особый мальчик.
Он видит сны, коих никогда не следовало видеть, он знает то, о чем многим не ведомо, за что многие убивают. Он силен, могуществен и способен на многое, но более всего ему сейчас хочется научиться управляться с мечом, прямо как его отец, дабы и о нем слагали подвиги. Он дитя в окружении героев - он знаком даже с великим Инквизитором и не такой уж этот Инквизитор и великий, как оказалось, а боятся его только из-за молвы; Кирана бы тоже боялись - если бы знали, кто он.
Он учится и познает этот мир, он точно помнил наказ отца, когда тот уходил, потому что ему пели из-под земли, что он вернется и проверит его успехи - разве мог отец соврать? Он старается, аккуратно пробуя на ощупь все в этом мире, оно кажется интересным и прекрасным, что-то древнее, а что-то совсем новое, он хватается за любые крупицы знаний, в этом он так походит на свою мать. Или на свою бабушку, отчего-то им виденную лишь в своих снах, она ведь и дурного ему не желает, но все еще далеко, мама даже не ее боится, но того, что Флемет отыщет внука и что-нибудь с ним сделает - это ее самый главный страх, ее величайший кошмар. А Киран не боится, он ведь будущий герой и рожден был для великих свершений. Он наблюдал, как погибают старые и новые боги, он наблюдал и делал выводы. Он говорит такое, от чего у тайного канцлера Инквизиции дрожат пальцы и горе в глазах, а затем чувствует приближение того, кого, казалось, потерял. Своего отца Киран помнит смутно - он ушел перед тем, как Морриган забрала Кирана во дворец, ушел, потому что так нужно было и потому что песня в голове начинала сводить с ума.  Но вновь вернулся, потому что настоящие герои так просто не погибают. И Киран станет героем для этого мира, не потому что был рожден для этого, но потому что сам так считает. Добрый мальчик, взращенный в любви и заботе, знающий, что не простой, но никогда этим не отягощенный.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Куда же без любимого сына, право слово.
Киран прекрасно знает, кто его отец, ибо Кусланд ушел вслед за Морриган в элувиан и несколько лет провел рядом с ними, ну а дальше как уж вышло.
Киран очень интересный персонаж, из него может выйти что-то действительно занятное, да и вообще, разве это правильно, что сыночка ни разу из-за бати сотрясение мозга не получал? Настало время суровой школы яжбати и курса молодого бойца. Будем делать из Кирана настоящего героя, чтобы через несколько лет на драконов как профи ходил.

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

+2

98

Сериалы

Shameless (US) | Бесстыжие (США)

http://s4.uploads.ru/jefaT.gif

«— За всю свою карьеру я ещё не наблюдала столь восхитительного проявления алкоголизма!
— Благодарю.»

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Frank Gallagher |Фрэнк Галлагер;
Возраст: ~ 50

Раса: человек
Ориентация: гетеро

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -

Отец как минимум шестерых детей, но воспитанием которых себя не утруждает. Считает, что научил своих детей самому нужному – самостоятельности. Детей любит очень своеобразной любовью, а они отвечают ему тем же. Давно и не раз дочери и сыновья выгоняли Фрэнка из дома, который главе семейства даже не принадлежит.
Не работал и месяца в своей жизни, сидит на пособиях и знает о них все. Скользкий, изворотливый; любая ситуация будет ему на руку. Знает все ночлежки, бары и церкви, где кормят бедных и обездоленных. Но в большую часть этих мест Фрэнка уже не пускают. Потому Галлагер часто бывает в баре "Алиби", где друг семьи иногда наливает ему бокал светлого. А если Кевин отвернется, Фрэнк может и сам по-быстрому обновить выпивку. Пропивает уже вторую по счету печень, употребляет наркотики, стоит только появиться деньгам.
Женат уже почти как тридцать лет на Монике, с которой под наркотой плодил детей. С Моникой они часто ругаются и подолгу вместе быть не могут, но это самая большая любовь в жизни Фрэнка. Но стоит ей сбежать от мужа в очередной раз, Фрэнк найдет себе другую женщину. Галлагер не обделен особым шармом и обаянием, так что по каким-то причинам на старого алкоголика еще кто-то клюет.
Ради Моники в свое время бросил колледж. Галлагер, при всех своих минусах, - интересный и умный собеседник.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Собственно, ищем отца и важного в нашей жизни человека. Не смотря на проблемы взаимоотношения между нашими персонажами, очень ждем и готовим сюжеты для игры.
Я пишу не особо быстро (1-2 поста в месяц), но без игры не оставлю и с радостью возьму эпизод-другой. Количество символов в чужих постах не считаю, за богичным оформлением не гонюсь, готов без проблем подождать пост, да и поговорить за пределом форума тоже люблю.
Каст ведет общую сюжетную линию от 7 сезона, но я всегда готов к эпизодам и в других временных рамках.

Пост ищущего

«— Ты как?» — спрашивала Дебби в день свадьбы Фионы. Утро после перепоя нельзя назвать общепринятой нормой. Когда организм отвергает новую порцию алкоголя, прочищая себя, это не норма. Быть поддатым на свадьбе родной сестры – не норма. Но Лип не один в своей беде, столь же помятый в этот день еще и Френк. Это цепляет глаз, слова отца колят в самое сердце, касаются еще оставшегося живого внутри. Можно смолчать, но кулаки скажут кратче, резче, понятнее.
Френку были не рады, и страшен тот момент, когда так же будут рады тебе самому. И там можно хоть выдрать все кудри, но путь назад будет в разы сложнее. Он уже был сложен. Еще немного и возвращение к жизни без зависимости от алкоголя может стать работой Сезифа.
Но без градуса в крови уже не получается. Смыслом жизни стала лишь бутылка. Тремор рук становится слишком очевиден даже для других. А для тебя самого уже не очевидны будущие перспективы. Весь возможный успех растворен в этиловом спирте, и прервать этот порочный круг сложно.
Алкоголизм – заболевание, одно из сотни «замечательной» комбинации генов Галлагеров. Но винить гены, воспитание, окружение – это слабость, а не оправдание и железный щит от болезненных слов.
Проблема сначала становится очевидна для близких, и только потом уже для самого себя. Разговор с сестрой – как мягкое, лишенное резких теней, собственное отражение в зеркале. Лип начинает понимать, как все выглядит со стороны, и слова о необходимости собственного спасения он произносит уже сам. Признав это, становится лишь на йоту легче. Он слишком молод, и да, положение еще поправимо. Галлагер принимает предложение профессора Юэнса о прохождении лечения. И это помогает.
В первое время.
У Липа на каждый день заведен будильник на шесть вечера, час, с которого считается, что можно выпить. Он пьет, соблюдая все правила собрания борющихся с алкогольной зависимостью – время, количество выпитого, наличие воды. Это уже намного ближе к норме? Безусловно. На деле же это вся та же зависимость, просто в рамках. И изнутри рюмки рамок не видно, как порой не видно границ, где стоит остановиться.
И Галлагер вновь не видит свою зависимость, оправдывает себя. «Да все в этом районе пьют. Бутылочка-другая не сделает из меня вновь алкоголика. Я не мой отец. Я не завишу от алкоголя. Это помогает мне жить. Я в норме».
Безысходность, рутинность очередного дня, вызывает потребность в новой порции порой выпивки, пробивает рамки дозволенного. В сутках пропадают целые часы, остаются лишь краткие проблески в памяти. В крупицах памяти за прошлый день остаются: не работающий фонарный столб, на который опираешься спиной, потому что без него и стоять не можешь прямо, что бы покурить;  лестницы в бар и какие-то малознакомые, но веселые парни и девушки. Бар - не Алиби, в котором уже нечего ловить. Бармен этого заведения рад видеть не многим больше, чем Кев в Алиби. Со своим нельзя? Не вопрос, пиво будет выпито за дверьми бара, хотя, подняться, и спустятся обратно в бар, та еще задача. Последние доллары и вскрытая пачка сигарет – как плата за наполовину пустую бутылку с дешевым маслянистым джином, распиваемый уже в одиночестве.
Остальное поглощает тьма, оставляющая зияющие пустоты. В эти моменты – в голове темно и глухо, как беззвездной ночью, где даже яркий диск луны закрыт тучами.
Но даже в столь темную ночь, тучи могут сдвинуть свой гордый профиль, обнажая одинокую, но яркую звезду. От нее холодного света режет глаз, в голове проявляется мутная рябь, и возникает сухость во рту.
— Бля, зачем ты здесь, Фи? — Лип нехотя отлепляет свое лицо от стены, на которую навалился, а после чего на краткий миг потерял всякую связь с реальностью. Пробуждение оказалось неприятным, а сестра с первого предложения действовала на нервы. Галлагер недовольно морщился, и неаккуратно вытирал мокрое лицо о ворот рубашки, — Я бы вернулся домой через час другой. Тебя никто не просил присматривать за мной.
Лип не понимает, зачем за ним пришла Фиона, ведь он вовсе забыл о смене в Петси, и потому не чувствует свою вину. Какая кому разница, кто и что делает в свободное время? Пусть Фиона сейчас в Пирогах Петси и за начальницу, ее не должно заботить, что делают работники в свободное от работы время.
Руки уже на автомате скользят по карманам в поисках сигарет, но ничего найти не удается. Даже зажигалка куда-то затерялась. Тогда Лип пытается встать из-за стола, что бы отправиться в уборную, и за одним избавиться от испепеляющего взгляда сестры.
— Епт, — Галлагер вновь падает на свое место, и при этом вцепляется в край грязного стола, столешница которого даже липнет к пальцам. Не получается даже встать с первого раза, - Фи, подсоби?

+3

99

Игры

Final Fantasy | Последняя Фантазия

https://a.radikal.ru/a17/1803/3e/9f56f6c8fa4a.gif

"Unharmed by the Light. The Chosen King indeed. Allow me to regale you with a tale."

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Ardyn Izunia | Ардин Изуния;
Возраст: Неизвестно;

Раса: Человек;
Ориентация: На усмотрение игрока.

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Столько же мрачная, сколько и печальная история Ардина насчитывает несколько веков правления Люцисов, и охватывает события, связавшие появление в мире Эоса демонов и раскол в семье Каэлумов. Став вместилищем для тысячи демонов, дабы исполнить волю богов и исцелить мир от скверны, Ардин был предан правящим королем и отвергнут людьми. С тех самых пор поглощенная скверна начала отравлять его тело и душу, и хотя демоны наделили Каэлума особой силой, бессмертие стало для него проклятием, и годами целитель скитался по миру, впуская в себя все больше ненависти к роду Люцисов и, что важнее, Кристаллу, который обрек его на жизнь Проклятого.
Много лет спустя Ардин вступил на службу к Императору, намереваясь воспользовался военным конфликтом между Нифльхеймом и Люцисом, чтобы осуществить давний план мести и сразиться с таким же избранником Кристалла, каким по иронии был и он сам.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Отношение Ноктиса к Ардину несколько отличается в разных временных промежутках. Двадцатилетний Ноктис, видевший от канцлера много зла, испытывает к нему слепую ярость, хотя даже с учетом нее он все равно сбит с толку, поскольку не понимает его мотивации. Именно благодаря этой бреши тридцатилетний Ноктис, узнавший и историю Ардина, и о своем предназначении, кроме ненависти ощущает еще и сочувствие к нему, но сочувствие близкое к интроэкции, то есть, оно происходит отчасти из жалости Ноктиса к самому себе и чувства несправедливости, постигнувшего их обоих.
Если говорить об игре, то Ардин в ней – своеобразный трикстер, который вел Ноктиса и его товарищей, подбрасывая им интересные сложности и иногда изящно помогая из них выпутаться. И в основной игре, и в альтернативе есть множество возможностей для создания эпизодов, хотя лично я больше склоняюсь ко второму, так как мне кажется, что создатели не раскрыли потенциал Ардина и наполовину, не то чтобы полностью.
Что требуется от вас? Достаточное знание канона, чтобы свободно чувствовать себя, отыгрывая персонажа, грамотность, посты хотя бы от 2600 символов (без лимитов на максимум) и, конечно, желание играть.

Пост ищущего

День неуступчиво рвался к нему в кабинет. Как бы он не боролся с его погожей наружностью закрытием окон и крепким смежением жалюзных реек, солнце с легкостью находило в его неприступной защите коварные бреши и изучающе щупало внутренность комнаты, как, бывает, делают пальцы во время поисков мелочи, столкнувшись с низкой посадкой дивана или близко приставленным к стенке шкафом. В то время оно еще не могло дотянуться до пола, зато перед ним оказалось все наполнение стола, которого тому непременно нужно было коснуться, погладить, потрогать, и освежить вмешательством света уставшие формы, невзначай заглянувши в поверхность природных зеркал, разбиться, наполняя все его содержание штриховкой, и заодно отодвинуть глубокие тени назад. С чуть меньшей настойчивостью в кабинет прорывались и звуки, но будничный шум коридоров был достаточно громким, чтобы их подавлять, оттого приобщение доктора к улице сводилось лишь к напряжению стекол, когда внешний мир неожиданно начинал восклицать.
Доктор Бернес был весьма восприимчив к комфорту. Он с непримиримостью собственника относился к порядку и, не стесняясь, жестко осаживал всякого, кто пытался хозяйничать и хоть как-то влиять на его обстановку. Из-за него несчастному Кэттеллу приходилось бесправно мириться с жарой и словно подсказками делать громкие вздохи, стоять у окна и утомленно обмахиваться то одной свободной ладонью, то сложенным листком в несвободной второй. Бернес знал, что тот не решится спросить об открытии форточки, ведь между ними висел нерешенный вопрос, и Кэттелл как бы зависел от его настроения, которое и так омрачалось больной головой.
— Не знаю, чего ты ждешь от меня. – Голос выдал усталость от их разговора. – Этот случай не в твоей квалификации.
Он вложил в это больше, чем могло показаться. Ни для кого не секрет, что Бернес всегда непочтительно относился к психологам, принимая их присутствие в клинике как неизбежную данность и потворство сомнительным веяньям моды. Да, самих психологов у них не бывало – разве что одно время к ним повадились клиники, — но психотерапевты, что были одной ногой в психологии и потому пытались внедрять в научное лечение психики не научное врачевание «души», были не только не лучше их, но еще возмутительнее.
— Отчего же? – Было видно, что из-за жары доктор Кэттелл не сразу нашелся с ответом и этим вопросом всего лишь отстрочил его. — У пациентки хорошая динамика лечения.
— Действительно хорошая. – Настороженно согласился Бернес. – И поэтому я не хочу, чтобы вы ее ухудшили.
К несчастью для Кэттелла, Бернес все еще помнил о его ранних промахах. Пусть в клинику он и пришел подготовленным, обладая внушительным перечнем знаний и предприимчивым гибким умом, — тот период неожиданно выстрелил в Яна разводом и, истощившись на поле супружеских ссор, он показал себя хуже, чем в принципе мог бы. Неудобней всего было то, что именно Бернес весь испытательный срок выступал его супервизором, и он с удовольствием приговорил бы его к увольнению, если бы клиника не терпела людские убытки, и Кэттелла быстро нашлось бы кем заменить.
— Мы не должны отказываться от основного лечения...
Старший доктор не смог удержаться от хмыканья.
-…Но пока состояние пациентки стабильно – не воспользоваться этим было бы большим упущением.
Слова давались ему нелегко, и Бернес мысленно похвалил себя за умение обуздывать речь, так как кроме летнего удушения жарой, на него с жестоким упрямством ложилась мигрень.
— Уже прошел целый месяц, а мы все еще не продвинулись в понимании Сенуа как личности. Я предполагаю, что истерические фантазмы пациентки могут быть частью ее механизма защиты – возможно, ей было легче принять жестокость неких монструозных существ, нежели обычных – и, вероятно, близких — людей.
— Нам в любом случае придется бороться с ними как с нарушениями.
— Мы рискуем продержать ее здесь всю ее жизнь. Даже если медикаментозное лечение даст максимально положительный результат и пациентка вернется к нормальной жизни, у нас нет гарантий того, что ничто не спровоцирует обострение болезни, и она не поступит в клинику в самое ближайшее время.
— Что ты предлагаешь? – Пожалуй, он вынужден был признать, что в словах Яна есть здравый смысл. Другой вопрос, по силам ли тому такая работа? Амбиций, думал Бернес, в нем было больше, чем опыта.
— Хочу поработать с ней.
Вот так? Возмутительно просто.
Доктор Бернес со значением выпростал кашель, но стоило ему чуть-чуть податься вперед — как маятник Ньютона отбил лучик света, залепив его глаз, и еще неоконченный звук прозвучал с осуждением. Сегодня его отношение к солнцу было чем-то похоже на его отношение к Кэттеллу. С одной стороны, оно вносило маленький хаос в его совершенный порядок, пронырливо устремляясь туда, куда доктор старался ему не позволить, с другой – вопреки своей необузданности и злостном стремлении мешать, оно могло как ухудшить, так и улучшить сегодняшний день. Как не взгляни, ситуация с Сенуя была необычной, можно даже сказать, неудобной: не имея ни документов, ни родственников, ни представления о настоящем (то бишь, приемлемом) имени, она не давала им вывести норму ее поведения и познакомиться с прежним сценарием жизни, что никак не хотел проявиться в период ремиссии. По большому счету, отсутствие родственников избавляло Бернеса от возможных претензий, и, поручая лечение Кэттеллу, он шел на совсем незначительный риск, и если в будущем им все-таки доведется столкнуться с проблемой – был вправе оставить ему все последствия.   
— Что ж… — И все равно Бернес уступал с неохотой. – Пусть. Можешь поработать с месяц, но мне нужны будут все отчеты. К слову… — Движение пальца вернуло прежнюю важность листку, которым Кэттелл все это время обмахивался.
***
Собственно, месяц начался со вторника. Говоря откровенно, он мог наступить и вчера, но Кэттелл хотел подготовиться к новой работе, дабы правильно выложить свой первый шаг. В ожидании встречи он был возбужден. В нем с творческой важностью разрослось вдохновение, что побуждало его репетировать, пробовать фразы на вкус, и выстраивать в мыслях ход их общения, подбирая к нечестно банальным «блокам» ключи. Ян желал показать себя – то, как он возмужал за восемь лет практики, как затвердел его взгляд, как аккуратно были разложены мысли, легко поддаваясь работе ума, как виртуозно он жонглировал знаниями и как эффективно умел применять их на практике. Он прочел много книг и к круглой тройке годов ощутил особую страсть к точным схемам истории и к мистическим тропам символики, что грозилась сорваться в страшащий его оккультизм. Болезнь пациентки словно бросила вызов его увлечению и он, то ли желая проверить качество собственной памяти, то ли желая на чем-то ее подловить, изначально брался за дело как за подкормку ослабших амбиций и как за возможность убедить в своей докторской зрелости Бернеса. Все просто удачно сошлось в одной точке: и ее психиатр, под чьим наблюдением он когда-то давно оступился, и лазейка психики Сенуа, и интересный сюжет ее заблуждений, и, может быть, разрешение нерешенной проблемы с женой за счет врачебной уже победы над девушкой.
Он подготовился к встрече со всей осторожностью. Помня о вредящем факторе “первого впечатления", Ян боялся споткнуться на какой-нибудь мелочи и ненамеренно подпитать ее замкнутость, потому подобрал максимальной нейтральный наряд и слегка неуклюжее положение волос. Можно было, конечно, прибегнуть и к хитрости, применив к своей внешности и некую близкую пациентке подробность, но это бы значило то, что Кэттелл подыгрывает ее отклонению, тогда как ему полагалось его побороть.
Взвесив все входящие «за» и выходящие «против», он явился ей в полдень в цветной рубашке без галстука, брюках без пояса и прогулочной обуви без змеевидных шнурков. Сначала было приветствие, затем он представился, и, опуская формальности, занял свободное место напротив. Стол между ними был доверительно узким, оттого ему не пришлось излишне навязчиво громоздиться под боком, и Ян уважительно не подался вперед, разве что положил сверху руки, с ходу распутав их беспокойную скованность.
— Мне бы хотелось услышать вашу историю.
Не раздвигая губ, он улыбнулся, и стал ожидать ответного шага больной.

Отредактировано Noctis (21-08-2018 23:29:30)

0

100

Категория игры/книги/итд

Dragon Age | Век Дракона

https://78.media.tumblr.com/eb65dae22a6384e8fe2b86aeb4c46089/tumblr_oqd3w7Jpop1rob81ao5_250.gif

Пусть о победах другой поет -
Я о бедах тебе спою.
Он видел, как гибнет его народ
И проклял горькую клятву свою.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Alistair Therin | Алистер Тейрин;
Возраст: ~40

Раса: полукровка, но лучше об этом никому не знать, такой скандал поднимется
Ориентация: на аппетитный кусочек сыра

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Весь Ферелден говорит о короле Алистере, о мудром и добром правителе, что появился в час нужды. Никто толком и не знает, какую цену ему пришлось заплатить, никто не знает, как тяжела для него корона - для бастарда, полукровки от эльфа, в жизни своей не видавшем роскоши. Он-то о таком никогда и не задумывался, ему была приятна жизнь в которой в руке бы был верный меч, а впереди бесконечная дорога. После долгих лет непринятия и отчужденности ото всех, кого он любил и к кому имел неосторожность привязаться, Алистер нашел утешение в рядах Серых Стражей, Дункан стал ему новым отцом, а рекруты семьей. Если бы не начинающийся Мор, он бы мог уверенно сказать, что все-то у него, наконец, стало налаживаться. Но беды приходили одни за другими, сначала Мор, потом Остагар, предательство и убийство, поражение, в котором погибли не только люди, но и всякая надежда на будущее. А в конце так и вынужденное общение с ведьмами, словно вишенка на торте. Но его звал долг и клятва, а скверна в крови бурлила и закипала, требуя рваться в бой.
Много троп они исходили, многое пережили и видели столько, что хватило бы на несколько увесистых томов у какого-нибудь краснобая, но ведь Серые Стражи свои подвиги не воспевают, а за королей это делает кто-то другой. Ему ведь этого вовсе не хотелось, но треклятая кровь все сделала за него - Ферелдену нужен правитель и он был обязан им стать, это был долг, не Серого Стража, но человека, желающего блага для своей страны. Многое ему здесь не нравится. Во-первых - этикет, обязательные приемы и обязанность следить за своими словами, орлейская Игра и антиванские танцы, как хорошо, что у него есть королева, которая все это сделает за него; за столько лет король и королева если не полюбили друг друга, то научились уважать и искать выгоду в чертах своего характера, возможно, у них даже получится привести страну к процветанию. Особенно сейчас, когда небеса разорвались напополам, а древние легенды принялись называть себя новыми богами. Король должен быть как никогда мудрым и, конечно же, всегда готовым придти на помощь своим друзьям.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Мы решили особо не заморачиваться по поводу точки отсчета, у нас в игре введены как события Ориджинс, так намечаются и планы на игру в Инквизиции. По здешнему канону Айден и Алистер друзья, довольно неплохие, если не считать того, что Кусланд все же заставил приятеля сесть на трон, жениться на Аноре и оставил Логейна в качестве Серого Стража, но разве такие мелочи могут помешать настоящей дружбе? можешь дать мне по морде пару раз хд Предлагаю хедканон, в котором даже после коронации Алистер приезжал с "проверкой" в Амарантайн и, между делом, показывал новым рекрутам, как настоящий Серый Страж должен делать, а потом все дружно тушили очередной сгоревший амбар.
То, что в небе появилась Брешь, наверняка не останется незамеченным, а потому объявляю общий сбор старой пати, тряхнем стариной и покажем молодняку как нужно правильно спасать этот мир!

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

Отредактировано Aidan Cousland (18-03-2018 17:54:55)

+2

101

Категория игры/книги/итд

Dragon Age | Век Дракона

http://78.media.tumblr.com/f6c02c9d2e2d1e19cd22a1fa14e6a28c/tumblr_nago82Ngcu1r1nrxmo1_250.gif

О, Создатель, услышь мой плач:
Усади меня в смерти на Твоей стороне.
Сделай меня единой с Твоей славой.
И позволь миру вновь увидеть Твою благосклонность.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Leliana | Лелиана;
Возраст: ~35

Раса:  человек
Ориентация: на красивые туфельки и красивых людей

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Нет песни красивей - чем бардовкая песня, полная речей, словно мед тягучих и сладких. Нет ничего более страшного, чем все слышащие уши и тонкий клинок, спрятанный в рукаве. Барды Орлея славны своей историей хитрости и коварства. И для Лелианы жизнь ее казалась прекрасной - музыка и кровь смешались воедино, объединились в цель жизни, а страсть к собственной наставнице затмила все остальное. В конечном итоге, если обернуться обратно и проанализировать... Марджолайн была права, если бы она не предала ее первой, Лелиана бы сделала это сама, теперь-то она это понимает. Но эта пощечина отрезвила ее, заставила взглянуть на собственные руки и ужаснуться крови на них. Она могла бы бежать далеко, примкнуть к сильным мира сего и не бояться более ничего и никогда. Но вместо этого Лелиана выбрала покой и маленькую деревушку, близ Диких Земель, в которой единственной бедой были лишь драки по пьяни, да сплетни кто с кем и когда на сеновале видился.
А потом пришел Мор.
А вместе с ними пришли и видения. Сам Создатель обращался к Лелиане и она внимала как никогда раньше. Он говорил, что ее ждет долгий путь и трудная дорога, но с его благословением девушка выдержит всякое испытание. И когда появились Серые Стражи, она поняла, что ее тихая и спокойная жизнь окончена. Их путешествие было долгим, было полно трудных решений, впрочем, было и нечто хорошее среди всех бед, а под холодными горами Стражи решили выкупить милого нага и подарить его Лелиане. Шмоплз стал не только милым подарком, но и напоминанием о славных днях свободы. Ведь после окончания Мора дорога увела ее далеко от старых друзей - обратно в лоно церкви, обратно к старым привычкам. Левая рука самой Преподобной Матери, она держала пальцы на пульсе, осаживала наиболее хитрых сестричек, решивших пошатнуть титул Джустинии или помешать ее решениям. Вечный и верный шпион, что из тени наблюдает за всеми.
А после ее смерти осталась лишь только печаль. И долг. Лелиана не оставит этот мир, добьется того, чего так хотела женщина ее столь долго вдохновляющая - мира и процветания. Сестра Соловей, как ее все называют, одна из советников Инквизитора, одна из самых влиятельных людей - знающая и ведающая все, от нее не скрыть своих секретов, а ее вороны всегда отыщут нужного человека. Ее боятся, но и уважают. Время идет, но не меняется лишь одно - вера Лелианы в Создателя и в Песню, что поется в час нужды и лишений.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Как без главного шпиона всея Тедаса? По поводу того - делать Лелиану жрицей Викторией или нет - на все воля потенциального игрока. Если что - кагора за мой счет и милого нага с красивой ленточкой в качестве подарка. Соловей вполне жива-здорова, прах Андрасте не тронут и спокойненько стоит себе в урне - дальше пылится. Вообще Айден на отповедях и при Песни засыпал и громко храпел, а если не спал, так тупо шутил про шляпы матерей, так что думаю от Лелианы луком по голове получал периодически.
И вообще - как там Шмоплз? Где мое приглашение в Скайхолд? Что за херня с Адамантом? Почему я всегда все узнаю последним? Что за херня, Лелиана?

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

Отредактировано Aidan Cousland (18-03-2018 17:54:39)

+1

102

Категория игры

The Elder Scrolls | Древние Свитки

https://i.imgur.com/ZThtgfD.jpg https://i.imgur.com/QpzYN1H.jpg

“You will be emperor.” “The emperor —”

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Martin Septim | Мартин Септим;
Возраст: что-то около 30-ти, но если считать по нашим дням, то +200 лет прибавляем

Раса: драконорожденный
Ориентация: кто вас священников знает...

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Император без короны, бастард и просто герой своего времени - Мартин желал лишь одного, помогать людям и вести их по правильному пути. Добро и сострадание, как говорится, он пришел к этому не сразу, по юности своей испробовав многое, но, в итоге, придя к единственному верному решению, посвятив себя альтруизму и помощи ближнему. Он променял всякое на бледно-синюю робу и тихий шелест страниц в своей келье. Его жизнь должна была пройти спокойно, не разверзгнись Врата Обливиона над их головами. Именно в этот момент пришли настоящие проблемы и тот, кого позже назовут Чемпионом Сиродила и Героем Кватча, а сам Мартин назовет сего героя своим другом и единственной надеждой. Бастард от крови Септимов - последний драконорожденный, способный остановить наступление даэдра в этот мир, Мартин не долго колебался, принося себя в жертву во имя общего блага. А в книгах по истории до сих пор рассказывают, как так и не состоявшийся император обратился в дракона и сразил великую опасность, на них наступавшую. В книгах говорится о доблести и отваге последнего Септима, о его самоотверженности, но ни один летописец его настоящего даже описать не в состоянии. Где же правда, а где нет, никто уже и не расскажет, а последний император все так же стоит, закованный в камень, раскинув свои крылья, дожидаясь своего часа. Ведь герои не умирают просто так...

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Мы решили собрать драгонборн-пати. Тем более, что планы и идеи уже имеются, как и наброски по поводу того, как связать персонажей, можем вытащить императора из статуи (ну а что,  не так уж и далеко до столицы пешочком), ну или аватар Акатоша снизошел дабы лично раздать подзатыльников - много вариантов. А еще есть маленький хедканон, что Довакин потомок Мартина и ЧС, но тттссссс, это просто один из вариантов.

К этому, кстати, приплетается еще один хедканон, что Мирак наш давнешний прародитель, чтобы мы оба закосплеили этого парня

http://img.playground.ru/images/6/1/sIaFT7ZGG0Y.jpg

Иногда я даже вполне нормальная и способна сотворить отыгрыш почти что не упоротый и не полный огромных планов на дальнейшее прохождение. Нам нужен Мартин, во-первых, мне нужен кто-то, кто будет подавать мне книжки, которыми я буду пиздить Мирака; во-вторых - мне нужен кто-то, кто объяснит мне, что книжками можно не только забить человека до смерти - это еще и ценный источник информации. Если что, у меня всегда найдется парочка артефактов, которыми я с удовольствием поделюсь /намекает/.

Пост ищущего

Это была плохая идея.
Говорил ее собственный разум, при этом злостно хихикая и напоминая, что привычки соваться одной в неизведанные места - чревато, тем более, если еще не отошла от прошлых увечий. Но нет, природная нордская упертость или же просто обычный вредный женский характер не позволяют оставлять все как есть и бежать дальше, сломя голову, ну или попросту наплевать. Довакин бы хотелось сказать, что все это делалось для блага других, но на самом-то деле выходило так, что все это делалось по ее же личной прихоти, перемешанной с задетой гордость.
Это была плохая идея.
Говорила ей Лидия, до последнего отказываясь отпускать своего тана одну, сжимая поводья серой лошади стальной хваткой. Щит и меч смотрела на Довакин словно строгая мать, не желающая отпускать свое ненаглядное дитя на гуляния поздно вечером. И, возможно, она бы посмеялась от такого сравнения, но уж слишком ей не до смеха было. Слишком многое еще предстояло обдумать и перемолоть в черепной коробке.
Это была плохая идея.
Для членов неназванного культа, пытаться достать женщину в людном месте и у всех на виду. Даже сквозь шум толпы она услышала, как чиркнул кинжал о ножны, как легкие искры магии издали потрескивающий перелив и отпрыгнула в сторону вовремя - молния прошлась всего в паре сантиметров от молодого побега Златолиста, вызвав истошный вопль жрицы Кинарет и громкий гул. Уйти от первой атаки было достаточно, тут же сбежались стражники, среди них затесался и Фаркас - соратник с размаха ударил незнакомца по уху, владеющий силой Исграмора лишил жизни и выбил из нападающего дух, в прямом смысле слова. А потом взглянул на нее и улыбнулся, словно ничего и не произошло такого особого, напоминая своим волчьим оскалом, что животная натура всегда возобладает.
Еще предстояло выяснить, кто эти внезапные друзья и откуда. Вся их одежда так и говорила, что они не местные, да и на убийц не походят - убийцы не настолько тупые, чтобы нападать при всех, посреди дня, на огромной площади. Неужели решили, что с ней будет так легко справиться? За масками, не драконьими, скрывались обычные бледные лица, безо всяких опознавательных знаков; в карманах были лишь пара монет, стальное оружие, да странная записка, в которой говорилось лишь одно - кто-то очень желает, дабы Драконорожденная покоилась с миром. Сама она умирать не собиралась, тем более теперь, когда, наконец, в Скайриме настал шаткий и хрупкий мир, у нее появилась возможность, наконец, вновь попробовать стать кем-то, а не отражением древних легенд. Глубоко вдохнуть, как оказалось, ей никто и не даст, вновь выбив почву из-под ног. Приходилось вновь браться за меч и идти по следам, словно гончая.
Стражники недовольно ворчали, когда женщина переворачивала и обшаривала карманы у трупов на глазах у всех, но и выражать свое недовольство открыто не смели, тем более препятствовать - кто имеет право запрещать тану? Одежда у них была странной, мантии с хитиновыми вставками, Кодлак авторитетно заявил, что такое делают в пределах Морровинда, а у них тут подобное не в почете. На сапогах была глина, а от волос пахло костром; дорожная пыль и остатки влаги - шли ее несостоявшиеся убийцы с севера, чуть западнее Виндхельмовых владений, где глины такой отродясь не водилось. Шли несколько дней, возможно, укрывались до этого в горах. А если так - то она их найдет. Не в первый раз выслеживать, идти по следу, словно ищейке. И она не долго думала, вновь собирая в дорожную сумку только самое необходимое, перекидывая древко лука через плечо.
И все же это была плохая идея.
Одна она действительно передвигалась быстрее, настигла логово за пару дней, двигаясь по следам и оставленным подсказкам. Но все же, с количеством она просчиталась, не могла толком определить. Из своего укрытия люди в робах выходили редко, засели словно кроты и носа не показывали - посчитать их было невозможно, а тихий драконий шепот не пробивался сквозь толщу камня такого объема - они точно знали, где стоит прятаться и от глаз, и от туума. Надо было попросить Эйлу пойти с ней, скажи волчице, что идет она на охоту, так та бы и не отказалась, оскалилась бы и первая побежала, но осторожность как всегда сделала Довакин медвежью услугу. Возвращаться обратно было бесполезно - не для простой прогулки она сюда пришла; устраивать открытое противостояние тоже, не зная точного числа противников.
Пришлось ждать - пещера, к которой вели следы, казалась, на первый взгляд необжитой, выходили из нее редко, если вообще выходили; окрестности кишели только диким зверьем, а из достопримечательностей можно было отметить только полусгнивший можжевельник у входа. Впрочем, она сюда пришла не любоваться красотами. Время шло и солнце медленно садилось, резкие тени со скал спускались все ниже. Если не сейчас - то когда?
Соскользнув со скалы, Довакин спрыгнула вниз, несколько камней скатились за ней, создавая шум, но из пещеры так никто и не показался; значит, часового тоже не поставили? Пещера была природного происхождения, но это не значило, что в ее глубинах не скрывалось секретов, Довакин в последний раз оглянулась на заходящее солнце и шагнула во тьму...


Узкий проход сменился широкой природной пещерой, освещенной мягким голубоватым светом, шумел подземный ручей, бьющий из-под камней, через него был перекинут мостик из грубо сколоченных досок, а по другую сторону виднелись ворота, с этого расстояния - надежно запертые.
Довакин остановилась и прислушалась - тишины не было, пещера шумела и жила своей жизнью, но и лишних голосов в ее глубинах слышно не было...
Никого...

+1

103

Игры

Final Fantasy | Последняя Фантазия

http://c.radikal.ru/c35/1803/f5/980ba47d01c2.gif

"Walk tall, my son"

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Regis Lucis Caelum | Регис Люцис Каэлум;
Возраст: 50 лет.

Раса: Человек;
Ориентация: На усмотрение игрока.

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Говорят, что для родителя нет ничего ужаснее, чем пережить своего ребенка, но жизненное испытание Региса было, возможно, даже ужаснее этого. Зная о том, какая судьба уготовлена его единственному сыну, король Регис надеялся если не избежать жестокой воли богов, то хотя бы отстрочить ее. Он сумел подарить Ноктису двадцать лет спокойной жизни в незнании, что стоило ему сокращения собственных лет, потери большей части земель и доверия подданных. Как король и приемник наследия Люцисов, Регис мог бы долгие годы править достойно, запомнившись людям как мудрый и добрый король, но будучи больше любящим отцом, нежели мудрым королем, он ставил заботу о сыне превыше интересов королевства. Вполне вероятно, что Регис пошел бы и против воли богов, если бы это не сулило Ноктису еще более мрачное будущее. С тяжелым бременем на сердце, он отстранился даже от друзей, предпочтя сохранить предсказание в тайне, поэтому долгие годы король был обречен вынашивать отцовскую горечь в одиночестве и жить в тягостном ожидании.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Если бы меня спросили о том, что является основной темой данной номерной части игры, то я бы ответил, что, прежде всего, она рассказывает об отцовской любви, так как с нее история начинается и ею же заканчивается (а я склонен считать, что концовка с коронацией/свадьбой является последней фантазией Региса о лучшем будущем для сына, ибо до этого в игре не брал участие закадровый голос рассказчика). Несмотря на нежелание Ноктиса мириться с обязанностями наследника, их отношения с Регисом лишены сложностей отцов и детей, и единственной трудностью с ним является лишь его нежелание взрослеть, расставаясь с надежным и защищенным отцом статусом принца. Он не желает быть королем, потому что заря нового короля будет значить закат старого. К тому же, Ноктис не хочет ответственности и он действительно не годится для роли наследника, и даже в будущем не взрослеет сам по себе, а просто копирует отца в поведении, внешности, и, вероятно, снова же потому в концовке с коронацией/свадьбой Ноктис выглядит иначе, чем он же в 14 главе (в этой концовке Регис как бы пожелал чтобы тот остался собой).
У меня есть множество идей для игры с Регисом. Больше в альтернативе, конечно, но даже сами создатели подтвердили наличие альтернативных реальностей в данной игре. Мне интересно как рассмотреть что-то в каноне, так и покрутить альтернативные развития событий (к примеру, пророчество из трейлера Омен) или же перенести персонажей в реалии кроссовера. Например, я очень заинтересован в игре по In the flesh, где Ноктис выступал бы в качестве пжч, что было бы, возможно, спорно приятным, как для отца, воскрешением сына (потому как это воспринимают люди в каноне мира).
В остальном, я открыт для ваших идей. Играю, правда, медленно, но и вас не подгоняю. Требую взамен только грамотность, посты от 2600 символов, знание канона и заинтересованность в игре. Еще у нас есть многотипажный (правда, и такой же медленный) Промпто, которого можно заинтересовать игрой в роли кого-нибудь полезного для раскрытия вашего и моего персонажа. Так что мы оба будем рады найти хорошего игрока на эту непростую роль.

Пост ищущего

День неуступчиво рвался к нему в кабинет. Как бы он не боролся с его погожей наружностью закрытием окон и крепким смежением жалюзных реек, солнце с легкостью находило в его неприступной защите коварные бреши и изучающе щупало внутренность комнаты, как, бывает, делают пальцы во время поисков мелочи, столкнувшись с низкой посадкой дивана или близко приставленным к стенке шкафом. В то время оно еще не могло дотянуться до пола, зато перед ним оказалось все наполнение стола, которого тому непременно нужно было коснуться, погладить, потрогать, и освежить вмешательством света уставшие формы, невзначай заглянувши в поверхность природных зеркал, разбиться, наполняя все его содержание штриховкой, и заодно отодвинуть глубокие тени назад. С чуть меньшей настойчивостью в кабинет прорывались и звуки, но будничный шум коридоров был достаточно громким, чтобы их подавлять, оттого приобщение доктора к улице сводилось лишь к напряжению стекол, когда внешний мир неожиданно начинал восклицать.
Доктор Бернес был весьма восприимчив к комфорту. Он с непримиримостью собственника относился к порядку и, не стесняясь, жестко осаживал всякого, кто пытался хозяйничать и хоть как-то влиять на его обстановку. Из-за него несчастному Кэттеллу приходилось бесправно мириться с жарой и словно подсказками делать громкие вздохи, стоять у окна и утомленно обмахиваться то одной свободной ладонью, то сложенным листком в несвободной второй. Бернес знал, что тот не решится спросить об открытии форточки, ведь между ними висел нерешенный вопрос, и Кэттелл как бы зависел от его настроения, которое и так омрачалось больной головой.
— Не знаю, чего ты ждешь от меня. – Голос выдал усталость от их разговора. – Этот случай не в твоей квалификации.
Он вложил в это больше, чем могло показаться. Ни для кого не секрет, что Бернес всегда непочтительно относился к психологам, принимая их присутствие в клинике как неизбежную данность и потворство сомнительным веяньям моды. Да, самих психологов у них не бывало – разве что одно время к ним повадились клиники, — но психотерапевты, что были одной ногой в психологии и потому пытались внедрять в научное лечение психики не научное врачевание «души», были не только не лучше их, но еще возмутительнее.
— Отчего же? – Было видно, что из-за жары доктор Кэттелл не сразу нашелся с ответом и этим вопросом всего лишь отстрочил его. — У пациентки хорошая динамика лечения.
— Действительно хорошая. – Настороженно согласился Бернес. – И поэтому я не хочу, чтобы вы ее ухудшили.
К несчастью для Кэттелла, Бернес все еще помнил о его ранних промахах. Пусть в клинику он и пришел подготовленным, обладая внушительным перечнем знаний и предприимчивым гибким умом, — тот период неожиданно выстрелил в Яна разводом и, истощившись на поле супружеских ссор, он показал себя хуже, чем в принципе мог бы. Неудобней всего было то, что именно Бернес весь испытательный срок выступал его супервизором, и он с удовольствием приговорил бы его к увольнению, если бы клиника не терпела людские убытки, и Кэттелла быстро нашлось бы кем заменить.
— Мы не должны отказываться от основного лечения...
Старший доктор не смог удержаться от хмыканья.
-…Но пока состояние пациентки стабильно – не воспользоваться этим было бы большим упущением.
Слова давались ему нелегко, и Бернес мысленно похвалил себя за умение обуздывать речь, так как кроме летнего удушения жарой, на него с жестоким упрямством ложилась мигрень.
— Уже прошел целый месяц, а мы все еще не продвинулись в понимании Сенуа как личности. Я предполагаю, что истерические фантазмы пациентки могут быть частью ее механизма защиты – возможно, ей было легче принять жестокость неких монструозных существ, нежели обычных – и, вероятно, близких — людей.
— Нам в любом случае придется бороться с ними как с нарушениями.
— Мы рискуем продержать ее здесь всю ее жизнь. Даже если медикаментозное лечение даст максимально положительный результат и пациентка вернется к нормальной жизни, у нас нет гарантий того, что ничто не спровоцирует обострение болезни, и она не поступит в клинику в самое ближайшее время.
— Что ты предлагаешь? – Пожалуй, он вынужден был признать, что в словах Яна есть здравый смысл. Другой вопрос, по силам ли тому такая работа? Амбиций, думал Бернес, в нем было больше, чем опыта.
— Хочу поработать с ней.
Вот так? Возмутительно просто.
Доктор Бернес со значением выпростал кашель, но стоило ему чуть-чуть податься вперед — как маятник Ньютона отбил лучик света, залепив его глаз, и еще неоконченный звук прозвучал с осуждением. Сегодня его отношение к солнцу было чем-то похоже на его отношение к Кэттеллу. С одной стороны, оно вносило маленький хаос в его совершенный порядок, пронырливо устремляясь туда, куда доктор старался ему не позволить, с другой – вопреки своей необузданности и злостном стремлении мешать, оно могло как ухудшить, так и улучшить сегодняшний день. Как не взгляни, ситуация с Сенуя была необычной, можно даже сказать, неудобной: не имея ни документов, ни родственников, ни представления о настоящем (то бишь, приемлемом) имени, она не давала им вывести норму ее поведения и познакомиться с прежним сценарием жизни, что никак не хотел проявиться в период ремиссии. По большому счету, отсутствие родственников избавляло Бернеса от возможных претензий, и, поручая лечение Кэттеллу, он шел на совсем незначительный риск, и если в будущем им все-таки доведется столкнуться с проблемой – был вправе оставить ему все последствия.   
— Что ж… — И все равно Бернес уступал с неохотой. – Пусть. Можешь поработать с месяц, но мне нужны будут все отчеты. К слову… — Движение пальца вернуло прежнюю важность листку, которым Кэттелл все это время обмахивался.
***
Собственно, месяц начался со вторника. Говоря откровенно, он мог наступить и вчера, но Кэттелл хотел подготовиться к новой работе, дабы правильно выложить свой первый шаг. В ожидании встречи он был возбужден. В нем с творческой важностью разрослось вдохновение, что побуждало его репетировать, пробовать фразы на вкус, и выстраивать в мыслях ход их общения, подбирая к нечестно банальным «блокам» ключи. Ян желал показать себя – то, как он возмужал за восемь лет практики, как затвердел его взгляд, как аккуратно были разложены мысли, легко поддаваясь работе ума, как виртуозно он жонглировал знаниями и как эффективно умел применять их на практике. Он прочел много книг и к круглой тройке годов ощутил особую страсть к точным схемам истории и к мистическим тропам символики, что грозилась сорваться в страшащий его оккультизм. Болезнь пациентки словно бросила вызов его увлечению и он, то ли желая проверить качество собственной памяти, то ли желая на чем-то ее подловить, изначально брался за дело как за подкормку ослабших амбиций и как за возможность убедить в своей докторской зрелости Бернеса. Все просто удачно сошлось в одной точке: и ее психиатр, под чьим наблюдением он когда-то давно оступился, и лазейка психики Сенуа, и интересный сюжет ее заблуждений, и, может быть, разрешение нерешенной проблемы с женой за счет врачебной уже победы над девушкой.
Он подготовился к встрече со всей осторожностью. Помня о вредящем факторе “первого впечатления", Ян боялся споткнуться на какой-нибудь мелочи и ненамеренно подпитать ее замкнутость, потому подобрал максимальной нейтральный наряд и слегка неуклюжее положение волос. Можно было, конечно, прибегнуть и к хитрости, применив к своей внешности и некую близкую пациентке подробность, но это бы значило то, что Кэттелл подыгрывает ее отклонению, тогда как ему полагалось его побороть.
Взвесив все входящие «за» и выходящие «против», он явился ей в полдень в цветной рубашке без галстука, брюках без пояса и прогулочной обуви без змеевидных шнурков. Сначала было приветствие, затем он представился, и, опуская формальности, занял свободное место напротив. Стол между ними был доверительно узким, оттого ему не пришлось излишне навязчиво громоздиться под боком, и Ян уважительно не подался вперед, разве что положил сверху руки, с ходу распутав их беспокойную скованность.
— Мне бы хотелось услышать вашу историю.
Не раздвигая губ, он улыбнулся, и стал ожидать ответного шага больной.

Отредактировано Noctis (21-08-2018 23:26:41)

0

104

Категория игры

Dragon Age | Век Дракона

https://78.media.tumblr.com/9b26bc2f5cb85b313a7551ee59fa1bff/tumblr_nn1dz9Vgi31qhf31ao8_250.gif

Воин,
Спаситель,
Герой,
Предводитель,
За нас Инквизитор - горой.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: the Inquisitor | Инквизитор;
Возраст: юное еще создание, поди около 25

Раса: человек|эльф|гном|коссит
Ориентация: на спасение мира

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Каждому веку нужен свой герой, и что-то век Дракона героев этих наплодил огромное количество. Но они ведь не просто так от балды появляются, вот и тот, кого все зовут Вестником Андрасте и мона Инквизитор, появился не просто так. Пришедший в час нужды - вышедший из  Тени, а за спиной сама Андрасте, указывающая путь. Народ не сомневается в святости и богоизбранности лидера организации, что так ловко набирает обороты. Одним мановением руки Инквизитор штопает разрывы, одним своим голосом разума объединяет нации и заставляет забыть о старых распрях. Влияние его огромно, слово его закон, так ловко он жонглирует своими возможностями, а за спиной те, кто всегда подчистят хвосты. Потому Инквизицию боятся, возможно, даже больше, чем Брешь в небесах - что ждать от дыры в небе - ничего хорошего, тут уж как не посмотри. А вот чего ждать от Инквизиции не знает никто...

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

/откашлялся/ в общем-то да, нужно собирать всех трех протагонистов серии и бежать устраивать очередное спасение Тедаса, а то что-то мало их в последние годы...
Инквизитор полностью на усмотрение будущего игрока, никто из здешних представителей фандома четко лидера Инквизиции не описывал, так что пол, расу, класс хотя, конечно, хочется хотя бы одного героя женского пола хд и некоторые сюжетные выборы полностью на ваш вкус, кроме той части, пить из Источника или нет Морриган прыгнула первая хд
с удовольствием рассмотрим вплетение и внедрение своих персонажей где-то в середину повествования, а то как-то странно СС смылся, и никому не сказал куда, лишь только рученькой помахал, сразу видно, что ему влом стало хд в любом случае могу обещать эпичное появление в Скайхолде и отчаянные споры по поводу Стражей, опять же, все зависит от выбора принятых решений.

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

Отредактировано Aidan Cousland (17-03-2018 20:30:16)

+1

105

Категория игры

Dragon Age | Век Дракона

https://78.media.tumblr.com/73c345b95d8f8687437252b1a812557f/tumblr_p431qtvwEA1wuinolo3_r1_250.gif

Лукавый, смирись -
Мы все равно тебя сильней,
И у огней небесных стран
Сегодня будет тепло.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Zevran Arainai | Зевран Араннай;
Возраст: ~40

Раса: эльф
Ориентация: любит себя, активно любя других

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Убивать просто - спроси у того, кто был для этого куплен. Увы, слезливой истории тут не будет, Зевран твердо уверен, что жизнь его неплоха. Да и не привык он - жаловаться, чтобы не случилось, оно уже произошло и не стоит на этом так сильно зацикливаться. Ко всему он относиться легко, как и положено антиванцу, всякую беду встречая с бутылочкой бренди и клинком за спиной, дабы никто особо ушлый не застал врасплох. Героем он себя считать не привык, но и кровь проливать просто для удовольствия не любит - работа, она, конечно, откладывает отпечаток, но не делает жестоким - это всего-лишь работа. Так много он где побывал, заходил на далекий север, а затем обратно на юг, убивал знатных, убивал не знатных, молодых и старых, у Зеврана всегда найдется история поинтересней. Он привык, что его опасаются, огрызаются, недоверяют и даже гонят, настолько, что даже к плохому отношению к себе относится достаточно легко, а на подозрение отвечает своей фирменной улыбкой. Но Мор и его изменил, переделал, а вид настоящего Архидемона заставил усомниться в простоте своего бытия. И Зевран пытается изменить затвердевшие устои, пытается поменять положение дел в родной Антиве, поначалу, кажется, что удачно, но ветер перемен всегда обманчив и ему вновь приходится покидать любимые и теплые края, отправляясь туда, где его могут поддержать. Ведь, в конечном итоге, зачем еще нужны друзья?

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Зевран, наш самый неуловимый эльф, где тебя носит? Мы тут уже откупорили бутылку виски, Алистер притащил сыра, пора тряхнуть стариной и показать, как правильно спасать этот мир. Хватит там уже играть в прятки, бери свои кинжалы и отправляйся обратно. Будем ждать тебя в крепости, возможно ты успеешь и хоть что-то останется к твоему приходу что нужно будет порезать.

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

+1

106

Игры

Final Fantasy | Последняя Фантазия

http://b.radikal.ru/b14/1803/ed/4496973c07be.gif

"When you find yourself alone amid a lightles place, look to the distance, know that I am there.. And that I watch over you always."

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Lunafreya Nox Fleuret | Лунафрея Нокс Флерет;
Возраст: 24 года.

Раса: Человек;
Ориентация: На усмотрение игрока.

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Ее образ всегда был соткан из света. Еще до того, как леди Нокс Флерет стала посланником, она была словно живым воплощением своего же краткого имени: облачаясь в легкие белые платья; с ореолом рассыпчатых светлых волос; не навязчиво яркая, озаряющая; воплощавшая в себе утонченную женственность и непоколебимую стойкость мужчины – она являлась тем образом, который для многих был вдохновляющим. Однако и ей иногда приходилось притворствовать, пряча за маской спокойствия тревожный надрыв и свою одинокую слабость. К несчастью, принцесса Тенебре едва ли могла хоть с кем-нибудь разделить тяжелую ношу Оракула, что досталась ей очень рано, передавшись от умершей матери. И хотя точно неясно насколько полной Луне открылась картина предстоящего ей, как Оракулу, она с готовностью шла на лишения, без колебания жертвуя всем ради общего блага.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Признаться, мне немного обидно за то, что данного персонажа часто считают несамостоятельным и зависимым от моего, словно роль Лунафреи состоит не больше, чем в том, чтобы дополнять собой Ноктиса. Такого не может быть потому, что Оракул – духовный лидер народа, а духовный лидер так же, как и король, ведет за собой, и невозможно кого-то вести, если ты сам только ведом. Луна не должна быть вторичной.
Можно сказать, она освещает путь Ноктиса, ведя его через тьму сперва фигурально, а затем и физически. Чувства Каэлума к ней сильнее, чем дружеские, однако эта привязанность выше и чище любовной. Лунафрея для него непонятна, сложна, она скорее представляет собой божество, чем человека из плоти и крови, и разница в возрасте, ощущаемая за счет зрелого поведения Луны существеннее, наделяет ее материнскими качествами.
Ее незримое влияние на судьбу Ноктиса сделало ее своеобразным хранителем, потому к их общению он относился беспечно, считая, что Луна всегда будет с ним рядом, как нечто незыблемое. Оттого, потеряв ее, к нему пришло осознание этой слабой отдачи, что привело к погоне за призраком, как за возможности наверстать все те годы, что он упустил.

взгляд на концовку после титров

Желающим играть со мной и в моей номерной части игры (если планируется прямое или косвенное участие моего персонажа) — также необходимо учитывать то, что я не рассматриваю популярный в фандоме сценарий загробной жизни. Целью персонажа было уничтожить антагониста именно в загробной жизни, тем самым лишив его возможности возрождаться, и так как «разрушение» души Ардина было полностью идентично тому, что произошло с душой Ноктиса, и так же было показано уничтожение кольца Люцисов — я склонен считать, что и кольцо, и Ардин, и Ноктис были окончательно стерты и не могут возникнуть ни в мире живых, ни в мире мертвых. В свою очередь, концовка после титров отвечает названию игры и является либо еще одной альтернативной реальностью, вроде трейлера Омен, либо последней фантазией одного из персонажей (лично я склоняюсь к фантазии Региса о лучшем будущем для погибших Луны и Ноктиса, поскольку за всю игру только в этом моменте вступает рассказчик и им как раз является Регис). В любом случае, официальная хронология говорит нам о том, что после конца игры где-то расположена ау, а 15 глава располагается до финального боя.

Если говорить о перспективах на игру, то я открыт для обсуждения. Кроме основы, есть несколько идей для альтернативной реальности, можем поэкспериментировать с кроссоверами и переносом персонажей в другие реальности. Могу эпизодически отыгрывать для вас Равуса. От вас ожидаю грамотности, посты от 2600 символов, способность вести диалог и заинтересованность в игре и персонаже.

Пост ищущего

День неуступчиво рвался к нему в кабинет. Как бы он не боролся с его погожей наружностью закрытием окон и крепким смежением жалюзных реек, солнце с легкостью находило в его неприступной защите коварные бреши и изучающе щупало внутренность комнаты, как, бывает, делают пальцы во время поисков мелочи, столкнувшись с низкой посадкой дивана или близко приставленным к стенке шкафом. В то время оно еще не могло дотянуться до пола, зато перед ним оказалось все наполнение стола, которого тому непременно нужно было коснуться, погладить, потрогать, и освежить вмешательством света уставшие формы, невзначай заглянувши в поверхность природных зеркал, разбиться, наполняя все его содержание штриховкой, и заодно отодвинуть глубокие тени назад. С чуть меньшей настойчивостью в кабинет прорывались и звуки, но будничный шум коридоров был достаточно громким, чтобы их подавлять, оттого приобщение доктора к улице сводилось лишь к напряжению стекол, когда внешний мир неожиданно начинал восклицать.
Доктор Бернес был весьма восприимчив к комфорту. Он с непримиримостью собственника относился к порядку и, не стесняясь, жестко осаживал всякого, кто пытался хозяйничать и хоть как-то влиять на его обстановку. Из-за него несчастному Кэттеллу приходилось бесправно мириться с жарой и словно подсказками делать громкие вздохи, стоять у окна и утомленно обмахиваться то одной свободной ладонью, то сложенным листком в несвободной второй. Бернес знал, что тот не решится спросить об открытии форточки, ведь между ними висел нерешенный вопрос, и Кэттелл как бы зависел от его настроения, которое и так омрачалось больной головой.
— Не знаю, чего ты ждешь от меня. – Голос выдал усталость от их разговора. – Этот случай не в твоей квалификации.
Он вложил в это больше, чем могло показаться. Ни для кого не секрет, что Бернес всегда непочтительно относился к психологам, принимая их присутствие в клинике как неизбежную данность и потворство сомнительным веяньям моды. Да, самих психологов у них не бывало – разве что одно время к ним повадились клиники, — но психотерапевты, что были одной ногой в психологии и потому пытались внедрять в научное лечение психики не научное врачевание «души», были не только не лучше их, но еще возмутительнее.
— Отчего же? – Было видно, что из-за жары доктор Кэттелл не сразу нашелся с ответом и этим вопросом всего лишь отстрочил его. — У пациентки хорошая динамика лечения.
— Действительно хорошая. – Настороженно согласился Бернес. – И поэтому я не хочу, чтобы вы ее ухудшили.
К несчастью для Кэттелла, Бернес все еще помнил о его ранних промахах. Пусть в клинику он и пришел подготовленным, обладая внушительным перечнем знаний и предприимчивым гибким умом, — тот период неожиданно выстрелил в Яна разводом и, истощившись на поле супружеских ссор, он показал себя хуже, чем в принципе мог бы. Неудобней всего было то, что именно Бернес весь испытательный срок выступал его супервизором, и он с удовольствием приговорил бы его к увольнению, если бы клиника не терпела людские убытки, и Кэттелла быстро нашлось бы кем заменить.
— Мы не должны отказываться от основного лечения...
Старший доктор не смог удержаться от хмыканья.
-…Но пока состояние пациентки стабильно – не воспользоваться этим было бы большим упущением.
Слова давались ему нелегко, и Бернес мысленно похвалил себя за умение обуздывать речь, так как кроме летнего удушения жарой, на него с жестоким упрямством ложилась мигрень.
— Уже прошел целый месяц, а мы все еще не продвинулись в понимании Сенуа как личности. Я предполагаю, что истерические фантазмы пациентки могут быть частью ее механизма защиты – возможно, ей было легче принять жестокость неких монструозных существ, нежели обычных – и, вероятно, близких — людей.
— Нам в любом случае придется бороться с ними как с нарушениями.
— Мы рискуем продержать ее здесь всю ее жизнь. Даже если медикаментозное лечение даст максимально положительный результат и пациентка вернется к нормальной жизни, у нас нет гарантий того, что ничто не спровоцирует обострение болезни, и она не поступит в клинику в самое ближайшее время.
— Что ты предлагаешь? – Пожалуй, он вынужден был признать, что в словах Яна есть здравый смысл. Другой вопрос, по силам ли тому такая работа? Амбиций, думал Бернес, в нем было больше, чем опыта.
— Хочу поработать с ней.
Вот так? Возмутительно просто.
Доктор Бернес со значением выпростал кашель, но стоило ему чуть-чуть податься вперед — как маятник Ньютона отбил лучик света, залепив его глаз, и еще неоконченный звук прозвучал с осуждением. Сегодня его отношение к солнцу было чем-то похоже на его отношение к Кэттеллу. С одной стороны, оно вносило маленький хаос в его совершенный порядок, пронырливо устремляясь туда, куда доктор старался ему не позволить, с другой – вопреки своей необузданности и злостном стремлении мешать, оно могло как ухудшить, так и улучшить сегодняшний день. Как не взгляни, ситуация с Сенуя была необычной, можно даже сказать, неудобной: не имея ни документов, ни родственников, ни представления о настоящем (то бишь, приемлемом) имени, она не давала им вывести норму ее поведения и познакомиться с прежним сценарием жизни, что никак не хотел проявиться в период ремиссии. По большому счету, отсутствие родственников избавляло Бернеса от возможных претензий, и, поручая лечение Кэттеллу, он шел на совсем незначительный риск, и если в будущем им все-таки доведется столкнуться с проблемой – был вправе оставить ему все последствия.   
— Что ж… — И все равно Бернес уступал с неохотой. – Пусть. Можешь поработать с месяц, но мне нужны будут все отчеты. К слову… — Движение пальца вернуло прежнюю важность листку, которым Кэттелл все это время обмахивался.
***
Собственно, месяц начался со вторника. Говоря откровенно, он мог наступить и вчера, но Кэттелл хотел подготовиться к новой работе, дабы правильно выложить свой первый шаг. В ожидании встречи он был возбужден. В нем с творческой важностью разрослось вдохновение, что побуждало его репетировать, пробовать фразы на вкус, и выстраивать в мыслях ход их общения, подбирая к нечестно банальным «блокам» ключи. Ян желал показать себя – то, как он возмужал за восемь лет практики, как затвердел его взгляд, как аккуратно были разложены мысли, легко поддаваясь работе ума, как виртуозно он жонглировал знаниями и как эффективно умел применять их на практике. Он прочел много книг и к круглой тройке годов ощутил особую страсть к точным схемам истории и к мистическим тропам символики, что грозилась сорваться в страшащий его оккультизм. Болезнь пациентки словно бросила вызов его увлечению и он, то ли желая проверить качество собственной памяти, то ли желая на чем-то ее подловить, изначально брался за дело как за подкормку ослабших амбиций и как за возможность убедить в своей докторской зрелости Бернеса. Все просто удачно сошлось в одной точке: и ее психиатр, под чьим наблюдением он когда-то давно оступился, и лазейка психики Сенуа, и интересный сюжет ее заблуждений, и, может быть, разрешение нерешенной проблемы с женой за счет врачебной уже победы над девушкой.
Он подготовился к встрече со всей осторожностью. Помня о вредящем факторе “первого впечатления", Ян боялся споткнуться на какой-нибудь мелочи и ненамеренно подпитать ее замкнутость, потому подобрал максимальной нейтральный наряд и слегка неуклюжее положение волос. Можно было, конечно, прибегнуть и к хитрости, применив к своей внешности и некую близкую пациентке подробность, но это бы значило то, что Кэттелл подыгрывает ее отклонению, тогда как ему полагалось его побороть.
Взвесив все входящие «за» и выходящие «против», он явился ей в полдень в цветной рубашке без галстука, брюках без пояса и прогулочной обуви без змеевидных шнурков. Сначала было приветствие, затем он представился, и, опуская формальности, занял свободное место напротив. Стол между ними был доверительно узким, оттого ему не пришлось излишне навязчиво громоздиться под боком, и Ян уважительно не подался вперед, разве что положил сверху руки, с ходу распутав их беспокойную скованность.
— Мне бы хотелось услышать вашу историю.
Не раздвигая губ, он улыбнулся, и стал ожидать ответного шага больной.

Отредактировано Noctis (21-08-2018 23:27:25)

+2

107

Игры

Prey | Жертва

https://68.media.tumblr.com/c87acf5dab23940e6dd4a1a9cceb743d/tumblr_osl0uezBcW1tokbopo1_250.gif

Hey, you don't look terrible in a TranStar uniform

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Аlex Yu | Алекс Ю;
Возраст: ~37

Раса: человек
Ориентация: всё на усмотрение и желание игрока

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Старший брат. Голос разума. И, конечно же, лучший в мире criminal partner. Алекс Ю является исполнительным директором и исследователем компании TranStar. Ответственный не только за разжигание в младшем духа авантюризма и исследовательского азарта,
но и за все последствия, которые имели место быть. Человек непростой по своей натуре, но разве семейство Ю хоть раз за всё время отличилось простотой? Алекс упрям чуть ли не больше, чем его младший брат. Умеет отстоять свою точку зрения, способен сыграть непоколебимую веру в то, что говорит и делает, тем самым умело манипулируя всеми, кто находится вокруг. Он готов на многое ради результатов - поступиться общепризнанными нормами, при этом безукоризненно следуя букве закона, которую сам же на станции и установил. Ему удалось добиться и заключения Моргана в бесконечном кругу экспериментов, созданных с целью отслеживания адаптации человеческой днк с той, что принадлежит тифону.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Разумеется, уже имеется несколько идей касательно того, каким образом Алекс впишется в тот сюжет, который успел наворотить младший в его отсутствие. Количество символов никто считать не станет, только любите персонажа, любите канон и не пропадайте без вести. Также в приоритете активный фидбэк, совместный упорин и прочие радости жизни.

Пост ищущего

Орбитальная станция «Талос-1»
Кабинет вице-президента компании и директора научного отдела Моргана Юу.
Время остановилось.

Если прислушаться, можно услышать, как в кромешной, звенящей тишине звучит избитое, механическое «Доброе утро, Морган. Сегодня понедельник, 15 марта 2032 года». Красивая ложь, составленная моим старшим братом. История, которую я проживал не один год, не имея ни малейшего представления о том, что же происходило на самом деле. Безвольная игрушка, подопытный кролик. Я проходил бесконечные одинаковые тесты, но ни допускал ни единой мысли, что что-то идёт не так. И виной всему – амнезия.

Нет. Виной всему – доверие. То чувство, на которое мало кто имеет право. Только те счастливчики, на плечах которых не лежит огромная ответственность. И даже они теряют непомерно много, доверившись. Вручив тайное и сокровенное не тем людям. Они, как и я, не подумали о последствиях. Рискнули. Не в то время, не с теми людьми. Я и подумать не мог, что от меня захотят избавиться, взять всё в свои руки, наплевав на все предостережения. Да, я волновался не о себе. О себе я ничего не помнил. Я сам для себя был всего лишь пустой оболочкой. Привычная жизнь, что вмещалась в один-единственный день, раскрошилась на мельчайшие осколки. Я больше не был собой. Меня вообще не существовало. Только остаточные кусочки информации, раскиданные по всей станции. Запечатанные. Спрятанные подальше от любопытных глаз. От моих глаз. И я могу с уверенностью сказать – это не страшно. Не страшно – вот так терять себя. Быть стёртым ото всюду. Меня даже не интересовало, что говорил обо мне родителям Алекс. Я не помню их так, как должен. Не чувствую сыновьей привязанности. Потому что её во мне не воспитывали. А потом ещё и стёрли вместе со всеми другими мыслями.

Я сам на это пошёл, в какой-то мере. Я всегда знал, что есть риск. Риск проснуться в клетке. Одному. И даже не понимать, что нахожусь в самой настоящей ловушке собственных идей и амбиций. Безвольное, по факту, существо. Но мои мысли были далеки от этого. Всё, о чём я действительно мог думать – в миг опустевшая станция. Мёртвая тишина и грохот собственных шагов в пустых коридорах.

Бесконечная гонка, бесконечное выживание. Только я и множество инопланетных организмов, которых я лично одним за одним вскрывал без всякого сожаления, преследуя только одну мысль – сделать человечество совершеннее, наделить людей недюжинными способности и тем самым совершить огромный скачок в эволюции целой расы.
Я не жалел и себя. Раз за разом вкалывал всё больше нейромодов. Не слушал окружающих. Потому что всегда был сам по себе. Знал, на что шёл. И какому риску подвергался.

А сейчас? Сейчас время утекало, сыпалось мелкими песчинками сквозь мои пальцы, обтянутые материалом прочного костюма. Я смотрел, как около станции дрейфует космический мусор. Слушал тишину. И понимал. Смерь неизбежна. Даже если я избавлюсь от монстров, населивших станцию, меня всё равно ждёт смерть.
Холодная. Неизбежная. Приветливая и жадная.

Я не знал точно, на что надеялся, когда принимал решение о погружении себя в криогенный сон. Подозревал, чувствовал на подсознательном уровне, возможно, даже желал, но не знал ничего конкретного. Меня охватили идеи. Как всегда. Мне казалось, что в свете ситуации, в которой я оказался, это – идеальный способ избежать многого. Исчезнуть. Заснуть. Оставить всё в прошлом и, конечно же, увидеть, к чему придёт человечество через невообразимое количество лет. Если меня найдут. Если человечество будет существовать через сотни и тысячи лет. Хотелось верить.

I look inside myself and see my heart is black
I see my red door and it has been painted black
Maybe then I'll fade away and not have to face the facts
It's not easy facin' up when your whole world is black

Первым делом я выключил все источники питания, в которых мне, находящемуся в криогенной капсуле, не было никакой нужды. Я сидел в головном офисе и наблюдал не только через мониторы, но и в бесконечные призмы прозрачных стёкол, как вся станция, весь этот космический город, погружается во тьму. Зловеще гаснут лампы, генераторы переходят на экономный режим работы, системы генерируют минимальный уровень кислорода, который придёт в норму, если я проснусь. Е с л и.
Я слышал, как по пустым коридорам, в пустых комнатах, ходят твари. Каждый их шаг, каждое движение отдавалось страшным, холодящим сердце эхом. Я заперт в клетке с голодными тиграми. И поэтому должен уснуть.

Теряет краски всегда светлый, помпезный холл богато декорированной станции. Красные ковры, картины, дорогая мебель, цветы, в которых с упорством поддерживалась жизнь – всё превращалось в чёрно-белое пятно. Весь мой мир, привычный мир, в котором я всегда стоял у штурвала, превращался в старый поблекший снимок.
Механический голос так и твердит в моей голове. «Сбой системы на 4 уровне, дендрариум». Хотя на самом деле ничего не слышно. Везде царит тишина. Просто я привык слышать это. Просто могу воспроизвести в голове все интонации, потому что единственный собеседник, который у меня был всё это время - я сам. Мои записи, мои видео. Подсказки о самом себе, что я оставил практически повсюду до того, как обо всём забыть.
Твари бушуют, а я ложусь в созданный руками умелых мастеров гроб, из которого самонадеянно собираюсь выбраться. Отключаются системы подачи кислорода, обогревательные котлы затихают. Я не слышу жужжания электроприборов. Скоро я совсем ничего не буду слышать.

Механический голос сообщает, что автоматизация дверных замков выведена из строя. И по станции раздаётся грохот и скрежет механизмов. Недолго, ведь генераторы перестают поставлять энергию для работы автоматических дверей. Я набираю необходимый код на капсуле, подтверждаю особый доступ. У меня есть все шансы никогда не проснуться. И тогда это будет самое неизвестное самоубийство, совершённое человеком. Меня не найдут. Обо мне не узнают.
Я на какой-то момент думаю о родителях. Они остались на Земле? Это было бы логично. Они должны быть там. Я так давно их не видел.
Капсула закрывается с лёгким движением воздуха. Не слышно. Нет никакого символичного забивания гвоздей в гроб. Но они отлично слышны в моей голове.
Я не знаю, что увижу, когда снова открою глаза. Со мной в капсуле сумка с нейромодами. Достаточное количество, чтобы простимулировать память при пробуждении.
Идёт отсчёт. Механический голос сообщает: «Спокойной ночи, Морган». А я почти уверен, что слышу голос родной матери перед тем, как весь мой мир охватывает темнота.

Что-то, как всегда, идёт не по плану. Складывается ощущение, что вся станция живёт своей жизнью, и ей противна сама мысль, что существо настолько жалкое, как человек, пытается ею руководить.
Потому как весь мой идеальный план летит к чертям. Всё летит к чертям. И, что уж греха таить, моя капсула, замороженная, вросшая льдами в само основание комнаты, где я лежал, тоже летит ко всем чертям. Вместе с кусками «Талоса-1», который стремительно слетает с орбиты и движется по направлению к Земле, сбитый потоком множества астероидов и космического мусора.

Многие части станции охвачены пламенем. Они взрываются с такой силой, что вот-вот, кажется, из этого пепла и смога появится какая-нибудь Сверхновая. И в ярком ореоле света, который наверняка виден с Земли, несётся к её поверхности.

Я продолжаю спокойно спать.

Криогенная капсула. Порядковый номер: 1097683
Дата: обнаружен сбой. Геопозиция: считывание данных невозможно.
Состояние организма: в пределах нормы.

Открываю глаза неохотно, уверенный, что всё закончилось. Может, меня даже нашли, раз с тихим скрежетом открылась капсула. Но стоило только сонной пелене сойти с глаз, как я понял – она не открылась. Но я, тем не менее, почему-то бодрствовал. И не мог поверить собственным глазам – надо мной простиралось бескрайнее, голубое, ясное, без единого облака самое настоящее небо. Ладони упираются в дверь капсулы, желая скорее выбить, избавиться, выйти наружу. Но здравый смысл оказывается сильнее. 
Нельзя быть стопроцентно уверенным, что место, где я нахожусь – пригодно для жизни. Конечно, версия с необитаемой (или наоборот, вполне себе обитаемой) планетой казалась мне ещё куда более нелепой. Но проверить всё равно стоило. На сенсорном экране капсулы я быстро нахожу необходимый мне набор команд, запускаю сканирование, сразу проверяя местность на наличие каких-либо не совсем дружелюбно настроенных существ или хотя бы живых организмов. Привычный механический голос сообщает, что угрозы на настоящий момент нет.

Конечно, пришлось повозиться, чтобы избавиться от заевшей от удара о землю крышки капсулы. Благо, мне хватало и времени, и ресурсов. Организм, отходящий постепенно от заморозки, пока ещё не чувствовал голода и других нужд. И я этим беззастенчиво пользовался.
И, сказать по правде, самый восхитительный момент, который отложился в моей памяти – это первый глоток свежего воздуха. Я жадно хватал его ртом, пытаясь насытиться, но безуспешно. Мне всё было мало. Вкусный, оседающий на языке, пробирающийся в лёгкие, он, конечно же, отличался от того искусственного хлама, которым нас пичкали на станции.
И мне не верилось. Жив. Цел. Дееспособен. Ничто не повреждено. Кроме самой капсулы.
Но она всё равно так или иначе пришла бы в негодность.
Мной даже охватил азарт. Как далеко продвинулось человечество за то время, что я спал?
Какие технологии они используют? Какой сейчас год? В голове, словно рой пчёл, суетилось множество вопросов. И на них все я обязательно хотел знать ответы.
Спрятав сумку с нейромодами, пистолетом и парой упаковок лекарственных препаратов около капсулы, я отправился на разведку. Ноги не слушались, я с трудом двигался в своём защитном костюме по рыхловатой земле. И не мог вспомнить – когда я видел настоящую растительность последний раз в своей жизни. Наверное, задолго до того, как подписал контракт с «ТранСтар», но все эти воспоминания всё ещё были слишком расплывчаты. Ничего конкретного.

Я бродил по округе бесчисленное количество часов. Рисовал карту и заходил всё дальше, при этом исправно возвращаясь к капсуле, сделав её этаким центром лагеря. Развёл костёр в духе старых пособий для бойскаутов, и даже умудрился поймать себе вполне себе приличный обед в виде пары зайцев.

В один день меня угораздило зайти дальше, чем я ходил обычно. За эти несколько недель мне удалось узнать немного о новом мире, в котором я оказался. Во-первых, все следы присутствия человека, которые мне удалось обнаружить, канули в небытие. Тут и там я натыкался на поросшие мхом остатки строений, которым, судя по всему, была не одна сотня лет. В какой-то момент меня охватил ужас. Настоящая паника.

Я снова был один. Мысль, что кто-то всё-таки мог остаться, какие-то небольшие поселения или лагеря выживших, меня посетила не сразу. Пришлось справляться с панической атакой.
Многовековые труды величайших умов канули в лету. Всё исчезло. О великой цивилизации не могло быть и речи. Все мечты разбиты. И вокруг – только дикий, первобытный мир дикой природы.
Так я думал до тех пор, пока не услышал шаги. Тяжёлые, механические. Я отказывался верить глазам. В метрах от меня кралось создание. Я бы даже мог назвать «это» животным, если бы не очевидный его железный каркас.
Нечто, отдалённо напоминающее гиену, прокрадывалось через высокие заросли, к чему-то не менее металлическому. Возможно, это было ещё одно их механических созданий. И, если бы было живым, точно впилось бы в его остывшую плоть. Только вот живыми созданиями эти существа не были. Это точно. И всю округу огласил оглушающий скрежет – создание действительно заинтересовалось «трупом» и принялось собирать детали, раскурочивая то, что я уже мысленно назвал «телом». Это происходило так же естественно, как если бы гиена доедала гниющий труп какой-нибудь антилопы. И это не могло не завладеть моим вниманием.
Само собой, подбираться к такому созданию ближе – идея бесконечно глупая.Из оружия у меня был только пистолет, который мог бы только слегка навредить такому бронированному созданию. Но любопытство решило всё .
Медленно, на корточках, я пробирался через высокую траву, чтобы рассмотреть диковинку поближе. Мне хотелось удостовериться, что передо мной не что иное, как искусственный интеллект. И тогда бы мои надежды оправдались. Тогда снова бы появился шанс, что человечество живёт и процветает.

Но все мои размышления прерываются. И приходит осознание. На меня уставились глаза. Мёртвые, как и должно быть у машины. Но я понял сразу. Новой жертвой «гиены» теперь стал я.

0

108

Сериалы

Shameless (US) | Бесстыжие (США)

https://78.media.tumblr.com/4f239292771a73c6ccc81491406b702e/tumblr_p23bdgi9XA1sul12qo5_250.gif

— Вы любите её? Она же мерзкая.
— Да, она влюбляет в себя всех, кого не лень, но любит только меня.
— А слухи? Да о ней каждый второй говорит.
— Каждый говорит о ней гадости, но, признайтесь, все мечтают оказаться на моём месте – рядом с ней.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Veronica Fisher | Вероника Фишер & Kevin Ball | Кевин Болл;
Возраст: 26-28 лет

Раса: люди
Ориентация: спорный вопрос хд

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Лучшие друзья, лучшие соседи, которые одолжат все - от еды до телефонной трубки. Люди, которые разделят все - печали, горести, счастье и кров. Если мы ссоримся с Ви, то Кев осмотрительно стоит в сторонке, наблюдая, как (бабы разносят за три секунды собственную дружбу) - что бы не задело, не ранило. И мы выходим с поля битвы контуженными, простуженными, лишенными крыла. Ибо Ви - лучшее, что было в моей жизни. Моя неназванная сестра и не общение с ней отзывается сердечной болью.
Кев милый, порой простодушный, весь такой Шварц в его лучшие годы. Безмерно любит свою жену и прощает все ее причуды. Даже местами смешной, но всегда надежное и крепкое плечо, на которое иногда опираюсь и я. (брат, которому разрешаю щупать свою грудь, лол)
А вместе - странная парочка, помешанная на сексе, удовольствиях. Правильное где-то похерилось, когда вы пытаетесь достичь своих целей, будто то попытки пристроить Светлану богатому папику или попытки забеременеть (помним чем эпопея закончилась). Владельцы (туда-сюда) паба, замечательные родители близняшек и Светкиного сынишки.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Кев и Ви - клевые, потрясные и удивительно-тронутые на всю голову, собственно, как и все герои "бесстыдников". Давайте к нам, у нас весело, но не кому стать на разливе у барной стойки хд
приходите скорее, я пишу не очень быстро, режим "ждико" включен. будьте активистами, не пропадайте без вести. Жду, скучаю, надеюсь и по прибытию с меня причитается ;)

Пост ищущего

но зачем ты жалуешься, что горишь в аду,
если сама продолжаешь танцевать там с дьяволом,
м о я  д о р о г а я ?

https://78.media.tumblr.com/4cbb16c9218c28f6e896b08c8ab3ef9a/tumblr_mto8pjdOgX1qblutwo8_r1_250.gif  https://78.media.tumblr.com/78c1ed4405af983514f3dee733716e11/tumblr_mto8pjdOgX1qblutwo9_r1_250.gif

Господи, она действительно в это влезла. Ненароком, случайно и все выходит за рамки//боком//бьет прямо по мозгам, ядом внутривенно. Резко, будто тромб оторвался и с летальным исходом. Только она дышит, живая, и почти на грани схватиться за биту и положить конец ухаживаниям, что походят на скрип вилки по стеклу - мерзко и отвратительно. Словно в одночасье схватила колотое, огнестрельное и резаное. Влипла, как муха в паутину. Застряла прочно-цепко, что высвободиться уже нет сил. Идти на обгон//подрыв//сдаться. Отказаться от глупой затеи//перестать гуглить и периодически (часто) оглядываться, выискивая этого ебучего сукина сына, который внезапно оказался на ее пороге, вознес Фиону к лику святых, а после методично и верно выслеживал. Будто на нее объявлена охота. Будто ее физиономия расклеена по всему району с пометной "особа опасна", и крупным шрифтом приписано "только живой". Будто она - самый сладкий и редкий плод во всей Вселенной с особым набором ДНК (Фиона хрипло смеется, вспомнила об еще парочке Галлогеров, что вылезли из утробы Моники). Но этот странный тип с размазанным по губам "люблю" и "мы будем счастливы" достался ей. Насмешка с небес. Фиона больше не верит в Бога, лишь в рок и фатум.

Он говорит "смотри, расцвела черемуха на улицах города" в трубку телефонную, словно они знакомы миллион лет и женаты каких-то два столетия. Проблема заключается в том, что у них было всего одно свидание длиной в пятнадцать минут, по истечению которого девушка сбежала через маленькое окошко в дамском туалете. Пишет, присылает конфеты-цветы-мягкие игрушки, которые выбрасываются и отдаются блондинке-соседке, которая стерва и о которой в тайне (глубоко-глубоко в душе) Фиона желает избавиться. Чуда не происходит - все живы, счастливы и даже здоровы. Даже этот чертов поклонник, что продолжает присылать шоколад и радоваться, если вызов не был сброшен - Фиона понимает, что будет названивать весь день (блокировала постоянно, заносила в черные и даже подумывала о заявлении в полицию, но те действуют по одной методике - в начале ее убьют, а уже после копы займутся делом и начнут расследовать//раскапывать//выискивать личность ее "кавалера").

Приходят извещения-сообщения на почтовый, в фейсбук. Не успокаивается. Присылает свои фотки в надежде//искренней вере, что Фиона оценит, что ей понравится и что ответит тем же. Вначале было смешно и забавно. Даже шутила и весело смеялась, когда обсуждала очередной пост с подругой. После, когда в купе с фотографиями некого polo251 стали появляться и ее снимки, отснятые где-то, исподтишка, совершенно близко [протяни руку, воткни нож] - страшно до безумия. Это не Фрэнк, который до(пи)бивается в отчаянных попытках откупных-отступных. Галлагер выбрала политику молчания, даже перестала открывать злополучные конвертики, выпивает третью бутылку пива, пялясь в экран монитора, где во всех окнах значатся статьи на один запрос. Как избавиться от придурошного преследователя и остаться живой. С психами не спорят. С ними соглашаются. И жалеют тех несчастных, чьим объектом стали. Закрывают им глаза, когда внезапно находят мертвыми в своих постелях//при странном стечении обстоятельств. Ставят крест, если те пропадают совершенно неожиданно и им приписывают смерть заочную.

В голову приходят мысли. Завещание? Обратиться за помощью? Перестать спать? Под подушку прятать нож, перцовый баллончик? Разговоры не помогают. Этот поло воспринимает их не верно. Трактует иначе. Слово из ее губ не выпрыгивают "отстать, катись колбаской по Малой Спасской",  а "давай будем вместе, навсегда". И когда Фиона думает, что все закончено, что уже можно выдохнуть спокойно и перестать выкуривать в день несколько сигарет [за неделю серьезно бьет по бюджету, нервам, сердцу, здоровью], когда не ее polo251, что с упорством самоубийцы доказывает, что он - ее родственная душа, снова объявляется со сладкой-сладкой улыбкой, от которой сразу образуется диабет. Галлагер хочется вскрыть вены, не себе, а ему. Может тогда он отстанет, переключится на другую несчастную малышку.

Он даже увозит ее за город (ебать ты дура, Фиона, раз согласилась сесть в машину незнакомца, чей профиль на тиндере тебе знаком до боли в кулаках) якобы на божественное свидание, мол дай шанс, ты не пожалеешь. Фиона желала одного - поговорить и разойтись, без обратных билетов. А вышло все до острого глупо. Разбила автомобиль кирпичом, разбила ему бровь, губу и несколько серьезных увечий нанесла. Роло, который представился Марком, лишь ржет как конь, мол, бьет - значит любит. На попутках добиралась домой, где-то по пути выкинула симку. Закрывшись в своей квартире, тряслась так, что кресло-качалка качалась по инерции. Даже окна зашторила и заклеила газетами. Удалила все свои страницы и профили.

Но психи настойчивые, они если не в дверь, так в окно. Просто и легко выбраться из липкой паутины не получается. Без последствий, слез и синяков. Но она - Галлагер, значит выплывет из любого дерьма - заложено в истоках. Фрэнк вон сколько раз бывал на дне и даже ниже, но продолжает дышать, жить и обманывать государство//собственных детей// случайных прохожих. И она справится с каким-то идиотом. В чисто галлагровском стиле.

Фиона переходит в контрнаступление. Ее даже злит собственная слабость - спрятаться в доме от идиота, что предлагает искренне и так сумасшедше-страшно свою любовь (в подтексте проскакивают нотки псих.больницы, намеки на вечную любовь, до ее смерти). Чувствует себя героиней какого-то психоделического фильма. Раз разговоры не зашли, раз драка не возымела должного эффекта, значит... В ее сумке оказываются плоскогубцы, молоток и моток веревки.

Третье свидание длится тоже пятнадцать минут, вот только заканчивается иначе. Марк падает без сознания в тарелку весьма логично, разбрасывая по всему столу картофельное пюре и горошек, когда Фиона бьет его током из шокера. Время для особых разговоров настало. Весь план летит к чертям, когда в дверь стучит кто-то. Грубо отшить - не имеет права - она в конце концов управдом, как и оставлять Марка в одиночестве.

- Лип? Ты крайне не вовремя. - В дверном проеме, открытым сантиметров на четыре, виднеется знакомый силуэт. Девушка даже выдыхает облегченно. Отделаться от брата намного легче, чем от жильцов. - Давай в другой раз. Пока.

Отредактировано Fiona Gallagher (21-04-2018 22:47:40)

+1

109

фильмы/книги

Harry Potter | Гарри Поттер

https://i.yapx.ru/BRQc9.jpg

Как бы тебе повезло
Моей невесте
Завтра мы идем тратить все свои
Все твои деньги вместе
никогда не умел в юмор, честно .D

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Lily Evans | Лили Эванс;
Возраст: -

Раса: человек | волшебница
Ориентация: гетеро

+

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Ох, что здесь можно рассказать? Это еще сложнее, чем пригласить Лили на первое свидание. Нет, в красноречии мне не отказать /пытается прочистить горло/. Правда, я уже заел мародеров, просто перед тем, как ложиться спать, я рассказываю, как ты удивительная, добрая, веселая, у тебя так много друзей в школе, Лили, ты даже общаешься с Нюниусом. Не могу понять, как ты его терпишь? Ой, о чем это я? Тебя все любят, даже профессор Слизнорт, который пригласил к себе. Меня-то там не жалуют, но мы все еще можем пересекаться в коридорах школы или на зельеварении? Правда? Я даже не буду задирать Нюнчика, правда не обещаю за остальных мародеров. У нас предводитель вовсе не я! Это Ремус наш тихоня и Сириус, но никак не я! Слышишь? Да ради тебя я на первой минуте выиграю матч по квиддичу! Что бы наш факультет порадовался, и улыбнулась ты.
Говорят, что ты лучшая из волшебниц. Ты так много всего знаешь… Конечно, ты как наш Ремус, просиживаешь много времени в библиотеки. Нет, это не ревность! Это же Люпин, Люпин мародер и не может помешать мне. Да ради тебя я причешусь! Ну или хотя бы попробую...
А еще ты забудешь про свою зловредную сестру! Я обещаю, что я защищу тебя ото всех.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Эээ, мое восхищение выплеснулось в биографию, прости. Я готов играть!
Но единственная просьба – не бери на внешность Софи Тернер, умоляю.

Пост ищущего

У Джеймса Поттера была тысяча причин, почему это нельзя совершать. Начиная с того, что у него отнимется язык, он не сможет им пошевелить или просто будет стоять как статуя несколько минут, а потом смоется в свою комнату или накричит на объект своего обожания, и, заканчивая тем, что над ним обязательно подшутят его друзья. Правда они всегда клялись, что такого никогда не случится, но почему-то фантазия Поттера рисовала картинку за картинку: левитация, потеря штанов, любой другой голос с визжащим тембром, к примеру. Он прямо-таки ощущал смех своих друзей, а если еще и рядом будет Снейп, то все... Можно сразу же вязать гриффиндорский шарф в узелок, скидывая туда только самое необходимое, и сваливать куда-нибудь. Например, в какой-нибудь бродячий цирк, где он будет показывать самые простые фокусы, но где не будет тысячи причин, почему Поттер не может подойти к Лили Эванс.
Да когда же он стал таким неуверенным? Он уже чувствует, как около его плеча что-то копошиться. В ухо начинает свистящим шепотом что-то балаболить мини-копия Сириуса. О, нет. Кажется, Поттер объелся тех странных конфет в прошлой вылазке. Они явно что-то сделали с его мозгами. Охладили, размягчили, связали в косичку. Но, видит Мерлин, только не Сириус с его странными предложениями!
- Ох, мы повеселимся, – обещает копия его друга, наверное, даже потирая руки. И что-то еще про то, что лучше пойти и претворить очередную шутку в жизнь, чем нерешительно топтаться в коридоре, ожидая Лили. Его друг перечислил пару вещей, о которых Джеймс и не думал. Зачем профессору Макгонагалл корень вальяны? Зачем заманивать Снейпа в комнатку, где валяется старое барахло? Брови потихоньку ползли все выше. Да зачем же он когда-то давно сел в купе с тем парнем? Сириус, за что?!
- Может, все же дойти до Лили? Ты можешь предложить ей пару интересных книг, – другой голос, более спокойный осаждает Сириуса.
- Спасибо, Лунатик, – мягко улыбаясь, произносит Джеймс, тут же затыкая ладонями рот. Что? Что только что произошло? Он что только что начал говорить сам с собой?! О, подтяжки Мерлина, ему кажется, что на плечах у него сидят двое мародеров и кажется, что еще чуть-чуть и начнут препираться.
- Не за что, – так же спокойно отвечает Ремус, стараясь успокоить Сириуса, доказывая, что валерьяна нужна ему, а не профессору, да и Снейп может прожить еще дня два без каморки со швабрами.
- Так, тихо, – голова идет кругом от их голосов. Ему раньше было и так «тесно» в своей голове, но сейчас стало слишком шумно. - Давайте вы сделаете так, что бы все прошло гладко? Хорошо? – совсем тихо и обреченно произносит Сохатый. Он не пытается скосить глаза на свои плечи, что бы увидеть своих друзей. Мерлин, пожалуйста, пусть они прекратят «помогать», а он сам уж что-то сделает. И он совершенно не замечает, что Блэк скрещивает пальцы за спиной, а Ремус, как всегда, молча, наблюдает и улыбается.

Отредактировано James Potter (05-05-2018 14:37:34)

+1

110

фильмы/книги

Harry Potter | Гарри Поттер

http://s9.uploads.ru/t/EzOdK.gif

Новая луна апреля,
Осветила небосвод,
Но мы ей уже не верим,
Нам она ничего не принесет!

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Remus John Lupin | Ремус Джон Люпин;
Возраст: -

Раса: оборотень
Ориентация: ох, Лунатик, пора прекращать обращать внимание на «мохнатую» проблему, вокруг так много всего интересного

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Вся жизнь Ремуса Люпина не похожа на сказку. Она, скорее всего, напоминает бесконечную лестницу, по которой он взбирается, пока его не скидывает вниз очередное полнолуние.
Странное существование в этом жестоком мире началось где-то в пять лет, когда маленького Ремуса покусал оборотень. Отец подоспеет вовремя, что бы спасти сына и прогнать оборотня, но его единственный ребенок будет обречен на ужасный дар – ликантропию.
Дар или проклятие? Таким вопросом можно задаваться вечно. Все вокруг маленького Люпина суетятся и ищут лекарство, которое поможет мальчику, но чем взрослее становится Ремус, тем больше крепнет осознание у отца, что лекарства еще нет или никогда не будет.
Как это – ни с кем не общаться? В чем же виноват маленький Ремус? Родители запрещают ему общаться с соседскими детьми, опасаясь того, что ребенок может нечаянно проговориться о своей «мохнатой» проблеме. Замкнутость, одиночество, убеждение в том, что он никогда не найдет себе родственную душу окружают Люпина уже слишком давно.
Дамблдор – это новый друг и спасение или проклятие для юного Ремуса, который все это время обучался дома? Новые места, новые знания, новые знакомства – все это пугает до ужаса, но так хочется взглянуть хоть один глазком, что же это за Хогвартс. Верно?

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Мародеры ищут свою совесть в лице Ремуса Люпина. Срочно! Должен же кто-то ограничивать эти шалости, иначе Хогвартс разнесет на маленькие кирпичики, которые потом заберут на сувениры другие дети. А ты же не хочешь, Муни, что бы твою любимую библиотеку разнесло на молекулы, правда?
По внешности, не долго думая (а мы с Джеймсом особо и не пытались думать), можем предложить Эндрю Гарфилда с его щенячьими глазками. Если у тебя чуть больше фантазии то мы за любую твою внешность, а также за любые мародерские идеи.
А спонсор этой заявки – распределяющая монетка орел-решка. Распределяющая монетка орел-решка – вот было бы круто, если бы Сириусу выпала возможность написать заявку на Лильландию. Муни, я выбил на тебя заявку в честной драке за монетку! А еще мы будем кормить тебе шоколадом!

Пост ищущего

«говорю откровенно после долгих раздумий
я не верю в Египет и историю древнего мира»

Дом на площади Гриммо, 12 уже никогда не сотрясется от визгливых криков матушки. Серьезно, Сириус заботится о здоровье этой дрожащей особы. Выбор прост, как заклинание Люмоса, только вот после произношения сокровенного слова, ты получаешь хоть немного света и уверенности, а с выбором сложнее.
Все было бы проще, если бы его родители не заикались о чистоте крови. Каждый месяц, каждую неделю, каждый день, каждый вечер… Каждый семейный ужин начинался с высмеивания грязнокровок и прочих ненужных элементов общества. Судя по его родителям, эту грешную землю должны попирать только чистокровные волшебники и волшебницы, а все остальные должны выйти за черту. В детстве, чисто из интереса, он противился, пытаясь подкрепить свою теорию какими-то нелепыми детскими аргументами, мать и отец ухмылялись. Как-то недобро они это делали, если честно. Но как же, вы, милые родители Блэки, упустили тот момент, когда в голову вашему сыну проникли совершенно другие мысли? Странно, что эта «зараза» не перешла и на брата Сириуса. Ведь они сами твердили так же часто, как и о чистоте крови, что быть Блэком – это синоним (чуть ли не девиз их дома) того, что ты можешь получить все, что пожелаешь.

«пирамиды не доказательство что касается мумий
их производят на фабрике возле Каира
заказывай по интернету в качестве сувенира»

Что желает юный Сириус Блэк? О, он желает перейти запретную черту, «прощупать» нервы у родителей. Поэтому, озорно осматривая зал Хогвартса, он шепчет Шляпе что-то о замечательном факультете Гриффиндора. На самом деле ему плевать, где учиться, только что он видел, как Регулус, ухмыляясь, прошел к столу, где сидят Слизерин. Ну уж нет. Матушка будет только рада, если он просеменит в сторону зеленых змей, но Сириус желает не этого.
Шляпа медлит, будто телепатически «общается» с его матерью, принимая все ее указания за чистую монету. Время идет, а ладони Сириуса холодеют. Если его отправят туда, где учились все его родственники, шалость сойдет на нет. Он растирает ладони, мнет края новенькой мантии, оглядывая строгую фигуру профессора Дамблдора. Почему-то профессор ухмыляется. Неужели знает, о мелкой пакости, которую он так долго выносит в своей голове?
- Гриффиндор! – констатирует Шляпа, и Блэк подпрыгивает не то от изумления, не то от восторга, унося за собой говорящий предмет. Кажется, этой шалости помог «родиться» сам Дамблдор, не иначе.

«что касается Сета Осириса Анубиса или Гора
то это условные знаки ужаса и позора»

Условные знаки ужаса и позора теперь сам Сириус Блэк III. Письмо матушки застает его в комнате, где он уже успел познакомиться со своими новыми друзьями. Кажется, она чует, что в друзьях у него ходят только лучшие из лучших. Точнее родословную, которых нельзя отследить до сотого колена, как у Блэков. Но он же не может спрашивать у своих друзей про чистоту крови, его же учили аристократическим манерам? Поэтому чисто по аристократически Блэк оттопыривает средний палец конверту и рвет его на мелкие клочки. Теперь шалость достигла того пика, что его больше не ждут дома.

«я не верю в древность и если честно я ни во что не верю
не помню что и где потерял но ощущаю потерю
дайте мне рулетку и термометр я измерю»

Зря он послушал Ремус и Джеймса и приехал домой на рождественские каникулы. Рождество – это время волшебства, снега и какао, но, видимо, только не в доме на площади Гриммо. Кажется, эти обиды, злость и непонимание копились тут довольно долго, еще с того момента, когда нога Блэка переступила порог гриффиндорской гостиной. В его спину сыплются угрозы и ругательства.
Он предатель.
Он осквернитель.
Он больше не должен здесь появляться.
Все это Сириус слышит через закрытую дверь своей комнаты. Жалеет ли он о том, что сделал? Он жалеет своего брата, который впитал в себя все эти причуды матушки и отца. Что он раньше думал о том, что пора сделать выбор? Пальцы сжимаются на ручке новенького чемодана с вещами и подарками для друзей. Сириус открывает окно, он давно мечтал выйти из дома особо экстравагантным образом, например, через окно. Кто-то скребется в его комнату, когда нога Блэка касается подоконника:
- Я занят! – «рявкает» он со всей дури, улыбаясь своей шутке. Ручка двери упорно поворачивается, пытаясь явить незваного гостя. Когда дело остается за малым, а точнее подобрать чемодан и палочку, в комнату врывается Кикимер, который уже вот-вот хочет закричать:
- Выбирай, либо ты замолкнешь сам, – негодные тяжелые портьеры цепляются за пальто Блэка, будто пытаются задержать его, - либо схватишь что-нибудь на прощание от меня, – «остолбеней», к примеру. Сириус выигрывает бой с темной портьерой, поджигая ее с помощью палочки. Плевать, теперь его не только выжгут с фамильного герба, но и комнату предадут анафеме.
- Хозяин разбивает своей матери сердце, – скрипуче, произносит эльф, подходя ближе. О, Блэк знает все хитрости старого эльфа, выучил с детства. Если Кикимер подойдет еще ближе, то сможет зацепить Сириуса и перенести в гостиную к матери, которая, кстати говоря, почему-то замолчала. Неужели чувствует, что здесь происходит что-то не очень хорошее?
Сириус тащит чемодан на себя, оступаясь на скользком портике:
- Стоять, – эта команда относится ко всем: к себе, к эльфу, который шаркает ногами в сторону молодого хозяина, к портьере, которая уже потушила себя и пытается ухватиться за рукав. Эльф внезапно замирает, ах как же, команда поступила от чистокровного волшебника. Блэк ухмыляется.
- Передавай привет моей матушке, – он разжимает пальцы, что бы приземлиться на газон около дома.

«ложь и холод колонн алтарей и надгробий
а тут еще наконечники стрел и копий
в отсутствие оригиналов не распознаешь копий»

Отредактировано Sirius Black (16-07-2018 10:22:28)

+1

111

фильмы/книги

Harry Potter | Гарри Поттер

http://sd.uploads.ru/t/gh2Sb.gif

depeche mode – useless

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Severus Snape | Северус Снейп;
Возраст: -

Раса: человек | волшебник
Ориентация: на рыжих и бездушных

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Полу-милорд, полу-купец,
Полу-мудрец, полу-невежда,
Полу-подлец, но есть надежда,
Что будет полным наконец.

Нелюбимый сын своих родителей; принц-полукровка; тот, кто плевал на свой внешний вид, культивируя только то, что скрыто ото всех; пытаясь помочь юной заплутавшей девушке, то приближаясь, то отстраняясь, тем самым пытаясь защитить; не светлый, но и не темный маг; выдающийся зельевар; сильный окклюменист; тактик; тонкий психолог;  тот, кого опять не позвали в преподаватели защиты от темных искусств. Куда смотрит Дамблдор?!

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Самый противоречивый персонаж, которому можно и нужно долго петь о его заслугах. Да, сейчас во мне говорит вовсе не Сириус Блэк, но иногда все же стоит уважать сильных личностей? Ну кто бы мог подумать, что из Нюнчика может получиться такой волшебник? Серьезно, я бы преклонил перед тобой колено, да все еще помню тебя на первых курсах. Мерлин, кто тебя научил так одеваться?! И общаться с женским полом?
Снейп, мародеры идут по твою душу, хочешь ты этого или нет. Мы можем предложить все то, что упоминается в книгах, а также многие другие приключения. Мерлин, да я бы отдал своего Кричера, что бы посмотреть на то, как ты будешь преподавать свое варево, а я что-нибудь другое. Думаешь, что сможешь спокойно передвигаться по школе взрослым? Нет, Нюнчик, я обещаю.

Пост ищущего

«говорю откровенно после долгих раздумий
я не верю в Египет и историю древнего мира»

Дом на площади Гриммо, 12 уже никогда не сотрясется от визгливых криков матушки. Серьезно, Сириус заботится о здоровье этой дрожащей особы. Выбор прост, как заклинание Люмоса, только вот после произношения сокровенного слова, ты получаешь хоть немного света и уверенности, а с выбором сложнее.
Все было бы проще, если бы его родители не заикались о чистоте крови. Каждый месяц, каждую неделю, каждый день, каждый вечер… Каждый семейный ужин начинался с высмеивания грязнокровок и прочих ненужных элементов общества. Судя по его родителям, эту грешную землю должны попирать только чистокровные волшебники и волшебницы, а все остальные должны выйти за черту. В детстве, чисто из интереса, он противился, пытаясь подкрепить свою теорию какими-то нелепыми детскими аргументами, мать и отец ухмылялись. Как-то недобро они это делали, если честно. Но как же, вы, милые родители Блэки, упустили тот момент, когда в голову вашему сыну проникли совершенно другие мысли? Странно, что эта «зараза» не перешла и на брата Сириуса. Ведь они сами твердили так же часто, как и о чистоте крови, что быть Блэком – это синоним (чуть ли не девиз их дома) того, что ты можешь получить все, что пожелаешь.

«пирамиды не доказательство что касается мумий
их производят на фабрике возле Каира
заказывай по интернету в качестве сувенира»

Что желает юный Сириус Блэк? О, он желает перейти запретную черту, «прощупать» нервы у родителей. Поэтому, озорно осматривая зал Хогвартса, он шепчет Шляпе что-то о замечательном факультете Гриффиндора. На самом деле ему плевать, где учиться, только что он видел, как Регулус, ухмыляясь, прошел к столу, где сидят Слизерин. Ну уж нет. Матушка будет только рада, если он просеменит в сторону зеленых змей, но Сириус желает не этого.
Шляпа медлит, будто телепатически «общается» с его матерью, принимая все ее указания за чистую монету. Время идет, а ладони Сириуса холодеют. Если его отправят туда, где учились все его родственники, шалость сойдет на нет. Он растирает ладони, мнет края новенькой мантии, оглядывая строгую фигуру профессора Дамблдора. Почему-то профессор ухмыляется. Неужели знает, о мелкой пакости, которую он так долго выносит в своей голове?
- Гриффиндор! – констатирует Шляпа, и Блэк подпрыгивает не то от изумления, не то от восторга, унося за собой говорящий предмет. Кажется, этой шалости помог «родиться» сам Дамблдор, не иначе.

«что касается Сета Осириса Анубиса или Гора
то это условные знаки ужаса и позора»

Условные знаки ужаса и позора теперь сам Сириус Блэк III. Письмо матушки застает его в комнате, где он уже успел познакомиться со своими новыми друзьями. Кажется, она чует, что в друзьях у него ходят только лучшие из лучших. Точнее родословную, которых нельзя отследить до сотого колена, как у Блэков. Но он же не может спрашивать у своих друзей про чистоту крови, его же учили аристократическим манерам? Поэтому чисто по аристократически Блэк оттопыривает средний палец конверту и рвет его на мелкие клочки. Теперь шалость достигла того пика, что его больше не ждут дома.

«я не верю в древность и если честно я ни во что не верю
не помню что и где потерял но ощущаю потерю
дайте мне рулетку и термометр я измерю»

Зря он послушал Ремус и Джеймса и приехал домой на рождественские каникулы. Рождество – это время волшебства, снега и какао, но, видимо, только не в доме на площади Гриммо. Кажется, эти обиды, злость и непонимание копились тут довольно долго, еще с того момента, когда нога Блэка переступила порог гриффиндорской гостиной. В его спину сыплются угрозы и ругательства.
Он предатель.
Он осквернитель.
Он больше не должен здесь появляться.
Все это Сириус слышит через закрытую дверь своей комнаты. Жалеет ли он о том, что сделал? Он жалеет своего брата, который впитал в себя все эти причуды матушки и отца. Что он раньше думал о том, что пора сделать выбор? Пальцы сжимаются на ручке новенького чемодана с вещами и подарками для друзей. Сириус открывает окно, он давно мечтал выйти из дома особо экстравагантным образом, например, через окно. Кто-то скребется в его комнату, когда нога Блэка касается подоконника:
- Я занят! – «рявкает» он со всей дури, улыбаясь своей шутке. Ручка двери упорно поворачивается, пытаясь явить незваного гостя. Когда дело остается за малым, а точнее подобрать чемодан и палочку, в комнату врывается Кикимер, который уже вот-вот хочет закричать:
- Выбирай, либо ты замолкнешь сам, – негодные тяжелые портьеры цепляются за пальто Блэка, будто пытаются задержать его, - либо схватишь что-нибудь на прощание от меня, – «остолбеней», к примеру. Сириус выигрывает бой с темной портьерой, поджигая ее с помощью палочки. Плевать, теперь его не только выжгут с фамильного герба, но и комнату предадут анафеме.
- Хозяин разбивает своей матери сердце, – скрипуче, произносит эльф, подходя ближе. О, Блэк знает все хитрости старого эльфа, выучил с детства. Если Кикимер подойдет еще ближе, то сможет зацепить Сириуса и перенести в гостиную к матери, которая, кстати говоря, почему-то замолчала. Неужели чувствует, что здесь происходит что-то не очень хорошее?
Сириус тащит чемодан на себя, оступаясь на скользком портике:
- Стоять, – эта команда относится ко всем: к себе, к эльфу, который шаркает ногами в сторону молодого хозяина, к портьере, которая уже потушила себя и пытается ухватиться за рукав. Эльф внезапно замирает, ах как же, команда поступила от чистокровного волшебника. Блэк ухмыляется.
- Передавай привет моей матушке, – он разжимает пальцы, что бы приземлиться на газон около дома.

«ложь и холод колонн алтарей и надгробий
а тут еще наконечники стрел и копий
в отсутствие оригиналов не распознаешь копий»

Отредактировано Sirius Black (27-07-2018 12:04:18)

+1

112

Категория [книги/сериалы]

The Mortal Instruments | Орудия смерти

http://78.media.tumblr.com/8cdff8ead7ffdbb8abffdd13a61504c3/tumblr_otnutzaHxJ1sq302mo5_250.gif

— Ты — моя, — добавил он, с явным усилием контролируя свой голос. — Ты всегда была моей. Когда ты родилась, ты была моей, моей сестрой, хотя ты меня и не знала. Есть связи, которые ничто не может стереть.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя:Sebastian Morgenstern | Джонатан Кристофер Моргенштерн, Себасьян (Верлак) Моргенштерн;
Возраст: 20-23

Раса: нефилим с кровью демона
Ориентация: на выбор

занят

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

— Выбрать. — сказала Клэри — Ты сказал, что дашь мне выбрать?
— Конечно. — сказал он. — Правь вместе со мной, и я пощажу твой мир. Откажись — и я отдам приказ уничтожить его. Выбери меня, и ты сможешь спасти миллионы, миллиарды жизней, сестра моя. Ты можешь спасти весь мир, обрекая на проклятие единственную душу. Твою собственную. Так скажи мне, что ты выбираешь?

в этом ты весь. мой брат. плоть и кровь. вселенское зло. демон. и просто чудовище. вот что я слышала про тебя от матери и прочих, но почему тогда я верю, что в глубине себастьяна верлака сидит мой брат... брат, о котором я всегда мечтала. брат, которого у меня отнял отец. ты не спрашивал как и я и джейс, хотим мы этого или нет. все решили за нас. тебя воспитывали параллельно с джейсом, но в тебя вкладывали только самое плохое. отец не щадил тебя и ты привык к боли и наверно это помогло тебе тогда выдержать то испытание с адамантом, но ты прокололся братишка... признай это. ты ненавидишь маму, ненавидишь весь мир. ты обижен, но за что? за что джонатан? и вот не надо мне сейчас говорить, что ты себастьян верлак. нет и нет. ты мой брат джонатан -кристофер и я заставлю тебя выйти наружу. ты рос с демонической кровью. отец считал, что если его ожидания не оправдает один из вас, то ничего есть второй. ангел и демон. два охотника, которых растили для определенных целей.
Джейс сморгнул пот с глаз:
— Значит, ты...
— Сын Валентина, Джонатан Кристофер Моргенштерн. А ты — призрак, недостойный нашего имени. Притворщик.

ты ненавидишь джейса или завидуешь ему... но неужели ты думаешь, что его жизнь была лучше чем твоя? поверь это не так... так зачем выяснять отношения если лучше всем вместе показать нашему папочке кто тут главный хддд. тем более, что после его смерти мы наконец-то станем свободными и никто больше не станет использовать нас и диктовать, что нам делать...

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

моя связь в профиле. скажу сразу... это канон. да мы семья. пусть и немного неадекватная, но семья и клери будет до последних сил бороться за джонатана. за брата, за семью. правится тебе или нет, но я буду. так что привыкай получать палки в колеса ... себастьян верлак. я их тебе припасла ты не думай. также прошу от вас все таки знания хотя бы сериала. с книгами будем разбираться вместе и еще... прошу вас... если есть сомнения, что потянете роль по загруженности реала или просто сомневаетесь, что перс ваш... не тратьте мое и ваше время. но если взяли его... умоляю не исчезайте. также для меня очень важно личное общение и если у вас есть ася, вк или скайп. прошу вас, давайте обменяемся связью. так как общения на форуме... мне определенно мало. пишу от 2-ого лица. с маленькой буквы (но это обговариваемо) и я пишу от 4000. одену, залюблю и просто вот заберу себе и буду кормить печеньками. мамочки у нас не хддд. она того... по сериалу убита демоном в лице алека хддд. судьбу папочки решай сам хддд. твой предок... я пока одна... так что ни тайма, ничегошеньки... но я не теряю надежды найти семью хддд. воть вроде и все. примитивная ждет своего "любимого" брата. приходи мой темный брат, ты нужен мне.

Пост ищущего

— я тебя не звал. уходи. но ты стоишь и смотришь на него. тебе больно? наверно да и знаешь, что ненавидеть должна, что в глаза убийце смотришь, но упрямо вздергиваешь подбородок. знаешь, что он ненавидит это. потому что лидеры оба. потому что из одного теста вылеплены. потому что ты смелая, наглая, потому что даже джейс не так упрям как ты. он знает это все и все равно не сдается, продолжая целиться в тебя. делаешь шаг к нему, руки протягивая к нему. не можешь отделаться от мысли, что он слишком прекрасен. слишком нереален. слишком не для тебя. это злит, но ты гонишь мысли прочь. чертова гордость. вновь и вновь повторяешь себе, что этот напыщенный индюк не стоит твоих переживаний и слез, но почему то сейчас ты тут, с ним и понимаешь, что это правильно. еще шаг. плевать на стрелу. твою маму не он убил, а демон. а алек ангел... и не иначе. и хотя боль сжимает сердце, но ты продолжаешь подходить к нему. в глубь сердца запрятав собственную вину, которая прожигает насквозь, ведь понимаешь почему не хотела уезжать. понимаешь, что поступила как эгоистка. эгоистка хренова. ты должна была последовать за матерью, но лишь одна мысль, что ты потеряешь алека пусть даже как друга, брата была невыносима и сейчас не он, а ты должна ощущать эту вину съедающую тебя изнутри, проедающую до самых самых глубин сердца. так что и продохнуть невозможно. [float=left]https://68.media.tumblr.com/b85d64846ff9f43af2ec4fa8ac5c841c/tumblr_ok9j16ylwg1svno5wo1_400.gif[/float] но вот ирония. в роли жертвы не ты, а он. хотя роли спутаны как и карты. вы слишком много пережили вместе. слишком часто этот молодой мужчина ставил свои интересы на последнее место. здесь нет более искреннего человека, более преданного своим идеалам чем алек. и ваши идеалы совпадают, вот только алек порой не может ответить как следует. не может поставить на место. вечно руководствуясь диктатом ненавистного тебе конклава. вспоминаешь джейса. вспоминаешь как он мучился из-за той истории с мечом, помнишь как ему было страшно признаться в этом прежде всего алеку, но как же он ошибался. у алека огромное сердце и конечно он прекрасно, просто досконально знает своего парабатая. хотя и сам лайтвуд хорош. помнишь как для джейса стало откровением, что его парабатай гей... гей... вновь кулаки сжимаются так что точно от ногтей останутся на ладошках красные полумесяцы и снова будешь закатывать рукава до самых ногтей, что бы скрыть это... но мысли, что твое сердце предательски замирает от высокомерного взгляда этого упрямого парня бесят, раздражают, но снова невзирая ни на что ты готова бороться с реальностью даже если эта реальность неизменяемая и даже пусть это будет аксиомой... плевать тебе. просто вот на все. ты все равно будешь стоять на своем. и он знает это. как и то, что без него ты не уйдешь. не уйдешь пока не поговоришь с ним. пока не убедишь, что он нужен вам, ведь и вправду нужен... у вас война идет и без главы института вам не справиться. и тебе плевать на эту зазнобу эрондейл, которая ничего кроме как предателя в тебе не видит и уж точно не радуется мысли, что ее венценосный внучок сходит по тебе с ума. хотя вот же странность. ты совсем не заинтересована джейсом, ты всегда, с первых минут мечтала об алеке, мечтала засыпать с ним и просыпаться, руки предательски выводят его черты на листах бумаги, но именно тот кто украл твое сердце ненавидит тебя всем сердцем. как будто не мог разиэль посмеяться над тобой более жестоко чем поселить в душе твоей единственной любви жесткую ненависть к тебе. и наверно у любого нормально человека возникнет вопрос - что же тогда ты тут делаешь. но ты знаешь что. ты тут потому что нужна ему. потому что он больше никого не станет слушать. потому что алек другой. он слишком правильный и слишком пытается поступать верно, он то чего точно не достоин этот мир. что же ты докажешь ему самому насколько он шикарен и насколько этот мир недооценивал, то, что ему даровано свыше. недооценивал алека. подходишь еще на шаг и уже можешь коснуться его. рука упрямо и настойчиво тянет лук вниз, смотришь в его глаза. с доверием полным. потому что и вправду доверяешь ему как никому другому. наверно лишь ему единственному на все сто процентов. потому что знаешь, что можешь не переживать [хотя переживаешь безумно] за его голову/жизнь. за него просто, потому что этот мир не может потерять алека. [float=right]http://i12.pixs.ru/storage/4/5/8/tumblrolpc_7685348_29436458.gif[/float] подходишь еще ближе и берешь за руку. робко и ясно ощущая как твоя собственная рука просто тонет в его огромной руке. мозолистой от вечных тренировок с луком. кажется, что они расписаны особым рисунком, остающимся от следов тетивы, которую эти руки натягивают по сто раз на дню. стрелы всегда завораживали тебя. они стремительны и всегда летят в цель без промахов. как и бы ты хотела не промахиваться и принимать верные решения. переплетаешь ваши пальцы и как можно убедительней, смотря в его глаза тихо, ног твердо шепчешь
- я не виню тебя в смерти мамы! и больше не слова. больше ничего не надо говорить. твои слова тверды как камень также как и твои мысли. это был не алек и больше тебя ничего не волнует.

0

113

Категория [книги/сериалы]

The Mortal Instruments | Орудия смерти

https://66.media.tumblr.com/bbb50469ad8f82c8de9b848a60fd73c5/tumblr_o4nl7yLunP1rv07a4o1_500.gif

вдохновляющая цитата

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Simon Lewis | Саймон Льюис
Возраст:18

Раса:новорожденная вампирcкая заноза в жизни отеля "дюмор" и мой лучший друг
Ориентация:на выбор

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

с детства вместе и кажется, что я уже не дышу без тебя. ты оказался в этом мире, в новой шкуре, в новой жизни из-за меня, но ты не разу не обвинил меня в этом. добрый, смелый и готовый ради близких на все. может ты порой и поступал неверно или глупо, но ты научил нас многому. что семья и близкие люди ... это семья и ради них можно пожертвовать всем. даже крышей над головой...даже жизнью. и как я раньше не амечала этого, как я раньше не замечала какой ты особенный и как я раньше не замечал что ты любишь меня. я не знаю, но став вампиром ты не смог меня бросить. одну в той ситуации в которой мы оба оказались. ты всегда рядом. что только не сваливалось на твою долю. что только не происходило с тобой. ты все терпел, молчал. ты понимал, что иначе я не смогу. сломаюсь. но я виновата перед тобой как никто другой. будь я хочь чуток внимательнее я бы заметила какой ты необыкновенный. но я привыкла, что ты просто рядом. и даже когда надо было отказаться от тебя, что бы ты остался цел и невридим я не смогла этого сделать и все пошло шиворот на выворот. ты стал вампиром и теперь тебе приходится пробиваться через еще более глухие стены. стены их чертовых законов, недовольства джейса и алека и вообще всего чертового конклава. но знаешь что? да плевать на них. да примитивный, да не такой крутой как они, но им бы поучиться у тебя благородству и прочему. ты умеешь расставлять приоритеты и выделять важное. ты умеешь быть справедливым. и я горжусь тем, что ты мой друг. горжусь тем, что ты рядом. ты послан мне ангелом и что бы там не говорили про твою кровь - это неважно. главное у нас есть наша дружба. ты стал обитателем нижнего мира, но остался моим другом. и этого ничто не изменит. а помнишь то полнолуние. обращение люка. ведь он мог убить тебя, но ты не испугался. ведь все, что тебя волновало - это то, что люк может преступить закон. а он семья. тебе плевать на расу всех вокруг, хотя все же охотников ты не жалуешь особо. что уж там. они сами виноваты в этом. я знаешь ли тоже не особо их люблю, как и они меня так что это взаимно. ну, а насчет алека и джейса... знаешь... думаю они в скором времени поймут, что ты один из нас. поймут, что ты достоин быть с ними в одном ряду. не злись на них. на самом деле они хорошие. просто наверно... нет, блин и дело тут вовсе не в ослепительности джейса, а в нашей связи и нашей крови. мы связаны с ним кровью ангела и это навсегда. но ты мне тоже неимоверно дорог и это тоже... навсегда. прости, что не навечно. смешно правда? помнишь тот день? мое восемнадцатилетие. могли ли мы тогда подумать, что все будет вот так... но знаешь, что? я рада что ты со мной сейчас. и пусть я законченная эгоистка и мне было важнее обречь тебя на существование рядом со мной в моем новом мире, чем отпустить тебя, но обращение пошло тебе на пользу и потом сай? разве в нашем мире ты бы встретил такую красотку как наша изабель. *подмигнув улыбнулась* смотри не зевай. и я знаю точно... ты то, что ей нужно.. хотя может тебе нравится больше кое-кто с итальянским акцентом хддд.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

моя связь 667047456. скажу сразу... это канон. да мы семья. пусть и немного неадекватная, но семья и клери будет до последних сил бороться за сая и за их дружбу, за семью. прошу вас не менять ему внешку. также прошу от вас все таки знания хотя бы сериала. с книгами будем разбираться вместе и еще... прошу вас... если есть сомнения, что потянете роль по загруженности реала или просто сомневаетесь, что перс ваш... не тратьте мое и ваше время. но если взяли его... умоляю не исчезайте. также для меня очень важно личное общение и если у вас есть ася, вк или скайп. прошу вас, давайте обменяемся связью. так как общения на форуме... мне определенно мало. пишу от 2-ого лица. с маленькой буквы (но это обговариваемо) и я пишу от 4000. одену, залюблю и просто вот заберу себе и буду кормить печеньками.  я пока одна... так что ни тайма, ничегошеньки... но я не теряю надежды найти семью хддд. воть вроде и все. примитивная ждет своего лучшего друга. приходи мой милый вампир, ты нужен мне.

Пост ищущего

- я бы хотел, чтобы ты оставалась до конца игры – он чуть сжал тонкие пальчики.  вот такого поворота ты не ожидала совсем. просто не привыкла к этому, не привыкла, что на тебя внимания обращают... но даже сама себе удивляешься руку слегка его сжав.
- я клери фрей тихо произносишь, смотря ему в глаза. - и я с радостью игру досмотрю, тем более, что мне все равно родителей ждать. слышишь как за спиной кто-то фыркает на это. уверена, что это одна из твоих так называемых подруг... фыркаешь в ответ, снова удивляясь своей смелости. словно какая-то сила помогает тебе, направляет тебя, подсказывая как надо вести себя. смотришь вслед парню. тепло разливается по телу. в нирвану, словно проваливаясь. так всегда, привыкла уходить в этот мир от реальности сбегая, словно там тебя защитить могли, словно там тебе ничего не угрожает. порой пыталась объяснение найти этому, но понимаешь, что его нет и никогда не было. просто там тебе уютнее, среди красок и холста, среди пастели, что шершавой гладью на холст ложится и все твои проблемы в миг растворяются в линиях и изгибах, что в один цельный рисунок складываются. рука уже сама рисует крылья за его спиной, изображая парня в образе ангела. странные символы раскидывая по его телу и самой странно насколько гармонично они смотрятся на твоем рисунке. история картинками проносится перед глазами. ты всегда придумываешь истории про своих героев. один у тебя коварный демон, замышляющий очередное злодейство, другой вампир, окутанный тайной, эльфы, феи и прочие существа из страшилок у костра... все они оживают на твоих листах. все они словно живые и у каждого своя жизнь. нормально ли это...? наверно нет, но иначе ты уже не сможешь. ты живешь этим, дышишь этими эмоциями. и ты никому не позволишь тебя лишить этого. услышав крики поднимаешь глаза и увидев табло с цифрами и счастливые глаза того парня улыбаешься ему самой радостной улыбкой. а тем временем рисунок закончен и остается только дождаться когда зал более менее опустеет и он сам подойдет к тебе. а руки тем временем снова символы рисуют, которых никогда не видела и чьих значения не понимаешь, но от них спокойней почему-то. словно в них сила скрыта, которая защитить может, подсказать верный путь. легкая вибрация телефона и сообщение от льюиса. читаешь, откидывая рыжий локон назад, а на лице улыбка мягкая играет, ша пальцы начинают сообщение лучшему другу строчить. все же не смотря на все плохое, что периодами проходит через жизнь твою у тебя есть за что благодарить судьбу. за родителей, которые всегда поймут, за друга лучшего, который среди ночи прискачет к тебе если он нужен.... наверно это и есть счастье. наверно ради этого и стоит терпеть такие мелочи как домашние аресты и скандалы с мамой. ради вот таких моментов. саймон рассказывает про группу и про то, что они снова меняют название. прочитав новое название складываешься пополам и правда пытаешься не смеяться. нет реально ведь пытаешься, ты совсем не виновата, что не получается немного...совсем чуток не выходит. и если бы льюис был тут он бы точно обиделся. пытаешься прокашляться и намекаешь, что им лучше подумать еще, потому что название группы "шампанское ректально" точно не прибавит им популярности. "хотя если вспомнить стихи эрика... может как раз то, что надо..." невольно проносится в твоей голове. сама ты никогда не могла спокойно реагировать на это, но саймон слишком предан друзьям, что бы их критиковать. и это точно одно из его самых важных качеств. льюис предан людям, которых любит. и всегда будет ставить их интересы важнее своих. еще раз прочитав переписку убрала телефон в куртку и еще раз просмотрела рисунок. что же фрей находить изъяны в своих работах ты умела всегда, но сложно поступать иначе когда перед глазами пример идеальный имеется. все к чему прикасалась рука джослин фрей мгновенно становилось произведением искусства. ты молчишь про то, что сама миссис фрей была произведением искусства. ведь даже сейчас ее провожают взглядами все мужчины, в то время как ты уродилась еще тем страшилкой. и хотя тот же люк и сай тебе все время твердят, что это не так уверенности тебе это не добавляет от слова сказать совсем. маленький рост, почти полное отсутствие груди и волосы непонятного рыже-ржавого цвета. ну прям не дать не взять - красотка с обложки журнала. тихо фыркаешь и тяжко вздохнув зал осматриваешь. людей почти нет. ишещь его глазами, искренне надеешься, что парень еще тут. находишь его около окна, практически в одиночестве. закинув карандаш в сумку, направляешься к нему, ощущая как сердце начинает предательски сжиматься и нервный его перестук уверенности не придает. вот только дойти до него не дает ванесса, глазами сверля тебя злобными
- извини, но химуро такие как ты не интересуют, лучше проваливай к своему очкастому недоразумению фрей, а эти парни любят девушек, а не страшил с блокнотами смеется она тебе в лицо. а у тебя огонь разгорается внутри и тебе не за себя обидно, а за сая... качаешь головой и произносишь спокойно
- помнится пару месяцев назад ты сама была не прочь пойти с этим недоразумением на бал... видимо так задел отказ и то, что саймон пригласил меня, а ванесса? научись проигрывать эванс и возможно жизнь станет легче фыркаю я ей в лицо, а глазами стараюсь через плечо эванс поймать взгляд химуро..

Отредактировано Clarissa Morgenstern (28-04-2018 14:13:08)

0

114

Категория игры

Far Cry 5  | Фар Край 5

https://78.media.tumblr.com/add7bf8051cc02756f80bfaa8bd6c70d/tumblr_mvhtpjEAue1qzg2sjo2_250.gif

Правильного выбора в реальности не существует — есть только сделанный выбор и его последствия.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Joey Hudson | Джоуи Хадсон;
Возраст: 33

Раса: человек
Ориентация: гетеро

занята

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Заместитель Шерифа Уайтхорса в Округе Хоуп.
Джоуи участвовала в аресте Лидера Секты Иосифа Сида, который добровольно сдался стражам порядка, но его приспешники не дали в обиду Отца, они напали на полицейский вертолёт, который упал после того, как один из эдемщиков прыгнул ему в лопасти. Маршалу Бёрку и помощнику удалось сбежать от разозлённого врага, но Хадсон схватили.
Иосиф раздал каждому из своей семьи полицейских, которые не смогли сбежать, Помощница Хадсон досталась Иоанну Сиду.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

У нас есть сюжет. У меня есть планы на персонажа и на игру с ним. Возможность играть как в прошлом, так и настоящем. Возможность играть с помощником, который у нас вообще замечательный товарищ. Есть возможность развивать персонажа, так как того будет просить душа. Темп игры у нас умеренный, никто не паникует, что через день прилетит лс с требованием немедленной отписки. Смотри же сколько возможностей! Так почему бы тебе не сказать "ДА" и не присоединиться к семье?
Данная внешность лишь как предложенный вариант, игрок волен сам выбирать или же не выбирать внешность, оставляя лишь игровую.
Лично от себя добавлю, что хотелось бы видеть адекватного, идейного человека, который не будет висеть у меня грузом на шее, требуя к себе круглосуточного внимания. Мне нравится общаться с человеком и вне форума, но, прошу помнить и уважать личное пространство.
Думаю, логично, что хотелось бы видеть постоянного игрока, а не того, который придет, разузнает о сюжете, немного потрындит в мессенджерах, а потом исчезнет в глубинах интернета. Форум позволяет слоупочить поэтому пожалуйста, не давайте касту ложных надежд, приходя на пару часов или два дня, серьезно.

Пост ищущего

Они не говорили об «этом» с братом. Иоанн всячески пресекал любую попытку Иосифа затронуть тему смерти и прощения. Он — жив, разве остальное имеет значение? Что же до прощения. Он не хотел и не собирался этого делать, не после того как его в буквальном смысле чуть было не убили. И Сиду, честно говоря, нет дела до того, был ли младший помощник шерифа просто пешкой, послушной марионеткой которой указали направление рукой и велели «спасти» всех кто будет на пути, а при попытке оказать сопротивление - всадить пулю в голову, ему плевать. Злость бушует в нем не хуже пробудившегося от столетнего сна древнего вулкана. Он хочет смести всех и вся, кто посмеет стать у него на пути. Всех. Именно поэтому он не дает брату поднимать эту тему. Осознает, что не сможет держать себя в руках, но не это страшное. Самое страшное в том, что он не хочет искать себе ни оправданий, ни желания сказать «Да» этому греху, что сродни раковой опухоли оплела своими метастазами всю душу; вывернула наизнанку, расковыряла давно зажившие раны и теперь каждую ночь беспокоит кошмарами.
Иоанн хочет сам стать кошмаром во плоти для Джошуа, который очевидно именно таким его и видел всегда. Пусть порадуется что оказался прав, «Пусть» прочувствует на своей шкуре каково это — в самом деле быть жертвой психопата, который не дружит с головой. И быть может ему отчасти стыдно перед старшим братом, который вложил столько сил и времени в его спасение, а он вот так просто все это сейчас отпустит, наплюет, растопчет как хрупкий фарфор. Иаков был прав, слабые не могут управлять сильными, это создает дисбаланс в мире, дисгармонию в самом себе. Он более не слаб; выжил, получив при этом новые шрамы, которые несомненно будут каждый прожитый день напоминать ему о том как он был беспечен и наивен; позволил желаниям взять вверх над разумом, делал импульсивные и необдуманные поступки в эгоистичном желании получить и не делиться. Спасти? Это вряд ли. Помощник не искал спасения, ни в нем, ни в ком-то из его семьи.
Гнев, гордыня, жадность - это обволакивало помощника со всех сторон создавая иллюзорное состояние, давая ложное чувство безопасности. Но, то ведь было тогда, не так ли? Сейчас все будет иначе. Ох, он определенно сделает «все» чтобы помощник усвоил очередной урок.
Он в городе уже неделю, а решится на встречу с тем, кто бросил его умирать, решился только сейчас. Можно было бы соврать самому себе, мол, он собирает нужные документы, тянет за нужные ниточки, чтобы вытащить как можно скорее брата. И да, он действительно это все делает, только вот времени на это уходит не так много, как можно себе представить. Он точно знает, что сможет вытащить Иосифа, дело даже не в его безупречной репутации как профессионала, дело в связях. В тех, которые брат бы явно не одобрил, те, от которых его и защищали. Но, это его жертва и он на неё пойдет. Это скорее вопрос терпения и только. Но что ему делать с Саммерфилдом? При одной лишь мысли о том, что они останутся одни в комнате, кровь начинала закипать от злости, а руки чесаться от желания сжать чужую шею ровно настолько, чтобы вызвать беспомощные хрипы из горла. О, он бы очень хотел так сделать, но, тогда брат вряд ли сможет выйти. Тогда он будет виноват в том что не помог, не сумел спасти когда мог, потому что стал потакать своим демонам. Именно за день до встречи с помощником Иоанн сорвался. Началось с такого безобидного выпью всего стаканчик чтобы расслабиться и очистить голову, а закончилось тем, что он снюхивал какую-то дрянь с незнакомки, которая кажется, была на грани того чтобы откинуться в этом шумном заведении от сердечного приступа. Или ему так тогда показалось. Было сложно трезво оценивать ситуацию, да и надо ли было это делать? Получить дело Джошуа было просто. Хотя бы потому что государственный защитник даже не пытался делать вид, будто бы заинтересован делом. Им их выдают в таких количествах, что работать нормально им не позволяет ограниченное время. Плюс ко всему прочему все те улики и показания который били против помощника, в общем-то, шанс на победу был таким же, как завтра собрать вещи в чемодан, сесть в рандомный автобус и оказаться на кольцах Сатурна. Это даже не ноль. Это чертов минус. Но, Иоанн мог все уладить, не проблема, хотя и займет это достаточно времени. Месяца два, может три. Все ведь должно выглядеть естественно, непринужденно. Улики с неба не падают, показания не меняются каждый час, да и ко всем присяжным пока подберешь свой подход.
— Для человека который сидит за решеткой ты выглядишь очень хорошо. Особенно если учесть, что как оказалось у тебя тут есть несколько недругов, которых ты в прошлом помог сюда же и упрятать. Нелегко наверное. Ощущаешь психологическое давление? — на губах играет самая дружелюбная улыбка в мире, в глазах отражается лишь спокойствие. Хорошо что они оба знают о том, что все это обманчивая картина. Что нужна лишь секунда чтобы улыбка превратилась в хищный оскал, а в глазах отразилось лишь кровожадное желание причинить столько боли, сколько позволила бы чужая выносливость. Так замечательно, что они оба это понимают и не испытывают судьбу на прочность. И дело даже не в охране что стоит за дверью. Он бы успел свернуть чужую шею до того, как поспела бы помощь. Но, разве это интересно? Он хочет преподать «другу» урок и он это сделает.
— Надеюсь ты осознаешь, что я действительно твой   е д и н с т в е н н ы й  шанс выйти отсюда, верно? — облизывает пересохшие губы, опуская взгляд на папку с делом. А после тихо хмыкает и качает головой, поднимая взгляд с дела и встречаясь взглядом с чужим.
— Знаешь. Я должен тебя поблагодарить, ты действительно открыл мне глаза. О, не сомневайся, угроза действительно близко, и когда Иосиф выйдет - он продолжит помогать заблудшим душам. И ни ты, ни твои дружки уже ничего не смогут поделать с происходящим. Мы умеем признавать свои ошибки и учиться на них. Но, вот в чем суть, — внутри уже начинает бурлить злость, которая лишь подпитывается запрещенными веществами, что все еще находятся в крови и периодически ударяют в голову. — Суть в том, что я твой Коллапс. И если ты не будешь делать так, как я тебе говорю - боюсь, что с тобой может произойти какое-то несчастье в стенах этой тюрьмы. Понимаешь? Откидывается на спинку стула, смотря прямо в глаза, ему нечего скрывать, нечего боятся. Только вот, то неприятное чувство начинает грызть изнутри. Ему жизненно необходимо доказать самому себе, что те воспоминания не властны над ним. Да, он был на грани смерти, да, боль была всепоглощающей и ужасной. Но именно сейчас человек напротив лишь жалкая букашка, пешка в его игре, личная игрушка с которой он будет делать все, что ему вздумается, и никто не сумеет его остановить. Ему незачем боятся. Страх - это слабость. У него не может быть такой слабости, любая другая, но не страх, что так мерзко липнет к рукам.

Отредактировано John Seed (02-05-2018 18:57:33)

+3

115

игры

Far Cry 5| Фар Край 5

https://78.media.tumblr.com/8d99cfcc7ea16e91d15b0c5a9fbf776a/tumblr_p7jnh1DCmp1xncw83o1_540.gif

throw me to the wolves and i will come back leading the pack

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Jacob Seed | Иаков Сид;
Возраст: 46 лет

Раса: вестник человек
Ориентация: на выбор игрока

занят

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Иаков - бывший офицер армии США и ответственный за подготовку солдат для проекта "Врата Эдема". Иаков - не простой солдат, а ветеран армии, бывший десантник, участник боевых действий в Ираке. И вроде бы такой послужной список должен был обеспечить мужчину довольно стабильным будущим, но всем прекрасно известно, как правительство умудряется расправляться с теми, кто уже отработал своё; все знают, как быстро люди, что ещё несколько дней назад воевали за будущее своей страны, оказываются на границе отчаянья, брошенные и никому ненужные, позабытые и покинутые.
Иаков - солдат с большой буквы "С". Он уверенно идёт к цели, натренированный не чувствовать ни страха, ни сомнений. Он привык защищать и защищаться, вырывать право на существование зубами, если понадобится.
В Округе Хоуп, Иакову принадлежит регион Горы Уайттейл, в котором он жестоко правит, подготавливая специальных солдат к защите проекта.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Очень ждём всей нашей несомненной дружной семьёй, помощник тоже ждёт, хоть никогда в этом и не признается. Найди свой путь домой, брат. Стадо необходимо проредить.
P.S. У нас имеется симпатичный сюжет, некоторые детали канона изменены, и Иаков остался жив. От вас потребуем только вовлечённости, участия и какой-никакой активности. Просим не пропадать, не исчезать, не давать надежд, мы тут нежные и трепетные, верим в лучшее; от себя обещаем приятную активность (не лезем в личное пространство, но при необходимости можем и потискать), упоротость и обсуждения. Будем любить и обожать.

Пост ищущего

Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных.
гл 20:16

На всё воля Божия. Пути Его неисповедимы. Планы Его не подлежат сомнениям. Он знает лучше. Он видит яснее. Его глаза не покрывает пелена из лживых убеждений и жажды выгоды. Он честен. Суров. Справедлив. Порой жесток, но всегда благосклонен к детям своим.
Так и он полностью открыт каждому прихожанину, каждой заблудшей душе, что прислушается, внемлет словам и посланию его о спасении для каждого, кто верит, для каждого, кто готов впустить в сердце и душу свои Господа и Отца, несущего Слово так, как хочет того Бог.
Каждому здесь найдётся место. Каждый обретёт здесь покой и найдёт призвание своё. Каждому путнику, блуждающему в тёмных лабиринтах своей жизни, будет указан путь. Потерял ли сын или дочь Божие в своей жизни всё так, как когда-то потерял он сам. Заблудились ли они в поисках помощи, в поисках понимания, в поисках лучшей жизни. Устали ли от бесконечных обещаний политиков, от того, насколько прогнил мир вокруг. Напуганы ли они заголовками газет столь же сильно, как и он…
Все они обретут мир и покой в душе своей и вокруг себя. И тогда возьмёт их за руки Отец, и поведёт к спасению, к «Вратам Эдема», и не будут они более знать ни горя, ни нищеты, ни боли потерь. И только преумножатся богатства их. И переполнен будет Рог Изобилия. И стёрты с лица земли будут все грешники. И наступит Рай на земле.
Но только в том случае, если сердце его будет открыто бескрайней мощи слова «да».

Идя в Иерусалим, Он проходил между Самариею и Галилеею. И когда входил Он в одно селение, встретили Его десять человек прокаженных, которые остановились вдали и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас. Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. - сегодня послушать его проповедь пришло людей гораздо больше, чем было вчера, и несколько дней ранее, и несколько месяцев до этого. Солнечный день в округе Хоуп, штат Монтана, одаривает жителей своим безветрием, - ни один зелёный лист не дрогнул на ветру за прошедшие несколько часов, ни малейшего намёка на самый крохотный сквознячок, - и ласковыми лучами солнца, которые кокетливо пробираются через щель между тяжёлыми дверями, проскальзывают незваными гостями внутрь оплота Слова Божьего, замирают на спинах и плечах прихожан, слушают внимательно, внимают каждому Слову пророка Господа, замирают в трепете, впечатлённые Силой Слова Его. Играют неслышно на красочных фресках, бегают-следят своими солнечными лапками на книге, что в руках держит Иосиф. И щуриться приходиться проповеднику, но слова настолько хорошо вырезаны, выжжены в памяти, что и книга Божия без надобности ему. - И когда они шли, очистились. Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин. Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника?
И сказал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя.
- в горле пересыхает нещадно, и взгляд периодически перестаёт фокусироваться на людях перед ним. Возможно, младший брат был прав, и на следующую проповедь действительно придётся расставлять в поле шатёр. Там есть шанс поймать гуляющий по открытому пространству ветер. А сейчас он вынужден продолжать читать и делать вид, что не чувствует, как по загривку за воротник скатываются капли пота. Как намок носоупор. И как сильно хочется провести ладонями по лицу, избавляясь от мешающей влаги. Ладони потеют, но он продолжает крепко сжимать в пальцах  псалтырь собственного сочинения. Своё собственное «Откровение».

- Так и Вы, дети мои, встаньте. И следуйте правилам Его, ибо говорит Он устами моими. - закрывает псалтырь с лёгким хлопком, который в полной тишине, что царит в церкви, кажется громом среди ясного неба. Маячит несбывшейся мечтой о летнем бризе, о лёгкой прохладе. Но воздух продолжает раскаляться, и кажется уже, что вместо него по горлу льётся парное молоко, оседает в желудке горячим комом и заставляет облизывать губы в надежде хоть как-то перебить желание напиться воды. - Так и Вы, дети мои, должны уверовать. Должны открыть сердца свои. Ибо не должны Вы мириться с несправедливостью, которую Вам подают под видом свободы выбора. Не должны Вы мириться с тем, как указывают жить Вам и семьям Вашим. Не должны слушать лживые речи политиков, которые только и ждут момента, как бы обокрасть, оборвать Вас до костей и оставить гнить в небытие. - книга в белой обложке он осторожно, трепетно, благоговейно откладывает в сторону. Чувствует, как прилипает к спине пропитавшаяся потом рубашка. Каким тяжёлым кажется на плечах пиджак. - Встаньте и идите. - в воздух взмывает обвязанный вокруг левой ладони крест на тонко сплетённой верёвке, - он с удовольствием отмечает какое-никакое, но движение воздуха вокруг себя, - Веруйте. И Он спасёт каждого из Вас. Я приведу каждого из Вас к спасению! - Иосиф обводит взглядом людей, которые сидят на скамейках, каждый на своём привычном уже месте, не смея пошевелиться. Такое случается: иногда в здании церкви поднимается оживлённый гул - люди, пришедшие сюда впервые или приведшие кого-то с собой послушать проповеди нового Отца, не могу сдержать чувств и эмоций, их глаза горят огнём воодушевления, огнём ничем не прикрытой, истинной веры. И это - величайшая плата за все труды. Видеть, как каждое слово, им пережитое, находит отклик в чужих сердцах.
А иногда повисает молчание. Люди думают о том, что услышали, они погружаются всем своим естеством, они верят. В обоих случаях он знает прекрасно - каждое слово ударило точно в цель. Каждое слово достигло ушей чужих. А, значит, он справляется со своей задачей и продолжает смиренно нести на плечах тот крест, что был на него возложен.
- Спасибо, Отец, за отличную проповедь. - подходит к нему один из фермеров. Иосиф отлично знает его - Николас приходит не первый раз, а сегодня привёл с собой всю семью. У семейства Уайт шикарная ферма совсем недалеко отсюда. Так удобно.
Он улыбается мягко, как улыбаются любящие отцы своим детям, которым готовы простить любую шалость. Держит чужие руки в своих трепетно, аккуратно. Поглаживает чужие ладони большими пальцами и отпускает счастливое семейство отдыхать. Сегодня Слово больше не будет разноситься по округе. Всем пора отдыхать.
Он провожает каждого, кто пришёл сегодня. Каждого, кто прикоснулся сегодня к «Великой Идее» и увидел своё будущее в этой коммуне. Он провожает каждого, но взгляд цепляется невольно за совершенно нового прихожанина. На человеке, которого он ещё ни разу здесь не видел. Сейчас в коммуне не так много людей, число его детей только значительно выросло за последние годы, но он всё ещё способен отличать новичков. Более того, выделяющихся из общей картины настолько, что невозможно не обратить внимание.
Иосиф пересекает пространство церкви ровными, неторопливыми шагами, подходит ближе и кладёт ладонь на худое плечо. - Добро пожаловать в обитель Бога, дитя. У тебя наверняка был сложный путь..

+3

116

Категория игры

God of War| Бог Войны

https://78.media.tumblr.com/496d935bb7f9d8b80064f39b83d96e1f/tumblr_inline_p1utprP45m1rwt71l_250.gif

Mother! What's happening outside? The people! The fires!

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Calliope | Каллиопа;
Возраст: много для смертного, чуть-чуть для бога

Раса: полубог
Ориентация:  о таком не спрашивал

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Единственная дочь Кратоса и Лисандры, жившая самым обычным и зауряднейшим ребенком в Спарте, даже не подозревая о своих силах, да и о том, какую роль сыграет в будущем. Пока кругом бушевала война, а ее отец отправлялся в военные походы во славу Ареса, Каллиопа наслаждалась беззаботным детством, училась играть на флейте, которую ей вырезал отец и ждала его возвращения. Боги, несомненно, решили по другому, выбрав для Кратоса участь полезного оружия, они заставили его убить жену и дочь, а их души, как и души всех мертвых, отправились в царство Аида, где невинная душа маленькой девочки стала проводником для всех заблудших, а ее флейта - путеводной нитью среди мрака и туманов Морфея. В некотором роде она даже... привыкла к своей новой жизни и новой обязанности. К ней относились вполне терпимо, а если замечали, то не делали больно. Вот только в ее мир вновь явился Кратос и вновь разрушил восстановившийся шаткий мир, как бы это странно не звучало, но ради мщения за Каллиопу и Лисандру. Боги умерли, солнце погасло, мир разломался на части, рассыпался, словно песок из разбитых песочных часов, а Каллиопе были открыты все дороги во всех мирах, что когда-то существовали и впервые в своей жизни она была абсолютно свободной.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

hey, sis, i miss;
т.к. последняя игра перезапуск, к тому же с некоторыми сюжетным и послаблениями, нет ничего плохого в том, что Каллиопа выбралась из мира, который наш папаня расшатал чисто на слабо развели и отправилась искать себя в чем-то другом; миров у нас еще много, можно встретиться и обсудить что-то из разряда "Ты думаешь он с тобой хреново обращается? Да он меня вообще УБИЛ!"

Пост ищущего

Начало зимы выдалось морозным, но бесснежным. Долина, окруженная мягким золотым ореолом, прибывала в странном состоянии полусна, от которого так и не смогла оправиться. Без дождей и снега она выглядела голой, но с такими морозами земля стала твердой, что ее уже не вскопать. На ум пришла мысль, что сейчас бы мать сетовала по поводу своего сада и что морозы могут побить ее нежные цветы, высаживаемые с такой любовью; а еще, что нужно было бы проверить ульи пчел, что пусть уже и впали в спячку, могли бы оказаться помороженными. Это был мир, который Атрей знал прекрасно, что всегда был рядом. Каждый изгиб близлежащих скал, окружающих их дом, переходящих в тонкие тропы, ведущие в лес, сад или на поляну, за которой расположился причал.
Можно было даже не закрывать глаза, и так все было знакомо и понятно. Если бы... если бы все было как прежде, он бы услышал олений зов, волчий вой и переливы птиц; он бы слышал нежный голос матери, звучащий откуда-то из глубины дома, а вместе с ним и тонкий запах готовящейся на огне еды, вперемешку с мятными травами. И запах кожи, резкий и бьющий в нос, был бы от пристройки, что наспех была сколочена с другой стороны двора.
Он вздохнул.
Наваждение рассеялось и резким холодом ударило по носу, щелкнуло, как мать когда-то, когда хотела привлечь его внимание. В воздухе раздался ее легкий смех и растворился, упорхнув куда-то в небо вместе с маленькой пичугой, подкравшейся слишком близко со своим любопытством.
Атрей покачал головой и вновь углубился в свое дело - тонкие полоски кожи охватывали плечи лука, уже достаточно старые, чтобы не идти на выделку, но еще вполне сносные, чтобы использоваться как дополнительный гаситель энергии. Мать объясняла, для чего это нужно делать, почему важно, чтобы тетива всегда была упругой и почему ее нельзя мочить и лучше всего снимать и прятать во время далеких путешествий; она говорила, зачем на самом деле рукоять делать из другого материала и почему рога оружия не должны быть разного размера. Это была ее наука, все что осталось Атрею от прошлых дней, воспоминания, полные уроков, наставлений, долгих и протяжных песен и красочно жестоких легенд.
Стрелы лежали вокруг, словно разбросанные игрушки. И игрушки у него были - спрятаны на дне сундука, он сложил их сам в тот самый день, когда матери стало плохо и она упала на землю; Атрею почему-то казалось, что если он изведет из себя все то, что мать называла "ребячеством", то ей станет легче, она убедится, что он взрослый и это знание как-то поставит ее на ноги. А еще ему казалось, что чай из сушенных трав и мед тоже помогут. Но ничто не помогало... и осталось лишь только оружие - мальчик не убрал его - она запретила.
Он натянул сильнее и лук резко дернулся, тетива издала короткий глухой звук, какой обычно издавала, когда спускаешь стрелу. Атрей оглядел оружие еще раз - выстроганное, аккуратно, с длинными и тонкими плечами и округлым сечением; когда мать его изготовила, то сказала, что Атрей еще слишком слаб, чтобы натянуть его, сколько же гордости было в ее глазах, когда он, не смотря на эти слова, оттянул тетиву и отпустил невидимую стрелу куда-то в небо, демонстрируя, что не так уж и слаб.
Он больше никогда не будет слабым.
Она бы этого не хотела.
Неважно, что и как произойдет, Атрей обещал сам себе, что не будет проблемой, что те воспоминания, когда он метался в горячке, проваливаясь и не различая дня и ночи, пройдут, вместе с воспоминанием о тревожном лице матери и безразличном отца...
Точно. Он вдруг вспомнил, зачем вообще это делает.
Он неспешно собрал стрелы, аккуратно сложив их в чехол, перекидывая колчан за спину; немного подумав, он все же решил не снимать тетиву, перекинув лук через плечо. Атрей еще раз зачем-то оглядел себя, даже не зная, за что еще взяться и понимая, что событий не отвратить. Но так хотелось еще потянуть время, а дверь собственного дома казалась входом в царство Хель не меньше. Хотя, если так подумать... именно таким местом он и стал. Домом если не мертвым, то уже погибающим...
Внутри все было, казалось, на месте, словно ничего и не происходило: в очаге пламя все так же пожирало сухие поленья, отбрасывая уродливые черные тени на стены, завешенные шкурами и полотнищем; на полках расставлены горшки с порошками и сухими фруктами и грибами; в углу на стуле брошена скатерть с незаконченным узором; на столе разбросаны свитки и книги, вперемешку с листами, на которых аккуратно выведены травы - мама всегда считала, что записывая легче запомнить.
Она лежала на кровати и спала, казалось, сном умиротворенным. Но он знал, что это редкость, обычно мама либо тяжело дышала, срываясь на хрип, либо металась в горячке, пытаясь дотянуться до чего-то, что ей виделось. Она узнавала его и это было хорошо, но не могла сказать, какой день сейчас и все спрашивала, не настала ли весна, словно это было чем-то важным. Рядом сидел отец и Атрей вздрогнул, словно холодный ветер забрался под одежду. Нет, не так, словно ледяной великан схватил его за горло. На всякий случай он даже проверил, но нет, дверь за собой мальчик закрыл плотно.
- Отец, - собственный голос казался таким неуверенным и Атрей сам же и поморщился. - Я... я хочу поохотиться. На поляне у тушны всегда были куропатки... мама говорила, что бульон из птиц помогает поднять сил.
Он и сам не осознавал, зачем вообще говорит это отцу. Наверное, рассчитывал, что ему хотя бы станет интересно... хоть немного.

Отредактировано Atreus (09-05-2018 00:56:17)

+1

117

Категория игры

God of War| Бог Войны

https://78.media.tumblr.com/5636f1a432c4c700528eb0fd28f2c5e5/tumblr_p8dpszhA3L1u18l8xo1_400.gif

BOI

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

занят

Имя: Kratos | Кратос;
Возраст: много... очень много

Раса: бог
Ориентация: любит свой топор и орать BOI

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Полубог-спартанец, выращенный, как и каждый в этом славном крае, с любовью к сражениям, в суровости и ярости. Спартанцы были воинами, каких опасалась вся Греция, но и им были не чужды простые радости. Неважно, как далеко уплывали корабли, они всегда возвращались, а Кратос возвращался к жене и ребенку. Но кровь богов и их планы были другими - они обманули Кратоса, заставили убить жену и ребенка, а потом сковали цепями своей воли, вложив в его руку поистине ужасное оружие, способное сокрушать не только смертных, но и богов. Он стал их оружием, коим пользовались, а потом вновь клали на полку.
Но всему приходит конец, так и добровольному заключению Кратоса тоже - он никогда не был особенно спокойным, а с годами его ярость лишь росла, а его поступки не имели под собой ничего хорошего. Он делал ужасные вещи и не чувствовал угрызения совести, лишь только месть была ему знакома, злость и ярость. А все хорошее пропало. Именно тогда он и решил, что не будет больше рабом, что выступит против богов, против титанов, против всех, кто станет у него на пути, а этот мир сгорит и лопнет, словно под жаром огня. Возможно, он бы и дальше ничего не чувствовал, но ему пришлось пожертвовать невинной душой - девушкой Пандорой - чтобы отомстить богам и ее смерть действительно расстроила Кратоса, но не остановила от самого главного - от убийства Зевса - собственного отца.
Его мир был разрушен его же руками и Кратос стал искать для себя новый дом, где не будет ни богов, ни их воли; он находит такой мир - где идет снег, люди редки, боги закрылись за вратами, а храмы давно заброшены. Там же он встречает Фэй - воительницу, что для себя решила, что будет помогать людям. Она стала Кратосу утешением, она же родила ему сына Атрея, отчего-то очень жарко настаивая, чтобы он был назван Локи, но в этом споре победил все же Кратос и ребенка нарекли именем спартанского воителя, что в памяти Кратоса был добр и весел, вселяя во всех надежду. Десять лет Кратос был призраком для своей новой семьи, боясь самого себя, всего того, что он может сделать и воспоминаний о том, что случилось давным-давно. Но Фэй заболела, сильно, и пришлось вернуться, взять на себя обязанности, от которых он так давно бегал.
Так и начинается новая история - и новая война с богами

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Вот видишь - я ее написал хд
/куча мемов с BOI/

Пост ищущего

Начало зимы выдалось морозным, но бесснежным. Долина, окруженная мягким золотым ореолом, прибывала в странном состоянии полусна, от которого так и не смогла оправиться. Без дождей и снега она выглядела голой, но с такими морозами земля стала твердой, что ее уже не вскопать. На ум пришла мысль, что сейчас бы мать сетовала по поводу своего сада и что морозы могут побить ее нежные цветы, высаживаемые с такой любовью; а еще, что нужно было бы проверить ульи пчел, что пусть уже и впали в спячку, могли бы оказаться помороженными. Это был мир, который Атрей знал прекрасно, что всегда был рядом. Каждый изгиб близлежащих скал, окружающих их дом, переходящих в тонкие тропы, ведущие в лес, сад или на поляну, за которой расположился причал.
Можно было даже не закрывать глаза, и так все было знакомо и понятно. Если бы... если бы все было как прежде, он бы услышал олений зов, волчий вой и переливы птиц; он бы слышал нежный голос матери, звучащий откуда-то из глубины дома, а вместе с ним и тонкий запах готовящейся на огне еды, вперемешку с мятными травами. И запах кожи, резкий и бьющий в нос, был бы от пристройки, что наспех была сколочена с другой стороны двора.
Он вздохнул.
Наваждение рассеялось и резким холодом ударило по носу, щелкнуло, как мать когда-то, когда хотела привлечь его внимание. В воздухе раздался ее легкий смех и растворился, упорхнув куда-то в небо вместе с маленькой пичугой, подкравшейся слишком близко со своим любопытством.
Атрей покачал головой и вновь углубился в свое дело - тонкие полоски кожи охватывали плечи лука, уже достаточно старые, чтобы не идти на выделку, но еще вполне сносные, чтобы использоваться как дополнительный гаситель энергии. Мать объясняла, для чего это нужно делать, почему важно, чтобы тетива всегда была упругой и почему ее нельзя мочить и лучше всего снимать и прятать во время далеких путешествий; она говорила, зачем на самом деле рукоять делать из другого материала и почему рога оружия не должны быть разного размера. Это была ее наука, все что осталось Атрею от прошлых дней, воспоминания, полные уроков, наставлений, долгих и протяжных песен и красочно жестоких легенд.
Стрелы лежали вокруг, словно разбросанные игрушки. И игрушки у него были - спрятаны на дне сундука, он сложил их сам в тот самый день, когда матери стало плохо и она упала на землю; Атрею почему-то казалось, что если он изведет из себя все то, что мать называла "ребячеством", то ей станет легче, она убедится, что он взрослый и это знание как-то поставит ее на ноги. А еще ему казалось, что чай из сушенных трав и мед тоже помогут. Но ничто не помогало... и осталось лишь только оружие - мальчик не убрал его - она запретила.
Он натянул сильнее и лук резко дернулся, тетива издала короткий глухой звук, какой обычно издавала, когда спускаешь стрелу. Атрей оглядел оружие еще раз - выстроганное, аккуратно, с длинными и тонкими плечами и округлым сечением; когда мать его изготовила, то сказала, что Атрей еще слишком слаб, чтобы натянуть его, сколько же гордости было в ее глазах, когда он, не смотря на эти слова, оттянул тетиву и отпустил невидимую стрелу куда-то в небо, демонстрируя, что не так уж и слаб.
Он больше никогда не будет слабым.
Она бы этого не хотела.
Неважно, что и как произойдет, Атрей обещал сам себе, что не будет проблемой, что те воспоминания, когда он метался в горячке, проваливаясь и не различая дня и ночи, пройдут, вместе с воспоминанием о тревожном лице матери и безразличном отца...
Точно. Он вдруг вспомнил, зачем вообще это делает.
Он неспешно собрал стрелы, аккуратно сложив их в чехол, перекидывая колчан за спину; немного подумав, он все же решил не снимать тетиву, перекинув лук через плечо. Атрей еще раз зачем-то оглядел себя, даже не зная, за что еще взяться и понимая, что событий не отвратить. Но так хотелось еще потянуть время, а дверь собственного дома казалась входом в царство Хель не меньше. Хотя, если так подумать... именно таким местом он и стал. Домом если не мертвым, то уже погибающим...
Внутри все было, казалось, на месте, словно ничего и не происходило: в очаге пламя все так же пожирало сухие поленья, отбрасывая уродливые черные тени на стены, завешенные шкурами и полотнищем; на полках расставлены горшки с порошками и сухими фруктами и грибами; в углу на стуле брошена скатерть с незаконченным узором; на столе разбросаны свитки и книги, вперемешку с листами, на которых аккуратно выведены травы - мама всегда считала, что записывая легче запомнить.
Она лежала на кровати и спала, казалось, сном умиротворенным. Но он знал, что это редкость, обычно мама либо тяжело дышала, срываясь на хрип, либо металась в горячке, пытаясь дотянуться до чего-то, что ей виделось. Она узнавала его и это было хорошо, но не могла сказать, какой день сейчас и все спрашивала, не настала ли весна, словно это было чем-то важным. Рядом сидел отец и Атрей вздрогнул, словно холодный ветер забрался под одежду. Нет, не так, словно ледяной великан схватил его за горло. На всякий случай он даже проверил, но нет, дверь за собой мальчик закрыл плотно.
- Отец, - собственный голос казался таким неуверенным и Атрей сам же и поморщился. - Я... я хочу поохотиться. На поляне у тушны всегда были куропатки... мама говорила, что бульон из птиц помогает поднять сил.
Он и сам не осознавал, зачем вообще говорит это отцу. Наверное, рассчитывал, что ему хотя бы станет интересно... хоть немного.

Отредактировано Atreus (17-05-2018 22:34:17)

+1

118

фильмы/комиксы

DC | ДиСи

https://78.media.tumblr.com/02586ae2dfce36c7a5c9eda9c63573ab/tumblr_of2jbxUFrT1vguf3bo1_500.gif

— Как ты забрал дом у банка?
— Я купил банк.
— Что, целый банк?
— Да как-то само вышло, по привычке.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Bruce Wayne (Batman) | Брюс Уэйн (Бэтмен);
Возраст: слегка за 40

Раса: человек
Ориентация: гетеро

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Брюс Уэйн - гений, миллиардер, плейбой, филатроп из Готэм-сити, первое лицо своего города (даже первее, чем мэр), глава Уэйн-интерпрайсис. В детстве стал свидетелем того, как убили его родителей, после чего поклялся искоренить всю преступность в родном городе. Проведя много лет в изнурительных тренировках где-то за пределами Америки, Брюс вернулся домой и начал свою активную геройскую деятельность, взяв для этого псевдоним Бэтмен. Вместе со своим дворецким Альфредом, Брюс создал много полезных вещей, которые помогли ему в его деятельности.
Не забывал Брюс и о добрых делах - как наследник Уэйн-интерпрайсис, занимался благотворительностью, созывал так же званные вечера и все в этом роде,  пытаясь этим скрыть свое альтер-эго, но в результате слыл как чудаковатый богач из дома в пригороде.

На самом деле вы вольны кроить персонажа так, как вам вздумается - у нас есть чудесные комиксы, у нас есть отличная история Нолана и чуть менее удачно созданная киновселенная, благо источников и информации по Брюсу полно, стоит лишь проявить капельку фантазии и здравого смысла.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Очень сильно жду Брюса. Прежде всего потому, что мы коллеги и друзья, сражаемся на одной стороне и все такое. И вообще, какая это вселенная ДиСи, где нет того самого человека-летучей-мыши?
На самом деле идей для игры у меня очень много. Просто нужен кто-то из тех, кто мог бы остудить и направить мой пыл-жар в нужное русло. А еще пора бы научится работать в команде, куда ж без этого? Что касается игрового таймлайна - его попросту нет. Но мы можем его создать. х)
А, и еще одно. Аффлек не обязателен как прототип для внешности. Если выберете Кристиана Бейла я вас вообще, вот прямо с порога заобнимашу.

Пост ищущего

Шум многолюдной улицы впился в уши и Питер отшатнулся, прячась в ближайший темный проулок. Тяжело дыша, Паркер прислонился к кирпичной стене аккурат за мусорными бачками и сполз наземь, ухватившись руками за взлохмаченную макушку. Голова болела ужасно — будто кто-то большой со всей дури лупил его по черепушке как извне, так и внутри. Вдруг, со стороны послышался шум, и Питер, чисто на уровне рефлексов, хаотично выпустил нити паутины в сторону предполагаемой угрозы. Как оказалось, напугавшим его страшилищем был лишь огромный рыжий кот, который сверкнул янтарными глазюками и, сердито шипя на обидчика, скрылся за ближайшим поворотом.
Поджав к себе ноги, парень уткнулся лбом в колени, пытаясь угомонить истерику, которую так тщательно скрывал при товарищах. Он не хотел умирать. Да и кто хотел бы? Это было действительно ужасно. Что-то, скорее всего паучье чутье, сразу дало понять — вот он, трагический конец для Питера Паркера, дружелюбного соседа Человека-паука из Квинса, который слишком уж любил эту жизнь. И нет, вся жизнь перед глазами не проносилась. А было только... Сожаление. Он жалел, что не успел попрощаться с Мэй, с Недом, с Мишель. Жалел, что вот так вот беспечно заставил волноваться мистера Старка — он же предупреждал упрямого мальчишку, велел вернутся на Землю, не лезть в самое пекло и подождать новостей от старших. Но Питер это Питер, источник вселенских проблем для всех вокруг и для себя в частности.
Но не сказать, что он не был полезным там, на огромном пончике в другом конце галактики, в стычке со Сквидвардом и во время спасения доктора Стренджа. Вряд ли мистер Старк догадался бы использовать сюжеты фильмов так же, как и юный гик. И это было поводом для гордости, особенно когда тебя официально посвящают в Мстители. Но что с того, если ты теперь  числишься в списках жмуриков? По крайней мере там, в своем времени.
При вспоминании о времени Питер оживился. Быстро размазав по лицу выступившие слезы, парень вскочил на ноги. Сидеть и рыдать, жалуясь на свою никчемную оборванную жизнь времени не было. Он помнил наставления доктора Стренджа — фигней не страдать, кошек не спасать, знакомым на глаза не попадаться. Одно исключение — мистер Старк, которому необходимо знать все. Ну или частично все — во избежание катастрофические последствий для будущего. Питер завертел головой, пытаясь понять, куда именно его занесло. Нью-Йорк, определенно, но вот какой год, увы, он и понятия не имел. Завертевшись, парень лишь сейчас обратил внимание, что стоит в том крутом костюме, который спас его от асфиксии в космосе и вообще помог выжить в жестоких условиях Титана. Паршиво. Он не должен привлекать внимание к себе, не то будет полным полно проблем, если Человек-паук каким-то чудным образом засветится раньше на... На какое-то время раньше...

0

119

фильмы/книги

Harry Potter | Гарри Поттер

http://sa.uploads.ru/t/Zo6iE.jpg http://s5.uploads.ru/t/FAH5l.jpg
Мечтай любовь моя, мечтай, убийца, притаившись тихо в уголке.

Читать на камне, что передо мной моё имя и отчество, только они наоборот.
http://s8.uploads.ru/t/uS3GH.jpg http://sa.uploads.ru/t/aGy0n.jpg

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Bellatrix (Lestrange) Black | Беллатрикс (Лестрейндж) Блэк & Regulus Arcturus Black | Регулус Арктурус Блэк;
Возраст: -

Раса: волшебник | Блэк | пожиратель смерти
Ориентация: ничто не истинно, все дозволено

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

«Следи за её левой рукой,
Столовые приборы уже не безопасны.»

Белла маленькая жестокая и коварная садистка. Наверное, девочку просто обделили любовь в детстве, либо слишком рано научили Круциатусу в доме Блэков. Маленькая фанатичка, которая в детстве испытывала на прочность каждое существо, а потом поняла, что это слишком мелко для нее и перешла на других волшебников. Ее бы упорство, коварство и стратегию да в другие цели и мир бы содрогнулся от ее дел. Хотя он уже дрожит, моя милая кузина, от твоих попыток выслужиться в Пожирателях.

«О, радость, моя радость,
О, счастливчик-дуралей.»

Регулус младший брат, который все же сумел впитать с молоком, что чистокровный волшебник  - это лучшая часть всего мира, а также вызубрил наизусть, что быть Блэком, значит, быть королем. Вздор и чушь. Гордость папеньки и маменьки, которая присоединилась к тому-кого-нельзя-называть, но потом решила, что старшие Блэки погордились и будет - пора выходить на кривую дорожку Сириуса и совершать поступки всей его жизни. Что, Регулус, бунтарская кровь вскипела слишком поздно, да? Жаль, что наши милые родители так и не поняли, что нельзя было ставить младшего сына в пример старшему. Ничего из этого не вышло.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Милая bellum frigidum (холодная войнушка) ждет вас в эпоху Мародеров, мои милые родственники.
Белла-Беллатрикс, помни, что это имя носит третья по яркости звезда в созвездии Ориона, одна из самых ярких звёзд ночного небосвода. Не люблю, когда ее называют Беллатрисой.
Выбор внешности за вами.

Пост ищущего

«говорю откровенно после долгих раздумий
я не верю в Египет и историю древнего мира»

Дом на площади Гриммо, 12 уже никогда не сотрясется от визгливых криков матушки. Серьезно, Сириус заботится о здоровье этой дрожащей особы. Выбор прост, как заклинание Люмоса, только вот после произношения сокровенного слова, ты получаешь хоть немного света и уверенности, а с выбором сложнее.
Все было бы проще, если бы его родители не заикались о чистоте крови. Каждый месяц, каждую неделю, каждый день, каждый вечер… Каждый семейный ужин начинался с высмеивания грязнокровок и прочих ненужных элементов общества. Судя по его родителям, эту грешную землю должны попирать только чистокровные волшебники и волшебницы, а все остальные должны выйти за черту. В детстве, чисто из интереса, он противился, пытаясь подкрепить свою теорию какими-то нелепыми детскими аргументами, мать и отец ухмылялись. Как-то недобро они это делали, если честно. Но как же, вы, милые родители Блэки, упустили тот момент, когда в голову вашему сыну проникли совершенно другие мысли? Странно, что эта «зараза» не перешла и на брата Сириуса. Ведь они сами твердили так же часто, как и о чистоте крови, что быть Блэком – это синоним (чуть ли не девиз их дома) того, что ты можешь получить все, что пожелаешь.

«пирамиды не доказательство что касается мумий
их производят на фабрике возле Каира
заказывай по интернету в качестве сувенира»

Что желает юный Сириус Блэк? О, он желает перейти запретную черту, «прощупать» нервы у родителей. Поэтому, озорно осматривая зал Хогвартса, он шепчет Шляпе что-то о замечательном факультете Гриффиндора. На самом деле ему плевать, где учиться, только что он видел, как Регулус, ухмыляясь, прошел к столу, где сидят Слизерин. Ну уж нет. Матушка будет только рада, если он просеменит в сторону зеленых змей, но Сириус желает не этого.
Шляпа медлит, будто телепатически «общается» с его матерью, принимая все ее указания за чистую монету. Время идет, а ладони Сириуса холодеют. Если его отправят туда, где учились все его родственники, шалость сойдет на нет. Он растирает ладони, мнет края новенькой мантии, оглядывая строгую фигуру профессора Дамблдора. Почему-то профессор ухмыляется. Неужели знает, о мелкой пакости, которую он так долго выносит в своей голове?
- Гриффиндор! – констатирует Шляпа, и Блэк подпрыгивает не то от изумления, не то от восторга, унося за собой говорящий предмет. Кажется, этой шалости помог «родиться» сам Дамблдор, не иначе.

«что касается Сета Осириса Анубиса или Гора
то это условные знаки ужаса и позора»

Условные знаки ужаса и позора теперь сам Сириус Блэк III. Письмо матушки застает его в комнате, где он уже успел познакомиться со своими новыми друзьями. Кажется, она чует, что в друзьях у него ходят только лучшие из лучших. Точнее родословную, которых нельзя отследить до сотого колена, как у Блэков. Но он же не может спрашивать у своих друзей про чистоту крови, его же учили аристократическим манерам? Поэтому чисто по аристократически Блэк оттопыривает средний палец конверту и рвет его на мелкие клочки. Теперь шалость достигла того пика, что его больше не ждут дома.

«я не верю в древность и если честно я ни во что не верю
не помню что и где потерял но ощущаю потерю
дайте мне рулетку и термометр я измерю»

Зря он послушал Ремус и Джеймса и приехал домой на рождественские каникулы. Рождество – это время волшебства, снега и какао, но, видимо, только не в доме на площади Гриммо. Кажется, эти обиды, злость и непонимание копились тут довольно долго, еще с того момента, когда нога Блэка переступила порог гриффиндорской гостиной. В его спину сыплются угрозы и ругательства.
Он предатель.
Он осквернитель.
Он больше не должен здесь появляться.
Все это Сириус слышит через закрытую дверь своей комнаты. Жалеет ли он о том, что сделал? Он жалеет своего брата, который впитал в себя все эти причуды матушки и отца. Что он раньше думал о том, что пора сделать выбор? Пальцы сжимаются на ручке новенького чемодана с вещами и подарками для друзей. Сириус открывает окно, он давно мечтал выйти из дома особо экстравагантным образом, например, через окно. Кто-то скребется в его комнату, когда нога Блэка касается подоконника:
- Я занят! – «рявкает» он со всей дури, улыбаясь своей шутке. Ручка двери упорно поворачивается, пытаясь явить незваного гостя. Когда дело остается за малым, а точнее подобрать чемодан и палочку, в комнату врывается Кикимер, который уже вот-вот хочет закричать:
- Выбирай, либо ты замолкнешь сам, – негодные тяжелые портьеры цепляются за пальто Блэка, будто пытаются задержать его, - либо схватишь что-нибудь на прощание от меня, – «остолбеней», к примеру. Сириус выигрывает бой с темной портьерой, поджигая ее с помощью палочки. Плевать, теперь его не только выжгут с фамильного герба, но и комнату предадут анафеме.
- Хозяин разбивает своей матери сердце, – скрипуче, произносит эльф, подходя ближе. О, Блэк знает все хитрости старого эльфа, выучил с детства. Если Кикимер подойдет еще ближе, то сможет зацепить Сириуса и перенести в гостиную к матери, которая, кстати говоря, почему-то замолчала. Неужели чувствует, что здесь происходит что-то не очень хорошее?
Сириус тащит чемодан на себя, оступаясь на скользком портике:
- Стоять, – эта команда относится ко всем: к себе, к эльфу, который шаркает ногами в сторону молодого хозяина, к портьере, которая уже потушила себя и пытается ухватиться за рукав. Эльф внезапно замирает, ах как же, команда поступила от чистокровного волшебника. Блэк ухмыляется.
- Передавай привет моей матушке, – он разжимает пальцы, что бы приземлиться на газон около дома.

«ложь и холод колонн алтарей и надгробий
а тут еще наконечники стрел и копий
в отсутствие оригиналов не распознаешь копий»

Отредактировано Sirius Black (27-07-2018 12:02:19)

+2

120

Игры

NieR: Automata | НиР: Автоматы

https://d.radikal.ru/d09/1805/e2/61c502577f40.gif

„The core of humanity...is conflict. They fight. Steal. Kill. This is humanity in it's purest form!“

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Adam | Адам;
Возраст: ~ год;

Раса: гуманоидная машина;
Ориентация: на усмотрение игрока.

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Однажды машины спросили у сети, как им победить андроидов?
И сеть ответила: Андроиды произошли от человека, человек произошел от Адама, Адам произошел от Бога. Можно ли создать Бога? Нельзя. Но можно создать Адама.

(с) из анкеты

Сотворенный в конфликте, Адам должен был стать оружием разумных машин против андроидов, но интерес к развитию и возникновение в нем людской оживленности, сделали его больше чем инструментом в войне и они же немного ее потеснили. В наибольшей степени, на него повлиял человек. Так как именно человек был ответствен за создание андроидов, изначально Адам практично подошел к его изучению, надеясь лучше узнать о природе врага, однако чем глубже он погружался в исследование, тем сильнее оно его поглощало. В итоге он с любопытством стал подражать человеку. Так уж вышло, что им с Евой не было у кого обучаться – их отличие от старых машин оказалось слишком разительным и они не застали ни своих машинных, ни инопланетных создателей, отчего им приходилось самим узнавать этот мир, не имея надежной опоры наставника.
Возможно, обладая упрямой натурой исследователя, он принял как вызов ту непокорность, с которой от него ускользала суть человечества. Адама увлекла его сложность, при этом он никогда не смотрел на него со слепым обожанием, напротив, принимал и сильные, и слабые стороны этого общества, находя в каждой из них свою привлекательность.
Во многом отойдя от машин и сохранив с человеком дистанцию, Адам поверил в конфликт как в разгадку – как в основу основ человеческой сложности, как будто бы подсознательно зная, что за конфликтом скрывается и развитие сознания разумных машин и даже враждебных к этим машинам андроидов.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Адам – это огромный инструментарий для творчества. С одной стороны, он позволяет игроку самому конструировать новые архитектурные формы в Скопированном городе, с другой – игры Адама и Евы, согласно новелле, это имитация людской жизни, а, значит, здесь можно как подражать каким-то бытовым банальностям, так и искусственно создавать ситуации и разыгрывать их с позиции собственных или каких-то абстрактных ролей. Нечто вроде игры в игре, если говорить проще.
В отношении самой игры я вижу достаточно много возможностей: начиная от пропущенных сцен и постканона с Ковчегом, и кончая альтернативным развитием или глобальным кроссовером. Я люблю экспериментировать с обстановкой, поэтому буду рад закинуть персонажей в новый мир (в том числе и фандом) или поменять сторону их конфликта, к примеру, сделав их парными андроидами по типу Деволы и Пополы. При необходимости могу отыграть других персонажей для экспозиции.
Также не лишним будет отметить, что раз отношения между Адамом и Евой заявлены в каноне как близкие, то мне бы не хотелось делать референсы к тому же dmc с враждующими между собой близнецами, сталкиваясь с необоснованным пренебрежением, неприязнью или презрительностью Адама. Не потому что я против отыгрыша таких отношений, а потому что канон преподносит нам совершенно другую их форму в случае с Адамом и Евой.
Не стану скрывать, мне был бы интересен роман. Никогда не предлагал романы в заявках, но аллюзия на библейских Адама и Еву выглядит весьма привлекательной, к тому же, наш каноничный расклад очень близок к тому и роман не придется никак обосновывать, ведь даже в нейтральных источниках отношения близнецов отмечают как «нежно-романтические». Опять же, согласно новелле, Адам не считает Еву братом, скорее продолжением себя, а две разлученные части целого обычно стремятся друг к другу. Разве что, необходимо учесть, что в таких отношениях будет лишним появление третьих сторон (вроде 9s, 2b, a2 и т.д – как для каждого из нас по отдельности, так и вообще), иначе рушится сама их концепция, да и мне, признаться, такой расклад не будет уже интересен, поэтому тут вам придется выбрать что-то одно.
В остальном мне бы хотелось видеть заинтересованность в персонаже и в отыгрыше, хотя бы среднее знание канона и грамотность на четверочку. Могу помочь с переводом англоязычных ресурсов, которые пригодились бы вам для анкеты или дальнейшей игры, графикой, анализом персонажа и обоснованием чего угодно в принципе. Главное, не пропадайте без предупреждения.
И, да, давайте без реальных прототипов внешности, окай?

Обо мне как об игроке (если нужно)

Не скажу, что я склонен что-то требовать от соигроков в ходе игры, однако мне бы хотелось видеть, что игрок выкладывается в достаточной мере, хорошо владеет своим персонажем и каноном его вселенной, не ленится сверяться с ним и вообще может добрать каких-то отвлеченных сведений, когда в чем-то не уверен. Мне не столько важен уровень постов, сколько старание соигрока. Очень заметно, когда в пост вкладываются, а когда пишут на скорость, чтобы сдаться поскорее. Если уж на то пошло, то мне лучше подождать игрока подольше, но получить один действительно хороший пост, чем десяток таких себе. Сам по себе я игрок медленный и здесь виной не только сложности реала, но и высокие требования к своему письму, долгая шлифовка, дотошность к деталям и иногда необходимость свериться с источником или найти и поработать с материалом, который я хочу задействовать в тексте. Загоревшись идеей, могу разогнаться, правда, ждать от меня по посту в неделю определенно не стоит.
Игрок я коммуникабельный, редко выпадаю из онлайна, поэтому со всеми вопросами можно смело стучаться в лс. Даже если мне не понравится какая-то из идей, то всегда можно найти компромисс. Правда, я не участвую в тех эпизодах, где основной темой является стеб, а так я довольно гибкий игрок и способен подстраиваться.

Пост ищущего

- Что мне делать теперь?
В голубых глазах Ури бледно плещется свет. Он пьет его взглядом, наполняя тусклые блюдца зрачков, и в них он меняется, обретает сложную форму, где, несмотря на смазанность кое-каких очертаний, – появляется сад, посаженный в чашу заднего дворика. Он говорит: «Правда ведь закат очень красивый?», и Джин давит губами сольное «о», но отчего-то не выглядит удивленным, хотя все в нем должно говорить о смятении. Он распрямляет шею и смотрит на юг. Соглашается, расслаблено проседая в плечах, как будто только что выдохнул, вышел из прямой деловитой осанки, оставившей в нем угловатую скованность.
- И правда красивый. - Так же расслабляются губы.
- Присядешь со мной?
- А? – Переспрашивая, уже отмеряет место с ним рядом. - Да.
Он не особенно прихотлив к задним дворикам - Отус с ними почти незнаком и поэтому относится к саду с позиции гостя, привыкшего налагать на жилое пространство ограничения квартиры. Несмотря на отсутствие статусной вычурности, сад неспособен завлечь его красотой, и хвалит Джин его всего лишь из вежливости, как благодарный и не зазнавшийся гость. Он уважает чувство тишины приглашающего, но видно, что Ури не спешит говорить, и в какой-то момент ему кажется, что Рейссу просто не хочется вступать в разговор и поэтому снова пытается вторгнуться в паузу.
- Мистер Рейсс...
Такие как Ури обычно предпочитают фамилии имя, сокращая дистанцию возраста, и когда Рейсс прерывает его, Отус ждет этой фразы, переживая готовность отказать ему в фамильярности.
- Нашей семье не хватает свежей крови. – Звучит вместо этого. – Мне сложно сказать, что произойдет раньше: Лукс подрастет и наберется ума, род Каэлумов простит ложь Лунафреи или же у меня закончатся силы. Нас осталось совсем немного. Кому-то придется вести дела семьи.
Он мнет губами в стариковской манере:
- Как отец, я должен передать полномочия Саре, но как глава семьи Рейссов – я не могу дать ей полной свободы.
Почему? Он сделал несколько предположений, когда уже было поздно о чем-либо спрашивать. Джин понимал к чему клонит Ури и особо не вдумывался в смысл последних озвученных фраз, предчувствия скорое напряжения итога.
- А Равус? – Вопрос вызывает еще одно промедление. Старший Рейсс так и не дает какого-либо ответа, и только молчание сообщает гостю о том, что Равус тоже не подходит для этого.
Ему хочется закурить. Рука выдает бесплодный жест поиска, хотя сигареты, конечно же, были у Отуса, просто он отвергнул их тошнотой, с которой подпрыгнула к горлу тревога.
- Я бы хотел доверить это тебе.
К несчастью, все вело к этому. И аккуратное наблюдение Нино, и доброе приобщение к семье, и даже сигналы к его повышению, как будто кто-то счел незначительной роль, какую годами отводило ему Министерство. Джин не хотел никаких перемен. Разве что иногда, терзаясь чувством вины за строгое воплощение ответственности, он думал о переводе как о возможности ограничить ее, замкнуть на себе, но никак не исправить рутинное однообразие жизни. Он ценил уютное постоянство квартиры, умеренную независимость статуса и ясную исполнительность должности, какой бы, впрочем, предпочел бы большее ограничение свободы, дабы покончить с насилием над творческой жилой. Не чувствуя в скромном быту никаких ущемлений, он закоснел в консервативном состоянии души и с отторгающим равнодушием сторонился любых изменений, доверяя только тому, что ему уже довелось испытать и прожить.
«Я не хочу».
Всего на миг перед ним возникает квартира, а с ней и беспечное домоседство сестры; ночные попойки и несколько странное приятельство Нино, который все это время подбивал его пить…
- Не думаю, что я гожусь. – Эта улыбка полагалась ему, а не Ури. Их небольшому бунтарству как рабочей отдышке и забавным курьезам похмельного утра, особенно тяжко поражавшее Джина, что вызывало у Нино и Лотты сочувственный смех.
Его улыбку Рейсс не поддерживает. Оно и ясно - нельзя просто сказать «не гожусь». Мало кто хочет возлагать на себя даже меньшую в сравнении с этой ответственность и Ури нисколько не думал, что Отус легко поддастся ему и согласится принять новизну положения, отказавшись от большей части того, к чему он привык. Было и еще кое-что: Джин не хотел вытеснять собой Лунафрею, о чем с осторожностью сообщил, надеясь скрыть от хозяина дома свое восхищение, какое, думал, что перерос, пережил, и с возрастом сумел предпочесть ему уважение, отказавшись от нежного чувства любви.
- Леди Лунафрея справится с этим гораздо лучше меня. Нет… Она справится лучше любого. – Он сказал или только подумал последнее? Его влюбленность уже много лет как имела новую цель, а старая – новую форму, но в чувствах Отуса осела какая-то робкая жалость к себе и сентиментальность в отношении прожитых сложностей.
Рейсс остается равнодушен и к этому. Возможно, он даже знает, что в оценке нее у Джина далеко не всегда выходило быть честным, ведь Луна была так похожа на мать, которую тот потерял еще в детстве, и потому во внушенной влюбленности искал ей замену, а исходя из любви - не хотел замечать недостатков на фоне ее положительных ценностей. Как хороша бы не была Лунафрея, ее многолетней обман был гораздо сложнее банальной неверности, поскольку их с Ноктисом брак нес положительный символизм и обладал той династической силой, что могла как сплотить, так и рассорить их семьи.
Джин и сам понимал, что на прощение Люцисов леди Оракулу не стоило даже надеяться, и молчание Ури как бы питало это «увы», оставляя его один на один с предложением.
- Удивительно как такое спокойное время может быть таким непростым. – Его губы вдруг удлиняются и мягко подпрыгивают. – Еще недавно судьба нашей семьи была предопределена брачным союзом и рождением наследников, мы были связаны обещанием и подчинялись влиянию Каэлумов, а сейчас предоставлены сами себе, но не можем сдвинуться с места.
Не хочет ли Ури тем самым сказать, что никто не желает этой ответственности? С тех пор как мрачное наследие Салазара разбавилось мудрой прозорливостью Флеретов, род Рейссов наводнил фатализм, укоренившись в нем созидательностью. Возможно, он мало знал о них  – его познания семьи действительно были поверхностны, но темперамент Луны и Лукса, Ури и Сары – достаточно хорошо раскрывался в общении. По-настоящему никто из них не желал этот власти, им была ближе поддержка, наставничество, духовное лидерство – все то, что с позиции Джина подразумевало вторичность или хотя бы отчасти зависимость.
- Вы же знаете, что я полукровка… - Выходит робко и извинительно. – Не думаю, что главы чистокровных семей станут прислушиваться к такому как я. – Джин скрепляет руки в замок, пряча в нем нервозную суетливость курильщика. – Я бы не стал.
Наверное, в согласии с этим каждый из них улыбается.

Отредактировано Eve (13-09-2018 20:09:35)

0


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Билет на Ноев Ковчег » Знакомые лица в толпе [заявки игроков]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC