Апокалипсис. Такое ёмкое слово, универсальное для обозначения бесконечного множества вещей. В христианстве это текст – откровение, со словом же «Армагеддон» оно употребляется в значении конца света или катастрофы планетарного масштаба. У каждого, безусловно, хотя бы раз в жизни случался свой собственный конец света. И здесь уже не до обозначений и терминологии, ведь для каждого человека апокалипсис – свой. Для кого-то это вспышка солнца или разразившаяся вирусная эпидемия, для кого-то всё сводится к нашествию зомби, а для кого-то "Армагеддон" – лишь череда личных трагедий, что сбивают с ног и вышибают из лёгких воздух. Трагедий, после которых нет никакой возможности жить дальше как ни в чём не бывало. Трагедий, из которых не так-то просто выбраться живым и здоровым. Чаще – побитым, истерзанным, с ощущением гадкого, липкого, вязкого на душе. Реже – поломанным настолько, что всё, кроме самого факта выживания, теряет свою важность.
Сейчас, когда я добиралась на этот остров, никакого плана у меня не было. Вообще.Совсем.

ГОСТЕВАЯ ПРАВИЛА F.A.Q. СЮЖЕТ СПИСОК РОЛЕЙ АДМИНИСТРАЦИЯ

Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover Apocalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Билет на Ноев Ковчег » Знакомые лица в толпе [заявки игроков]


Знакомые лица в толпе [заявки игроков]

Сообщений 121 страница 146 из 146

1

НУЖНЫЕ ПЕРСОНАЖИ

Если ты заглянул на нашу ролевую, и она уж очень тебе приглянулась, а определиться с ролью не получается, обрати внимание на нужных нашим игрокам персонажей, указанных в этой теме. Выбор роли из нужных возможно и не гарантирует, что тебя стопроцентно обеспечат игрой на долгие годы вперед, но лучи радости, добра и вдохновения тебе точно обеспечены!
Для удобства нужные роли распределены на два списка: женские и мужские персонажи. Придержанные персонажи выделены подчеркиванием, а занятые зачеркнуты.


ЖЕНСКИЕ ПЕРСОНАЖИ

- Aa -


Alleria Windrunner [WarCraft]
Aloy [Horizon: Zero Dawn]
Ancient One [Doctor Strange]
Angel [Borderlands]
Anora MacTir [dragon age]


- Bb -


Brigmore witches [Dishonored]


- Cc -


Carol Susan Jane Danvers [Marvel]
Champion of Cyrodiil [The Elder Scrolls]
Children [Pathologic]
Chloe Frazer [Uncharted]
Cirilla Fiona Elen Riannon [Wiedzmin]
Claire Densmore [Miss Peregrine's Home for Peculiar Children]


- Dd -


Daenerys Targaryen [A Song of Ice and Fire]
Debbie Gallagher [Shameless (US)]
Dirk Gently's Holistic Detective Agency cast
Dragon Age cast


- Ee -


Elena Fisher [Uncharted]
Eleven [Stranger Things]
Emily Drexel Lela Kaldwin I [Dishonored]
Emma Bloom [Miss Peregrine's Home for Peculiar Children]


- Ff -


Fiona Gallagher [Shameless (US)]


- Gg -


Gamora [Guardians of the Galaxy]
Garona Halforcen [WarCraft]


- Hh -



- Ii -



- Jj -


Juli Kidman [The Evil Within]


- Kk -


Keira Metz z Carreras [Wiedzmin]


- Ll -


Laura Kinney [Logan]
Leliana [dragon age]
Lilith [Borderlands]
Lily Castellanos [The evil within]
Lunafreya Nox Fleuret [Final Fantasy]
Lynn Langermann [Outlast 2]


- Mm -


Magna Aegwynn [WarCraft]
Marta [Outlast 2]
Meagan Foster (Billie Lurk) [Dishonored]
Morrigan [dragon age]


- Nn -


Nadine Ross [Uncharted]
Nebula [Guardians of the Galaxy]


- Oo -


Onyxia [World of Warcraft]
Overwatch cast


- Pp -



- Qq -



- Rr -



- Ss -


Sasha [Borderlands]
Serana [The Elder Scrolls]
Star Wars cast
Sylvanas Windrunner [WarCraft]


- Tt -


Taria Wrynn [WarCraft]


- Uu -



- Vv -


Valkyrie [Thor: Ragnarok]


- Ww -


Wanda Maximoff | Scarlet Witch [MCU]


- Xx -



- Yy -


Yana Rykova [Bubble Comics]
Yennefer z Vengerbergu [Wiedzmin]


- Zz -


Zelda [Legend of Zelda]

МУЖСКИЕ ПЕРСОНАЖИ

- Aa -


Adam Jensen [Deus Ex]
Adam Warlock [Marvel]
Administrator [The Evil Within]
Aguilar de Nerha [Assassin's Creed]
Alec Lightwood [Shadowhunters]
Аlex Yu [Prey]
Alexander Blok [Pathologic]
Alexey Rykov [Bubble Comics]
Alistair Therin [dragon age]
Anduin Lothar [Warcraft]
Anduin Wrynn [WarCraft]
Anthony Edward "Tony" Stark [MCU]
Anton Sokolov [Dishonored]
Aquaman [DC]
Ardyn Izunia [Final Fantasy]
Ashley James "Ash" Williams [Evil Dead]
August [Borderlands]


- Bb -


Ben Paul [The Walking Dead]
Bernard Black [Black Books]
Blake Langermann [Outlast]
Borderlands cast


- Cc -


Carl Gallagher [Shameless (US)]
Children [Pathologic]
Clyde Youens [Shameless (US)]


- Dd -


Daniel Dankovsky | The Bachelor [Pathologic]
Danila the Demonslayer [Bubble comics]
Daud [Dishonored]
Dennis Dracula [hotel transylvania]
Dettlaff van der Eretein [The Witcher 3: Blood and Wine]
Dirk Gently's Holistic Detective Agency cast
Dragon age cast
Drax the Destroyer [Guardians of the Galaxy]
Drogon [A Song of Ice and Fire]
Durotan [WarCraft]
Dvar [Tolkien's legendarium]


- Ee -


Eddie Gluskin [Outlast]
Enoch O'Connor [Miss Peregrine's Home for Peculiar Children]
Errol Croft [Tomb Raider: Legend Trilogy]
Eskel [Wiedzmin]


- Ff -


Frank "The Cannibal" Manera [Outlast]
Frank Gallagher [Shameless (US)]


- Gg -


Gabriel Belmont | Dracul [Castlevania: Lords of Shadows]
Geralt of Rivia [Wiedzmin]
Groot [Guardians of the Galaxy]
Gul'dan [Warcraft]


- Hh -


Hannibal Lectеr [Hannibal]
Horace Somnusson [Miss Peregrine's Home for Peculiar Children]


- Ii -


Igor "Grom" Gromov [Major Grom]
Isaiah [Nekromantiyya]


- Jj -


Jacob Frye [Assassin's Creed: Syndicate]
Jake Peralta [Brooklyn Nine-Nine]
James "Jimmy" Darmody [Boardwalk Empire]
James Tiberius Kirk [Star Trek]
Jon Snow [A Song of Ice and Fire]
Jonathan "Jace" Wayland [The Mortal Instruments]
Jonathan Byers [Stranger Things]


- Kk -


Kieran [dragon age]
Kraglin Obfonteri [Guardians of the Galaxy]


- Ll -


Llane Wrynn I [Warcraft]


- Mm -


Mannimarco [The Elder Scrolls]
Martin Septim [The Elder Scrolls]
Medivh [Warcraft]
Mike Wheeler [Stranger things]
Mikhailo Milkovich [Shameless (US)]
Miles Upshur [Outlast]
Miraak [The Elder Scrolls]


- Nn -


Newton Artemis Fido «Newt» Scamander [Fantastic Beasts and Where to Find Them]
Nova Richard "Rich" Rider [Marvel]
Nova Sam Alexander [Marvel]


- Oo -


Odahviing [The Elder Scrolls]
Overwatch cast


- Pp -


Paarthurnax [The Elder Scrolls ]
Paolo [Dishonored]
Paul Serene [Quantum Break]
Piero Joplin [Dishonored]
Pietro Maximoff | Quicksilver [MCU]
Prohor [Necrophylax III] [Nekromantiyya]
Protagonist [Darkwood]


- Qq -



- Rr -


Raoul Silva | Tiago Rodrigues [Skyfall]
Raphael Santiago [The Mortal Instruments]
Regis Lucis Caelum [Final Fantasy]
Richard Trager [Outlast]
Rincewind [Discworld]
Ronan O'Connor [Murdered: Soul Suspect]
Ronan the Accuser [Guardians of the Galaxy]


- Ss -


Samuel "Sam" Drake [Uncharted]
Sargeras [Warcraft]
Sergey Razumovsky [Major Grom]
Spock [Star Trek]
Star Wars cast
Starhawk [Guardians of the Galaxy]
Stich [Lilo and Stitch]
Sullivan "Papa" Knoth [Outlast 2]


- Tt -


the Inquisitor [dragon age]
The Outsider [Dishonored]
Turalyon [WarCraft]


- Uu -



- Vv -


Varian Wrynn [WarCraft]
Vaughn [Borderlands]
Vernon Roche [The Witcher 2, 3]
Victor "Sully" Sullivan [Uncharted]
Vincent Solana [Nekromantiyya]


- Ww -


Warren Graham [Life is Strange]
Waylon Park [Outlast]
Will Byers [Stranger Things]


- Xx -


XXX [The Hatton Garden Job]


- Yy -



- Zz -


Zevran Arainai [dragon age]

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Иногда так бывает, что ты оказываешься один. На незнакомой ролевой. И никого из родного фандома нет рядом. И даже из соседнего, такого похожего, тоже нет. Причины могут быть разными: твой фандом - это полтора землекопа или же просто каст еще не собрался, решение же только одно - заходи в эту тему и оставляй заявку на нужного! И даже если у тебя игра кипит и соигроков полно, а ты все равно хочешь поскорее увидеть какого-нибудь ужасно классного персонажа, а может и целый каст на нашей ролевой - заполни шаблон и наберись немного терпения, твой нужный обязательно кому-нибудь приглянется!


Код:
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000][align=center][font=Palatino Linotype][color=#f7efb8][size=14][b]Категория ([мульт]фильмы/книги/[мульт]сериалы/комиксы/игры/другое)[/b][/size][/color][/font][/align][/td]
[/tr]
[/table]
[quote][align=center][size=12]Название фандома на английском | Название фандома на русском[/size][/align][/quote]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td][align=center][img]ссылка на изображение[/img][/align][/td]
[td bgcolor=#000000 width=1%][/td]
[td][align=right]вдохновляющая цитата[/align][/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]
[align=center][img]http://i.imgur.com/vDsVy1x.png[/img][/align]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td][b]Имя:[/b] имя персонажа на английском | имя персонажа на русском;
[b]Возраст:[/b] . . .[/td]
[td bgcolor=#000000 width=1%][/td]
[td][b]Раса:[/b] . . .
[b]Ориентация:[/b] . . .[/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000][align=center][font=Palatino Linotype][color=#f7efb8][size=14][b]- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа][/b][/size][/color][/font][/align][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td]Здесь вы коротко рассказываете о том, кто тот персонаж, которого вы так хотите видеть у нас: чем он занимается и чем он примечателен для вас. Это нужно, чтобы напомнить о персонаже людям, подзабывшим канон, или же в том случае, если нужный персонаж - далеко не главный в каноне герой.[/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000][align=center][font=Palatino Linotype][color=#f7efb8][size=14][b]- FOREVER MORE -
[дополнительно][/b][/size][/color][/font][/align][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td]Обязательно нужно указать, готовы ли вы играть с человеком, если он придет к нам, или же это просто хотелка. И если готовы, то в каких отношениях находятся ваши персонажи и как в каком темпе вы предпочитаете играть. 
Также здесь можно прописать все, что покажется вам важным и нужным. 
[/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[td][spoiler="Пост ищущего"]Чтобы человек, желающий взять вашего нужного, знал, чего ему от вас ожидать, поместите сюда любой ваш пост, пойдет и тот, что опубликован у вас в анкете.[/spoiler]
[/td]
[td bgcolor=#000000 width=2%][/td]
[/tr]
[/table]

http://i.imgur.com/KGWt8yn.png

0

121

Категория: Фильмы.

Logan | Логан

https://78.media.tumblr.com/61927124806c1b20d5717c303c0bbd18/tumblr_p3l68kSvbm1tkwc4lo1_400.gif

Человек должен делать своё дело. Убийствами жить нельзя. Они всё меняют. Не важно, плохой ты или хороший. Это клеймо. А теперь беги домой и скажи маме, что всё в порядке. В долине больше нет бандитов.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Laura Kinney|Лора Кинни;
Возраст: 12 y.o.

Раса: мутант;
Ориентация: гетеро, наверное.

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Лора Кинни. Х-23. Оружие Икс. Эксперимент. Клон, дочь Логана. Замкнутая девочка, любящая «вредную» пищу и смешные солнцезащитные очки.
Х-23 росла в неволе, как и остальные дети, обладающие суперспособностями. Её растили убийцей, не забывая при любом удобном случае напомнить, что она не ребёнок, а проект с авторскими правами. Возможно, всё так и продолжалось бы, но Габриэла выпустила юных мутантов, отправив их в безопасное убежище Иден. Также женщина уверила Лору, что Джеймс Хоулетт (Росомаха) ей поможет. Позже, когда Логан и Х-23 сбежали, спасительницу убили. На видеозаписи медсестра рассказала о случившемся в Трансиген Алкали, добавив напоследок, что Джеймс может не любить Лору, но она всё равно его ребёнок.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

К обсуждению сюжета готова круглосуточно, посты отписываю довольно-таки часто. Есть несколько задумок на кроссовер, поэтому,  Лора, приходи, ты нужна мне.
P.S. описание персонажа по киновселенной, да. Если ты являешься ярым поклонником комиксов, то это не беда. С ними я знакома, поэтому подстроиться под комиксную Лору проблемой не будет.

Пост ищущего

Если Найтарию и задевало некоторое пренебрежение со стороны Рейны, то виду она не подавала. Девушка понимала: стоит только возразить, сделать какое-то замечание, и её вылазка за пределы замка, а значит и прогулка до городов Первых, накроется, как говорили всё те же Первые, медным тазом. Что такое медный таз — это Найя знала. Правда, не понимала, почему столь странную метафору использовали предки для обозначения своих разрушенных планов, однако пускаться в размышления сейчас не собиралась. Может, однажды темноволосая спросит у добытчицы о чудаковатости давно усопших прародителей, но не сегодня. Сегодня есть дела поважнее.
Приказы беглянки принцесса исполняет не раздумывая. В какой-то момент ей даже кажется, что она и не принцесса вовсе, а простая девица, всю жизнь привыкшая повиноваться слову хозяина. Мысль, ехидно подмигнувшая из сознания, вселяет убеждение, что подобное может нравиться. Никакой ответственности, всё решается за тебя. О, бесспорно, иногда быть ведомой унизительно, но Её Величество об этом не волнуется. Ей доподлинно известно, что есть истинное унижение, и теперь, прячась по распоряжению Рейны за поворотом, она его не испытывает.
— Что ты с ними сделала? — Шёпотом интересуется королевна, с высоты собственного роста наблюдая за действиями добытчицы. — Они мертвы?
Ответа не следует, и племянница Маланинары замолкает, терпеливо ожидая дальнейшего развития событий. Освобождённая пленница не медлит. Отворяя дверь, ведущую на улицу при дворе, Рейна быстро добирается до стены, раздвигая растущие по каменной клади растения-вьюны руками. Наконец, брюнетка делает что-то не совсем понятное Найе, и брешь в высоченной ограде становится вожделенным порталом в свободный мир, где никто не требует подписывать договора и прочую чепуху, кому-то стоящую жизни. Следуя примеру спутницы, Найтария, поудобнее перехватив сумку, данную Рейной ещё в тюрьме, выбирается наружу, не чувствуя никакого сожаления по поводу того, что дворец остаётся за спиной. Что там тётушка говорила о патриотизме и привязанности к дому? Ха! Кажется, бедняга впустую сотрясала воздух.
— Это твои друзья?
И снова вопрос любительницы приключений остаётся без ответа. Впрочем, разъяснений и не требуется, потому что, несмотря на скудные познания о дружбе, наследница Алагейзии предполагает, что товарищи так не поступают. Они не тыкают в шею чем-то непонятным, отчего человек падает навзничь и выглядит мертвецом. Раньше, чем Найтария убеждается, что Рейна вполне себе жива и дышит, её сгребают в охапку и зажимают рот грязной ладонью, пахнущей травами и дымом. Испуганная происходящим, дочь Дартайны не сопротивляется. Она знает, что впереди её ждёт два возможных исхода: либо смерть, либо передача королеве за баснословное количество кресцентов. И, видят боги, девчонка не знает, что из предполагаемого хуже.
— Совсем ополоумел, Бадор?! — Напускается на мужчину, склонившегося над Рейной, тот, что удерживает принцессу. — Сотворить такое у столичной стены! Здесь стражей в сотню раз больше, чем у тебя костей. Идиот! Что нам с ними делать? Мы собирались пробраться на королевские улицы и поживиться чем-то, что не втянет нас в большие неприятности, а ты? Чтоб тебя, а!
— Мы и поживимся. — Уверяет напарника Бадор, демонстрируя ему кошельки, которые добытчица недавно срезала у постовых. — Погляди, какой куш. Нам не придётся рисковать, добыча сама пришла в руки. Я говорил, Экон, звёзды этой ночью благосклонны, удача на нашей стороне.
Экон неуверенно хмыкает, однако спорить перестаёт. В парочке разбойников явно лидирует Бадор, и второму приходится поверить тому на слово. Завершив обыск бессознательного тела Рейны, предводитель переключается на принцессу, замершую в мощных лапах его соратника.
— Что тут у нас? — Самодовольно осведомляется он, распахивая потрёпанный плащ. — Ого! — Удивлённый возглас срывается с губ мужчины, и он опасливо оглядывается. — Вы только посмотрите, что нам попалось. Раздевайся.
— Зачем? — Простонал Экон. — Ты что, собрался развлекаться здесь? Скоро рассветёт, мы будем видны любому лентяю. Нужно уходить, Бадор. Это слишком опасно.
— Да нет же, дурак. — Сердясь, сплёвывает командующий. — Вещички с этой девицы можно продать за сотни кресцентов. Посмотри, платье шито золотой нитью.
Выпустив пленницу, Экон недоверчиво оглядывает её. Чувствуя, что дышать стало в разы легче, Найя и не помышляет о побеге. Прежде никто с ней так не обращался. Она, конечно, знала, что за стенами Илирии поджидают опасности, но ей всегда казалось, что беды случаются с кем угодно, но не с ней. Она же столько раз была в Норе! Она наследница престола, она априори не может быть в числе тех, кому худо, тяжко и больно.
— Раздевайся, красавица! — Прошипел вдруг над самым ухом главный, заставляя Её Величество поторопиться. — Не тяни время, если не хочешь умирать. Мы вообще-то из тех кочевников, что не пачкают руки кровью, но из любых правил есть исключения. Поняла? Снимай платье. И кольца мне давай. Серёжки, ожерелье… мать твою, — пробормотал Бадор, откинув волосы девушки за спину. — Да ты ж одна как самый большой джекпот в моей жизни. На тебе алмазов и рубинов столько, сколько я никогда не имел.
Не отвечая, Найтария послушно, как маленький ребёнок, расстегнула на груди плащ, скинула его на мокрую от дождя траву, в сумраке ночи кажущуюся чёрной. Пришёл черёд платья. С ним возиться пришлось подольше, но и с этим одеянием королевна справилась. Все украшения, по глупости не оставленные в замке, перекочевали в карманы лиходеев.  Одежду мужчины затолкали в тряпичный мешок. Лёгкий ветерок подул в сторону группки людей у стены, и кожа будущей королевы покрылась мурашками. Оставшись в длинной шёлковой сорочке, она ощущала себя голой.
— Оденься. — Презрительно бросил Бадор, оглядев худенькую фигурку девушки. — Плащ можешь оставить, он нам не нужен.
Моментально облачившись в накидку, беглянка выжидающе посмотрела на воров. Глаза, уже давно привыкшие к темноте, отлично различали их лица и эмоции, проступающие на них.
— Сейчас будет немного больно. — Пообещал Экон, видимо, осмелевший под конец нападения. — Когда очнёшься, всё пройдёт.
Не дожидаясь согласия или возражений, парень спешно ткнул остриём крохотного оружия, похожего на стрелу, в шею. Найя могла бы поклясться, что ощутила, как проступила кровь и обожгла жаром остуженную на ветру кожу. Могла бы, но не успела. Навязчивый мрак проглотил сознание с таким же удовольствием, с каким бездомные псы глотают брошенную им косточку. Последние слова нападавших растворились в пространстве, слившись с шелестом травы.

После проливного дождя накануне утреннее солнце пекло с необыкновенной яростью. Мухи гудели, кружась над мусором, разбросанным всюду. Разлепив тяжёлые веки, Найтария не сразу поняла, где находится, а когда поняла, то резко села. Голова, вопреки заверениям напавших, гудела не меньше мух. Потрогав шею в месте укола, принцесса и впрямь нашла там засохшую кровь. Не больше капли. Соскребя её с кожи ногтем, девушка посмотрела на свои пальцы. Под ногтевой пластиной остались крошки противного ало-коричневого цвета. Рейна, сидевшая к спутнице спиной, до сих пор не оборачивалась. Страх за собственную жизнь и радость, что всё-таки удалось остаться в живых, обрушились на королевну оглушающей лавиной. Чуя, как дрожит всем телом от одолевающих эмоций, наследница страны перебралась поближе к добытчице и плюхнулась на мягкую траву, растущую из пылающего золотистого песка.
— Они забрали кошельки, которые ты одолжила у солдат во дворце. — Известила об очевидном Найтария. В горле было сухо. Нестерпимо хотелось пить. — И мою сумку тоже забрали. И платье, и драгоценности.
Преодолевая желание разрыдаться и поискать утешения у единственного живого человека рядом, принцесса уставилась вдаль. Она понимала, что их оттащили далеко от замка. Впрочем, какая разница? Возвращаться туда бессмысленно, если, конечно, не с повинной к тётушке, которая уже наверняка разыскивает родственницу, дав весть о пропаже будущей королевы по всей Алагейзии. В порыве сложно объяснимых чувств девушка запустила пальцы в волосы и ойкнула от неожиданности, когда наткнулась на несколько тонких золотых заколок, крепящих локоны в некогда аккуратную причёску. Шпильки, украшенные россыпью мельчайших рубинов, остались незамеченными суетливыми ворами. Выпутав их из кудрей, Найя протянула находку добытчице:
— Я не знаю, сколько они стоят, — заговорила она. — И стоят ли чего-то. Но это настоящее золото. Может, мы сможем обменять их на что-то полезное?
«Или хотя бы на воду» — мысленно добавила дочь Дартайны, осознавая, что жажда с каждым мгновением крепчает.
.

Отредактировано Eleven (03-02-2018 21:21:10)

+2

122

сериалы

Dirk Gently's Holistic Detective Agency | Холистическое детективное агентство Дирка Джентли

http://s7.uploads.ru/t/tQP2h.gif

Наша специальность: поиски пропавших котов и запутанные бракоразводные процессы.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: весь каст;
Возраст: -

Раса: люди и не-люди
Ориентация: -

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

— Ты хоть одно дело в жизни распутал?
— Еще бы. Кучу. Ну... достаточно. Ладно, несколько. Была беготня с одним диваном. Казус с Тором.
— С Тором?
— Ага, он и близко не так красив, как болтают.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Если вы любите безумные тайны, которые просто так не распутаешь, и также любите все делать через одно место хд с отсутствием логики, а еще обожаете следовать за событиями, куда бы они вас не заводили, и точно знаете, что все в этом мире связано, то добро пожаловать. Видите? Мы почти с вами одно и то же лицо: две руки, две ноги, есть любовь к дыханию, нытью и прочим вещам, без которых и жизнь не жизнь. Ты еще не понял, друг? Ты же пришел сюда не просто так... А знаешь почему? Потому что все в этом мире связано. Просто задумайся хд

Пост ищущего

Что могло быть общего между теорией о возможности создания межзвездного космического корабля и  древнегреческой мифологией? Он поначалу тоже не понимал и, лежа на своей койке, подкидывая игрушку клоуна вверх-вниз, размышлял об этом, особо не строя никаких теорий. В литературе – Икар тот, кто погубил себя. И говорили же ему не приближаться ни к морю, ни к солнцу. А в физике – космический корабль, который строят именно сейчас, пока он разлеживается на сером покрывале, ожидая следующих тренировок, которые в очередной раз ничего не установят. Нет, определенно, не сходится.
Проект Икар, известный как Дирк Джентли. Нет, скорее всего печально известный. Лежал в маленькой комнатушке Черного Крыла специального подразделения по наблюдению за «особыми» людьми. Особым он себя никогда не ощущал. Можно было сказать, что Дирк думал, что он популярен. Да, он был популярен, как и автокатастрофа на дороге, потому что все сбегаются посмотреть, хотя никто и не пытаются подойти ближе. Стоят, глазеют, осуждают, строят догадки, но никто не подходит к развороченной игрушке. Они опасаются. Так было и с Дирком.
Проект Икар словно магнит притягивал к себе других людей, среди которых можно было встретить и других «завсегдатаев» Черного Крыла. Их словно тянуло к нему, они же и создавали этот ореол таинственности, иногда сами распространяли самые невероятные догадки, будто он маг, телепат и ясновидящий, но сколько раз Дирк не пытался прикладывать два пальца к виску и морщиться, как Профессор Х, у него ничего не выходило. Не связывалось.
Как Черное Крыло поняло, что они нашли золотую жилу в Дирке Джентле? Это было до смешного просто. Будущий проект Икар разговаривал во сне в студенческом городке. Подумаешь, с кем не бывает? Да с большинством населением планеты Земля это происходит каждую ночь! Но Дирк тот, кто «умело» разговаривал во сне. Первым это обнаружил сосед по комнате, который в сонном бормотании сумел различить то ли экономические термины, то ли доказательство тех теорий, которые лучшие умы человечества только начинали выводить и ломать головы. Пока Дирк пускал слюни в подушку, ворочаясь и рассуждая о Шлезвиг-Гольштейне, сосед записывал. Мало ли на экзамене пригодится?
Слухи, словно надвигающаяся волна, расползались быстро. Всю следующую сессию Дирка звали в каждую комнату в гости, надеясь, что тот уснет именно у них и наболтает еще парочку ответов на билеты, а может, наскребет пару абзацев для будущей статьи или дипломной работы. На первый взгляд, казалось, что Дирк ничего не имел с этого, но, согласитесь, бесплатная выпивка и еда на дороге не валяются. Слава работала на Дирка, а он был ленив и чуть меланхоличен, что бы развивать мифы о себе и доказывать обратное, воспринимая все происходящее как должное. И кто бы мог подумать, что найдется специальное подразделение, которому взбредет в голову изучать нечто паранормальное?
Дирк даже не сопротивлялся, думая, что это очередной судьбоносный маневр, который перенесет его на новую ступеньку. Все оказалось сложнее. Здесь приходилось работать, и чем больше он напрягался, тем хуже было. Как только он начинал задумываться о том, цвете который сейчас должен выпасть, то он обязательно не выпадал. Будь то шарик, карточка или еще что. Тогда-то он и понял, что все должно происходить случайно, холистически, если вы хотите так думать. Пусть он будет тем, кто плывет по течению, по дороге выясняя скрытые мотивы.
- Скрытые мотивы? – произносит возбужденно Дирк, садясь на кровати. - Да это же прекрасно! Это для меня! Работа для детектива? – он обратно укладывается поудобнее на своей жесткой кровати, - там, где не поможет полиция, профессор или психиатр в дело вступает детективное агентство Дирка Джентли! – он уже видит неоновую табличку со своим именем. Уж он-то сможет связать  квантовую механику и кушетку и объяснить всем, что всё в этом мире связано.

+1

123

Категория игры

dragon age | век дракона

https://78.media.tumblr.com/20c11323e0c05b68d463e6fd22399055/tumblr_nlbttrI5Ld1qeijvdo4_r1_250.gif

Покажи мою дорогу,
Силой надели сполна,
Проведи меня немного,
Дальше я пойду одна.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

пришла

Имя: Morrigan | Морриган;
Возраст: ~35

Раса: человек (ведьма)
Ориентация: на собственную выгоду

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Бойся ведьм из Диких Земель - завлекут, опутают, а после вспорят горло и сольют твою кровь для своих ужасных ритуалов. Много людей пропало на болотах Коркари, храмовники не ступают туда, а дикари обходят стороной и от племени к племени передают истории о небольшой хижине, в которой живет ужасная старуха со своими дочерьми, уже сотни лет. Морриган точно не знала, есть ли у нее сестры, да и не особо желала, Флемет не растила в своем чаде любви к семье или особых нежных чувств. Ведьма преподавала своему дитя только самые важные уроки - чтобы выжить, нужно уметь наносить удар в спину, не жалеть, не оплакивать, неважно кого - прохожего, близкого или же себя саму. И любить себя точно так же, как и ненавидеть. Все прекрасное умрет и сгниет - все доброе разбилось в душе Морриган словно красивое зеркальце о серые камни. Морриган не плакала, Флемет не поощряла этого, она не жалела, она была беспощадной и всю свою жизнь ощущала, что что-то не так. Возможно Аша'белланар и любила свою дочь, как только может любить ужасная ведьма, сгубившая столь многих и ведающая о слишком многом. Их ведь искали, молва о ведьмах привлекает охотников за головами и абсолютно отчаянных храмовников - и всех их ведьмы загубили, утопили в болоте или развеяли прах по ветру, потому что никто не смеет становиться на их пути. Морриган была дикой, словно зверь, ужасный и ядовитый, она обращалась в хищника и шла ночью на охоту и была счастлива в своей жизни, без сожалений и любви.
Пока не пришел Мор.
Даже Флемет он волновал - Архидемон, а уж когда к Остагару стали подтягиваться армии ведьма и вообще запретила своей дочери попадаться им на глаза, разве что, только когда Серые Стражи принялись шнырять по округе, наказала завлечь их к ней в хижину и Морриган исполнила наказ, как и положено хорошей дочери. И неважно, нравится ли ей это или нет, но мать приказала идти со Стражами, оберегать их жизни и помогать им, у Морриган сводило зубы, Стражи были для нее невыносимы, глупы и наивны в своей рыцарской чести, она скалила зубы и смеялась над ними, а они, кажется, даже не особо так и обижались - что взять с ведьмы.
Но время шло и сомнения точили Морриган, как и следовало ожидать. Ей хотелось знать все, обладать всем, алчно и в единоличном стремлении быть самой первой, она рвалась к этому и неважно, что это было. Флемет преподала ей еще один урок - ради жизни своей не пожалеть собственной матери, а в Морриган даже ничего и не изменилось от этого, не этому ли матушка ее учила? А правильно ли учила?
Время меняет ее, незримо, но отвратительно. Страж дарит ей зеркало и оно точь в точь, как то, что разбила мать, а в отражении дикая девица, от которой она бы и сама шарахнулась. "Тебе следует быть подобрей" - всего одна фраза, не приказ и не тактика к действию, мягкий совет, в желании позаботиться, как ей сказали, а от слов этих не больно, но наоборот - тепло. И ей теперь хорошо, даже храмовник ее более так не раздражает, она даже может его терпеть. Но время утекает сквозь пальцы, а тот, кто становится дорог, принял на себя желание умереть, что идет наперерез ее желаниям и ее амбициям. Морриган просит силы, просит душу, просит сына - и Страж опять дает ей желаемое, а затем убегает, оставляя за собой лишь только кольцо и ощущение скорби и сожаления. Но чувства можно притупить, неважно какие, ведь у нее есть самое главное.
У нее есть Киран.
Пищащий сверток, дети всегда казались ей отвратительными мягкими комками, но Морриган заботится о нем, потому что в мальчике душа древнего бога. А затем, просто потому, что ей хочется. Его плачь не вызывает в ней неприязнь, он вызывает тревогу; его смех заставляет и ее улыбаться; его черты напоминают о том, о ком сейчас идет молва - Страж-командор восстанавливает орден и вновь добивается успеха. В этом они с ним были очень похожи, они подарят Кирану поистине стальной характер - это точно.
Они встретились вновь посреди болот, там, где сиял элувиан. Морриган чувствовала Стража - его надежды и упертость, с которой он шел к своей цели, его желание добиться своего, неважно, что она просила не искать ее. И на этот раз они ушли вместе. Попытались встретить это будущее таким, какое оно предстанет, все тайны и загадки сместились на второй план за эти несколько лет, что им удалось побыть втроем. И Киран точно знал, кто его отец, мечтая, как и он, быть славным героем. Это не злило, не расстраивало - Морриган не желала делать и мальчика себя, как это пыталась сделать Флемет, Киран был личностью и ведьма не желала эту личность ломать. За эти несколько лет она изменилась сильно, но не настолько, чтобы оставить свои планы.
Век Стражей короток, а в ее планах не было вечно скрываться в далекой глуши; она знает, что ее Стража ждет дорога вниз, к самой тьме, а ее ждет дворец самой императрицы, куда никогда не примут сына их главных противников. Они расстаются, словно бы вновь навсегда, но с надеждой вновь встретиться, когда-нибудь, ведь Страж не может так просто и бесславно погибнуть - все это знают.
Морриган ждут дворцы, шпилями упирающиеся в небо, сверкающие золотом и мрамором; ее ждут дворяне, в ней видавшие только отступницу и варвара; ее ждет Игра, в которой орлейцы до ужаса дурны и абсолютно не умеют ее вести, сколько их сгнило среди пышных залов, пока никто не видит; ее ждет императрица, охочая до нового и неизведанного, такая, за какой стоит наблюдать.
Небеса разрываются и Морриган понимает, что пора. Настало время покинуть дворец и отправиться туда, где решаются судьбы мира; а в данный момент, это набравшая сил Инквизиция и ее планы, тем более, что так удачно, что среди главных действующих лиц оказалась ее старая знакомая... Морриган знает многое, но еще большее ей не ведомо, иногда и ей самой приходиться признавать эту простую истину. Знал бы кто, что бессердечная и жуткая ведьма будет на коленях молить не трогать ее сына, не поверили бы, рассмеялись бы, она бы и сама в те года обратила бы говорившего в кучку пепла. Но вот она - готовая пожертвовать своей жизнью и волей, отдать себя Флемет и все, что у нее есть ради Кирана. И получает нечто большее, на что могла рассчитывать. Силу, за которой так стремилась и знание, которое ее касалось напрямую, ведь Флемет никогда зла ей и не желала...
Их победа близка - краткий миг триумфа, праздника и ощущения победы, грустного для нее, до тех самый пор, покуда Киран не вскидывает голову и не указывает на фигуру на нижнем дворе Скайхолда. Страж вернулся вновь - поборол смерть, зов и голос в своей голове, но не для того, чтобы вершить судьбы мира, и без него найдутся герои, но для того, что давно ему было обещано, но так и не даровано. Покой.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

/откашлялся/ вода... у меня обычно не такая явная, каюсь, но тут что-то эх поперло.
Некоторые моменты био опустил для решения игрока, али для совместного, вроде того, пила ли Морриган из источника или же нет.
Вообще у этих двух персонажей большая история, с удовольствием обмозгую все нюансы, поболтаю по этому поводу, обсужу идеи. Без игры уж точно не оставлю, начиная от времен пятого мора и заканчивая "Морриган, тут из элувиана какие-то кунари спрашивают про лысого эльфа"
Вообще я люблю хедканоны обмазываться хедканонами неважно какой степени упоротости, а еще люблю, когда соигрок их тоже любит, вот прямо обожаю
Сам я достаточно медленный, этакое предупреждение, зато на этом форуме с самого открытия, а это уже почти два года два года, Лалан, ДВА! так что я уж точно никуда отсюда не денусь и вам не советую

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
- Анна… - Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. – Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
- Все хорошо. Папа здесь. – Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей – да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом – выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
- Аннабель? – Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? – Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

Отредактировано Aidan Cousland (25-02-2018 21:24:04)

+1

124

Категория игры

dragon age | век дракона

https://78.media.tumblr.com/1b747c2621f5f9c8dcc7bd9e679b212c/tumblr_oktwtxerNP1r5jrizo9_250.gif

Среди миров я видел, как чья-то тень,
Расправив плащ, застыла глухой стеной,
Но ты со мной, и я не смею надеяться...

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Kieran | Киран;
Возраст: 13-15

Раса: человек
Ориентация: папа примет тебя любым

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Рожденный с черной душой, дабы спасти другую, поначалу лишь только расчетливый план, идея, от которой многие бы ужаснулись, а в итоге любимое дитя, за которое можно отдать жизнь. Киран познал любовь, познал ее от ужасной ведьмы и холодного Стража-Командора, коих боялись все и еще сильней уважали. Он помнил как холодную землю и непрекращающиеся дожди, так и красоту орлейских дворцов - всюду ему находилось место.
Потому что Киран особый мальчик.
Он видит сны, коих никогда не следовало видеть, он знает то, о чем многим не ведомо, за что многие убивают. Он силен, могуществен и способен на многое, но более всего ему сейчас хочется научиться управляться с мечом, прямо как его отец, дабы и о нем слагали подвиги. Он дитя в окружении героев - он знаком даже с великим Инквизитором и не такой уж этот Инквизитор и великий, как оказалось, а боятся его только из-за молвы; Кирана бы тоже боялись - если бы знали, кто он.
Он учится и познает этот мир, он точно помнил наказ отца, когда тот уходил, потому что ему пели из-под земли, что он вернется и проверит его успехи - разве мог отец соврать? Он старается, аккуратно пробуя на ощупь все в этом мире, оно кажется интересным и прекрасным, что-то древнее, а что-то совсем новое, он хватается за любые крупицы знаний, в этом он так походит на свою мать. Или на свою бабушку, отчего-то им виденную лишь в своих снах, она ведь и дурного ему не желает, но все еще далеко, мама даже не ее боится, но того, что Флемет отыщет внука и что-нибудь с ним сделает - это ее самый главный страх, ее величайший кошмар. А Киран не боится, он ведь будущий герой и рожден был для великих свершений. Он наблюдал, как погибают старые и новые боги, он наблюдал и делал выводы. Он говорит такое, от чего у тайного канцлера Инквизиции дрожат пальцы и горе в глазах, а затем чувствует приближение того, кого, казалось, потерял. Своего отца Киран помнит смутно - он ушел перед тем, как Морриган забрала Кирана во дворец, ушел, потому что так нужно было и потому что песня в голове начинала сводить с ума.  Но вновь вернулся, потому что настоящие герои так просто не погибают. И Киран станет героем для этого мира, не потому что был рожден для этого, но потому что сам так считает. Добрый мальчик, взращенный в любви и заботе, знающий, что не простой, но никогда этим не отягощенный.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Куда же без любимого сына, право слово.
Киран прекрасно знает, кто его отец, ибо Кусланд ушел вслед за Морриган в элувиан и несколько лет провел рядом с ними, ну а дальше как уж вышло.
Киран очень интересный персонаж, из него может выйти что-то действительно занятное, да и вообще, разве это правильно, что сыночка ни разу из-за бати сотрясение мозга не получал? Настало время суровой школы яжбати и курса молодого бойца. Будем делать из Кирана настоящего героя, чтобы через несколько лет на драконов как профи ходил.

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

+2

125

Категория игры

dragon age | век дракона

http://sh.uploads.ru/kLzCm.gif

Глядите, оптимист! Вымирающий вид. Я будто единорога встретил!

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: all cast | весь каст;
Возраст: у всех разный

Раса: каждый особенный
Ориентация: а вот на выбор игроков

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Да... А ты разве не читал сказки? Герои всегда гибнут, ну, разве что у героя нет закадычного дружка... Тогда? Тогда умирал дружок. О, теперь я понял, в чём подвох!

— Берегитесь, лёд!
— И к камням не подходите!
— Если он из жопы дракона вытащит, я сматываюсь!


Самые лучшие злодеи не считают себя злодеями. Они борются за благое дело и готовы испачкать руки.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Гаррет не ленивый, Гаррет практичный!
Собственно говоря хотелось бы видеть всех и каждого, гарантирую веселую атмосферу, интересные игровые сюжет и вообще, как можно взять и пройти мимо? Вам не стыдно? Гоу спасать мир или влипать в интересные приключения. Или все одновременно http://sa.uploads.ru/9yzVc.png

Пост ищущего

У нормальных людей ассоциации с зимним периодом времени это всегда что-то волшебное, легкое и приятное. А если вы медведь, так и вовсе, возможность хорошенько отоспаться и отдохнуть от внешнего мира. Риз был бы очень не против превратиться в медведя и отдохнуть от тупизны мира, который кажется, подхватил какой-то новый вид бешенства.
Нет, против праздников Хенсли ничего не имел. Это в какой-то степени действительно весело, особенно если у тебя есть ребенок. Но. У других тоже есть дети. Эти дети зачастую ведут себя как их дикие и первобытные прародители. Это раздражает, потому что работать с раздраженными людьми приходиться ему. Да, стена похуизма свято спасает и по сей день, но, слушать все же нужно. А после того, как он поговорит с недовольным клиентом, ему нужно слушать такое же нытье от своего персонала. При этом, радостно сообщать, что клиент может быть конченым мудаком, но, он все еще клиент. Это все еще их зарплата, потому что выполнять, а лучше и перевыполнять план, дабы получить премиальные и в свой отпуск оторваться, как следует.
Тактика? Тактика. Работает? Еще как. Эти засранцы всегда ждут конца рабочего дня, чтобы дома отключиться от мира и набраться сил для следующего дня.
Риз старался набирать в свою команду действительно хороших ребят, которые лишь иногда могли позволить себе сорваться. Просто потому что устали или что-то произошло дома. Все люди, никто никого не осуждал. Плохие дни бывают, тут уж ничего не сделаешь. Хотя ладно, плохое утро не означает, что и целый день будет таким. Один сердитый клиент? Да забудь ты о нем, он купил и ушел, тебе не нужно с ним жить под одной крышей.
В общем, дари мотивацию и чувства счастья всем вокруг, и магазин будет функционировать как дорогие часы. Без единого сбоя.
Проблема возникала лишь в том, где взять сил для себя?
/////

It's only Monday
Negotiations breaking down
See those leaders start to frown

/////

День повторяет день. Копия копии? О, да. То самое. Не очень оригинальное, скучное. От такого под конец недели будет выворачивать наизнанку, а в горло ничего не лезть. Любая выпивка будет как ослиная моча на вкус, а от еды желудок будет жалобно урчать, фактически умоляя перестать так, издеваться над организмом.
Эмоциональное истощение можно пережить, стоит лишь физически себя измотать. И вот, любой приход домой будет мечтой, сказкой. В душ и быстро в постель. Один маршрут, одна цель. Как можно скорее отключиться, как можно скорее пережить этот чертов праздничный период.

/////

You could be sitting taking lunch
The news will hit you like a punch
It's only Tuesday (what time is it?)

/////

Сегодня он не выдержал, сорвался. Точнее сказать, сорвался весь его «гениальный» план, по игнорированию проблемы. Бессонница заглянула в гости, радостно выбивая двери ногой и не давай мокнуть глаз даже на чертовых пять минут.
Пришлось в шесть часов вытолкать себя на пробежку, а после заснуться под летний душ, иначе был шанс стать заранее победителем по Хэллуинским костюмам. А ему, увы, но выглядеть нужно не как бомжу со свалки, который неделю перебывал в запое, а как нормальному, довольно презентабельному молодому человеку.  В чьи обязанности, кажется, входит слишком много обязательств.
Но, это лишь на зимний период. Это все пройдет. Именно так Хенсли всячески себя подбадривал. И даже внезапное приглашение в бар после работы от коллеги совсем не порадовало. На кой черт? Чтоб сделать глоток виски и уснуть за столом? Спасибо, но от точно пас.
Именно поэтому Риз сразу же после рабочей смены, мужчина отправился домой.
Мужчина уже сотню раз пожалел, что вообще сегодня утром взял автомобиль, а не поехал на автобусе, как делал это ранее. Да, нервировать себя с самого утра не хотелось, не хотелось оттоптанных ног, локтя по ребрам и чьего-то перегара прямо в нос. Да, хотелось быстро доехать.
Только вот сейчас он стоял в пробке и крайне воодушевленно и радостно проклинал свою тупость.
О да, иногда и он делал промахи и, увы, сегодня он его сделал. Один сплошной жирный промах.
А судьба словно смеялась ему прямо в лицо, ехидно спрашивая «Ой, а ты хотел сегодня дома пораньше оказаться? Вот ведь незадача. А постоять в пробке тебе бы не хотелось? Нет? Ну что ж, постой тогда в ней часика полтора, приятных праздников»
Так что можно догадаться в каком именно расположении духа, Риз добрался до дома. Не выспался, есть хотелось адово, так еще и такой «приятный» сюрприз в виде пробки.
Мужчина просто сдался, опустил руки, не имея ни сил, ни желания бороться. Сегодня вечером он будет ленивым, типичным, обычным, в общем, ничего такого.
Только вот, на подходе в квартиру, его остановила соседка и сообщила о том, что его сожитель. Как-то это не так звучало, но, убеждать старушку смысла не было, так что к сути. Мол, он кого-то тащил в квартиру. И толи этот кто-то был пьян, толи этот кто-то не хотел идти туда.
Хенсли поблагодарил за бдительность женщину, а после направился в квартиру с мыслями о том, что он выкинет в окно и Гаэля и его пассию, его те будут слишком шумно себя вести. И нет, ему не будет стыдно за это. Он просто устал.
Но, та картина, которую он застал, оставляя коробку в коридоре была… ладно, это было явно не то, к чему морально готовился Риз.
А самое странное, он был действительно рад, что в квартире кроме них двоих никого нет, и соседка просто уж слишком интенсивно сует свой старческий нос не в свои дела. Да и ему бы не стоило на самом деле. Арно не его собственность, они даже по сути дела не друзья. Вообще, если крепко так задуматься, то вряд ли можно найти подходящее описания их взаимоотношениям.
Именно поэтому он и не думал над этим. Ладно, старался не думать, потому что на самом деле, ему было чем заняться. Хотя сейчас, было куда приятней просто не думать, а просто наслаждаться запахом живого, рождественского дерева и наблюдать за тем, с какой скрупулёзностью вокруг него крутиться Гаэль.
Где-то внутри щелкнуло. Какое-то глупое ощущение того, что он дома внезапно накатило. И вся та злость, усталость отошли куда-то на второй план. Это, если так задуматься и вовсе не имело значения. Прошло ведь. Вот пусть и за порогом остается, самое ему там место.
- Мне кажется, что пока счет не в твою пользу, приятель, - опираясь об стену плечом и наблюдая за соседом уже некоторое время, Хенсли решает нарушить тишину. Ну, относительную тишину, потому что картина была, в самом деле, чертовски потешной.
Казалось, что еще немного и Гаэль начнет как-то заумно обзывать ёлку, в попытке отстоять свое достоинство и показать, что человечество так просто не победить. И никакие иглы этой засранке уже не помогут. Или он просто бы вытащил это зеленое чудище на улицу, облив бензином и поджигая. А на вопросы полиции, наверняка сказал бы что-то вроде «та ладно вам, это же инсталляция, как можно было не понять?». И Риз уверен на все сто, что от соседа бы отстали. Просто потому что никто не хочет упасть лицом в грязь, особенно перед совершенно незнакомым тебе человеком. А современное искусство нынче напоминает больше минное поле, нежели что-то, в самом деле, красивое и захватывающее. Ладно, на худой конец за неплохую реакцию сошло бы и удивление. У Риза же все это дерьмо вызывало лишь один вопрос н а х е р а ?
Ни тебе глубоких смыслов. Ни какого-то тайного значение или спрятанной загадки. Фоткаешь мертвого голубя, несешь в какой-то выставочный зал и вуаля – вы прекрасный творец. Вы смогли рассмотреть скрытый смысл там, где его никогда и не было. Вы теперь высокоинтеллектуальный человек, простолюдины должны падать вам в ноги и разбивать свой лоб об землю.
Вот как-то так Хенсли видел всех этих не до героев современности, которые были посланы на землю, чтобы спасти красотой мир. Так он видел всех тех идиотов. Гаэль волшебным образом сумел доказать ему (а ведь и не доказывал ничего специально), что не все творцы чсв-шные говнюки, любящие только свое творчество и свое отражение в зеркале.
Малой явно творил, потому что ему хотелось. Ему это было нужно. Иногда Хенсли даже казалось, что не занимайся Арно творчеством, то точно бы задохнулся. Вот такая великая, философская мысль посетила голову Риза, когда он в очередной раз вломился в комнату соседа, а тот даже глазом не моргнул, не оторвался от своего творчества.
В ту ночь они молча просидели в комнате Арно, он – наблюдая за тем, как создают что-то необычное, Гаэль – находясь явно на своей, волшебной волне.
Кстати говоря, именно после того случая, Риз начал присматриваться к парнишке, дабы понять, можно его дергать или все же лучше дать творить, а на утро или обед уже подшучивать над малым.
Личное пространство все еще считалось чем-то глупым.
Но, Риз был действительно благодарен соседу за то, что тот никак не протестовал против того, что в квартире иногда оставался ребенок. Мэгги конечно солнышко, но, мужчина осознавал, что таковым она была лишь для него и её семьи, но никак не для всего мира.
Так что, когда дочь лезла донимать вопросами Гаэля, Хенсли открывал в себе супер способность быстро оказываться рядом с дочерью и уносить ту из комнаты соседа. И если честно, мужчину немного брала ревность за то, что девчушка проявляла больше интереса к творчеству, нежели науке. А значит, темы для разговоров у этих двоих сразу же нашлись.
Он конечно не показывал. Это же глупо. Просто возьми да порадуйся, сосед нашел общий язык с твоей дочерью, в чем трагедия, верно? Трагедия в том, что проявлять свои чувства и эмоции Риз толком не умел.
Да, врывался в комнату, порой пьяный и говорил столько, что во рту пересыхало. Но, чтобы действительно открыться, рассказать что-то такое, о чем с кем угодно не поговоришь – не было. И если честно, Риз не знал рад этому или нет.
Но, время не стоит на месте. Они с Арно уже достаточно давно живут под одной крышей, так что, каким-то волшебным образом научились понимать друг друга без слов, в каких-то ситуациях. И тут должно быть что-то вроде «и Риз больше не врывался в комнату, уважая чужие желания» только вот брехня бы это была. Ему нравилось общаться, нравилось рассуждать и даже спорить с Арно на различные темы, нравилось наблюдать за тем, как из тихого паренька тот начал превращаться в щенка, у которого начали резаться зубы.
Двери порой были закрыты. Риз мог бы приложить усилия, завалиться к соседу… но смысл?
Последние же пару месяцев, были действительно тихими. Риз стал чаще задерживаться на работе и раньше уходить, а выходные он целиком и полностью проводил с дочерью, порой даже не оставаясь у себя дома.
А все из-за чего? Из-за глупого, тянущего, ноющего, царапающего что-то внутри чувства. И это пугало. Пугало и то, к кому именно это возникло. Потому что простую привязанность, Хенсли мог отличить от  чего-то «другого».
Больше не хотелось так яростно подшучивать над Гаэлем, не хотелось тревожить и мать вашу, врываться в чужое личное пространство. Не стыд, нечто иное. Скорее некая подобность на неловкость. Неловкость нарушить чужое личное пространство и создать «ту самую» неуклюжую атмосферу, когда ты понятия не имеешь о чем поговорить с человеком, а поговорить тебе с ним жизненно необходимо.  Какой-то проклятый парадокс.
Хотя само собой, Риз никак этого не показывал внешне. Просто задержался на работе, просто ушел пораньше на работу, просто, просто, просто, просто, просто, нихуя не просто. Все очень и очень сложно.
А усложнять мужчина очень не любил. Жизнь и без того всегда наровит насрать на голову, так зачем ей давать хотя бы призрачный повод ухватиться за шанс, верно?
Да и портить жизнь самому Гаэлю не особо хотелось. Так что, Риз взяв себя в руки попросту забил на это дерьмо, которое люди так ласково называли чувствами. Чувства – хуюства. Ему и так отлично.
Было. Ему было отлично. Сейчас же ему хотелось дать себе смачного подзатыльника, встряхнуть за плечи и напомнить, что жизнь та еще выгребная яма. Надо было бы. Да вот не судьба очевидно.
- Так ты что… усиленно отбивался от этого рождественского дерева и на лестничной площадке? – с интересом наблюдая за Гаэелем, продолжил говорить Хенсли, садясь на диван. – Потому что наша пожилая соседка была уверена, что ты сюда кого-то силой затащил, чтобы убить, или что-то в этом духе. Так и сказала. Что ты  издавал, цитирую:  какие-то очень продуктивные звуки, - с широкой улыбкой на губах, произнес последние слова Риз.
- И я вот не знаю, хочу ли знать или нет. И, ты ведь в курсе, что Уолмарт тоже продает этих чудищ, да? В коридоре целая коробка «подарков» от компании. Всякая рождественская мишура, и прочая хрень, - тяжело вздохнув, Риз пусть и не особо охотно, но все же встал с дивана и принес коробку с ёлочными игрушками, гирляндами, бантами, съедобными украшениями, там даже оказалось пару живых веток сосны и что самое главное, каким-то странным образом хороший такой пучок омелы.
Страшно было представить, кто именно сложил для него так бережно этот «чудо» подарок. Главное лишь, чтоб это была не Саманта. Девушка явно не понимала намеков.
Оторвав взгляд от разглядывания омелы, Риз уперся взглядом в Арно, который уж как-то внезапно застал на месте, странно поглядывая на поганое растение.
- В твоей голове сейчас явно что-то происходит. Что-то. Что же там происходит, м? Поделись мыслишками,  а то еще немного и я, в самом деле, начну переживать за тебя, тыковка, - кинув все обратно в коробку, Хенсли внимательно взглянул Гаэлю в глаза.

+1

126

Категория [книги/сериалы]

The Mortal Instruments | Орудия смерти

http://78.media.tumblr.com/d2226b525d70dc801ca42785887db895/tumblr_ovqd1ki0xU1s7uwf3o6_r1_400.gif

вдохновляющая цитата

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: raphael santiago | рафаэль сантьяго
Возраст: 80/15

Раса: вампир
Ориентация: на ваш выбор

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

помнишь ту ночь? помнишь нашу первую встречу? самоуверенный, искренне верующий в свои слова. ведь до этого никто и никогда не пытался нас приструнить, а у тебя вышло просто на ура. с тех пор мы стали чаще общаться. ты за короткий срок стал из простого вампира заместителем камиллы, но ты мечтал о большем и в 1970 году твоя мечта сбылась. ты стал главой клана. клана, который спас вместе с человеком подарившем тебе семью - вместе с магнусом. но я то знаю правду... правду, которая известна единицам. и да рафаэль ты спас себя сам. спас себя, спас свою семью и всех нас.  порой резкий. настоящий испанец с горячим сердцем. преданный клану и готовый умереть за него. просто мальчишка, с которым поигрались как с куклой, но ты не сломался. ты был сильнее них всех и очень скоро камилла бежала из города - потому что ты ей позволил сбежать. как она чувствовала себя тогда? когда ей в глаза смотрел тот с кем она не так давно развлекалась. думаю это и стало ее концом. сейчас клан полностью принадлежит тебе и пока все остается так я спокойна. я спокойна потому что знаю, что случись чего - мы под защитой. но не думай, что ты один - у тебя есть я и... и да... у тебя есть саймон и нечего мне тут ворчать и глаза закатывать.. ты наша опора и наш друг. ты все для нас двоих. и мы всегда готовы протянуть тебе руку помощи - помни это глава отеля "дюмор". помни рафаэль - клан это семья, а мы заботимся о семье!!!

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

в общем я не просто готова играть - я просто вот захапаю и не отдам никому и никогда. раф для лили ВСЕ!!!! и я хочу3 просто видеть тебя тут... мы не особо быстрые, но всегда рады новой крови хддд. моя связь в профиле. ПРИХОДИ!!! Я ОЧЕНЬ ЖДУ!!!!!

Пост ищущего

Все что было до этого было ничто. Я не жил, а существовал. Я сам во всем виноват. Сам все разрушил и причинил ей боль. Той, которую люблю больше жизни. Той чья жизнь дороже своей. Я не знал что делать дальше, но что-то ведь делать надо. Я сидел на кровати в своем номере и держал в руках пригласительный на открытие клуба. Друзья убеждали меня, что я просто обязан пойти, но желания веселиться не было. Вспомнился момент когда я валялся тут почти на грани между жизнью и смертью. Но видно есть бог на этом свете и он объяснил мне про меж глаз, что я конченный придурок раз сдался так быстро. Я правда пытался жить как могу, пытался справляться и делать вид, что все нормально, но это лишь на камеру. Никто не знает каково мне на самом деле. Душа рвется на части и хочется сжигать себя изнутри. Я ничто без нее и это понятно. Не понятно как все вернуть назад. Я слишком сильно ее обидел. Да я был идиотом считая, что она должна отвечать за то, что я остался ни с чем после "Орудий", нет ее вины в этом нет, но тогда мне казалось, что все вокруг виноваты кроме меня. Что же? Есть время разбрасывать камни, а есть время собирать. Вот только никто не знает как их собрать. Как повернуть время вспять и что бы была возможность все исправить? Кто знает чудесный секрет путешествия во времени. Окажись я пару месяцев назад я бы не парился из-за этой чертовой "Рози", а радовался бы за Лили и за ее успехи и не прожигал бы взглядом этого кретина Клафлина. Я встал и резко выдохнул. Эта кровать таила так много секретов. Закрываю глаза и вспоминаю нас с Лили. Как же она была прекрасна. Каждая клеточка ее тела мне знакома как дважды два. Никто не знает ее лучше меня и она моя, моя... Я сделаю все, что бы вернуть ее себе. Вернуть в этот дом, в эту комнату и в эту постель. Вернуть ее в мою жизнь. Подхожу к шкафу и открываю его. Достаю маленькую бархатную коробочку нежно розового цвета. Улыбаюсь открыв ее. Это кольцо будет великолепно смотреться на ее пальчике. Только Боже дай мне шанс сказать ей эти слова. Сказать как сильно люблю ее и как мне плохо без нее. Она мой воздух, который так легко выбили у меня из груди и теперь я задыхаюсь. Задыхаюсь этим одиночеством, Задыхаюсь невозможностью прижаться к ней. Сквозь мысли слышу телефон. На дисплее Камерон. Беру трубку. Перебрасываемся парой слов и я сбрасываю. Итак время веселиться неизбежно приближается. Я ловлю себя на мысли, что мне не хочется ехать никуда. Тут все пахнет Коллинз. Это наш дом, наша спальня. Все наше и только. Здесь я могу вспоминать наши ночи, наши пробуждения вдвоем. Почему я так редко замечал как она прекрасна когда спит? Почему не говорил ей лишний раз как люблю? Почему? Почему? Наверно потому что я круглый болван. Хватаю куртку и выбегаю на улицу. Прям у моих ног тормозит машина. Камерон за рулем. Сажусь на переднее и улыбаюсь ему. С Камом как и с Кевом я могу не сдерживать эмоции. Да он никогда и не спросит пока я сам не начну. Протягиваю другу билеты и он молча ложит их в бардачок. Пара слов для поддержания разговора. Камерон одет как всегда с иголочки. Сколько мы уже знакомы с ним? Я не могу вспомнить. Пару-тройку лет точно. С первых минут как начались съемки "Сумерек" я спелся именно с ним. Камерон всегда рядом и был всегда в курсе всего, что происходило со мной. Он искренне радовался моим отношениям с Лили. И готов был убить когда мы расстались. Я откидываюсь на сиденье и закрываю глаза. Все хорошо. Я более менее спокоен. Мелодичная музыка действует успокаивающе и я рад этому. Мысли вновь врезаются в мою голову, но я не хочу сейчас давать им волю. Все должно пройти хорошо, а завтра. А завтра я решу, что делать дальше. Я найду способ вернуть себе Лили. Машина с диким визгом тормозит около крутого здания. Кам берет билеты и выходит из машины. Я следом. Вокруг папарации и прочие люди. Я морщусь от вспышек и схватив друга за пиджак стараюсь пробежать как можно скорее внутрь.
- Мистер Брайт, мистер Бауэр, добро пожаловать. Проходите! Официальный тон как и одежда швейцара меня слегка подбешивает. Не люблю я эту показуху, но это клуб не для всех и тут иначе нельзя. Шум музыки моментально захватывает нас едва мы с Камероном оказываемся внутри клуба.
- ну что же... Посмотрим на что этот клуб способен, а Кам? Слегка ударяю его в бок локтем и вижу усмешку на лице моего друга. Он кивком предлагает выпить. Соглашаюсь и мы идем к барной стойке. Народа много. Не сразу получается докричаться до бармена, а точнее барменши. Милая девочка с милой улыбкой. Кажется ей глубоко плевать, что перед ней звезды Голивуда она просто делает свою работу. Брайт заказывает нам выпивку и я с улыбкой принимаю ее из рук девушки. Брайт кажись решил не откладывать в долгий ящик планы на ночь и уже вовсю принялся очаровывать красавицу. Я лишь усмехнулся. "Не пора ли тебе остепениться мой друг..." Глаза то и дело бродили по народу, собравшемуся в клубе. Одних я знал, других нет. Но все же знакомых больше. Я делаю глоток из стакана и выдыхаю. Спиртное дарит ощущение тепла и легкости. Надеюсь этот вечер будет таким же теплым и легким как и выпивка что подают тут. Пока мне все нравится, но ночь тока началась...

0

127

фильмы

Star Trek | Звёздный Путь

http://media.tumblr.com/60884ea8767c81840ce669ca431e3804/tumblr_inline_mghmseKZmi1rxw36g.gif

Где-то творится нелогичность

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Spock | Спок;
Возраст: 32-33 года

Раса: полувулканец
Ориентация: на выбор игрока

придержан

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Спок вырос на Вулкане. Его отец, как он всегда говорил, женился на землянке потому, что так требовал его долг посла. Спок, как полукровка, на Вулкане страдал от издевок сверстников и подтрунивания старших. На планете, где чувства были плохмм тоном, он и его мать были кем-то вроде забавных игрушек, или даже - дикарей. Спок какое-то время очень сильно стеснялся своего происхождения и всеми силами старался чтить традиции своего народа, держа эмоции под контролем.
  Спок с детства отличался не только эмоциональностью среди своих сверстников, но так же и своим интеллектом. Юноша, закончив обучение в местной Академии, удостоился чести работать с Советом Старейшин. Но так как та формулировка с которой его приняли ("Не смотря на твоё происхождение") не устроила целеустремленного юношу, Спок из двух вариантов, которые он присмотрел для себя выбрал Звездный Флот Федерации.
  В Академии Звездного Флота Спок очень быстро доказал, что вулканцы очень трудолюбивы и настойчивы. А закончив Академию с отличием он остался там преподавать. Именно Спок разработал тест Кобаяши-Мару, который должен был выявлять слабые стороны командования и остального экипажа корабля в стрессовых ситуациях и в тех, из которых нет никакого хорошего выхода. Нет победителя, заведомо проигрышный расклад, который, конечно же, никто не мог преодолеть.
  Именно этот тест свел дорогу Спока с кривенькой дорожкой Кирка, чей отец как раз погиб в подобном проигрышном раскладе. Кирк пытался пройти этот тест уже раз пятый, когда дело дошло до откровенного мухлежа. Одному ему известно каким образом он обманул систему или вскрыл её, но факт остаётся фактом - жуя яблоко, переполненный чувством собственного достоинства, Кирк победил детище Спока, чему тот был не рад.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Кодекс, правила, логика - то, что ведет Спока. Сердце - то, что ведет меня.  И именно тут у нашей дружбы и взаимопонимания начинается разлад, на котором разбито не мало посуды и порвано не мало моих связок в яростных спорах за истину, что же из этого важнее.
P.S Любить, уважать кодекс персонажа. Грамотность и желание играть, участвуя в опасных и подчас глупых авантюрах команды Энтерпрайза. умение логично двигать бровями обязательно

Пост ищущего

Сложно понять наверняка, как же следует поступать, когда речь идёт о той части жизни, о которой он совершенно ничего не помнит. Есть какие-то факты, которые иногда ему удаётся выудить из разговоров с теми, кто его окружает, из новостей или электронных газет. Ему нравится иногда думать, что он действительно что-то вспоминает. Нравится обманываться и считать, что разгулявшаяся фантазия - его настоящие воспоминания, что ускользают подобно песку сквозь пальцы в тот же момент, как в этом маленьком неприметном городке наступает утро. Когда приходит ещё один день, который необходимо прожить по расписанию, которое кто-то для него составил. Он делает вид, что ничего не имеет против такой жизни, и даже верит в это в какой-то определённый момент. Верит, что его жизнь вполне себе настоящая, не похожая на какой-нибудь забытый на чердаке сценарий фильма, который никому не интересен. Пустота не гложет изнутри, когда рядом с ним находится кто-то живой, кто-то настоящий. Потому что в своей реальности он частенько сомневается.
Космос - это что-то смутно знакомое. Картинки на падде - холодные и безжизненные. Новости - просто новости и ничего большего. Но что-то скребётся внутри. Что-то напоминает ему, что всё могло бы быть иначе. Он всё списывает на богатую фантазию. На то, что сеансы с психологом не дают результатов. Работа не даёт результатов. И почему-то приезд внеземного гостя кажется глотком свежего воздуха. Хоть его в этих местах и достаточно. Воздуха, конечно. Не гостей.
Он наблюдает. Наблюдает за тем, как забавно и резко взлетает вверх бровь на чужом лице. Не то что не улыбнуться не может, а целый откровенный смешок не сдерживает. Почему-то думает, что инопланетный мистер Спок не будет держать зла или обиду на глупого и наивного человека, для которого сейчас любая сказка о космических рейдах будет казаться чем-то немыслимым и невероятным. Поднимает руки в примирительном жесте, всё же извиняясь за свою несдержанность. - Простите, мистер Спок. Мне сначала показалось, что Вы не обладатель такой….активной мимики. - фыркает смешливо вновь и вздёргивает бровь вверх сам, явно находя этот жест бесконечно забавным. - Мне интересно всё, что Вы можете мне рассказать. - он понимает, что это будет что-то очень расплывчатое, не предназначенное для того, чтобы спровоцировать возвращение памяти слишком резко. Может быть, он не услышит больше ничего - наверняка в Звёздном Флоте заключают какие-нибудь пакты о неразглашении конфиденциальной информации. Тем более тем, кто эту информацию может случайно выболтать, впрочем, не преследуя никаких корыстных целей. Но безопасность есть безопасность. Джим это понимает. Джим пытается не думать о том, как печально ощущать эту непричастность к чему-то настолько грандиозному. И появляется новый пугающий вопрос - когда мистер Спок навестит его снова? И ещё один, страшнее предыдущего - навестят ли его ещё хоть раз? Он бы очень хотел думать, что да. Что ему дадут возможность хотя бы надеяться.
Он прослеживает чужой взгляд, скользящий по фотографиям и прочим вещам. - Здесь мало действительно моего. Квартира принадлежит одному знакомому, который любезно отдал её в моё пользование, взяв обещание, что я не буду перебирать его вещи и что-то выкидывать. А мне много не надо - кровать и кухня. Тут я не так много времени провожу. - потому что эта квартира может быть чем угодно, но не домом. Он не помнит, где его настоящий дом. Не помнит родных людей. Не помнит, живы ли они вообще. Он не знает, правильно ли спрашивать что-то такое у мистера Спока. Не знает, может ли тот вообще знать что-то настолько личное из его жизни. Но что, если…?
- Мистер Спок… - он на несколько секунд тушуется будто бы, всё ещё неуверенный до конца в том, что нужно совершать следующий шаг. - Я никому не говорил об этом. Но, думаю, Вам сказать можно. Ведь, если что, вы улетите обратно в космос, и мы больше никогда не увидимся. - делает глубокий вдох и снова трёт пальцами подбородок. С ним редко случаются такие приступы тотальной неуверенности в себе. Он решает перебороть эту заминку тем, что просто занимает руки. Уходит на кухню и ставит чайник. Высыпает в чашку гостя листья зелёного чая, в свою бросает пару ложек растворимого кофе и несёт их обратно в комнату. - Зелёный, я же правильно….помню? - слова неохотно вырываются из горла, он не спешит радоваться обрывку какой-то чёткой информации, потому что не уверен, что это именно воспоминание, а не простая интуиция или что-то вроде. Множество людей предпочитают зелёный чай, верно? Велика вероятность, что и мистер Спок тоже из их числа. Ничего удивительного здесь нет. Ничего экстраординарного. Ничего, из-за чего стоило бы поднимать шум, да только вот сердце всё равно начинает стучать в разы быстрее.
Уходит на кухню в ту же секунду, когда щёлкает выключатель у чайника, оповещая, что вода согрелась. Наверное, по сравнению с технологиями на космических кораблях, такой чайник выглядит каким-то пришельцем из прошлого. Наверное, весь этот город так выглядит.
Джим приносит чайник и разливает кипяток по чашкам, уносит его обратно на кухню и возвращается с тарелкой печенья. Чай из термоса, конечно, хорош. Но свежезаваренный - в разы лучше. И ему кажется, что гость не откажется. Наверное. Он не знает, что уместно или не уместно предлагать гостю, поэтому просто старается вести себя максимально открыто и бесхитростно, зная, что искренность - лучший из всех возможных вариантов в такой ситуации. Как, впрочем, и в любой другой.
- Я хотел спросить…моя семья знает…? В смысле, у меня есть родственники, которые могли бы за меня переживать? - наверное, это не тот вопрос. Наверное, если бы родственники были, они давно были здесь. Наверное, даже к лучшему, что их здесь нет, потому что меньше всего ему хочется видеть расстроенные лица людей, которые когда-то были ему дороги. - Простите мне эти вопросы, но Вы - единственный, кто может мне хоть на что-то ответить. - он не знает, откуда берётся вдруг эта решимость узнать хоть что-то, наплевав на все запреты врача и его же увещевания, что воспоминания должны прийти сами. Он хочет хоть какую-то информацию. - Вы здесь по собственному желанию или кто-то попросил Вас приехать?

Отредактировано James T. Kirk (04-03-2018 18:59:01)

+1

128

Категория фильмы

007: Skyfall | 007: Координаты Скайфолл

https://i.imgur.com/pCpj5A2.gif

Raoul Silva: If you wanted, you could pick your own secret missions. As I do. Name it, name it. Destabilize a multinational by manipulating stocks. Bip. Easy. Interrupt transmissions from a spy satellite over Kabul... done. Hmm. Rig an election in Uganda. All to the highest bidder.
James Bond: Or a gas explosion in London.
Raoul Silva: Mm-hm. Just point and click.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Raoul Silva [Tiago Rodrigues] | Рауль Сильва [Тьяго Родригез];
Возраст: неизвестно, возможно 43;

Раса: человек;
Ориентация: неизвестно;

Придержано

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

В 90-х годах Родригес был агентом MI6, работавшим под начальством будущей M в Гонконге, и был ее любимчиком до Бонда. Но когда он ослушался приказа, она, следуя профессионализму, сдала его китайским спецслужбам, урегулировав некий дипломатический конфликт, взамен забрав шестерых подданных Короны. Капсула цианида, которую Тьяго принял в отчаянии, не убила его, но принесла ужасную боль, повредив часть челюсти. Будучи в плену, он возненавидел М, и позднее бежал самостоятельно. Позднее Родригес взял себе имя Рауль Сильва.

В 2012 он похитил в Стамбуле у агента британских спецслужб список с именами агентов MI-6. Спустя три месяца он взорвал штаб-квартиру британской разведки, чтобы запугать М, а затем начал выкладывать имена агентов под прикрытием в интернете, подставляя свою бывшую начальницу под удар комитета по безопасности. М отправила Джеймса Бонда найти Сильву и выпытать, где список.

Террорист сдался своему преследователю, но это лишь являлось частью его коварного плана. Он взломал систему охраны, положившись на неосмотрительность Q, и сбежал из подземной тюрьмы через метро, направившись за М. В зале суда он напал на нее, но её спас агент 007, после чего вместе с ней направился в Скайфолл, чтобы принять последний бой на своих условиях.

Сильва, последовав за сигналом Q, вломился в поместье вместе со своими наёмниками. Найдя М в церкви, Рауль попытался убить ее вместе с собой, но его попытку прервал Бонд, убив его первым.

В фильме СПЕКТР выясняется что Сильва являлся членом организации Спектр, но давайте отойдем в альтернативу, где Сильва прекрасен сам по себе и не танцует по указке главы Спектра, что изрядно попортило его образ, созданный в Скайфолле.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Предполагается канонная и взаимная ненависть друг к другу. Однако можно смоделировать и такую ситуацию, когда Бонду и Сильве скрипя зубами придется действовать вместе, например, против некого третьего противника, это было бы забавно. Еще можно добыть кое-какую информацию о Кванте, наверняка "их есть у него", учитывая его возможности, упомянутые в разговоре на острове, цитируемом выше. В общем, идей полно, осталось только реализовать.

Пост ищущего

Они стояли у дверей мотеля и с превеликим интересом наблюдали, как со второго этажа их номера высовываются любопытные языки пламени, доедающие шторы. Джеймс, познакомившийся с жаркой стихией слишком близко, не досчитался бровей, ресниц, верхнего слоя эпителия на ладонях, любовно слизанных огнем, и, конечно же, персонального вальтера, потерянного в пылу драки, но куда ему до тех трех несчастных наемников, что поддались страстному танцу пожара и остались его досматривать, в отличие от вышедшего на антракт в окно в одном белье агента.
Прижав пальцем дергающееся от напряжения веко, Джеймс покачал головой:
- И это все после встречи с одной женщиной...

***

Джеймс не уверен, кого послали на задание: агента с двумя нулями с координатором и занозой в заднице в одном лице или хакера с телохранителем и выданной самой Британией лицензией на убийство. Он прямо сказал М - новому М, что ему не нужна нянька, но тот проигнорировал его, заявив, что он может написать претензию, которую они рассмотрят в течение десяти дней.
Джеймс вылетел из Лондона вместе с Кью уже через семь.
Мадлен разбилась в машине полтора месяца назад, а он все продолжал принимать обезболивающие, будто это могло затянуть пустоту внутри, и запивать их алкоголем. Он выпинывал себя на задания, зная, что иначе просто сопьется от безысходности и тоски, после осмотра докторов и недели в клинике говорил М, что все в порядке, и бросал папку с отчетом о выполненном задании ему на стол. Никаких женщин - и задание затягивалось, но выполнялось с привычными 007 разрушениями. Количество убитых на задании снова колебалось на границе допустимого. Количество убитых с особой жестокостью никто не считал.
Полиция говорила, что водитель грузовика просто уснул за рулём. Джеймс читал его файл не один раз, запомнил досконально, изучил его связи и банковскую историю - когда нужно, он искал, взламывал и вгрызался в информацию не хуже Q, - но везде было пусто. Не было никаких подозрительных друзей, с неба на его жену не свалился чемодан денег на оплату дорогостоящей операции для дочери, да и дочери у них тоже не было, как и детей вообще. В итоге водитель отправился в тюрьму с тремя вывихнутыми пальцами и разбитым носом - Джеймс под дикие крики с хрустом выводил одну фалангу за другой из суставов - с каменным лицом внешне, но леденящей вьюгой внутри, - но так и ничего нового от него не узнал.
Мадлен оставалась мёртвой. В день её похорон Джеймс был занят тем, что интересовался у свидетеля аварии, правду ли он сказал и не заплатил ли ему кто за показания, и на следующий день на суде в ответ на вопрос откуда синяки и почему на ноге гипс, он скажет, что свалился с лестницы. Все указывало на то, что это всего лишь несчастный случай, ужасные обстоятельства, которые переплелись именно в этот день, именно в его автомобиле, именно с Мадлен. Кто-то скажет ему, что у автомобилей достаточно печальная статистика и этому кому-то придется вставлять новый зуб.
Ив отобрала у него бутылку, заслуживая его внимания, отхлебнула глоток и сказала, что со всеми случается. Утром он не вспомнил ничего, но, оглядевшись, почему-то на подушке обнаружил длинный волнистый чёрный волос и отсутствие вчерашней гостьи.
Перед вылетом он побрился начисто, но все равно был мало похож на довольного жизнью и зарплатой в фунтах телохранителя. Ив, глядя на его красные глаза, дописала в легенде "Недавно вышел из больницы, где пролежал месяц с тяжёлым ранением" и отдала им документы.
Джеймс беспрекословно, словно вышколенный пес, поднял чемоданы в номер - один с электроникой Кью, второй с одеждой его новой личности, - внимательно осмотрел и вернулся за ним, чтобы проводить до уже проверенного номера. Условным знаком предупредив его, что в номере есть наблюдение, немедленно занялся поиском камер и подслушивающих устройств, а после сгрузил их в корзинку для фруктов и отдал горничной. Хоть какой-то плюс в работе телохранителя - можно было прикрыться тем, что защищает личную жизнь подопечного.
Сегодня им ничего особенного не предстояло: заселиться в номер, дождаться связного от агента, который передаст им все наработки, пока сам раскрытый поедет в аэропорт, и действовать дальше. Но прошел час, два с момента назначенного времени, самолет с агентом на борту - хотелось бы верить - вылетел, его номер заняла немка двадцати девяти лет, архитектор, вполне в бондовском вкусе, а следом и вознамерился турецкий шейх с охраной, но связного все не было. Покосившись на мини-бар - все же на работе он предпочитал не пить без необходимости, - Джеймс бросил Кью, что проверит холл гостиницы, но и там никого не было, как и каких-либо передач для их номера. Нахмурившись, он вернулся обратно в номер с плохими новостями: похоже, связного где-то перехватили.
- Таннер, агент Бишоп точно сел в самолет? - на всякий случай поинтересовался он у компьютера Кью, ожидая худшего.

+2

129

Сериалы

Shameless (US) | Бесстыжие (США)

http://s4.uploads.ru/jefaT.gif

«— За всю свою карьеру я ещё не наблюдала столь восхитительного проявления алкоголизма!
— Благодарю.»

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Frank Gallagher |Фрэнк Галлагер;
Возраст: ~ 50

Раса: человек
Ориентация: гетеро

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -

Отец как минимум шестерых детей, но воспитанием которых себя не утруждает. Считает, что научил своих детей самому нужному – самостоятельности. Детей любит очень своеобразной любовью, а они отвечают ему тем же. Давно и не раз дочери и сыновья выгоняли Фрэнка из дома, который главе семейства даже не принадлежит.
Не работал и месяца в своей жизни, сидит на пособиях и знает о них все. Скользкий, изворотливый; любая ситуация будет ему на руку. Знает все ночлежки, бары и церкви, где кормят бедных и обездоленных. Но в большую часть этих мест Фрэнка уже не пускают. Потому Галлагер часто бывает в баре "Алиби", где друг семьи иногда наливает ему бокал светлого. А если Кевин отвернется, Фрэнк может и сам по-быстрому обновить выпивку. Пропивает уже вторую по счету печень, употребляет наркотики, стоит только появиться деньгам.
Женат уже почти как тридцать лет на Монике, с которой под наркотой плодил детей. С Моникой они часто ругаются и подолгу вместе быть не могут, но это самая большая любовь в жизни Фрэнка. Но стоит ей сбежать от мужа в очередной раз, Фрэнк найдет себе другую женщину. Галлагер не обделен особым шармом и обаянием, так что по каким-то причинам на старого алкоголика еще кто-то клюет.
Ради Моники в свое время бросил колледж. Галлагер, при всех своих минусах, - интересный и умный собеседник.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Собственно, ищем отца и важного в нашей жизни человека. Не смотря на проблемы взаимоотношения между нашими персонажами, очень ждем и готовим сюжеты для игры.
Я пишу не особо быстро (1-2 поста в месяц), но без игры не оставлю и с радостью возьму эпизод-другой. Количество символов в чужих постах не считаю, за богичным оформлением не гонюсь, готов без проблем подождать пост, да и поговорить за пределом форума тоже люблю.
Каст ведет общую сюжетную линию от 7 сезона, но я всегда готов к эпизодам и в других временных рамках.

Пост ищущего

«— Ты как?» — спрашивала Дебби в день свадьбы Фионы. Утро после перепоя нельзя назвать общепринятой нормой. Когда организм отвергает новую порцию алкоголя, прочищая себя, это не норма. Быть поддатым на свадьбе родной сестры – не норма. Но Лип не один в своей беде, столь же помятый в этот день еще и Френк. Это цепляет глаз, слова отца колят в самое сердце, касаются еще оставшегося живого внутри. Можно смолчать, но кулаки скажут кратче, резче, понятнее.
Френку были не рады, и страшен тот момент, когда так же будут рады тебе самому. И там можно хоть выдрать все кудри, но путь назад будет в разы сложнее. Он уже был сложен. Еще немного и возвращение к жизни без зависимости от алкоголя может стать работой Сезифа.
Но без градуса в крови уже не получается. Смыслом жизни стала лишь бутылка. Тремор рук становится слишком очевиден даже для других. А для тебя самого уже не очевидны будущие перспективы. Весь возможный успех растворен в этиловом спирте, и прервать этот порочный круг сложно.
Алкоголизм – заболевание, одно из сотни «замечательной» комбинации генов Галлагеров. Но винить гены, воспитание, окружение – это слабость, а не оправдание и железный щит от болезненных слов.
Проблема сначала становится очевидна для близких, и только потом уже для самого себя. Разговор с сестрой – как мягкое, лишенное резких теней, собственное отражение в зеркале. Лип начинает понимать, как все выглядит со стороны, и слова о необходимости собственного спасения он произносит уже сам. Признав это, становится лишь на йоту легче. Он слишком молод, и да, положение еще поправимо. Галлагер принимает предложение профессора Юэнса о прохождении лечения. И это помогает.
В первое время.
У Липа на каждый день заведен будильник на шесть вечера, час, с которого считается, что можно выпить. Он пьет, соблюдая все правила собрания борющихся с алкогольной зависимостью – время, количество выпитого, наличие воды. Это уже намного ближе к норме? Безусловно. На деле же это вся та же зависимость, просто в рамках. И изнутри рюмки рамок не видно, как порой не видно границ, где стоит остановиться.
И Галлагер вновь не видит свою зависимость, оправдывает себя. «Да все в этом районе пьют. Бутылочка-другая не сделает из меня вновь алкоголика. Я не мой отец. Я не завишу от алкоголя. Это помогает мне жить. Я в норме».
Безысходность, рутинность очередного дня, вызывает потребность в новой порции порой выпивки, пробивает рамки дозволенного. В сутках пропадают целые часы, остаются лишь краткие проблески в памяти. В крупицах памяти за прошлый день остаются: не работающий фонарный столб, на который опираешься спиной, потому что без него и стоять не можешь прямо, что бы покурить;  лестницы в бар и какие-то малознакомые, но веселые парни и девушки. Бар - не Алиби, в котором уже нечего ловить. Бармен этого заведения рад видеть не многим больше, чем Кев в Алиби. Со своим нельзя? Не вопрос, пиво будет выпито за дверьми бара, хотя, подняться, и спустятся обратно в бар, та еще задача. Последние доллары и вскрытая пачка сигарет – как плата за наполовину пустую бутылку с дешевым маслянистым джином, распиваемый уже в одиночестве.
Остальное поглощает тьма, оставляющая зияющие пустоты. В эти моменты – в голове темно и глухо, как беззвездной ночью, где даже яркий диск луны закрыт тучами.
Но даже в столь темную ночь, тучи могут сдвинуть свой гордый профиль, обнажая одинокую, но яркую звезду. От нее холодного света режет глаз, в голове проявляется мутная рябь, и возникает сухость во рту.
— Бля, зачем ты здесь, Фи? — Лип нехотя отлепляет свое лицо от стены, на которую навалился, а после чего на краткий миг потерял всякую связь с реальностью. Пробуждение оказалось неприятным, а сестра с первого предложения действовала на нервы. Галлагер недовольно морщился, и неаккуратно вытирал мокрое лицо о ворот рубашки, — Я бы вернулся домой через час другой. Тебя никто не просил присматривать за мной.
Лип не понимает, зачем за ним пришла Фиона, ведь он вовсе забыл о смене в Петси, и потому не чувствует свою вину. Какая кому разница, кто и что делает в свободное время? Пусть Фиона сейчас в Пирогах Петси и за начальницу, ее не должно заботить, что делают работники в свободное от работы время.
Руки уже на автомате скользят по карманам в поисках сигарет, но ничего найти не удается. Даже зажигалка куда-то затерялась. Тогда Лип пытается встать из-за стола, что бы отправиться в уборную, и за одним избавиться от испепеляющего взгляда сестры.
— Епт, — Галлагер вновь падает на свое место, и при этом вцепляется в край грязного стола, столешница которого даже липнет к пальцам. Не получается даже встать с первого раза, - Фи, подсоби?

+3

130

Игры

Pathologic | Мор. Утопия

https://pp.userapi.com/c824701/v824701144/d61d7/jYz03pKw5s8.jpg

"Там его ждут боевые подвиги, а тут ему придется возиться с крысами и гнойными тряпками… Недолго он будет думать, помяните мое слово. Оценить, расстрелять, да и вся недолга".

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Alexander Blok | Александр Блок;
Возраст: 30-40

Раса: человек
Ориентация: гетеро

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Полководец. Герой войны. Человек всех возможных добродетелей, отправленный в Город вместе со своими солдатами. Вместо фронта - чумной город, ожидающий сожжения, вместо боевой славы сомнительное прозвище "Пепел". Вместо свободных рук - Инквизитор в том же городе. Вас таких слишком много на один маленький городок, не кажется ли? Управители, Хозяйки, теперь еще вы двое. А в твоей армии мятеж, и солдат можно понять, тебе-то уж точно можно. Ну кому хочется подцепить Песчанку? Выбор за тобой.
Орудия готовы.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Армия и Инквизиция. Исконные враги, постоянно делящие мир на почве слишком часто сталкивающихся интересов. Что у нас тут? Крохотный городок и два ярких представителя своих миров. Полководец против Инквизитора? Останется ли отношение друг к другу в рамках деловых отношений? Прорвется ненавистью? Изживет ли себя давняя идеологическая вражда перед лицом Песчаной Язвы?
Очень жду, генерал.

Пост ищущего

Город встречает, сердито надувшись. Город обижен. Он помнит, как много лет назад его предала та, которой он мог так много дать. Сбежала, не оглядываясь.

Город мрачно швыряет в лицо охапки мокрых листьев. Спасибо, что пока что только листья. Карты говорят, что этот район пока чист, но какова скорость распространения заразы? Да и, право же, можно ли уберечься, если нужно проводить расследование и карать виновных именем Закона?

Город умирает. Нужно родиться где-то далеко-далеко в Столице и прочитать много умных книг, заслоняющих реальность, чтобы верить, что его можно спасти. Там, дома, легко верить в красивые слова типа «вакцина» или «панацея». Здесь, дома, шансов нет. Особенно после того, как Песчанка сожрала Исидора Бураха…

Песчаная Язва. Отправка сюда — тот же смертный приговор, только изящнее. Спасти Город — невозможно. Остается только умереть вместе с ним, так или иначе, крича от боли в чумном бараке или задыхаясь под обломками Собора, уничтоженного орудиями Пепла. Аглая Лилич ступает на мощеный тротуар. Здесь еще можно пройти. Сегодня. Как будет завтра?

Дорога хорошо известна. Место жительства у Инквизитора — лучше не придумаешь. Прямо — Горны, место, забравшее у Аглаи сестру. Сверни в сторону — упрешься взглядом в искаженный, невозможный силуэт Многогранника, такой же больной, как и весь город. Дальше, на выбор — бескрайняя степь, кладбище, вокзал, с которого больше никуда не уехать. Это билет в один конец.

Улицы почти пусты. Ветер свободно гуляет по брусчатке, играется с листвой и забытым мусором. Не то сейчас время, чтобы гулять.
Тяжелые двери Собора легко подаются под ладонями Инквизитора, словно уже давно ждали её. Внутри — серебряное, красное и прозрачное, словно погребальный наряд из лучшего шелка для забытого всеми степными богами, заблудшего, но все же ребенка Города-на-Горхоне.

***

Аглая зябко потерла руки. Собор, конечно, был величественен и как нельзя лучше подходил к её статусу Инквизитора, но… Каменное нежилое здание, продуваемое всеми ветрами? Кажется, внутри было холоднее, чем снаружи. Оставался только один смысл оставаться внутри — иррациональная вера в то, что священные стены спасут от Песчанки. Не спасут, конечно. Но выходить наружу все-таки не хотелось.

Двери собора открываются за твоей спиной, великий Инквизитор. Город пришел за тобой. Оглянись и узри.

+3

131

Игры

Final Fantasy | Последняя Фантазия

https://a.radikal.ru/a17/1803/3e/9f56f6c8fa4a.gif

"Unharmed by the Light. The Chosen King indeed. Allow me to regale you with a tale."

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Ardyn Izunia | Ардин Изуния;
Возраст: Неизвестно;

Раса: Человек;
Ориентация: На усмотрение игрока.

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Столько же мрачная, сколько и печальная история Ардина насчитывает несколько веков правления Люцисов, и охватывает события, связавшие появление в мире Эоса демонов и раскол в семье Каэлумов. Став вместилищем для тысячи демонов, дабы исполнить волю богов и исцелить мир от скверны, Ардин был предан правящим королем и отвергнут людьми. С тех самых пор поглощенная скверна начала отравлять его тело и душу, и хотя демоны наделили Каэлума особой силой, бессмертие стало для него проклятием, и годами целитель скитался по миру, впуская в себя все больше ненависти к роду Люцисов и, что важнее, Кристаллу, который обрек его на жизнь Проклятого.
Много лет спустя Ардин вступил на службу к Императору, намереваясь воспользовался военным конфликтом между Нифльхеймом и Люцисом, чтобы осуществить давний план мести и сразиться с таким же избранником Кристалла, каким по иронии был и он сам.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Отношение Ноктиса к Ардину несколько отличается в разных временных промежутках. Двадцатилетний Ноктис, видевший от канцлера много зла, испытывает к нему слепую ярость, хотя даже с учетом нее он все равно сбит с толку, поскольку не понимает его мотивации. Именно благодаря этой бреши тридцатилетний Ноктис, узнавший и историю Ардина, и о своем предназначении, кроме ненависти ощущает еще и сочувствие к нему, но сочувствие близкое к интроэкции, то есть, оно происходит отчасти из жалости Ноктиса к самому себе и чувства несправедливости, постигнувшего их обоих.
Если говорить об игре, то Ардин в ней – своеобразный трикстер, который вел Ноктиса и его товарищей, подбрасывая им интересные сложности и иногда изящно помогая из них выпутаться. И в основной игре, и в альтернативе есть множество возможностей для создания эпизодов, хотя лично я больше склоняюсь ко второму, так как мне кажется, что создатели не раскрыли потенциал Ардина и наполовину, не то чтобы полностью.
Что требуется от вас? Достаточное знание канона, чтобы свободно чувствовать себя, отыгрывая персонажа, грамотность, посты хотя бы от 2600 символов (без лимитов на максимум) и, конечно, желание играть.

Пост ищущего

- Что мне делать теперь?
В голубых глазах Ури бледно плещется свет. Он пьет его взглядом, наполняя тусклые блюдца зрачков, и в них он меняется, обретает сложную форму, где, несмотря на смазанность кое-каких очертаний, – появляется сад, посаженный в чашу заднего дворика. Он говорит: «Правда ведь закат очень красивый?», и Джин давит губами сольное «о», но отчего-то не выглядит удивленным, хотя все в нем должно говорить о смятении. Он распрямляет шею и смотрит на юг. Соглашается, расслаблено проседая в плечах, как будто только что выдохнул, вышел из прямой деловитой осанки, оставившей в нем угловатую скованность.
- И правда красивый. - Так же расслабляются губы.
- Присядешь со мной?
- А? – Переспрашивая, уже отмеряет место с ним рядом. - Да.
Он не особенно прихотлив к задним дворикам - Отус с ними почти незнаком и поэтому относится к саду с позиции гостя, привыкшего налагать на жилое пространство ограничения квартиры. Несмотря на отсутствие статусной вычурности, сад неспособен завлечь его красотой, и хвалит Джин его всего лишь из вежливости, как благодарный и не зазнавшийся гость. Он уважает чувство тишины приглашающего, но видно, что Ури не спешит говорить, и в какой-то момент ему кажется, что Рейссу просто не хочется вступать в разговор и поэтому снова пытается вторгнуться в паузу.
- Мистер Рейсс...
Такие как Ури обычно предпочитают фамилии имя, сокращая дистанцию возраста, и когда Рейсс прерывает его, Отус ждет этой фразы, переживая готовность отказать ему в фамильярности.
- Нашей семье не хватает свежей крови. – Звучит вместо этого. – Мне сложно сказать, что произойдет раньше: Лукс подрастет и наберется ума, род Каэлумов простит ложь Лунафреи или же у меня закончатся силы. Нас осталось совсем немного. Кому-то придется вести дела семьи.
Он мнет губами в стариковской манере:
- Как отец, я должен передать полномочия Саре, но как глава семьи Рейссов – я не могу дать ей полной свободы.
Почему? Он сделал несколько предположений, когда уже было поздно о чем-либо спрашивать. Джин понимал к чему клонит Ури и особо не вдумывался в смысл последних озвученных фраз, предчувствия скорое напряжения итога.
- А Равус? – Вопрос вызывает еще одно промедление. Старший Рейсс так и не дает какого-либо ответа, и только молчание сообщает гостю о том, что Равус тоже не подходит для этого.
Ему хочется закурить. Рука выдает бесплодный жест поиска, хотя сигареты, конечно же, были у Отуса, просто он отвергнул их тошнотой, с которой подпрыгнула к горлу тревога.
- Я бы хотел доверить это тебе.
К несчастью, все вело к этому. И аккуратное наблюдение Нино, и доброе приобщение к семье, и даже сигналы к его повышению, как будто кто-то счел незначительной роль, какую годами отводило ему Министерство. Джин не хотел никаких перемен. Разве что иногда, терзаясь чувством вины за строгое воплощение ответственности, он думал о переводе как о возможности ограничить ее, замкнуть на себе, но никак не исправить рутинное однообразие жизни. Он ценил уютное постоянство квартиры, умеренную независимость статуса и ясную исполнительность должности, какой бы, впрочем, предпочел бы большее ограничение свободы, дабы покончить с насилием над творческой жилой. Не чувствуя в скромном быту никаких ущемлений, он закоснел в консервативном состоянии души и с отторгающим равнодушием сторонился любых изменений, доверяя только тому, что ему уже довелось испытать и прожить.
«Я не хочу»
Всего на миг перед ним возникает квартира, а с ней и беспечное домоседство сестры; ночные попойки и несколько странное приятельство Нино, который все это время подбивал его пить…
- Не думаю, что я гожусь. – Эта улыбка полагалась ему, а не Ури. Их небольшому бунтарству как рабочей отдышке и забавным курьезам похмельного утра, особенно тяжко поражавшее Джина, что вызывало у Нино и Лотты сочувственный смех.
Его улыбку Рейсс не поддерживает. Оно и ясно - нельзя просто сказать «не гожусь». Мало кто хочет возлагать на себя даже меньшую в сравнении с этой ответственность и Ури нисколько не думал, что Отус легко поддастся ему и согласится принять новизну положения, отказавшись от большей части того, к чему он привык. Было и еще кое-что: Джин не хотел вытеснять собой Лунафрею, о чем с осторожностью сообщил, надеясь скрыть от хозяина дома свое восхищение, какое, думал, что перерос, пережил, и с возрастом сумел предпочесть ему уважение, отказавшись от нежного чувства любви.
- Леди Лунафрея справится с этим гораздо лучше меня. Нет… Она справится лучше любого. – Он сказал или только подумал последнее? Его влюбленность уже много лет как имела новую цель, а старая – новую форму, но в чувствах Отуса осела какая-то робкая жалость к себе и сентиментальность в отношении прожитых сложностей. 
Рейсс остается равнодушен и к этому. Возможно, он даже знает, что в оценке нее у Джина далеко не всегда выходило быть честным, ведь Луна была так похожа на мать, которую тот потерял еще в детстве, и потому во внушенной влюбленности искал ей замену, а исходя из любви - не хотел замечать недостатков на фоне ее положительных ценностей. Как хороша бы не была Лунафрея, ее многолетней обман был гораздо сложнее банальной неверности, поскольку их с Ноктисом брак нес положительный символизм и обладал той династической силой, что могла как сплотить, так и рассорить их семьи.
Джин и сам понимал, что на прощение Люцисов леди Оракулу не стоило даже надеяться, и молчание Ури как бы питало это «увы», оставляя его один на один с предложением.
- Удивительно как такое спокойное время может быть таким непростым. – Его губы вдруг удлиняются и мягко подпрыгивают. – Еще недавно судьба нашей семьи была предопределена брачным союзом и рождением наследников, мы были связаны обещанием и подчинялись влиянию Каэлумов, а сейчас предоставлены сами себе, но не можем сдвинуться с места.
Не хочет ли Ури тем самым сказать, что никто не желает этой ответственности? С тех пор как мрачное наследие Салазара разбавилось мудрой прозорливостью Флеретов, род Рейссов наводнил фатализм, укоренившись в нем созидательностью. Возможно, он мало знал о них  – его познания семьи действительно были поверхностны, но темперамент Луны и Лукса, Ури и Сары – достаточно хорошо раскрывался в общении. По-настоящему никто из них не желал этот власти, им была ближе поддержка, наставничество, духовное лидерство – все то, что с позиции Джина подразумевало вторичность или хотя бы отчасти зависимость.
- Вы же знаете, что я полукровка… - Выходит робко и извинительно. – Не думаю, что главы чистокровных семей станут прислушиваться к такому как я. – Джин скрепляет руки в замок, пряча в нем нервозную суетливость курильщика. – Я бы не стал.
Наверное, в согласии с этим каждый из них улыбается.

Отредактировано Noctis (13-03-2018 20:12:51)

0

132

Категория игры/книги/итд

Dragon Age | Век Дракона

https://78.media.tumblr.com/eb65dae22a6384e8fe2b86aeb4c46089/tumblr_oqd3w7Jpop1rob81ao5_250.gif

Пусть о победах другой поет -
Я о бедах тебе спою.
Он видел, как гибнет его народ
И проклял горькую клятву свою.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

пришел

Имя: Alistair Therin | Алистер Тейрин;
Возраст: ~40

Раса: полукровка, но лучше об этом никому не знать, такой скандал поднимется
Ориентация: на аппетитный кусочек сыра

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Весь Ферелден говорит о короле Алистере, о мудром и добром правителе, что появился в час нужды. Никто толком и не знает, какую цену ему пришлось заплатить, никто не знает, как тяжела для него корона - для бастарда, полукровки от эльфа, в жизни своей не видавшем роскоши. Он-то о таком никогда и не задумывался, ему была приятна жизнь в которой в руке бы был верный меч, а впереди бесконечная дорога. После долгих лет непринятия и отчужденности ото всех, кого он любил и к кому имел неосторожность привязаться, Алистер нашел утешение в рядах Серых Стражей, Дункан стал ему новым отцом, а рекруты семьей. Если бы не начинающийся Мор, он бы мог уверенно сказать, что все-то у него, наконец, стало налаживаться. Но беды приходили одни за другими, сначала Мор, потом Остагар, предательство и убийство, поражение, в котором погибли не только люди, но и всякая надежда на будущее. А в конце так и вынужденное общение с ведьмами, словно вишенка на торте. Но его звал долг и клятва, а скверна в крови бурлила и закипала, требуя рваться в бой.
Много троп они исходили, многое пережили и видели столько, что хватило бы на несколько увесистых томов у какого-нибудь краснобая, но ведь Серые Стражи свои подвиги не воспевают, а за королей это делает кто-то другой. Ему ведь этого вовсе не хотелось, но треклятая кровь все сделала за него - Ферелдену нужен правитель и он был обязан им стать, это был долг, не Серого Стража, но человека, желающего блага для своей страны. Многое ему здесь не нравится. Во-первых - этикет, обязательные приемы и обязанность следить за своими словами, орлейская Игра и антиванские танцы, как хорошо, что у него есть королева, которая все это сделает за него; за столько лет король и королева если не полюбили друг друга, то научились уважать и искать выгоду в чертах своего характера, возможно, у них даже получится привести страну к процветанию. Особенно сейчас, когда небеса разорвались напополам, а древние легенды принялись называть себя новыми богами. Король должен быть как никогда мудрым и, конечно же, всегда готовым придти на помощь своим друзьям.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Мы решили особо не заморачиваться по поводу точки отсчета, у нас в игре введены как события Ориджинс, так намечаются и планы на игру в Инквизиции. По здешнему канону Айден и Алистер друзья, довольно неплохие, если не считать того, что Кусланд все же заставил приятеля сесть на трон, жениться на Аноре и оставил Логейна в качестве Серого Стража, но разве такие мелочи могут помешать настоящей дружбе? можешь дать мне по морде пару раз хд Предлагаю хедканон, в котором даже после коронации Алистер приезжал с "проверкой" в Амарантайн и, между делом, показывал новым рекрутам, как настоящий Серый Страж должен делать, а потом все дружно тушили очередной сгоревший амбар.
То, что в небе появилась Брешь, наверняка не останется незамеченным, а потому объявляю общий сбор старой пати, тряхнем стариной и покажем молодняку как нужно правильно спасать этот мир!

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

Отредактировано Aidan Cousland (18-03-2018 17:54:55)

+2

133

Категория игры/книги/итд

Dragon Age | Век Дракона

http://78.media.tumblr.com/f6c02c9d2e2d1e19cd22a1fa14e6a28c/tumblr_nago82Ngcu1r1nrxmo1_250.gif

О, Создатель, услышь мой плач:
Усади меня в смерти на Твоей стороне.
Сделай меня единой с Твоей славой.
И позволь миру вновь увидеть Твою благосклонность.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Leliana | Лелиана;
Возраст: ~35

Раса:  человек
Ориентация: на красивые туфельки и красивых людей

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Нет песни красивей - чем бардовкая песня, полная речей, словно мед тягучих и сладких. Нет ничего более страшного, чем все слышащие уши и тонкий клинок, спрятанный в рукаве. Барды Орлея славны своей историей хитрости и коварства. И для Лелианы жизнь ее казалась прекрасной - музыка и кровь смешались воедино, объединились в цель жизни, а страсть к собственной наставнице затмила все остальное. В конечном итоге, если обернуться обратно и проанализировать... Марджолайн была права, если бы она не предала ее первой, Лелиана бы сделала это сама, теперь-то она это понимает. Но эта пощечина отрезвила ее, заставила взглянуть на собственные руки и ужаснуться крови на них. Она могла бы бежать далеко, примкнуть к сильным мира сего и не бояться более ничего и никогда. Но вместо этого Лелиана выбрала покой и маленькую деревушку, близ Диких Земель, в которой единственной бедой были лишь драки по пьяни, да сплетни кто с кем и когда на сеновале видился.
А потом пришел Мор.
А вместе с ними пришли и видения. Сам Создатель обращался к Лелиане и она внимала как никогда раньше. Он говорил, что ее ждет долгий путь и трудная дорога, но с его благословением девушка выдержит всякое испытание. И когда появились Серые Стражи, она поняла, что ее тихая и спокойная жизнь окончена. Их путешествие было долгим, было полно трудных решений, впрочем, было и нечто хорошее среди всех бед, а под холодными горами Стражи решили выкупить милого нага и подарить его Лелиане. Шмоплз стал не только милым подарком, но и напоминанием о славных днях свободы. Ведь после окончания Мора дорога увела ее далеко от старых друзей - обратно в лоно церкви, обратно к старым привычкам. Левая рука самой Преподобной Матери, она держала пальцы на пульсе, осаживала наиболее хитрых сестричек, решивших пошатнуть титул Джустинии или помешать ее решениям. Вечный и верный шпион, что из тени наблюдает за всеми.
А после ее смерти осталась лишь только печаль. И долг. Лелиана не оставит этот мир, добьется того, чего так хотела женщина ее столь долго вдохновляющая - мира и процветания. Сестра Соловей, как ее все называют, одна из советников Инквизитора, одна из самых влиятельных людей - знающая и ведающая все, от нее не скрыть своих секретов, а ее вороны всегда отыщут нужного человека. Ее боятся, но и уважают. Время идет, но не меняется лишь одно - вера Лелианы в Создателя и в Песню, что поется в час нужды и лишений.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Как без главного шпиона всея Тедаса? По поводу того - делать Лелиану жрицей Викторией или нет - на все воля потенциального игрока. Если что - кагора за мой счет и милого нага с красивой ленточкой в качестве подарка. Соловей вполне жива-здорова, прах Андрасте не тронут и спокойненько стоит себе в урне - дальше пылится. Вообще Айден на отповедях и при Песни засыпал и громко храпел, а если не спал, так тупо шутил про шляпы матерей, так что думаю от Лелианы луком по голове получал периодически.
И вообще - как там Шмоплз? Где мое приглашение в Скайхолд? Что за херня с Адамантом? Почему я всегда все узнаю последним? Что за херня, Лелиана?

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

Отредактировано Aidan Cousland (18-03-2018 17:54:39)

+1

134

Игры

The Elder Scrolls | Древние Свитки

https://i.imgur.com/ZIC2KaT.gif

Есть два цветка, они полны значенья,
Есть два цветка — Надежда, Наслажденье,
И мудрый выберет один из двух.

Избрав один, другим не соблазняйся,
Искать другой — напрасный труд!

Надеявшийся награждён не мало, —
Награду вера всю в себе несёт.
Тебе недаром мудрость подсказала:
Что у тебя Минута отобрала,
То никакая Вечность не вернёт.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Champion of Cyrodiil | Чемпион Сиродила;
Возраст: Альтмер;

Раса: 231+;
Ориентация: не разгаданный секрет;

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

«Без надежды - Надеюсь!»
2WEI  – Battlefields

Не мне отвечать на вопрос, почему одна из салачи решилась помочь погибающему императору. Возможно, в шпионке Альтмерского Доминиона, схваченной тайной полицией Империи и по роковой ошибке помещённой в тюремную камеру, через которую должен был бежать Уриэль Септим, проснулась совесть и колыхнулась ответственность за жизни невинных существ, а, возможно, причина в совершенно ином. Как бы там ни было, меня привлекли ни твои мотивы, ни твоя личность, а твои поступки - за один год неизвестная девушка сумела спасти весь Сиродил, найдя управу на распоясавшихся божеств. Да, в её роду был величайший маг Тамриэля и грозный убийца, ставший вампиром, но она всё равно оставалось обычной эльфийкой, отказавшейся сотрудничать с Доинионом, когда вступила в Орден Дракона, написав простую строку своему связному: "таковых как я в империи тысячи". Видимо, верно говорят, что героями не рождаются, а становятся. Невзирая на твою напускную скромность, замечу, что подвиги были и в правду неповторимые - найти последнего Септима и сыграть ключевую роль в победе над Мерунесом Дагоном да предотвращением Кризиса Обливиона; окончательно убить Умарила Неоперённого и стать Святым Крестоносцем Ордена Девяти; одолеть альтер эго Шеогорота, Джиггалага, и стать королевой Дрожащих Островов... мда, это лишь малая часть подвигов и титулов "обыкновенной эльфийки". Признаться, я никогда не признаю равных себе, но, как и в случае с последней Драконорождённой, ты однозначно достойный представитель своего времени. И только время покажет, какую роль тебе предстоит сыграть в грядущих событиях. Мне неведомо, чем ты занималась с начала четвертой эпохи, но сейчас, когда Империя слаба, как никогда, а драконы вернулись в мир, Защитница Сиродила не может отсиживаться на своём плане в Обливионе. Тем более, когда императору угрожает опасность, а Клинки распущены! Полагаю, ты уже прибыла в Скайрим и явно не для того, чтобы на свадьбе кизины Тита II гулять.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Умопомрачительный персонаж в прекрасном фандоме. В ваших руках использовать его гибкость и определять пол, расу [фактически она стала даэдра, когда трон Шеогората получила, но эт не точно], биографию и иже с сим, хотя мы будем рады, если это будет женщина, дабы шипперить её с Мартиным и строить наши фанатские теории о родословной Драконорождённых. Так же я оставляю на ваше усмотрение, во что превратилась Святая-Чемпионка-Защитница-Королева, спустя двести лет на троне Бога Безумия - буду совсем не против твиста с падением на тёмную сторону силы не без моего участия, естессно, но с другой стороны малой Довакин явно не достаёт примера старших да опытных, поэтому мы будем подмогой к любой вашей идеи. Ну и игрой обеспечим, куда же без этого-то?) Планов целый ворох - в основном сюжетных, эпических и злодейских, но никто не мешает нам снабдить их судьбоносными драмами я могу! не верите? приходите и проверите
В общем, северяне уже во всю вас ждут, ищите нас в гостевой или ЛС!

Пост ищущего

"Я не умру здесь" - мелькнула искорка Разума в воспалённом сознании. Мирак, потерявший счёт времени, уже давно не чувствовал боли. Его подвешенное тело напоминало долину, по которой целый сезон перегоняли табуны оленей; туша, окровавленный кусок мяса, ни чем не напоминающий живого человека. Пустые глазницы, отрезанные уши, сшитые губы, вырванные зубы и обрубок заместо языка, превращённые в ожерелье, - это лишь малая часть видимых последствий бесконечных пыток, учиненных прихвостнями культа над тем, кто осмелился бросить вызов драконам. И всё же, "сегодня" заметно отличалась от "вчера", ибо мужчина обонянием улавливал, что привычные тенеты его невзрачной обыденности порваны. Была нарушена рутинная процедура, вернее "таинство" - звучное слово подобрали для его наказания, - целая толпа людей с факелами вошла в его сырую камеру. Как Мирак, лишённый слуха и зрения, понял это? Всё просто - его дух уже давно слился с этим местом, чтобы чутко ощущать движения тьмы от всполохов чужеродного света, знать наизусть расположение каждой лужи, в которые стекали капли с потолка и стен. Внезапно он почувствовал, как с переломанных конечностей снимают цепи, если бы Драконорождённый мог дёрнуться, то непременно дёрнулся, однако, он не мог даже промычать слова, лишь едва слышно прохрипеть, когда истерзанное тело рухнуло на холодный пол. Три капли успели упасть, пока Мирак валялся, видимо, пришедшие о чём-то переговаривались, хотя, зная культистов, они, скорее всего, зачитывали его новый приговор. Со всею их торжественной помпой. Наконец, его подхватили за руки и потащили куда-то. "Нет" - опять шевельнулся угасающий Разум Мирака, когда его тело уложили на какую-то поверхность. Ему не нужно было иметь глаза или семь пядей во лбу, чтобы понять, на чём он лежит. Жертвенный стол. Алтарь. Когда-то и он точь-в-точь так же укладывал тела ещё живых людей, чтобы пропеть молитвы крылатым божкам, пока из шеи бедолаг хлестала кровь. Кто-то положил ему руку на лоб и холодное лезвие коснулось шеи атморца - ничего не изменилось за эти годы. "Я не умру здесь" - вновь пронесся отчаянный протест, когда Мирак понял, что жизнь покидает его тело так же стремительно, как алые ручейки крови, стекающие по красному следу от кандалов. Из последних сил мужчина попытался пошевелиться, но его атрофированные и израненные мышцы отказывались подчиняться. Он просто недвижимо лежал, безгласый, лишённый возможности вздохнуть, умирающий...
Лезвие ритуального ножа резко пронзило замирающее сердце.
"Нет, я не могу умереть!"


Для любого разумного существа правила нашего мира элементарны - победа значит жизнь, поражение значит смерть. И тот, кто не по наслышке знаком с последним, проникается инстинктивным голодом, желая лишь одного - побеждать. Кого? Окружающее пространство полнится врагами, причём оных так много, что перечислять можно веками. Начиная с природы и заканчивая нашими близкими - всё в жизни синонимично сражению. Битва за уважение, за еду, за власть, за дружбу и любовь. Только сильный может быть по-настоящему счастлив. Поэтому-то Мирак и затевал новую войну, ни сколько не страшась уроков прошлого. На этот раз у него было терпение и колоссальный опыт, соединенный со знаниями. Наблюдая за беспокойным миром, он спланировал всё до мельчайшей чёрточки. И сейчас, когда процесс был запущен, Драконорождённый испытывал нервическое возбуждение. Всё беспокойно клокотало внутри него и томящееся Сердце, вопреки Рассудку, кипятило кровь, подгоняя своего хозяина, чувствовавшего своё превосходство.
В этом беспомощном мире - ему не было равных.

Ощущение времени вернулось, как только началась бурная деятельность. Мираку, давно забывшему, что века делятся на годы, а те, в свою очередь, на месяцы и дни, всё чаще приходилось себя успокаивать. Это было легко, но каждый излишне глубокий вдох мог привлечь внимание бесчисленных глаз даэдрического принца.
"Нельзя больше тянуть" - к такому выводу пришёл бывший жрец уже добрых полторы недели назад, когда столкнулся с новым "порывом", из-за излишне услужливой фантазии. В то мгновение он практически задыхался - настолько быстро билось в тесной груди распалившееся сердце, уже игравшее триумфальные марши. Меньше четверти минуты Драконорождённому понадобилось, чтобы унять свои эмоции, но сам факт произошедшего наглядно демонстрировал, что жажда вырваться из плена Хермеуса Моры ставит под удар все замыслы. Мирак не мог этого допустить - слишком хорошо он знал своего господина, усыпившего его, Мирака, Судьбу. К сожалению, ключ от оной находился не в руках первого Драконорождённого, а в руках последнего... вернее последней. И чтобы получить долгожданную свободу, Мираку было необходимо привести победительницу Алдуина на Солстхейм. Однако ж, его люди с сим справиться либо не могли, либо воительница не воспринимала мёртвых культистов всерьез. Посему и приходилось заняться этим делом самостоятельно, раз уж прошли времена, когда под его рукой были действительно могущественные слуги.
Одиннадцать дней Драконорождённый пристально наблюдал за героиней современности - простая женщина, с какой стороны не посмотри. Конечно же, он её совсем не знал, но свершённые подвиги говорили сами за себя.
- В ближайшем будущем в этом мире никто не сможет выжить в одиночку, - неожиданно произнёс Мирак, стоявший на вершине своей башни, прямо перед тёмным бассейном, воды которого отражали путешествия Драконорождённой. "Наконец-то!" - маска скрыла, как уголки губ Мирака тронула улыбка, когда он увидел куда подходила Довакин. Мужская рука шевельнулась в коротком жесте и воды тут же разгладились, а фигура пропала. - Время пришло, Саротар!
На последнем слоге имени дракона, Мирак развернулся от бассейна и направился к уродливому созданию, что уже от всего сердца спешило послужить ему, подставив крыло. Как только атморец оказался на шее дракона, тот развернулся к краю башни, расправил крылья, оттолкнулся и полетел над бескрайним морем, полнившимся щупалец.
"Уже скоро это кислотное небо сменится на иное - полное ярких звёзд".

Тяжёлая поступь Драконорождённого создавала искажённое эхо в извивающемся коридоре Апокрифа. Шелест страниц и шум воды сливался с звуком аршинного шага Мирака, колдовавшего над своим мечом. Достойный подарок от Хемреуса Моры обладал одним важным недостатком - клинок был живой и на гарде (если кость с щупальцем вообще можно назвать гардой) моргал глаз. Мирак уже навострился усыплять сие оружие, которое предпочитал обычно просто оставлять, ибо в Апокрифе оно ему не было нужно, но сейчас он снял-таки меч и посох с полки, а на робе его красовались наплечники. Пускай Мирак не воспринимал Драконорождённую, как весомую угрозу, но у него был некий кодекс чести, обязывающий его выходить на любое сражение при оружии, дабы выказать противнику уважение. Ведь есть разница, между поражением от воина и поражением от едва одетого мужика.
Пульсирующая книга, внушительных размеров, вальяжно раскрылась, когда Мирак остановился перед ней. Усилия воли хватило, чтобы найти нужную страницу, которую тут же накрыла могучая ладонь, на коию была надета перчатка из дублёной кожи. Драконорождённый закрыл глаза, избавляясь от окружающего мира. В данный миг он увидел тысячу предметов, слов, существ, событий, закружившихся причудливым вихрем в его сознании. Мирак сосредоточился фокусируясь на том месте, где некогда хоронил героев войны против снежных эльфов. Одно из немногих захоронений, которое не тронули высшие жрецы, после его поражения. К удаче мужчины, недалеко от этого места решила сделать привал Драконорождённая. Теперь оставалось дело за малым - пробудить тамошних драугров и направить их к надгробной стене. Конечно же, проще сказать, чем сделать, четыре тысячи лет забальзамированные мертвецы спали беспробудным сном и добраться до ошмётков их душ было тяжело, даже для Мирака.
- Hi fen thaarn! - прошипел бывший жрец и его требовательный голос вырвался из гладкого камня древней стены.
Это сработало, хотя отнюдь и не все драугры вышли из своих гробов, но и этого числа было более чем достаточно. Шаркая ногами, некогда могучие воины, направились к главному залу, где сгрудились вокруг камня, начав однообразно разнообразными голосами, с одинаковым могильным хрипом, читать заклинание, коие нашёптывали губы Драконорождённого. Зелёный свет окутывал его тело, ветер захлёстывал порывы ветра, расшатывая высокие стопки книг, и вдруг... запах старых страниц исчез.

Мирак открыл глаза и чуть не ослеп от яркого, дневного света. Он поднял левую ладонь, прикрываясь от раннего солнца, лучи которого чувствовали полную свободу в ясном небе. Вместе со выдохом из маски вырвались клубы горячего пара, почти сразу растворившегося в морозном воздухе. Проморгавшись, Мирак огляделся; он стоял на заснеженной равнине и видел вдалеке раскинувшиеся горы, вершины которых подпирали небосвод, многим ближе пробегала быстрая речка, но в остальном пейзаж не восторг сознания не вызывал - это была вполне классическая картина девственной природы Скайрима. Приятно было находиться в этом месте, и у Мирака на мгновение пропало смутное ощущение из души - какая-то причудливая, ничем не обоснованная радость поднялась из его груди, отгоняя всех призраков от сердца. Несмотря на такие приятные чувства, брови мужчины столкнулись на переносице - все это было чужое, не его. Сильная эмоция принадлежала хозяйке сна и не успел Драконорождённый подумать о том, где, собственно, она, как вдруг сверху раздался оглушающий рёв. Голова Мирака взметнулась к небу и он увидел далёкие силуэты драконов. Прищурившись, мужчина с секунду вглядывался в величественные фигуры парящих существ; но не они были виновниками столь пристального внимания зоркого взгляда - цепкие глаза почти сразу выхватили человека, едва заметного на фоне синего неба. "Она что, летит?" - чемпион Хермеуса Моры улыбнулся и убрал ладонь от маски. Да, небеса Нирна способны пленить любое существо, даже безусых юнцов, которых беспокоит только кобыла да оружие с доспехами, что уж говорить о тех, кто знает подлинную цену неподражаемой красоте причудливых облаков и колючему ветру, румянящему щёки. Улыбка исчезла с лица Драконорождённого. Он пришёл сюда не за этим. Перчатки скрипнули, когда пальцы сжались в кулаки, и мужчины негромко сказал:
- Красивый сон!
Спокойный голос Мирака захватил всё пространство. Он был везде, доносился со всех сторон и вместе с ним изменялось окружающее пространство. Свинцовые, клубящиеся, тучи застилали чистое небо, смыкая кольцо вокруг хозяйки сна; драконы, как подстреленные птицы, рухнули вниз - в непроглядную Бездну. Не было уже ни гор, ни снежной долины с быстрой речкой - в одночасье всё исчезло...
Мирак, подчинивший себе чужой сон, послал в воздух щелчок и появился свет. Безжизненное, серое небо затягивалась в воронку, осыпая новый мир пеплом, в который уже были погружены мёртвые драконы. Мирак ненавидел этих созданий, презирал их больше, чем остальных существ. У этого была своя причина - они презирали его и все остальные расы, считая себя правителями сего мира. Однако, этот мир принадлежал не им.
- Им никогда не следовало порабощать нас, - заговорил Мирак, находящийся невообразимо далеко от Драконорождённой и в тоже время совсем рядом. Он был где-то впереди, стоял и ждал во тьме, к которой вёл серый свет этого серого сна. - Следовало уничтожить, пока была возможность, - из пастей чудовищ потекли струйки крови. - А так... они пали от рук своих рабов, - тела драконов начали рассыпаться, будто вторя мерному голосу, чётко выговаривавшему каждый слог в каждом слове. - Некогда я боялся их, как и все остальные, но страх - страх не зло, - мягкий свет, единственный не серы в этом пространстве, заструился по направлению к Мираку, проникая сквозь последнюю Драконорождённую. - Страх необходим для развития - он помогает сильному понять свои слабые места, - окружающая тьма зажглась светящимися насечками, формировавшими символы драконьего языка. Различные слова закружились, выстраиваясь в предложения - тексты надгробий всех "союзников предателя". - Дитя, когда по твоему наступает смерть? - Мирак никогда не умел сдерживать ни свою силу, ни свой ум, ни свой язык. Всё можно было обставить совсем иным, более "понятным" образом, но ему хотелось позаигрывать с убийцей Алудина. Он выжидательно молчал, в надежде получить ответ, пока, наконец, не произнёс. - Когда твоё имя забывают... - мужчина звучно рассмеялся. - Человек ли ты, Бог ли, нет разницы - все создания подвержены неизбежному забвению. Нерушимое правило... - Драконорождённый уселся на черепушку дракона, закинув правую лодыжку на левое колено и слова начали затухать. - Меня никогда не устраивала эта несправедливость, как и царившие в небесах звери, считавшие себя богами, - пальцы нетерпеливо ударили по посоху и этот шуршащий звук заиграл эхом по всему сну. - Так иди же, юный Дракон Севера, иди же посмотреть в глаза истинному Исмиру, bo wah hin Dez, Dovahkiin!

Отредактировано Miraak (12-03-2018 16:21:23)

+2

135

Игры

The Elder Scrolls | Древние Свитки

https://i.imgur.com/cPIu3ys.gif

There is no such thing as "truth" or "lies" in this world; there never has been. There are only plain, hard facts. And yet, all beings who exist in this world acknowledge only those "facts" that are convenient to them, and take them to be the "truth".
They do so because they know no other way of living.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Mannimarco | Маннимарко;
Возраст: ~2000 лет;

Раса: альтмер-лич;
Ориентация: не разгаданный секрет;

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

«As for myself, I was here and there and here again,
like the rest of the mortals during the Dragon Break»

Axl Rosenberg – Ascendance

Ты был одним из уникальных смертных - первым, кто смог осознать подлинную цену знаниям. Для тебя не существовало границ, ни естественных, ни условных - ради своих экспериментов ты шёл на всё. Зачем? Едва ли из одного лишь любопытства и научного интереса. Простому исследователю никогда не стать королём, никогда не стать Императором, никогда не стать Богом! Как и в случае с Чемпионом Сиродила, меня нисколько не интересовали твои достижения. Смертный, родившийся в Артеуме и вступивший в небезызвестный Орден Псиджиков, где стал блестящим учеником; смертный, создавший Орден Чёрного Червя и сумевший узаконить некромантию в Тамриэле, а затем и войти в совет к Императору Варену, с которым отправился на поиски Амулета Королей; смертный, предавший весь мир и богов, дабы соединить Нирн и Обливион - всё это никак меня не волновало. Нет, что мне действительно привлекло моё внимание - это твои истинные помыслы: свергнуть Молаг Бала и стать Богом. Вот это и правда достойная цель - бросить вызов недостижимому, невзирая на страх. Откуда я узнал об этом всём? А разве величайший некромант никогда не водил дел с Хермеусом Моро, даэдрическим принцем Неопознанного? Нет-нет, глупо пытаться даже увиливать, ибо кому, как не чемпиону бога знаний, знать сколько грязных сделок ты с ним заключил. Секреты в обмен на секреты, знания в обмен на знания. Разумеется, мне были все они доступны и мы отнюдь ни один раз вели дела. Во второй эре, в третьей, и даже в четвертой. Время для нас не имеет власти, а терпение помогает подготовить новый, на этот раз идеальный план, по свержению божков с их пьедесталов. С твоей лёгкой руки Талмор вновь воспрянул духом, как во времена Первого Доминиона; с твоей лёгкой руки он ослабил Империю Тамриэля и объявил вне закона Клинков. Затаившийся Орден Чёрного Червя не погиб, а раскинул свои сети на весь континент, позволяя своему бессменному главе стремиться к власти. В нас много схожего и мы союзники, но ни ранее, ни сейчас мы не доверяли друг другу, ибо сей ценный ресурс не предмет торговли для сильных мира сего. Мы полагаемся только на себя и знаем простую истину - ударить в спину гораздо проще, чем устраивать честный бой.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Богичный персонаж, который ждёт своего игрок, дабы устраивать беспредел на просторах Нирна и Обливиона. С Вас анкета с нас игра и общение - так это здесь работает)) Поэтому уж постарайтесь вычитать вики, книжечки Маннимарко (благо они книжечками названы разработчиками и только для красного славца, так, статьи на деле), дабы вникнуть в характер персонажа, хотя он уже по гифкам читается. Трёх слов достаточно - амбициозный эльф маг. Касательно союзничества Мирака и Маннимарко, а так же их общих планов - я расскажу подробнее при общении, дабы не перенасыщать заявку излишней информацией. В остальном же... хм, будьте настроены на игру, а уж остальное - ваша манера письма, темп, общительность и т.д. - нас не волнует, ибо снабдим вдохновением по самое "не балуй мне", Лэт верёвками привяжет к стене Силы в случае наблюдения признаков ролевого-кочевника, ну и никуда уж от нас не денетесь!) Да, северяне народ дружелюбный хд
Короче говоря, ждём-с, надеемся, верим уже любим и готовимся к войне.

Пост ищущего

"Я не умру здесь" - мелькнула искорка Разума в воспалённом сознании. Мирак, потерявший счёт времени, уже давно не чувствовал боли. Его подвешенное тело напоминало долину, по которой целый сезон перегоняли табуны оленей; туша, окровавленный кусок мяса, ни чем не напоминающий живого человека. Пустые глазницы, отрезанные уши, сшитые губы, вырванные зубы и обрубок заместо языка, превращённые в ожерелье, - это лишь малая часть видимых последствий бесконечных пыток, учиненных прихвостнями культа над тем, кто осмелился бросить вызов драконам. И всё же, "сегодня" заметно отличалась от "вчера", ибо мужчина обонянием улавливал, что привычные тенеты его невзрачной обыденности порваны. Была нарушена рутинная процедура, вернее "таинство" - звучное слово подобрали для его наказания, - целая толпа людей с факелами вошла в его сырую камеру. Как Мирак, лишённый слуха и зрения, понял это? Всё просто - его дух уже давно слился с этим местом, чтобы чутко ощущать движения тьмы от всполохов чужеродного света, знать наизусть расположение каждой лужи, в которые стекали капли с потолка и стен. Внезапно он почувствовал, как с переломанных конечностей снимают цепи, если бы Драконорождённый мог дёрнуться, то непременно дёрнулся, однако, он не мог даже промычать слова, лишь едва слышно прохрипеть, когда истерзанное тело рухнуло на холодный пол. Три капли успели упасть, пока Мирак валялся, видимо, пришедшие о чём-то переговаривались, хотя, зная культистов, они, скорее всего, зачитывали его новый приговор. Со всею их торжественной помпой. Наконец, его подхватили за руки и потащили куда-то. "Нет" - опять шевельнулся угасающий Разум Мирака, когда его тело уложили на какую-то поверхность. Ему не нужно было иметь глаза или семь пядей во лбу, чтобы понять, на чём он лежит. Жертвенный стол. Алтарь. Когда-то и он точь-в-точь так же укладывал тела ещё живых людей, чтобы пропеть молитвы крылатым божкам, пока из шеи бедолаг хлестала кровь. Кто-то положил ему руку на лоб и холодное лезвие коснулось шеи атморца - ничего не изменилось за эти годы. "Я не умру здесь" - вновь пронесся отчаянный протест, когда Мирак понял, что жизнь покидает его тело так же стремительно, как алые ручейки крови, стекающие по красному следу от кандалов. Из последних сил мужчина попытался пошевелиться, но его атрофированные и израненные мышцы отказывались подчиняться. Он просто недвижимо лежал, безгласый, лишённый возможности вздохнуть, умирающий...
Лезвие ритуального ножа резко пронзило замирающее сердце.
"Нет, я не могу умереть!"


Для любого разумного существа правила нашего мира элементарны - победа значит жизнь, поражение значит смерть. И тот, кто не по наслышке знаком с последним, проникается инстинктивным голодом, желая лишь одного - побеждать. Кого? Окружающее пространство полнится врагами, причём оных так много, что перечислять можно веками. Начиная с природы и заканчивая нашими близкими - всё в жизни синонимично сражению. Битва за уважение, за еду, за власть, за дружбу и любовь. Только сильный может быть по-настоящему счастлив. Поэтому-то Мирак и затевал новую войну, ни сколько не страшась уроков прошлого. На этот раз у него было терпение и колоссальный опыт, соединенный со знаниями. Наблюдая за беспокойным миром, он спланировал всё до мельчайшей чёрточки. И сейчас, когда процесс был запущен, Драконорождённый испытывал нервическое возбуждение. Всё беспокойно клокотало внутри него и томящееся Сердце, вопреки Рассудку, кипятило кровь, подгоняя своего хозяина, чувствовавшего своё превосходство.
В этом беспомощном мире - ему не было равных.

Ощущение времени вернулось, как только началась бурная деятельность. Мираку, давно забывшему, что века делятся на годы, а те, в свою очередь, на месяцы и дни, всё чаще приходилось себя успокаивать. Это было легко, но каждый излишне глубокий вдох мог привлечь внимание бесчисленных глаз даэдрического принца.
"Нельзя больше тянуть" - к такому выводу пришёл бывший жрец уже добрых полторы недели назад, когда столкнулся с новым "порывом", из-за излишне услужливой фантазии. В то мгновение он практически задыхался - настолько быстро билось в тесной груди распалившееся сердце, уже игравшее триумфальные марши. Меньше четверти минуты Драконорождённому понадобилось, чтобы унять свои эмоции, но сам факт произошедшего наглядно демонстрировал, что жажда вырваться из плена Хермеуса Моры ставит под удар все замыслы. Мирак не мог этого допустить - слишком хорошо он знал своего господина, усыпившего его, Мирака, Судьбу. К сожалению, ключ от оной находился не в руках первого Драконорождённого, а в руках последнего... вернее последней. И чтобы получить долгожданную свободу, Мираку было необходимо привести победительницу Алдуина на Солстхейм. Однако ж, его люди с сим справиться либо не могли, либо воительница не воспринимала мёртвых культистов всерьез. Посему и приходилось заняться этим делом самостоятельно, раз уж прошли времена, когда под его рукой были действительно могущественные слуги.
Одиннадцать дней Драконорождённый пристально наблюдал за героиней современности - простая женщина, с какой стороны не посмотри. Конечно же, он её совсем не знал, но свершённые подвиги говорили сами за себя.
- В ближайшем будущем в этом мире никто не сможет выжить в одиночку, - неожиданно произнёс Мирак, стоявший на вершине своей башни, прямо перед тёмным бассейном, воды которого отражали путешествия Драконорождённой. "Наконец-то!" - маска скрыла, как уголки губ Мирака тронула улыбка, когда он увидел куда подходила Довакин. Мужская рука шевельнулась в коротком жесте и воды тут же разгладились, а фигура пропала. - Время пришло, Саротар!
На последнем слоге имени дракона, Мирак развернулся от бассейна и направился к уродливому созданию, что уже от всего сердца спешило послужить ему, подставив крыло. Как только атморец оказался на шее дракона, тот развернулся к краю башни, расправил крылья, оттолкнулся и полетел над бескрайним морем, полнившимся щупалец.
"Уже скоро это кислотное небо сменится на иное - полное ярких звёзд".

Тяжёлая поступь Драконорождённого создавала искажённое эхо в извивающемся коридоре Апокрифа. Шелест страниц и шум воды сливался с звуком аршинного шага Мирака, колдовавшего над своим мечом. Достойный подарок от Хемреуса Моры обладал одним важным недостатком - клинок был живой и на гарде (если кость с щупальцем вообще можно назвать гардой) моргал глаз. Мирак уже навострился усыплять сие оружие, которое предпочитал обычно просто оставлять, ибо в Апокрифе оно ему не было нужно, но сейчас он снял-таки меч и посох с полки, а на робе его красовались наплечники. Пускай Мирак не воспринимал Драконорождённую, как весомую угрозу, но у него был некий кодекс чести, обязывающий его выходить на любое сражение при оружии, дабы выказать противнику уважение. Ведь есть разница, между поражением от воина и поражением от едва одетого мужика.
Пульсирующая книга, внушительных размеров, вальяжно раскрылась, когда Мирак остановился перед ней. Усилия воли хватило, чтобы найти нужную страницу, которую тут же накрыла могучая ладонь, на коию была надета перчатка из дублёной кожи. Драконорождённый закрыл глаза, избавляясь от окружающего мира. В данный миг он увидел тысячу предметов, слов, существ, событий, закружившихся причудливым вихрем в его сознании. Мирак сосредоточился фокусируясь на том месте, где некогда хоронил героев войны против снежных эльфов. Одно из немногих захоронений, которое не тронули высшие жрецы, после его поражения. К удаче мужчины, недалеко от этого места решила сделать привал Драконорождённая. Теперь оставалось дело за малым - пробудить тамошних драугров и направить их к надгробной стене. Конечно же, проще сказать, чем сделать, четыре тысячи лет забальзамированные мертвецы спали беспробудным сном и добраться до ошмётков их душ было тяжело, даже для Мирака.
- Hi fen thaarn! - прошипел бывший жрец и его требовательный голос вырвался из гладкого камня древней стены.
Это сработало, хотя отнюдь и не все драугры вышли из своих гробов, но и этого числа было более чем достаточно. Шаркая ногами, некогда могучие воины, направились к главному залу, где сгрудились вокруг камня, начав однообразно разнообразными голосами, с одинаковым могильным хрипом, читать заклинание, коие нашёптывали губы Драконорождённого. Зелёный свет окутывал его тело, ветер захлёстывал порывы ветра, расшатывая высокие стопки книг, и вдруг... запах старых страниц исчез.

Мирак открыл глаза и чуть не ослеп от яркого, дневного света. Он поднял левую ладонь, прикрываясь от раннего солнца, лучи которого чувствовали полную свободу в ясном небе. Вместе со выдохом из маски вырвались клубы горячего пара, почти сразу растворившегося в морозном воздухе. Проморгавшись, Мирак огляделся; он стоял на заснеженной равнине и видел вдалеке раскинувшиеся горы, вершины которых подпирали небосвод, многим ближе пробегала быстрая речка, но в остальном пейзаж не восторг сознания не вызывал - это была вполне классическая картина девственной природы Скайрима. Приятно было находиться в этом месте, и у Мирака на мгновение пропало смутное ощущение из души - какая-то причудливая, ничем не обоснованная радость поднялась из его груди, отгоняя всех призраков от сердца. Несмотря на такие приятные чувства, брови мужчины столкнулись на переносице - все это было чужое, не его. Сильная эмоция принадлежала хозяйке сна и не успел Драконорождённый подумать о том, где, собственно, она, как вдруг сверху раздался оглушающий рёв. Голова Мирака взметнулась к небу и он увидел далёкие силуэты драконов. Прищурившись, мужчина с секунду вглядывался в величественные фигуры парящих существ; но не они были виновниками столь пристального внимания зоркого взгляда - цепкие глаза почти сразу выхватили человека, едва заметного на фоне синего неба. "Она что, летит?" - чемпион Хермеуса Моры улыбнулся и убрал ладонь от маски. Да, небеса Нирна способны пленить любое существо, даже безусых юнцов, которых беспокоит только кобыла да оружие с доспехами, что уж говорить о тех, кто знает подлинную цену неподражаемой красоте причудливых облаков и колючему ветру, румянящему щёки. Улыбка исчезла с лица Драконорождённого. Он пришёл сюда не за этим. Перчатки скрипнули, когда пальцы сжались в кулаки, и мужчины негромко сказал:
- Красивый сон!
Спокойный голос Мирака захватил всё пространство. Он был везде, доносился со всех сторон и вместе с ним изменялось окружающее пространство. Свинцовые, клубящиеся, тучи застилали чистое небо, смыкая кольцо вокруг хозяйки сна; драконы, как подстреленные птицы, рухнули вниз - в непроглядную Бездну. Не было уже ни гор, ни снежной долины с быстрой речкой - в одночасье всё исчезло...
Мирак, подчинивший себе чужой сон, послал в воздух щелчок и появился свет. Безжизненное, серое небо затягивалась в воронку, осыпая новый мир пеплом, в который уже были погружены мёртвые драконы. Мирак ненавидел этих созданий, презирал их больше, чем остальных существ. У этого была своя причина - они презирали его и все остальные расы, считая себя правителями сего мира. Однако, этот мир принадлежал не им.
- Им никогда не следовало порабощать нас, - заговорил Мирак, находящийся невообразимо далеко от Драконорождённой и в тоже время совсем рядом. Он был где-то впереди, стоял и ждал во тьме, к которой вёл серый свет этого серого сна. - Следовало уничтожить, пока была возможность, - из пастей чудовищ потекли струйки крови. - А так... они пали от рук своих рабов, - тела драконов начали рассыпаться, будто вторя мерному голосу, чётко выговаривавшему каждый слог в каждом слове. - Некогда я боялся их, как и все остальные, но страх - страх не зло, - мягкий свет, единственный не серы в этом пространстве, заструился по направлению к Мираку, проникая сквозь последнюю Драконорождённую. - Страх необходим для развития - он помогает сильному понять свои слабые места, - окружающая тьма зажглась светящимися насечками, формировавшими символы драконьего языка. Различные слова закружились, выстраиваясь в предложения - тексты надгробий всех "союзников предателя". - Дитя, когда по твоему наступает смерть? - Мирак никогда не умел сдерживать ни свою силу, ни свой ум, ни свой язык. Всё можно было обставить совсем иным, более "понятным" образом, но ему хотелось позаигрывать с убийцей Алудина. Он выжидательно молчал, в надежде получить ответ, пока, наконец, не произнёс. - Когда твоё имя забывают... - мужчина звучно рассмеялся. - Человек ли ты, Бог ли, нет разницы - все создания подвержены неизбежному забвению. Нерушимое правило... - Драконорождённый уселся на черепушку дракона, закинув правую лодыжку на левое колено и слова начали затухать. - Меня никогда не устраивала эта несправедливость, как и царившие в небесах звери, считавшие себя богами, - пальцы нетерпеливо ударили по посоху и этот шуршащий звук заиграл эхом по всему сну. - Так иди же, юный Дракон Севера, иди же посмотреть в глаза истинному Исмиру, bo wah hin Dez, Dovahkiin

Отредактировано Miraak (12-03-2018 18:02:06)

+1

136

Категория игры

The Elder Scrolls | Древние Свитки

https://i.imgur.com/ZThtgfD.jpg https://i.imgur.com/QpzYN1H.jpg

“You will be emperor.” “The emperor —”

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Martin Septim | Мартин Септим;
Возраст: что-то около 30-ти, но если считать по нашим дням, то +200 лет прибавляем

Раса: драконорожденный
Ориентация: кто вас священников знает...

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Император без короны, бастард и просто герой своего времени - Мартин желал лишь одного, помогать людям и вести их по правильному пути. Добро и сострадание, как говорится, он пришел к этому не сразу, по юности своей испробовав многое, но, в итоге, придя к единственному верному решению, посвятив себя альтруизму и помощи ближнему. Он променял всякое на бледно-синюю робу и тихий шелест страниц в своей келье. Его жизнь должна была пройти спокойно, не разверзгнись Врата Обливиона над их головами. Именно в этот момент пришли настоящие проблемы и тот, кого позже назовут Чемпионом Сиродила и Героем Кватча, а сам Мартин назовет сего героя своим другом и единственной надеждой. Бастард от крови Септимов - последний драконорожденный, способный остановить наступление даэдра в этот мир, Мартин не долго колебался, принося себя в жертву во имя общего блага. А в книгах по истории до сих пор рассказывают, как так и не состоявшийся император обратился в дракона и сразил великую опасность, на них наступавшую. В книгах говорится о доблести и отваге последнего Септима, о его самоотверженности, но ни один летописец его настоящего даже описать не в состоянии. Где же правда, а где нет, никто уже и не расскажет, а последний император все так же стоит, закованный в камень, раскинув свои крылья, дожидаясь своего часа. Ведь герои не умирают просто так...

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Мы решили собрать драгонборн-пати. Тем более, что планы и идеи уже имеются, как и наброски по поводу того, как связать персонажей, можем вытащить императора из статуи (ну а что,  не так уж и далеко до столицы пешочком), ну или аватар Акатоша снизошел дабы лично раздать подзатыльников - много вариантов. А еще есть маленький хедканон, что Довакин потомок Мартина и ЧС, но тттссссс, это просто один из вариантов.

К этому, кстати, приплетается еще один хедканон, что Мирак наш давнешний прародитель, чтобы мы оба закосплеили этого парня

http://img.playground.ru/images/6/1/sIaFT7ZGG0Y.jpg

Иногда я даже вполне нормальная и способна сотворить отыгрыш почти что не упоротый и не полный огромных планов на дальнейшее прохождение. Нам нужен Мартин, во-первых, мне нужен кто-то, кто будет подавать мне книжки, которыми я буду пиздить Мирака; во-вторых - мне нужен кто-то, кто объяснит мне, что книжками можно не только забить человека до смерти - это еще и ценный источник информации. Если что, у меня всегда найдется парочка артефактов, которыми я с удовольствием поделюсь /намекает/.

Пост ищущего

Это была плохая идея.
Говорил ее собственный разум, при этом злостно хихикая и напоминая, что привычки соваться одной в неизведанные места - чревато, тем более, если еще не отошла от прошлых увечий. Но нет, природная нордская упертость или же просто обычный вредный женский характер не позволяют оставлять все как есть и бежать дальше, сломя голову, ну или попросту наплевать. Довакин бы хотелось сказать, что все это делалось для блага других, но на самом-то деле выходило так, что все это делалось по ее же личной прихоти, перемешанной с задетой гордость.
Это была плохая идея.
Говорила ей Лидия, до последнего отказываясь отпускать своего тана одну, сжимая поводья серой лошади стальной хваткой. Щит и меч смотрела на Довакин словно строгая мать, не желающая отпускать свое ненаглядное дитя на гуляния поздно вечером. И, возможно, она бы посмеялась от такого сравнения, но уж слишком ей не до смеха было. Слишком многое еще предстояло обдумать и перемолоть в черепной коробке.
Это была плохая идея.
Для членов неназванного культа, пытаться достать женщину в людном месте и у всех на виду. Даже сквозь шум толпы она услышала, как чиркнул кинжал о ножны, как легкие искры магии издали потрескивающий перелив и отпрыгнула в сторону вовремя - молния прошлась всего в паре сантиметров от молодого побега Златолиста, вызвав истошный вопль жрицы Кинарет и громкий гул. Уйти от первой атаки было достаточно, тут же сбежались стражники, среди них затесался и Фаркас - соратник с размаха ударил незнакомца по уху, владеющий силой Исграмора лишил жизни и выбил из нападающего дух, в прямом смысле слова. А потом взглянул на нее и улыбнулся, словно ничего и не произошло такого особого, напоминая своим волчьим оскалом, что животная натура всегда возобладает.
Еще предстояло выяснить, кто эти внезапные друзья и откуда. Вся их одежда так и говорила, что они не местные, да и на убийц не походят - убийцы не настолько тупые, чтобы нападать при всех, посреди дня, на огромной площади. Неужели решили, что с ней будет так легко справиться? За масками, не драконьими, скрывались обычные бледные лица, безо всяких опознавательных знаков; в карманах были лишь пара монет, стальное оружие, да странная записка, в которой говорилось лишь одно - кто-то очень желает, дабы Драконорожденная покоилась с миром. Сама она умирать не собиралась, тем более теперь, когда, наконец, в Скайриме настал шаткий и хрупкий мир, у нее появилась возможность, наконец, вновь попробовать стать кем-то, а не отражением древних легенд. Глубоко вдохнуть, как оказалось, ей никто и не даст, вновь выбив почву из-под ног. Приходилось вновь браться за меч и идти по следам, словно гончая.
Стражники недовольно ворчали, когда женщина переворачивала и обшаривала карманы у трупов на глазах у всех, но и выражать свое недовольство открыто не смели, тем более препятствовать - кто имеет право запрещать тану? Одежда у них была странной, мантии с хитиновыми вставками, Кодлак авторитетно заявил, что такое делают в пределах Морровинда, а у них тут подобное не в почете. На сапогах была глина, а от волос пахло костром; дорожная пыль и остатки влаги - шли ее несостоявшиеся убийцы с севера, чуть западнее Виндхельмовых владений, где глины такой отродясь не водилось. Шли несколько дней, возможно, укрывались до этого в горах. А если так - то она их найдет. Не в первый раз выслеживать, идти по следу, словно ищейке. И она не долго думала, вновь собирая в дорожную сумку только самое необходимое, перекидывая древко лука через плечо.
И все же это была плохая идея.
Одна она действительно передвигалась быстрее, настигла логово за пару дней, двигаясь по следам и оставленным подсказкам. Но все же, с количеством она просчиталась, не могла толком определить. Из своего укрытия люди в робах выходили редко, засели словно кроты и носа не показывали - посчитать их было невозможно, а тихий драконий шепот не пробивался сквозь толщу камня такого объема - они точно знали, где стоит прятаться и от глаз, и от туума. Надо было попросить Эйлу пойти с ней, скажи волчице, что идет она на охоту, так та бы и не отказалась, оскалилась бы и первая побежала, но осторожность как всегда сделала Довакин медвежью услугу. Возвращаться обратно было бесполезно - не для простой прогулки она сюда пришла; устраивать открытое противостояние тоже, не зная точного числа противников.
Пришлось ждать - пещера, к которой вели следы, казалась, на первый взгляд необжитой, выходили из нее редко, если вообще выходили; окрестности кишели только диким зверьем, а из достопримечательностей можно было отметить только полусгнивший можжевельник у входа. Впрочем, она сюда пришла не любоваться красотами. Время шло и солнце медленно садилось, резкие тени со скал спускались все ниже. Если не сейчас - то когда?
Соскользнув со скалы, Довакин спрыгнула вниз, несколько камней скатились за ней, создавая шум, но из пещеры так никто и не показался; значит, часового тоже не поставили? Пещера была природного происхождения, но это не значило, что в ее глубинах не скрывалось секретов, Довакин в последний раз оглянулась на заходящее солнце и шагнула во тьму...


Узкий проход сменился широкой природной пещерой, освещенной мягким голубоватым светом, шумел подземный ручей, бьющий из-под камней, через него был перекинут мостик из грубо сколоченных досок, а по другую сторону виднелись ворота, с этого расстояния - надежно запертые.
Довакин остановилась и прислушалась - тишины не было, пещера шумела и жила своей жизнью, но и лишних голосов в ее глубинах слышно не было...
Никого...

0

137

Игры

Final Fantasy | Последняя Фантазия

http://c.radikal.ru/c35/1803/f5/980ba47d01c2.gif

"Walk tall, my son"

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Regis Lucis Caelum | Регис Люцис Каэлум;
Возраст: 50 лет.

Раса: Человек;
Ориентация: На усмотрение игрока.

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Говорят, что для родителя нет ничего ужаснее, чем пережить своего ребенка, но жизненное испытание Региса было, возможно, даже ужаснее этого. Зная о том, какая судьба уготовлена его единственному сыну, король Регис надеялся если не избежать жестокой воли богов, то хотя бы отстрочить ее. Он сумел подарить Ноктису двадцать лет спокойной жизни в незнании, что стоило ему сокращения собственных лет, потери большей части земель и доверия подданных. Как король и приемник наследия Люцисов, Регис мог бы долгие годы править достойно, запомнившись людям как мудрый и добрый король, но будучи больше любящим отцом, нежели мудрым королем, он ставил заботу о сыне превыше интересов королевства. Вполне вероятно, что Регис пошел бы и против воли богов, если бы это не сулило Ноктису еще более мрачное будущее. С тяжелым бременем на сердце, он отстранился даже от друзей, предпочтя сохранить предсказание в тайне, поэтому долгие годы король был обречен вынашивать отцовскую горечь в одиночестве и жить в тягостном ожидании.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Если бы меня спросили о том, что является основной темой данной номерной части игры, то я бы ответил, что, прежде всего, она рассказывает об отцовской любви, так как с нее история начинается и ею же заканчивается (а я склонен считать, что концовка с коронацией/свадьбой является последней фантазией Региса о лучшем будущем для сына, ибо до этого в игре не брал участие закадровый голос рассказчика). Несмотря на нежелание Ноктиса мириться с обязанностями наследника, их отношения с Регисом лишены сложностей отцов и детей, и единственной трудностью с ним является лишь его нежелание взрослеть, расставаясь с надежным и защищенным отцом статусом принца. Он не желает быть королем, потому что заря нового короля будет значить закат старого. К тому же, Ноктис не хочет ответственности и он действительно не годится для роли наследника, и даже в будущем не взрослеет сам по себе, а просто копирует отца в поведении, внешности, и, вероятно, снова же потому в концовке с коронацией/свадьбой Ноктис выглядит иначе, чем он же в 14 главе (в этой концовке Регис как бы пожелал чтобы тот остался собой).
У меня есть множество идей для игры с Регисом. Больше в альтернативе, конечно, но даже сами создатели подтвердили наличие альтернативных реальностей в данной игре. Мне интересно как рассмотреть что-то в каноне, так и покрутить альтернативные развития событий (к примеру, пророчество из трейлера Омен) или же перенести персонажей в реалии кроссовера. Например, я очень заинтересован в игре по In the flesh, где Ноктис выступал бы в качестве пжч, что было бы, возможно, спорно приятным, как для отца, воскрешением сына (потому как это воспринимают люди в каноне мира).
В остальном, я открыт для ваших идей. Играю, правда, медленно, но и вас не подгоняю. Требую взамен только грамотность, посты от 2600 символов, знание канона и заинтересованность в игре. Еще у нас есть многотипажный (правда, и такой же медленный) Промпто, которого можно заинтересовать игрой в роли кого-нибудь полезного для раскрытия вашего и моего персонажа. Так что мы оба будем рады найти хорошего игрока на эту непростую роль.

Пост ищущего

- Что мне делать теперь?
В голубых глазах Ури бледно плещется свет. Он пьет его взглядом, наполняя тусклые блюдца зрачков, и в них он меняется, обретает сложную форму, где, несмотря на смазанность кое-каких очертаний, – появляется сад, посаженный в чашу заднего дворика. Он говорит: «Правда ведь закат очень красивый?», и Джин давит губами сольное «о», но отчего-то не выглядит удивленным, хотя все в нем должно говорить о смятении. Он распрямляет шею и смотрит на юг. Соглашается, расслаблено проседая в плечах, как будто только что выдохнул, вышел из прямой деловитой осанки, оставившей в нем угловатую скованность.
- И правда красивый. - Так же расслабляются губы.
- Присядешь со мной?
- А? – Переспрашивая, уже отмеряет место с ним рядом. - Да.
Он не особенно прихотлив к задним дворикам - Отус с ними почти незнаком и поэтому относится к саду с позиции гостя, привыкшего налагать на жилое пространство ограничения квартиры. Несмотря на отсутствие статусной вычурности, сад неспособен завлечь его красотой, и хвалит Джин его всего лишь из вежливости, как благодарный и не зазнавшийся гость. Он уважает чувство тишины приглашающего, но видно, что Ури не спешит говорить, и в какой-то момент ему кажется, что Рейссу просто не хочется вступать в разговор и поэтому снова пытается вторгнуться в паузу.
- Мистер Рейсс...
Такие как Ури обычно предпочитают фамилии имя, сокращая дистанцию возраста, и когда Рейсс прерывает его, Отус ждет этой фразы, переживая готовность отказать ему в фамильярности.
- Нашей семье не хватает свежей крови. – Звучит вместо этого. – Мне сложно сказать, что произойдет раньше: Лукс подрастет и наберется ума, род Каэлумов простит ложь Лунафреи или же у меня закончатся силы. Нас осталось совсем немного. Кому-то придется вести дела семьи.
Он мнет губами в стариковской манере:
- Как отец, я должен передать полномочия Саре, но как глава семьи Рейссов – я не могу дать ей полной свободы.
Почему? Он сделал несколько предположений, когда уже было поздно о чем-либо спрашивать. Джин понимал к чему клонит Ури и особо не вдумывался в смысл последних озвученных фраз, предчувствия скорое напряжения итога.
- А Равус? – Вопрос вызывает еще одно промедление. Старший Рейсс так и не дает какого-либо ответа, и только молчание сообщает гостю о том, что Равус тоже не подходит для этого.
Ему хочется закурить. Рука выдает бесплодный жест поиска, хотя сигареты, конечно же, были у Отуса, просто он отвергнул их тошнотой, с которой подпрыгнула к горлу тревога.
- Я бы хотел доверить это тебе.
К несчастью, все вело к этому. И аккуратное наблюдение Нино, и доброе приобщение к семье, и даже сигналы к его повышению, как будто кто-то счел незначительной роль, какую годами отводило ему Министерство. Джин не хотел никаких перемен. Разве что иногда, терзаясь чувством вины за строгое воплощение ответственности, он думал о переводе как о возможности ограничить ее, замкнуть на себе, но никак не исправить рутинное однообразие жизни. Он ценил уютное постоянство квартиры, умеренную независимость статуса и ясную исполнительность должности, какой бы, впрочем, предпочел бы большее ограничение свободы, дабы покончить с насилием над творческой жилой. Не чувствуя в скромном быту никаких ущемлений, он закоснел в консервативном состоянии души и с отторгающим равнодушием сторонился любых изменений, доверяя только тому, что ему уже довелось испытать и прожить.
«Я не хочу»
Всего на миг перед ним возникает квартира, а с ней и беспечное домоседство сестры; ночные попойки и несколько странное приятельство Нино, который все это время подбивал его пить…
- Не думаю, что я гожусь. – Эта улыбка полагалась ему, а не Ури. Их небольшому бунтарству как рабочей отдышке и забавным курьезам похмельного утра, особенно тяжко поражавшее Джина, что вызывало у Нино и Лотты сочувственный смех.
Его улыбку Рейсс не поддерживает. Оно и ясно - нельзя просто сказать «не гожусь». Мало кто хочет возлагать на себя даже меньшую в сравнении с этой ответственность и Ури нисколько не думал, что Отус легко поддастся ему и согласится принять новизну положения, отказавшись от большей части того, к чему он привык. Было и еще кое-что: Джин не хотел вытеснять собой Лунафрею, о чем с осторожностью сообщил, надеясь скрыть от хозяина дома свое восхищение, какое, думал, что перерос, пережил, и с возрастом сумел предпочесть ему уважение, отказавшись от нежного чувства любви.
- Леди Лунафрея справится с этим гораздо лучше меня. Нет… Она справится лучше любого. – Он сказал или только подумал последнее? Его влюбленность уже много лет как имела новую цель, а старая – новую форму, но в чувствах Отуса осела какая-то робкая жалость к себе и сентиментальность в отношении прожитых сложностей. 
Рейсс остается равнодушен и к этому. Возможно, он даже знает, что в оценке нее у Джина далеко не всегда выходило быть честным, ведь Луна была так похожа на мать, которую тот потерял еще в детстве, и потому во внушенной влюбленности искал ей замену, а исходя из любви - не хотел замечать недостатков на фоне ее положительных ценностей. Как хороша бы не была Лунафрея, ее многолетней обман был гораздо сложнее банальной неверности, поскольку их с Ноктисом брак нес положительный символизм и обладал той династической силой, что могла как сплотить, так и рассорить их семьи.
Джин и сам понимал, что на прощение Люцисов леди Оракулу не стоило даже надеяться, и молчание Ури как бы питало это «увы», оставляя его один на один с предложением.
- Удивительно как такое спокойное время может быть таким непростым. – Его губы вдруг удлиняются и мягко подпрыгивают. – Еще недавно судьба нашей семьи была предопределена брачным союзом и рождением наследников, мы были связаны обещанием и подчинялись влиянию Каэлумов, а сейчас предоставлены сами себе, но не можем сдвинуться с места.
Не хочет ли Ури тем самым сказать, что никто не желает этой ответственности? С тех пор как мрачное наследие Салазара разбавилось мудрой прозорливостью Флеретов, род Рейссов наводнил фатализм, укоренившись в нем созидательностью. Возможно, он мало знал о них  – его познания семьи действительно были поверхностны, но темперамент Луны и Лукса, Ури и Сары – достаточно хорошо раскрывался в общении. По-настоящему никто из них не желал этот власти, им была ближе поддержка, наставничество, духовное лидерство – все то, что с позиции Джина подразумевало вторичность или хотя бы отчасти зависимость.
- Вы же знаете, что я полукровка… - Выходит робко и извинительно. – Не думаю, что главы чистокровных семей станут прислушиваться к такому как я. – Джин скрепляет руки в замок, пряча в нем нервозную суетливость курильщика. – Я бы не стал.
Наверное, в согласии с этим каждый из них улыбается.

Отредактировано Noctis (13-03-2018 19:40:41)

0

138

Категория игры

Dragon Age | Век Дракона

https://78.media.tumblr.com/9b26bc2f5cb85b313a7551ee59fa1bff/tumblr_nn1dz9Vgi31qhf31ao8_250.gif

Воин,
Спаситель,
Герой,
Предводитель,
За нас Инквизитор - горой.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

пришел

Имя: the Inquisitor | Инквизитор;
Возраст: юное еще создание, поди около 25

Раса: человек|эльф|гном|коссит
Ориентация: на спасение мира

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Каждому веку нужен свой герой, и что-то век Дракона героев этих наплодил огромное количество. Но они ведь не просто так от балды появляются, вот и тот, кого все зовут Вестником Андрасте и мона Инквизитор, появился не просто так. Пришедший в час нужды - вышедший из  Тени, а за спиной сама Андрасте, указывающая путь. Народ не сомневается в святости и богоизбранности лидера организации, что так ловко набирает обороты. Одним мановением руки Инквизитор штопает разрывы, одним своим голосом разума объединяет нации и заставляет забыть о старых распрях. Влияние его огромно, слово его закон, так ловко он жонглирует своими возможностями, а за спиной те, кто всегда подчистят хвосты. Потому Инквизицию боятся, возможно, даже больше, чем Брешь в небесах - что ждать от дыры в небе - ничего хорошего, тут уж как не посмотри. А вот чего ждать от Инквизиции не знает никто...

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

/откашлялся/ в общем-то да, нужно собирать всех трех протагонистов серии и бежать устраивать очередное спасение Тедаса, а то что-то мало их в последние годы...
Инквизитор полностью на усмотрение будущего игрока, никто из здешних представителей фандома четко лидера Инквизиции не описывал, так что пол, расу, класс хотя, конечно, хочется хотя бы одного героя женского пола хд и некоторые сюжетные выборы полностью на ваш вкус, кроме той части, пить из Источника или нет Морриган прыгнула первая хд
с удовольствием рассмотрим вплетение и внедрение своих персонажей где-то в середину повествования, а то как-то странно СС смылся, и никому не сказал куда, лишь только рученькой помахал, сразу видно, что ему влом стало хд в любом случае могу обещать эпичное появление в Скайхолде и отчаянные споры по поводу Стражей, опять же, все зависит от выбора принятых решений.

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

Отредактировано Aidan Cousland (17-03-2018 20:30:16)

+1

139

Категория игры

Dragon Age | Век Дракона

https://78.media.tumblr.com/73c345b95d8f8687437252b1a812557f/tumblr_p431qtvwEA1wuinolo3_r1_250.gif

Лукавый, смирись -
Мы все равно тебя сильней,
И у огней небесных стран
Сегодня будет тепло.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Zevran Arainai | Зевран Араннай;
Возраст: ~40

Раса: эльф
Ориентация: любит себя, активно любя других

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Убивать просто - спроси у того, кто был для этого куплен. Увы, слезливой истории тут не будет, Зевран твердо уверен, что жизнь его неплоха. Да и не привык он - жаловаться, чтобы не случилось, оно уже произошло и не стоит на этом так сильно зацикливаться. Ко всему он относиться легко, как и положено антиванцу, всякую беду встречая с бутылочкой бренди и клинком за спиной, дабы никто особо ушлый не застал врасплох. Героем он себя считать не привык, но и кровь проливать просто для удовольствия не любит - работа, она, конечно, откладывает отпечаток, но не делает жестоким - это всего-лишь работа. Так много он где побывал, заходил на далекий север, а затем обратно на юг, убивал знатных, убивал не знатных, молодых и старых, у Зеврана всегда найдется история поинтересней. Он привык, что его опасаются, огрызаются, недоверяют и даже гонят, настолько, что даже к плохому отношению к себе относится достаточно легко, а на подозрение отвечает своей фирменной улыбкой. Но Мор и его изменил, переделал, а вид настоящего Архидемона заставил усомниться в простоте своего бытия. И Зевран пытается изменить затвердевшие устои, пытается поменять положение дел в родной Антиве, поначалу, кажется, что удачно, но ветер перемен всегда обманчив и ему вновь приходится покидать любимые и теплые края, отправляясь туда, где его могут поддержать. Ведь, в конечном итоге, зачем еще нужны друзья?

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Зевран, наш самый неуловимый эльф, где тебя носит? Мы тут уже откупорили бутылку виски, Алистер притащил сыра, пора тряхнуть стариной и показать, как правильно спасать этот мир. Хватит там уже играть в прятки, бери свои кинжалы и отправляйся обратно. Будем ждать тебя в крепости, возможно ты успеешь и хоть что-то останется к твоему приходу что нужно будет порезать.

Пост ищущего

Пока часы неумолимо тикали, а за окном шумел мелкий и оттого настолько отвратительный дождь, Букер пытался справиться с собственной головной болью. Запах табака не выветривался, он попросту въелся в дерево, в стены, в пол, в желтый с разводами потолок. Он забирался в нос такой нужной дозой никотина, которого сейчас не было. Белая пачка от сигарет, скомканная, валялась на краю стола, рядом с десятком календарных листов от уже прошедших дней. Глаза болели, тяжелые веки слипались, а мышцы успели затечь от одного положения. Он поднял голову, ощущая, как щека, на которой покоилась голова стала словно каменная.
Он опять пил?
Что за хрень, он же обещал себе… нет, не так, он обещал Анне…
От мыслей о дочери голова взорвалась фейверком, без возможности правильно собрать весь сумбур внутри черепной коробки. Казалось, что окружающий мир покачнулся, дернулся в серпии и вновь пришел в норму, через долю секунды. ДеВитт поморщился, облизывая губы и ощущая солоновато-железный привкус из крови и пота. Вытерев рукавом рубашки красную полосу, благополучно запачкав уже застиранный хлопок, парень лишь только качнул головой. Ощущение было такое, словно он действительно вчера напился. Реальность подбрасывала эпизоды из зеленых склянок, из переливчатого звона и жжения в горле.
Плач в другой комнате отвлек его, заставил встрепенуться, подскочить со стула, опрокинув его. Предмет меблировки грохнулся на пол, сопровождая все это шумом, какого не было при восстании ихэтуаней. Почему он это вспомнил? Кто такие ихэтуани? При этой мысли кто-то внутри черепной коробки опять от души треснул по бедному черепу, заставляя схватиться за виски пальцами.
Ребенок в другой комнате стал плакать еще громче. Ее звонкий голос колокольчиком отражался от стен. Призывая…
— Анна… — Букер обогнул тяжелый дубовый стол, задевая рукой несколько листков на столе, что белым покрывалом тут же легли на голый пол. — Анна не плачь…
Руки дрожали, их словно сводила судорога, вены вздулись, синими дорожками обнажаясь на чуть смуглой коже. Краски мира были такими расплывчатыми и ненастоящими, словно он рассматривал мир через старую призму, исцарапанную песком времени, потемневшую от прожитых лет и измученную долгим пользованием. Он правда пытался сфокусировать взгляд, но добивался лишь еще более сильной боли в области висков.
Нет, пора прекращать так напиваться…
Колыбель легко покачивалась от того, что ребенок в ней уже проснулся и пытался дозваться до родителя. Белое узорчатое покрывало соскользнуло вниз, рассыпаясь бахромой на потемневших досках. И пол, скрипучий, отсчитывал его шаги до кроватки девочки.
У Анны кожа, в отличие от него, бледная, так и не скажешь, что ее бабушка была сиу, что в своих юртах рассказывают истории о вольных полях давних богов, в которых сам Букер не верил. Ни в одного из, кого предлагали вероучения племени или же более «цивилизованного» мира. Пусть каждый горит в своем пламени. А он свой ад уже видел, уже прошел его и теперь никогда от него не избавится.
У Анны голубые глаза, прямо как у матери, такие же большие и бездонные, напоминающие ему о голубом проливе, морской воде и шуме волн, о бесконечной глубине такого же бесконечного моря. А еще она такая маленькая, даже слишком, помещается на сгибе локтя.
Анна видит его и перестает плакать, она тянет к ДеВитту свои пальцы, улыбаясь, как самому дорогому другу, единственному, если так подумать. Ее не отталкивает запах табака и алкоголя, его усталое и помятое лицо, синяки под глазами и щетина, что старит его, превращая из мальчика не в мужчину, но в какого-то бродягу.
— Все хорошо. Папа здесь. — Анна уже давно не плачет, наоборот, улыбается, ей словно хотелось его видеть. Наверное, девочка единственный человек, которому Букера хотелось лицезреть, а не прогнать куда подальше. Маленький ребенок, который еще не знает мира за окном и что этот мир может сотворить. А он… даже не может защитить ее от этого. Даже если бы захотел.
Удивительно, но девочка вцепляется в рубашку своими маленькими пальцами, не собиралась отпускать, натягивает с силой, которой, как казалось, у ребенка, тем более одногодки, быть не должно. Такой странный ребенок, Букер все еще не может до конца поверить, что она плоть и кровь его. Когда он просто задумывался об этом, в голове опять стучали барабаны, отбивая хаотичный ритм, который очень сложно поймать.
Что ему делать? Как быть? Никто и никогда не учил его быть отцом. Быть убийцей — да, жестоким, хладнокровным, смотрящим на свои жертвы как на что-то безликое, не имеющее души. Его учили быть солдатом — выполнять приказы, быть всегда первым в строю, отважным. Его учили отнимать жизнь, а не дарить ее. И сейчас, в данный момент, ДеВитт был не на своем месте, но эта неправильность была настолько приятной, что хотелось оставаться в таком состоянии всегда. Быть тем самым родителем, котором ему доселе никогда не суждено было стать. Даже если будет сложно, даже если придется вновь копаться в грязи, он даже готов был опустить собственную гордость. И все ради Анны.
Девочка все же заснула, прикрыв свои голубые глаза, прямо как у матери. Ее голова с темными, чуть вьющимися волосами стала тяжелой, а рука все же отпустила его. Маленький ребенок даже не знает, на что готов отец ради нее.

Набат в голове ударил еще раз, так сильно, что Букеру все же пришлось открыть глаза. Удивительно, но на этот раз звук приобрел голос до боли знакомый. Он слышал этот голос много раз, он был с ним зол и нежен, он помнил горечь в этом голосе и искренний смех. ДеВитт удивленно заморгал, рассматривая фигуру перед собой, пока та медленно обрастала деталями, такими странными, но, как ему казалось, такими привычными. Гомон в голове не прекращался, женский голос смешался с голосами десятка чужих людей, ему казалось, что он их знал, но одновременно не мог вспомнить ни имен, ни лиц.
— Аннабель? — Букер прошелся пальцами по векам, прогоняя сон. Он помнил эти голубые глаза и эти черные как смоль волосы, он ими так восхищался. Собственный разум играл с ним в злую шутку, он же помнил… Аннабель болела? Он помнил ее в окружении мягких подушек, бледную, угасающую. Отчего-то сердце кольнуло так сильно, что стало больно и обидно. Кажется, это он был виноват в ее болезни? — Зачем… ты встала? Тебе надо отдыхать… Анна, она…
В голове словно взорвалась граната, мысли роились, быстрым потоком проносясь перед глазами. Он попытался откинуться назад, в тщетной попытке вытрясти их из черепной коробки и свалился на пол. Ребенок в другой комнате вновь заплакал от громкого шума, но ДеВитт не мог пойти к ней, он не мог даже подняться.
На деревянный пол упало несколько капель алой крови…

0

140

Категория (игры)

Dragon Age | Век дракона

https://78.media.tumblr.com/a92eaf66fdfaa690d3023081b747da18/tumblr_olj2fabFb61uibpvvo5_r1_250.gif

Все я прошла, и чуму, и войну,
Но сражаться со слухами я так и не умею.
Страшно, когда на сознанье толпы
Действует яд подлой молвы!

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Anora MacTir|Анора Мак-Тир;
Возраст:36 лет

Раса: человек
Ориентация: гетеро

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

"Одинокая роза среди ежевики". Прекраснейшая  женщина. Королева Ферелдена. Дочь предателя и героя реки Дейн ставшего серым стражем, Вдова короля Кайлана, впоследствии ставшая супругой его брата, по политическим мотивам.
Быть розой среди ежевики, кажется просто, а на самом деле? Я не знаю, что ты думаешь глядя на мою нагло-нахально-самоуверенную физиономию. Власть увязывает в свои тенета подчас поистине несочетаемое, долг, как выяснилось на практике, -тоже. Связаны долгом, повенчаны властью. Вдова моего сводного, старшего брата, супруга пока так и не ставшая матерью. Ты та, что отлично знает про новый виток переписки между мной и Селиной, мной и Гаспаром. Да и почему не знать, если я сам тебе почти все письма и передал? Доверие? Откровенность? За эти годы, что мы вместе, мы научились(о да я все же над это надеюсь) относительно мирно сосуществовать и доверять друг другу. Наши цели касаемо Ферелдена совпадают, я понимаю, что являюсь последним  рубежом который защищает тебя от нападок церковников, и придворных шаркунов.
Ты не понимаешь, почему еще я не обзавелся гаремом из любовниц? Так они мне и даром не нужны, а врать не то чтобы стыдно - не вижу смысла, но время идет, а залы денеримского дворца пусты и в них не звучат крики ребятни, не бьется ценный фарфор и хрусталь. Мы оба знаем почему это так, как и то, что в этом целиком и полностью моя "заслуга". Политика? Личное отношение? Проклятие? Все вместе и еще немножечко "сверх". Возможно, я не тот, кто тебе по настоящему нужен. На звание "муж года" я точно не претендую, хотя при взгляде на мою физиономию так сразу и не скажешь. Я не понимаю, что тебя останавливает от банального адюльтера. Любовь? Серьезно? По мне лучше уж любой ребенок, только бы без скверны в крови и магии. Я не буду против, и с чего бы? Все равно это будет наш ребенок. Но ты ведь упряма и горда, а я не сумею и не посмею тебе сказать об этом. Да и как о таком сказать любимой женщине?].

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Наши судьбы связаны, долгом и политикой, будь она неладна. Отношения... Что-ж наши отношения далеко не тривиальны. Начавшись с острого неприятия (с моей стороны) и осознавания неизбежности (с твоей), спаянные страхом за будущее родины мы если и не  друзья то и явно не враги (а если и враги то я об этом не знаю). Наши тихие споры за закрытыми дверями не обсуждает только ленивый, за нашими улыбками обращенными к другим не наблюдают только слепые.
Связанные долгом, повенчаны властью и одиночеством. Сможем ли мы быть друг другу ближе - зависит не только от меня, но также и от вас.
Приходите монна Тейрин, флаги на стенах дворца в честь вашего появления уже вывешены, полы натерты до блеска а зеркала готовы отражать ваше очарование, и все ферелденские эрлесссы и тейрны равно как и гости столицы уже в ожидании вашего выхода.

Пост ищущего

После Собрания Земель

Шаг, второй, обрыв длинной и широкой как грех, лестницы. Вой труб, фанфар и еще каких-то инструментов. Тихий, проникновенно-холодный, как шорох затаившейся в траве ядовитой гадины, шелест шлейфа. Блондинистая подвитая и надушенная прядка касается моего виска, а тонкая, затянутая в перчатку по орлейской моде, до плеча, ложится поверх моей.
Пафос, Власть и явленная Сила и… Как же мне никак. Не лицо живой смертной женщины, рядом, но лик если уж не богини, то полубогини точно, слишком он… Идеален. Сам себе я кажусь затянутым в раззолоченую кожу сатиром. Мда, чтож, еще один день полный обломов - терпи, теперь ты король всея Ферелдена, за что отдельная благодарность оставшемуся в живых единственному близкому другу. Вдова прежнего короля и моего брата по совместительству, сводного, но это детали. Важнее всего факт того, что на троне торчит, по-прежнему, потомок от крови Каленхада, верно? У меня даже ненавидеть тебя не получается, ты тоже жертва, как и я, но вот на жертву ты походишь менее всего. Уверенный взгляд серых, поистине ледяных глаз, торжествующая улыбка победительницы, уверенный перестук каблучков. Ты выглядишь если и не довольной жизнью, то вполне способной «поставить Суку-Судьбу на колени и отменно побаловаться тем, что у той находится под подолом». Да-да, я пошляк, и мысли у меня пошлые, одно слово - мужчина. Но, я то знаю, каково это быть одиноким  и отверженным. Для одних  ты «король» и все носятся с тобой как с тухлым яйцом, при этом плюя в душу или подъебывая, а иногда и то и другое вместе. А для других ты «наглый бастард не способный ни на что годное» и вообще «ошибка природы, которая не должна существовать». Я видел то как ты молилась в часовне и знаю когда ты-настоящая, вернее подозреваю. Сейчас ты не настоящая., хотя блеск драгоценностей и огней отражает твою красоту заставляя сиять пронзительным блеском глаза. Возможно, я наивен, но иногда лучше довериться впечатлению и собственному зыбкому чувству чем разуму. Сегодня день нашей свадьбы и коронации. Моя единственная поддержка это протянутая рука и легкое пожатие.

Отредактировано Alistair Therin (20-03-2018 14:19:19)

+1

141

Игры

Final Fantasy | Последняя Фантазия

http://b.radikal.ru/b14/1803/ed/4496973c07be.gif

"When you find yourself alone amid a lightles place, look to the distance, know that I am there.. And that I watch over you always."

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Lunafreya Nox Fleuret | Лунафрея Нокс Флерет;
Возраст: 24 года.

Раса: Человек;
Ориентация: На усмотрение игрока.

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Ее образ всегда был соткан из света. Еще до того, как леди Нокс Флерет стала посланником, она была словно живым воплощением своего же краткого имени: облачаясь в легкие белые платья; с ореолом рассыпчатых светлых волос; не навязчиво яркая, озаряющая; воплощавшая в себе утонченную женственность и непоколебимую стойкость мужчины – она являлась тем образом, который для многих был вдохновляющим. Однако и ей иногда приходилось притворствовать, пряча за маской спокойствия тревожный надрыв и свою одинокую слабость. К несчастью, принцесса Тенебре едва ли могла хоть с кем-нибудь разделить тяжелую ношу Оракула, что досталась ей очень рано, передавшись от умершей матери. И хотя точно неясно насколько полной Луне открылась картина предстоящего ей, как Оракулу, она с готовностью шла на лишения, без колебания жертвуя всем ради общего блага.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Признаться, мне немного обидно за то, что данного персонажа часто считают несамостоятельным и зависимым от моего, словно роль Лунафреи состоит не больше, чем в том, чтобы дополнять собой Ноктиса. Такого не может быть потому, что Оракул – духовный лидер народа, а духовный лидер так же, как и король, ведет за собой, и невозможно кого-то вести, если ты сам только ведом. Луна не должна быть вторичной.
Можно сказать, она освещает путь Ноктиса, ведя его через тьму сперва фигурально, а затем и физически. Чувства Каэлума к ней сильнее, чем дружеские, однако эта привязанность выше и чище любовной. Лунафрея для него непонятна, сложна, она скорее представляет собой божество, чем человека из плоти и крови, и разница в возрасте, ощущаемая за счет зрелого поведения Луны существеннее, наделяет ее материнскими качествами.
Ее незримое влияние на судьбу Ноктиса сделало ее своеобразным хранителем, потому к их общению он относился беспечно, считая, что Луна всегда будет с ним рядом, как нечто незыблемое. Оттого, потеряв ее, к нему пришло осознание этой слабой отдачи, что привело к погоне за призраком, как за возможности наверстать все те годы, что он упустил.

взгляд на концовку после титров

Желающим играть со мной и в моей номерной части игры (если планируется прямое или косвенное участие моего персонажа) — также необходимо учитывать то, что я не рассматриваю популярный в фандоме сценарий загробной жизни. Целью персонажа было уничтожить антагониста именно в загробной жизни, тем самым лишив его возможности возрождаться, и так как «разрушение» души Ардина было полностью идентично тому, что произошло с душой Ноктиса, и так же было показано уничтожение кольца Люцисов — я склонен считать, что и кольцо, и Ардин, и Ноктис были окончательно стерты и не могут возникнуть ни в мире живых, ни в мире мертвых. В свою очередь, концовка после титров отвечает названию игры и является либо еще одной альтернативной реальностью, вроде трейлера Омен, либо последней фантазией одного из персонажей (лично я склоняюсь к фантазии Региса о лучшем будущем для погибших Луны и Ноктиса, поскольку за всю игру только в этом моменте вступает рассказчик и им как раз является Регис). В любом случае, официальная хронология говорит нам о том, что после конца игры где-то расположена ау, а 15 глава располагается до финального боя.

Если говорить о перспективах на игру, то я открыт для обсуждения. Кроме основы, есть несколько идей для альтернативной реальности, можем поэкспериментировать с кроссоверами и переносом персонажей в другие реальности. Могу эпизодически отыгрывать для вас Равуса. От вас ожидаю грамотности, посты от 2600 символов, способность вести диалог и заинтересованность в игре и персонаже.

Пост ищущего

- Что мне делать теперь?
В голубых глазах Ури бледно плещется свет. Он пьет его взглядом, наполняя тусклые блюдца зрачков, и в них он меняется, обретает сложную форму, где, несмотря на смазанность кое-каких очертаний, – появляется сад, посаженный в чашу заднего дворика. Он говорит: «Правда ведь закат очень красивый?», и Джин давит губами сольное «о», но отчего-то не выглядит удивленным, хотя все в нем должно говорить о смятении. Он распрямляет шею и смотрит на юг. Соглашается, расслаблено проседая в плечах, как будто только что выдохнул, вышел из прямой деловитой осанки, оставившей в нем угловатую скованность.
- И правда красивый. - Так же расслабляются губы.
- Присядешь со мной?
- А? – Переспрашивая, уже отмеряет место с ним рядом. - Да.
Он не особенно прихотлив к задним дворикам - Отус с ними почти незнаком и поэтому относится к саду с позиции гостя, привыкшего налагать на жилое пространство ограничения квартиры. Несмотря на отсутствие статусной вычурности, сад неспособен завлечь его красотой, и хвалит Джин его всего лишь из вежливости, как благодарный и не зазнавшийся гость. Он уважает чувство тишины приглашающего, но видно, что Ури не спешит говорить, и в какой-то момент ему кажется, что Рейссу просто не хочется вступать в разговор и поэтому снова пытается вторгнуться в паузу.
- Мистер Рейсс...
Такие как Ури обычно предпочитают фамилии имя, сокращая дистанцию возраста, и когда Рейсс прерывает его, Отус ждет этой фразы, переживая готовность отказать ему в фамильярности.
- Нашей семье не хватает свежей крови. – Звучит вместо этого. – Мне сложно сказать, что произойдет раньше: Лукс подрастет и наберется ума, род Каэлумов простит ложь Лунафреи или же у меня закончатся силы. Нас осталось совсем немного. Кому-то придется вести дела семьи.
Он мнет губами в стариковской манере:
- Как отец, я должен передать полномочия Саре, но как глава семьи Рейссов – я не могу дать ей полной свободы.
Почему? Он сделал несколько предположений, когда уже было поздно о чем-либо спрашивать. Джин понимал к чему клонит Ури и особо не вдумывался в смысл последних озвученных фраз, предчувствия скорое напряжения итога.
- А Равус? – Вопрос вызывает еще одно промедление. Старший Рейсс так и не дает какого-либо ответа, и только молчание сообщает гостю о том, что Равус тоже не подходит для этого.
Ему хочется закурить. Рука выдает бесплодный жест поиска, хотя сигареты, конечно же, были у Отуса, просто он отвергнул их тошнотой, с которой подпрыгнула к горлу тревога.
- Я бы хотел доверить это тебе.
К несчастью, все вело к этому. И аккуратное наблюдение Нино, и доброе приобщение к семье, и даже сигналы к его повышению, как будто кто-то счел незначительной роль, какую годами отводило ему Министерство. Джин не хотел никаких перемен. Разве что иногда, терзаясь чувством вины за строгое воплощение ответственности, он думал о переводе как о возможности ограничить ее, замкнуть на себе, но никак не исправить рутинное однообразие жизни. Он ценил уютное постоянство квартиры, умеренную независимость статуса и ясную исполнительность должности, какой бы, впрочем, предпочел бы большее ограничение свободы, дабы покончить с насилием над творческой жилой. Не чувствуя в скромном быту никаких ущемлений, он закоснел в консервативном состоянии души и с отторгающим равнодушием сторонился любых изменений, доверяя только тому, что ему уже довелось испытать и прожить.
«Я не хочу»
Всего на миг перед ним возникает квартира, а с ней и беспечное домоседство сестры; ночные попойки и несколько странное приятельство Нино, который все это время подбивал его пить…
- Не думаю, что я гожусь. – Эта улыбка полагалась ему, а не Ури. Их небольшому бунтарству как рабочей отдышке и забавным курьезам похмельного утра, особенно тяжко поражавшее Джина, что вызывало у Нино и Лотты сочувственный смех.
Его улыбку Рейсс не поддерживает. Оно и ясно - нельзя просто сказать «не гожусь». Мало кто хочет возлагать на себя даже меньшую в сравнении с этой ответственность и Ури нисколько не думал, что Отус легко поддастся ему и согласится принять новизну положения, отказавшись от большей части того, к чему он привык. Было и еще кое-что: Джин не хотел вытеснять собой Лунафрею, о чем с осторожностью сообщил, надеясь скрыть от хозяина дома свое восхищение, какое, думал, что перерос, пережил, и с возрастом сумел предпочесть ему уважение, отказавшись от нежного чувства любви.
- Леди Лунафрея справится с этим гораздо лучше меня. Нет… Она справится лучше любого. – Он сказал или только подумал последнее? Его влюбленность уже много лет как имела новую цель, а старая – новую форму, но в чувствах Отуса осела какая-то робкая жалость к себе и сентиментальность в отношении прожитых сложностей. 
Рейсс остается равнодушен и к этому. Возможно, он даже знает, что в оценке нее у Джина далеко не всегда выходило быть честным, ведь Луна была так похожа на мать, которую тот потерял еще в детстве, и потому во внушенной влюбленности искал ей замену, а исходя из любви - не хотел замечать недостатков на фоне ее положительных ценностей. Как хороша бы не была Лунафрея, ее многолетней обман был гораздо сложнее банальной неверности, поскольку их с Ноктисом брак нес положительный символизм и обладал той династической силой, что могла как сплотить, так и рассорить их семьи.
Джин и сам понимал, что на прощение Люцисов леди Оракулу не стоило даже надеяться, и молчание Ури как бы питало это «увы», оставляя его один на один с предложением.
- Удивительно как такое спокойное время может быть таким непростым. – Его губы вдруг удлиняются и мягко подпрыгивают. – Еще недавно судьба нашей семьи была предопределена брачным союзом и рождением наследников, мы были связаны обещанием и подчинялись влиянию Каэлумов, а сейчас предоставлены сами себе, но не можем сдвинуться с места.
Не хочет ли Ури тем самым сказать, что никто не желает этой ответственности? С тех пор как мрачное наследие Салазара разбавилось мудрой прозорливостью Флеретов, род Рейссов наводнил фатализм, укоренившись в нем созидательностью. Возможно, он мало знал о них  – его познания семьи действительно были поверхностны, но темперамент Луны и Лукса, Ури и Сары – достаточно хорошо раскрывался в общении. По-настоящему никто из них не желал этот власти, им была ближе поддержка, наставничество, духовное лидерство – все то, что с позиции Джина подразумевало вторичность или хотя бы отчасти зависимость.
- Вы же знаете, что я полукровка… - Выходит робко и извинительно. – Не думаю, что главы чистокровных семей станут прислушиваться к такому как я. – Джин скрепляет руки в замок, пряча в нем нервозную суетливость курильщика. – Я бы не стал.
Наверное, в согласии с этим каждый из них улыбается.

Отредактировано Noctis (22-03-2018 03:53:19)

+2

142

Игры

Legend of Zelda | Легенда о Зельде

http://s4.uploads.ru/sdaS7.jpg

It's dangerous to go alone! Take this

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Zelda | Зельда;
Возраст: 17

Раса: Хилианка
Ориентация: гетеро

придержана

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Она очень добрая и благородная. Всегда беспокоится за других. Как хранительница Трифорса Мудрости, она умна не по годам и способна править. Всегда старается делать то, что нужно другим. Но она не всегда на такое способна  —  иногда ей самой нужна помощь. Так же она отличается всепрощением даже к врагам, захватившим её. Зельда очень лояльна к тем, о ком она заботится, и сама не любит причинять вред. В Breath of the wild Зельда является членом "Чемпионов", команды, собранной для борьбы с Ганоном. Когда ей было шесть лет, её мать умерла, и это событие перевернуло всю жизнь принцессы с ног на голову - она оказалась под пристальным присмотром отца, который ожидал от дочери, что та обязательно последует по стопам матери и исполнит своё предназначение, пробудив таящиеся в ней силы для того, чтобы одержать победу над Ганоном. Но, несмотря на все увещевания отца, силы отказывались пробуждаться - возможно, всё дело в том, что принцесса больше интересовалась механизмами и технологиями народа Шиика, чем молитвами. Ссора с отцом не заставила себя долго ждать - юная Зельда чувствовала себя совершенно бесполезной на поле брани, считая себя не более, чем обузой для всех остальных Чемпионов. Когда Линк был приставлен к девушке в качестве личного рыцаря, вся её неуверенность в себе вышла на поверхность, и Зельда отталкивала юношу от себя всеми силами, пытаясь заглушить всепоглощающее чувство зависти, появившееся из-за её собственной невозможности выполнить своё предназначение.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Активную игру не могу обещать, но зато в запасе имеется атмосферность, трепетная любовь к фандому и желание писать истории. Общение и настрой на общую волну категорически приветствую.)) с отписыванием романтических линий имею суровые проблемы, да и, признаться честно, в данном случае вижу привязанность гораздо глубокую чем пресловутые влюблённости

Пост ищущего

Когда-то давно он знал Королевство Хайрул как свои пять пальцев. Когда-то давно не существовало ни единого плато или пещеры, о которых бы он не подозревал. Когда-то давно, будучи ещё совсем маленьким мальчишкой, он любил взбираться на холм повыше и наблюдать за тем, как солнце ласково и осторожно касается своими длинными лучами каждого луга, обнимает и приветствует каждую зелёную травинку, каждый цветок. Когда-то очень давно Линк называл это место своим домом, грел в душе все самые тёплые воспоминания и бережно их хранил. Когда-то давно не нужно было волноваться о том, что светлые и тёплые дни закончатся. Когда-то давно лето не имело ни края, ни конца. Когда-то очень давно.
Сейчас вроде ничего и не изменилось. Всё то же Королевство, те же жители, его населяющие. Всё то же яркое солнце по утрам. Да только вот прошло сто лет с тех самых пор, когда он последний раз видел своих друзей. Сто лет прошло с того дня, когда над Королевством повисла немыслимая по своему ужасу угроза, от которой невозможно было ни спрятаться, ни скрыться. Эта угроза коснулась даже самых удалённых уголков Королевства. Уголков, в которых о войне никогда и не слышали — только передавали истории из поколение в поколение, стирая все границы мыслимого и немыслимого. Солнце светит так ярко, что порой болят глаза, и кажется, что вот-вот с ресниц сорвутся солёные капли, ведь когда он снова и снова слышит незнакомый, но такой родной голос, предвещающий об опасности, то понимает — сдаваться никак нельзя. Нельзя, очнувшись после векового сна, оставить жителей Королевства разбираться с проблемами самостоятельно. Нельзя оставить в беде и принцессу Зельду. Никак нельзя. У него попросту нет права на подобное. Но как сложно принимать решения, когда даже невозможно понять — кто ты и что ты, в чём твоя задача и кому вообще в этом мире можно доверять, когда каждый второй норовит назваться товарищем и вонзить острое жало между рёбер. Линк пытается заново учиться жить и понимать то, что происходит вокруг. Он пытается отличаться врагов от друзей и даже несколько раз избегает неравного боя — всё ещё слишком слаб, всё ещё слишком мало знает и понимает, чтобы бросаться на противника с горячей головой и откровенно дрожащим мечом в руках. Но он всё равно старается. Борется, совершенно не жалея себя. Успокаивая горячий, взбалмошный разум тем, что упорство приведёт его к нужной цели. Обязательно. Несмотря ни на что. И в итоге силы будут собраны. А злой Ганон, властелин армии тьмы, наконец, будет повержен. Он так яростно в это верит, что в какой-то момент совершенно теряет нить происходящего здесь и сейчас. Он борется с ледяным стражем на одном из крутых склонов, и настолько увлекается битвой, что не замечает самого странного.

Уже как несколько недель, которые Линк провёл в пути, ему то и дело попадались странные, совершенно подозрительные разрывы, появляющиеся то тут, то там, и зачастую закрываясь с громким треском прямо перед его любопытным носом. Он сознательно не подходит к ним слишком близко, собственным опытом наученный, что не всё и не всегда нужно сразу же хватать руками и пытаться опознать — иногда этому предмету такое отношение к себе может и не понравиться: никому не сосчитать, сколько раз ему приходилось уносить ноги от нечаянно потревоженных каменных великанов, на которых самым наглым образом прилегли отдохнуть.
Но то бы несколько недель назад. Когда были другие варианты путей отхода, когда можно было обходить подозрительные разрывы стороной и не думать, стараться не думать о том, что же находится по другую сторону. Линк знает себя — любопытство разгуляется так, что нельзя будет остановить, а он и не остановится, пока не узнает, что же там творится такое интересное. Наверное, будь здесь Зельда, она бы посмеялась — девятнадцать лет — уже не тот возраст, когда позволяется дурачиться без намёка на контроль. Уже есть свои обязанности и ответственности. Особенно, когда выбираешь нелёгкий путь воина. О веселье и забавах действительно стоило бы позабыть. Да только вот ему всё ещё только девятнадцать, и, несмотря на все сложности и опасности, встречающиеся на пути, сердце продолжает искать какие-то немыслимые чудеса, верить во что-то новое и любопытное. И даже вековой сон делу не помогает — как можно спокойно относиться ко всему вокруг, когда в памяти сплошняком белые пятна?

Удар. Ещё один удар. Выпад. Кувырок. Уворачиваться от ударов чужого оружия довольно просто, но он всё равно ощущает, как с каждым прыжком дышать становится всё сложнее. Противник быстр и хитёр, он умело орудует копьём, и, кажется, в какой-то момент Линк даже запоздало понимает — недостаточно быстро увернулся, и теперь бок прожигает ядовитым укусом, жалит и печёт, несмотря на то, что сам противник буквально соткан изо льда и холода — обычное дело, если забираешься в горы неподготовленным, но он, как часто это и бывало раньше, решительно переоценил собственные возможности. Наверное, это случается с каждым, на чьи плечи возлагается ответственность, что больше никому не по плечу? Наверное, ему просто не хватает вдумчивого кого-то, кто бы помогал советом, мог притормозить и заставить хоть немного сбавить обороты. Но никого такого рядом нет, и Линк действует так, как умеет. Спасает свою шкуру и, придерживая ладонью раненый бок, проскакивает в один из увиденных ранее разрывов, не имея ни малейшего понятия о том, куда его может это завести. Главное, чтобы было время дух перевести и рану подлатать, а остальное — мелочи.
Его вертит и болтает из стороны в сторону какое-то безумное количество времени. Верх и низ меняются местами столько раз, что мальчишка уже и не уверен, где будет небо, когда он выберется по другую сторону….того, где бы он сейчас ни находился. Линк жмурится и просит всех известных богов смилостивиться, отпустить его из этой адской ловушки и выплюнуть уже куда-нибудь, даже если это значило вернуться в холодные и неприветливые горы, где ещё несколько минут, — если в этом разрыве, конечно, время протекало так же, — разгоралась яростная битва. И, наверное, милостивые боги не разобрали его молитв от того, что его слишком сильно крутило и вертело, потому как оказывается мальчишка где угодно, но только не в привычной локации. Оказывается он посреди улицы, — по крайней мере, в его представлении это можно было назвать улицей, — люди (люди же?) снуют туда-сюда, торопятся и удивительным образом умудряются не натыкаться друг на друга. Сложно представить такое же движение в какой-нибудь деревушке — одной из тех, в которых он часто останавливался на своём пути. Люди не сильно обращают на него внимание — видимо, они на него производят больший эффект, чем он — на них. А он не может перестать смотреть во все глаза на людей в странной одежде — такую он никогда не видел ни в одном городе, ни у одной расы. Дома, что, кажется, своими крышами царапают небо подобно башням. Линк вертит головой из стороны в сторону и силится понять, что же за место такое, в которое он попал. Это не Хайрул, сомневаться не приходилось. Тогда что же? Получается, что разрывы в пространстве не просто переносят в другое место, но….в другую вселенную? В другое время? Его захлёстывает такой силы паника, какой не было уже очень давно, он не знает, что делать и у кого попросить помощи.
Линк кое-как встаёт на ноги. Кто-то из прохожих кинул ему пару монет, а он, не раздумывая лишний раз, быстро их подбирает. О чести воина разговор не идёт — он оказался в месте, ему совершенно неизвестном. И ему в этом месте придётся выживать. Каким-то образом. Иметь в кармане несколько медных — не лишнее.
Парнишка всё так же зажимает ладонью повреждённый бок и пятится в сторону тёмного переулка — ему нужно время, чтобы осознать всё происходящее. Ему страшно, действительно страшно. А ещё непонятно и очень грустно — Зельда ждёт, а он оказался в месте, из которого не знает, как выбраться. Ноги его уже не держат — наплыв паники и потеря крови своё дело делают. Линк оседает на каменный пол переулка и прикрывает глаза всего на несколько секунд, чтобы отдышаться. Он не чувствует тот момент, когда сил открыть глаза уже попросту не находится, и его проглатывает тьма.

+3

143

Игры

Prey | Жертва

https://68.media.tumblr.com/c87acf5dab23940e6dd4a1a9cceb743d/tumblr_osl0uezBcW1tokbopo1_250.gif

Hey, you don't look terrible in a TranStar uniform

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Аlex Yu | Алекс Ю;
Возраст: ~37

Раса: человек
Ориентация: всё на усмотрение и желание игрока

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Старший брат. Голос разума. И, конечно же, лучший в мире criminal partner. Алекс Ю является исполнительным директором и исследователем компании TranStar. Ответственный не только за разжигание в младшем духа авантюризма и исследовательского азарта,
но и за все последствия, которые имели место быть. Человек непростой по своей натуре, но разве семейство Ю хоть раз за всё время отличилось простотой? Алекс упрям чуть ли не больше, чем его младший брат. Умеет отстоять свою точку зрения, способен сыграть непоколебимую веру в то, что говорит и делает, тем самым умело манипулируя всеми, кто находится вокруг. Он готов на многое ради результатов - поступиться общепризнанными нормами, при этом безукоризненно следуя букве закона, которую сам же на станции и установил. Ему удалось добиться и заключения Моргана в бесконечном кругу экспериментов, созданных с целью отслеживания адаптации человеческой днк с той, что принадлежит тифону.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Разумеется, уже имеется несколько идей касательно того, каким образом Алекс впишется в тот сюжет, который успел наворотить младший в его отсутствие. Количество символов никто считать не станет, только любите персонажа, любите канон и не пропадайте без вести. Также в приоритете активный фидбэк, совместный упорин и прочие радости жизни.

Пост ищущего

Орбитальная станция «Талос-1»
Кабинет вице-президента компании и директора научного отдела Моргана Юу.
Время остановилось.

Если прислушаться, можно услышать, как в кромешной, звенящей тишине звучит избитое, механическое «Доброе утро, Морган. Сегодня понедельник, 15 марта 2032 года». Красивая ложь, составленная моим старшим братом. История, которую я проживал не один год, не имея ни малейшего представления о том, что же происходило на самом деле. Безвольная игрушка, подопытный кролик. Я проходил бесконечные одинаковые тесты, но ни допускал ни единой мысли, что что-то идёт не так. И виной всему – амнезия.

Нет. Виной всему – доверие. То чувство, на которое мало кто имеет право. Только те счастливчики, на плечах которых не лежит огромная ответственность. И даже они теряют непомерно много, доверившись. Вручив тайное и сокровенное не тем людям. Они, как и я, не подумали о последствиях. Рискнули. Не в то время, не с теми людьми. Я и подумать не мог, что от меня захотят избавиться, взять всё в свои руки, наплевав на все предостережения. Да, я волновался не о себе. О себе я ничего не помнил. Я сам для себя был всего лишь пустой оболочкой. Привычная жизнь, что вмещалась в один-единственный день, раскрошилась на мельчайшие осколки. Я больше не был собой. Меня вообще не существовало. Только остаточные кусочки информации, раскиданные по всей станции. Запечатанные. Спрятанные подальше от любопытных глаз. От моих глаз. И я могу с уверенностью сказать – это не страшно. Не страшно – вот так терять себя. Быть стёртым ото всюду. Меня даже не интересовало, что говорил обо мне родителям Алекс. Я не помню их так, как должен. Не чувствую сыновьей привязанности. Потому что её во мне не воспитывали. А потом ещё и стёрли вместе со всеми другими мыслями.

Я сам на это пошёл, в какой-то мере. Я всегда знал, что есть риск. Риск проснуться в клетке. Одному. И даже не понимать, что нахожусь в самой настоящей ловушке собственных идей и амбиций. Безвольное, по факту, существо. Но мои мысли были далеки от этого. Всё, о чём я действительно мог думать – в миг опустевшая станция. Мёртвая тишина и грохот собственных шагов в пустых коридорах.

Бесконечная гонка, бесконечное выживание. Только я и множество инопланетных организмов, которых я лично одним за одним вскрывал без всякого сожаления, преследуя только одну мысль – сделать человечество совершеннее, наделить людей недюжинными способности и тем самым совершить огромный скачок в эволюции целой расы.
Я не жалел и себя. Раз за разом вкалывал всё больше нейромодов. Не слушал окружающих. Потому что всегда был сам по себе. Знал, на что шёл. И какому риску подвергался.

А сейчас? Сейчас время утекало, сыпалось мелкими песчинками сквозь мои пальцы, обтянутые материалом прочного костюма. Я смотрел, как около станции дрейфует космический мусор. Слушал тишину. И понимал. Смерь неизбежна. Даже если я избавлюсь от монстров, населивших станцию, меня всё равно ждёт смерть.
Холодная. Неизбежная. Приветливая и жадная.

Я не знал точно, на что надеялся, когда принимал решение о погружении себя в криогенный сон. Подозревал, чувствовал на подсознательном уровне, возможно, даже желал, но не знал ничего конкретного. Меня охватили идеи. Как всегда. Мне казалось, что в свете ситуации, в которой я оказался, это – идеальный способ избежать многого. Исчезнуть. Заснуть. Оставить всё в прошлом и, конечно же, увидеть, к чему придёт человечество через невообразимое количество лет. Если меня найдут. Если человечество будет существовать через сотни и тысячи лет. Хотелось верить.

I look inside myself and see my heart is black
I see my red door and it has been painted black
Maybe then I'll fade away and not have to face the facts
It's not easy facin' up when your whole world is black

Первым делом я выключил все источники питания, в которых мне, находящемуся в криогенной капсуле, не было никакой нужды. Я сидел в головном офисе и наблюдал не только через мониторы, но и в бесконечные призмы прозрачных стёкол, как вся станция, весь этот космический город, погружается во тьму. Зловеще гаснут лампы, генераторы переходят на экономный режим работы, системы генерируют минимальный уровень кислорода, который придёт в норму, если я проснусь. Е с л и.
Я слышал, как по пустым коридорам, в пустых комнатах, ходят твари. Каждый их шаг, каждое движение отдавалось страшным, холодящим сердце эхом. Я заперт в клетке с голодными тиграми. И поэтому должен уснуть.

Теряет краски всегда светлый, помпезный холл богато декорированной станции. Красные ковры, картины, дорогая мебель, цветы, в которых с упорством поддерживалась жизнь – всё превращалось в чёрно-белое пятно. Весь мой мир, привычный мир, в котором я всегда стоял у штурвала, превращался в старый поблекший снимок.
Механический голос так и твердит в моей голове. «Сбой системы на 4 уровне, дендрариум». Хотя на самом деле ничего не слышно. Везде царит тишина. Просто я привык слышать это. Просто могу воспроизвести в голове все интонации, потому что единственный собеседник, который у меня был всё это время - я сам. Мои записи, мои видео. Подсказки о самом себе, что я оставил практически повсюду до того, как обо всём забыть.
Твари бушуют, а я ложусь в созданный руками умелых мастеров гроб, из которого самонадеянно собираюсь выбраться. Отключаются системы подачи кислорода, обогревательные котлы затихают. Я не слышу жужжания электроприборов. Скоро я совсем ничего не буду слышать.

Механический голос сообщает, что автоматизация дверных замков выведена из строя. И по станции раздаётся грохот и скрежет механизмов. Недолго, ведь генераторы перестают поставлять энергию для работы автоматических дверей. Я набираю необходимый код на капсуле, подтверждаю особый доступ. У меня есть все шансы никогда не проснуться. И тогда это будет самое неизвестное самоубийство, совершённое человеком. Меня не найдут. Обо мне не узнают.
Я на какой-то момент думаю о родителях. Они остались на Земле? Это было бы логично. Они должны быть там. Я так давно их не видел.
Капсула закрывается с лёгким движением воздуха. Не слышно. Нет никакого символичного забивания гвоздей в гроб. Но они отлично слышны в моей голове.
Я не знаю, что увижу, когда снова открою глаза. Со мной в капсуле сумка с нейромодами. Достаточное количество, чтобы простимулировать память при пробуждении.
Идёт отсчёт. Механический голос сообщает: «Спокойной ночи, Морган». А я почти уверен, что слышу голос родной матери перед тем, как весь мой мир охватывает темнота.

Что-то, как всегда, идёт не по плану. Складывается ощущение, что вся станция живёт своей жизнью, и ей противна сама мысль, что существо настолько жалкое, как человек, пытается ею руководить.
Потому как весь мой идеальный план летит к чертям. Всё летит к чертям. И, что уж греха таить, моя капсула, замороженная, вросшая льдами в само основание комнаты, где я лежал, тоже летит ко всем чертям. Вместе с кусками «Талоса-1», который стремительно слетает с орбиты и движется по направлению к Земле, сбитый потоком множества астероидов и космического мусора.

Многие части станции охвачены пламенем. Они взрываются с такой силой, что вот-вот, кажется, из этого пепла и смога появится какая-нибудь Сверхновая. И в ярком ореоле света, который наверняка виден с Земли, несётся к её поверхности.

Я продолжаю спокойно спать.

Криогенная капсула. Порядковый номер: 1097683
Дата: обнаружен сбой. Геопозиция: считывание данных невозможно.
Состояние организма: в пределах нормы.

Открываю глаза неохотно, уверенный, что всё закончилось. Может, меня даже нашли, раз с тихим скрежетом открылась капсула. Но стоило только сонной пелене сойти с глаз, как я понял – она не открылась. Но я, тем не менее, почему-то бодрствовал. И не мог поверить собственным глазам – надо мной простиралось бескрайнее, голубое, ясное, без единого облака самое настоящее небо. Ладони упираются в дверь капсулы, желая скорее выбить, избавиться, выйти наружу. Но здравый смысл оказывается сильнее. 
Нельзя быть стопроцентно уверенным, что место, где я нахожусь – пригодно для жизни. Конечно, версия с необитаемой (или наоборот, вполне себе обитаемой) планетой казалась мне ещё куда более нелепой. Но проверить всё равно стоило. На сенсорном экране капсулы я быстро нахожу необходимый мне набор команд, запускаю сканирование, сразу проверяя местность на наличие каких-либо не совсем дружелюбно настроенных существ или хотя бы живых организмов. Привычный механический голос сообщает, что угрозы на настоящий момент нет.

Конечно, пришлось повозиться, чтобы избавиться от заевшей от удара о землю крышки капсулы. Благо, мне хватало и времени, и ресурсов. Организм, отходящий постепенно от заморозки, пока ещё не чувствовал голода и других нужд. И я этим беззастенчиво пользовался.
И, сказать по правде, самый восхитительный момент, который отложился в моей памяти – это первый глоток свежего воздуха. Я жадно хватал его ртом, пытаясь насытиться, но безуспешно. Мне всё было мало. Вкусный, оседающий на языке, пробирающийся в лёгкие, он, конечно же, отличался от того искусственного хлама, которым нас пичкали на станции.
И мне не верилось. Жив. Цел. Дееспособен. Ничто не повреждено. Кроме самой капсулы.
Но она всё равно так или иначе пришла бы в негодность.
Мной даже охватил азарт. Как далеко продвинулось человечество за то время, что я спал?
Какие технологии они используют? Какой сейчас год? В голове, словно рой пчёл, суетилось множество вопросов. И на них все я обязательно хотел знать ответы.
Спрятав сумку с нейромодами, пистолетом и парой упаковок лекарственных препаратов около капсулы, я отправился на разведку. Ноги не слушались, я с трудом двигался в своём защитном костюме по рыхловатой земле. И не мог вспомнить – когда я видел настоящую растительность последний раз в своей жизни. Наверное, задолго до того, как подписал контракт с «ТранСтар», но все эти воспоминания всё ещё были слишком расплывчаты. Ничего конкретного.

Я бродил по округе бесчисленное количество часов. Рисовал карту и заходил всё дальше, при этом исправно возвращаясь к капсуле, сделав её этаким центром лагеря. Развёл костёр в духе старых пособий для бойскаутов, и даже умудрился поймать себе вполне себе приличный обед в виде пары зайцев.

В один день меня угораздило зайти дальше, чем я ходил обычно. За эти несколько недель мне удалось узнать немного о новом мире, в котором я оказался. Во-первых, все следы присутствия человека, которые мне удалось обнаружить, канули в небытие. Тут и там я натыкался на поросшие мхом остатки строений, которым, судя по всему, была не одна сотня лет. В какой-то момент меня охватил ужас. Настоящая паника.

Я снова был один. Мысль, что кто-то всё-таки мог остаться, какие-то небольшие поселения или лагеря выживших, меня посетила не сразу. Пришлось справляться с панической атакой.
Многовековые труды величайших умов канули в лету. Всё исчезло. О великой цивилизации не могло быть и речи. Все мечты разбиты. И вокруг – только дикий, первобытный мир дикой природы.
Так я думал до тех пор, пока не услышал шаги. Тяжёлые, механические. Я отказывался верить глазам. В метрах от меня кралось создание. Я бы даже мог назвать «это» животным, если бы не очевидный его железный каркас.
Нечто, отдалённо напоминающее гиену, прокрадывалось через высокие заросли, к чему-то не менее металлическому. Возможно, это было ещё одно их механических созданий. И, если бы было живым, точно впилось бы в его остывшую плоть. Только вот живыми созданиями эти существа не были. Это точно. И всю округу огласил оглушающий скрежет – создание действительно заинтересовалось «трупом» и принялось собирать детали, раскурочивая то, что я уже мысленно назвал «телом». Это происходило так же естественно, как если бы гиена доедала гниющий труп какой-нибудь антилопы. И это не могло не завладеть моим вниманием.
Само собой, подбираться к такому созданию ближе – идея бесконечно глупая.Из оружия у меня был только пистолет, который мог бы только слегка навредить такому бронированному созданию. Но любопытство решило всё .
Медленно, на корточках, я пробирался через высокую траву, чтобы рассмотреть диковинку поближе. Мне хотелось удостовериться, что передо мной не что иное, как искусственный интеллект. И тогда бы мои надежды оправдались. Тогда снова бы появился шанс, что человечество живёт и процветает.

Но все мои размышления прерываются. И приходит осознание. На меня уставились глаза. Мёртвые, как и должно быть у машины. Но я понял сразу. Новой жертвой «гиены» теперь стал я.

0

144

Категория Игры

Borderlands  | Пограничье

http://sa.uploads.ru/JWGh7.png

Не расстраивайся, что у нас нет денег.
Ведь есть вещи,
которые нельзя купить ни за какие деньги,
вот, например, динозавра.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Timothy Lawrence | Тимоти Лоуренс;
Возраст:~34-38

Раса: Человек
Ориентация: на выбор игрока

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

О его прошлом мало что известно, кроме того, что он добровольно согласился дать "Гипериону" интервью за вознаграждение. В ходе этого "интервью" доктор Аутон ввел ему анестезию, которая вызвала потерю памяти. Как оказалось, под "интервью" скрывалась операция по изменению его внешности под Джека. Вскоре ему изменили голос и он стал полной копией Джека. Контракт должен был продлиться 20 лет.
Наравне с другими игровыми персонажами был нанят Красавчиком Джеком. Будучи полностью внешней копией Джека, по ходу игры он демонстрирует свой совершенно иной характер. Тимоти предстает как неуверенный в себе, к тому же боящийся высоты человек. В начале игры он пугается того, "на какую работу подписался", а после начинает сожалеть и о том, на кого он работает. Тем не менее ему просто недостает духа, чтобы пойти против Джека.
— Тимоти без ума от Мокси и неоднократно пытается "подкатить" к ней, но всякий раз безрезультатно. При первом разговоре с Мокси пытается выдать себя за настоящего Красавчика Джека, но "слишком мало слюней" (цитата из ответной фразы Мокси) выдают его.
— Тимоти ужасно боится высоты.
— Любит котиков.
— Не любит получать по лицу.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Биография честно была скопирована с вики, так что не серчайте, если что пришлось не по духу.
Вы имеете полное право менять Тима так, как просит того Ваша душа и вдохновение. Он может быть и дальше пугливым пареньком, который очень неохотно будет подходить к краю, возмущаться, что не на такую работу он рассчитывал и т.д.
Или же, Вы его будете менять, учитывая все то дерьмо, что происходит во время пре-сиквела. Так или иначе, выбор всегда будет за Вами ибо не имею привычки навязывать что-то свое. Играть же за персонажа Вам, а не мне, верно?
Переживать по поводу сюжета не нужно, он есть, так как и планы на данного персонажа.
Мы всей компанией будем очень рады видеть Лоуренса в наших рядах Искателей.
По поводу самих постов и скорости их написания. Никто не будет Вас пинать «ну когда же, когда» все взрослые мальчики и девочки, и понимаем, что реал может зажевать, а вдохновение послать на Бали.
Просто не пропадайте, киньте в меня удобной Вам связью и все будут счастливы.
Ну и, само собой, разумеется, будьте адекватны. Мы все любим упорин и прочее плюшки, но явно не 24 на 7 ок?

Пост ищущего

Пандора дразнила всем своим видом, кидаясь на Искателя, провоцируя, проверяя нервы и выдержку. И тут уже дело было не в том, что Риз скрыл от него довольно важную информацию, дело было в том, что он отпустил Джека. Отпустил и даже не подумал вернуться и добить, а ведь мог же, в баре была прекрасная возможность.  Вместо этого он прикрыл его и проследил за тем, чтобы… Нет-нет, он помог Ризу, а не Джеку. Вот так лучше, так звучит гораздо приятней и этого вполне хватит, чтобы успокоить совесть и не рваться обратно. Если он понадобиться кому-то, то его нетрудно найти, так что сейчас ему нужно  сосредоточиться на своей цели. Разузнать как можно больше о новом и довольно внезапно появившемся противнике и как можно скорее избавиться от него.
Парень, который гордо называл себя информатором, плел почти всю дорогу какую-то непонятную ересь. Да, звучало заумно и правдиво, но что-то было не так. Каждый раз, когда тема заходила о «Дали», бандит говорил те же слова, только что-то менял или добавлял в предложение парочку новых  [порой сказанное невозможно было понять]. Так что мужчина, что попался ассасину, оказался, мягко говоря, ненужным.  Потому что верить в слова человека, который слышал от другого, а тому рассказал другой информатор, который услышал от пятого источника… вывод напрашивался сам — нужную  информацию он не получит, да и собственно говоря никакую информацию вообще. И да, пусть бандит верил в тот факт, что владеет какой-то очень важной информацией, это было совершенно не так. Два дня он потратил в пустую, шатаясь с этим мясным мешком, который закрывал рот только когда ел [и то не всегда] и спал, все остальное время это было похоже на пытку для Зер0, которую он сам для себя и выбрал. Иронично, правда?  Да, он мог убить бедолагу и тем самым значительно облегчить себе жизнь, но он ведь дал слово. Хотя нужно признать, что один раз Искатель чуть не скинул того с обрыва, когда драгоценное терпение уже было на грани, но вовремя дернул того за шиворот, оттаскивая от края.
Получив сообщение от Экстона [очередное за три месяца, да] ассасин немного оживился. Небольшой проблеск во тьме, а? Оставалось только смириться с тем фактом, что как бы он не хотел втягивать друга в эту историю, ему придется. А история то интересная вырисовывалась, особенно если учесть, что даже сам Искатель не знал большей части.  И не то, чтобы он сам не справился, точно сумел бы, вопрос был  уже в том, что он не хочет в одиночку работать  над делом. Хотелось с кем-то разделить приключение, пусть оно и попахивало очередной кровавой резней крупного масштаба. Но разве для кого-то из них это являлось проблемой?
Добрался Зер0 до города немного позже назначенного времени и честно говоря, тот понятия не имел, что скажет при встрече. В смысле, он же игнорировал Экстона без какой-то логической причины или важного повода, он просто его избегал.  Да, коммандо знал, что ассасину удалось найти еще одно хранилище, победить монстра и все же, он просто исчез с его поля зрения и перестал выходить на контакт, хотя Экстон и пытался не терять связи с другом.
Из-за того, что на улице уже вечерело, некоторые  вывески горели, привлекая внимание глаза, заставляя окунуться в воспоминания о том, как было раньше.
И честно говоря, убежище было таким же, как его запомнил Искатель, разница была лишь в людях. Они были спокойней, расслабление, никого из них теперь не тревожил общий враг, что желал смерти каждому, кто находился в этом месте. И лишь Зер0 сейчас осознавал, что эта иллюзия вероятней всего в скором времени падет. Сомнений не было, Красавчик Джек не сможет долго прятаться от любопытных глаз и держать себя в руках [тому доказательство, произошедшее в баре два дня назад] — это просто чертов вопрос времени, «когда».
Найти Экстона оказалось не сложно, он был там же, где и предлагал встретиться — в баре у Мокси. Благо тот сидел спиной, и благо, никто не мог видеть лица Зер0, потому что на него сразу же наползло чувство вины и стыда. Он не должен был игнорировать ребят, а игнорировал, кого-то даже дольше чем позволяли рамки приличия. А ведь кто знает, вдруг они были в неприятностях или им нужна была помощь? Такие мысли пару раз посещали ассасина ранее, но сейчас наползли вновь, ведь причина их сидела в баре, и очевидно уже даже не надеялась на встречу.  Он ведь на пару часов опоздал, а до этого не давал о себе знать. Вряд ли при таком раскладе можно надеяться на чудо.   
Легко чувство вины обвилось вокруг шеи, словно петля из прочной веревки, что медленно начинала стягиваться на ней, перекрывая доступ к воздуху. И ассасин знал, что когда станет совсем плохо, он или расскажет правду, срезая удавку, или вновь молча исчезнет, предпочитая не тревожить любопытные умы информацией, которая для некоторых могла бы быть, в самом деле, губительна. Он помнил сколько усилий, сколько жертв ушло для того чтобы найти хранилище и избавиться от Джека, а расскажи он правду, что тогда? Все это было напрасно? Люди погибли просто так и их жертвы неоправданные? Он не мог поступить так с жителями убежища, да и с друзьями…
В баре было довольно шумно, пахло табаком и алкоголем, все так же как и пару месяцев назад. Пожалуй, вечным можно было назвать только бар Мокси, за которым девушка очень хорошо присматривала.
Идя к Экстону, Зер0 перебирал в голове варианты того, что можно было бы сказать. Не в том смысле, что ему будет неловко оттого, что он опоздал на три часа, нет, он просто, в самом деле, не знал с чего начать, ведь банальное «привет», будет очень банальным, да? Вот он, ночной кошмар для ассасина, когда он понятие не имеет, что сказать другу, а после как оказалось и не одному. Рядом с коммандо сидел и Мордекай, и теперь нужно было в срочном порядке думать, что же сказать, как объяснить цель встречи. Ведь информация про «Даль» не может понадобиться просто так, для саморазвития. И наверняка история с той чертовой резней в баре, дошла и до убежища. И пусть из участвующих узнали лишь Искателя, трудно будет объяснить, почему он сначала пытался убить, а потом отпустил неизвестных бандитов, очень сложно.  И кажется, из-за усиленного мыслительного процесса, Зер0 и подвис и вместо того, чтобы банально поздороваться, он зачем-то выдал: — Прости что опоздал/ огромные пробки/ на дорогах, — а после на шлеме показывается «: D» оповещающий окружающих о том, что это была шутка. Явно странная, но это первое, что пришло на ум, и Искатель впервые в жизни ляпнул не подумав.

0

145

Категория Игры

Borderlands  | Пограничье

http://pa1.narvii.com/6004/afd275c84b20f4a44fda31b6b7b399a7f71e1f1f_hq.gif

Каждый думает, что он герой своей собственной истории.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Handsome Jack | Красавчик Джек;
Возраст:~40-42;

Раса: Человек
Ориентация: на выбор игрока

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

Красавчик Джек — единоличный директор корпорации "Гиперион" (на момент Borderlands 2), владелец патентов на строителей, боевых и детонирующих грузчиков, передовые гиперионские системы маскировки. Боевые и детонирующие грузчики — целиком его изобретения. На момент второй части обладает ярко выраженными садистскими наклонностями.
Джек присвоил себе заслуги первых Искателей Хранилища, чтобы ускорить завоевание власти на Пандоре. Обещая очистить планету от беззакония, Красавчик Джек начал кампанию по индустриализации планеты и уничтожению существующего населения бандитов (под "бандитов" попадали и обычные колонисты).
Главный символ правления Красавчика Джека — огромная орбитальная база. Она всегда видима и может доставить силы Гипериона в любую точку планеты. База также является спутником слежения, который позволяет Джеку видеть действия игроков. После убийства искателями в первой части Разрушителя Джек смог убедить руководство компании прислать станцию (по-видимому старую и обветшалую — даже Тэсситер признает, что ее стоит перестроить) для наблюдений за Пандорой (возможно, что не без помощи вице-директора Мистера Блейка). Цели корпорации в то время неясны и по сей день, однако, известно, что Джек вел исследования эридия и его производной — шлака. При помощи шлака и последних гиперионских технологий Джек смог превратить глаз Разрушителя в огромный лазер.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

У меня есть приблизительно три идеи по поводу того как вернуть Джека к жизни. У меня определенно точно есть сюжет для вполне себе динамичной игры, и само собой, желание играть.
Опять же, буду рад идейному игроку, которого не надо будет тащить на себе всецело и постоянно. Самостоятельность определённо приветствуется.
Навязывать что-либо не буду, надоедать каждодневными сообщениями в лс по поводу постов не стану. Строки не считаю, насильно во флуд не тяну.
Из просьб будет лишь оставить мне какую-то связь и не пропадать в различных туманностях.
Очень важно чтобы беря данного персонажа вы действительно знали канон игры, а лучше всех игр. Потому что тот же пре-сиквел дает нам полную картину характера персонажа, вторая часть игры понимание того, что там на Пандоре вообще происходит; Первая часть и тейлс даст возможность узнать других персонажей и то, как все так или иначе тесно взаимосвязаны между собой + для моей задумки, вам нужно быть знакомым хотя бы со второй частью. Смотрели, как кто-то играет, сами играли. Прочтенные вами фички не являются каноном и уж точно никак не помогут понять глубину персонажа, а скорее вывернут его наизнанку.
Джек не трепетная ромашка, которая хочет любви, и ради всего адекватного, давайте поставим сюжет во главе, а не шипперские «тыковки, котяки, пирожочки» в сторону Риза, окей? Спасибо.

и немного для вдохновения

Пост ищущего

Пандора дразнила всем своим видом, кидаясь на Искателя, провоцируя, проверяя нервы и выдержку. И тут уже дело было не в том, что Риз скрыл от него довольно важную информацию, дело было в том, что он отпустил Джека. Отпустил и даже не подумал вернуться и добить, а ведь мог же, в баре была прекрасная возможность.  Вместо этого он прикрыл его и проследил за тем, чтобы… Нет-нет, он помог Ризу, а не Джеку. Вот так лучше, так звучит гораздо приятней и этого вполне хватит, чтобы успокоить совесть и не рваться обратно. Если он понадобиться кому-то, то его нетрудно найти, так что сейчас ему нужно  сосредоточиться на своей цели. Разузнать как можно больше о новом и довольно внезапно появившемся противнике и как можно скорее избавиться от него.
Парень, который гордо называл себя информатором, плел почти всю дорогу какую-то непонятную ересь. Да, звучало заумно и правдиво, но что-то было не так. Каждый раз, когда тема заходила о «Дали», бандит говорил те же слова, только что-то менял или добавлял в предложение парочку новых  [порой сказанное невозможно было понять]. Так что мужчина, что попался ассасину, оказался, мягко говоря, ненужным.  Потому что верить в слова человека, который слышал от другого, а тому рассказал другой информатор, который услышал от пятого источника… вывод напрашивался сам — нужную  информацию он не получит, да и собственно говоря никакую информацию вообще. И да, пусть бандит верил в тот факт, что владеет какой-то очень важной информацией, это было совершенно не так. Два дня он потратил в пустую, шатаясь с этим мясным мешком, который закрывал рот только когда ел [и то не всегда] и спал, все остальное время это было похоже на пытку для Зер0, которую он сам для себя и выбрал. Иронично, правда?  Да, он мог убить бедолагу и тем самым значительно облегчить себе жизнь, но он ведь дал слово. Хотя нужно признать, что один раз Искатель чуть не скинул того с обрыва, когда драгоценное терпение уже было на грани, но вовремя дернул того за шиворот, оттаскивая от края.
Получив сообщение от Экстона [очередное за три месяца, да] ассасин немного оживился. Небольшой проблеск во тьме, а? Оставалось только смириться с тем фактом, что как бы он не хотел втягивать друга в эту историю, ему придется. А история то интересная вырисовывалась, особенно если учесть, что даже сам Искатель не знал большей части.  И не то, чтобы он сам не справился, точно сумел бы, вопрос был  уже в том, что он не хочет в одиночку работать  над делом. Хотелось с кем-то разделить приключение, пусть оно и попахивало очередной кровавой резней крупного масштаба. Но разве для кого-то из них это являлось проблемой?
Добрался Зер0 до города немного позже назначенного времени и честно говоря, тот понятия не имел, что скажет при встрече. В смысле, он же игнорировал Экстона без какой-то логической причины или важного повода, он просто его избегал.  Да, коммандо знал, что ассасину удалось найти еще одно хранилище, победить монстра и все же, он просто исчез с его поля зрения и перестал выходить на контакт, хотя Экстон и пытался не терять связи с другом.
Из-за того, что на улице уже вечерело, некоторые  вывески горели, привлекая внимание глаза, заставляя окунуться в воспоминания о том, как было раньше.
И честно говоря, убежище было таким же, как его запомнил Искатель, разница была лишь в людях. Они были спокойней, расслабление, никого из них теперь не тревожил общий враг, что желал смерти каждому, кто находился в этом месте. И лишь Зер0 сейчас осознавал, что эта иллюзия вероятней всего в скором времени падет. Сомнений не было, Красавчик Джек не сможет долго прятаться от любопытных глаз и держать себя в руках [тому доказательство, произошедшее в баре два дня назад] — это просто чертов вопрос времени, «когда».
Найти Экстона оказалось не сложно, он был там же, где и предлагал встретиться — в баре у Мокси. Благо тот сидел спиной, и благо, никто не мог видеть лица Зер0, потому что на него сразу же наползло чувство вины и стыда. Он не должен был игнорировать ребят, а игнорировал, кого-то даже дольше чем позволяли рамки приличия. А ведь кто знает, вдруг они были в неприятностях или им нужна была помощь? Такие мысли пару раз посещали ассасина ранее, но сейчас наползли вновь, ведь причина их сидела в баре, и очевидно уже даже не надеялась на встречу.  Он ведь на пару часов опоздал, а до этого не давал о себе знать. Вряд ли при таком раскладе можно надеяться на чудо.   
Легко чувство вины обвилось вокруг шеи, словно петля из прочной веревки, что медленно начинала стягиваться на ней, перекрывая доступ к воздуху. И ассасин знал, что когда станет совсем плохо, он или расскажет правду, срезая удавку, или вновь молча исчезнет, предпочитая не тревожить любопытные умы информацией, которая для некоторых могла бы быть, в самом деле, губительна. Он помнил сколько усилий, сколько жертв ушло для того чтобы найти хранилище и избавиться от Джека, а расскажи он правду, что тогда? Все это было напрасно? Люди погибли просто так и их жертвы неоправданные? Он не мог поступить так с жителями убежища, да и с друзьями…
В баре было довольно шумно, пахло табаком и алкоголем, все так же как и пару месяцев назад. Пожалуй, вечным можно было назвать только бар Мокси, за которым девушка очень хорошо присматривала.
Идя к Экстону, Зер0 перебирал в голове варианты того, что можно было бы сказать. Не в том смысле, что ему будет неловко оттого, что он опоздал на три часа, нет, он просто, в самом деле, не знал с чего начать, ведь банальное «привет», будет очень банальным, да? Вот он, ночной кошмар для ассасина, когда он понятие не имеет, что сказать другу, а после как оказалось и не одному. Рядом с коммандо сидел и Мордекай, и теперь нужно было в срочном порядке думать, что же сказать, как объяснить цель встречи. Ведь информация про «Даль» не может понадобиться просто так, для саморазвития. И наверняка история с той чертовой резней в баре, дошла и до убежища. И пусть из участвующих узнали лишь Искателя, трудно будет объяснить, почему он сначала пытался убить, а потом отпустил неизвестных бандитов, очень сложно.  И кажется, из-за усиленного мыслительного процесса, Зер0 и подвис и вместо того, чтобы банально поздороваться, он зачем-то выдал: — Прости что опоздал/ огромные пробки/ на дорогах, — а после на шлеме показывается «: D» оповещающий окружающих о том, что это была шутка. Явно странная, но это первое, что пришло на ум, и Искатель впервые в жизни ляпнул не подумав.

0

146

Категория Игры

Borderlands  | Пограничье

http://s7.uploads.ru/SGMbq.png

Говорят, один парень, которого отправили на Исолус, так одурел от скуки, что выстрелил себе в ногу, чтобы развеселиться. Не знаю, почему-то вдруг вспомнилось.


Извините парни, у меня синдром турели. Дошло? Потому что турель. Извините.

http://i.imgur.com/vDsVy1x.png

Имя: Axton | Экстон;
Возраст: 26;

Раса: Человек
Ориентация: иногда кажется, что влюблен в свою турель

- WHO ARE YOU MY LITTLE FRIEND?  -
[описание персонажа]

• В рукопашной атаке Экстон использует томагавк.
• Не любит кошек.
• Цена за голову Экстона — 1 млн.
• Любит свою турель, о чем время от времени напоминает репликами при её активации. я же говорил!
Собственно говоря, как и другие Искатели со своими, специфическими тараканами, которые не дают сдохнуть не только в ситуациях «А положу я болт на правила, армия-хурмия, делаем че хотим», но и выживать на Пандоре Экстон успешно научился.
Сначала топтал землю в районе Линчвуда, потом попался на «гениальную» уловку, которую услыхал по радио.
Корпорации "Гиперион" нужна ТВОЯ помощь в поисках сокровищ пришельцев, затерянных на Пандоре! Ты повидаешь мир, сразишься с опаснейшими тварями, обретешь богатство и славу… Запишись в искатели Хранилища!
Но все успешно и довольно интересно закрутилось. Пальцев рук не хватит, чтобы сосчитать сколько же раз, Искателей хотели убить. Особенно моих пальцев рук. Их восемь. Если что. Коммандо местами с синдромом типичного шкафа, с порой быдловатыми шуточками и дрессировкой от армии, но он неплохой парень. Так что вот.  Я думаю, что не нужно распираться о том, что если вы берете играться за Экстона, то вы знаете кто и что он такое. Желательно конечно знание канона и полное погружение в атмосферу игры. Ну, типа, вы прошли вторую часть борды. Хотя бы вторую. В идеале само собой, это все три части, чтобы прекрасно понимать, как и что устроено в мире бордерлендс.

- FOREVER MORE -
[дополнительно]

Пинать скагов не придется, что и как играть представление есть. Нет представителей каста. Но пусть это не пугает, у данного фандома синдром Шредингера в районе популярности. Она вроде, как и есть, а вроде как остановимся на позитивной ноте, есть, второй стороны луны мы не видим.
Так что можно смело приходить, не бояться. При необходимости пинать меня, а в идеале быть готовым и иметь желание для совместного прохождения. Ну типа, я так беспалевно зову вас поиграть в стиме, да. Но не настаиваю. Это не обязательный пункт. Если вам охота скрывать свою личность и не выходить на прямой контакт со мной, потому что вы рептилоид, то зеленой вам травы. Всегда буду рад пополнению в каст http://s9.uploads.ru/5KbFt.gif

Пост ищущего

Пандора дразнила всем своим видом, кидаясь на Искателя, провоцируя, проверяя нервы и выдержку. И тут уже дело было не в том, что Риз скрыл от него довольно важную информацию, дело было в том, что он отпустил Джека. Отпустил и даже не подумал вернуться и добить, а ведь мог же, в баре была прекрасная возможность.  Вместо этого он прикрыл его и проследил за тем, чтобы… Нет-нет, он помог Ризу, а не Джеку. Вот так лучше, так звучит гораздо приятней и этого вполне хватит, чтобы успокоить совесть и не рваться обратно. Если он понадобиться кому-то, то его нетрудно найти, так что сейчас ему нужно  сосредоточиться на своей цели. Разузнать как можно больше о новом и довольно внезапно появившемся противнике и как можно скорее избавиться от него.
Парень, который гордо называл себя информатором, плел почти всю дорогу какую-то непонятную ересь. Да, звучало заумно и правдиво, но что-то было не так. Каждый раз, когда тема заходила о «Дали», бандит говорил те же слова, только что-то менял или добавлял в предложение парочку новых  [порой сказанное невозможно было понять]. Так что мужчина, что попался ассасину, оказался, мягко говоря, ненужным.  Потому что верить в слова человека, который слышал от другого, а тому рассказал другой информатор, который услышал от пятого источника… вывод напрашивался сам — нужную  информацию он не получит, да и собственно говоря никакую информацию вообще. И да, пусть бандит верил в тот факт, что владеет какой-то очень важной информацией, это было совершенно не так. Два дня он потратил в пустую, шатаясь с этим мясным мешком, который закрывал рот только когда ел [и то не всегда] и спал, все остальное время это было похоже на пытку для Зер0, которую он сам для себя и выбрал. Иронично, правда?  Да, он мог убить бедолагу и тем самым значительно облегчить себе жизнь, но он ведь дал слово. Хотя нужно признать, что один раз Искатель чуть не скинул того с обрыва, когда драгоценное терпение уже было на грани, но вовремя дернул того за шиворот, оттаскивая от края.
Получив сообщение от Экстона [очередное за три месяца, да] ассасин немного оживился. Небольшой проблеск во тьме, а? Оставалось только смириться с тем фактом, что как бы он не хотел втягивать друга в эту историю, ему придется. А история то интересная вырисовывалась, особенно если учесть, что даже сам Искатель не знал большей части.  И не то, чтобы он сам не справился, точно сумел бы, вопрос был  уже в том, что он не хочет в одиночку работать  над делом. Хотелось с кем-то разделить приключение, пусть оно и попахивало очередной кровавой резней крупного масштаба. Но разве для кого-то из них это являлось проблемой?
Добрался Зер0 до города немного позже назначенного времени и честно говоря, тот понятия не имел, что скажет при встрече. В смысле, он же игнорировал Экстона без какой-то логической причины или важного повода, он просто его избегал.  Да, коммандо знал, что ассасину удалось найти еще одно хранилище, победить монстра и все же, он просто исчез с его поля зрения и перестал выходить на контакт, хотя Экстон и пытался не терять связи с другом.
Из-за того, что на улице уже вечерело, некоторые  вывески горели, привлекая внимание глаза, заставляя окунуться в воспоминания о том, как было раньше.
И честно говоря, убежище было таким же, как его запомнил Искатель, разница была лишь в людях. Они были спокойней, расслабление, никого из них теперь не тревожил общий враг, что желал смерти каждому, кто находился в этом месте. И лишь Зер0 сейчас осознавал, что эта иллюзия вероятней всего в скором времени падет. Сомнений не было, Красавчик Джек не сможет долго прятаться от любопытных глаз и держать себя в руках [тому доказательство, произошедшее в баре два дня назад] — это просто чертов вопрос времени, «когда».
Найти Экстона оказалось не сложно, он был там же, где и предлагал встретиться — в баре у Мокси. Благо тот сидел спиной, и благо, никто не мог видеть лица Зер0, потому что на него сразу же наползло чувство вины и стыда. Он не должен был игнорировать ребят, а игнорировал, кого-то даже дольше чем позволяли рамки приличия. А ведь кто знает, вдруг они были в неприятностях или им нужна была помощь? Такие мысли пару раз посещали ассасина ранее, но сейчас наползли вновь, ведь причина их сидела в баре, и очевидно уже даже не надеялась на встречу.  Он ведь на пару часов опоздал, а до этого не давал о себе знать. Вряд ли при таком раскладе можно надеяться на чудо.   
Легко чувство вины обвилось вокруг шеи, словно петля из прочной веревки, что медленно начинала стягиваться на ней, перекрывая доступ к воздуху. И ассасин знал, что когда станет совсем плохо, он или расскажет правду, срезая удавку, или вновь молча исчезнет, предпочитая не тревожить любопытные умы информацией, которая для некоторых могла бы быть, в самом деле, губительна. Он помнил сколько усилий, сколько жертв ушло для того чтобы найти хранилище и избавиться от Джека, а расскажи он правду, что тогда? Все это было напрасно? Люди погибли просто так и их жертвы неоправданные? Он не мог поступить так с жителями убежища, да и с друзьями…
В баре было довольно шумно, пахло табаком и алкоголем, все так же как и пару месяцев назад. Пожалуй, вечным можно было назвать только бар Мокси, за которым девушка очень хорошо присматривала.
Идя к Экстону, Зер0 перебирал в голове варианты того, что можно было бы сказать. Не в том смысле, что ему будет неловко оттого, что он опоздал на три часа, нет, он просто, в самом деле, не знал с чего начать, ведь банальное «привет», будет очень банальным, да? Вот он, ночной кошмар для ассасина, когда он понятие не имеет, что сказать другу, а после как оказалось и не одному. Рядом с коммандо сидел и Мордекай, и теперь нужно было в срочном порядке думать, что же сказать, как объяснить цель встречи. Ведь информация про «Даль» не может понадобиться просто так, для саморазвития. И наверняка история с той чертовой резней в баре, дошла и до убежища. И пусть из участвующих узнали лишь Искателя, трудно будет объяснить, почему он сначала пытался убить, а потом отпустил неизвестных бандитов, очень сложно.  И кажется, из-за усиленного мыслительного процесса, Зер0 и подвис и вместо того, чтобы банально поздороваться, он зачем-то выдал: — Прости что опоздал/ огромные пробки/ на дорогах, — а после на шлеме показывается «: D» оповещающий окружающих о том, что это была шутка. Явно странная, но это первое, что пришло на ум, и Искатель впервые в жизни ляпнул не подумав.

0


Вы здесь » Crossover Apocalypse » Билет на Ноев Ковчег » Знакомые лица в толпе [заявки игроков]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC